Содержание материала

 

Глава тринадцатая

ПОСЛЕДНИЙ ГОД ЖИЗНИ И ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

В самом деле, власть государства на все крупные средства производства, власть государства в руках пролетариата,
союз этого пролетариата со многими миллионами мелких и мельчайших крестьян,
обеспечение руководства за этим пролетариатом по отношению к крестьянству и т. д. ...
разве это не все необходимое для построения полного социалистического общества?

В.И.Ленин

Напряженная деятельность Ленина вновь привела во второй половине ноября 1922 года к ухудшению его здоровья. Врачи все больше и больше ограничивали время его работы. Но Владимир Ильич по-прежнему находился в гуще дел, неустанно руководил партией и государством.

 

Несмотря на болезнь

В Центральном партийном архиве Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС хранится Дневник дежурных секретарей В. И. Ленина с 21 ноября 1922 года по 6 марта 1923 года.1

Вместе с другими материалами, относящимися к тому времени, он имеет неоценимое знамение для правильного освещения последнего периода жизни Владимира Ильича. Его нельзя читать без волнения. День за днем он показывает, как Ленин, мужественно преодолевая тяжелую, все обострявшуюся болезнь, отдавал все свои силы делу партии, делу рабочего класса.

7 декабря Владимир Ильич по настоянию врачей уезжает на несколько дней отдохнуть в Горки. Однако и там он занимается делами. Он рассматривает присланные ему проекты постановлений Политбюро, диктует проект решения об обеспечении школ хлебом, «Предложение пленуму, касающееся регламента Политбюро», «Порядок работы замов и Пред. СНК», пишет письмо видному деятелю Итальянской социалистической партии К. Лаццари. В Горках Ленин разрабатывает план своего доклада на предстоящем X Всероссийском съезде Советов; судя по плану, Владимир Ильич намеревался остановиться на ряде вопросов, которые позднее он осветил в своих последних статьях, — о кооперации, о государственном аппарате и др.

12 декабря Владимир Ильич возвратился в Москву. Днем в продолжение двух часов он беседовал со своими заместителями по СНК и СТО — Рыковым, Каменевым и Цюрупой, а вечером — с Дзержинским и торговым представителем РСФСР в Германии Стомоняковым. Это был последний день работы Ленина в своем кабинете в Кремле.

Утром 13 декабря у Владимира Ильича произошло два приступа болезни. Были вызваны врачи. Владимир Ильич был расстроен и озабочен ухудшением состояния здоровья. «С большим трудом, — записано в «Истории болезни» Ленина, — удалось уговорить Владимира Ильича не выступать ни в каких заседаниях и на время совершенно отказаться от работы. Владимир Ильич в конце концов на это согласился и сказал, что сегодня же начнет ликвидировать свои дела». С этого времени Ленин несколько дней работал дома — диктовал письма, давал различные поручения, беседовал с товарищами, стремясь закончить дела, которым придавал особенно важное значение.

В письме Каменеву, Рыкову, Цюрупе Ленин, выражая свое несогласие с соображениями замов о распределении работы между ними, указал, что откладывает решение этого вопроса до своего возвращения к работе. Владимир Ильич подчеркнул, что решительно возражает против предложения Рыкова ограничить личный прием Ленина предварительным отбором посетителей его заместителями или секретарем ЦК. «Должен только сказать, — писал Ленин, — что с практическим добавлением Рыкова я не согласен в корне, выдвигаю против него прямо обратное — о полной свободе, неограниченности и даже расширении приемов»2.

Вечером 15 декабря Ленин продиктовал письмо Сталину для членов ЦК о своем выступлении на съезде Советов и недопустимости отсрочки обсуждения вопроса о монополии внешней торговли на пленуме ЦК и письмо Троцкому о выступлении последнего на предстоящем пленуме ЦК в защиту сохранения монополии внешней торговли. В письме для членов ЦК Ленин писал: «Я кончил теперь ликвидацию своих дел и могу уезжать спокойно... Осталось только одно обстоятельство, которое меня волнует в чрезвычайно сильной мере, — это невозможность выступить на съезде Советов. Во вторник у меня будут врачи, и мы обсудим, имеется лп хоть небольшой шанс на такое выступление. Отказ от него я считал бы для себя большим неудобством, чтобы не сказать сильнее». Владимир Ильич просил, не приостанавливая подготовки другого докладчика, сохранить за ним возможность выступления.

Однако дальнейшее ухудшение здоровья не позволило Ленину принять участие в работе съезда Советов. В ночь на 16 декабря у него произошел новый сильный приступ, продолжавшийся более 30 минут. Несмотря на это, утром, до прихода врачей, Владимир Ильич продиктовал Надежде Константиновне еще одно письмо о работе заместителей Председателя СНК и СТО. Вечером в Секретариат позвонила Н. К. Крупская и просила от имени Владимира Ильича сообщить Сталину, что выступать на съезде Советов он не будет.

В последующие дни состояние здоровья Владимира Ильича стало еще более тяжелым, у него перестали действовать правая рука и правая нога. Он уже не мог принимать непосредственного участия в решении текущих дел. Но Владимир Ильич фактически продолжал работать, диктовал письма и статьи, готовился к XII съезду партии.

Надежда Константиновна Крупская писала позднее, характеризуя Владимира Ильича: «Очень бодрый, настойчивый и выдержанный человек был. Оптимист», «обычное, преобладающее настроение — напряженная сосредоточенность», «очень хорошо владел собой», «самокритичен — очень строго относился к себе. Но копанье и мучительнейший самоанализ в душе ненавидел», «был боевой человек», «смел и отважен».

Таким оставался Ленин и во время своей болезни.

Будучи тяжело больным физически, Владимир Ильич сохранял полную ясность мысли, необычайную силу воли, величайший оптимизм. Отнюдь не размышления о своей болезни занимали Ленина. Он был полон заботы о настоящем и будущем Советской страны, о судьбах и путях строительства социализма в России, о партии и мерах ее укрепления, о мировом революционном движении.

Примечание:

1 В. И. Ленин Соч., т. 45, стр. 247-486.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 331.

 

Последние статьи и письма. Политическое завещание

Владимир Ильич хорошо сознавал опасность своей болезни и сам не раз говорил врачам, что она может привести к внезапному роковому исходу. Чувствуя, что он может в ближайшее время совсем выйти из строя, Ленин решил продиктовать ряд записей, высказав в них мысли и соображения, которые он считал «наиболее важными». Владимир Ильич хотел в своих письмах и статьях подвести итоги великих завоеваний большевистской партии и рабочего класса России, советского народа, международного пролетариата, рассмотреть перспективы дальнейшей борьбы за дело социализма, за освобождение трудящихся и народов, угнетенных империализмом. И то, что Владимир Ильич допускал, что эти его письма и статьи могут быть последними, придает им характер политического завещания.

23 декабря Владимир Ильич попросил разрешения у врачей продиктовать стенографистке в течение пяти минут, так как его волнует один вопрос и он боится, что не заснет. Получив разрешение, Ленин вызвал М. А. Володичеву и сказал ей: «Я хочу Вам продиктовать письмо к съезду. Запишите!» Владимир Ильич диктовал в продолжение четырех минут. Это была первая часть важнейшего ленинского документа — «Письма к съезду». «Продиктовал быстро, но болезненное состояние его чувствовалось, — записала в Дневнике дежурных секретарей Володичева. — По окончании спросил, которое число. Почему такая бледная, почему не на съезде1, пожалел, что отнимает время, которое я могла бы пробыть там. Никаких распоряжений я не получила больше».

На следующий день Ленин выразил желание продолжать диктовку и в ответ на возражения врачей, как рассказывала Мария Ильинична Ульянова, поставил вопрос ультимативно: или ему будет разрешено ежедневно, хотя бы в течение короткого времени, диктовать его «дневник», как Владимир Ильич назвал свои записи, или он совсем откажется лечиться. Верно сказал о Ленине профессор Ферстер, под руководством которого проходило лечение Владимира Ильича: «Работа для него была жизнью, бездеятельность означала смерть».

После совещания Сталина, Каменева и Бухарина с врачами было решено: «1. Владимиру Ильичу предоставляется право диктовать ежедневно 5 — 10 минут, но это не должно носить характера переписки, и на эти записки Владимир Ильич не должен ожидать ответа. Свидания запрещаются. 2. Ни друзья, ни домашние не должны сообщать Владимиру Ильичу ничего из политической жизни, чтобы этим не давать материала для размышлений и волнений».

24 декабря Ленин продиктовал вторую часть «Письма к съезду». Он предупредил, что все продиктованное им является абсолютно секретным. Тогда же прибавил еще одно распоряжение. Как позднее, в 1929 году, писала Володичева, это распоряжение заключалось в том, что на запечатанных сургучной печатью конвертах, в которых по желанию Владимира Ильича хранились записи, «он просил отмечать, что вскрыть может лишь В. И. Ленин, а после его смерти Надежда Константиновна. 25 и 26 декабря Владимир Ильич продолжал диктовать «Письмо к съезду». 29 декабря он продиктовал запись «К отделу об увеличении числа членов ЦК», а 4 января 1923 года — добавление к записи от 24 декабря. 27 — 31 декабря Ленин продиктовал письма «О придании законодательных функций Госплану», «К вопросу о национальностях или об «автономизации»».

Начиная со 2 января и по 9 февраля 1923 года Ленин продиктовал ряд статей: «Странички из дневника», «О кооперации», «О нашей революции (По поводу записок Н. Суханова)», «Как нам реорганизовать Рабкрин (Предложение XII съезду партии) », «Лучше меньше, да лучше»2.

В ходе работы над статьями Владимир Ильич запрашивал литературу о кооперации, о научной организации труда, о международных отношениях, империализме и по другим вопросам, а также просил дать ему некоторые справки.

Работа Ленина над последними письмами и статьями — это поистине великий подвиг. Не говоря уже о том, что он работал над ними, будучи тяжело больным, надо учесть, что ему было разрешено диктовать сначала лишь 5 — 10 минут, а затем не более 30 — 40 минут в день. Это создало для него большие трудности. Владимир Ильич спешил, чтобы успеть сказать все, что хотел. К тому же Ленин не привык к работе со стенографом: до болезни он писал свои статьи и письма, как правило, сам. Владимир Ильич говорил, что он «привык видеть свою рукопись перед глазами, останавливаться, обдумывать в затруднительных случаях то место, в котором он «увязал», ходить по комнате, даже просто убегать куда-нибудь гулять; что ему и теперь часто хочется схватить карандаш и писать или внести самому исправления»3. Диктовка потребовала от Ленина дополнительного напряжения, предварительного обдумывания, чтобы не потерять при диктовке ни одной лишней минуты. Но Владимир Ильич с присущей ему настойчивостью преодолевал трудности. «Диктует, как всегда, превосходно: без остановки, очень редко затрудняясь в выражениях, вернее, не диктует, а говорит жестикулируя», — записала в Дневнике дежурных секретарей 2 февраля Володичева.

