Содержание материала

 

Глава четвертая

ЗА МАРКСИСТСКУЮ ПАРТИЮ НОВОГО ТИПА

Большевизм существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года.

В.И. ЛЕНИН

 

Наконец получена свобода. Велика была радость Владимира Ильича: теперь можно было всего себя посвятить осуществлению заветной идеи. Но радость ощущения свободы и возможности целиком отдаться революционной работе омрачалась приближавшейся разлукой с Надеждой Константиновной, которая должна была еще год отбывать ссылку в Уфимской губернии. Тревожась за жену, не зная, где и в каких условиях ей придется жить этот год, Владимир Ильич по дороге из Сибири остановился в Уфе, помог Надежде Константиновне и ее матери устроиться на новом месте.

До отъезда за границу Ленину предстояло провести большую работу в России: надо было связаться с социал-демократическими организациями, договориться с ними о всесторонней поддержке газеты, разрешить финансовые вопросы, связанные с ее изданием. С присущей Владимиру Ильичу энергией и настойчивостью он сразу приступил к выполнению своего тщательно продуманного плана.

 

Подготовка к созданию общерусской газеты

В первый же день пребывания в Уфе Владимир Ильич встретился с ссыльными уфимскими социал-демократами — А. Д. Цюрупой, В. Н. Крохмалем и А. И. Свидерским. Он познакомил их с планом создания революционного печатного органа. Этот план открывал широкие перспективы деятельности российских марксистов. Уфимские социал-демократы, воодушевленные ленинским планом, говорили потом, что с появлением у них Ленина будто в душной комнате распахнули окно, через которое ворвался свежий, бодрящий, пронизанный солнечными лучами воздух.

В Уфе Владимир Ильич пробыл недолго; надо было ехать дальше. «Очень жаль было расставаться, когда только что начиналась «настоящая» работа, — вспоминала Надежда Константиновна, — но даже и в голову не приходило, что можно Владимиру Ильичу остаться в Уфе, когда была возможность перебраться поближе к Питеру».1

Как всегда, на первом плане были не личные интересы и удобства, а революционная работа, которой Ленин и Крупская посвятили всю свою жизнь.

Несмотря на полицейское запрещение, Ленин едет в Москву. Здесь состоялись его встречи с местными политическими единомышленниками, а также с представителем Екатеринославского комитета И. X. Лалаянцем. После недолгого пребывания в Москве Владимир Ильич нелегально посетил Петербург. Там, на квартире А. М. Калмыковой, он встретился с приехавшей из-за границы В. И. Засулич, вел с ней переговоры об участии группы «Освобождение труда» в издании за границей общерусской марксистской газеты и научно-политического журнала.

В Псков Ленин приехал лишь в конце февраля 1900 года.2 Здесь за ним сразу же был учрежден негласный надзор полиции. Для заработка и легального прикрытия своей революционной деятельности Владимир Ильич брал работу в губернском статистическом управлении; он познакомился и общался с местными статистиками, посещал городскую библиотеку, встречался с социал-демократами. В Пскове он развертывает широкую деятельность — устанавливает связи с социал-демократическими группами и отдельными социал-демократами в разных городах страны, договаривается с ними о содействии будущей газете. Здесь он подготовил и провел совещание, на котором был обсужден его проект заявления редакции «Искры» и «Зари» о программе и задачах будущих периодических органов партии — газеты и журнала.3 В проекте подчеркивалось, что русской социал-демократии «пора уже выйти на дорогу открытой проповеди социализма, на дорогу открытой политической борьбы. —  и создание общерусского социал-демократического органа должно быть первым шагом на этом пути».4

В начале апреля Ленин ездил в Ригу для установления связи с латышскими социал-демократами. Встреча с рижанами состоялась при содействии проживавшего там в то время М. А. Сильвина. Латышские социал-демократы были восхищены Лениным и развернутым им планом. По возвращении в Псков Ленин принимает активное участие в собраниях местной революционной и оппозиционной интеллигенции. Он уславливается с рядом социал-демократов — А. М. Стопани, И. И. Радченко, Н. Н. Лоховым и другими об организации в Пскове группы содействия «Искре».

В. И. Ленин обратился к властям с ходатайством о разрешении выезда за границу. Ходатайство было удовлетворено, и в начале мая он получил заграничный паспорт. Петербургское охранное отделение дало старшему сыщику Пскова указание: «...усилить наблюдение за проживающим там Ульяновым».

Получив заграничный паспорт, Владимир Ильич не мог им сразу воспользоваться, так как необходимо было до отъезда завершить ряд организационных дел в России. Для встречи с социал-демократами и установления способов сношений после его отъезда за границу Ленин в мае вновь нелегально посетил Петербург. Однако полиции на этот раз удалось проследить Ленина, и за незаконный приезд в столицу он был схвачен полицейскими на улице и заключен в тюрьму. Владимир Ильич потом рассказывал: «прямо за оба локтя ухватили, так что не было никакой возможности выбросить что-либо из кармана. И на извозчике двое весь путь за оба локтя держали».5 Он не смог ни уничтожить, ни выбросить имевшийся у него листок с записями заграничных связей, сделанными химическим способом. Внешне листок выглядел как какой-то счет. На протяжении всего пребывания в тюрьме Ленин очень беспокоился о судьбе листка: под угрозой была и поездка за границу и осуществление плана создания общероссийской газеты. Только что вырваться из трехлетней ссылки, приступить к работе и в самом начале ее снова попасть в тюрьму!

Но жандармы не обратили внимания на листок, и ввиду отсутствия особых улик Ленин после десятидневного заключения был освобожден. В сопровождении чиновника охранного отделения его отправили в Подольск Московской губернии, где в то время жила М. А. Ульянова, на свидание с которой Владимир Ильич еще до ареста получил разрешение. Чиновник доставил Ленина к исправнику Подольского уезда, который, узнав, что у прибывшего имеется заграничный паспорт, самовольно решил его отобрать. Ленин пригрозил самодуру-исправнику, что пожалуется на его беззаконные действия в департамент полиции. Угроза подействовала (над чем потом Владимир Ильич долго смеялся): струсивший исправник почтительно возвратил паспорт его владельцу.

В Подольске Ленин пробыл неделю, заполненную встречами с единомышленниками. К нему сюда из разных мест приезжали социал-демократы, в том числе П. Н. Лепешинский, С. П. и С. П. Шестернины и другие; Владимир Ильич со всеми уславливался о шифре, о корреспонденциях, о содействии газете.

В июне Владимир Ильич вместе с матерью и старшей сестрой навестил Надежду Константиновну. По дороге в Уфу он заехал в Нижний Новгород, провел там совещание социал-демократов и условился с ними об участии в издании газеты. От Нижнего Новгорода далее путь продолжали на пароходе — по Волге, Каме и Белой. Владимир Ильич все дни проводил на палубе. Он был в самом жизнерадостном настроении, с наслаждением вдыхал чудесный воздух окрестных лесов.

В Уфе Ленин договорился с местными социал-демократами о сотрудничестве в газете. Пробыл он там более двух недель6. На обратном пути посетил Самару и заручился поддержкой общерусского органа со стороны местных социал-демократов. С той же целью он заехал потом в Сызрань.

План создания общерусской газеты был подробно обсужден с Бабушкиным, для чего Владимир Ильич по дороге за границу специально остановился в Смоленске. Позднее Ленин отмечал, что идея создания за границей политической газеты, которая послужила бы делу объединения и укрепления социал-демократической партии, встретила со стороны И. В. Бабушкина самое горячее одобрение.

Заручившись поддержкой социал-демократов, создав прочные опорные пункты для будущей газеты, Ленин в июле 1900 года уезжает за границу.

Примечание:

1 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 246.

2 В доме, где жил Владимир Ильич, организована Квартира-музей.

3 Ныне дом, в котором проходило Псковское совещание, превращен в Дом-музей В. И. Ленина.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 333.

5 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1908, стр. 67.

6 В Уфе открыт Дом-музей В. И. Ленина,

 

«Как чуть не потухла «Искра».»

В. И. Ленин направился в Швейцарию, где жили члены группы «Освобождение труда». В Цюрихе он посетил П. Б. Аксельрода, затем поехал в Женеву для переговоров с Г. В. Плехановым об издании газеты и журнала. Плеханов, как и остальные члены его группы, одобрительно отнесся к идее издания марксистских печатных органов. Однако он претендовал на особое, привилегированное положение в редакции, вел себя крайне высокомерно, что исключало нормальную коллективную работу. Ленин, стремившийся к коллективности в работе, не мог с этим согласиться. Вопрос о программе газеты и журнала, об их издании и совместном редактировании обсуждался на совещаниях в Бельриве и Корсье (близ Женевы). На совещании в Корсье, в котором участвовали В. И. Ленин, Г. В. Плеханов, В. И. Засулич, П. Б. Аксельрод и А. Н. Потресов, разногласия с Плехановым обнаружились особенно резко; обсуждение вопросов протекало очень бурно, атмосфера совещания была невероятно напряженной.

Было очевидно, что при таких отношениях совместная работа невозможна. Изданию общерусской газеты грозил крах. Ленин очень тяжело переживал угрозу срыва издания газеты. «Это была настоящая драма, — писал он, — целый разрыв с, тем, с чем носился, как с любимым детищем, долгие годы, с чем неразрывно связывал всю свою жизненную работу».1 «Как чуть не потухла «Искра»?» — так назвал Ленин свою подробную, предназначенную для Надежды Константиновны, запись встреч и переговоров с Плехановым об издании «Искры». Нельзя без волнения читать этот полный глубокого драматизма документ, с исключительной силой показывающий, какую душевную боль причиняло Ленину высокомерное, капризное поведение Плеханова, которого он так искренне любил и уважал.

Переговоры с группой «Освобождение труда» в конце концов закончились соглашением: до выработки проекта формальных отношений Ленин, Плеханов, Засулич, Аксельрод, Мартов и Потресов будут соредакторами, причем Плеханов будет иметь два голоса. Газету было решено издавать в Германии, хотя Плеханов и Аксельрод, желавшие, чтобы газета выходила под их непосредственным руководством и чтобы все связи с Россией шли через них, настаивали на Швейцарии. Ленин же считал необходимым, чтобы газета была в стороне от эмигрантского центра и хорошо законспирирована. Это имело громадное значение для сношений с Россией.

После окончания переговоров Ленин выехал в Мюнхен, где обосновалось главное ядро редакции. Из конспиративных соображений он поселился здесь сначала без паспорта, под фамилией Мейера, а потом жил по паспорту на имя болгарина Порданова, которым его снабдили болгарские социал-демократы. Из этих же соображений он вел переписку с Россией через чешского социал-демократа Ф. Модрачека, проживавшего в Праге.

Первое время быт Владимира Ильича был очень неустроен. Жил он в плохой комнате, питался кое-как, утром и вечером довольствовался лишь чаем, который пил из жестяной кружки. Так продолжалось до приезда Н. К. Крупской в апреле 1901 года. Для оформления ее приезда Владимиру Ильичу пришлось отправиться в Прагу (впервые он посетил этот город осенью 1900 года, тогда же установил связь с чешскими социал-демократами), затем Вену, в русское консульство, которое должно было засвидетельствовать его подпись на прошении о выдаче паспорта жене. Примечательно его письмо матери, посланное из Праги: «Жалею, не занимался я чешским языком. Интересно, очень близко к польскому, масса старинных русских слов».2 Понравилась Владимиру Ильичу и «Вена — громадный, оживленный, красивый город», где он посетил Музей изобразительных искусств.

После приезда Надежды Константиновны в Мюнхен жизнь Владимира Ильича начала понемногу налаживаться. По объявлению они сняли комнату в одной рабочей семье. Надежда Константиновна варила обед на общей кухне, но готовить его приходилось у себя в комнате. Она старалась делать все как можно тише, чтобы не мешать Владимиру Ильичу работать. Так прожили месяц, а потом перебрались в предместье города — Швабинг, где сняли маленькую квартиру. Обзавелись обстановкой: приобрели подержанную мебель, которую потом, уезжая из Мюнхена, продали всю за двенадцать марок (около шести рублей на тогдашние русские деньги).

Живя в Мюнхене, Ленин и Крупская строго соблюдали конспирацию, почти ни с кем, кроме работников редакции, не общались. Однажды только Владимир Ильич ходил повидаться с прибывшей в Мюнхен Розой Люксембург.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 345.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 205.

 

«Из искры возгорится пламя.»

