Содержание материала

 

Глава десятая

ВЕЛИКИЙ ОСНОВАТЕЛЬ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА

Только тот победит и удержит власть, кто верит в народ, кто окунется в родник живого народного творчества.

В.И.Ленин

С победой Великой Октябрьской социалистической революции начался новый период в жизни и деятельности Владимира Ильича Ленина. Став у руля пролетарского государства, он возглавил борьбу большевистской партии и советского народа за решение исторических задач диктатуры рабочего класса, за построение социализма.

 

Государственный деятель нового типа

В. И. Ленин воплотил в себе качества государственного деятеля нового, пролетарского, социалистического типа. Впервые в истории человечества руководителем государства стал вождь партии коммунистов, вождь рабочего классу, революционный марксист, который строил политику правительства на научной основе, хорошо знал жизнь, понимал сокровенные думы и стремления народа. Владимир Ильич безгранично верил в творческие силы трудящихся масс и опирался на них, был тесно связан с рабочими и крестьянами, пользовался их беспредельным доверием и поддержкой.

Теоретическая мощь, политическая мудрость и прозорливость сочетались в Ленине с организаторским гением, железной волей, мужеством и революционной смелостью.

Деятельность Ленина как вождя Коммунистической партии и главы Советского правительства поражает своей необыкновенной многогранностью и неиссякаемой энергией. Она охватывала все стороны жизни Республики Советов. Ленин руководил государственным, хозяйственным и культурным строительством, военными делами, внешней политикой, направлял работу общественных организаций, активно участвовал в различных съездах, конференциях, собраниях, выступал на фабриках и заводах, бывал в деревнях и селах. Колоссальную практическую работу Владимир Ильич соединял с теоретической деятельностью. Послеоктябрьские труды Ленина — новый этап в развитии марксистской мысли; проблемы строительства коммунизма и международного революционного движения он рассматривает, исходя из нового, определяющего фактора — раскола мира на две системы, социалистическую и капиталистическую, их противоборства.

Перед рабочими и крестьянами России на пути создания новых, невиданных еще в истории, форм жизни стояли неимоверные трудности. Как и предвидел Ленин, пролетарская революция победила первоначально в одной стране, и советскому народу пришлось строить социализм в условиях враждебного капиталистического окружения. Ожесточенное сопротивление свергнутых эксплуататорских классов, вековая технико-экономическая и культурная отсталость России, а также хозяйственная разруха серьезно затрудняли осуществление задач социалистического строительства.

В. И. Ленин верил, что эти трудности могут быть и будут преодолены. Он был глубоко убежден в том, что великая партия большевиков-коммунистов, приняв на себя высокую ответственность за судьбы нашей Родины, руководство переустройством жизни десятков миллионов людей на основах социализма, с честью выполнит свою историческую миссию. Он знал, что за большевиками идет народ, и видел в этом неисчерпаемый источник силы партии и Советского государства. Ленин писал, что инициатива масс, творчество рабочих и крестьян выдвинут наиболее целесообразные формы и методы управления государством, строительства социалистического хозяйства и развития культуры. У десятков миллионов творцов, говорил он, создает неизмеримо более высокое, чем самое великое, гениальное предвидение; и лишь коллективный опыт масс может дать решающие указания относительно конкретных мер по социалистическому преобразованию страны.

В. И. Ленин подчеркивал, что коммунистическая партия «должна действовать на научных основаниях», что вопросы социализма нужно ставить научно. Лишь при условии совершенно объективного учета всех классовых сил «мы сможем сделать и правильные выводы относительно нашей политики вообще и наших ближайших задач».1

Разрабатывая программу строительства социализма, основные контуры которой были намечены им еще до победы Октябрьской революции, Ленин исходил из принципиальных указаний К. Маркса и Ф. Энгельса. Нужно «посоветоваться с Марксом», — любил говорить Владимир Ильич, когда перед партией вставал тот или другой трудный вопрос. В то же время Ленин неоднократно указывал, что основоположники научного коммунизма при всей их гениальной прозорливости не могли предвидеть все сложные вопросы и противоречия, которые неизбежно выдвинет эпоха строительства нового общества, и, следовательно, не могли дать на них ответа. Приступая к социалистической переделке общества, мы, говорил Ленин, не могли заранее знать «ни форм преобразования, ни темпа быстроты развития конкретной реорганизации».

Опираясь на практический опыт борьбы за победу социализма, Ленин неустанно развивал идеи Маркса и Энгельса о переходном периоде, о социализме и коммунизме, творчески решал актуальные проблемы теории и практики социалистического строительства. Владимир Ильич внимательно изучал творчество народных масс, процесс становления нового строя, вскрывал закономерности перехода от капитализма к социализму, зорко подмечал все передовое, что создавалось трудящимися, теоретически обобщал их опыт и на основании этого намечал пути создания социалистического общества.

В то же время, рассматривая революционную теорию как руководство к действию, как «обоснование предпринимаемых действий», Ленин указывал, что после завоевания власти рабочим классом, в период строительства социализма и коммунизма практическая деятельность самых широких масс и организаторская роль партии приобретают особенно важное значение. Как знаменательный факт, он отмечал, что к задачам социалистического переустройства общества, которые раньше ставились абстрактно, теоретически, пролетариат России и его партия впервые подошли вплотную, практически.

Нужно понять, писал Ленин вскоре после установления Советской власти, что «сейчас все дело в практике, что наступил именно тот исторический момент, когда теория превращается в практику, оживляется практикой, исправляется практикой, проверяется практикой...».2 И вся деятельность Ленина в годы Советской власти — это замечательный образец неразрывного единства революционной теории и революционной практики.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 41, стр. 63; т. 43, стр. 131.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 202.

 

Ликвидация мятежа Керенского

Вскоре после победы Октябрьского вооруженного восстания Ленин, отдававший все время работе, совсем переселился в Смольный, где помещались руководящие органы партии и Советской власти. Владимиру Ильичу и Надежде Константиновне отвели комнату на втором этаже. Кабинет Ленина и помещения Совнаркома находились на третьем этаже здания. Здесь проходили заседания Совета Народных Комиссаров и большинство заседаний Центрального Комитета партии. Здесь, в Смольном, Владимир Ильич писал исторические декреты и обращения Советской власти, принимал делегации рабочих, крестьян, солдат с фронта, партийных и советских работников, приезжавших к нему со всех концов России.

Из Смольного Ленин направляет всю гигантскую деятельность партии и Советского правительства по строительству социалистического государства, налаживанию новой жизни и защите завоеваний революции от внутренних и внешних врагов. Это была крайне напряженная работа, вспоминала позднее Н. К. Крупская. «И не мудрено, что, придя поздно ночью за перегородку комнаты, в которой мы с ним жили в Смольном, Ильич все никак не мог заснуть, опять вставал и шел кому-то звонить, давать какие-то неотложные распоряжения, а, заснув наконец, во сне продолжал говорить о делах...»1

В первые дни революции главную задачу Ленин видел в том, чтобы отбить натиск контрреволюционных сил, которые сразу же после II съезда Советов предприняли попытку вырвать власть из рук рабочего класса. Керенский, бежав в машине американского посольства из Петрограда в Псков, где находился штаб Северного фронта, двинул на столицу казачьи части под командованием генерала Краснова.

Так буржуазия и помещики первыми начали гражданскую войну в Советской России.

27 октября Краснову удалось захватить Гатчину и создать непосредственную угрозу Петрограду. В этот критический момент Ленин взял дело обороны революционной столицы в свои руки. Приехав в штаб Петроградского военного округа, он потребовал от командования подробного доклада о положении на фронте. На вопрос Подвойского, что означает его приезд — недоверие к ним или что-нибудь другое, Ленин твердо ответил:

 — Не недоверие, а просто правительство рабочих и крестьян желает знать, как действуют его военные власти.

Под руководством Ленина был разработан и осуществлялся план разгрома воинских частей Керенского — Краснова. Он внимательно следил за действиями командования, вызывал к себе представителей заводов и районов, давал задания партийным и советским организациям. В ночь на 29 октября Владимир Ильич приехал на Путиловский завод, чтобы лично проверить, как идет изготовление пушек и бронепоезда для фронта. В те грозные дни со всей силой проявилось присущее Ленину умение в чрезвычайный момент концентрировать все силы и средства.

29 октября Советская власть подавила контрреволюционное выступление юнкеров в Петрограде. На следующий день под Пулковом красногвардейские части разбили отряды Краснова. Первый антисоветский мятеж был ликвидирован.

Примечание:

1 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 503.

 

Разгром капитулянтов и саботажников

Крупную ставку враги революции делали на то, чтобы разложить Советскую власть изнутри, использовав в этих целях как эсеров и меньшевиков, так и оппортунистические элементы в рядах большевистской партии. Меньшевики и эсеры выступили как прямые пособники свергнутых эксплуататорских классов в их борьбе против Советской власти. Стремясь свернуть Россию с пути социалистической революции и установить в ней буржуазно-парламентский строй, они стали добиваться создания нового, так называемого «однородного социалистического правительства» из представителей различных партий — «от большевиков до народных социалистов», в котором противникам революции и диктатуры пролетариата принадлежала бы решающая роль. При это.м они не признавали законности II съезда Советов, ультимативно требовали разоружить пролетариат, отказаться от сопротивления войскам Керенского, передать войска Петроградского гарнизона в распоряжение контрреволюционной городской думы и т. и.

Предложение меньшевиков и эсеров о создании «однородного социалистического правительства» поддержали Каменев, Зиновьев, Рыков и их немногочисленные сторонники, которые в самый разгар борьбы с контрреволюционными мятежниками вновь, как и накануне Октября, выступили против линии большевистской партии. Продолжая твердить о невозможности победы социалистической революции в России, они требовали принципиальных уступок меньшевикам и эсерам, соглашения с ними во что бы то ни стало, заявляя, что в противном случае партия большевиков не удержит власти. Дело дошло до того, что, когда на совещании представителей от различных партий и организаций но вопросу о «конструкции власти» эсеры предложили вместо Ленина поставить во главе правительства Авксентьева или Чернова, Каменев и Рязанов сочли возможным продолжать переговоры с меньшевиками и эсерами и не настаивали категорически на кандидатуре Ленина. Это была трусливая и предательская позиция, гибельная для только что победившей диктатуры пролетариата.

Центральный Комитет партии большевиков на своем заседании 2 ноября резко осудил капитулянтов. В резолюции но вопросу об оппозиции внутри ЦК, предложенной Лениным и принятой Центральным Комитетом, говорилось, что оппозиционеры отошли от всех принципов большевизма и встали на путь саботажа диктатуры рабочего класса. Несмотря на это решение ЦК, оппозиционеры продолжали свою линию, направленную против политики партии. Каменев и Зиновьев протащили в большевистской фракции ВЦИК резолюцию о переговорах относительно организации власти, которая шла вразрез с постановлением ЦК, допуская, чтобы большевики имели в правительстве лишь половину мест. При поддержке левых эсеров они провели эту резолюцию на заседании ВЦИК.

В. И. Ленин расценил такие действия оппозиционеров как неслыханное нарушение партийной дисциплины, как деморализацию рядов партии. Он написал ультиматум ЦК оппозиционному меньшинству, который требовал от капитулянтов полного подчинения решениям Центрального Комитета и проведения его линии. Под ультиматумом подписалось большинство членов ЦК. Но оппозиционеры не вняли и этому предупреждению. Отказавшись подчиниться партийной дисциплине, Каменев, Зиновьев, Рыков, Милютин и Ногин заявили, что они выходят из состава ЦК, а трое последних сложили с себя также звание народных комиссаров.

Предательское поведение кучки капитулянтов вызвало негодование Ленина. Им было написано обращение Центрального Комитета «Ко всем членам партии и ко всем трудящимся классам России», опубликованное в «Правде», в котором ЦК заклеймил штрейкбрехеров революции и подчеркнул, что дезертирский поступок нескольких трусов ни на минуту и ни на волос не поколеблет партию и единство идущих за нею масс.

«Пусть же будут спокойны и тверды все трудящиеся! — говорилось в обращении. — Наша партия, партия советского большинства, стоит дружно и сплоченно на страже их интересов, и за нашей партией по-прежнему стоят миллионы рабочих в городах, солдат в окопах, крестьян в деревнях, готовых осуществить во что бы то ни стало победу мира и победу социализма!»1

Капитулянты немедленно были заменены преданными делу рабочего класса людьми. По предложению Ленина Председателем ВЦИК вместо Каменева был избран один из руководителей партии Я. М. Свердлов. В Совнарком были введены Г. И. Петровский — в качестве народного комиссара внутренних дел, П. И. Стучка — наркома юстиции, М. Т. Елизаров — наркома путей сообщения, А. Г. Шлихтер — наркома по продовольствию. Ленин писал позднее, что оппортунистические элементы с их колебаниями в сторону соглашения с реформистами, с меньшевиками и эсерами погубили бы революцию в России, если бы не были сняты со всех ответственных постов и не окружены стеной пролетарского недоверия, бдительности и надзора. В период революции, подчеркивал он, недопустимы никакие, даже малейшие колебания внутри партии, тем более людей, занимающих руководящие посты.

В обращении Центрального Комитета «Ко всем членам партии и ко всем трудящимся классам России» подчеркивалось, что на II Всероссийском съезде Советов партия большевиков получила большинство и только правительство, сформированное этой партией, отражает волю съезда и является поэтому Советским правительством; съезд одобрил большевистский состав Совета Народных Комиссаров. Тем не менее, вопреки лживым утверждениям буржуазных писак, кричавших о «неуступчивости» и «непримиримости» большевиков, последние были «согласны разделить власть с меньшинством Советов, при условии лояльного, честного обязательства этого меньшинства подчиняться большинству и проводить программу, одобренную всем Всероссийским Вторым съездом Советов и состоящую в постепенных, но твердых и неуклонных шагах к социализму».2 На таких условиях большевики вновь предложили левым эсерам войти в правительство. После долгих колебаний левые эсеры, боясь потерять влияние в крестьянских массах, в декабре 1917 года вошли в Совет Народных Комиссаров. И не большевики, а левые эсеры разрушили этот блок, выйдя после заключения Брестского мира с Германией из правительства и встав на путь борьбы против Советской власти.

Партии меньшевиков, эсеров и левых эсеров продолжали существовать еще некоторое время. Но все мелкобуржуазные партии опозорили себя пособничеством свергнутым эксплуататорским классам и империалистическим интервентам, активным участием в их вооруженной борьбе против народа, против Республики Советов. После окончания гражданской войны лидеры меньшевиков и эсеров ушли в контрреволюционное подполье или эмигрировали; многие рядовые члены партий меньшевиков и эсеров порвали со своими обанкротившимися лидерами, а часть из них, особенно рабочие, в дальнейшем вступила в Коммунистическую партию.

Тот факт, что в нашей стране осталась одна политическая партия — партия коммунистов, объясняется тем, что мелкобуржуазные партии меньшевиков и эсеров окончательно связали себя с силами контрреволюции и потерпели полный политический крах. Только Коммунистическая партия выступила как подлинный выразитель интересов и как вождь трудящихся масс, приобрела непререкаемый авторитет в массах, завоевала всенародное доверие и любовь.