Непреклонная воля, сознание лежащей на нем ответственности, забота о будущем Родины, о дальнейшем развитии Страны Советов дали Ленину силы преодолеть страдания, вызванные болезнью, и совершить то, что, казалось, выходило за пределы человеческих возможностей, — создать, несмотря на тяжелый недуг, за какие-нибудь полтора месяца целый ряд замечательных произведении. Как и все работы Ленина, его последние статьи и письма отличаются необыкновенной глубиной и ясностью мысли, железной логикой, прекрасным знанием действительности, остротой постановки вопроса.

И сам Владимир Ильич был удовлетворен этими письмами и статьями. Например, в «Истории болезни» Ленина записано, что, прочитав продиктованное им 31 декабря — это было письмо «К вопросу о национальностях или об «автономизации»», —  «Владимир Ильич остался доволен своей работой». Или, прочитав 9 февраля заключительную часть статьи «Лучше меньше, да лучше», продиктованную накануне, он сказал Володичевой: «Это у меня вышло, кажется, довольно толково». «У меня получилось впечатление, — писала Володнчева, — что он был очень доволен этой частью своей статьи»4.

Значение последних писем и статен Ленина неоценимо. Органически связанные между собой, они представляют по сути дела единый труд, в котором Ленин, развивая выводы и положения, содержащиеся в его предшествующих произведениях и выступлениях, изложил в обобщенном виде программу социалистического преобразования России в свете общих перспектив мирового освободительного движения. Они проникнуты отеческой заботой об интересах и нуждах трудящихся нашей страны, о создании счастливой жизни для простых людей всего мира.

Примечание:

1 Имеется в виду X Всероссийский съезд Советов.

2 Работа над статьей «Лучше меньше, да лучше» была завершена 2 марта.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 482.

4 Там же, стр. 484.

 

Социализм в СССР победит

 Основной вопрос, который стоял в центре внимания Ленина, это вопрос о судьбах социализма в Советском Союзе. В статье «О нашей революции (По поводу записок Н. Суханова)» он разоблачил догматизм и педантство лидеров II Интернационала и меньшевиков, которые продолжали твердить, что в России для социалистической революции якобы не было объективных предпосылок, что она не достигла такой высоты развития производительных сил и такого уровня культуры, при которых возможен социализм, что большевики совершили социалистическую революцию будто бы вопреки законам исторического развития и т. и.

Такого рода рассуждения Ленин рассматривал как полный разрыв с марксизмом, непонимание его существа и считал необходимым показать их полную несостоятельность.

Вся политическая деятельность Ленина прошла в непримиримой борьбе с меньшевиками, оппортунистическими лидерами II Интернационала. Теперь, в последних своих статьях, он как бы подводит итоги этой борьбы и показывает, как жизнь, практика подтвердили правильность линии большевистской партии и опрокинули оппортунистические, оторванные от жизни догмы правых социалистов.

Называя себя марксистами, правые социалисты, подчеркивал Ленин, не поняли решающего в марксизме — его революционной диалектики. Трусливые реформисты, боящиеся порвать с буржуазией, они признают только один путь развития — тот, по которому пошла Западная Европа. Им совершенно чужда мысль о том, что при общей закономерности развития всемирной истории не исключаются, а, напротив, предполагаются отдельные полосы развития, представляющие своеобразие либо формы, либо порядка этого развития.

Такое своеобразие и явила собой Россия, где в связи с первой мировой войной возникла революционная ситуация и, несмотря на технико-экономическую отсталость по сравнению с развитыми капиталистическими странами, сложились условия для победы социалистической революции. Создавшаяся обстановка дала возможность большевикам осуществить соединение рабочего движения с «крестьянской войной», о котором в свое время говорил Маркс. Своей антинародной, империалистической политикой буржуазия поставила народ и страну на грань катастрофы, и единственным выходом для рабочих и крестьян была именно социалистическая революция, переход власти в руки пролетариата. Обстановка удесятеряла силы трудящихся масс, усиливала их ненависть к виновникам войны, зажигала в них революционный энтузиазм. Во главе рабочего класса России шла закаленная и испытанная в боях партия большевиков, которая понимала требования исторического момента и знала, куда вести массы. Все это открывало трудящимся массам России «возможность иного перехода к созданию основных посылок цивилизации, чем во всех остальных западноевропейских государствах»1.

Как указал Владимир Ильич, дальнейшие революции в странах Востока, отличающихся большим разнообразием социальных условий, внесут в историю освободительного движения трудящихся еще больше своеобразия, чем русская революция.

В. И. Ленин решительно отвергал буржуазно-меньшевистский тезис, что безрассудно предпринимать социалистическое преобразование общества в недостаточно культурной и отсталой в экономическом отношении стране. Высмеивая тупость и филистерство «теоретиков» II Интернационала, он писал:

«Если для создания социализма требуется определенный уровень культуры (хотя никто не может сказать, каков именно этот определенный «уровень культуры», ибо он различен в каждом из западноевропейских государств), то почему нам нельзя начать сначала с завоевания революционным путем предпосылок для этого определенного уровня, а потом уже, на основе рабоче-крестьянской власти и советского строя, двинуться догонять другие народы... почему мы не могли сначала создать такие предпосылки цивилизованности у себя, как изгнание помещиков и изгнание российских капиталистов, а потом уже начать движение к социализму? В каких книжках прочитали вы, что подобные видоизменения обычного исторического порядка недопустимы или невозможны?»2

Критика Лениным утверждений о невозможности победы социализма в России была направлена не только против западноевропейских реформистов и меньшевиков, но и против маловеров и оппортунистов внутри партии. Как раз в то время, в 1922 году, Троцкий писал, что построить социализм в одной стране, в «национально-государственных рамках» нельзя, что рабочий класс России, взявший власть, будто бы неминуемо придет во враждебные столкновения с крестьянством и что создание социалистического хозяйства в России станет-де возможным только после победы пролетариата в важнейших странах Европы.

В. И. Ленин в своих последних работах не оставляет камня на камне от капитулянтских, по сути дела меньшевистских, выводов троцкистов. В статье «О кооперации» он вновь с особой силой подчеркнул, что в России есть «все необходимое для построения полного социалистического общества»: пролетарское государство, крупное производство в руках Советской власти, союз рабочего класса и крестьянства, руководство рабочего класса в этом союзе. «Это, — писал Ленин, — еще не построение социалистического общества, но это все необходимое и достаточное для этого построения»3.

Этот гениальный вывод Ленина имел основополагающее, всемирно-историческое значение: еще в то время, когда Советская страна делала только первые шаги в строительстве нового общества и для многих дальнейший путь развития страны к социализму был недостаточно ясен, Ленин открыл перед партией и народом широкие горизонты, указал верный путь к победе.

Он обратил внимание на исключительные трудности построения социализма в СССР. Империалистические державы, организовав интервенцию и блокаду Республики Советов, сделали все, чтобы отбросить се назад в экономическом отношении; они использовали гражданскую воину в России для возможно большего разорения страны, рассчитывая если не уничтожить советский строй, то во всяком случае затруднить его развитие к социализму.

«В итоге они получили полурешение своей задачи. Они не свергли нового строя, созданного революцией, но они и не дали ему возможности сделать сейчас же такой шаг вперед, который бы оправдал предсказания социалистов, который бы дал им возможность с громадной быстротой развить производительные силы, развить все те возможности, которые сложились бы в социализм, доказать всякому и каждому наглядно, воочию, что социализм таит в себе гигантские силы и что человечество перешло теперь к новой, несущей необыкновенно блестящие возможности стадии развития».4

В то же время стало совершенно очевидно, что советскому народу придется еще долгое время строить социализм в условиях капиталистического окружения. Об этом говорил спад революционной волны на Западе. Что же касается угнетенных стран Востока, то хотя они поднимались на борьбу против империализма, их силы были тогда еще слабы, — нужно было время, чтобы эти отсталые страны, составляющие гигантское большинство населения земли, смогли «цивилизоваться». Это большинство, писал Ленин, «обучается и воспитывается к борьбе самим капитализмом».

В таких условиях, учил Владимир Ильич, политика Коммунистической партии и Советской власти должна заключаться в том, чтобы прочно обеспечить существование Советской республики, помешать империалистам раздавить ее, сохранить как можно дольше мир и осуществить социалистическое преобразование страны. Для этого необходимо укреплять пролетарскую власть, оберегать союз рабочего класса и крестьянства и руководящую роль в нем рабочего класса, превратить Россию в высокоразвитую индустриальную державу, перевести крестьянство на путь крупного общественного производства, неуклонно повышать материальное благосостояние и культурный уровень народа, улучшать государственный аппарат, хранить единство партии, проводить правильную, гибкую внешнюю политику. Вот «общий план нашей работы, нашей политики, нашей тактики, нашей стратегии».5

В. И. Ленин считал, что Советская страна должна стать и станет базой для социалистического преобразования условий жизни всего человечества. Он выражал твердую уверенность в том, что если пролетариат России в союзе с крестьянством построит социализм, то это явится вдохновляющим примером и образцом для трудящихся всех стран.

В. И. Ленин писал, что Коммунистическая партия, пришедшая к власти, Советское государство имеют возможность «устанавливать сроки, необходимые для производства коренных социальных изменений, и мы ясно видим теперь, что можно сделать в пять лет и для чего нужны гораздо большие сроки».6

В ленинских трудах намечены основные ступени становления и развития социализма. Первоочередной исторической задачей Ленин считал построение основ социализма — «подведение экономического фундамента для нового, социалистического, здания», осуществление «постройки фундамента социалистического общества».7 Имея в виду перспективу дальнейшего развития, Ленин писал о построении полного социалистического общества, развитого социалистического общества. Он употреблял также понятие «окончательно победивший и упрочившийся социализм»8.

Ленинский план построения социализма и его осуществление были направлены на создание полного и развитого социалистического общества. Это был комплексный план, план «экономического и социального развития».

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 380.

2 Там же, стр. 381.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 370.

4 Там же, стр. 401 — 402.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 405.

6 Там же, стр. 385.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 150; т. 45, стр. 413. См. также т. 44, стр. 418; т. 45, стр. 60 — 61, 109, 414, 417.

8 См. В. И. Ленин. Соч., т. 27, стр. 253.

 

Основные задачи социалистического строительства

В последних ленинских статьях и письмах получило дальнейшую разработку учение о строительстве социализма. Владимир Ильич оставил нам стройный план построения социалистического общества, завоевания подступов к коммунизму.