Все внимание Ленина было сосредоточено на газете, организация которой была делом очень трудным. Надо было найти помещение для типографии, приобрести русский шрифт, что сделать легальным путем было невозможно. Большую помощь в постановке газеты оказали Клара Цеткин — выдающийся деятель немецкого и международного рабочего движения, впоследствии один из основателей Коммунистической партии Германии, Адольф Браун — германский социал-демократ (по дороге в Мюнхен Ленин заезжал в Нюрнберг, где виделся с Брауном и вел с ним переговоры об организационно-технической помощи изданию «Искры»), польский революционер Юлиан Мархлевский, который в то время жил в Мюнхене, и рабочие-типографщики, доставшие нужный для газеты шрифт. Ряд номеров «Искры», журнал «Заря» и позднее работа Ленина «Что делать?» печатались в Штутгарте в типографии германского социал-демократа Дитца, руководившего издательством своей партии, которое выпускало произведения К. Маркса и Ф. Энгельса. Позднее, памятуя ценные услуги Дитца в издании «Искры» и «Зари», Ленин писал ему в 1913 году, что РСДРП «никогда не забудет Вашу братскую помощь в течение этого важнейшего для строительства партии периода, спешу Вам принести самые сердечные поздравления от своего имени и от имени ЦК РСДРП по случаю семидесятилетия Вашего рождения.

Желаю Вам еще долгой работы на пользу интернационального марксизма»1.

В октябре 1900 года было издано отдельным листком написанное Лениным «Заявление редакции «Искры»». В нем отмечалась настоятельная необходимость создания революционной партии, неразрывно связанной с рабочим движением. Но решить эту задачу было невозможно без непримиримой борьбы против кустарничества, идейных шатаний, всех проявлений оппортунизма. Ленин подчеркивал, что прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, надо сначала решительно размежеваться. В заявлении говорилось о великой роли рабочего класса России и его партии: только организованный в революционную партию пролетариат может выполнить лежащую на нем первоочередную историческую задачу — объединить под своим знаменем все демократические элементы страны и свергнуть самодержавие.

В конце ноября Ленин был занят подготовкой и выпуском первого номера журнала «Заря», а во второй половине декабря ездил в Лейпциг для окончательного редактирования первого номера газеты перед выпуском его в свет (этот номер печатался в Лейпциге2, последующие, в основном, — в Мюнхене).

Первый номер газеты вышел в декабре 1900 года. Эпиграфом газеты были слова, взятые из ответа декабристов Пушкину: «Из искры возгорится пламя!». Титанический труд Ленина увенчался успехом: была создана общерусская нелегальная политическая газета — боевой орган российских марксистов.

В. И. Ленин был организатором и непосредственным идейным руководителем «Искры». Он не только писал для нее статьи, но вникал буквально во все вопросы, связанные с содержанием и изданием газеты, — разрабатывал план каждого номера, редактировал статьи, находил авторов, переписывался с корреспондентами. занимался налаживанием пересылки газеты в Россию и финансовыми вопросами, обеспечил регулярный выход «Искры» в свет. Неоценимую помощь Владимиру Ильичу оказывала Надежда Константиновна, выполнявшая работу секретаря редакции. Об огромной работе Владимира Ильича в газете свидетельствовал позднее ставший его ярым врагом Потресов: «...мы все ценили Ленина не только за его знания, ум, работоспособность, но и за его исключительную преданность делу, всегдашнюю готовность отдаваться ему целиком, Нагружая себя сверх меры самыми неблагодарными функциями и неизменно добросовестно их выполняя».

«Искра» освещала все злободневные экономические и политические вопросы, рабочее движение, положение народных масс. Газета начала выходить в то время, когда в России разрасталось революционное движение, когда на улицах Петербурга, Москвы, Киева, Казани, Томска и других городов России происходили мощные демонстрации под лозунгом: «Долой самодержавие!»

В 1900 — 1903 годах разразился мировой экономический кризис. «Искра» в каждом номере писала о кризисе и его тяжелых последствиях для народа. Еще в ссылке, в 1897 году, Ленин в своих работах предсказывал неизбежность его наступления вслед за подъемом производства. Кризисы, указывал он, это ужасная хроническая болезнь всякого капиталистического общества. И это будет неизбежно продолжаться до тех пор, пока рабочий класс не низвергнет капитал и не уничтожит частную собственность на средства производства.

Экономический кризис в России привел к застою в промышленности, к массовой безработице в городах, которая, как писал Ленин, выбросила на улицу десятки тысяч не находивших себе работы рабочих. Положение усугубилось начавшимся из-за большого неурожая голодом.

Безработица, голод, все усиливавшийся полицейский гнет накаляли ненависть народных масс к самодержавию, поднимали их на политическую борьбу.

Повсюду в стране чувствовалось дыхание революционной бури. В этих условиях с особой настоятельностью и остротой вставала задача создания партии — политического вождя рабочего класса, призванного стать руководителем грядущей революции. Борьбу за такую партию повела «Искра», пользовавшаяся огромной любовью и популярностью среди рабочих.

Революционная марксистская партия в России создавалась тогда, когда капитализм вступил в свою высшую и последнюю, империалистическую стадию развития, когда пролетарская революция стала вопросом непосредственной практики, когда в России назревала революция.

В. И. Ленин, как никто другой, чутко улавливал приближение революции. На рубеже двух веков он создавал пролетарскую партию, партию нового типа, способную возглавить революционный подъем трудящихся масс, стойкую и непоколебимую в борьбе против любых попыток свернуть рабочий класс с революционного пути на путь соглашательства, реформизма. Ленин создавал партию, способную повести рабочий класс на свержение царизма, на победу над капитализмом и установление диктатуры пролетариата.

В передовой статье первого номера «Искры», озаглавленной «Насущные задачи нашего движения», Ленин выделял как основную задачу — создание крепкой, организованной марксистской партии, неразрывно связанной с рабочим движением. Без такой партии «рабочему классу никогда не удастся исполнить лежащую на нем великую историческую задачу: освободить себя и весь русский народ от его политического и экономического рабства»3.

В № 4 «Искры» (май 1901 года) была напечатана передовая статья «С чего начать?», в которой Владимир Ильич дал ответы на важнейшие для того времени вопросы социал-демократического движения в России: о характере и главном содержании политической агитации и организационных задачах. В статье был изложен конкретный план создания марксистской партии и всесторонне освещена роль общерусской политической газеты в осуществлении этого плана.

«Газета, — писал Ленин, — не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор»4.

Это ленинское положение стало руководящим принципом для «Искры» и для всей последующей революционной марксистской печати.

Статья Ленина получила широкое распространение в России: ее читали в газете «Искра», она издавалась местными социал-демократическими организациями в виде отдельной брошюры. Сибирский социал-демократический союз отпечатал ее в пяти тысячах экземпляров. Печатали ее также в Ржеве: она была распространена в Саратове. Тамбове. Нижнем Новгороде. Уфе и других городах. Особый успех статья имела среди рабочих.

«Я многим товарищам показывал «Искру» и весь номерок истрепался, а он дорог, — писал рабочий-ткач в газету... — Тут про наше дело, про все русское дело, которое копенками не оценишь и часами не определишь; когда его читаешь, тогда понятно, почему жандармы и полиция боятся нас, рабочих и тех интеллигентов, за которыми мы идем. Они, и правда, страшны и царю, и хозяевам, и всем, а не только хозяйским карманам. Конечно, я простой рабочий и совсем уж не такой развитой, но я очень чувствую, где правда, знаю, что нужно рабочим. Рабочий народ теперь легко может загореться, ужо все тлеет внизу, нужна только искра, и будет пожар. Ах, как это верно сказано, что из искры возгорится пламень! ...Раньше каждая стачка была событие, а теперь всякий видит, что одна стачка ничего, теперь свободы нужно добиваться, грудью брать ее. Теперь все, и старик, и малый, все читали бы. да вот горе наше — книжки нет. Я прошлое воскресенье собрал одиннадцать человек и читал: «С чего начать?», так мы до ночи не расходились. Как все верно сказано, как до всего дойдено».5

И. В. Бабушкин из Орехово-Зуева писал: ««Искра» у нас читается нарасхват, и сколько доставлено, вся находится в ходу. Благодаря ей, чувствуется сильный подъем у рабочих. Особенно много толкуют по поводу статьи по крестьянскому вопросу в ном. 36, так что требуют доставить этого номера».7

Об исключительной популярности «Искры» говорит и письмо И. К. Крупской И. Б. Аксельроду от 23 октября 1901 года:

«Из Нижнего Новгорода пишут, что «Искра» пользуется большим успехом среди рабочих...

Затем было письмо с юга. Пишут, что спрос (в Киеве, Харькове, Екатеринославе) на литературу громадный. «Рабочие и читают и понимают «Искру». Это пишет человек, утверждавший раньше, что «Искра» недоступна рабочим.

В одном из волжских городов «Искру» читает кружок рабочих в 40 человек. Относятся к «Искре» страшно горячо».8

Ленинская «Искра» была первой общерусской нелегальной марксистской галетой, боевым революционным печатным органом, сыгравшим решающую роль в создании марксистской партии рабочего класса. Ленин особенно подчеркивал роль «Искры» как главного средства идейного и организационного сплочения всех комитетов социал-демократии, воспитания партийных кадров и передовых рабочих в духе идей научного социализма и непримиримой борьбы со всеми проявлениями ревизионизма.

«Искра» пробуждала политическое недовольство населения России. Почти в каждом номере газеты печатались ленинские статьи, а всего их было опубликовано более сорока. Статьи Ленина — это блестящие образцы революционно-марксистской публицистики. В своих статьях Ленин поднимал все основные вопросы строительства партии и классовой борьбы пролетариата, откликался на важнейшие события международной жизни. С беспощадной партийной воинственностью он изобличал реакционную политику царизма, громил буржуазных либералов, срывал маски с националистов, эсеров, подвергал резкой критике оппортунизм «экономистов». Статьи Ленина укрепляли в рабочем классе России веру в свои силы, в неизбежность свержения сначала царизма, а затем и капитализма.

Строя партию, Ленин и его единомышленники должны были преодолевать косность и кустарничество в работе местных социал-демократических организаций, разброд и шатания среди части социал-демократов, барски-пренебрежительное отношение некоторых из них к строго дисциплинированной и четко организованной партии.

В. И. Ленин создавал партию рабочего класса в борьбе с многочисленными врагами, преодолевая огромные трудности. Русским революционерам приходилось строить партию под огнем жестоких преследований, им всегда грозили заключение в тюрьму, каторга и ссылка. Многие из них за революционную деятельность поплатились своей жизнью. «Мы, — писал Ленин, — идем тесной кучкой но обрывистому и трудному пути, крепко взявшись за руки. Мы окружены со всех сторон врагами, и нам приходится почти всегда идти под их огнем».9

Царизм принимал все меры, чтобы физически уничтожить Ильича. Начальник московской охранки Зубатов в секретном письме директору департамента полиции в декабре 1900 года писал, что «крупнее Ульянова сейчас в революции нет никого», и предлагал немедленно организовать его убийство.

С конца 1901 года Владимир Ильич стал подписывать некоторые свои работы псевдонимом Ленин. Нередко задают вопрос, почему он взял себе такой псевдоним? На этот вопрос близкие Владимира Ильича отвечали, что, по-видимому, он выбран случайно, так же как и другие.10 Впервые под этим псевдонимом в декабре 1901 года было опубликовано в журнале «Заря» начало статьи «Аграрный вопрос и «критики Маркса»» (главы I — IV).

Ленинская «Искра» создавала крепкий организационный костяк партии. По инициативе Владимира Ильича и под его руководством в начале 1901 года развертывают работу группы содействия «Искре», агенты газеты в России. Агенты распространяли доставляемую из-за границы «Искру», заботились о том. чтобы искровская литература перепечатывалась нелегально на родине, обеспечивали газету корреспонденциями, материалами, средствами, держали ее в курсе всей партийной жизни и революционного движения в стране. Вокруг ленинской «Искры» объединялись и сплачивались руководящие партийные кадры, профессиональные революционеры, передовые рабочие — смелые и беззаветные борцы за дело пролетариата. Их воспитанию и выращиванию при помощи газеты «Искра» Ленин придавал первостепенное значение. Отмечая огромную роль «Искры» в решении этой задачи, Г. М. Кржижановский писал: «Под ее знаменем в России стали накапливаться те силы, которым впоследствии пришлось в небывалом историческом масштабе выявить всесокрушающую мощь ленинской тактики, ленинского «марксизма в действии»».11

Бесстрашно и стойко работали агенты «Искры» по всей стране. Их не пугали ни постоянные полицейские преследования, ни тюрьма, ни ссылка. Среди агентов «Искры» были В. И. Арцыбушев, Е. В. Карамзин. И. Э. Бауман, Ц. С. Бобровская. О. А. Варенцова, И. Ф. Дубровинский, Р. С. Землячка, М. И. Калинин. В. З. Кецховели, Л. М. Книпович, П. А. Красиков, Л. Б. Красин. З. И. Кржижановская. Г. М. Кржижановский, Ф. В. Ленгник, П. И. Лепешинский, М. М. Литвинов, В. И. Ногин, Г. И. Окулова. А. И. Пискунов, И. И. Радченко, М. А. Сильвин, И. А. Скрыпник, И. Г. Смидович, Е. Д. Стасова, А. М. Стопани, М. И. Ульянова, Д. И. Ульянов. А. Д. Цюрупа и другие.