В принципе Ленин отнюдь не считал однопартийность обязательным признаком диктатуры пролетариата. Но он подчеркивал, что и при существовании нескольких партий диктатура пролетариата предполагает руководящую роль одной — коммунистической партии, которой должно принадлежать большинство мест в правительстве. Непременным условием участия представителей других партий в правительстве является признание ими диктатуры пролетариата и необходимости перехода к социализму.

Ленинские выводы подтверждены опытом социалистических революций в ряде стран, где наряду с коммунистической партией существуют также другие, демократические партии.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 76.

2 Там же.

 

Создание нового государственного аппарата

Закрепив победу, одержанную в Октябре, большевистская партия и Советское правительство направили все усилия масс на решение великих задач создания нового государственного и общественного строя. В своих выступлениях и обращениях к народу Ленин призывал трудящихся взять управление государством в свои руки, сплотиться вокруг Советов, укреплять их, проявлять инициативу и самодеятельность. «Социализм, — разъяснял Ленин, — не создается по указам сверху. Его духу чужд казенно-бюрократический автоматизм; социализм живой, творческий, есть создание самих народных масс»1.

Исключительную роль в организации масс играли исторические декреты Советской власти. Важнейшие декреты были написаны Лениным или разработаны по его инициативе и при его участии. Издавая законы, идущие навстречу чаяниям и нуждам широких масс, говорил он, новая власть ставит вехи на пути развития новых форм жизни.

Первоочередным делом партии и рабочего класса после победы Октябрьской революции были слом старой, буржуазно-помещичьей государственной машины и создание нового, советского государственного аппарата. Ленин непосредственно руководил организацией центральных органов управления, народных комиссариатов, намечал программу их деятельности, подбирал кадры руководящих работников.

Неимоверно тяжело было строить новое государство. Пролетариат не располагал своими подготовленными кадрами. У рабочих и крестьян, только что освободившихся от гнета эксплуатации, покончивших с бесправием, не было и не могло быть никакого опыта управления государством. Трудности усугублялись тем, что часть буржуазной интеллигенции, высшие служащие и чиновники всячески саботировали мероприятия Советской власти. Контрреволюция полагала, что у большевиков не найдется людей для работы в государственном аппарате. Но эти расчеты оказались построенными на песке. Партия направила в советский аппарат свои лучшие силы, привлекла к государственному строительству тысячи и тысячи людей из народа.

В. И. Ленин призывал во что бы то ни стало разбить «старый, нелепый, дикий, гнусный и мерзкий предрассудок», будто управлять государством могут только так называемые «высшие классы», только богатые или их прислужники. Он подчеркивал, что организаторская работа посильна и рядовому рабочему и крестьянину, обладающему грамотностью, знанием людей, практическим опытом. Вселяя в массы веру в свои способности, Владимир Ильич говорил: «На первых шагах могут встретиться трудности, может сказаться недостаточная подготовленность. Но нужно практически учиться управлять страной, учиться тому, что составляло раньше монополию буржуазии».2

Однажды к Владимиру Ильичу пришли рабочие, направленные на работу в один из наркоматов, и, ссылаясь на то, что у них плохо идет дело, стали просить разрешения вернуться на завод. Ленин внимательно выслушал их и сказал:

 — Я тоже никогда не управлял государством, но партия и народ поручили мне эту работу, и я должен оправдать их доверие. Рекомендую и вам делать то же самое.

Призывы Ленина находили горячий отклик у рабочих и крестьян. Под руководством партии большевиков они настойчиво и успешно овладевали искусством управления страной. Силу подлинно народного Советского государства Ленин видел Прежде всего в прочности его социальной базы, в беззаветной поддержке его трудящимися массами, в их высокой сознательности. «Буржуазия, — говорил он, — только тогда признает государство сильным, когда оно может всей мощью правительственного аппарата бросить массы туда, куда хотят буржуазные правители. Наше понятие о силе иное. По нашему представлению государство сильно сознательностью масс. Оно сильно тогда, когда массы все знают, обо всем могут судить и идут на все сознательно»3.

Советская власть сразу же начала проводить мероприятия но удовлетворению насущных требований рабочих и крестьян, но улучшению их положения. Она закрепила завоевания Октябрьской революции и явилась могучим орудием глубочайших социально-экономических преобразований. В несколько недель, как писал Ленин, были уничтожены до корней остатки феодализма, крепостничества в общественных отношениях: помещичье землевладение, сословность, бесправие женщины, национальный гнет; церковь была отделена от государства и школа — от церкви.

Огромное внимание партия и Советское правительство уделяли проведению в жизнь Декрета о земле. В газетах и отдельной листовкой был опубликован написанный Лениным «Ответ на запросы крестьян», в котором разъяснялось, что все помещичьи земли поступают в руки Советов крестьянских депутатов, являющихся полномочными органами государственной власти, что волостные земельные комитеты должны тотчас же брать земли помещиков в свое распоряжение, под строжайший учет, обеспечивая полный порядок и сохранность помещичьего имущества, ставшего общенародным достоянием.

«Ответ на запросы крестьян» раздавался солдатам, возвращавшимся в деревню с фронта, и крестьянским ходокам, устремившимся тогда в Смольный, к Ленину. Получив этот документ за подписью председателя Совнаркома, адресованный именно той волости, от которой они приехали, крестьяне были вполне удовлетворены «грамотой самого Ленина».

Владимир Ильич радушно и приветливо принимал крестьянских ходоков. «Я хорошо помню, — пишет Н. П. Горбунов, работавший в то время секретарем Совнаркома, — характерную для Владимира Ильича позу, когда он садился против крестьянина так близко, что колени их соприкасались, ласково улыбаясь, нагибался немного вперед, как бы прислушиваясь, и деловито выспрашивал, выпытывал, давал указания»4.

 — Не могу уехать домой, не повидавши товарища Ленина, — говорил седобородый старик из Черниговской губернии, — я должен его повидать и должен сказать потом своим, что я его видел. С таким наказом послали меня односельчане. Они мне сказали: «Непременно от самого Ленина узнай, что и как надо делать».

И надо было видеть его одухотворенное, счастливое лицо, когда он поговорил с Владимиром Ильичей.

 — Спасибо, — благодарил он, — теперь я все расскажу дома.

Крестьяне уходили от Ленина со словами: «Вот это власть!

Вот это наша, настоящая крестьянская власть!». «А умный у нас теперь управитель! И в крестьянстве толк понимает». Они проникались искренним и глубоким доверием к Коммунистической партии и Советской власти, впервые осуществившим заветные думы крестьянства о земле.

Союз рабочего класса с трудящимся крестьянством Ленин считал незыблемой основой Советской власти. «В Российской республике, — писал он, — отныне все устройство и управление государством сверху донизу должно быть построено на таком союзе».5 Если этот союз будет прочен, говорил Ленин, ничто не сокрушит дела перехода к социализму.

В своих выступлениях на Чрезвычайном и II Всероссийских съездах Советов крестьянских депутатов, которые состоялись в ноябре — декабре 1917 года, Ленин показал полное банкротство политики правых эсеров и подверг критике колебания левых эсеров. Он разъяснял, что аграрный вопрос не может быть решен независимо от других задач социалистической революции; безвозмездный переход земли к трудящемуся крестьянству можно обеспечить только в том случае, если крестьянство поддержит рабочих. Речи Ленина, произнесенные с большим подъемом, произвели огромное впечатление на крестьян; простые и ясные ленинские слова глубоко запали в их душу. Благодаря своей принципиальной позиции и гибкой тактике, большевики добились изоляции правых эсеров. Крестьянские съезды одобрили политику Советского правительства и высказались за объединение Советов крестьянских депутатов с Советами рабочих и солдатских депутатов.

В такой многонациональной стране, как Россия, судьба Советской власти во многом зависела от того, каким образом она решит национальный вопрос. Уничтожение национального гнета Ленин рассматривал как одну из самых неотложных задач социалистической революции.

В «Декларации прав народов России», которая была опубликована 3 ноября 1917 года, Совет Народных Комиссаров провозгласил равенство и суверенность народов России, их право на свободное самоопределение вплоть до отделения и образования самостоятельного государства, отмену всех национальных и национально-религиозных привилегий и ограничений, свободное развитие национальных меньшинств и этнографических групп, населяющих территорию России. О том, что Советская власть на деле осуществляла право наций на самоопределение, свидетельствовало решение Совета Народных Комиссаров, в ответ на обращение финляндского правительства, о признании независимости Финляндии; Ленин лично вручил постановление Совнаркома главе финляндского правительства. Советское государство заявило о своем «полном разрыве с варварской политикой буржуазной цивилизации, строившей благосостояние эксплуататоров в немногих избранных нациях на порабощении сотен миллионов трудящегося населения в Азии, в колониях вообще и в малых странах».6 Оно расторгло грабительские соглашения в отношении колониальных и полуколониальных стран, заключенные царской Россией с другими империалистическими державами.

Предоставив народам России право на самоопределение, большевики разъясняли, что необходимо сплочение трудящихся масс всех наций в борьбе за победу социалистической революции, что принцип самоопределения должен быть подчинен принципам социализма. Они решительно разоблачали буржуазно-националистические круги на окраинах, которые старались использовать принцип самоопределения в своих классовых целях, для разъединения рабочих и крестьян различных национальностей, для борьбы против власти трудящихся, против союза создававшихся тогда национальных советских республик с Советской Россией. Мы, говорил Ленин, предоставляем всем народам право устраивать свою жизнь так, как они хотят, и протягиваем трудящимся всех наций братскую руку для совместной борьбы против буржуазии.

Ленинская национальная политика завоевала Советской власти доверие многомиллионных трудящихся масс ранее угнетенных национальностей, сплотила народы России, заложила основы многонационального социалистического государства.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 57.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 114.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 21.

4 Воспоминания о В. И. Ленине, ч. 2, 1957, стр. 61.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 97.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 222.

 

Начало социалистических преобразовании экономики

С первых дней Октябрьской революции рабочий класс России начал строительство социалистического уклада. В своих выступлениях и статьях Ленин со всей силой подчеркивал творческий, созидательный характер социалистической революции. Если буржуазные революции начинаются при наличии готовых форм капиталистического уклада, выросших в недрах феодализма, и их основная задача сводится к тому, чтобы смести, отбросить все путы старого общества, то социалистическая революция начинается при отсутствии готовых форм социалистического уклада, и основная задача пролетарской революции состоит в том, чтобы построить новую, социалистическую экономику.

«Организация учета, контроль над крупнейшими предприятиями, превращение всего государственного экономического механизма в единую крупную машину, в хозяйственный организм, работающий так, чтобы сотни миллионов людей руководились одним планом, — говорил Ленин, — вот та гигантская организационная задача, которая легла на наши плечи»1.

Вопреки клеветническим утверждениям буржуазии и ее прихвостней, что народные массы могут только разрушать, а не создавать новое, каждый шаг Советской власти свидетельствовал о ее огромной созидательной работе, о величайшей сознательности масс и их творческой деятельности.

Развивая положения Маркса об обобществлении собственности, как экономической основе социализма, Ленин определил пути и формы ее создания.

26 или 27 октября Ленин написал проект положения о рабочем контроле, который предусматривал установление во всех промышленных, торговых, банковых, сельскохозяйственных и других предприятиях контроля коллективов рабочих и служащих этих предприятий над производством, торговлей и финансами. В ходе обсуждения проекта некоторые высказывались за то, чтобы ввести рабочий контроль только на крупнейших предприятиях и прежде всего создать общегосударственные органы, регулирующие контроль. Ленин выступил против этих предложений. Он считал, что нужно ввести контроль на всех предприятиях и что главное — это развязать инициативу и самодеятельность рабочих масс, привлечь их к управлению производством.

14 ноября 1917 года Советское правительство утвердило разработанное на основе ленинского проекта «Положение о рабочем контроле». Установление рабочего контроля за общественным производством и распределением продуктов сыграло огромную роль в сохранении предприятии от разрушения их капиталистами, в подготовке рабочих к участию в управлении производством после национализации промышленности.

Встречая противодействие капиталистов и другие трудности, рабочие нередко обращались за содействием к Ленину. У него побывали делегации самых крупных заводов Петрограда — Путиловского, Невского, Металлического, киевского «Арсенала», Надеждинского завода на Урале и других предприятий. Он внимательно выслушивал их просьбы и предложения, расспрашивал о настроениях рабочих, о положении на предприятиях, разъяснял им, как нужно проводить в жизнь контроль над производством и налаживать работу предприятий, призывал их действовать смело, по-революционному, решительно ломать саботаж со стороны капиталистов. Ленин добивался от рабочих ясного понимания задач диктатуры пролетариата, указывая, что после того, как власть перешла в руки рабочего класса, он отвечает за судьбы страны.

Владимир Ильич любил беседовать с рабочими. С ними он делился своими заветными думами. Мысли и суждения рабочих всегда очень интересовали его. По ним он как бы проверял свои собственные выводы и планы. Для рабочих же встречи и беседы с Лениным были замечательной школой; они укрепляли в них веру в непобедимость Советской власти.

 — Я вышел из Смольного с таким убеждением, — вспоминал один рабочий-железнодорожник, побывавший в те дни у Ленина, — что революция в твердых руках и что нет в мире другого такого Ильича, который бы так тонко и чутко понимал душу рабочего2.

Исходя из того, что народное хозяйство, основанное на общественной собственности, должно быть плановым хозяйством, Ленин выдвинул идею создания общегосударственного экономического центра. Таким первым пролетарским органом по регулированию экономики страны явился Высший совет народного хозяйства (ВСНХ), образованный при Совете Народных Комиссаров. Ленин направлял деятельность ВСНХ, принимал участие в заседаниях его президиума.

Важным шагом к социализму Ленин считал национализацию банков. По его указанию национализация частных банков была произведена неожиданно, до обнародования декрета, чтобы не дать буржуазии изъять вклады. Национализация банков сопровождалась обобществлением акционерных капиталов и крупных вкладов буржуазии. Банки, бывшие финансовой опорой буржуазии, Советское государство превратило в аппарат социалистического учета и контроля.

К весне 1918 года значительная часть крупных предприятий Петрограда и Москвы, Урала и Донбасса перешла в руки Советского государства. Всенародным достоянием стали железные дороги. При участии Ленина был разработан и принят правительством декрет о национализации торгового флота. Была введена монополия внешней торговли, аннулировались иностранные займы, заключенные царизмом и буржуазным Временным правительством, что освободило Россию от кабалы иностранного капитала.

Советская власть проводила политику экспроприации крупных капиталистов. Что же касается средней и мелкой промышленности, то предполагалось постепенное преобразование ее в социалистическую. При этом не исключалась возможность частичной компенсации владельцам национализируемых предприятий. Однако саботаж капиталистов, их ожесточенное противодействие рабочему контролю побудили Советскую власть ускорить национализацию промышленности и провести ее методом конфискации капиталистической собственности.

В противовес мелкобуржуазным концепциям социализма Ленин подчеркивал, что по своему характеру крупная машинная индустрия требует обобществления в общегосударственном масштабе. Именно так и поступил рабочий класс России. Ни одно предприятие, отмечал Владимир Ильич позднее, не было «присвоено» отдельными коллективами рабочих, а все они передавались в собственность и распоряжение Советского государства, становились всенародной собственностью.

В результате социалистической национализации произошло коренное изменение в характере производственных отношений: были уничтожена, отношения эксплуатации, рабочие стали работать на себя, на благо общества, народа. «Впервые после столетий труда на чужих, подневольной работы на эксплуататоров, — писал Ленин, — является возможность работы на себя, и притом работы, опирающейся на все завоевания новейшей техники и культуры».3

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 7.