В. И. Ленин глубоко осветил вопросы создания материально- технической базы социализма, сформулировал основы науки управления народным хозяйством. Тот факт, что Владимир Ильич одно из последних писем — «О придании законодательных функций Госплану» посвятил вопросам планирования народного хозяйства, еще раз говорит о том, какое огромное значение он придавал экономическим проблемам строительства социализма и коммунизма. В своем письме Ленин исходит из того, что расширение масштабов народного хозяйства, быстрое развитие науки и техники требуют повышения роли и научного уровня планирования, его постоянного совершенствования.

Считая, что планирующим органам принадлежит важная роль в разработке экономической политики партии и государства, Ленин намечает пути реорганизации Госплана. Он указывает, что Госплан призван стать научным планово-экономическим центром, разрабатывающим коренные вопросы планирования народного хозяйства. Госплан, по характеристике Ленина, должен представлять собой «совокупность сведущих людей, экспертов, представителей науки и техники» и обладать «наибольшими данными для правильного суждения о делах». Необходимо «сделать шаг, — писал Ленин, — в сторону увеличения компетенции Госплана», повысить его авторитет, укрепить его высококвалифицированными кадрами, направить всю его деятельность к тому, чтобы «провести в жизнь наш план экономического и социального строительства»1.

Владимир Ильич вновь обращает внимание на необходимость внедрения научной организации труда, в частности труда управленческого, призывает кадры партии и государства овладеть «наукой управления».2

В своих последних статьях Ленин еще и еще раз подчеркивает, что решающее значение в строительстве социализма имеет индустриализация страны, преимущественное развитие тяжелой промышленности. Рабочий класс должен создавать крупную промышленность на основе прочного союза с крестьянством, неуклонно добиваясь подъема благосостояния трудящихся города и деревни, а не путем «колонизации» и разорения мелких товаропроизводителей, как предлагали троцкисты. «Если мы сохраним за рабочим классом руководство над крестьянством, — писал Ленин, — то мы получим возможность ценой величайшей и величайшей экономии хозяйства в нашем государстве добиться того, чтобы всякое малейшее сбережение сохранить для развития нашей крупной машинной индустрии, для развития электрификации, гидроторфа, для достройки Волховстроя и пронес.

В этом и только в этом будет наша надежда».3

Важнейшей составной частью ленинского плана построения социализма явилась выдвинутая Лениным программа социалистического преобразования сельского хозяйства. Владимир Ильич показал, что в стране с более или менее многочисленным классом мелких производителей социалистическое переустройство деревни предполагает создание двух форм социалистических предприятий: государственных хозяйств и коллективных крестьянских хозяйств.

Великая заслуга Ленина состоит в том, что он наметил конкретный путь решения самой трудной, после завоевания рабочим классом политической власти, задачи пролетарской революции — вовлечение миллионов крестьян, являющихся одновременно мелкими собственниками и тружениками, в социалистическое строительство, их переход от единоличных хозяйств к крупному коллективному производству. Таким путем является кооперирование крестьянских хозяйств.

Накануне XI съезда партии Ленин подчеркивал необходимость изучить и обобщить «практический опыт кооперирования», указать, «как ему помочь». Это и сделал Ленин в своей замечательной статье «О кооперации». Обобщив опыт развития кооперации и создания первых коллективных крестьянских хозяйств в Советской России, Ленин разработал гениальный кооперативный план переустройства жизни крестьянства на социалистических началах.

В то время многие практические работники партии не понимали и недооценивали роли кооперации в социалистическом строительстве. Троцкисты же и другие оппортунистические элементы вообще отвергали возможность использования ее в качестве основного средства перевода крестьянства на путь социализма. Выступая против таких взглядов, Ленин писал о гигантском, исключительно важном значении кооперации для построения социалистического общества. Он разъяснил, что в условиях диктатуры рабочего класса, когда командные экономические высоты находятся в руках пролетарского государства, предприятия кооперативные не отличаются от предприятий социалистических. Ведущую роль Ленин отводил общенародной, государственной собственности, которую он называл последовательно социалистической, т. е. наиболее совершенной формой социалистической собственности, воплощающей высший уровень обобществления производства. В то же время он подчеркивал, что кооперативная форма собственности также является социалистической и вместе с общенародной, государственной собственностью составляет экономическую основу социалистического общества.

Почему же именно кооперирование представляет собой единственно верный путь основных масс крестьянства к социализму? Во-первых, кооперация дает возможность соединить личный интерес крестьянина с общественными интересами при условии контроля этого частного интереса со стороны государства и подчинения его интересам общества. Во-вторых, применение различных форм кооперации — сначала в области сбыта и снабжения, а затем в области производства — позволяет постепенно внедрить основы коллективизма в крестьянское хозяйство. Поэтому кооперация является наиболее «простым, легким и доступным для крестьянина» путем перехода к новым порядкам, к коллективному производству. А в этом главное, ибо нужно так строить социализм, «чтобы всякий мелкий крестьянин мог участвовать в этом построении».

«При условии полного кооперирования, — писал Ленин, — мы бы уже стояли обеими ногами на социалистической почве»4. Он считал, что для решения этой задачи потребуется целая историческая эпоха — одно-два десятилетия, так как для кооперирования основных масс крестьянства надо создать необходимую материально-техническую базу и значительно повысить культурный уровень крестьянства.

Характеризуя задачи партии и Советского государства по развитию кооперации, Ленин подчеркивал, что переход от мелких крестьянских хозяйств к крупному общественному производству не может происходить самотеком, стихийно. Этот переход осуществим лишь при условии направляющего воздействия и всемерной помощи кооперации со стороны пролетарского государства, шефства города над деревней, самого широкого привлечения рабочего класса к активному и непосредственному участию в социалистическом преобразовании деревни.

Кооперативный план Ленина — важный шаг в развитии марксизма, в развитии ленинского учения о победе социализма в СССР, о строительстве коммунизма. Он стал конкретной программой дальнейшей борьбы Коммунистической партии Советского Союза за социалистическое переустройство сельского хозяйства. Ленинский кооперативный план имеет международное значение как единственно правильный путь преобразования мелкотоварного производства на социалистических началах. Коммунистические и рабочие партии стран социалистического содружество, творчески применяя принцип кооперативного плана Ленина к конкретным условиям своих стран, успешно решают яр дачу социалистического преобразования сельского хозяйств?..

Наша партия, ее ленинский Центральный Комитет, развивая ленинский кооперативный план, всесторонне и глубоко разработали вопрос о путях развития сельского хозяйства в период перехода от социализма к коммунизму, о формировании коммунистических общественных отношений в деревне.

В последних статьях Ленин со всей силой настаивал на необходимости осуществления культурной революции, являющейся одной из основных задач строительства социализма, необходимости достижения всеобщей, поголовной грамотности населения. создания кадров народной интеллигенции, развития науки. «Для нас, — писал он, — достаточно теперь этой культурной революции для того, чтобы оказаться вполне социалистической страной»5. В статье «Странички из дневника» Владимир Ильич выразил уверенность, что задачи в этой области также будут успешно решены, потому что народные массы России в выстой степени заинтересованы в настоящей культуре и потому что Советская власть глубоко и последовательно ставит и решает вопросы культурного строительства.

Примечание:

1 См. В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 349, 352.

2 Там же, стр. 384, 394.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 405.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 370, 376.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 377.

 

Союз рабочего класса с крестьянством. Дружба народов

Социальный строи в нашей Советской республике, указывал Ленин, основан на сотрудничестве двух классов: рабочих и крестьян.

Важнейшая задача партии — сохранить руководящую роль рабочего класса по отношению к крестьянству, доверие крестьян по отношению к рабочим. Ибо «в последнем счете судьба нашей республики будет зависеть от того, — писал Владимир Ильич, — пойдет ли крестьянская масса с рабочим классом, сохраняя верность союзу с ним, или она даст «нэпманам», т. е. новой буржуазии, разъединить себя с рабочими, расколоть себя с ними». Отмечая, что «в нашем социальном строе не заложены с необходимостью основания неизбежности такого раскола»1. Ленин считал, что партия, проводя правильную политику, сумеет обеспечить прочный союз рабочего класса и крестьянства.

В отношении города к деревне Владимир Ильич видел основной политический вопрос, «который имеет решающее значение для всей нашей революции». Если при капитализме город давал деревне то, что ее развращало политически, экономически, нравственно, физически и т. и., то при диктатуре пролетариата город дает деревне передовую технику, коренное улучшение материального положения трудящихся масс крестьянства, вовлекает их в активную общественную и политическую жизнь, несет свет передовой культуры. Все это может и должно быть усилено, расширено внесением продуманности, планомерности и систематичности в эту работу. Насущнейшей задачей Ленин считал установление тесного общения, товарищества между рабочими города и трудящимися деревин; это, подчеркивал он, — наша обязанность, одна из основных задач рабочего класса, стоящего у власти. Владимир Ильич особенное внимание обращал на организацию шефства города над деревней, рабочих над крестьянами, связи городских партийных ячеек с сельскими2.

Громадное значение Ленин придавал установлению правильных взаимоотношений между народами СССР. Он посвятил этой проблеме письмо «К вопросу о национальностях или об «автономизации»», продиктованное им 30 — 31 декабря 1922 года. В своем письме Владимир Ильич охарактеризовал новые задачи, вставшие перед партией в связи с образованием Союза Советских Социалистических Республик.

Важнейшей задачей Ленин считал дальнейшее укрепление СССР. «Во-первых, — писал он, — следует оставить и укрепить союз социалистических республик; об этой мере не может быть сомнения».3 Союз республик нужен прежде всего для защиты завоеваний социализма от покушений со стороны империалистов; он нужен вместе с тем для всего мирового освободительного движения.

Во-вторых, Ленин указал на необходимость сочетания централизованного руководства в масштабах всей страны и суверенитета союзных республик как обязательного условия сплочения и братской дружбы народов СССР. Ленин видел возможность усложнения централизованного руководства при увеличении количества самостоятельных республиканских наркоматов, но эти проблемы, разъяснял он, вполне разрешимы благодаря авторитету и руководству партии. «Надо иметь в виду, — отмечал Владимир Ильич, — что дробление наркоматов и несогласованность между их работой в отношении Москвы и других центров может быть парализовано достаточно партийным авторитетом, если он будет применяться со сколько-нибудь достаточной осмотрительностью и беспристрастностью...»4

В. И. Ленин со всей силой подчеркивал необходимость осуществления не только правового, формального, но и фактического равенства наций. Интернационализм со стороны ранее угнетавшей другие народы большой нации должен состоять не только в соблюдении формального равенства наций, но и в том, чтобы бескорыстно помочь ранее угнетенным, малым народам достичь фактического равенства с большой нацией путем повышения уровня их экономического и культурного развития.