Как одного из самых активных агентов «Искры» В. И. Ленин отмечал И. В. Бабушкина. «Пока Иван Васильевич остается на воле, — писал он, — «Искра» не терпит недостатка в чисто рабочих корреспонденциях. Просмотрите первые 20 номеров «Искры», все эти корреспонденции из Шуи, Иваново-Вознесенска, Орехово-Зуева и др. мест центра России: почти все они про» ходили через руки Ивана Васильевича, старавшегося установить самую тесную связь между «Искрой» и рабочими. Иван Васильевич был самым усердным корреспондентом «Искры» и горячим ее сторонником»12. Ленин вел регулярную переписку с искровскими агентами и организациями в России: согласно разработанному им проекту была создана российская организация «Искры», костяком которой являлись агенты газеты.

В. И. Ленин руководил работой российской организации «Искры», помогал преодолевать местнические тенденции, добиваться больших результатов в создании фактического единства партийных организаций на основе принципов революционного марксизма. Организация просуществовала до II съезда партии, она сыграла важную роль в подготовке и созыве съезда.

Под руководством Ленина в Кишиневе Л. И. Гольдманом была организована тайная типография «Искры». Типография печатала статьи и отдельные номера газеты с матриц, присылаемых из-за границы. Перепечатка отдельных номеров была организована также в Екатеринославе и Баку. Бакинская подпольная типография носила в конспиративной переписке название «Нина».

«Искра» пересылалась в Россию разными путями: через Лондон, Стокгольм, Женеву, через Марсель, где специально поселился И. Г. Смидович, отправлявший газету при содействии матросов на пароходах, ходивших в Батум. В Батуме прием литературы, как вспоминает И. К. Крупская, наладили Л. Б. Красин и братья Енукидзе. «Впрочем, большинство литературы выброшено было в море (литература заворачивалась в брезент и выбрасывалась на условленном месте в воду, наши ее выуживали). Михаил Иванович Калинин, работавший тогда на заводе в Питере и входивший в организацию, через Гущу13 передал адрес в Тулон, какому-то матросу. Возили литературу через Александрию (Египет), налаживали транспорт через Персию. Затем налажен был транспорт через Каменец-Подольский, через Львов. Ели все эти транспорты уймищу денег, энергии, работа в них сопряжена была с большим риском».14 Перевозили газету в чемоданах с двойным дном, в переплетах книг и другими способами. Для более удобной пересылки ее печатали на тонкой прочной бумаге.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 48, стр. 212 — 213.

2 В помещении типографии ныне создан мемориальный музей; Социалистическая единая партия Германии передала Центральному музею В. И. Ленина в Москве модель типографского станка, на котором печаталась «Искра».

3 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 375.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 5, стр. 11.

5 «Искра» № 7, август 1901 г.

6 Имеется в виду статья В. И. Ленина «Рабочая партия и крестьянство» (1901).

7 «Искра» № 9, октябрь 1901 г.

8 Социал-демократическое движение в России, т. 1. М, — Л;, 1928, стр. 85, 86.

9 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 9.

10 Следует отметить, что на протяжении своей жизни Ленин имел более 150 псевдонимов, он прибегал к ним из соображений конспирации.

11 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 25.

12 В. И. Ленин. Соч., т. 20, стр. 80.

13 Е. Д. Стасова.

14 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 208.

 

Разногласия внутри редакции

Обстановка внутри редакции «Искры» была очень напряженной, Ленину постоянно приходилось бороться против оппортунистических шатаний ее членов, по многим принципиальным вопросам возникали глубокие разногласия. Особенно сильно они обнаружились при обсуждении статьи Ленина «Гонители земства и Аннибалы либерализма», в которой резко критиковалась мнимая революционность русских либералов. их политика «широковещательного краснобайства и позорной дряблости». Обсуждение статьи длилось почти полтора месяца. Г. В. Плеханов, П. Б. Аксельрод и В. И. Засулич выступали против политически острой ленинской оценки либералов. Владимир Ильич решительно отказался менять общий тон своей статьи и принципиальную позицию по отношению к либералам.

Так вновь коренным образом разошлись взгляды Ленина и Плеханова по вопросу об отношении к либеральной буржуазии и ее идеологам.

Разногласия внутри редакции «Искры» очень резко проявились при разработке партийной программы. По предложению Ленина первоначальный проект теоретической части программы редакция поручила составить Плеханову, аграрную часть ее и заключение первоначального варианта написал Ленин. В январе 1902 года Ленин пишет критические замечания на проект программы, составленный Плехановым. Серьезной критике Ленин подверг и второй проект программы, представленный Плехановым. Ленин обращал внимание на крайнюю абстрактность формулировок проекта, особенно при характеристике русского капитализма. Во втором проекте, как отмечал Ленин, было «опущено указание на диктатуру пролетариата», на руководящую роль рабочего класса — единственного действительно революционного класса, вместо классовой борьбы пролетариата говорилось об общей борьбе всех трудящихся и эксплуатируемых, пролетарский характер партии был недостаточно выражен. Ленин написал свой проект (так называемый «проект Фрея»).

Обстановку в редакции, в которой Владимиру Ильичу приходилось работать и отстаивать свои позиции, ярко воспроизвела в своих воспоминаниях Надежда Константиновна. Она так описывает одно из заседаний редакции: «Плеханов нападал на некоторые места наброска программы, сделанного Лениным. Вера Ивановна не во всем была согласна с Лениным, но не была согласна до конца и с Плехановым. Аксельрод соглашался тоже кое в чем с Лениным. Заседание было тяжелое. Вера Ивановна хотела возражать Плеханову, но тот принял неприступный вид и, скрестив руки, так глядел на нее, что Вера Ивановна совсем запуталась. Дело дошло до голосования. Перед голосованием Аксельрод, соглашавшийся в данном вопросе с Лениным, заявил, что у него разболелась голова и он хочет прогуляться.

Владимир Ильич ужасно волновался. Так нельзя работать. Какое же это деловое обсуждение?»1

Для составления единого проекта программы РСДРП на основе проектов Плеханова и Ленина редакцией «Искры» была создала «согласительная» комиссия. Эта комиссия представила окончательный текст проекта, утверждение которого состоялось в отсутствие Ленина на совещании членов редакции «Искры» в Цюрихе. Владимир Ильич дал свои замечания на комиссионный проект программы, а также дополнения к нему.

Опубликованные теперь материалы характеризуют громадную работу, которую провел Ленин при подготовке программы. Помимо ленинскою проекта программы, его замечаний на первый и второй проекты Плеханова, а также на комиссионный проект и ряда других документов, сохранились подготовительные материалы к выработке программы РСДРП. В этих материалах отражены важнейшие моменты из истории создания редакцией «Искры» проекта программы РСДРП.

Большое значение придавал Ленин разработке аграрной программы партии. Он первый из марксистов научно обосновал политику пролетариата по отношению к крестьянству в новых исторических условиях. Еще в статье «Рабочая партия и крестьянство», представлявшей собой набросок аграрной программы пролетарской партии, он изложил позицию «Искры» в этом вопросе. В феврале — первой половине марта 1902 года Лениным была написана статья «Аграрная программа русской социал-демократии» — комментарий к аграрной части проекта программы РСДРП. В этих статьях Ленин изложил основные требования социал-демократической рабочей партии в аграрном вопросе, дал глубокий анализ их классового содержания и исторической обусловленности. По определению Ленина центральным пунктом аграрной программы являлось требование возвращения «отрезков», т. е. тех земель, которые были отрезаны у крестьян по реформе 1861 года. Однако он оговаривал, что «в известный революционный момент» вместо этого требования может быть выдвинуто требование национализации земли. Ленин разъяснял, что «наша главная ближайшая цель — расчистить дорогу для свободного развития классовой борьбы в деревне, классовой борьбы пролетариата, направленной к осуществлению конечной цели всемирной социал-демократии, к завоеванию политической власти пролетариатом и к созданию основ социалистического общества».

При обсуждении статьи Ленина «Аграрная программа русской социал-демократии» внутри редакции «Искры» снова разгорелись споры. Плеханов, поддерживаемый Аксельродом, в оскорбительном тоне делал замечания, возражал против важнейших положений статьи, требовал смягчения полемики против врагов марксизма. После длительных резких споров все места, где говорилось о национализации земли, были редакцией опущены.

Разногласия в редакции тяжело переживались Лениным. Отстаивая принципиальные марксистские позиции, Владимир Ильич вынужден был вести такую упорную борьбу, что сам признавал: «Нервы мои истрепаны «в лоск», и я чувствую себя совершенно больным».

В результате неоднократных обсуждений работа над проектом программы РСДРП была закончена, и он был опубликован в июне 1902 года в Л» 21 «Искры». В проекте, благодаря настойчивой борьбе Ленина, была сформулирована идея о руководящей роли рабочего класса в революции и включено важнейшее положение о диктатуре пролетариата. В атом прежде всего и заключалось коренное отличие последовательно революционной Программы партии рабочего класса России от программ партий II Интернационала.

Примечание:

1 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 260.

 

«Что делать?»

В истории создания Коммунистической партии чрезвычайно важное место занимает произведение Ленина «Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения». Владимир Ильич начал работать над этой книгой в апреле 1901 года. Н. К. Крупская оставила нам исключительно интересную зарисовку работы Ленина над созданием своих произведений. «Когда он писал, он ходил обычно быстро из угла в угол и шепотком говорил то, что собирался писать». В феврале 1902 года книга была закончена, а в марте издана.

В предисловии к работе «Что делать?» Ленин писал, что в ней он предпринимает «попытку возможно более популярного, поясняемого самыми многочисленными и конкретными примерами, систематического «объяснения» со всеми «экономистами» по всем коренным пунктам наших разногласий».1

В этом труде Ленин дал глубокий анализ положения в международной социал-демократии; он показал, что в ней образовалось два направления, между которыми развернулась непримиримая борьба. Одно направление — последовательно революционное, отстаивающее идеи марксизма, другое — оппортунистическое, извращающее основные положения марксистской теории. Сущность этого «нового» направления, которое провозгласило «критическое» отношение к якобы «старому, догматическому» марксизму, а в действительности выступило против революционного содержания марксистского учения, со всей определенностью выявилась в оппортунистических, ревизионистских воззрениях Бернштейна. Бернштейнианство опошляло марксизм, развращало сознание рабочего класса, проповедуя теорию притупления социальных противоречий, отрицая идею социальной революции и диктатуры пролетариата, сводя рабочее движение и классовую борьбу к узкому тред-юнионизму и буржуазно-либеральному реформизму. Прикрываясь демагогической фразой о «свободе критики», проповедники бернштейнианства на самом деле пропагандировали свободу внедрения в рабочее движение буржуазных идей, свободу превращать социал-демократию из партии революционной в партию реформистскую. Свобода — великое слово, но под знаменем свободы и развития промышленности велись самые разбойнические войны, а под знаменем свободы труда — грабили трудящихся. «Кто не закрывает себе намеренно глаз, — писал Ленин, — тот не может не видеть, что новое «критическое» направление в социализме есть не что иное, как новая разновидность оппортунизма»2.

Так Ленин уже в начале XX века разоблачил оппортунистическое направление в социал-демократии и вскрыл всю его опасность и вред для международного рабочего движения. В этом состояла одна из великих заслуг Ленина.

Вскрыв международный характер оппортунизма, Ленин показал, что, принимая различные формы в разных странах, оппортунизм по своему содержанию остается везде одним и тем же. Во Франции он выражался в мильеранизме, в Англии — в тред-юнионизме, в Германии — в бернштейнианстве, в российской социал-демократии — в «экономизме». Прикрываясь, как и бернштейнианцы, фальшивым знаменем «свободы критики», «экономисты» идейно развращали социал-демократию, принижали роль революционной теории, программу и тактику партии, стремились превратить рабочее движение в придаток к буржуазному либерализму, отрицали руководящую роль партии в рабочем движении. Борьба с «экономистами» была в то же время борьбой против международного оппортунизма.