2 См. Об Ильиче. Сборник статей, воспоминаний, документов и некоторых материалов. Л., 1924, стр. 45.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 196.

 

Подавить сопротивление эксплуататоров

Буржуазия и помещики вместе с их приспешниками — меньшевиками и эсерами не захотели подчиниться воле подавляющего большинства народа и яростно сопротивлялись мероприятиям Советской власти. Подстрекаемые международным империализмом, они стремились всеми средствами, вплоть до вооруженной борьбы против Советской власти, задушить революцию и восстановить старые порядки. Победившему пролетариату нужно было подавить это сопротивление свергнутых эксплуататорских классов.

В. И. Ленин не раз подчеркивал, что именно саботаж и террор со стороны буржуазии вынудили Советскую власть принять суровые ответные меры, вплоть до применения террора. После революции, говорил он, не были закрыты даже буржуазные газеты, а о терроре не было и речи. Советская власть освободила не только многих министров Временного правительства, но и руководителя мятежа генерала Краснова, который дал «честное слово», что не будет воевать против Советской власти (вскоре Краснов нарушил свое слово и возглавил белоказачью армию на Дону). Мы, разъяснял Ленин, против гражданской войны. Но она продолжается, свергнутые эксплуататоры ведут войну против рабочих и крестьян, как же можем мы прекратить меры преследования против врага, который не прекратил контрреволюционных действий.

В статье «Плеханов о терроре» Ленин разоблачил, распространяемые меньшевиками, эсерами и буржуазией, клеветнические обвинения большевиков, Советской власти в нарушении демократии, в применении террора. Владимир Ильич отмечает, что в 1903 году, на II съезде РСДРП, Плеханов справедливо заявил, что польза революции, польза рабочего класса — высший закон, и если бы ради успеха революции потребовалось временно ограничить действие того или иного демократического принципа, то перед таким ограничением преступно было бы останавливаться. И вот теперь, в 1917 году, пишет Ленин, когда интересы революции требуют суровой борьбы против саботажников, организаторов мятежей, против контрреволюционной печати, господа «социалисты» — меньшевики и эсеры — кричат о «большевистском терроре». А когда коалиционное правительство Керенского расстреливало целые полки, демонстрации, душило рабочие газеты, — разве это был не террор? Разница в том, подчеркивал Ленин, что «Керенские, Авксентьевы и Либерданы вкупе и влюбе с Корниловыми и Савинковыми практиковали террор против рабочих, солдат и крестьян в интересах кучки помещиков и банкиров, а Советская власть применяет решительные меры против помещиков, мародеров и их прислужников — в интересах рабочих, солдат и крестьян».1

Были запрещены органы печати, призывавшие к открытому сопротивлению или неповиновению рабоче-крестьянскому правительству. Решительными мерами Советская власть пресекла контрреволюционный саботаж, организованный кадетами, меньшевиками и эсерами. В конце ноября Совет Народных Комиссаров принял написанный Лениным «Декрет об аресте вождей гражданской войны против революции». Силою оружия были подавлены мятежи казачьих верхов на Дону и Урале.

«Когда революционный класс, — говорил Ленин, — ведет борьбу против имущих классов, которые оказывают сопротивление, то он это сопротивление должен подавлять; и мы будем подавлять сопротивление имущих всеми теми средствами, которыми они подавляли пролетариат, — другие средства не изобретены»2.

Для охраны революционного общественного порядка в первые же дни Советской власти была создана рабоче-крестьянская милиция. В противоположность полиции, которая в капиталистических странах стоит над народом, советская милиция, как подчеркивал Ленин, выражает интересы народа и служит ему.

В декабре 1917 года по предложению Ленина был образован специальный орган — Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Во главе ВЧК был поставлен Феликс Эдмундович Дзержинский, один из выдающихся представителей старой большевистской гвардии. Деятельность Чрезвычайной комиссии, как подчеркивал Ленин, направлялась Центральным Комитетом партии и Советским правительством.

Ленинские декреты о суде положили начало строительству нового народного суда, ставшего орудием защиты интересов трудящихся и воспитания их в социалистическом духе.

Под руководством Ленина был разработан исторический декрет об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии, принятый Советом Народных Комиссаров 15 января 1918 года.

Первые месяцы после победы Октября Ленин охарактеризовал как период триумфального шествия Советской власти по стране. Понадобилось всего несколько недель, чтобы Советская власть установилась в центральных районах, на Урале, почти по всей Сибири, в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Внимательно следил Ленин за ходом социалистической революции в национальных районах. Русский рабочий класс оказал братскую помощь трудящимся национальных окраин в их борьбе за освобождение. К марту 1918 года Советская власть победила почти на всей Украине, в Белоруссии, Прибалтике, Туркестане и в Баку.

Крайне напряженная работа вызвала переутомление у Владимира Ильича. Надежда Константиновна просила его уехать на несколько дней за город. С большим трудом он согласился, да и то лишь потому, что надеялся в спокойной обстановке, за городом, написать статьи, до которых в Смольном у него не доходили руки. 23 декабря Совнарком принял решение о предоставлении Ленину отпуска на несколько дней, которые Владимир Ильич провел вместе с Надеждой Константиновной и Марией Ильиничной в Финляндии, в одном из санаториев. Там он написал заметки «Из дневника публициста (Темы для разработки)», статьи «Как организовать соревнование?», «Запуганные крахом старого и борющиеся за новое» и проект декрета о потребительных коммунах. Ленинские заметки и статьи, которые были опубликованы позднее, показывают, что в то время, в декабре 1917 года, Ленин усиленно работал над проблемами социалистического строительства. В замечательной статье «Как организовать соревнование?» он высказал мысли и положения, которые развил позднее в своем труде «Очередные задачи Советской власти» и других произведениях, — о социалистическом соревновании и развитии самостоятельного почина рабочих и всех трудящихся в творческой организаторской работе, о налаживании всенародного практического контроля за производством и распределением продуктов, о демократическом централизме в государственном и хозяйственном строительстве.

Отмечая, что в ходе революции, в борьбе против буржуазии, за социалистическое переустройство общества растут силы рабочего класса и трудящегося крестьянства, Ленин писал: «Победа будет на стороне эксплуатируемых, ибо за них жизнь, за них сила числа, сила массы, сила неисчерпаемых источников всего самоотверженного, идейного, честного, рвущегося вперед, просыпающегося к строительству нового, всего гигантского запаса энергии и талантов так называемого «простонародья», рабочих и крестьян. За ними победа»3.

28 декабря Владимир Ильич снова в Петрограде. Первый советский Новый год Ленин и Крупская встречали вместе с рабочими Выборгского района. Вечер был организован в огромном зале Михайловского артиллерийского училища. Владимир Ильич, радостно встреченный собравшимися, произнес небольшую речь. Он говорил о том, как рабочие должны теперь, при Советской власти, организовать свою жизнь. Когда Ленин закончил свое выступление, ему устроили бурную овацию. Четверо рабочих взялись за ножки стула, на котором он сидел, подняли его и стали качать. Потом началось концертное отделение и танцы. Владимир Ильич выпил чью, потолковал с товарищами, после чего он и Надежда Константиновна незаметно ушли, стараясь не нарушить начавшегося веселья. Надолго сохранил Владимир Ильич теплые воспоминания об этом вечере, проведенном вместе с рабочими.

На другой день, 1 января 1918 года, Ленин выступил в Михайловском манеже на проводах первых эшелонов социалистической армии. Когда Владимир Ильич возвращался с митинга, автомобиль, в котором он ехал, был обстрелян террористами-контрреволюционерами. Спутник Владимира Ильича — швейцарский коммунист Ф. Платтен — быстро наклонил вниз голову Ленина. Платтен был легко ранен, Владимир Ильич, к счастью, остался невредим.

Покушение на вождя революции вызвало величайшее возмущение трудящихся. В письмах и телеграммах, на митингах и собраниях рабочие, крестьяне, красноармейцы клеймили позором врагов народа, требовали суровой расправы с ними, выражали свою любовь к Ленину, свое доверие большевистской партии и Советскому правительству.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 186.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 136.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 194.

 

Роспуск Учредительного собрания. III съезд Советов

Одним из центральных вопросов, который стоял тогда перед партией, был вопрос об Учредительном собрании. Выборы в него, происходившие по старым спискам, выдвинутым различными политическими партиями еще до Октябрьской революции, состоялись в середине ноября, когда значительная часть народа не могла еще осознать всего значения Октябрьской социалистической революции; они дали большинство партии эсеров, причем преобладающее количество мест захватили правые эсеры — открытые враги Советской власти.

Однако уже к концу ноября 1917 года партия эсеров раскололась, трудящееся крестьянство в своей массе отвернулось от правых эсеров. Поэтому состав Учредительного собрания не отражал действительного соотношения классовых сил в стране. Тем не менее Ленин считал необходимым созвать его, так как многие крестьяне, отсталые слои трудового населения городов еще верили в буржуазный парламентаризм, и нужно было воочию показать нм, что Учредительное собрание не выражает интересов трудящихся и не осуществит их требований.

В первых числах января 1918 года Ленин написал историческую «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», явившуюся основой Советской Конституции. Представители Советской власти должны были огласить эту «Декларацию» в Учредительном собрании и предложить последнему принять ее. «Россия, — говорилось в «Декларации», —  объявляется республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. Вся власть в центре и на местах принадлежит этим Советам».

«Декларация» определяла основные задачи Советской власти: уничтожение всякой эксплуатации человека человеком, подавление сопротивления эксплуататоров, социалистическая организация общества, полное устранение деления общества на классы. В «Декларации» подтверждались основные декреты Советской власти, формулировались принципы мирной внешней политики Советского государства, указывалось, что «Советская Российская республика учреждается на основе свободного союза свободных наций как Федерация Советских национальных республик»1.

Учредительное собрание открылось 5 января в Таврическом дворце. «Люди с того света» — так характеризовал Владимир Ильич эсеров и меньшевиков, выступавших в Учредительном собрании со сладенькими, прилизанными, пустейшими речами, с посулами, основанными по-прежнему на соглашательстве с капиталистами.2 Контрреволюционное большинство Собрания отказалось обсудить и принять «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». После этого большевики заявили, что они не желают прикрывать преступления врагов народа, и покинули Учредительное собрание. На следующий день Совет Народных Комиссаров, а затем ВЦИК приняли написанный Лениным декрет о роспуске Учредительного собрания.

Роспуск «Учредилки» был революционным актом, одобренным и поддержанным широкими массами рабочих, солдат и крестьян России. Буржуазные деятели и социал-предатели клеветнически обвиняли большевиков в нарушении демократии. Ленин, разоблачая их демагогию, говорил, что Учредительное собрание не выражало действительной воли народных масс России и являлось орудием контрреволюции. Именно в интересах утверждения подлинной демократии, в целях доведения до конца борьбы против буржуазии Советская власть распустила антинародное, контрреволюционное Учредительное собрание. Всякий отказ от всей полноты власти Советов в пользу буржуазного парламентаризма, подчеркивал Ленин, был бы крахом социалистической революции.

Учредительному собранию большевики противопоставили III Всероссийский съезд Советов, как единственный верховный орган власти, выражающий волю рабочих и крестьян. Съезд открылся 10 января 1918 года. С докладом о деятельности Совета Народных Комиссаров на съезде выступил В. И. Ленин. Это был первый отчет Советского правительства перед народом. Когда председательствующий предоставил слово Ильичу, вспоминал позднее В. П. Антонов-Саратовский, подавляющее большинство делегатов встало. Что-то могучее было в том восторге, с которым люди живой революционной практики приветствовали своего любимого вождя. Дыхание революции пронеслось по залу. Крики «Ура!», «Да здравствует товарищ Ленин!» раздавались со всех сторон. Во время доклада делегаты съезда старались не пропустить ни одного слова. «Какая-то необычайная близость связывала всех нас с Ильичей. Казалось, что от него к нам и от нас к нему проходят магнитные токи. Когда меньшевики или правые эсеры поднимали шум, протестуя против речи Ленина, съезд заставлял их умолкать»3.

В своем докладе Ленин охарактеризовал причины победы Советской власти, ее успехи в борьбе с контрреволюционными силами и подчеркнул, что нет другого пути к социализму, кроме как установление диктатуры пролетариата. Отметив, что Россия вступила в период перехода от капитализма к социализму, он обосновал правильность и революционную целесообразность мероприятий, проведенных Советской властью за прошедшее время, и поставил практические задачи по организации нового, социалистического хозяйства. Владимир Ильич с гордостью заявил, что история отвела русским трудящимся классам «почетную роль авангарда международной социалистической революции». Ленин подверг беспощадной критике меньшевиков и эсеров, а также маловеров из рядов большевистской партии, которые кричали о невозможности победы социалистической революции в одной стране, в России. Вместе с тем он указал, что окончательная победа социализма неразрывно связана с развитием освободительного движения трудящихся в других странах.

В. И. Ленин со всей силой подчеркнул гигантское, решающее значение победы Советской власти в России для последующего развития мировой социалистической революции, показал величайшее преимущество только что родившейся системы социализма перед исторически изжившей себя системой капитализма. «Наша социалистическая республика Советов, — вдохновенно говорил он, — будет стоять прочно, как факел международного социализма и как пример перед всеми трудящимися массами. Там — драка, война, кровопролитие, жертвы миллионов людей, эксплуатация капитала, здесь — настоящая политика мира и социалистическая республика Советов»4.

С большим подъемом III съезд Советов одобрил политику Советского правительства и принял ленинскую «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа». Программа построения социалистического общества, провозглашенная в «Декларации», стала заколом, получившим одобрение верховного органа диктатуры пролетариата. III съезд Советов, как сказал Ленин, закрепил организацию новой государственной власти, созданной Октябрьской революцией, и наметил вехи социалистического строительства в России.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 221.

2 См. там же, стр. 229 — 231.

3 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 3, 1969, стр. 179.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 279.

 

Борьба за выход из войны

Провозгласив политику мира и дружбы между народами, Советское государство развернуло энергичную борьбу за прекращение войны и заключение всеобщего демократического мира. Выход из войны и достижение прочного мира Ленин рассматривал как важное условие борьбы за социализм. Он говорил: «...что может быть бесспорнее и яснее, чем следующая истина: правительство, давшее измученному трехлетней грабительской войной народу Советскую власть, землю, рабочий контроль и мир, было бы непобедимо? Мир — главное».1

Советское правительство неоднократно обращалось к правительствам стран Антанты с предложениями совместно приступить к переговорам с Германией и ее союзниками о перемирии и заключении мира, однако они были отвергнуты.

«Именно англо-французская и американская буржуазия, — писал позднее Ленин, — не приняла нашего предложения, именно она отказалась даже разговаривать с нами о всеобщем мире! Именно она поступила предательски по отношению к интересам всех народов, именно она затянула империалистскую бойню!

Именно она, спекулируя на то, чтобы снова втянуть Россию в империалистскую войну, отстранилась от мирных переговоров и тем развязала руки столь же разбойническим капиталистам Германии, которые навязали России аннексионистский и насильственный Брестский мир!»2

Так как Франция, Англия, США не хотели вести какие бы то ни было переговоры о мире, Советское правительство, стремясь вывести Россию из войны, решило приступить к переговорам со странами австро-германского блока. Свергнутые эксплуататорские классы капиталистов и помещиков, реакционная военщина, а также меньшевики и эсеры стремились сорвать организацию мирных переговоров с Германией и спровоцировать наступление немцев против неокрепшей Советской республики. Ставка главнокомандующего генерала Духонина саботировала распоряжение Советского правительства начать переговоры о перемирии.