В. И. Ленин всегда решительно осуждал отступления от принципов пролетарского интернационализма как в сторону великодержавного шовинизма, так и в сторону местного национализма.

Еще в 1919 году Ленин писал, что русские коммунисты «должны с величайшей строгостью преследовать в своей среде малейшее проявление великорусского национализма». Эти проявления, будучи вообще изменой коммунизму, приносят величайший вред, разъединяя русских коммунистов с коммунистами других национальностей и тем играя на руку классовым врагам.

В то же время Ленин разъяснял опасность местного национализма, национального эгоизма, проповеди национальной обособленности, тенденции подорвать или ослабить тесный союз и дружбу нерусских народов с русским народом, подорвать или ослабить политический, военный и хозяйственный союз социалистических республик. «Ибо опыт показывал нам сотни раз, — писал Владимир Ильич, — как мелкобуржуазные «социалисты» разных стран — всякие якобы социалисты польские, латышские, литовские, грузинские меньшевики, эсеры и прочие — перекрашивались в сторонников пролетариата с единственной целью протащить обманом политику соглашательства с «своей» национальной буржуазией против революционных рабочих»5.

Говоря о важности взаимного доверия между коммунистами различных наций, Ленин указывал, что лучшим средством к этому является совместная, дружная работа по отстаиванию диктатуры пролетариата, строительству социализма и коммунизма.

В письме «К вопросу о национальностях или об «автономизации»» Владимир Ильич вновь обратил внимание на необходимость непримиримой борьбы против национализма всех и всяких мастей.

Полное равноправие, искренность, взаимное уважение, дружба, братское сотрудничество и взаимопомощь — вот чем должны характеризоваться отношения между нациями.

В заключение своего письма Ленин подчеркнул, что правильное осуществление национальной политики в СССР неизмеримо важно не только для Советской страны, но и для всего международного коммунистического движения, для многомиллионных народов Азин, которым предстоит в ближайшем будущем выступить на исторической авансцене. «...Завтрашний лень во всемирной истории, — писал он, — будет именно таким днем, когда окончательно проснутся пробужденные угнетенные империализмом народы и когда начнется решительный долгий и тяжелый бой за их освобождение»6.

Руководствуясь указаниями Ленина, Коммунистическая партия добилась замечательных успехов в решении национального вопроса, обеспечила укрепление Союза Советских Социалистических Республик, братскую дружбу народов, расцвет их экономики и культуры. Она сочетает всемерное развитие каждой нации, расширение прав национальных советских республик с мероприятиями, направленными к их все более и более тесному сотрудничеству, взаимопомощи, к сближению народов.

Коммунистическая партия ставит задачу последовательно проводить и впредь принципы интернационализма в области национальных отношений. Она неуклонно исходит из положения Ленина: «Никакого закрепления национализма пролетариат поддерживать не может, — напротив, он поддерживает все, помогающее стиранию национальных различий, падению национальных перегородок, все, делающее связи между национальностями теснее и теснее, все, ведущее к слиянию наций. Поступать иначе — значит встать на сторону реакционного националистического мещанства».7

Каждая Советская республика, говорится в Программе КПСС, может дальше процветать и развиваться лишь в великой семье братских социалистических наций СССР.

Примечание:

1 См. В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 387-388.

2 См. В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 360 — 368.

3 Там же, стр. 360.

4 Там же, стр. 362.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 40, стр. 45.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 362.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 24, стр. 133.

 

Совершенствовать работу государственного аппарата

В статьях «Как нам реорганизовать Рабкрин» и «Лучше меньше, да лучше» Ленин наметил и обосновал ряд мероприятий по усовершенствованию государственного аппарата. На этом очень важном и насущном деле он предлагал сосредоточить лучшие партийные силы, привлечь к нему передовых рабочих и подготовленные, образованные кадры. Вскрыв недостатки в работе советских учреждений, он поставил задачу «свести наш госаппарат до максимальной экономии», «изгнать из него все следы излишеств», неустанно добиваться улучшения «госаппарата, начиная с высших государственных учреждений и кончая низшими местными», поставить всю его работу на научную основу.

В этом деле, как и вообще при решении важных социально-политических вопросов, нельзя допускать торопливости, суеты. «Надо проникнуться спасительным недоверием к скоропалительно быстрому движению вперед, ко всякому хвастовству и т. д. Надо задуматься над проверкой тех шагов вперед, которые мы ежечасно провозглашаем, ежеминутно делаем и потом ежесекундно доказываем их непрочность, несолидность и непонятость. Вреднее всего здесь было бы спешить». И далее: «Нам надо во что бы то ни стало поставить себе задачей для обновления нашего госаппарата: во-первых — учиться, во-вторых — учиться и в-третьих — учиться и затем проверять то, чтобы наука у нас не оставалась мертвой буквой или модной фразой (а это, нечего греха таить, у нас особенно часто бывает), чтобы наука действительно входила в плоть и кровь, превращалась в составной элемент быта вполне и настоящим образом».

В. И. Ленин считал, что огромную роль в совершенствовании государственного аппарата призван сыграть Рабкрин, организация и работа которого должны быть коренным образом перестроены. При этом он подчеркивал, что в вопросе об улучшении госаппарата Рабкрину следует «не гнаться за количеством и не торопиться». «Надо взять за правило: лучше числом поменьше, да качеством повыше».1

Владимир Ильич предложил расширить Центральную Контрольную Комиссию партии, избрав в нее 75 — 100 новых членов из рабочих и крестьян, и объединить ЦКК с Рабкрином, причем последний должен быть реорганизован — сведен к 300 — 400 работникам, особенно проверенным в политическом и деловом отношениях.

Соединение партийного и государственного контроля, создание единого органа контроля — ЦКК — РКП, указывал Ленин, обеспечит авторитет и действенность контроля, усилит связь партии и государственного аппарата с массами, станет могучим рычагом в улучшении административно-управленческого аппарата, в проведении политики партии, в успешном решении всех задач социалистического строительства.

«Вот как я связываю в своих мыслях, — писал Владимир Ильич, — общий план нашей работы, нашей политики, нашей тактики, нашей стратегии с задачами реорганизованного Рабкрина. Вот в чем для меня состоит оправдание тех исключительных забот, того исключительного внимания, которое мы должны уделить Рабкрину, поставив его на исключительную высоту».2

По предложению Ленина XII съезд РКП (б) создал объединенный орган ЦКК — РКП, на который была возложена задача осуществления партийного и государственного контроля, всемерного улучшения государственного аппарата, укрепления партийной и государственной дисциплины, охраны единства партии3.

ЦКК — РКИ сыграл большую роль в борьбе за укрепление единства партии, в совершенствовании советского государственного аппарата, в успешном решении задач социалистического строительства в нашей стране.

 

Хранить единство партии

Последние статьи и письма Ленина проникнуты величайшей заботой об укреплении идейного и организационного единства партии, в которой он видел руководящую и направляющую силу советского общества, способную сплотить народ и повести его на решение великих задач строительства социализма. Этот вопрос особенно волновал Владимира Ильича. Не случайно, конечно, что первым программным документом в ряду работ, которые он продиктовал после того, как тяжело заболел, было «Письмо к съезду», посвященное партии.

В «Письме к съезду», а также в органически примыкающих к нему статьях «Как нам реорганизовать Рабкрин (Предложение XII съезду партии)» и «Лучше меньше, да лучше» Ленин рассматривает коренные проблемы партийного строительства — о единстве партии, о роли Центрального Комитета, о необходимости обеспечения коллективности руководства, о связи партии с массами, о расстановке руководящих деятелей — то есть те вопросы, от которых зависит судьба партии, ее боеспособность и, следовательно, судьба всего коммунистического строительства.

Опираясь на опыт первых лет Советской власти, Ленин со всей силой подчеркнул, что прочность и успешное осуществление задач диктатуры пролетариата всецело определяются крепостью и сплоченностью авангарда рабочего класса — Коммунистической партии. Не случайно, пишет Ленин, белогвардейцы и другие враги Советской власти делают ставку «на раскол нашей партии» и «для этого раскола на серьезнейшие разногласия в партии». Ленин требовал принять необходимые меры, чтобы возможность раскола — самая огромная опасность, которая только может грозить партии, — была предупреждена и избегнута.

Важнейшим условием единства партии Ленин считал сплоченность и устойчивость ее руководящего органа — Центрального Комитета, ибо стоит только поколебать руководство партии, как это непременно отразится на положении в партии. В качестве одной из мер, устраняющих опасность раскола из-за расхождений между руководящими деятелями партии, Ленин в «Письме к съезду» предлагал увеличить число членов Центрального Комитета до нескольких десятков и даже сотни человек — прежде всего за счет передовых, кадровых рабочих. Эта мера, по мнению Владимира Ильича, необходима «для предотвращения того, чтобы конфликты небольших частей ЦК могли получить слишком непомерное значение для всех судеб партии». Вместе с тем увеличение числа членов Центрального Комитета поднимет авторитет и роль ЦК как коллективного органа руководства партией и страной, даст возможность обучить больше руководящих кадров партии цекистской работе и будет способствовать улучшению партийного аппарата.

Свои мысли Владимир Ильич развил в статье «Как нам реорганизовать Рабкрин». Там он выдвинул новое предложение: расширить Центральную Контрольную Комиссию и связать органически ее работу с деятельностью Центрального Комитета партии с тем, чтобы пленумы ЦК, созываемые регулярно, проходили при участии членов ЦКК и чтобы определенное число членов ЦКК присутствовало на заседаниях Политбюро ЦК, — это будет способствовать планомерности и систематичности организации работы Центрального Комитета.

«Наш ЦК, — писал Ленин, — сложился в группу строго централизованную и высоко авторитетную, но работа этой группы не поставлена в условия, соответствующие его авторитету. Этому помочь должна предлагаемая мною реформа, и члены ЦКК, обязанные присутствовать в известном числе на каждом заседании Политбюро, должны составить сплоченную группу, которая, «невзирая на лица», должна будет следить за тем, чтобы ничей авторитет, ни генсека, ни кого-либо из других членов ЦК, не мог помешать им сделать запрос, проверить документы и вообще добиться безусловной осведомленности и строжайшей правильности дел».

Таким образом, все эти предложения Ленина, соответствующие конкретным условиям того времени, были направлены к тому, чтобы обеспечить единство партии и коллективность руководства. Владимир Ильич глубоко верил в творческие силы, в коллективный разум Коммунистической партии, в то, что единство партийных рядов, необходимое для победы социализма, будет обеспечено.