В кпиге «Что делать?» Ленин дал всестороннюю разработку важнейших идеологических и организационных проблем, волновавших умы российской социал-демократии в тот период ее деятельности. Он раскрыл идейные истоки оппортунизма, показал великое значение революционной теории и социалистической сознательности, роль партии как революционизирующей и руководящей силы рабочего движения, обосновал коренное марксистское положение, что пролетарская партия призвана осуществить соединение рабочего движения с социализмом.

В. И. Ленин отмечал, что громкие фразы «экономистов» о «свободе критики» лишь прикрывали собой их оппортунизм, беззаботность по отношению к теории, их беспринципность, их борьбу против революционного существа марксизма. Он подчеркивал, что «роль передового борца может выполнить только партия. руководимая передовой теорией».3 В подтверждение своей мысли он ссылался на Энгельса, признававшего три формы великой борьбы социал-демократии — политическую, экономическую и теоретическую.

Важным пунктом разногласий между революционными социал-демократами и «экономистами» был вопрос о соотношении стихийности и сознательности в рабочем движении. Правильное решение этого вопроса имело громадное значение.

«Экономисты» преклонялись пред стихийностью рабочего движения, принижали роль социалистической) сознания. Свои взгляды они даже пытались обосновать теоретически, утверждая, что социалистическая идеология будто бы возникает стихийно, ее элементы постепенно накапливаются внутри самого рабочего движения, в ходе его развития. На самом же деле, доказывал Ленин, социалистическое сознание вносится в рабочее движение революционной марксистской партией.

В обществе, раздираемом классовыми противоречиями, разъяснял Ленин, не может быть никогда внеклассовой или надклассовой идеологии. Вопрос стоит только так: буржуазная или социалистическая идеология. Рабочий класс стремится к социализму: это стремление вытекает из его общественного положения, из самих условий его жизни. Всем своим бытием он более всего подготовлен к восприятию социалистической идеологии. Ленин писал: «рабочий класс стихийно влечется к социализму. Это совершенно справедливо, в том смысле, что социалистическая теория всех глубже и всех вернее определяет причины бедствий рабочего класса, а потому рабочие и усваивают ее так легко...»4 Буржуазия же, как господствующий класс, обладающий громадным аппаратом духовного порабощения масс, стремится всеми имеющимися у нее средствами распространить свою идеологию и привить ее пролетариату. Поэтому «...всякое преклонение пред стихийностью рабочего движения, всякое умаление роли «сознательного элемента», роли социал-демократии означает тем самым, — совершенно независимо от того, желает ли этого умаляющий или нет, — усиление влияния буржуазной идеологии на рабочих».5

Для того чтобы оградить рабочий класс от влияния буржуазных идей и внедрить в его сознание социалистические идеи, необходимо вести энергичную борьбу против буржуазной идеологии.

Преклонение пред стихийностью приводило «экономистов» к принижению не только революционной теории, но и политических задач партии и рабочего класса. «Экономисты» ограничивали задачи рабочего движения только профессиональной экономической борьбой с хозяевами и правительством за улучшение условий труда в рамках буржуазного общества. Такая реформистская политика неизбежно ведет к сохранению на длительное время капиталистического наемного рабства. Сводить все дело к борьбе рабочих за более выгодные условия продажи рабочей силы — это, в сущности, еще не революционная, а только тред-юнионистская политика. В отличие от последней, деятельность пролетарской партии направлена на то, чтобы не только добиться лучших условий продажи рабочей силы, но и уничтожить тот общественный строй, который заставляет неимущих продавать свою рабочую силу богачам. В противовес оппортунистической линии Ленин выдвинул важнейшее положение о первостепенном значении политической борьбы в великой битве за социализм: «...самые существенные, «решающие» интересы классов могут быть удовлетворены только коренными политическими преобразованиями вообще; в частности, основной экономический интерес пролетариата может быть удовлетворен только посредством политической революции, заменяющей диктатуру буржуазии диктатурой пролетариата».6

Отсюда Ленин делал вывод, что социал-демократы должны активно взяться за политическое воспитание рабочего класса, должны «воспользоваться теми проблесками политического сознания, которые заронила в рабочих экономическая борьба, для того, чтобы поднять рабочих до социал-демократического политического сознания».7 Недостаточно пропагандировать идею враждебности рабочего класса самодержавию, идею противоположности интересов рабочих интересам хозяев, а необходимо обличать все и всяческие виды самодержавно-полицейского и капиталистического гнета, проявляющегося в самых различных областях жизни и деятельности, и профессиональной, и общегражданской, и личной, и семейной, и религиозной, и научной, и т. п.

«...Идеалом социал-демократа, — писал Ленин, — должен быть не секретарь тред-юниона, а народный трибун, умеющий откликаться на все и всякие проявления произвола и гнета, где бы они ни происходили, какого бы слоя или класса они ни касались, умеющий обобщать все эти проявления в одну картину полицейского насилия и капиталистической эксплуатации, умеющий пользоваться каждой мелочью, чтобы излагать пред всеми свои социалистические убеждения и свои демократические требования, чтобы разъяснять всем и каждому всемирно-историческое значение освободительной борьбы пролетариата».8

Значительную часть книги «Что делать?» Ленин посвятил организационным вопросам, дав и по этим вопросам бой «экономистам». Сужая политические задачи пролетариата, «экономисты» умаляли руководящую роль партии в рабочем движении, принижали ее организационные задачи. Они оправдывали кустарничество, мелкий практицизм и разобщенность местных организаций. Ленин вновь всесторонне обосновывает задачу создания централизованной, сплоченной организации революционеров. Для этого нужно, считал он, чтобы среди массы партийных практиков всякое поползновение принизить политические задачи и размах организационной работы встречало осуждение. «...Наша задача — не защищать принижение революционера до кустаря, а поднимать кустарей до революционеров».

Разоблачая оппортунизм «экономистов» в организационных вопросах. Ленин разработал план организационного построения, партии. По этому плану партия должна состоять из двух частей: узкого круга руководящих работников, главным образом профессиональных революционеров, и широкой сети местных партийных организаций, окруженных сочувствием и поддержкой трудящихся масс.

Пророчески звучали слова Ленина: «История поставила теперь перед нами ближайшую задачу, которая является наиболее революционной из всех ближайших задач пролетариата какой бы то ни было другой страны. Осуществление этой задачи, разрушение самого могучего оплота не только европейской, но также (можем мы сказать теперь) и азиатской реакции сделало бы русский пролетариат авангардом международного революционного пролетариата».9

В произведении «Что делать?» Ленин, развивая идеи Маркса и Энгельса о пролетарской партии, заложил основы учения о партии нового типа. Эти идеи были горячо восприняты социал-демократическими организациями в России. Петербургский комитет РСДРП опубликовал заявление «о своей солидарности с теоретическими воззрениями, тактическими взглядами и организационными идеями» «Искры». «Комитет пришел к убеждению, что надо закончить, выражаясь словами автора брошюры «Что делать?», ликвидацию периода кустарничества, периода местной раздробленности, организационного хаоса и программной разноголосицы».10 Московский комитет РСДРП обратился в редакцию «Искры» с выражением благодарности Ленину за «Что делать?». Тульский комитет отмечал влияние книги Ленина: «...настоящая позиция и цель «Искры» были поняты комитетом и наиболее сознательными рабочими». Сибирский союз подчеркивал, что «книга Ленина «Что делать?» производит сильное впечатление на действующих социал-демократов и завершает в отношении организационных и тактических вопросов победу взглядов «Искры»».

В. И. Ленина особенно интересовало отношение рабочих к его книге. Так, в июле 1902 года он писал И. И. Радченко в Петербург: «Уж очень обрадовало Ваше сообщение о беседе с рабочими. Нам до последней степени редко приходится получать такие письма, которые действительно придают массу бодрости. Передайте это непременно Вашим рабочим и передайте им нашу просьбу, чтобы они и сами писали нам не только для печати, а и так, для обмена мыслей, чтобы не терять связи друг с другом и взаимного понимания. Меня лично особенно интересует при этом, как отнесутся рабочие к «Что делать?», ибо отзывов рабочих я еще не получал».11

Книга Ленина имела неоценимое значение в борьбе за партию, в сплочении социал-демократических комитетов в России вокруг «Искры». Выдающееся произведение Ленина «Что делать?» сыграло огромную роль в подготовке II съезда РСДРП.

Хотя Владимир Ильич находился за границей, вся его деятельность была подчинена задачам партийной работы в России, развертыванию рабочего и крестьянского движения. Ленин был тесно связан с партийными организациями России. Дошедшая до нас переписка показывает, как глубоко и детально он вникал в практическую деятельность петербургской, московской, астраханской, нижегородской, тверской, самарской, киевской, одесской и др. организаций, которым он давал указания, советы, помогал исправлять ошибки и недостатки в работе. В ответ на письмо петербургского социал-демократа Ленин в сентябре 1902 года пишет «Письмо к товарищу о наших организационных задачах», в котором подробно разъясняет искровские принципы построения партии нового типа, развитые им в статье «С чего начать?» и в книге «Что делать?». «Письмо к товарищу» сыграло большую роль в борьбе революционных марксистов против кустарничества, насаждаемого «экономистами», в упрочении искровских организационных принципов.

Особое значение Владимир Ильич придавал партийным организациям крупных заводов, где было сконцентрировано большое число рабочих. Подчеркивая роль заводских организаций, как основного звена социал-демократического движения, он писал: «Каждый завод должен быть нашей крепостью». Напечатанное на гектографе «Письмо к товарищу» в копиях ходило по рукам, оно было распространено не только в Петербурге, но и в Москве, Риге, Ростове-на-Дону, Нахичевани, Николаеве, Красноярске, Иркутске и других городах. В январе 1904 года письмо было опубликовано ЦК РСДРП в России в виде отдельной брошюры с предисловием и послесловием Ленина.

Большой радостью для Ленина были встречи с рабочими, агентами «Искры», приезжавшими из России. Обращаясь к Ленину за советом, они получали от него исчерпывающие ответы на все насущные вопросы, разъяснение неотложных задач. Агенты «Искры» отмечали, что беседы с Лениным были для них настоящей марксистской политической школой.

Напряженная и неутомимая деятельность Ленина по строительству партии принесла свои плоды. Ленинская «Искра» стала центром объединения сил, воспитания и сплочения социал-демократических организаций в общероссийскую боевую централизованную пролетарскую партию с марксистской программой, революционной тактикой, единой волей и железной дисциплиной. Искровские организации возглавляли борьбу рабочего класса против самодержавия. Под влиянием идей «Искры» революционное движение принимало массовый характер, о чем ярко свидетельствовали стачки и демонстрации во многих городах России. Ленин позднее с гордостью писал об этом периоде: «Весь цвет сознательного пролетариата стал на сторону «Искры»».12

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 4

2 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 9

3 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 25

4 Там же, стр. 41.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 38.

6 Там же, стр. 46.

7 Там же, стр. 73.

8 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 80 — 81.

9 Там же, стр. 28.

10 «Искра» № 20, 15 октября 1902 г.

11 В. И. Ленин. Соч., т. 40, стр. 201.

12 В. И. Ленин. Соч., т. 26, стр. 344.

 

В Лондоне, Париже, Женеве

Весной 1902 года издание «Искры» было перенесено из Германии в Англию, в Лондон. 30 марта (12 апреля) Ленин и Крупская выехали из Мюнхена; по дороге в Лондон они остановились в Кёльне, затем в Льеже, ненадолго заехали в Брюссель.

В Лондоне при содействии английских социал-демократов было налажено печатание «Искры». Англичане гостеприимно предоставили свою типографию для «Искры». Позднее Владимир Ильич вспоминал, что редактору английского прогрессивного органа «Justice» («Справедливость») Гарри Квелчу «пришлось для этого «потесниться»: ему отгорожен был в типографии тонкой дощатой перегородкой уголок вместо редакторской комнаты. В уголке помещался совсем маленький письменный стол с полкой книг над ним и стул. Когда пишущий эти строки посещал Квелча в этом «редакторском кабинете», то для другого стула места уже не находилось...».1

В. И. Ленин с женой жили в Лондоне под фамилией Рихтер. Сначала поселились в меблированных комнатах, а потом сняли две комнаты в небольшом доме, недалеко от Британского музея. Первую половину дня Владимир Ильич работал в библиотеке музея, где в свое время работал Карл Маркс, а вторую — дома. В свободные часы Ленин внимательно изучал Лондон. Глядя на бьющие в глаза богатство и нищету этого города, Ильич сквозь зубы говорил: «две нации». Он изучал также английское рабочее движение, часто бывал в рабочих районах, посещал собрания и митинги.