В ночь на 9 ноября В. И. Ленин связался по прямому проводу со Ставкой. Духонин отказался выполнять предписание Совнаркома. Создалось очень опасное положение. Командный состав армии находился в руках Ставки, многие армейские организации, возглавляемые меньшевиками и эсерами, были настроены против Советской власти. Медлить было нельзя. И Ленин тут же, у прямого провода, зная, что армия хочет мира, не колеблясь принимает смелое решение. Он объявляет Духонину, что Совнарком смещает его и назначает главнокомандующим прапорщика Крыленко3. В то же время Ленин обратился по радио к солдатам с призывом взять дело мира в свои руки, вступать через своих уполномоченных в переговоры о перемирии с неприятелем и не дать контрреволюционным генералам сорвать великое дело мира.

Развернувшиеся потом события полностью подтвердили правильность ленинского решения. Армия поддержала Советскую власть. Контрреволюционная Ставка была ликвидирована. Дивизии, корпуса и армии русских войск вступали в переговоры с немецкими частями и заключали перемирие.

Официальные переговоры между представителями австрогерманского блока и советской делегацией начались 20 ноября 1917 года в Брест-Литовске и привели к подписанию соглашения о перемирии. 9 декабря в Брест-Литовске открылась мирная конференция. Немецкая делегация, сначала лицемерно заявлявшая о своем согласии с основными положениями советской декларации относительно заключения мира без аннексий и контрибуций, вскоре сбросила маску и стала груби навязывать Советский России грабительский «мирный» договор, по которому под контроль Германии должны были перейти захваченные немецкими войсками Польша, Литва, часть Латвии, Эстонии и Белоруссии; Украина должна была превратиться в зависимое от Германии государство.

Перед партией и Советским правительством со всей остротой встал вопрос: подписывать этот тяжелый и унизительный мир или вести войну.

Для Ленина, который всегда бесстрашно смотрел правде в глаза, ответ на этот вопрос был ясен. Он считал, что в условиях, когда Республика Советов не имела, по сути дела, армии, ибо старая армия находилась в состоянии дезорганизации, а Красная Армия только еще создавалась, когда большинство солдат и трудящегося крестьянства, измученное войной, жаждало мира и не поддержало бы войны, — в такой обстановке продолжение войны привело бы Советскую власть к гибели. Речь идет о жизни и смерти Советского государства, подчеркивал Ленин. Во имя спасения Республики Советов — очага и базы мирового освободительного движения трудящихся — нужно пойти на заключение мира с империалистической Германией, как бы это тяжело ни было.

Против ленинской линии выступили «левые коммунисты» и Троцкий. «Левые коммунисты» (Бухарин, Бубнов. Ломов, Осинский и другие) призывали к «революционной воине» с Германией, требовали прекращения мирных переговоров. Они заявляли, что подписание мира сорвет революционное движение на Западе и приведет к восстановлению в России власти буржуазии. Троцкий, утверждая, что немцы якобы наступать не смогут, предлагал объявить войну прекращенной, армию демобилизовать, но мира не подписывать; такая позиция также была гибельной для Советской страны, так как открывала дорогу немцам и вела к продолжению войны.

И точка зрения «левых коммунистов», и позиция Троцкого определялись, в конечном счете, их неверием в возможность победы социализма в одной стране, в России, если темпы развития мировой революции задержатся.

8 января 1918 года состоялось совещание ответственных работников партии, на котором Ленин огласил свои «Тезисы по вопросу о немедленном заключении сепаратного и аннексионистского мира». В этих тезисах он разбил доводы сторонников «революционной войны» и обосновал необходимость немедленного заключения мира с Германией. Он разъяснил, что Советская Россия не в состоянии вести войну, а заключение мира даст необходимую передышку для укрепления Советской власти и развертывания социалистического строительства. Что же касается расчетов «левых коммунистов» на революцию в Германии, то, указывал Ленин, революции невозможно приурочить к определенному сроку и строить на этом политику нельзя.

На совещании за «революционную войну» голосовали 32 человека, за позицию Троцкого («ни мира, ни войны») — 16 и за подписание мира на предъявленных Германией условиях — 15 человек.

Положение было очень трудное. На заседании ЦК 11 января большинство получила точка зрения Троцкого. Не сразу заняли правильную позицию Петроградский комитет, Московское областное бюро и ряд других местных комитетов партии. Да и среди рядовых коммунистов сначала были сильны настроения против принятия Советской властью грабительских условий мира. Ленин тяжело переживал все это. Владимир Ильич, писала позднее Н. К. Крупская, был «человеком очень страстным, принимавшим все, касавшееся дела, очень близко к сердцу». В моменты сильных переживаний он, бывало, подолгу тихо, иногда на цыпочках, ходил по комнате, заложив руки за жилет, или сидел подолгу не шевелясь, уйдя в свои думы, не спал ночи напролет. Но Ленин обладал железной волей, исключительной выдержкой, был оптимистом по натуре, и в дни Бреста, как всегда в трудные моменты, не дрогнул ни на минуту. С присущим ему мужеством, принципиальностью и прозорливостью Ленин твердо отстаивал свою линию; он был уверен, что партия, рабочий класс поддержат его. И действительно, партийные организации и рабочие массы быстро разобрались в обстановке и решительно выступили в поддержку ленинской позиции.

Вопреки указанию Ленина подписать мир в случае, если немцы предъявят ультиматум, Троцкий, который возглавлял советскую мирную делегацию, заявил 28 января (10 февраля) в Бресте, что Советская Россия отказывается от подписания аннексионистского договора, но войну прекращает и полностью демобилизует армию. Это было чудовищное предательство интересов Советской страны, воспользовавшись которым германская армия 18 февраля (нового стиля) перешла в наступление. В тот же день на вечернем заседании ЦК после упорной борьбы большинством в семь голосов, против пяти, при одном воздержавшемся, принимается предложение Ленина немедленно послать германскому правительству телеграмму о согласии подписать мир. Телеграмма от имени Совнаркома была тотчас же послана. Но немецкие империалисты, умышленно затягивая ответ, продолжали наступать.

Над Советской страной нависла грозная опасность. Нужно было дать отпор интервентам и отстоять Республику Советов. 21 февраля 1918 года Совет Народных Комиссаров обратился к народу с декретом-воззванием «Социалистическое отечество в опасности!», которое было подписано Лениным. В нем говорилось, что «-все силы и средства страны целиком предоставляются на дело революционной обороны». Всем Советам и революционным организациям вменялось в обязанность «защищать каждую позицию до последней капли крови». На фронт направлялись первые отряды Красной Армии. Под Псковом, Ревелем (Таллин) и Нарвой развернулись упорные бои.

Так в жестоких сражениях с врагами социалистического Отечества родилась Красная Армия.

В то же время Ленин развертывает в печати решительную борьбу против «левых коммунистов» и Троцкого, разоблачает опасность «революционной фразы». Он бичевал и беспощадно высмеивал «левых» фразеров, как людей, не желающих учитывать объективные обстоятельства при данном изломе событий, при данном положении вещей. Ленин писал: «Надо воевать против революционной фразы, приходится воевать, обязательно воевать, чтобы не сказали про нас когда-нибудь горькой правды: «революционная фраза о революционной войне погубила революцию»».4 Владимир Ильич разъяснял, что, выступая против заключения мира, «левые коммунисты» и Троцкий толкают партию на опасную авантюру, лезут в западню англо-французской буржуазии, стремящейся задушить руками германских империалистов Советскую власть, и ставят под угрозу существование социалистической республики.

23 февраля были получены новые, еще более тяжелые германские условия мира. Германия уже претендовала на всю Латвию и Эстонию, требовала признать договор буржуазной Украинской центральной рады с державами Четверного союза, по которому Украина становилась фактически колонией Германии. Советская республика должна была полностью демобилизовать армию, заключить невыгодные для нее экономические соглашения с Германией и т. д. Таковы были результаты авантюристской политики Троцкого и «левых коммунистов». Ленин указывал, что они «на деле помогли германским империалистам и помешали росту и развитию революции в Германии».5

На заседании Центрального Комитета 23 февраля Ленин категорически потребовал немедленного принятия немецких условий мира, предупредив, что если политика революционной фразы будет продолжаться, то он выйдет из правительства и из ЦК. Гневный, с суровой решимостью на лице, Владимир Ильич стремительно ходил по комнате. «Больше я не буду терпеть ни единой секунды», — заявил он.

Развернулись острые прения. Свердлов, Зиновьев, Сокольников и, после некоторых колебаний, Сталин высказались за немедленное подписание мира. Троцкий заявил, что он не согласен с Лениным, но считает невозможным вести войну при отсутствии единодушия в партии. Против подписания мира выступили Бухарин, Урицкий, Ломов. «Эти условия надо подписать, — сказал Владимир Ильич. — Если вы их не подпишете, то вы подпишете смертный приговор Советской власти через 3 недели».6

Непреклонность Ленина, твердость его позиции решили дело. За немедленное принятие германских условий голосовало семь человек (Ленин, Зиновьев, Свердлов, Смилга, Сокольников, Сталин, Стасова), против — четыре (Бубнов, Бухарин, Ломов, Урицкий), воздержались также четыре человека (Дзержинский, Иоффе, Крестинский, Троцкий). Мир решено было подписать. Такую же резолюцию принял и ВЦИК, заседание которого состоялось в ночь на 24 февраля. Согласно решению ВЦИК, Совет Народных Комиссаров постановил принять новые условия мирного договора.

Несмотря на решение ЦК о заключении мира, «левые коммунисты» продолжали вести дезорганизаторскую, раскольническую деятельность. Они стали издавать свой фракционный орган и, чтобы еще больше осложнить обстановку, ушли с ответственных постов. Троцкий заявил, что он слагает с себя обязанности наркома иностранных дел. «Левые коммунисты», стоявшие во главе Московского областного бюро, договорились до того, что будто бы в интересах международной революции нужно пойти даже на возможность утраты Советской власти, которая-де становится чисто формальной. «Странное и чудовищное» — так охарактеризовал Ленин это заявление. Он подчеркнул, что именно сохранение Республики Советов и ее укрепление является самой лучшей поддержкой мировому освободительному движению трудящихся.

Договор с Германией был подписан советской делегацией 3 марта 1918 года. «Невероятно, неслыханно тяжело подписывать несчастный, безмерно тяжелый, бесконечно унизительный мир, когда сильный становится на грудь слабому»7, — писал Ленин. Он хорошо сознавал ту величайшую ответственность, которую брал на себя, принимая решение о подписании тягчайшего Брест-Литовского договора. Но ни на одно мгновение по овладели им колебания и сомнения. Несмотря на злобный, клеветнический вой буржуазии и мелкобуржуазных партий, несмотря на яростные нападки со стороны оппозиционеров, он сохранял непоколебимую твердость духа. Ленин глубоко верил в силы рабочего класса, в непобедимость Советской власти. Его статьи и выступления сплачивали массы, будили в них энергию, вливали новые силы.

6 — 8 марта в Петрограде состоялся экстренный VII съезд партии — первый съезд большевистской партии после победы Великой Октябрьской социалистической революции. С политическим отчетом Центрального Комитета на съезде выступил Ленин. Он дал глубокий анализ развития революции в России, соотношения классовых сил внутри страны и на международной арене, доказал необходимость заключения Брестского мира.

Величайшей трудностью русской революции, разъяснял Ленин, является то, что она должна решать свои созидательные задачи в условиях капиталистического окружения, при явно враждебном отношении со стороны международного империализма. Такое положение вещей требует от Коммунистической партии и Советского государства крайнего напряжения сил, гибкой внешней политики, лавирования в международных отношениях с тем, чтобы затруднить объединение империалистических держав для борьбы с Советской Россией и как можно дольше сохранить мир. В создавшейся обстановке нужно временно отступить и пойти на заключение тяжелого мира с германским империализмом. Подписав мир, Советская республика получает передышку, во время которой она будет иметь возможность укрепить свое положение и двинуться дальше к социализму.

В. И. Ленин подчеркнул, что первейшая, неотложная очередная задача партии и Советской власти, всех рабочих и крестьян состоит в том, чтобы повышать дисциплину и самодисциплину трудящихся, обеспечить революционный порядок в стране, развернуть борьбу с хаосом, дезорганизацией и разрухой, являющимися последствием войны, создать армию, организовать всеобщее военное обучение граждан.

Большинством голосов съезд принял ленинскую резолюцию о войне и мире, одобряющую подписание Брестского договора.

Съезд заслушал доклад Ленина о пересмотре Программы и изменении названия партии. До сих пор партия носила название РСДРП. Владимир Ильич предложил назвать партию Коммунистической; он говорил, что это название «ясно выражает, что мы идем к полному коммунизму». Уже тогда, в первые месяцы Советской власти, прозорливо глядя в будущее, он выдвинул перед партией и народом как практическую задачу, к достижению которой необходимо направить все помыслы и усилия трудящихся Советской страны, — построение коммунизма. «...Начиная социалистические преобразования, — говорил Ленин, — мы должны ясно поставить перед собой цель, к которой эти преобразования, в конце концов, направлены, именно цель создания коммунистического общества, не ограничивающегося только экспроприацией фабрик, заводов, земли и средств производства, не ограничивающегося только строгим учетом и контролем за производством и распределением продуктов, но идущего дальше к осуществлению принципа: от каждого по способностям, каждому по потребностям».8

После победы Великой Октябрьской социалистической революции уже нельзя было ограничиться исправлениями и дополнениями старой Программы, как это было предусмотрено VII Всероссийской (Апрельской) партийной конференцией и VI съездом РСДРП (б). Большевистская партия стала правящей партией; страна вступила в период перехода к социализму. Первая Программа была выполнена. Нужна была новая программа, в которой были бы определены задачи партии по строительству социалистического общества. «Мы должны теперь, — сказал Владимир Ильич, — вместо старой программы писать новую программу Советской власти...»9 К съезду Ленин подготовил «Черновой набросок проекта программы», который был роздан делегатам. В нем формулировались цели диктатуры пролетариата, задачи партии в политической, экономической и международной областях.

Съезд принял постановление о переименовании партии, которая стала называться: Российская Коммунистическая партия (большевиков). Составление новой программы партии съезд поручил особой комиссии во главе с Лениным. В основу работы комиссии был положен ленинский «Черновой набросок проекта программы».

В конце февраля Совнарком по предложению Владимира Ильича принял решение о переезде правительства из Петрограда в Москву. 11 марта 1918 года Центральный Комитет партии и Совет Народных Комиссаров во главе с Лениным прибыли в Москву. Москва стала столицей Советского государства.

Во время переезда, в поезде, Ленин написал замечательную статью «Главная задача наших дней», которая носила программный характер и вместе с тем, как отмечала И. К. Крупская, хорошо характеризовала тогдашнее настроение Владимира Ильича. В качестве эпиграфа к статье он взял слова своего любимого поэта И. А. Некрасова:

Ты и убогая,
Ты и обильная,
Ты и могучая,
Ты и бессильная,
Матушка-Русь!