В «Письме к съезду» Ленин рассмотрел вопрос об устойчивости партии и с точки зрения качеств ряда членов Центрального Комитета партии, обратив особое внимание на их недостатки и ошибки.1

В. И. Ленин указывает на «небольшевизм» Троцкого, отмечает факт его борьбы против ЦК и пишет, что Троцкий — человек «чрезмерно хватающий самоуверенностью и чрезмерным увлечением чисто административной стороной дела». Далее Ленин напоминает «октябрьский эпизод Зиновьева и Каменева» — их капитулянтскую позицию в период подготовки и проведения Великой Октябрьской социалистической революции, позицию, которую он тогда расценил как штрейкбрехерство, как недопустимое нарушение партийной дисциплины, несовместимое с пребыванием в партии. Затем Ленин характеризует Бухарина и Пятакова. Он указывает, что теоретические воззрения Бухарина «очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нем есть нечто схоластическое (он, — замечает Владимир Ильич, — никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)». А Пятаков — человек «слишком увлекающийся администраторством и администраторской стороной дела, чтобы на него можно было положиться в серьезном политическом вопросе».

Таким образом, в «Письме к съезду» Владимир Ильич ставил, по сути дела, вопрос о политическом недоверни Троцкому и предупреждал об идейной неустойчивости Зиновьева, Каменева, Бухарина, Пятакова.

Ожесточенная борьба Троцкого против большевиков до 1917 года и его оппортунистическая, раскольническая деятельность после вступления в партию — требование отсрочить вооруженное восстание до II съезда Советов, предательское поведение во время заключения Брестского мира, принижение роли коммунистов в Красной Армии и попытки вывести военные органы из-под контроля партии, антипартийная позиция в профсоюзной дискуссии, неоднократные выступления против линии и решений ЦК, против ленинской теории социалистической революции, — все это подтверждает ленинские слова о «небольшевизме Троцкого».

Как неслучайный Ленин расценивал и отход Зиновьева и Каменева от линии партии в период Октября. Владимир Ильич считал при этом, что дело тут не только в их личной вине, личных качествах. Главное состояло в том, что антипартийная позиция Зиновьева и Каменева, как и небольшевизм Троцкого, выразила мелкобуржуазные по своей сути колебания неустойчивых элементов в партии и влияние на них чуждых классовых сил, в том, что они группировали вокруг себя антипартийные элементы.

Что же касается характеристики Бухарина, то достаточно указать на критику Лениным его ошибочных, немарксистских взглядов по таким важным проблемам, как сущность империализма, соотношение демократических и социалистических задач рабочего класса, право наций на самоопределение, отношение марксизма к государству, переходный период и диктатура пролетариата, «государственный капитализм» в условиях диктатуры рабочего класса, роль профессиональных союзов в социалистическом строительстве, и другим вопросам.

В. И. Ленин в своем письме дал также характеристику Сталину. Считая Сталина одним из выдающихся деятелей партии, Владимир Ильич вместе с тем отметил его недостатки. Ленин писал: «Тов. Сталин, сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть, и я не уверен, сумеет ли он всегда достаточно осторожно пользоваться этой властью». Ленин предлагал «обдумать способ перемещения Сталина с этого места и назначить на это место другого человека, который во всех других отношениях отличается от тов. Сталина только одним перевесом, именно, более терпим, более лоялен, более вежлив и более внимателен к товарищам, меньше капризности и т. д.»2

Диктуя «Письмо к съезду», Владимир Ильич имел в виду очередной, XII съезд партии. Первая часть письма, продиктованная 23 декабря, в которой речь идет о необходимости увеличения числа членов ЦК, была в тот же день, как отмечено в «Книге регистрации писем, записок и поручений В. И. Ленина», послана Сталину. Что же касается записей от 24 — 25 декабря 1922 года и от 4 января 1923 года с характеристикой членов ЦК, то, согласно воле Ленина, они были переданы И. К. Крупской Центральному Комитету партии уже после кончины Владимира Ильича, 18 мая 1924 года, за несколько дней до открытия XIII съезда РКП (б). В протоколе о передаче этих документов Надежда Константиновна писала:

«Мною переданы записи, которые Владимир Ильич диктовал во время болезни с 23 декабря по 23 января — 13 отдельных записей. В это число не входит еще запись по национальному вонросу (в данную минуту находящаяся у Марии Ильиничны).

Некоторые из этих записей уже опубликованы (о Рабкрине, о Суханове). Среди неопубликованных записей имеются записи от 24 — 25 декабря 1922 года и от 4 января 1923 года, которые заключают в себе личные характеристики некоторых членов Центрального Комитета. Владимир Ильич выражал твердое желание, чтобы эта его запись после его смерти была доведена до сведения очередного партийного съезда.

Н. Крупская»3.

Заслушав сообщение комиссии по приему бумаг В. И. Ленина, пленум ЦК, состоявшийся 21 мая 1924 года, принял следующее постановление:

«Перенести оглашение зачитанных документов, согласно воле Владимира Ильича, на съезд, произведя оглашение по делегациям и установив, что документы эти воспроизведению не подлежат, и оглашение по делегациям производится членами комиссии по приему бумаг Ильича».

На XIII съезде партии, собравшемся в обстановке резкого обострения борьбы с троцкизмом, ленинское письмо было обсуждено делегациями съезда. Учитывая важную роль Сталина в отражении троцкистских атак на ленинизм, его авторитет в партии и надеясь, что он учтет критические замечания Ленина, делегации высказались за оставление Сталина на посту генерального секретаря ЦК.

Предложения В. И. Ленина об увеличении числа членов ЦК и других мерах по обеспечению единства партии и коллективности руководства, содержащиеся в первой части «Письма к съезду» и в статье «Как нам реорганизовать Рабкрин (Предложение XII съезду партии)», — Центральный Комитет учел при подготовке к XII съезду РКП (б), разработав специальные тезисы о реорганизации и улучшении центральных учреждений партии.

Против ленинского плана укрепления ЦК и увеличения числа его членов выступил Троцкий. Как показывают документы, 13 февраля 1923 года он разослал членам Политбюро письмо с возражением против расширения состава ЦК, утверждая, что если руководящий центр партии будет расширен до 50 человек, то он якобы лишится «необходимой оформленности и устойчивости». Возражения Троцкого были отвергнуты февральским (1923 г.) пленумом ЦК РКП (б). Но Троцкий не остановился на этом и пошел дальше; он продолжал настаивать на своем предложении, в корне противоречащем ленинским указаниям. Однако все его домогательства были отвергнуты Центральным Комитетом партии.

XII съезд РКП (б) одобрил и принял разработанные ЦК мероприятия. Резолюция «По организационному вопросу» предусматривала увеличение числа членов Центрального Комитета с 27 человек, избранных на XI съезде, до 40, а также избрание 15 — 20 кандидатов в члены ЦК. «Расширение происходит, — говорилось в резолюции, — с целью ввести новых членов в ЦК, главным образом, из числа местных работников, в особенности рабочих, наиболее связанных с пролетарскими массами». Пленум ЦК должен собираться регулярно не реже одного раза в два месяца и продолжаться 2 — 3 дня, чтобы «иметь возможность серьезнейшего обсуждения ряда очередных вопросов. Все наиболее коренные вопросы ставятся на разрешение пленума». Необходима тщательная подготовка пленумов, своевременная рассылка всем членам ЦК материалов к предстоящему пленуму. Резолюция XII съезда партии «Но организационному вопросу» определяла численный состав и условия работы Политбюро и Оргбюро ЦК, Центральной Контрольной Комиссии, намечала меры по организационному регулированию состава партии, улучшению партийно-организационной работы, дела подбора кадров и партийно-воспитательной работы, в особенности среди молодежи.4

Указания Ленина об увеличении числа членов ЦК стали незыблемым законом для Коммунистической партии. Следуя его предложению, партия взяла линию на расширение состава своего высшего в период между съездами руководящего органа. XIII съезд, отметив, что увеличение состава Центрального Комитета «принесло громадную пользу делу», признал необходимым дальнейшее расширение состава ЦК и ЦКК; количество членов ЦК было увеличено до 53 человек.

Расширение состава Центрального Комитета имело важнейшее принципиальное значение. Это повысило роль ЦК в руководстве партией и страной и способствовало разгрому антипартийных группировок, которые после смерти Ленина подняли голову и повели ожесточенную борьбу против линии партии.

Прочное ленинское ядро в Центральном Комитете партии успешно противостояло всем атакам оппортунистов на ленинизм. Коммунистическая партия одержала полную победу над оппозиционными группировками. В острой и длительной борьбе с врагами ленинизма — против троцкистов, правых оппортунистов, национал-уклонистов и других враждебных групп она выковала ту монолитность, которая составляет характерную черту ее внутреннего состояния. Верные заветам Ленина, Центральный Комитет и вся армия коммунистов стоят на страже единства партии, дают решительный отпор малейшим попыткам ослабить это единство, неуклонно сплачивают ряды партии в активной борьбе за последовательное проведение в жизнь ее ленинской генеральной политической линии.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 344-346.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 345, 346.

3 Там же, стр. 594.

4 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, т. 2, 1970, стр. 449 — 455.

 

О путях развития мировой революции

Огромное историческое значение последних работ Ленина состоит в том, что он, обосновав генеральную линию Коммунистической партии на построение в СССР полного социалистического общества, вместе с тем глубоко осветил в них очень остро вставший тогда вопрос о путях дальнейшего развития мирового освободительного движения трудящихся.

В 1918 — 1920 годах, когда на Западе развернулся революционный кризис, Ленин связывал перспективы социализма в мировом масштабе главным образом с победой революционного движения в крупнейших странах Европы.

Ход исторических событий показал, что развитие мирового освободительного движения пошло более сложными путями и более медленным темпом, чем можно было предполагать. Потерпели поражение революции в Германии, Венгрии, революционные выступления пролетариата в ряде других стран. Как отмечал Ленин, правящие круги капиталистических стран, одержавших победу в первой мировой войне, воспользовались этой победой для того, чтобы дать «своим» угнетенным классам некоторые уступки, «которые, все же, оттягивают революционное движение в них и создают некоторое подобие «социального мира»»1.

В спасении тонущего капиталистического корабля большую роль сыграли реформисты и ревизионисты, которые помогли реакционным силам подавить революционное движение трудящихся. Они запугивали пролетариат Западной Европы «издержками революции», доказывали, что можно «улучшить» капиталистический строй и прийти к социализму путем мирной эволюции капитализма. При этом, говоря об «издержках революции», реформисты лживо ссылались на трудности и разруху в Советской России, намеренно умалчивая, что эти трудности явились прежде всего результатом мировой империалистической войны, и иностранной военной интервенции и ожесточенного сопротивления внутренней контрреволюции.