В Лондоне Ленин продолжал совершенствоваться в английском языке. По объявлению он нашел англичан, которые стали заниматься с ним и Надеждой Константиновной английским языком в обмен на уроки русского языка.

В конце июня 1902 года Владимир Ильич ездил во Францию, чтобы увидеться с матерью и старшей сестрой и отдохнуть немного от напряженной обстановки в редакции. Несколько недель он провел с родными на северном побережье Франции, в местечке Логиви. Большой радостью для него была встреча с матерью. Он горячо желал, чтобы мать жила с ним, но она всегда находилась с тем из детей, кто больше всего нуждался в ее помощи. А необходимость в такой помощи была частой: то один, то другой член семьи Ульяновых, иногда даже несколько одновременно, подвергались в России аресту или ссылке.

В тот период большое внимание Ленин уделял пропаганде марксистской аграрной программы и критике программы и тактики мелкобуржуазной партии эсеров. Он делал это в своих печатных работах и устных выступлениях. Эсеры проповедовали реакционные взгляды либеральных народников. Объявляя себя социалистами, эсеры принижали «свой якобы социализм до уровня самого дюжинного мелкобуржуазного реформаторства», своей аграрной программой они вводили в заблуждение крестьян.

В. И. Ленин показывал вред, который эсеры наносили русскому революционному движению. С рефератом против эсеров он выступил на собрании русских политэмигрантов в Париже. Позднее, осенью 1902 года, он выступал с такими рефератами и в ряде городов Швейцарии (Лозанне, Женеве, Берне, Цюрихе), а также в Лондоне и Льеже.

В феврале 1903 года Ленин читал в Русской высшей школе общественных наук в Париже лекции на тему «Марксистские взгляды на аграрный вопрос в Европе и в России». Высшая школа была организована легально для русских студентов, проживавших за границей. Руководители школы проявляли открытую неприязнь к революционным марксистам, явно симпатизируя народникам и эсерам. Но авторитет Владимира Ильича как теоретика аграрного вопроса был настолько велик, что совет профессоров, под давлением слушателей школы социал-демократов, действовавших вместе с Парижской искровской группой, постановил пригласить для чтения курса лекций по аграрному вопросу «известного марксиста Вл. Ильина, автора легальных книг «Развитие капитализма в России» и «Экономические этюды»...». Каковы же были их изумление и замешательство, когда выяснилось, что Ильин и Ленин — одно и то же лицо. Руководство школы пыталось отменить лекции Ленина, но эти попытки оказались тщетными. Студенты бурными овациями реагировали на лекции Ленина и говорили потом, что эти лекции были для них настоящим праздником.

Возвратившись в Лондон, Ленин 18 марта произнес яркую речь на огромном митинге рабочих в Уайтчепеле (рабочий район Лондона), посвященном годовщине Парижской коммуны. На митинге присутствовали также участники коммуны, среди которых была пламенная коммунарка Луиза Мишель, выступившая перед собравшимися.

В марте 1903 года Ленин пишет популярную брошюру «К деревенской бедноте. Объяснение для крестьян, чего хотят социал-демократы». К мысли о необходимости написать брошюру для крестьян его привели крестьянские выступления 1902 года. Ленин тщательно работал над брошюрой, старался, чтобы она была как можно понятнее крестьянам. Он писал Г. В. Плеханову. что ему очень хочется разъяснить крестьянам марксистскую идею о классовой борьбе в деревне на конкретных данных о четырех слоях деревенского населения: помещики, крестьянская буржуазия, среднее крестьянство и полупролетарии вместе с пролетариями. В своей брошюре Ленин разъяснял крестьянам, чего добивается рабочая партия и почему крестьянской бедноте надо идти вместе с рабочими. Брошюра Ленина является блестящим образцом популярной марксистской литературы.

Обращаясь к деревенской бедноте, он писал: «Мы хотим добиться нового, лучшего устройства общества: в этом новом, лучшем обществе не должно быть ни богатых, ни бедных, все должны принимать участие в работе. Не кучка богатеев, а все трудящиеся должны пользоваться плодами общей работы. Машины и другие усовершенствования должны облегчать работу всех, а не обогащать немногих на счет миллионов и десятков миллионов народа. Это новое, лучшее общество называется социалистическим обществом. Учение о нем называется социализмом».2 И далее Ленин говорил: «Это — великое дело, и на такое дело не жалко и всю жизнь отдать».3

В брошюре «К деревенской бедноте» Ленин развил идеи марксизма о гегемонии пролетариата, о союзе рабочего класса с крестьянством, о перерастании буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую. Обращаясь к деревенской бедноте, Ленин говорил, что первый шаг в борьбе против помещичьей кабалы она сделает вместе со всеми крестьянами, в том числе и деревенской буржуазией, тогда как последний, главный шаг она может сделать только в крепком союзе с пролетариатом. И этот последний шаг и в городе и деревне будет один: «отберем все земли, все фабрики у помещиков и у буржуазии и устроим социалистическое общество».4

Брошюра Ленина вышла из печати в Женеве в мае 1903 года. К ней был приложен текст проекта программы РСДРП с вступлением к нему, написанным Владимиром Ильичем. Изданная за границей, она нелегально перевозилась в Россию, где получила широкое распространение; ее изучали в подпольных социал-демократических и рабочих кружках, она проникала в деревню, армию и флот. По неполным данным, только за время с мая 1903 по декабрь 1905 года ленинская брошюра была доставлена в 75 населенных пунктов. В 1904 году она была переиздана за границей тиражом 10 000 экземпляров, неоднократно перепечатывалась в России, а в 1905 году вышла там легально. Один из рабочих, выходец из крестьян-бедняков, говорил потом Владимиру Ильичу, что после прочтения брошюры «К деревенской бедноте» он стал большевиком.

Весной 1903 года печатание «Искры» было перенесено в Женеву, на чем настояла группа «Освобождение труда». В начале мая Ленин и Крупская выехали из Лондона.

По приезде в Женеву сначала жили в меблированных комнатах, а потом, осмотревшись на новом месте, сняли отдельный домик в рабочем поселке Сешерон; в этом домике они прожили по июнь 1904 года. Дом состоял из трех комнат и большой, с каменным полом, кухни. В комнаты надо было подниматься по деревянной лестнице. В каждой из них стояли стол, железная кровать, застланная пледом, несколько стульев и грубо сколоченные полки для книг. В кухне недостаток мебели восполнялся ящиками из-под книг и посуды. Кухня, расположенная внизу дома, служила одновременно столовой и гостиной: здесь за чашкой чая Ленин подолгу беседовал с товарищами, любившими бывать в его радушной и дружной семье. Агент «Искры» Ц. С. Зеликсон-Бобровская, вспоминая о своей встрече с Лениным, отмечала его простоту, сердечность, скромность и жизнерадостность. «Владимир Ильич одет был в темно-синюю косоворотку навыпуск, которая придавала всей его коренастой фигуре какой-то особо «российский» вид»5.

Владимир Ильич заботился о каждом товарище, особенно о вновь прибывших, многие из которых приезжали за границу после побега из ссылки или тюрьмы, без средств, часто не имея даже сколько-нибудь сносной обуви и одежды. Он хлопотал, чтобы приехавший имел жилье, питание, одежду, и не успокаивался до тех пор, пока не был уверен, что тот обеспечен самым необходимым. Владимир Ильич был чутким, приветливым и обаятельным человеком. Исключительно деликатный в отношениях с людьми, готовый всегда прийти на помощь нуждавшемуся в ней, он притягивал к себе людские сердца.

Неиссякаемой силой и энергией веяло от Ленина. Он любил веселую шутку, хорошую песню, музыку и народные гулянья. Великий трудолюбец, он находил время и на веселый отдых в кругу друзей. Нередко он, Надежда Константиновна и товарищи ездили на велосипедах за город. Бывало и так, что Владимир Ильич вместе с женой и ее матерью отправлялся на прогулку на целое воскресенье. Об одном из таких воскресных дней он писал: «Погуляли отлично, воздух нас всех опьянил, точно детей, и я потом отлеживался, как от сибирской охоты. Мы вообще насчет гуляний не промах. Единственные из всех здешних товарищей, изучающие все окрестности города, это мы. Находим разные «деревенские» тропинки, знаем ближние места, собираемся и подальше прокатиться. Я себя хорошо чувствую последнее время, работаю регулярно и не страдаю от сутолоки».6

Вечерами в квартире Ленина иногда собирались товарищи. Пели революционные и народные песни — «Интернационал», «Марсельезу», «Варшавянку», «Замучен тяжелой неволей», «Дубинушку», «Ревела буря», «Славное море, священный Байкал», «Есть на Волге утес» и другие. Со всеми вместе увлеченно пел и Владимир Ильич.

Во время прогулок, за вечерним чаем, в дружеской беседе Владимир Ильич оживленно говорил о литературе, о своих любимых писателях: Чернышевском, Салтыкове-Щедрине, Некрасове. Собеседники поражались его литературным познаниям; он мог наизусть читать поэмы Некрасова, тонко передавая глубину содержания и красоту стиха, прекрасно знал произведения Пушкина, Лермонтова, Толстого.

Живя вдали от России, Владимир Ильич очень сильно тосковал по родине. Эта тоска нередко звучала в его письмах к матери. В слякотный зимний мюнхенский вечер он вспоминал о настоящей русской зиме, о санном пути и морозном воздухе; в Лондоне он мечтал: «Хорошо бы летом на Волгу!»; в горах Швейцарии солнце, снег и салазки напоминали ему «русский хороший зимний денек». Он вспоминал русские просторы, родное Поволжье и могучую природу Сибири. Узнав из газет о постановке Художественным театром пьесы А. П. Чехова «Три сестры», он проявил к ней живой интерес, спрашивал мнение родных о пьесе. «Превосходно играют в «Художественно - Общедоступном», — писал он, — до сих пор вспоминаю с удовольствием свое посещение в прошлом году...»7 В другом письме он пишет, что ему хотелось бы сходить в Художественный театр посмотреть «На дне». Он сообщает матери о большом удовлетворении от последней, «Патетической», симфонии П. И. Чайковского, которую ему удалось услышать в концерте. Где бы ни был Ленин за границей, он всегда вспоминал Россию.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 23, стр. 440.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 7, стр. 132.

3 Там же, стр. 183.

4 Там же, стр. 189.

5 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 103.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 231 — 232.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 204. В феврале 1900 года Владимир Ильич смотрел пьесу Г. Гауптмана «Возчик Геншель».

 

На II съезде РСДРП

За три года «Искра» приобрела огромное влияние на русские комитеты РСДРП. «Экономизм» был идейно разбит. Период разброда, шатаний подходил к концу.

Сплотив вокруг «Искры» партийные организации России, Ленин выдвигает задачу созыва II съезда партии и развертывает огромную подготовительную работу. Предвидя, что подготовка к съезду и сам съезд пройдут в обстановке острой идейной борьбы, он разъяснял российским марксистам важность предстоящего съезда и необходимость принятия им искровской программы и искровских организационных принципов. Ленин тщательно готовился к тому, чтобы дать бой противникам «Искры» и всякого рода оппортунистическим элементам.

15 августа 1902 года Ленин в Лондоне провел совещание с представителями Петербургского комитета РСДРП, русской организации «Искры», «Северного союза РСДРП», на котором было создано искровское ядро Организационного комитета (ОК) по созыву II съезда партии. По инициативе Ленина на совещании представителей социал-демократических комитетов в Пскове в ноябре был образован Организационный комитет, преобладающее большинство членов которого состояло из искровцев. Руководимый Лениным, Организационный комитет провел большую работу по подготовке съезда. Ленин разработал регламент и порядок дня съезда, составил проект Устава партии, с которым познакомил членов редакции «Искры» и делегатов, приехавших в Женеву до открытия съезда, участвовал в собраниях последних для того, чтобы выработать единство взглядов. Он написал план доклада съезду о деятельности организации «Искры», а также проекты резолюций: о демонстрациях, о месте Бунда в РСДРП, об отношении к учащейся молодежи, о партийной литературе, об экономической борьбе, о 1 Мая, международном конгрессе, терроре, пропаганде, распределении сил.

Незадолго до съезда Владимир Ильич написал статью «Ответ на критику нашего проекта программы», в которой обосновал аграрную часть программы партии. Статья была напечатана в брошюре «Об аграрной программе Икса. Ответ на критику нашего проекта программы Н. Ленина», розданной делегатам II съезда вместо доклада по аграрному вопросу.