В. И. Ленин с болью писал об унизительном Брестском договоре, о крайне тяжелом положении Советской страны, что «надо иметь мужество глядеть прямо в лицо неприкрашенной горькой правде». Однако, подчеркивал он, нужно неуклонно продолжать идти по пути социалистической революции, не падая духом от поражений, нужно отбросить прочь всякое уныние, стиснуть зубы, собрать все свои силы, напрячь каждый нерв, каждый мускул, чтобы пройти через тяжелые испытания к полной победе.

Ленинская статья, проникнутая чувством глубокого патриотизма, страстной любви к социалистической Родине, призывала трудящиеся массы неустанно крепить экономическую и оборонную мощь Советского государства, класть камень за камнем в прочный фундамент социалистического общества. Она вселяла уверенность в способность народа, несмотря на все трудности, построить социалистическое общество. «У нас, — писал Ленин, — есть материал и в природных богатствах, и в запасе человеческих сил, и в прекрасном размахе, который дала народному творчеству великая революция, — чтобы создать действительно могучую и обильную Русь».10

И советский народ создал могучую социалистическую державу.

14 марта в Москве собрался Чрезвычайный IV Всероссийский съезд Советов, созванный для ратификации Брестского мирного договора. С докладом выступил Ленин, с содокладом против ратификации — левый эсер Камков. Поименным голосованием съезд принял написанную Лениным резолюцию о ратификации мирного договора с Германией.

Таким образом, в исключительно сложной международной и внутренней обстановке Коммунистическая партия вывела Россию из кровавой империалистической войны и сорвала первую, чрезвычайно опасную попытку мировой реакции задушить русскую революцию — разгромить Республику Советов военными силами милитаристской Германии. Советская власть, власть рабочих и крестьян, рожденная Великой Октябрьской социалистической революцией, спасла страну от национальной катастрофы, на которую ее обрекли эксплуататорские классы, избавила народы России от угрозы порабощения иностранным капиталом. Благодаря выходу из войны рабочий класс и трудящееся крестьянство Страны Советов получили мирную передышку, необходимую для укрепления Советской власти и дальнейшего развития социалистической революции. Величайшая заслуга в этом принадлежала Ленину. Его мудрость, принципиальность и железная воля обеспечили проведение в жизнь единственно правильной политики в важнейшем вопросе о войне и мире.

Заключение Брестского мирного договора — выдающийся образец гибкости ленинской тактики, умения отступить, когда это необходимо, чтобы выиграть время и накопить силы для победы в грядущих боях. Брестский мир Ленин расценивал как пример необходимого политического компромисса социалистического государства с капиталистическими странами, заключенного в интересах мира, в интересах сохранения завоеваний социализма. «Это был, — писал позднее Владимир Ильич, — действительно компромисс с империалистами, но как раз такой и в такой обстановке, который был обязателен». Вместе с тем, заключая Брестский мир, Коммунистическая партия показала, как нужно правильно сочетать национальные и интернациональные задачи рабочего класса.

В. И. Ленин писал, что в числе особенно больших трудностей пролетарской революции в России было то, что ей, в связи с Брестским миром, пришлось пройти полосу самого резкого расхождения с патриотизмом мелкобуржуазных масс, обывательским патриотизмом, который ничего не хотел признавать, кроме непосредственных и по-старому понимаемых выгод своего отечества, который видел только, что Россия отдавала часть своей территории, шла на большие жертвы и унижения. В действительности именно большевики были подлинными патриотами социалистической Родины, ибо они пошли на эти жертвы в интересах сохранения главного — Советской власти, впервые в истории созданного социалистического государства, Республики Советов, ставшей истинным отечеством трудящихся.

Советский, социалистический патриотизм органически сочетается с пролетарским интернационализмом. Ленин всегда рассматривал рабочий класс Советской страны как один из отрядов всемирной армии социализма. Он указывал, что социалистическая революция в России является составной частью мирового освободительного движения трудящихся и что национальные задачи надо решать в неразрывной связи с общими задачами этого движения.

Когда решался вопрос о Брестском мире, большевистская партия исходила из принципов пролетарского интернационализма, который, как писал Ленин, состоит в революционной борьбе с империализмом, «в свержении его, в готовности идти на величайшие национальные жертвы (даже и на Брестский мир), если это полезно развитию интернациональной рабочей революции»11. Коммунисты Страны Советов показали пример верности интернациональному долгу: свергнув империализм, они не остановились перед громадными жертвами, чтобы сохранить первую в мире социалистическую республику, само существование которой является величайшей поддержкой пролетариям всех стран в их борьбе против капитализма.

Развитие мирового освободительного движения после заключения Брестского договора подтвердило правильность мудрой политики Ленина, силу его научного предвидения. Республика Советов с каждым днем крепла, а противоречия империализма обострялись. Революционный кризис на Западе все нарастал и привел к революции в ряде стран. Революция в Германии в ноябре 1918 года дала возможность Советскому правительству аннулировать грабительский Брестский договор.

 Примечание:

1 Там же. стр. 351.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 37, стр. 53.

3 Н. В. Крыленко — видный деятель большевистской партии, имел воинское звание прапорщика.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 353.

5 Там же, стр. 416.

6 Протоколы Центрального Комитета РСДРП(б). Август 1917 — февраль 1918. 1958, стр. 213.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 382.

8 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 14.

9 Там же, стр. 53.

10 В. И. Ленин. Соч., т. 38, стр. 80.

11 В. И. Ленин. Соч., т. 37, стр. 108.

 

Ленинские принципы внешней политики

Великая заслуга Ленина состоит в том, что в борьбе за мир, против войны он сформулировал основы внешней политики социалистического государства.

Определяя принципы советской внешней политики, Ленин исходил из того, что социалистическая революция не может совершиться одновременно во всех странах, что исторически неизбежен период, «когда будут существовать рядом социалистические и капиталистические государства»1. Таким образом, сосуществование государств с различным общественным строем Ленин рассматривал как объективную закономерность, которая будет действовать на протяжении всей исторической эпохи перехода от капитализма к социализму во всемирном масштабе.

В. И. Ленин учил, что внешняя политика социалистического государства должна исходить из интересов дальнейшего развития международного освободительного движения трудящихся, решающим фактором которого является успешное построение социалистического общества в странах победившей диктатуры пролетариата.

Одним из важнейших принципов советской внешней политики, по мысли Ленина, является сохранение мира, «мирное сожительство» с другими народами, «с рабочими и крестьянами всех наций», как заявил он в одном из своих интервью иностранным корреспондентам2. Он подверг резкой критике «левых коммунистов», которые отрицали возможность и необходимость мирного сосуществования государств с различным общественным строем.

Неуклонное стремление Советского государства к миру, его миролюбивая внешняя политика, как не раз указывал Ленин, вытекает из самой природы социалистического строя, которому в корне чужды агрессия, захваты чужих земель, порабощение других народов. Прочный мир необходим для построения социализма и коммунизма. Ленин вскрыл полнейшую несостоятельность позиции «левых коммунистов», не понимавших необходимости известных соглашений с капиталистическими странами, установления мирных взаимоотношений с ними. Неверность подобных взглядов бьет в глаза, писал Владимир Ильич. Поскольку социалистическое государство существует на одной планете вместе с капиталистическими странами, постольку оно может и должно торговать с ними, заключать экономические и иные соглашения. Иначе социалистическая республика «не могла бы существовать, не улетая на луну».

Разумеется, ленинская линия на мирное сосуществование государств с различным общественным строем не означает примирения с капитализмом, отказа коммунистов от их конечной цели — победы социализма во всем мире.

Мирное сосуществование, в ленинском понимании, предполагает неослабную идеологическую, политическую, экономическую борьбу между двумя системами, развертывание классовой борьбы трудящихся внутри капиталистических стран во всех ее формах, развитие национально-освободительной борьбы угнетенных народов против империализма. Определяя задачи Коммунистической партии Советской страны, Ленин писал: «Поддержка революционного движения социалистического пролетариата в передовых странах в первую голову... Поддержка демократического и революционного движения во всех вообще странах, особенно в колониях и в зависимых»3. Владимир Ильич учил, что «...интересы международной революции требуют, чтобы Советская власть, свергнувшая буржуазию страны, помогала этой революции, но форму помощи избирала соответственно своим силам».4

Коммунисты никогда не считали и не считают, что путь к революциям проходит непременно через войны между государствами. Выступая против «левых коммунистов», разоблачая их авантюристскую, по сути дела провокационную, позицию, Ленин в статье «Странное и чудовищное» писал: «Может быть, авторы полагают, что интересы международной революции требуют подталкивания ее, а таковым подталкиванием явилась бы лишь война, никак не мир, способный произвести на массы впечатление вроде «узаконения» империализма? Подобная «теория» шла бы в полный разрыв с марксизмом, который всегда отрицал «подталкивание» революций, развивающихся по мере назревания остроты классовых противоречий, порождающих революции. Подобная теория была бы равносильна взгляду, что вооруженное восстание есть форма борьбы, обязательная всегда и при всяких условиях»5.

В. И. Ленин всегда решительно отвергал идею «экспорта революции». Думать, что революция может родиться в чужой стране по заказу, по соглашению, могут только «либо безумцы, либо провокаторы». Революции нельзя навязать народам извне. «Мы знаем, — говорил Владимир Ильич, — что их нельзя сделать ни по заказу, ни по соглашению, что они вырастают тогда, когда десятки миллионов людей приходят к выводу, что жить так дальше нельзя».6 Ленин разоблачал лживые утверждения буржуазии и правых социалистов, будто большевики хотят насильственно установить свои порядки в других странах.7 Выступая против «экспорта революций», Ленин в то же время решительно осуждал «экспорт контрреволюции», вмешательство империалистов во внутренние дела Советской страны и других народов, поднявшихся на революцию.

По мнению Ленина, не война, а пример Страны Советов, ее успехи являются решающим фактором дальнейшего развития мирового революционного процесса. «Пример социалистической Советской республики в России, — писал он, — будет стоять живым образцом перед народами всех стран, и пропагандистское, революционизирующее действие этого образца будет гигантским».8

Таким образом, по мысли Ленина, сохранение мира создает наиболее благоприятные международные условия для всего мирового революционного процесса, ускоряет развитие международного освободительного движения; оно полностью соответствует принципам пролетарского интернационализма. Мирное сосуществование, борьба против несправедливых войн, недопущение мировых войн, несущих людям страшные жертвы и разрушения, отвечает кровным интересам подавляющего большинства человечества.

В. И. Ленин уделял огромное внимание вопросам внешней политики Республики Советов. После выхода Советской России из войны главной задачей внешней политики Ленин считал закрепление мирной передышки. Уже тогда Советское правительство приняло меры к налаживанию деловых связей с капиталистическими странами. По инициативе Ленина был, в частности, разработан план развития торгово-экономических отношений Советского государства с Соединенными Штатами Америки. Советское правительство выражало готовность оплачивать товары, приобретенные в США, продуктами сельского хозяйства и добывающей промышленности, а также предоставить Соединенным Штатам Америки, наравне с другими странами, концессии.

В истории строительства нашего государства известен такой примечательный факт.

На представленном Совнаркому проекте государственной печати был изображен меч — знак военной силы и воинственности. Ленин резко выступил против этого. «...Зачем же меч?» — сказал он. — «Завоевания нам не нужны. Завоевательная политика нам совершенно чужда; мы не нападаем, а отбиваемся от внутренних и внешних врагов; война наша — оборонительная, и меч — не наша эмблема». Рассмотрев проект печати, Совет Народных Комиссаров принял постановление, один из пунктов которого гласил: «Выкинуть из рисунка меч».

Эмблемой Советской страны стали серп и молот — символ мирного созидательного труда.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 39, стр. 197.

2 См. В. И. Ленин. Соч., т. 40, стр. 145.

3 В. И. Ленин.. Соч., т. 36, стр. 76.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 403.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 403.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 457.

7 См. В. И. Ленин. Соч., т. 38, стр. 160.

8 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 250.

 

Кабинет и квартира В. И. Ленина в Кремле

После переезда в Москву Владимир Ильич и Надежда Константиновна некоторое время жили в гостинице «Националь», а потом поселились в Кремле. Здесь, в бывшем здании судебных установлений, разместились ВЦИК и Совет Народных Комиссаров.

Рабочий кабинет В. И. Ленина представлял собой небольшую комнату. На письменном столе каждая вещь имела свое место и назначение. На блокноте, лежавшем всегда на столе, Владимир Ильич делал заметки, распоряжения и записывал фамилии товарищей, просивших приема. Иногда он делал также пометки на листках календаря. Перед письменным столом стояло простое деревянное кресло с плетеными спинкой и сиденьем; такое же кресло было в зале заседаний. К письменному столу был приставлен другой стол, по сторонам которого стояли кожаные кресла для посетителей.

Около письменного стола, справа и слева от него, стояли вертящиеся этажерки, которые Владимир Ильич называл «вертушками». На одной из них находились материалы партийных съездов и конференций, справочная литература, словари. На другой — папки с бумагами и документами, необходимыми для текущей работы; Владимир Ильич клал на нее также книги, которые намеревался в ближайшее время посмотреть. На двух этажерках позади письменного стола лежали комплекты русских газет и иностранные газеты, а на этажерке у окна — русские газеты за текущий месяц.

Все свободные простенки в кабинете были заняты книжными шкафами, в которых хранилось около двух тысяч книг. Часть библиотеки Ленина размещалась в комнате, находившейся рядом с приемной Совнаркома. Всего библиотека Владимира Ильича насчитывала более десяти тысяч книг, брошюр, журналов и других печатных изданий, в том числе свыше тысячи книг на английском, французском, немецком и других языках. Здесь были труды Маркса и Энгельса, работы Плеханова, Бебеля, Лафарга, Меринга, Р. Люксембург; произведения Гегеля, Фейербаха, Гольбаха, Кампанеллы, Сен-Симона; сочинения русских революционных демократов — Герцена, Белинского, Чернышевского, Добролюбова, Писарева; книги по истории, по вопросам политической экономии, мирового хозяйства, экономики России, техники, естествознания, военного искусства и другим отраслям знаний. Широко представлена русская и мировая художественная литература.

В кабинете В. И. Ленина много географических карт, атласы, которыми он постоянно пользовался в работе. Над диваном — портрет Маркса, подаренный Владимиру Ильичу петроградскими рабочими, и барельеф Степана Халтурина. В кабинете стояла также большая пальма; Владимир Ильич любил ее и сам ухаживал за нею. По желанию Владимира Ильича на дверях и окнах кабинета не было драпировок, он не любил их и никогда не позволял опускать шторы. Внутренняя обстановка кабинета до последнего дня работы в нем Ленина оставалась почти такой же, как и в первое время. Владимир Ильич привык к своему кабинету и решительно отказывался перейти в большую и лучшую комнату.

Одна из дверей кабинета вела в коридор, другая — в так называемую «будку» — коммутатор, осуществлявший связь с кабинетами и квартирами наркомов и членов ЦК, со штабами Красной Армии, с Петроградом, Харьковом и другими городами. Третья дверь вела в зал заседаний Совнаркома; в эту дверь, через зал заседаний, входили в кабинет Ленина все, кого он принимал. В конце коридора к помещению Совнаркома примыкала квартира Владимира Ильича.