В. И. Ленин подчеркивал, что замедление темпа развития революции в западноевропейских странах отнюдь не означало, как утверждали реформисты и ревизионисты, что большевики ошиблись, выдвинув положение о неизбежности победы социализма в мировом масштабе. «...Развитие международной революции, которую мы предсказывали, идет вперед, — говорил Ленин в июле 1921 года. — Но это поступательное движение не такое прямолинейное, как мы ожидали».2

Западноевропейские капиталистические страны, по словам Владимира Ильича, идут к социалистической революции «не равномерным «вызреванием» в них социализма». В то я;о время Индия, Китай и другие страны Востока «оказались окончательно выбитыми из своей колеи. Их развитие направилось окончательно по общеевропейскому капиталистическому масштабу». В них складывался пролетариат, крепли и сплачивались демократические силы, росло национальное самосознание

народов, — «началось общеевропейское брожение». Там, на Востоке, как писал в другом месте Ленин, неудержимо и все быстрее надвигается свой 1905 год.

В. И. Ленин показал, какое гигантское значение имеет национально-освободительное движение для окончательной победы социализма во всем мире. В 1921 году он писал, что первая мировая война и установление Советской власти в России окончательно превратили трудящиеся массы колониальных и полуколониальных стран «в активный фактор всемирной политики и революционного разрушения империализма». «И совершенно ясно, что в грядущих решающих сражениях мировой революции движение большинства населения земного шара, первоначально направленное на национальное освобождение, обратится против капитализма и империализма и, может быть, сыграет гораздо большую революционную роль, чем мы ожидаем».3

Развивая эти положения в своей последней статье «Лучше меньше, да лучше», Ленин писал, что страны Востока «втянулись в такое развитие, которое не может не привести к кризису всего всемирного капитализма».

Распад колониальной системы означает крушение тылов империализма, потерю нм своих резервов, лишение империалистов возможности выжимать путем ограбления колоний гигантские сверхприбыли, которые использовались ими для реформистского развращения известной части пролетариата капиталистических стран. Это неизбежно ведет к обострению классовых противоречий и усилению борьбы рабочего класса этих стран за победу социализма. Ленин не раз высказывал мысль, что в развитых капиталистических странах Запада в силу ряда обстоятельств будет труднее начать социалистические революции. чем в России. Но он был уверен в их неизбежности.

Отмечая большую роль национально-освободительного движения в развитии мировой революции, Ленин считал, что было бы глупостью исключать «из революционных сил пролетариат Европы и Америки».4 Положение рабочего класса в капиталистическом обществе, непримиримость его классовых интересов с интересами буржуазии, концентрация пролетариата на крупных предприятиях, его организованность и политическая сознательность и, главное, наличие подлинно революционных марксистских партий — боевого авангарда и руководителя пролетарских масс — вот, по мнению Ленина, факторы, определяющие роль пролетариата как самой революционной силы общества, гегемона борьбы всех трудящихся за демократию и социализм. Решающее значение Ленин придавал именно рабочему классу, международному рабочему движению.

Главное, как неоднократно указывал Ленин, — это создание единого революционного фронта международного рабочего и национально-освободительного движения. Он подчеркнул правильность лозунга, который выдвинул Коммунистический Интернационал: «Пролетарии всех стран и угнетенные народы, соединяйтесь!», отметив, что он соответствует новым историческим условиям.5

В. И. Ленин высказал твердое убеждение, что установление диктатуры пролетариата в России, успехи социалистического и коммунистического строительства в ней, вовлечение гигантского большинства населения земли в борьбу против империализма в громадной степени ускоряют мировое развитие и окончательная победа социализма в мировом масштабе «вполне и безусловно обеспечена».6

Сплочение основных революционных сил — социалистической системы, которой принадлежит решающая роль в мировом революционном процессе, международного рабочего класса, национально-освободительного движения, единство действий коммунистических партий всех стран на основе марксизма и принципов пролетарского интернационализма — вот указанный великим Лениным единственно верный путь к победе в борьбе против империализма, за мир, национальную независимость, социальный прогресс, демократию и социализм.

Таково в общих чертах содержание последних статен и писем Ленина. По богатству мыслей и важности выдвинутых в них теоретических положений они занимают выдающееся место в ленинском идейном наследии. Эти работы на многие десятилетия вперед осветили путь Советской страны к коммунизму и перспективы развития всего человечества. Они имели и имеют жизненное значение для нашей партии, для коммунистических и рабочих партий всех социалистических стран, для всего международного коммунистического движения.

Статьи, продиктованные Владимиром Ильичем Лениным, были напечатаны тогда же, в январе — мае 1923 года в «Правде».

Письма по внутрипартийным вопросам в то время не были опубликованы; письмо «К вопросу о национальностях или об «автономизации» » было оглашено по делегациям на XII съезде партии в связи с обсуждением национального вопроса; письмо «О придании законодательных функций Госплану», переданное 2 июня 1923 года Н. К, Крупской в Политбюро ЦК РКП (б), было разослано всем членам и кандидатам в члены Центрального Комитета партии. «Письмо к съезду», как уже говорилось, было оглашено по делегациям на XIII съезде РКП (б), состоявшемся в мае 1924 года. Позднее, в 1927 году, часть «Письма к съезду», содержащая характеристики некоторых членов ЦК, была опубликована в бюллетене № 30 XV съезда ВКП(б). В 1956 году все последние ленинские письма по внутрипартийным вопросам по решению ЦК партии были доведены до сведения делегатов XX съезда КПСС, затем разосланы партийным организациям и опубликованы в партийной печати и Сочинениях В. И. Ленина.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 402.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 37.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 44, стр. 5, 38.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 175 — 176.

5 См. В. И. Ленин. Соч., т. 42, стр. 71 — 72.

6 В. И. Ленин. Сот., т. 45, стр. 404.

 

В Горках

Владимир Ильич надеялся, что он сможет принять участие в предстоящем, XII съезде РКП (б), и собирался выступить на съезде. Однако 10 марта 1923 года у него произошел новый, самый серьезный приступ болезни, который привел к потере речи, усилению паралича правой руки и ноги. 14 марта было опубликовано правительственное сообщение, в котором указывалось, что в состоянии здоровья Владимира Ильича Ленина последовало значительное ухудшение, ввиду чего правительство признало необходимым установить публикование медицинских бюллетеней о состоянии его здоровья.

В апреле 1923 года состоялся XII съезд РКП (б). Это был первый съезд партии после Октябрьской революции, на котором Ленин не присутствовал. Но как подготовка к съезду, так и самый съезд прошли под знаком осуществления предложений Владимира Ильича, содержащихся в его последних статьях. Руководствуясь указаниями Ленина, Центральный Комитет партии, как уже говорилось, разработал к съезду резолюцию «По организационному вопросу», тезисы о реорганизации Рабкрнна и ЦКК и о взаимоотношениях между ними (резолюция «О задачах РКП и ЦКК»), а также резолюции «О промышленности», «О работе РКП в деревне», «По национальному вопросу» и другие. Пленум ЦК, состоявшийся 21 февраля, рассмотрев тезисы по национальному и организационному вопросам, постановил не публиковать их до предварительного ознакомления с ними (с разрешения врачей) Ленина, и если Владимир Ильич потребует пересмотра тезисов, то созвать экстренный пленум. Статьи Ленина «Как нам реорганизовать Рабкрин (Предложение XII съезду партии)» и «Лучше меньше, да лучше» обсуждались в печати, в партийных организациях и были одобрены коммунистами.

Вот почему вздором и злостным вымыслом являются утверждения буржуазных писак и обывателей, будто в последний период своей жизни Ленин отошел от работы и перестал оказывать влияние на партийные и государственные дела.

Хорошо сказал в своем выступлении на съезде секретарь Брянского губкома партии Е. О. Бумажный: «Товарищи, я думаю, что прения по докладу ЦК следовало начать со статей т. Ленина, потому что т. Ленин сделал и для XII съезда почти столько же, сколько он сделал для предыдущих съездов в смысле его подготовки. Я бы даже сказал больше: не только в смысле подготовки, но и в смысле предопределения его решений, ибо в тех условиях, в каких находится и находился Владимир Ильич за последнее время, его статьи действительно являются политическим отчетом и намечают очередные задачи, стоящие перед партией, перед Советской властью, перед Коммунистическим Интернационалом»1.

Отвечая по поручению съезда на приветствия рабочих и красноармейцев, М. В. Фрунзе сказал: «Товарища Ленина не было с нами на съезде, но дух его, как неоднократно говорили выступавшие ораторы, постоянно был среди нас, и руководимые им, мы шли тем путем, который был нам указан...»2

Съезд принял приветствие Владимиру Ильичу Ленину, в котором говорилось:

«От глубины сердца партии, пролетариата, всех трудящихся съезд посылает своему вождю, гению пролетарской мысли и революционного действия, привет и слова горячей любви Ильичу, который и в эти дни тяжелой болезни и длительного отсутствия не менее, чем всегда, сплачивает съезд и всю партию своей личностью.

Более чем когда-либо партия сознает свою ответственность перед пролетариатом и историей. Более чем когда-либо она хочет быть и будет достойной своего знамени и своего вождя. Она твердо верит, что недалек день, когда кормчий вернется к кормилу».3

Могучий организм Ленина упорно боролся с болезнью. В первой половине мая 1923 года Владимиру Ильичу стало несколько легче, и 15 мая, в хороший солнечный день его в автомобиле перевезли в Горки. По его желанию он был помещен в той комнате, в какой жил до болезни, — самой скромной во всем доме. Свежий воздух и хороший уход сделали свое дело — с конца июля 1923 года здоровье Владимира Ильича начало медленно, но непрерывно улучшаться. У него появился крепкий сон, улучшился аппетит, он уже мог сидеть, а позднее и ходить. Ежедневно он совершал прогулки, катался в кресле по парку. Настроение Владимира Ильича, как писала позднее Н. К. Крупская, совершенно изменилось, он «много шутил, смеялся», даже напевал мелодии «Интернационала» и других революционных песен.

Величайшей поддержкой Ленину в его борьбе с болезнью была любовь к нему и забота о нем партии и народа. Не проходило ни одного рабочего, крестьянского, красноармейского собрания, чтобы докладчикам не задавали вопросов о родном Ильиче, о его здоровье. Каждая хорошая весть из Горок была несказанной радостью для трудящихся. На имя Центрального Комитета и Совнаркома, в газеты, непосредственно Ленину шли тысячи писем и телеграмм с приветствиями и пожеланиями выздоровления.