II съезд РСДРП состоялся 17(30) июля — 10(23) августа 1903 года. С глубоким волнением и нетерпением ожидал Ленин открытия съезда, о котором он страстно мечтал, как о событии исторической важности. Вначале съезд заседал в Брюсселе, но из-за преследований со стороны бельгийской полиции он был вынужден прервать свою работу и продолжить ее в Лондоне. В целях конспирации съезд в Брюсселе проходил в помещении мучного склада. Большое окно склада было завешено красной материей. Поднявшись на импровизированную трибуну, Г. В. Плеханов торжественно открыл съезд. Волнением и радостью были охвачены все присутствовавшие в эти исторические минуты.

Если на I съезде было всего 9 делегатов, то на II их было 43 с 51 решающим голосом и 14 с совещательным; некоторые делегаты имели по два голоса. Делегаты представляли 26 партийных организаций. В порядке дня съезда стояло 20 вопросов, из них важнейшими были: Программа партии, организация партии (утверждение Устава РСДРП), выборы Центрального Комитета и редакции Центрального Органа. Для руководства работой съезда было избрано бюро (президиум) в составе председателя — Г. В. Плеханова и двух вице-председателей — В. И. Ленина и П. А. Красикова. Съезд избрал Ленина членом программной. уставной и мандатной комиссий. На протяжении всего съезда Владимир Ильич вел подробный дневник его работы. Этот дневник представляет большой интерес. В нем Ленин дал живую зарисовку работы съезда, меткие характеристики выступлений делегатов.

Съезд проходил в ожесточенной борьбе последовательных искровцев, сплотившихся вокруг Ленина, с «экономистами», бундовцами, центристами и непоследовательными, «мягкими» искровцами — сторонниками Мартова.

Твердые искровцы, возглавляемые Лениным, боролись на съезде за создание партии на принципиальных и организационных началах, выдвинутых и разработанных «Искрой». Они стойко сражались за монолитную и боевую партию, тесно связанную с массовым рабочим движением, партию нового типа, в корне отличную от реформистских партий II Интернационала. Ленин и искровцы отстаивали на съезде создание такой партии, которая являлась бы передовым, сознательным, организованным отрядом рабочего класса, вооруженным революционной теорией, знанием законов развития общества и классовой борьбы, опытом революционного движения. Вместе с В. И. Лениным на съезде выступал Г. В. Плеханов, хотя он и проявлял по некоторым вопросам колебания. В период съезда они сблизились. Как и до съезда, Плеханов выступал против «экономистов»: он решительно защищал положения, выдвинутые Лениным в книге «Что делать?». Выступая против «экономиста» Акимова, Плеханов говорил: «...он во что бы то ни стало хочет развести меня с Лениным. Но... я не стану разводиться с Лениным и надеюсь, что и он не намерен разводиться со мной».1

II съезд принял Программу партии, обсуждение которой проходило в острой борьбе. В нападках на коренные принципы марксистской Программы объединились все оппортунисты. Бундовец Либер и «экономисты» Акимов и Мартынов выступили против включения в Программу положения о диктатуре пролетариата. Их по существу поддерживал и Троцкий. Не решаясь открыто протестовать против включения в Программу пункта о диктатуре пролетариата, Троцкий заявил, что осуществление такой диктатуры возможно лишь тогда, когда партия и рабочий класс будут «близки к отождествлению» и когда пролетариат составит «большинство нации».2 Это было по существу отрицанием возможности диктатуры пролетариата. Твердые искровцы во главе с Лениным отстаивали революционную Программу, идею диктатуры пролетариата, союз рабочего класса и крестьянства, право наций на самоопределение и пролетарский интернационализм. «Вопрос о диктатуре пролетариата, — писал впоследствии Ленин, — поставлен в этой программе ясно и определенно, притом поставлен именно в связи с борьбой против Бернштейна, против оппортунизма»3. Непримиримая борьба Ленина увенчалась успехом — съезд утвердил искровскую Программу. Впервые в истории международного рабочего движения после смерти Маркса и Энгельса была принята революционная Программа, в которой борьба за диктатуру пролетариата выдвигалась как основная задача партии рабочего класса.

В Программе говорилось:

«Заменив частную собственность на средства производства и обращения общественною и введя планомерную организацию общественно-производительного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества, социальная революция пролетариата уничтожит деление общества на классы и тем освободит все угнетенное человечество, так как положит конец всем видам эксплуатации одной части общества другою.

Необходимое условие этой социальной революции составляет диктатура пролетариата, т. е. завоевание пролетариатом такой политической власти, которая позволит ему подавить всякое сопротивление эксплуататоров».4

В. И. Ленин выступил на съезде с докладом об Уставе партии. Он считал партию боевой организацией, каждый член которой должен быть самоотверженным борцом, готовым и на повседневную будничную работу, и на борьбу с оружием в руках. Каждый член партии должен сознавать свою ответственность за партию в целом, и партия должна отвечать за работу каждого.

Обсуждение Устава партии вызвало горячие споры. Особенно резкие разногласия выявились при обсуждении его первого параграфа, определявшего, кто может быть членом партии. Решался вопрос, какой будет партия — оппортунистической или боевой, расплывчато-либеральной или выдержанно-пролетарской.

Ленинская формулировка первого параграфа Устава гласила, что членом партии может быть всякий, признающий ее Программу и поддерживающий партию как материальными средствами, так и личным участием в одной из партийных организаций. Первый параграф Устава в ленинской редакции затруднял доступ в партию непролетарским, неустойчивым элементам, и тем самым открывал возможности для создания партии крепкой, организованной и дисциплинированной.

Отстаивая свою формулировку первого параграфа Устава партии, Ленин говорил: «Лучше, чтобы десять работающих не называли себя членами партии (действительные работники за чинами не гонятся!), чем чтобы один болтающий имел право и возможность быть членом партии»5. «Наша задача, — указывал он, — оберегать твердость, выдержанность, чистоту нашей партии. Мы должны стараться поднять звание и значение члена партии выше, выше и выше...»6

Владимир Ильич боролся за создание партии, которая была бы способна привести рабочий класс к установлению диктатуры пролетариата. Формулировку первого параграфа Устава партии он неразрывно связывал с борьбой за диктатуру пролетариата.

Против ленинского принципа членства в партии выступил Мартов, поддержанный всеми оппортунистическими и колеблющимися элементами. По мартовской формулировке первого параграфа Устава РСДРП член партии мог и не состоять в партийной организации, достаточно, если он будет оказывать ей регулярное личное содействие под руководством одной из партийных организаций. Такое толкование членства делало партию расплывчатой, открывало доступ в нее оппортунистическим элементам. С такой партией рабочие никогда не смогли бы добиться победы — взять власть в свои руки. Формулировка Мартова принижала значение члена партии, вела к созданию не революционной, а реформистской партии.

В борьбе двух направлений по вопросу об организационных принципах построения РСДРП Троцкий выступил вместе с Мартовым и другими оппортунистами. Троцкий на съезде заявил, что «формула т. Ленина должна быть отвергнута».7 Троцкий выступил не только против ленинской редакции первого параграфа Устава, но и в целом против ленинского организационного плана построения партии, партии нового типа.

На II съезде и после, в годы первой русской революции, Ленин вел непримиримую борьбу против оппортунистических взглядов Троцкого. В 1908 году Ленин писал Горькому: «У меня, например, лично с Троцким большая баталия, драка была отчаянная в 1903 — 5 годах...»8

Формулировка Мартова и выступления его единомышленников отражали их отношение к главному вопросу Программы партии — вопросу о диктатуре пролетариата. Все они считали победу диктатуры пролетариата делом далекого будущего. По существу, они перепевали утверждения западных оппортунистов о том, что пролетариату не следует бороться за власть до тех пор, пока он не станет большинством населения страны. Поэтому им и не нужна была боевая, революционная партия, необходимая для обеспечения гегемонии рабочего класса, победы диктатуры пролетариата. Незначительным большинством голосов на съезде была принята формулировка Мартова.

Ленинскую редакцию первого параграфа Устава партии поддерживал Г. В. Плеханов. Он заявил, что формулировка Мартова открывает двери оппортунистам. «Правда на стороне Ленина», — говорил Плеханов.

Вопрос об организационных принципах построения партии имел большое значение. Ленин категорически осудил сепаратистские попытки Бунда расколоть РСДРП по национальному признаку. Он считал, что партия нового типа должна быть основана на принципах пролетарского интернационализма. Бундовцам на съезде был дан решительный отпор.

Ожесточенная борьба развернулась на съезде при выборах руководящих центров партии — Центрального Комитета и редакции Центрального Органа. Этот вопрос был вопросом первостепенной важности. Ленин полагал, что в Центральный Комитет и редакцию должны быть избраны твердые и последовательные революционеры. Оппортунисты же старались протащить туда своих единомышленников. Меньшинство съезда, возглавляемое Мартовым, при выборах редакции ЦО настаивало на том, чтобы сохранить весь прежний состав редакции (шестерку). Ленин же предлагал избрать редакцию из трех человек. Старая шестерка была абсолютно неработоспособна, за три года она ни разу не собиралась в полном составе. Аксельрод постоянно отсутствовал и не работал — для 45 номеров газеты он дал 3 или 4 статьи, Засулич и Потресов никогда не вели редакторской работы. Было совершенно очевидно, что редакция в таком составе оставаться не может. Ленин отмечал, что перенесение на съезд вопроса об утверждении старой редакции было явным провоцированием скандала.

В. И. Ленина на съезде поддерживали представители крупнейших партийных комитетов: Петербургского, Московского. Бакинского, Донского, Киевского, Одесского, Тульского и «Северного союза». Ввиду того что часть оппортунистов, в том числе бундовцы, из-за провала их предложений ушли со съезда, соотношение сил на нем изменилось в пользу твердых искровцев, ставших теперь большинством съезда.

Победу одержали сторонники Ленина. По их предложению редакция Центрального Органа партии и Центральный Комитет были избраны в составе двух троек. Редакция была избрана в составе Ленина, Плеханова и Мартова, ЦК — Кржижановского, Ленгника и Носкова.

Высшим учреждением партии, согласно Уставу, принятому II съездом, признавался Совет партии, в задачу которого входило согласование и объединение деятельности Центрального Комитета и редакции Центрального Органа, а также восстановление этих учреждений в случае, если состав одного из них выбудет. Совет партии состоял из пяти членов — два от редакции ЦО и два от ЦК. Пятый член — Плеханов — был избран на съезде, он же являлся председателем Совета. Ленин входил в Совет от редакции «Искры».

Последовательных революционеров, возглавляемых Лениным, получивших большинство голосов при выборах центральных органов партии, стали называть большевиками, а оппортунистов, оставшихся в меньшинстве, — меньшевиками. Раскол искровцев был одним из главных политических результатов II съезда. Большинство их стояло за принципы и тактику «Искры», меньшинство же повернуло к оппортунизму.

Борьба на съезде была решительной и открытой. Ленин приводил потом свой разговор на съезде с одним из делегатов, занимавших центристскую позицию. ««Какая тяжелая атмосфера царит у нас на съезде!» — жаловался он мне. — «Эта ожесточенная борьба, эта агитация друг против друга, эта резкая полемика, это нетоварищеское отношение!..» «Какая прекрасная вещь — наш съезд!» — отвечал я ему. — «Открытая, свободная борьба. Мнения высказаны. Оттенки обрисовались. Группы наметились. Руки подняты. Решение принято. Этап пройден. Вперед! — вот это я понимаю. Это — жизнь. Это — не то, что бесконечные, нудные интеллигентские словопрения, которые кончаются не потому, что люди решили вопрос, а просто потому, что устали говорить...»

Товарищ из «центра» смотрел на меня недоумевающими глазами и пожимал плечами. Мы говорили на разных языках»9.

II съезд РСДРП явился поворотным пунктом в мировом рабочем движении. Титаническая борьба Ленина за создание революционной пролетарской партии в России, партии нового типа, принципиально отличающейся от реформистских партий II Интернационала, увенчалась на съезде успехом.

Так возникла большевистская партия, ставшая образцом для международного революционного рабочего движения. В этом огромное историческое значение II съезда РСДРП.

Большевистская партия была создана на принципиальных идейных и организационных началах, разработанных ленинской «Искрой».

«Большевизм существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года»10, — писал впоследствии Ленин.

Благодаря деятельности Ленина и его соратников важнейший политический вопрос, выдвинутый ко времени II съезда РСДРП всем ходом рабочего движения в России на первый план, — победит ли в нем идеология революционного марксизма или же оно пойдет по пути подчинения буржуазной идеологии — был решен в пользу революционного марксизма. Победа гениального ленинского плана создания революционной марксистской партии — партии социальной революции и диктатуры пролетариата — показала, что в лице Ленина российский и международный пролетариат имеют выдающегося теоретика, продолжателя дела и учения Маркса и Энгельса, стратега революции, прозорливо видящего перспективы развития рабочего движения.