Квартира Владимира Ильича и Надежды Константиновны в Кремле, в которой вместе с ними жила Мария Ильинична, состояла из четырех комнат. Небольшая комната Владимира Ильича служила ему одновременно и домашним кабинетом и спальней. У окна стоял письменный стол, у стены — железная кровать, покрытая клетчатым пледом; этот плед подарила Владимиру Ильичу его мать Мария Александровна в 1910 году во время их последнего свидания в Швеции, и Ленин очень дорожил им. Такой же простотой отличалась обстановка в комнатах Н. К. Крупской и М. И. Ульяновой, в столовой. Столовую нередко заменяла кухня. Здесь Владимир Ильич по старой привычке, оставшейся со времени эмиграции, часто обедал, ужинал, пил чай. Сидя на кухне за чаем, он любил потолковать с домашней работницей Олимпиадой Никаноровной Журавлевой: она прежде работала на металлургическом заводе на Урале, и Владимир Ильич говорил, что у нее силен «пролетарский инстинкт».

В 1918 году почти весь коридор, соединяющий кабинет Ленина с его квартирой, занимал телеграф, где день и ночь шла напряженная работа — передачи и прием телеграмм, разговоры по прямому проводу. В конце 1918 года телеграф был переведен в другое помещение и у квартиры Ленина установлен ноет, на котором дежурили курсанты Первых московских пулеметных курсов командного состава Красной Армии (позднее — Первая объединенная военная школа имени ВЦИК Советов), расположенных в Кремле. Проходя но коридору из квартиры в кабинет, Владимир Ильич приветливо здоровался с часовыми, а иногда останавливался и беседовал с ними.

В Кремле Ленин работал и жил до весны 1923 года, когда он, в связи с болезнью, переехал в Горки. В настоящее время кабинет и квартира Владимира Ильича, сохраненные в своем прежнем виде, являются музеем. Их посещают и с глубоким волнением осматривают тысячи людей: трудящиеся Советской страны, наши друзья и гости, приезжающие из-за рубежа.

Вот несколько записей в книге впечатлений о посещении кабинета и квартиры Владимира Ильича Ленина:

«Здесь все говорит о его простоте, большой скромности и напряженной работе для народа, которые всегда будут примером для каждого из нас», — пишут рабочие Московского станко-инструментального завода «Красный пролетарий».

«Глубоко взволнованные, мы уходим из рабочего кабинета и квартиры В. И. Ленина, — говорится в записи группы молодежи. — Перед нами как бы ожил образ величайшего и скромнейшего человека. Хочется выразить сердечную благодарность нашей партии и правительству за бережное отношение к святым революционным реликвиям».

«Группа болгарских делегатов с чувством глубокого волнения посетила музей и еще раз убедилась в величии Ленина. Наш народ знает, помнит, учится и живет, как велел великий Ленин».

«Мы, аргентинские, чилийские и перуанские коммунисты, почувствовали воочию бессмертие Ленина, вождя трудящихся всего мира. Мы хотим еще раз заверить всех в своей неизменной верности ленинским принципам, которые расцветают на третьей части планеты».

Австралийские портовые рабочие и моряки после посещения кабинета и квартиры В. И. Ленина записали в книге впечатлений: «Мы, австралийцы, присоединяемся к гражданам СССР и отдаем дань этому великому человеку, чьи труды будут вести все человечество по пути освобождения от эксплуатации и избавления от войн».

Деятельность Ленина после переезда из Петрограда была непосредственно связана с Москвой. Жизнь и насущные нужды столицы всегда находились в поле его зрения. По его инициативе в Совете Народных Комиссаров неоднократно обсуждались вопросы, связанные с благоустройством и снабжением Москвы. Тогда не было возможности развернуть жилищное строительство, и Ленин указывал, что нужно правильно использовать старые дома, переселять рабочих в квартиры, где раньше жили богачи, привлекая к делу распределения жилого фонда самих рабочих. В то же время он думал и о будущем столицы. Рассматривая план реконструкции Москвы, который тогда разрабатывался, он дал архитекторам много ценных советов. проникнутых заботой о нуждах простых людей. Владимир Ильич поддержал мысль о развитии нового жилищного строительства в юго-западном направлении, в районе Воробьевых гор (ныне Ленинские горы), уделил большое внимание вопросам озеленения города, городскому хозяйству, строительству метрополитена. При этом он подчеркивал, что нужно сохранить памятники древнего зодчества, оберегать все ценное, что создано художественным гением русского народа.

«Слушая Ленина, — вспоминал позднее академик архитектуры И. В. Жолтовский, беседовавший с ним по этим вопросам, — я отчетливо представлял себе, каким прекрасным городом должна стать будущая Москва»1.

В. И. Ленин был избран членом Московского комитета партии и депутатом Московского Совета и, несмотря на колоссальную загруженность общегосударственными делами, добросовестно исполнял эти обязанности. Он принимал активное участие в работе МК, в городских и губернских партийных конференциях, совещаниях партийного и советского актива, был тесно связан со своими избирателями.

Примечание:

1 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 3, 1969, стр. 224.

 

Живое ленинское слово

С весны 1918 года в Москве, по инициативе Ленина, были введены регулярные (по пятницам) выступления членов ЦК и ответственных работников на митингах. Владимир Ильич всегда интересовался, какие вопросы задаются докладчикам, какие предложения выдвигают рабочие. Он сам часто выступал на митингах и рабочих собраниях, иногда по два-три раза в день.

Тысячи и десятки тысяч рабочих и красноармейцев видели Ленина на трибуне, слышали его пламенные призывы. Вот председатель собрания называет имя Ленина, и сейчас же раздается гром аплодисментов, бурные возгласы: «Да здравствует Ильич! Ура!» Ленин быстрой походкой идет к трибуне, кладет на нее свои часы и заметки. Но говорит он не с трибуны, а сразу же подходит поближе к слушателям, к самому краю сцены. Он держался просто, естественно. Голос у Владимира Ильича был громкий, выразительный, богатый интонациями. Говорил быстро, но внятно, отчетливо.

Выступал Ленин обычно или совсем без записей или имея перед собой лишь краткий план речи, да и то редко в него заглядывал. Но каждое его выступление было результатом большой предварительной работы мысли; он всегда очень тщательно готовился к своим докладам и речам. Перед каждым выступлением Владимир Ильич, пишет Н. К. Крупская, волновался, был сосредоточен, уклонялся от разговоров на другие темы, по его лицу было видно, что он продумывает содержание своего выступления.

Речь Ленина — проста, без всяких словесных украшений и вычурностей; в ней не было никакой надуманности, театральности, никаких заранее заготовленных эффектных словечек и фраз. Его речь покоряла другим — большой правдой, глубиной мысли, знанием жизни и нужд народа, несокрушимой логикой, непоколебимой убежденностью и страстностью, верой в силы народных масс, прямотой, доходчивостью. Она всегда давала что-то новое, и это новое Ленин всесторонне разъяснял, обосновывал, не боясь повторить свою мысль еще и еще раз.

В его выступлениях, как и в статьях, не было отвлеченных рассуждений. Теоретические положения всегда связывались с жизнью, сопровождались практическими соображениями и доводами. Владимир Ильич исходил из простых, знакомых массам жизненных фактов, примеров и, опираясь на них, подводил слушателей к пониманию теоретических положений, политики и лозунгов партии. Для каждой аудитории он умел найти свой особый подход, подбирал особые аргументы, применял особую методику изложения. В самом ходе доклада или выступления Владимир Ильич учитывал, что именно в тот момент особенно волновало данную аудиторию, что ей непонятно, что ей казалось особенно важным. По степени внимания, по вопросам, репликам, выступлениям участников собраний Ленин всегда умел уловить настроение аудитории, пойти навстречу ее интересу, ответить на неясные вопросы, овладеть вниманием слушателей, установить с ними необходимое взаимопонимание. В своих выступлениях Владимир Ильич не обходил острых, больных вопросов, не затушевывал их, напротив, — ставил их со всей резкостью и конкретностью. Ленин использовал в своих речах все богатство русского языка, любил приводить народные поговорки, пословицы, обращался к образам художественной литературы. Он не терпел коверканья русского языка, употребления без надобности иностранных слов и, слушая, как некоторые ораторы иногда этим злоупотребляют, написал заметку «Об очистке русского языка».

В. И. Ленину нередко говорили о доходчивости его выступлений, и он как-то сказал: «Я знаю только, что, когда я выступал «в качестве оратора», я все время думал о рабочих и крестьянах как о своих слушателях. Я хотел, чтобы они меня поняли. Где бы ни говорил коммунист, он должен думать о массах, он должен говорить для них».1

Массы видели, что Владимир Ильич говорит о самом важном и существенном, о том, что волновало слушателей и его самого, и это больше всего убеждало их. И каждый рабочий, каждый крестьянин, слушая Ленина, думал: «Он понимает нас. Он наш». Яркое и живое ленинское слово доходило до самых глубин сознания масс, зажигало их энтузиазмом и желанием действовать, вселяло в них уверенность в победе над врагами. «Я как сейчас вспоминаю, — писал позднее рабочий завода «Динамо» А. Г. Панюнин о выступлении Ленина 28 июня 1918 года в Симоновском подрайоне Москвы, — говорил он так, что я готов был броситься с тех его горящих слов прямо в бой.

Голодные, разутые, раздетые, но с подъемом, с сознательностью слушали мы каждое его слово».2

В. И. Ленин не щадил своих сил. Единственным отдыхом для него были лишь кратковременные прогулки по Кремлю, а также изредка поездки вместе с Надеждой Константиновной и Марией Ильиничной на Воробьевы горы и в окрестности Москвы. Он любил посещать все новые места, ехать и думать, дыша полной грудью. Его излюбленным местом отдыха стал лесок на берегу Москвы-реки около села Барвихи.

«Мы, — вспоминала Мария Ильинична, — выбирали уединенное место на горке, откуда открывался широкий вид на реку и окрестные поля, и проводили там время до вечера... Иногда к нашей машине, когда мы проезжали по деревне, со всех ног бежала стая белоголовых крестьянских ребятишек с просьбой покатать их. Владимир Ильич, который очень любил детей, просил Гиля (шофер Ленина. — Авт.) остановиться, машина наполнялась до отказа шумной, ликующей толпой ребят. Проехав километр — полтора, ребята высаживались и с веселым криком бежали обратно по направлению к деревне.

Как ни примитивен был такого рода отдых — о другом в то время трудно было думать, — он оставлял у всех нас очень хорошее воспоминание, и мы возвращались домой освеженные и довольные»3.

Примечание:

1 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 5, 1969, стр. 32.

2 Мы слышали Ленина. Сборник воспоминаний с предисловием Н. К. Крупской. М., 1935, стр. 14.

3 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 180-181.

 

«Очередные задачи Советской власти»

Утверждение власти Советов почти на вceй территории страны и выход России из войны открыли новую полосу развития Советского государства. Благодаря достигнутому миру, несмотря на всю его тягостность и непрочность, Советская республика, как писал Ленин, получила возможность сосредоточить свои силы на организационных, созидательных задачах социалистической революции.

Владимир Ильич всегда придавал огромное значение вооружению партии и рабочего класса ясным пониманием целей и перспектив дальнейшего движения вперед. Вот почему, когда страна получила мирную передышку, он уделяет особое внимание разработке плана строительства социалистического общества.

Во второй половине марта 1918 года Ленин начал работать над статьей о задачах Советской власти, разработал план, продиктовал стенографу первоначальный вариант статьи. Затем в апреле он сам написал «Тезисы о задачах Советской власти в настоящий момент», которые были опубликованы в виде статьи под названием «Очередные задачи Советской власти». Большое значение имеет и первоначальный вариант статьи; некоторые вопросы освещены в нем подробнее, чем в окончательном тексте. В 1962 году удалось выявить и прочитать записи части IV главы, V — IX глав и начала X главы этого варианта. Вместе с ранее известными главами — концом X и главами XI — XIII — они опубликованы в 36 томе Полного собрания сочинений В. И. Ленина.

«Очередные задачи Советской власти» — первая крупная работа Ленина, написанная после Октябрьской революции; она является выдающимся произведением марксизма. В ней намечен план социалистического строительства, освещены важнейшие проблемы переходного периода от капитализма к социализму, разработаны основы экономической политики Советского государства. Многие важнейшие принципиальные положения, сформулированные Лениным в работе «Очередные задачи Советской власти», сохраняют свое значение в условиях социалистического общества и развернутого строительства коммунизма.

После завоевания пролетариатом политической власти, указывал Ленин, в качестве центральной задачи Коммунистической партии выдвигается задача управления страной. В этом, по его определению, состояло то основное звено в исторической цепи событий, за которое надо было тогда ухватиться, чтобы удержать всю цепь и прочно подготовить переход к социализму.

«Мы, партия большевиков, — писал Ленин, — Россию убедили. Мы Россию отвоевали — у богатых для бедных, у эксплуататоров для трудящихся. Мы должны теперь Россией управлять».1

Владимир Ильич разъяснял, что после установления диктатуры пролетариата на первый план выдвигаются экономические проблемы, от решения которых прежде всего зависит осуществление всех задач строительства нового общества. Основная трудность социалистической революции лежит в экономической области. Необходимо организовать планомерное социалистическое производство и распределение продуктов, обеспечить подъем производительных сил, создать такие условия, при которых буржуазия не могла бы ни существовать, ни возникать вновь. В этом — главное содержание социалистической революции и условие ее полной победы.

Переход к социализму, учил Владимир Ильич, прежде всего требует организации строжайшего всенародного учета и контроля за производством и распределением продуктов. Без этого нельзя обеспечить плановое ведение хозяйства, присущее социалистическому обществу, и неуклонное повышение производительности труда. Ленин особенно подчеркивал значение контроля и учета в борьбе против мелкобуржуазной стихии, против пережитков капитализма в сознании люден, в их отношении к труду и к общественной собственности.

Наряду с организацией всенародного учета и контроля столь же существенным условием перехода к социализму Ленин считал подъем производительности труда в общенациональном масштабе. «Во всякой социалистической революции, — писал он, — после того как решена задача завоевания власти пролетариатом и по мере того как решается в главном и основном задача: экспроприировать экспроприаторов и подавить их сопротивление, выдвигается необходимо на первый план коренная задача создания высшего, чем капитализм, общественного уклада, именно: повышение производительности труда, а в связи с этим (и для этого) его высшая организация».2

Подъем производительности труда требует прежде всего обеспечения материальной основы крупной индустрии: развития производства топлива и металла, машиностроения, химической промышленности. Другими важными условиями повышения производительности труда являются: подъем образовательного и культурного уровня массы населения, повышение дисциплины трудящихся, умение работать, интенсивность труда, его лучшая организация. Исходя из социалистического принципа распределения по труду в соответствии с его количеством и качеством, Ленин подчеркнул огромное значение материальной заинтересованности работников в результатах их труда, в росте общественного производства. В связи с этим он обратил внимание, в частности, на необходимость внедрения сдельной оплаты и премиальной системы.

В. И. Ленин учил, что необходимым условием победы социализма является создание новой, сознательной дисциплины труда, воспитание масс в духе коммунистического отношения к труду. По отношению к тем, кто стремится дать обществу поменьше, а урвать от него побольше, необходимо применять меры принуждения. Главными лозунгами момента после свержения буржуазии, писал Ленин, становятся лозунги: «Веди аккуратно и добросовестно счет денег, хозяйничай экономно, не лодырничай, не воруй, соблюдай строжайшую дисциплину в труде».3 Проведение в жизнь этих лозунгов массой трудящихся, Советской властью позволило бы, по мнению Ленина, преодолеть разруху и обеспечить построение социалистического хозяйства.