Рабочие киевского завода «Арсенал», поздравив В. И. Ленина с 53-й годовщиной со дня рождения, писали:

«С нетерпением ожидаем скорейшего выздоровления нашего Ильича.

Мы, рабочие-арсенальцы, заявляем, что всегда с тобой и руководимой тобой РКП.

В ознаменование дня твоего рождения и для более тесного сближения с дорогим Ильичем мы общим собранием постановляем включить тебя в списки рабочих нашего завода почетным токарем-металлистом токарного цеха красного Киевского арсенала...

Живи еще долгие годы и работай на пользу рабочего класса».

В приветствии крестьянской беспартийной конференции Верховской волости Смоленского уезда Смоленской губернии, посланном 22 июля, говорилось:

«Вождь и руководитель социалистической революции, дорогой Владимир Ильич!

Верховская, Смоленского уезда, волостная крестьянская беспартийная конференция с участием женщин-крестьянок, с удовлетворением услышав об улучшении твоего здоровья, шлет самые искренние пожелания скорого, полного выздоровления и возвращения к рычагу правления Советской республики».

А сколько было искренних, теплых писем, в которых советские люди предлагали различные медицинские средства для излечения Владимира Ильича, выражали готовность дать свою кровь для любимого вождя. Как много было коммунистов и беспартийных, которые заявляли: «Жизнь готов отдать, лишь бы он не болел и мог еще работать!»

Врачи говорили, что Ленин был «совершенно исключительным больным». Со свойственными ему волей и настойчивостью он старался преодолеть, победить болезнь, и этим прежде всего объясняется значительное улучшение его здоровья к концу 1923 года. Главной целью Ленина в те месяцы было восстановление способности речи, чтения и письма. Он занимался с огромной выдержкой и систематичностью: научился писать левой рукой, все лучше шло чтение вслух. Каждый успех в восстановлении работоспособности доставлял ему огромную радость. Специалист по восстановлению речи высказывал твердое убеждение, что Владимир Ильич непременно будет говорить.

Столик, за которым занимался Владимир Ильич, стоял у окна. Ленин любил, чтобы у него перед глазами были Горки, с крестьянами которых он поддерживал тесную связь. Он заботился о том, чтобы в селе провели электричество, чтобы крестьянам помогали семенами, давали машины.

И в то время все его мысли были прикованы к жизни страны, к работе партии и борьбе трудящихся. Он настоял, чтобы ему давали газеты, сначала «Правду», а затем и «Известия». После того как Владимир Ильич просматривал газету, Надежда Константиновна прочитывала ему, по его указанию, передовицу, телеграммы и статьи. «Около газеты, которую мы читали каждый день, — писала позднее Н. К. Крупская, — у нас шла беседа»4.

Владимир Ильич следил также за литературой. Он просматривал приходившие в Горки пачки с книгами и отбирал те, которые его интересовали, — о научной организации труда, журнал «Под Знаменем Марксизма», атласы, справочники и другие издания. По вечерам Надежда Константиновна читала вслух художественную литературу. Читали Салтыкова-Щедрина. С большим интересом Ленин слушал чтение книги Горького «Мои университеты». Он спрашивал об Алексее Максимовиче и волновался, прочтя известие о его болезни. Любил Владимир Ильич слушать стихи: читали стихотворения Демьяна Бедного, Беранже, сборник революционной поэзии.

«Читаешь ему бывало стихи, — вспоминала потом Н. К. Крупская, — а он смотрит задумчиво в окно на заходящее солнце. Помню стихи, кончающиеся словами: «Никогда, никогда коммунары не станут рабами».

Читаешь, точно клятву Ильичу повторяешь, — никогда, никогда не отдадим ни одного завоевания революции...»5

С большим удовольствием Владимир Ильич смотрел кинохронику, особенно советскую. Он живо интересовался Всероссийской сельскохозяйственной выставкой. По его просьбе заведующий хозяйством совхоза «Горки» поехал на выставку, осмотрел ее, а потом рассказал ему о своих впечатлениях, а также о работе совхоза. Когда в совхоз привезли два трактора, Владимир Ильич долго наблюдал ля их работой и, радостно улыбаясь, крепко пожал трактористу руку.

18 октября 1923 года Владимир Ильич решил побывать в Москве. Вместо с нии поехали Надежда Константиновна и Мария Ильинична. Настроение у него во время поездки было самое хорошее; когда подъезжали к городу, он снял кепку и приветственно помахал ею. Приехав в Кремль, он поднялся к себе в квартиру, заглянул в зал заседаний Совнаркома, побыл в своем кабинете. На другой день Владимир Ильич проехал по городу, по территории Сельскохозяйственной выставки. Вернувшись, он отобрал из своей библиотеки некоторые книги и возвратился в Г орки.

Это был последний приезд Владимира Ильича Ленина в Москву.

Владимир Ильич очень радовался, когда к нему приезжали делегации от рабочих и крестьян. 2 ноября его посетила делегация рабочих Глуховской мануфактуры (ныне Глуховский хлопчатобумажный комбинат имени В. И. Ленина), которая привезла ему в подарок 18 вишневых деревьев и передала приветственный адрес от рабочих. Прощаясь, все делегаты расцеловались с Ильичом. Последним к нему подошел старый рабочий Кузнецов. Крепко обняли они друг друга. Старик Кузнецов сквозь слезы все повторял:

 — Я рабочий-кузнец, Владимир Ильич, я кузнец, мы скуем все, намеченное тобой.

В самые тяжелые дни болезни, как и всегда, Ленин проявлял исключительную заботу о близких, об отгружающих. С трогательным вниманием и любовью он относился к Надежде Константиновне и Марии Ильиничне, следил за их здоровьем. Зная, что Надежда Константиновна должна после обеда отдыхать, он требовал соблюдения в доме полной тишины. Он постоянно спрашивал, как чувствуют себя врачи, санитары, беспокоился, накормили ли приезжавших из города. Внимателен и ласков был он к детям. В новогодний вечер для детей, живущих в Горках, была устроена елка. В зале сидел и Владимир Ильич; он не отрывал глаз от шумливой детворы, слушал выступления ребят, от души смеялся; когда близкие высказали опасение, что шум может утомить его, он сказал, чтобы детей не стесняли в играх.

Н. К. Крупская писала А. М. Горькому о последних неделях жизни Владимира Ильича: «Он был до самой смерти таким, каким и раньше. — человеком громадной воли, владевшим собой, смеявшимся и шутившим еще накануне смерти, нежно заботившимся о других»6.

Хотя уже во второй половине октября 1923 года появились симптомы нового обострения болезни Владимира Ильича, его общее самочувствие было неплохое. Он продолжал систематически заниматься, Надежда Константиновна регулярно читала ему газеты. Ленин внимательно следил за ходом дискуссии, которую осенью 1923 года Троцкий и его сторонники навязали партии. Троцкисты клеветали на Центральный Комитет, требовали свободы фракций и группировок в партии, предлагали пойти на экономические уступки международному капиталу. Партия дала решительный отпор троцкистам. XIII партийная конференция, состоявшаяся 16 — 18 января 1924 года, осудила троцкизм как мелкобуржуазный уклон, как ревизию ленинизма и одобрила ленинскую линию Центрального Комитета.

Во время дискуссии Владимир Ильич знакомился с основными документами, опубликованными в «Правде», следил за литературой, связанной с дискуссией. Есть все основания полагать, что не без ведома Ленина Н. К. Крупская выступала против позиции Троцкого. После открытия конференции Владимир Ильич просил читать отчет о ней весь подряд. «Когда в субботу (19 января. — Авт.), — писала позднее Надежда Константиновна, — Владимир Ильич стал, видимо, волноваться, я сказала ему, что резолюции приняты единогласно. Суббота и воскресенье ушли у нас на чтение резолюций. Слушал Владимир Ильич очень внимательно, задавая иногда вопросы».

Все, казалось, говорило за то, что здоровье Ленина будет улучшаться. Высказывалось даже предположение, что к лету Владимир Ильич поправится. Открывая XI Всероссийский съезд Советов 19 января 1924 года, М. И. Калинин сообщил, что крупные специалисты, лечащие Ленина, выражают надежду на возвращение Владимира Ильича к государственной и политической деятельности. Это заявление делегаты встретили бурными аплодисментами и возгласами «ура» в честь вождя партии и советского народа.

Примечание:

1 Двенадцатый съезд РКП (б), 17 — 25 апреля 1923 года. Стенографический отчет. М., 1998, стр. 105.

2 Там же, стр. 563.

3 Там же, стр. 89.

4 В. И. Ленин и А. М. Горький. Письма, воспоминания, документы. М., 1969, стр. 265.

5 Н. К. Крупская. О Ленине, 1965, стр. 96.

6 В. И. Ленин и А. М. Горький. Письма, воспоминания, документы. 1969, стр. 265.

 

Кончина Владимира Ильича

Однако надежде трудящихся на выздоровление Ленина не суждено было сбыться. Неожиданно для всех разразилась катастрофа. Внезапно в состоянии его здоровья произошло резкое ухудшение, и 21 января 1924 года в 6 часов 50 минут вечера Владимир Ильич Ленин скончался. В медицинском заключении говорилось, что основой болезни Владимира Ильича явился резко выраженный склероз сосудов мозга от чрезмерно напряженной умственной деятельности. Непосредственной причиной смерти было кровоизлияние в мозг. Постоянное, невероятное напряжение всех сил и непрерывная работа преждевременно оборвали жизнь Ленина.

В ночь с 21 на 22 января собрался экстренный пленум ЦК РКП (б). В 6 часов утра 22 января радио разнесло печальную весть по Советскому Союзу и всему миру. В правительственном сообщении о смерти В. И. Ленина говорилось: «Его больше нет среди нас, но его дело останется незыблемым. Выражающее волю трудящихся масс Советское правительство продолжит работу Владимира Ильича, идя дальше по намеченному им пути. Советская власть стоит твердо на своем посту, на страже завоеваний пролетарской революции».1

На следующий день было опубликовано обращение ЦК РКП (б) «К партии. Ко всем трудящимся». Обращение характеризовало исторические заслуги Ленина перед партией и страной, перед международным пролетариатом и всем прогрессивным человечеством, подчеркивало бессмертие ленинского дела и призывало коммунистов и всех трудящихся неуклонно следовать заветам Ленина, еще теснее сплотиться вокруг Коммунистической партии.

«Никогда еще после Маркса, — говорилось в обращении, — история великого освободительного движения пролетариата не выдвигала такой гигантской фигуры, как наш покойный вождь, учитель, друг. Все, что есть в пролетариате поистине великого и героического — бесстрашный ум, железная, несгибаемая, упорная, все преодолевающая воля, священная ненависть, ненависть до смерти к рабству и угнетению, революционная страсть, которая двигает горами, безграничная вера в творческие силы масс, громадный организационный гений. — все это нашло свое великолепное воплощение в Ленине, имя которого стало символом нового мира от запада до востока, от юга до севера...