После окончания работы II съезда Ленин вместе с большевиками-делегатами посетил могилу Карла Маркса на Хайгетском кладбище. Вскоре Ленин выехал из Лондона в Женеву.

Примечание:

1 Второй съезд РСДРП. Протоколы. М., 1959, стр. 137.

2 Там же, стр. 136.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 41, стр. 369.

4 Второй съезд РСДРП. Протоколы, 1959, стр. 419 — 420.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 7, стр. 290.

6 Там же, стр. 290 — 291.

7 Второй съезд РСДРП. Протоколы, 1959, стр. 275.

8 В. И. Ленин. Соч., т. 47, стр. 137.

9 В. И. Ленин. Соч., т. 8, стр. 333.

10  В. И. Ленин. Соч., т. 41, стр. 6.

 

Борьба в партии после съезда

Борьба в партии после II съезда стала еще более острой. Потерпев на съезде поражение, меньшевики стремились путем интриг и закулисной борьбы сорвать его постановления, дезорганизовать партийную работу и захватить руководство партией. Ленину было ясно, что место старых, уже разбитых оппортунистов, место «экономистов» заняли новые оппортунисты — меньшевики, в сторону которых повернул и Плеханов. Нарушая волю партийного съезда, Плеханов решил кооптировать старую редакцию «Искры». Таким образом, он перешел на сторону меньшевиков. Ленин считал недопустимым пересматривать решение партийного съезда в угоду групповщине, он требовал уважения воли съезда. Он вышел из редакции «Искры» с тем, чтобы укрепиться в ЦК партии и оттуда повести борьбу против оппортунистов. Он подал заявление о том, что не состоит более в редакции, и просил поместить это заявление в «Искре».

Начиная с № 52 «Искра» переходит в руки меньшевиков. Новая, оппортунистическая, «Искра» на своих страницах открыла злобную кампанию против Ленина, против большевиков.

В двадцатых числах ноября Ленин был кооптирован в состав Центрального Комитета. Он внес в ЦК проект заявления с протестом против кооптации Плехановым в редакцию «Искры» бывших редакторов-меньшевиков. В первой половине декабря Ленин написал в редакцию меньшевистской «Искры» открытое письмо «Почему я вышел из редакции «Искры»?», которое редакция трусливо отказалась поместить в газете. Ничего иного не оставалось, как издать письмо Владимира Ильича отдельным листком и переслать его в Россию, где оно нелегально перепечатывалось; его потом обнаруживали при обысках в Москве, Туле, Томске, Риге, Астрахани, Николаеве и др. городах. Письмо Ленина сыграло большую роль в разоблачении оппортунистической тактики меньшевиков, их дезорганизаторской деятельности на II съезде РСДРП и в послесъездовский период.

Во второй половине января 1904 года Ленин пишет проект обращения «К членам партии», в котором критикует оппортунистические взгляды меньшевистской «Искры». Ему пришлось вести упорную борьбу против меньшевиков и в Совете партии, куда он теперь входил как представитель Центрального Комитета. И здесь дело дошло до того, что Ленин был вынужден временно оставить Совет. Было совершенно ясно, что меньшевики стремятся захватить в свои руки и ЦК, о чем Ленин предупреждал большевиков в России, требуя начать в местных комитетах подготовку к созыву III съезда партии. Но как ни тяжело Ленину было в то время, он был непоколебим и тверд: «в вопросе о нашей победе мы оптимисты»1.

Лишенный такого важного средства общения с партией, как газета, Ленин поддерживал тесную связь с партийными организациями перепиской, доходившей в то время до трехсот писем в месяц. Опубликованная в 46 томе Полного собрания его сочинений, эта переписка показывает, как широки и постоянны были связи Ленина с Петербургом, Москвой, Нижним Новгородом, Самарой, Уралом, Одессой, Киевом, Екатеринославом, Гомелем, Баку, Саратовом, с Кавказским союзным комитетом РСДРП, Донским комитетом, Комитетом союза горнозаводских рабочих, Сибирским и Имеретино-Мингрельским комитетами. Ведя непримиримую борьбу против раскольнической, дезорганизаторской деятельности меньшевиков, он неизменно опирался на широкие массы партийных работников.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 46, стр. 364.

 

«Шаг вперед, два шага назад»

Перед большевиками со всей остротой встала задача разоблачения враждебных партии действий меньшевиков и извращения ими фактов внутрипартийной борьбы на II съезде РСДРП и в послесъездовский период. Эту задачу выполнил Ленин в книге «Шаг вперед, два шага назад (Кризис в нашей партии)», написанной в феврале — мае 1904 года и изданной в Женеве в мае того же года. Готовя книгу, Ленин тщательно изучил протоколы заседаний и резолюции II съезда, сложившиеся на съезде политические группировки, документы ЦК и Совета партии. Раскол, происшедший на II съезде РСДРП, Владимир Ильич переживал, по словам Надежды Константиновны, «крайне мучительно». И работая над книгой «Шаг вперед, два шага назад», он мысленно возвращался ко всем перипетиям борьбы на съезде. Поэтому эта книга «стоила ему многих бессонных ночей, многих тяжелых настроений».1

В книге «Шаг вперед, два шага назад» дан подробный анализ всего хода борьбы на II съезде РСДРП и после съезда. Ленин обращает внимание членов партии на два центральных пункта: политическое значение деления партии на «большинство» и «меньшинство» и принципиальное значение позиции новой «Искры» по организационным вопросам. Исследуя эти два вопроса, он с неотразимой убедительностью доказал, что «большинство» есть революционное, а «меньшинство» — оппортунистическое крыло РСДРП. Оппортунизм «меньшинства» наметился уже в спорах о первом параграфе Устава партии. Главная задача съезда, указывал Ленин, состояла «в создании действительной партии на тех принципиальных и организационных началах, которые были выдвинуты и разработаны «Искрой»... Искровская программа и направление должны были стать программой и направлением партии, искровские организационные планы должны были получить закрепление в организационном уставе партии».2

Такой результат не мог быть достигнут без борьбы. Ленин шаг за шагом вскрывает оппортунистические шатания и политическую бесхарактерность антиискровцев и неустойчивых, «болотных» элементов съезда. Особенно подробно он разбирает их взгляды на Устав. Анализируя формулировки первого параграфа Устава партии, из-за которых разгорелись дебаты на II съезде, Ленин отмечал, что надо дать себе точный отчет о действительном характере тех оттенков в воззрениях, какие наметились в этих спорах. Действительный же характер этих оттенков состоял в принципиально различном понимании существа самой пролетарской партии и ее роли в рабочем движении.

В. И. Ленин разъяснял, что в спорах, происходивших на II съезде партии вокруг Устава, столкнулись сторонники буржуазно-интеллигентского индивидуализма со сторонниками пролетарской организации и дисциплины. Взгляды первых выражало оппортунистическое крыло съезда во главе с Мартовым.

В. И. Ленин считал, что Мартов своим утверждением: «Каждый стачечник должен иметь право объявить себя членом партии», доводит свою ошибку до абсурда. Прямой и безусловный долг социал-демократии — руководить всеми проявлениями классовой борьбы пролетариата, в том числе и стачками. Но это не значит, что каждый стачечник есть член партии. «Именно на примере «стачечника» особенно ясно видна разница между революционным стремлением социал-демократически руководить каждой стачкой и оппортунистической фразой, объявляющей членом партии каждого стачечника»3.

Гневно изобличал Ленин позорное поведение меньшевиков после съезда, прибегавших к самым низким приемам борьбы — к дезорганизации деятельности партии, к срыву ее работы. Характеризуя позицию новой, меньшевистской «Искры» как оппортунизм в организационных вопросах, Ленин показал, что эта позиция враждебна централизму и строгой пролетарской дисциплине: она берет под защиту анархизм и организационную распущенность, широко открывает двери партии для мелкобуржуазных, оппортунистических элементов.

В результате деятельности старой «Искры» и II съезда партии социал-демократическое движение в России шагнуло далеко вперед: было достигнуто идейное единство, сформулированное в партийной Программе и в партийных резолюциях, удалось освободиться от традиций кружковой ограниченности и замкнутости, собрать вместе десятки самых различных групп и создать партию. Теперь же, писал Ленин, нас тащат назад, разрушают партию, дезорганизуют партийную работу. Старая «Искра» учила революционной борьбе, была органом воинствующего марксизма. Новая «Искра» учит уживчивости с оппортунистами. Старая «Искра» заслужила себе почетную нелюбовь и русских и западноевропейских оппортунистов. Новая «Искра» за проведение дезорганизаторской линии получает похвалы от самых крайних оппортунистов.

В. И. Ленин показал, что разделение РСДРП на «большинство» и «меньшинство» является прямым и неизбежным продолжением разделения социал-демократии на революционную и оппортунистическую, которое давно появилось в других странах. Характерная черта оппортунизма — неопределенность, расплывчатость, неуловимость. «Оппортунист, по самой своей природе, уклоняется всегда от определенной и бесповоротной постановки вопроса, отыскивает равнодействующую, вьется ужом между исключающими одна другую точками зрения, стараясь «быть согласным» и с той и с другой, сводя свои разногласия к поправочкам, к сомнениям, к благим и невинным пожеланиям и проч. и проч.»4

Опираясь на идеи Маркса и Энгельса о пролетарской партии, Ленин в книге «Шаг вперед, два шага назад» и других работах развивает их в стройное учение применительно к новым условиям борьбы пролетариата в период империализма и пролетарских революций.

Партия, учил Ленин, является частью рабочего класса, его передовым, сознательным и организованным отрядом, высшей формой его организации, его политическим вождем, без направляющей деятельности которого невозможно завоевать диктатуру пролетариата и построить социалистическое общество. При этом Ленин настойчиво доказывал, что, «чем крепче будут наши партийные организации, включающие в себя действительных социал-демократов, чем меньше шаткости и неустойчивости будет внутри партии, тем шире, разностороннее, богаче и плодотворнее будет влияние партии на окружающие ее, руководимые ею элементы рабочих масс. Ведь нельзя же смешивать, в самом деле, партию, как передовой отряд рабочего класса, со всем классом».5

В книге «Шаг вперед, два шага назад» Ленин сформулировал твердые нормы партийной жизни, ставшие законом для всей последующей деятельности партии. Важнейшими из этих норм являются: строжайшее соблюдение всеми без исключения членами партии требований партийного Устава, единой партийной дисциплины, последовательное проведение принципов демократического централизма и внутрипартийной демократии, всемерное развитие активности и самодеятельности широких партийных масс, развертывание критики и самокритики. Нормальную деятельность партийных организаций и всей партии в целом Ленин считал возможной только при строгом соблюдении принципа коллективности руководства, гарантирующего партию от элементов случайности и односторонности в принимаемых решениях.

Достойный ответ Ленин дал врагам партии, с злорадством наблюдавшим, как пролетарская партия в открытом споре вскрывала и обсуждала недостатки и недочеты в своей работе. «Русские социал-демократы, — писал он, — уже достаточно обстреляны в сражениях, чтобы не смущаться этими щипками, чтобы продолжать, вопреки им, свою работу самокритики и беспощадного разоблачения собственных минусов, которые непременно и неизбежно будут превзойдены ростом рабочего движения»6.

Книгу «Шаг вперед, два шага назад» Ленин заканчивает словами, ярко показывающими, какое громадное значение он придавал организованности рабочего класса, какую великую руководящую силу он видел в пролетарской партии.

«У пролетариата нет иного оружия в борьбе за власть, кроме организации. Разъединяемый господством анархической конкуренции в буржуазном мире, придавленный подневольной работой на капитал, отбрасываемый постоянно «на дно» полной нищеты, одичания и вырождения, пролетариат может стать и неизбежно станет непобедимой силой лишь благодаря тому, что идейное объединение его принципами марксизма закрепляется материальным единством организации, сплачивающей миллионы трудящихся в армию рабочего класса. Перед этой армией не устоит ни одряхлевшая власть русского самодержавия, ни дряхлеющая власть международного капитала».7

Появление книги «Шаг вперед, два шага назад» было встречено меньшевиками с озлоблением. Плеханов потребовал от ЦК отмежеваться от книги Ленина. Примиренцы в ЦК пытались задержать ее печатание и распространение. Но все эти попытки были тщетны. Партийные организации России встретили книгу Ленина горячим одобрением. Она широко распространялась среди передовых рабочих страны. Ее находили при арестах и обысках в Москве, Петербурге, Киеве, Баку, Риге, Саратове, Туле, Орле, Уфе, Перми, Костроме, Щиграх, Шавлях (Ковенской губ.) и других местах страны. Вооруженные ленинскими идеями, большевики еще теснее смыкали свои ряды, совершенствовали формы своей организации.