Могучим средством вовлечения народных масс в активное строительство нового общества и повышения производительности труда Ленин считал социалистическое соревнование. Разоблачая распространяемую буржуазией ложь, будто социалисты отрицают значение соревнования, он писал, что на самом деле только социализм, уничтожая эксплуатацию и порабощение масс, впервые открывает дорогу для соревнования действительно в массовом масштабе, дает возможность миллионам трудящихся проявить себя, развернуть свои способности, инициативу, обнаружить таланты, которых в народе — богатейший, непочатый родник и которые капитализм мял, давил и душил. Ленин выдвинул задачу — организовать социалистическое соревнование, сделать его гласным, знакомить массы через печать во всех деталях с достижениями лучших предприятий и деревень, изучая причины их успехов, приемы и деловые итоги их хозяйства, а с другой стороны — разоблачать тех, которые «упорно хранят «традиции капитализма», т. е. анархии, лодырничанья, беспорядка, спекуляции».

Крупным вкладом Ленина в теорию и практику научного коммунизма явилась разработка им принципа демократического централизма как основного принципа хозяйственного управления в условиях строительства социалистического и коммунистического общества.

Демократический централизм означает сочетание централизованного планового руководства экономикой с широким участием масс в управлении хозяйством и необходимой полнотой прав местных органов. Он не имеет ничего общего ни с анархизмом, «областничеством», местничеством, ни с бюрократизмом и шаблонизацией. Вопреки утверждениям ревизионистов, централизм социалистического хозяйства не исключает демократизма, а, напротив, строится на самой широкой демократической основе. «...Централизм, понятый в действительно демократическом смысле, — писал Ленин, — предполагает в первый раз историей созданную возможность полного и беспрепятственного развития не только местных особенностей, но и местного почина, местной инициативы, разнообразия путей, приемов и средств движения к общей цели»4.

Всякая крупная машинная индустрия, разъяснял далее Владимир Ильич, являющаяся производственным фундаментом социализма, и процессы работы, организованные по типу такой индустрии, требуют безусловного и строжайшего единства воли, направляющей совместную работу сотен, тысяч и десятков тысяч людей. Такое единство волн предполагает единоначалие руководителей производства, личную ответственность определенных лиц за исполнительские функции, за порученное им дело, требует твердой, сознательной дисциплины и беспрекословного повиновения воле руководителя производства во время труда. Единоначалие, подчеркивал Ленин, должно сочетаться с коллегиальностью, с активным участием масс в обсуждении и решении коренных вопросов управления производством, с их контролем за деятельностью предприятий.

В «Очередных задачах Советской власти», в ряде других произведений и выступлений Ленина большое место уделено вопросу о специалистах, необходимых для строительства социализма. Он считал, что главным в решении этой проблемы является создание новой, подлинно народной интеллигенции, формирующейся из среды трудящихся. Вместе с тем он подчеркнул необходимость привлечения к участию в социалистическом строительстве старых, буржуазных специалистов.

Впервые в истории марксизма Ленин всесторонне разработал вопрос об отношении победившего пролетариата и его партии к буржуазной интеллигенции. Использование старых специалистов он неразрывно связывал с решением общей задачи — превратить всю сумму накопленного капитализмом богатейшего запаса культуры, знаний, техники из орудия буржуазии в орудие пролетариата. Рабочий класс, разъяснял Ленин, может и должен перевоспитать основную массу старой интеллигенции, поставить на службу народу ученых, инженерно-технических работников, агрономов, учителей, врачей, деятелей науки и культуры, а также бывших капиталистов, обладающих знаниями и опытом руководства крупными предприятиями. Это необходимо в интересах хозяйственного и культурного строительства, а также для обучения и подготовки новых, пролетарских кадров интеллигенции. Владимир Ильич учил коммунистов проявлять чуткость к старой интеллигенции, ценить и беречь каждого специалиста, хотя бы еще идейно чуждого коммунизму, но работающего добросовестно, со знанием дела.

Успех социалистического преобразования России предполагал укрепление диктатуры пролетариата, развитие и совершенствование советской организации. Ленин призывал к всемерному развертыванию социалистической демократии, привлечению трудящихся к практическому участию в управлении страной, обеспечению прочной связи Советов с народными массами. Социалистический демократизм, разъяснял Владимир Ильич, означает, что каждый гражданин должен быть поставлен в такие условия, чтобы он мог участвовать и в обсуждении законов государства, и в выборе своих представителей в органы власти, и в проведении законов в жизнь.

Тезисы Ленина об очередных задачах Советской власти были одобрены Центральным Комитетом партии и напечатаны в «Правде» и «Известиях ВЦИК», а также изданы отдельной брошюрой. В соответствии с решением ЦК Владимир Ильич 29 апреля 1918 года выступил с докладом об очередных задачах Советской власти на заседании ВЦИК, который в свою очередь утвердил положения, выдвинутые Лениным. Эти положения Ленин суммировал в «Шести тезисах об очередных задачах Советской власти», которые с небольшими дополнениями были приняты на заседании ЦК РКП (б) 3 мая 1918 года и направлены Президиумом ВЦИК на места с указанием положить их «в основу деятельности всех Совдепов».

Выдвинутый Лениным план социалистического строительства был встречен в штыки «левыми коммунистами», которые выступили против внедрения трудовой дисциплины, единоначалия на предприятиях, введения хозяйственного расчета и против использования буржуазных специалистов. В работе «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности», опубликованной в мае 1918 года, Ленин показал, что «левые коммунисты» явились защитниками и рупором мелкобуржуазной стихии, что они не поняли сущности перехода от капитализма к социализму, природы и задач пролетарского государства, не поняли особенностей экономики России в то время.

В. И. Ленин разъяснял, что в Советской России имелись пять различных общественно-экономических укладов: 1) патриархальное, то есть в значительной степени натуральное крестьянское хозяйство; 2) мелкое товарное производство — главным образом крестьянское хозяйство, производящее свои продукты на рынок; 3) частнохозяйственный капитализм — предприятия промышленности и торговли, принадлежащие капиталистам, кулацкие хозяйства; 4) «государственный капитализм» — советские акционерные общества с участием частного капитала, концессии и т. п.; 5) социалистический уклад — фабрики и заводы, земля, банки, железные дороги, перешедшие в собственность Советского государства, совхозы, коллективные хозяйства трудящихся крестьян. Необходимо было ликвидировать многоукладность и добиться безраздельного господства социалистического уклада путем последовательной и постепенной перестройки экономики, ограничения и вытеснения капиталистических элементов в городе и деревне, социалистического преобразования мелкотоварного хозяйства.

В экономике России преобладало мелкое товарное производство, и самая большая опасность грозила пролетарскому государству со стороны мелкобуржуазной стихии. В этих условиях, указывал Ленин, главная задача состояла в том, чтобы подчинить мелкобуржуазную стихию контролю и учету Советского социалистического государства. Для достижения этой цели и в интересах быстрейшего налаживания крупного производства Ленин считал целесообразным использовать различные формы государственного капитализма, пойти на определенный компромисс, соглашение с капиталистами, готовыми работать под контролем социалистического государства. Он проводил мысль, что после установления диктатуры пролетариата госкапитализм, при известных условиях, может служить одним из средств постепенного социалистического обобществления предприятий, оставшихся в собственности капиталистов. Причем Ленин не исключал возможности выкупа рабочим классом средств производства у буржуазии. «Государственный капитализм» в условиях диктатуры пролетариата, говорил Ленин, — это капитализм, который в определенных пределах допущен пролетарской властью, опирающейся на командные высоты в экономике, и находится под строгим контролем социалистического государства.

Вопрос о государственном капитализме при диктатуре рабочего класса, выдвинутый жизнью, конкретными условиями строительства социализма в тот период, явился новым вопросом, который не ставился и не мог ставиться основоположниками научного коммунизма. Ленинская разработка этого вопроса представляет собой пример его творческого подхода к революционной теории. Он подверг резкой критике «левых коммунистов», которые и здесь занимали догматическую позицию, не желая видеть принципиального отличия «государственного капитализма» при диктатуре пролетариата от государственного капитализма в условиях господства буржуазии.

В Советской стране государственно-капиталистические предприятия не получили сколько-нибудь широкого развития и не сыграли серьезной роли в экономике переходного периода, ибо буржуазия, рассчитывая с помощью иностранных империалистов восстановить буржуазно-помещичий строй, не пожелала работать под контролем Советской власти. Однако возможность использования государственного капитализма в интересах построения социализма была подтверждена на практике опытом других стран, вставших на путь социалистического развития.

В статье «О «левом» ребячестве и о мелкобуржуазности» Ленин особенно подчеркнул значение «диктатуры пролетариата в экономической области жизни». Пролетарский революционер, писал он, осуждая «левых коммунистов», «никогда не мог бы в такой момент «забыть» об этом «гвозде» пролетарской революции, направленной против хозяйственных основ капитализма»5.

Владимир Ильич решительно выступил против предложения Бухарина на VII съезде РКП (б) дать в новой программе характеристику коммунистического общества, в котором не будет государства. «Заранее провозглашать отмирание государства будет нарушением исторической перспективы»6, — указывал он. В речи на I Всероссийском съезде Советов народного хозяйства 26 мая 1918 года Ленин выдвинул важнейшее принципиальное положение об огромном значении хозяйственно-организаторской функции пролетарского государства, органов управления экономикой, подчеркнув, что их роль в ходе коммунистического строительства будет неуклонно возрастать. Чем прочнее будут закладываться основы социалистического строя, говорил Ленин, тем выше будет становиться роль органов управления народным хозяйством. Из всех государственных учреждений им одним только предстоит сохранить за собой прочное место, которое будет тем более прочно, чем меньше будет надобности в аппарате чисто административном, в аппарате, ведающем только управлением. Административному аппарату государства «суждено умереть, а аппарату типа Высшего совета народного хозяйства суждено расти, развиваться и крепнуть, заполняя собой всю главнейшую деятельность организованного общества».7

В. И. Ленин подчеркивал, что целью социалистического производства является обеспечение благосостояния и всестороннего развития всех членов общества путем непрерывного и быстрого роста народного хозяйства на базе высшей техники и достижений науки. «Только социализм, — говорил он, — даст возможность широко распространить и настоящим образом подчинить общественное производство и распределение продуктов по научным соображениям, относительно того, как сделать жизнь всех трудящихся наиболее легкой, доставляющей им возможность благосостояния. Только социализм может осуществить это»8.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 172.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 187.

3 Там же, стр. 174.

4 В. И. Ленин.. Соч., т. 36, стр. 152.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 312.

6 Там же, стр. 66.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 377 — 378.

8 Там же, стр. 381.

 

Первые шаги хозяйственного строительства

Ленинский план социалистического строительства раскрыл перед партией и рабочим классом необозримые горизонты, вдохновил советский народ на самоотверженную борьбу со всеми трудностями, со всеми врагами во имя создания могучей и обильной России, во имя победы социализма.

Первоочередной задачей Ленин считал доведение до конца национализации крупной промышленности, прежде всего тяжелой индустрии, переход от рабочего контроля к рабочему, государственному управлению производством. 28 июля 1918 года Совет Народных Комиссаров принял декрет о национализации всей крупной промышленности.

Владимир Ильич повседневно занимался вопросами организации управления промышленностью, подбора хозяйственных кадров, внимательно изучал состав заводоуправлений важнейших предприятии, настойчиво добивался внедрения принципа единоначалия. Беседуя с рабочими делегациями и выступая на предприятиях, он указывал, что нужно обобществить производство на деле.

В письме конференции представителей национализируемых предприятий машиностроительной промышленности Ленин призывал со всей энергией взяться за налаживание правильной организации трудовых процессов, повышение производительности труда. Он рекомендовал посылать опытных рабочих с лучших заводов на другие предприятия, чтобы помочь им наладить работу, установить твердую дисциплину и порядок, учет и контроль над всеми материалами в интересах экономии сырья. Владимир Ильич горячо поддержал почин рабочих Брянского металлического завода в Бежице, которые ввели правила внутреннего распорядка в целях обеспечения строгой трудовой дисциплины, и считал необходимым распространение этих правил на другие предприятия.

В. И. Ленин дал решительный отпор анархо-синдикалистским настроениям, имевшим место среди профсоюзных работников, попыткам передать управление предприятиям соответствующим профсоюзам. Он требовал беспощадной борьбы «против синдикалистского и хаотичного отношения к национализируемым предприятиям».

В документе «О демократизме и социалистическом характере Советской власти» Владимир Ильич подчеркнул, что «величайшим искажением основных начал Советской власти и полным отказом от социализма является всякое, прямое или косвенное, узаконение собственности рабочих отдельной фабрики или отдельной профессии на их особое производство, или их права ослаблять или тормозить распоряжения общегосударственной власти...»1

Первостепенное значение Ленин придавал централизованному плановому руководству экономикой. «Коммунизм, — писал он в замечаниях на проект «Положения об управлении национализированными предприятиями», — требует и предполагает наибольшую централизацию крупного производства во всей стране»2. Владимир Ильич указывал, что «только то строительство может заслужить название социалистического, которое будет производиться по крупному общему плану, стремясь равномерно использовать экономические и хозяйственные ценности»3. Уже в тот период он разрабатывает основные принципы социалистического планирования.

В апреле 1918 года Ленин пишет «Набросок плана научно- технических работ», в котором ставит перед хозяйственными органами и учеными страны задачу — возможно быстрее составить план «реорганизации промышленности и экономического подъема России». Этот план, как считал Владимир Ильич, должен предусмотреть рациональное размещение промышленности с точки зрения близости сырья и максимальной экономии общественного труда, а также концентрацию производства. Исходя из того, что социалистическое народное хозяйство должно строиться на передовой технической базе, Ленин обращал особое внимание на необходимость электрификации промышленности и транспорта и применения электричества в земледелии. Таким образом, в первые же месяцы Советской власти Ленин выдвинул программную задачу электрификации народного хозяйства.

Ленинские указания определили направление деятельности Коммунистической партии по строительству социалистической экономики и легли в основу всех перспективных планов развития народного хозяйства Советской страны.

«Набросок плана научно-технических работ», как и весь ленинский план приступа к строительству социализма, ярко характеризовал строго научный подход Коммунистической партии и Советской власти к сложным вопросам создания нового общества. Не чем иным, как гнусной клеветой, были утверждения защитников капитализма о том, что советский строй представляет собой не созидающую, а разрушающую систему, что «в большевистском движении, — как писал в 1918 году английский профессор Диллон, «знаток» России, проживший в ней 37 лет, — нет и следа конструктивной или социальной идеи».4 Подобные утверждения опровергались всей созидательной деятельностью Коммунистической партии и Советской власти, которые уже тогда, несмотря на неимоверные трудности, приступили к широкому хозяйственному и культурному строительству.

Еще в декабре 1917 года Ленин беседовал с крупным инженером-энергетиком, впоследствии академиком А. В. Винтером, который изложил ему свои соображения о создании под Москвой, на шатурских торфяных массивах, крупного торфяного хозяйства и постройке на его базе большой районной электростанции. Владимир Ильич очень внимательно и вдумчиво выслушал сообщение А. В. Винтера, сразу же оценив реальность и важность этого дела. По его предложению Совет Народных Комиссаров весной 1918 года принял решение о строительстве Шатурской электростанции и ассигновал средства на организацию разработки шатурского торфа.