Но его физическая смерть не есть смерть его дела. Ленин живет в душе каждого члена нашей партии. Каждый член нашей партии есть частичка Ленина. Вся наша коммунистическая семья есть коллективное воплощение Ленина... Смерть нашего учителя — этот тяжелый удар — сплотит еще сильнее наши ряды. Дружной боевой цепью идем мы в поход против капитала, и никакие силы в мире не помешают нашей окончательной победе.

Эта победа будет самым лучшим памятником товарищу Ленину, тому, которого, как лучшего друга, массы звали своим «Ильичем».

Да здравствует, да живет и побеждает наша партия!

Да здравствует рабочий класс!»2

Исполнительный Комитет Коммунистического Интернационала принял 23 января воззвание, которое заканчивалось словами: «Мы обращаемся к миллионам наших товарищей по борьбе во всем мире с призывом: следуйте заветам Ленина, которые продолжают жить в его партии и во всем, что создано трудом его жизни. Боритесь как Ленин, и как Ленин вы победите»3.

21 — 23 января в Горки выезжали члены ЦК партии, члены правительства, делегации от XI Всероссийского съезда Советов и трудящихся Москвы. Приходили проститься с Лениным крестьяне окрестных деревень. 23 января специальным поездом гроб с телом Ленина был перевезен в Москву и установлен в Колонном зале Дома Союзов. В тот же день началось всенародное прощание с Владимиром Ильичем.

Бесконечным потоком, в торжественном молчании, нарушаемом время от времени сдерживаемыми рыданиями, проходили мимо гроба рабочие и работницы, воины Красной Армии, крестьяне и крестьянки, интеллигенция, молодежь, делегации трудящихся из других стран, шли люди самых различных национальностей. У гроба каждый задерживался — хотелось подольше посмотреть на Владимира Ильича, запечатлеть навсегда в своей памяти его дорогие черты. Все улицы, прилегающие к Дому Союзов, были заполнены медленно движущимися колоннами людей. Суровые январские морозы, доходившие до 30°, не могли остановить тех, кто беспредельно любил своего вождя и беспредельно верил в него. На улицах горели костры, около которых обогревались стоявшие в очереди люди. Они стояли часами, чтобы на две-три минуты попасть в Колонный зал и сказать последнее «прости» Ильичу. За четыре дня мимо гроба прошло свыше 900 тысяч человек.

В те дни на всех предприятиях, в деревнях, в воинских частях и учреждениях происходили траурные собрания и митинги. Выражая глубочайшую скорбь по поводу безвременной, невозвратимой утраты, рабочие и крестьяне, красноармейцы, люди науки и искусства говорили о своем доверии к Коммунистической партии, заверяли Центральный Комитет и Советское правительство, что они отдадут все свои силы во имя осуществления ленинских заветов.

«Пусть не злорадствуют враги: Ильич мертв, но живы рабочий класс и Коммунистическая партия, — говорилось в резолюции собрания рабочих суконной фабрики имени Петра Алексеева. — Завет Ильича мы выполним, а это залог для окончательной победы. На смерть Ильича ответим еще большим единением вокруг РКП».

Рабочие завода «Красный Выборжец» заявили:

 — Клянемся всегда следовать его примеру, неустанно служить интересам рабочего класса и зовем не жалеть себя для блага трудящихся. Мы призываем рабочий класс теснее сплотить свои ряды с Коммунистической партией.

Глубоко потрясла смерть Ленина крестьянские массы. Все выступления крестьян и принятые ими резолюции были проникнуты мыслью о необходимости укреплять союз рабочих и крестьян, идти вперед под руководством Коммунистической партии. В резолюции конференции беспартийных крестьян Троицкой волости Елинского уезда Московской губернии говорилось: «Дорогие товарищи коммунисты, мы клянемся вам помочь в вашей большой работе и уверены, что вместе с нами и рабочими вы приведете Советскую Россию к окончательной победе социализма».

Весть о кончине Ленина, великого борца против социального и национального гнета, за свободу и равноправие народов, как гром поразила трудящиеся массы национальных республик и областей. Рабочие и крестьяне давали торжественные обещания крепить дружбу народов, укреплять Союз Советашх Социалистических Республик.

26 января открылся II Всесоюзный съезд Советов. Все заседание было посвящено памяти великого вождя и учителя трудящихся. Первым выступил Председатель ЦИК СССР М. И. Калинин. Он говорил, что Советское правительство в своей внутренней и внешней политике будет неуклонно следовать указаниям Ленина.

«...Товарищи, — сказал М. И. Калинин, — будем свято хранить, его заветы. Отдавая его памяти наш последний долг, твердо скажем себе: его мысли, его заветы борьбы за коммунизм являются нашими мыслями, нашими заветами, и как ни была тяжела нам утрата величайшего, любимейшего вождя, мы все должны удесятерить свои силы в борьбе за достижение коммунизма — конечной цели рабочего класса»4.

 — Сердце его билось горячей любовью ко всем трудящимся, ко всем угнетенным, — сказала на съезде Н. К. Крупская. — Всю свою жизнь Владимир Ильич посвятил борьбе за дело рабочего класса, за освобождение всех угнетенных. Свою речь Надежда Константиновна закончила призывом:

«Товарищи — рабочие и работницы, товарищи крестьяне и крестьянки, трудящиеся всего мира, смыкайтесь дружными рядами, становитесь под знамя Ленина, под знамя коммунизма!»5

На съезде выступили И. В. Сталин, а также К. Цеткин, Н. Нариманов и другие. От рабочих завода «Красный Путиловец» выступил А. Н. Сергеев, от беспартийных крестьян — А. Б. Краюшкин, от Красной Армии — К. Е. Ворошилов, от молодежи — П. И. Смородин, от ученых — академик С. Ф. Ольденбург.

II съезд Советов СССР единодушно вынес решение об увековечении памяти В. И. Ленина и принял обращение к трудящемуся человечеству. Подчеркнув, что лучшим памятником Ленину будет широкое и массовое распространение его произведений, которое сделает идеи коммунизма достоянием всех трудящихся, съезд поручил Институту Ленина принять самые срочные меры к выпуску для народа избранных сочинений В. И. Ленина в миллионах экземпляров на разных языках, а также подготовить в строго научном духе полное собрание его сочинений. Съезд удовлетворил просьбу Петроградского Совета, поддержанную коллективами всех фабрик и заводов Петрограда, о переименовании Петрограда, колыбели пролетарской революции, в Ленинград.

Идя навстречу желаниям трудящихся, II съезд Советов СССР принял решение о сохранении гроба с телом Владимира Ильича Ленина в специальном Мавзолее на Красной площади, у Кремлевской стены, среди братских могил борцов Октябрьской революции. Позднее советские ученые, выполняя волю народа, решили труднейшую задачу — разработали методы бальзамирования, которые позволяют сохранить на многие годы тело Ленина.

27 января 1924 года утром гроб с телом Владимира Ильича был перенесен из Дома Союзов на Красную площадь и установлен на специально устроенном возвышении. Началось прохождение через Красную площадь трудящихся Москвы и многочисленных делегаций со всех концов Советского Союза. В 4 часа дня под звуки траурной музыки и тысяч гудков фабрик и заводов, под залпы орудий гроб был перенесен в Мавзолей.

В этот момент по всей стране на пять минут прервалась работа на предприятиях, остановились поезда, пароходы, автомобили. Приостановили работу на пять минут в день похорон Ленина и трудящиеся во многих капиталистических странах. С глубокой скорбью простые люди всего мира прощались со своим учителем, вождем, лучшим другом и защитником.

Коммунистические партии зарубежных стран прислали в ЦК РКП (б) письма, в которых, выражая свою скорбь, заявляли о верности принципам пролетарского интернационализма и неуклонном стремлении следовать заветам Ленина. В Берлине, Париже, Лондоне, Нью-Йорке, Праге, Варшаве и многих других городах состоялись траурные собрания и манифестации.

Никакие репрессии и преследования не могли помешать рабочим и всем людям труда выразить свои чувства солидарности с советским народом.

Тяжелым ударом обрушилась смерть Ленина на трудящиеся массы угнетенного, но пробудившегося к повои жизни Востока. С глубокой скорбью встретил весть о кончине В. И. Ленина китайский народ. В Пекине состоялся массовый митинг. В Кантоне, тогдашнем революционном центре Китая, был объявлен трехдневный траур. Выступая на траурном митинге, Сун Ят-сен сказал: «3а многие века мировой истории появились тысячи вождей и ученых с красивыми словами на устах, которые никогда не проводились в жизнь. Ты, Ленин, исключение. Ты не только говорил и учил, но претворил свои слова в действительность. Ты создал новую страну. Ты указал нам путь для совместной борьбы... В памяти угнетенных народов ты будешь жить веками, великий человек!»

Широкие слои народов Индии, Афганистана, Монголии, Кореи, Индо-Китая, Индонезии, Турции, Ирана, арабских стран, стран Латинской Америки выражали свою скорбь по поводу смерти Ленина.

Империалисты, белогвардейцы, реакционеры всех мастей не скрывали своей радости, они полагали, что кончина вождя Коммунистической партии и советского народа приведет к расколу партии и развалу Советской власти. Однако расчеты врагов Республики Советов не оправдались.

Безмерно было горе коммунистов и всех советских людей, но смерть Ленина не вызвала паники, растерянности в партии и народе. Рабочий класс и все трудящиеся Советской страны проявили в то тяжелое время исключительную твердость, мужество, выдержку, еще теснее сплотились вокруг Коммунистической партии и ее Центрального Комитета. Среди рабочего класса началось массовое движение за вступление в Коммунистическую партию. Всего тогда было принято в партию свыше 240 тысяч новых членов из среды лучших, наиболее подготовленных, надежных и стойких рабочих. Это был исторический ленинский призыв в партию.

Под знаменем ленинизма, под руководством Центрального Комитета Коммунистическая партия уверенно повела советский народ по пути осуществления ленинских заветов, к победе социализма и коммунизма.

Примечание:

1 Экстренный выпуск газет «Правда» и «Известия», 22 января 1924 г.

2 Экстренный выпуск газет «Правда» и «Известия», 23 января 1924 г.

3 Экстренный выпуск газет «Правда» и «Известия», 23 января 1924 г.

4 Второй съезд Советов Союза Советских Социалистических Республик.  Стенографический отчет. М., 1924, стр. 10.

5 Там же, стр. 11.