Примечание:

1 Н. К. Крупская. О Ленине, 1965, стр. 131,

2 В. И. Ленин. Соч., т. 8, стр. 193.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 8, стр. 246.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 8, стр. 393.

5 Там же, стр. 244.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 8, стр. 190.

7 Там же, стр. 403 — 404.

 

Борьба за созыв III съезда

Ожесточенная борьба с меньшевиками дорого стоила Владимиру Ильичу. С самого начала II съезда его нервы были напряжены до предела. Он страдал бессонницей, волновался, тяжело переживал интриганские приемы борьбы меньшевиков. Крайнее переутомление вынудило его временно оставить все дела. Вместе с Надеждой Константиновной он неделю отдыхал в Лозанне, а затем, надев рюкзаки, они отправились в горы, бродили по диким тропинкам, забираясь в самую глушь.

«Смена впечатлений, — вспоминала Н. К. Крупская, — горный воздух, одиночество, здоровая усталость и здоровый сон прямо целительно повлияли на Владимира Ильича. Опять вернулись к нему сила и бодрость, веселое настроение»1.

После путешествия в горах Ленин и Крупская август прожили в глухой деревушке около Лак де Бре (под Лозанной). С большим удовольствием Владимир Ильич работал в огороде, помогая хозяину дома, швейцарскому крестьянину. Физический труд на воздухе был для него лучшим отдыхом. В этой же деревне жили А. А. Богданов и М. С. Ольминский. Обсудив с товарищами план дальнейшей работы, Ленин решил издавать за границей большевистский орган и широко развернуть в России агитацию за III съезд. Вернувшись в Женеву в начале осени, Владимир Ильич переехал из пригорода ближе к центру, на улицу Давид Дюфур, 3, где прожил до отъезда на родину в ноябре 1905 года.2 Он стал посещать библиотеку «Societe de lecture» («Общество любителей чтения»), где условия для работы были прекрасными. Члены этого общества редко посещали библиотеку, поэтому Владимир Ильич имел там в своем распоряжении отдельную комнату, мог при обдумывании статей ходить по привычке из угла в угол, брать с полок книги. Ничто не отвлекало его и не мешало работе.

В России все более назревал революционный кризис. Уже много месяцев шла русско-японская война, обнажившая все пороки, всю внутреннюю гнилость царского самодержавия. Ленин пророчески писал, что позорный конец позорной войны недалек, что он усилит революционное возбуждение в стране и потребует самых решительных наступательных мер от партии пролетариата. И он готовил партию к приближавшейся революции.

Задачи, стоявшие перед партией, все настоятельнее требовали быстрейшего созыва III съезда РСДРП. Меньшевики продолжали свою дезорганизаторскую деятельность. Воспользовавшись шатаниями членов ЦК В. А. Носкова, Л. Е. Гальперина и Л. Б. Красина, занимавших примиренческую позицию, меньшевики окопались и в Центральном Комитете. Овладев партийными центрами, они повели себя еще разнузданнее. Их поведение нашло активную поддержку со стороны лидеров II Интернационала.

Яркой иллюстрацией подрывной, интриганской деятельности меньшевиков и поддержки их лидерами II Интернационала является письмо Потресова Аксельроду, написанное в мае 1904 года. Получив от Каутского согласие на публикацию в «Искре» его статьи против большевиков, Потресов писал Аксельроду: «Итак, первая бомба отлита и — с божьей помощью — Ленин взлетит на воздух. Я придавал бы очень большое значение тому, чтобы был выработан общий план кампании против Ленина — взрывать его, так взрывать до конца, методически и планомерно... Как бить Ленина, вот вопрос. Прежде всего, мне думается, следует на него выпустить авторитетов — Каутского (уже имеется), Розу Люксембург и Парвуса... Но как бить затем — всем нам, заполнить ли собою «Искру» и в какой мере, если выпустить коллективный памфлет против него... Ваше предложение, потребовать от ЦК отозвать Ленина из Совета едва ли, мне думается, приемлемо и, во всяком случае, надо сначала настроить против него общественное мнение, и тогда можно будет о чем-либо подобном подумать»3.

Так закулисно готовили меньшевики свой коварный план борьбы против Ленина. Но «на воздух взлетели» сами меньшевики. Ленин обнажил оппортунистическую сущность российских и западноевропейских отступников от марксизма, нанес мощный удар международному ревизионизму, что имело огромное значение для развития революционного рабочего движения во всем мире.

Находясь формально вместе с меньшевиками в составе единой РСДРП, большевики составляли, по сути дела, самостоятельную партию и проводили самостоятельную последовательно-революционную линию, отвечавшую коренным интересам пролетариата, крестьянства, всех народов России. В августе 1904 года под руководством Ленина состоялось совещание 22 большевиков, которое обсудило вопрос о партийном кризисе и путях выхода из него. Совещание состоялось в предместье Женевы. Оно приняло обращение «К партии» с призывом к партийным организациям бороться за немедленный созыв III съезда как единственный выход из кризиса.

Обращение, написанное Лениным, стало боевой программой большевиков в борьбе за единство партии.

В этот острый период внутрипартийной борьбы Ленина поддерживало большинство партийных комитетов в России, развернувших активную борьбу за новый съезд. В сентябре — декабре состоялись три областные конференции большевистских комитетов (Южная, Кавказская и Северная). Конференции избрали Бюро Комитетов Большинства, которое под руководством Ленина организовывало практическую подготовку к III съезду партии. Осенью 1904 года Владимир Ильич написал проект «Извещения об образовании Бюро Комитетов Большинства», который затем был послан большевистским комитетам в Россию. В этом проекте указывалось: «Наш лозунг — борьба партийности против кружковщины, борьба выдержанного революционного направления против зигзагов, путаницы и возврата к рабочедельству, борьба во имя пролетарской организации и дисциплины против дезорганизаторов».4

Ближайшими задачами Ленин считал идейное и организационное сплочение большевиков в России и за границей, всестороннюю поддержку организованного за границей издательства массовой партийной литературы, борьбу с оппортунизмом меньшевиков, захвативших центральные учреждения партии, подготовку III съезда партии и содействие работе местных комитетов. Ленин обращает внимание большевиков на опасность создавшегося в партии положения и необходимость самой решительной борьбы с меньшевиками, ведущими «наглое издевательство и над партией и над принципами». «В партии полный раскол и медлить нельзя, если не хотеть мириться с тем, что партийность будет принесена в жертву кружковщине, что в партии надолго воцарится беспринципность или она будет отброшена к экономизму и рабочедельчеству».5 Ленин призывал большевиков к решительному разрыву с меньшевиками и немедленному созыву III съезда партии. «...Центры, — писал он, — поставили себя вне партии. Середины нет: кто за центры, кто за партию? Пора размежеваться».6

В борьбе за партию и партийность, опираясь на опыт «Искры», Ленин исключительную роль отводил большевистской газете, на создании которой он сосредоточил все свое внимание. Он писал большевикам в Россию: «В этом органе теперь вся суть...»

В первых числах декабря 1904 года Владимир Ильич выступил в Париже и ряде городов Швейцарии с рефератом о внутрипартийном положении. Деньги, собранные от этих рефератов, пошли на создание газеты. Характерно, что цюрихская группа эсеров накануне приезда Ленина с рефератом тревожно взывала к своему вождю Чернову о помощи: «...просим убедительнейшим образом приехать к нам с рефератом и в качестве оппонента Ленину, который, говорят, — будет здесь на днях. Когда приедет, сообщим телеграфом. Наше существование здесь висит на кончике Вашего языка».7

29 ноября (12 декабря) под руководством Ленина в Женеве состоялось собрание большевиков, на котором был окончательно решен вопрос об основании периодического большевистского партийного органа. Собрание утвердило предложенное Лениным название газеты — «Вперед», а также текст извещения о ее выходе. Самим названием газеты Ленин выразил стремление большевиков идти вперед в деле укрепления партии и организации рабочего движения, в то время как меньшевики тащили партию назад, к пройденному уже этапу кружковщины и раздробленности. В редакцию газеты вошли: В. И. Ленин, В. В. Воровский, М. С. Ольминский, А. В. Луначарский. После того как были прочитаны статьи для первого номера газеты, участники собрания обсудили их. Присутствовавший на собрании В. А. Карпинский вспоминает, что это свободное обсуждение, откровенные критические замечания и пожелания произвели очень сильное впечатление на рядовых партийцев, как яркое проявление внутрипартийной демократии.

В. И. Ленин обратился с «Письмом к товарищам (К выходу органа партийного большинства)», в котором подчеркивал, что газета «Вперед» должна быть органом российского рабочего движения. Он предложил установить регулярную переписку партийных работников с редакцией газеты, которая должна стать плодом коллективного творчества партии. Ленин особенно настаивал на сотрудничестве в газете рабочих корреспондентов. Он просил сообщить, как рабочие встретили известие об издании большевистской газеты и призыв к участию в ней. Ленин считал очень важным, чтобы десятки и сотни рабочих прямо и непосредственно писали в газету, чтобы они давали свои адреса для посылки им «Вперед». Он указывал, что надо организовать подписку рабочих на газету.

Отъезжавшим в Россию, вспоминал М. С. Ольминский, Ленин «давал наставление особенно заботиться о том, чтобы рабочие присылали в редакцию письма о фабрично-заводской жизни. Каждому приезжему из России местному работнику ставился вопрос: есть ли у вас в комитете рабочие? а если нет, то почему?

Однажды два молодых комитетчика, приехавшие из Одессы, ответили:

 — Пробовали мы ввести в комитет рабочих, но неудачно.

 — Почему?

 — Да они сейчас же потребовали, чтобы выпускать листки о заработной плате и разных мелких нуждах отдельных заводов.

Нужно было видеть, с каким негодованием обрушился Ильич на этих комитетчиков, как он отпел их, объясняя, что это требование одесских рабочих лучше всего доказывает именно пользу и необходимость выдвигать рабочих в число членов комитета».8

Первый номер газеты «Вперед» вышел в Женеве 22 декабря 1904 года (4 января 1905 года). В номере были опубликованы статьи Ленина «Самодержавие и пролетариат» (передовая), «О хороших демонстрациях пролетариев и плохих рассуждениях некоторых интеллигентов», «Пора кончить» и др. Ленин подчеркивал, что «направление газеты «Вперед» есть направление старой «Искры». Во имя старой «Искры» «Вперед» решительно борется с новой «Искрой»».9 Руководимая Лениным газета «Вперед» сыграла большую роль в укреплении партии, в подготовке III съезда.

Политическая и теоретическая деятельность В. И. Ленина, его труды 90-х годов XIX столетия и начала XX века, его непримиримая борьба против оппортунизма, против ревизионистских попыток искажения марксистской теории, борьба за создание партии нового типа, творческое применение и развитие марксизма в условиях новой эпохи — все это явилось началом ленинского этапа в развитии марксизма, в деятельности русских марксистов, в рабочем движении России, в международном рабочем движении.

Ленинизм, как единое интернациональное учение, стал марксизмом XX века, марксизмом современной эпохи.

Коммунистическая партия Советского Союза возникла и развивалась на самой прочной базе революционной теории марксизма. На гранитной базе этой теории большевистская партия проделала такую практическую историю, «которая, — как отмечал Ленин, — по богатству опыта не имела себе равной в свете». Ленин и выкованная рабочим классом России ленинская партия открыли человечеству не только теоретически, но и на практике путь к социализму и к коммунизму.

Годы упорной и мужественной революционной деятельности Ленина создали ему огромный авторитет среди русских социал-демократов. Вокруг Ленина, воодушевленные его смелым планом создания партии, сплотились лучшие представители рабочего класса — большевики. Они были готовы к новым боям, к надвигавшейся революционной буре 1905 года.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 500 (примеч. 231).

2 В 1967 году на этом доме установлена мемориальная доска: «Владимир Ильич Ульянов-Ленин — основатель Советского Союза — жил в этом доме в 1904 — 1905 годах».

3 Социал-демократическое движение в России, т. I, 1928, стр. 124, 125. 118

4 В. И. Ленин. Соч., т. 9, стр. 69.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 46, стр. 431.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 9, стр. 168.

7 «Красная Летопись», 1927, № 1 (22), стр. 35.

8 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1909, стр. 222.

9 В. И. Ленин. Соч., т. 9, стр. 236.