В январе 1918 года Ленин поручил Г. О. Графтио, автору проекта Волховской гидроэлектростанции, проекта, который был в свое время похоронен царским правительством, срочно разработать смету строительства. В июле Совнарком принял постановление о постройке Волховской ГЭС. Нелегко приходилось первым строителям Волховской станции: не хватало рабочих, оборудования, денег. «Но мы, — вспоминает Г. О. Графтио, — бодро смотрели на будущее, так как знали, что в самую тяжелую минуту всегда найдем помощь и защиту у Владимира Ильича»5.

Было начато проектирование и ряда других электростанция. Разрабатывалась программа развития Урало-Кузнецкого бассейна, намечался широкий план железнодорожного строительства, начались подготовительные работы по сооружению Волго-Донского канала, по созданию оросительных систем в Туркестане для развития хлопководства. Еще тогда Ленин прозорливо указывал на огромное значение сырьевых и энергетических ресурсов восточных районов страны, Сибири. Большое внимание Владимир Ильич уделял переводу промышленности на мирное производство, организации ремонта и производства сельскохозяйственных машин и инвентаря, налаживанию выпуска товаров массового потребления. Были приняты меры, чтобы развернуть товарооборот между городом и деревней, использовать в целях распределения продуктов кооперацию, создать устойчивую финансово-денежную систему.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 481.

2 Там же, стр. 392.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 37, стр. 21 — 22.

4 Е.J. Dillon. The eclipse of Russia. London — Toronto, 1918, p. 388.

5 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 3, 1969, стр. 169

 

Борьба за хлеб - борьба за социализм

Партия и правительство прилагали величайшие усилия, чтобы вырвать страну из когтей разрухи и голода. Владимир Ильич вникал во все детали организации продовольственного дела, лично следил за продвижением хлебных грузов в Петроград. Верным помощником Ленина в этом деле был Александр Дмитриевич Цюрупа, назначенный в конце февраля 1918 года народным комиссаром по продовольствию. Ленин высоко ценил и уважал Цюрупу. Это был прекрасный организатор, практик, хорошо знавший деревню. Любил Владимир Ильич А. Д. Цюрупу и как человека, товарища. Позднее, в 1921 году Цюрупа стал заместителем председателя Совнаркома.

Крайне тяжелое продовольственное положение создалось весной и особенно летом 1918 года. Рабочие Москвы, Петрограда и других городов иногда целыми неделями не получали хлебного пайка, голодало трудовое крестьянство потребляющих губерний. Голод был вызван прежде всего тем, что в результате начавшейся интервенции империалистических держав и контрреволюционных мятежей центральная Россия была отрезана от всех основных районов, производящих хлеб (Украина, Сибирь, Поволжье). А кулаки прятали хлеб, отказывались продавать его государству по твердым ценам. Используя голод, реакционные силы надеялись добиться падения Советской власти. От решения продовольственного вопроса зависела судьба Республики Советов.

Мысль Владимира Ильича настойчиво билась над тем, чтобы изыскать меры по обеспечению городов хлебом. И он нашел выход в новых, пролетарских методах борьбы с голодом. По инициативе и при участии Ленина в мае 1918 года были разработаны декреты по продовольственному вопросу. Они подтверждали незыблемость хлебной монополии и требовали беспощадной борьбы с хлебной спекуляцией и мешочничеством, строжайшего учета и равномерного распределения всех хлебных запасов. Все это дело централизовалось в руках Народного комиссариата продовольствия, которому были предоставлены чрезвычайные полномочия. Лица, скрывавшие хлебные излишки, объявлялись врагами народа и предавались суду революционных трибуналов.

Как всегда в самые трудные минуты, Ленин обратился к рабочему классу. Он предложил создать продовольственные отряды из передовых пролетариев, направить их в деревню и поднять бедноту на борьбу с кулачеством. 10 мая Владимир Ильич принял представителя иутпловцев, председателя закупочной комиссии — рабочего, разметчика котельного цеха Л. В. Иванова, который подробно описал чрезвычайно тяжелую картину голода в Петрограде. Во время беседы Ленин прочитал Иванову принятый правительством декрет о «продовольственной диктатуре» и дал ему копию декрета, чтобы он ознакомил с ним путиловцев. Владимир Ильич просил передать трудящимся Петрограда, что Советское правительство приняло решительные меры по налаживанию продовольственного дела, и подчеркнул, что в этом должны активно участвовать рабочие. Тут же при Иванове Ленин написал Цюрупе записку о необходимости оказать содействие организации продовольственных отрядов из петроградских рабочих.

Вскоре в газетах было опубликовано письмо Ленина питерским рабочим «О голоде», в котором он призывал пролетариат организовать поход против спекулянтов хлебом, против кулаков, против нарушителей государственного порядка в деле сбора, подвоза и распределения хлеба. Кулаки, говорил он, являются главной опорой контрреволюции, и либо рабочий класс, объединив вокруг себя бедноту, подавит сопротивление кулачества, заставит его подчиниться требованиям пролетарского государства, либо буржуазия и кулаки сбросят Советскую власть. Ленин объезжает рабочие районы Москвы, выступает на собраниях и митингах, разъясняя задачи продовольственных отрядов, посылает телеграммы в местные органы и на предприятия, в которых дает указания по организации и деятельности продотрядов.

В борьбе за хлеб решался не только продовольственный вопрос — речь шла о победе социалистической революции в деревне и тем самым о судьбе диктатуры пролетариата. «Кажется, что это борьба только за хлеб; на самом деле это — борьба за социализм», — говорил Ленин. В ходе конфискации помещичьих земель и передела земли все больше обострялась классовая борьба между кулаками и трудящимся крестьянством. Большой организационной работой большевистская партия подготовила дальнейшее развитие и углубление социалистической революции в деревне, которая со всей силой развернулась летом и осенью 1918 года. Рабочие, направленные в деревню, несли туда идеи социализма, сплачивали бедноту и руководили ее борьбой против кулачества. Теснейший союз и полное слияние с деревенской беднотой, уступки среднему крестьянству и соглашение с ним, беспощадное подавление кулаков — вот в чем должна состоять политика рабочего класса, указывал Ленин. 11 июня 1918 года ВЦИК по предложению Ленина принял декрет о создании комитетов бедноты.

Поход рабочих в деревню и деятельность комбедов имели решающее значение для победы социалистической революции и упрочения власти Советов в деревне, для разгрома контрреволюционного кулачества и завоевания середняка на сторону Советской власти. 50 миллионов гектаров кулацкой земли перешло в руки бедноты и середняков. Было ликвидировано засилие кулацких элементов, имевшее место в ряде волостных и сельских Советов. Упрочился союз рабочего класса и трудового крестьянства. Большую помощь оказали комитеты бедноты в преодолении продовольственных трудностей — в снабжении хлебом городов и Красной Армии.

Разрабатывая весной 1918 гола план социалистического строительства, Ленин в качестве одной из важнейших задач партии поставил задачу «постепенного, но неуклонного перехода к общей обработке земли и к крупному социалистическому земледелию»1. В связи с этим следует отметить, что уже тогда Ленин, опираясь на основополагающие идеи Маркса и Энгельса, высказал мысль, что важную роль в строительстве социализма может и должна сыграть кооперация, ибо после победы социалистической революции, завоевания власти рабочим классом «положение кооперативов в корне принципиально меняется»2.

Позднее, исходя из положения о социалистической природе кооперации в условиях диктатуры пролетариата, при общественной собственности на основные средства производства, Ленин разработал свой гениальный кооперативный план перевода крестьянства на путь социализма — план добровольного объединения мелких крестьянских хозяйств в крупные коллективные хозяйства.

Осуществив отмену частной собственности на землю, Советская власть провела ряд мер в направлении социалистической перестройки сельского хозяйства. На базе лучших помещичьих имений стали создаваться государственные социалистические хозяйства — совхозы. В частности, по инициативе Ленина недалеко от Москвы, в селе Мальце-Бродово, где он бывал летом 1918 года, был создан животноводческий совхоз «Лесные поляны». В совхозах Ленин видел опорные пункты социалистического преобразования деревни и подъема производительных сил сельского хозяйства. Поощрение и поддержку со стороны партии и правительства встретили первые сельскохозяйственные артели и коммуны. По предложению Ленина был создан специальный фонд, из которого выдавались пособия и ссуды коллективным хозяйствам.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 71.

2 Там же, стр. 161.

 

Завоевания культуры - народу

Красный Октябрь, говорил Ленин, открыл широкий путь для культурной революции величайшего масштаба. С первых же дней установления Советской власти вопросы культурного строительства занимали большое место в деятельности Владимира Ильича. В беседе с народным комиссаром просвещения А. В. Луначарским о задачах комиссариата он обратил внимание на необходимость серьезного, государственного подхода к делу народного образования, широкого развертывания политико-просветительной работы в массах. Выполняя указания Ленина, Наркомпрос сосредоточил в своих руках управление учебными заведениями страны и начал перестройку школы. В июне 1918 года был принят и опубликован за подписью Ленина декрет об организации дела народного образования в Советской республике.

Важной задачей Ленин считал завоевание учительства на сторону Советской власти. Он неоднократно выступает перед учителями, разъясняя им политику Коммунистической партии в области народного образования. Советская школа, говорил он, должна стать средством просвещения и воспитания масс, служить делу строительства социалистического общества.

Началась работа по ликвидации неграмотности взрослого населения. Широко были раскрыты для рабочих и крестьян двери высших учебных заведений.

Владимир Ильич чутко относился к культурным запросам трудящихся. «Покровскому. Построить школу. Ленин», — такая резолюция была написана на клочке бумаги с трудноразбираемыми буквами — письме крестьян из глухой деревни северного края, в котором они жаловались, что безуспешно добивались в уезде и губернии постройки школы, и просили Ленина помочь им. «А еще, — говорилось в письме, — шлем тебе привет и желаем здорово руководить пролетариатом и бить буржуев. Мы тож сорганизовали себе комбед. Хорошая штука, дай бог тебе здоровья, говорят, ты придумал»1. Помог Ленин и путиловцам, которые решили организовать при заводе художественную студию для детей. Когда делегаты путиловцев рассказали Владимиру Ильичу, что в отделе народного образования им посоветовали подождать с этим, Ленин, обращаясь к присутствовавшим в его кабинете, сказал:

 — Вы слышите, что путиловцы хотят? Они хотят создавать свою трудовую интеллигенцию, а им говорят: «Подождите годик!» Никаких промедлений, студию надо организовать!2

Советское государство настойчиво добивалось привлечения научно-технических сил к социалистическому строительству. И когда Академия наук высказалась за сотрудничество с Советской властью в деле изучения естественных богатств страны, В. И. Ленин горячо откликнулся на это. 12 апреля 1918 года Совет Народных Комиссаров постановил: пойти навстречу предложению Академии наук, признать необходимым финансирование ее работ. Советское правительство отпустило большие, по тому времени, средства на научные изыскания. В первый же год социалистической революции были организованы новые научные институты, лаборатории, испытательные станции, опытные производства.

Придавая большое значение дальнейшему развитию, изучению и пропаганде теории марксизма. Ленин поддержал предложение руководителей Народного комиссариата просвещения о создании марксистского научного центра — Социалистической академии общественных наук. Под его руководством было выработано постановление правительства об Академии. В качестве важнейших задач Социалистической академии Владимир Ильич поставил издание марксистской литературы, объединение марксистских научных сил, организацию социальных исследований, разработку актуальных философских и экономических проблем, преподавание общественных наук с точки зрения марксизма.

В конце декабря 1917 года было создано Государственное издательство. Развертывалось массовое издание общественно-политической и классической художественной литературы, учебников. «Поскорей надо сделать книгу доступной массе», — говорил Владимир Ильич. Исключительную заботу проявил Ленин о библиотеках, которые, по его мнению, должны были стать подлинными очагами культуры, политико-просветительной деятельности. Владимир Ильич пишет письмо «О задачах публичной библиотеки в Петрограде». По его инициативе Совнарком принимает ряд постановлений о национализации и охране библиотек и книгохранилищ, централизации библиотечного дела, упорядочении работы библиотек, обеспечении наилучшего обслуживания ими населения.

Советское государство обратило в общенародное достояние величайшие художественные сокровища. Ленин был инициатором мероприятий по национализации ценнейших художественных коллекций (прежде всего — Третьяковской галереи) и охране памятников искусства и старины. Вскоре после переезда правительства в Москву Владимир Ильич дал указания о реставрации важнейших исторических зданий Кремля. Он выдвинул план «монументальной пропаганды» — художественного украшения советских городов, в первую очередь Москвы и Петрограда, памятниками, барельефами и надписями на зданиях, призванными пропагандировать идеи социализма, прославлять героическую освободительную борьбу трудящихся масс против угнетателей, закреплять в памяти народа образы великих деятелей культуры.

«Раньше, — говорил Ленин, — весь человеческий ум, весь его гений творил только для того, чтобы дать одним все блага техники и культуры, а других лишить самого необходимого — просвещения и развития. Теперь же все чудеса техники, все завоевания культуры станут общенародным достоянием, и отныне никогда человеческий ум и гений не будут обращены в средства насилия, в средства эксплуатации».3

 

Укрепление Советской власти. Создание Красной Армии

В области государственного строительства одной из самых важных задач в тот период Ленин считал укрепление Советской власти на местах. Он внимательно следил за работой местных Советов, горячо поддерживал их инициативу и передовой опыт. Так, Владимир Ильич высоко оценил книжку А. И. Тодорского «Год — с винтовкой и плугом», изданную Весьегонским уездным исполкомом; в ней очень живо описывался опыт строительства в уезде новой жизни и, в частности, опыт использования капиталистов для налаживания лесопильного и кожевенного заводов. Принимая делегации с мест, он говорил им о необходимости укрепления новых, рабоче-крестьянских органов власти, усиления их связи с массами, отмечал, что трудящиеся имеют право отзыва своих депутатов. В своих статьях и выступлениях Ленин неоднократно повторял, что Советское правительство отнюдь не намерено умалять значения местной власти, ограничивать ее права и самодеятельность. В то же время он решительно боролся с проявлениями местничества, сепаратизма, областничества, рассматривая их как сопротивление мелкобуржуазной стихии централизованному пролетарскому государственному руководству. Такие тенденции он считал крайне опасными для строительства социализма и коммунизма.

Важную роль в организации и упорядочении деятельности органов Советской власти Ленин отводил быстрому и точному выполнению всех законов и распоряжений Советского правительства. Когда председатель Архангельского губисполкома отказался выполнить одно из распоряжений центральной Советской власти, Владимир Ильич объявил ему выговор, «ибо, — писал Ленин, — если мы добросовестно учим дисциплине рабочих и крестьян, то мы обязаны начать с самих себя»1.

Владимир Ильич сам показывал личный пример строгого соблюдения законов и установленных правил, не допуская для себя никаких исключений. Об этом, в частности, красноречиво говорит тот факт, что в мае 1918 года Ленин объявил строгий выговор управляющему делами Совнаркома В. Д. Бонч-Бруевичу и секретарю СНК И. И. Горбунову за самовольное и беззаконное, как он писал, повышение ему заработной платы.

В целях внедрения и укрепления революционной, советской законности Ленин дал указания Комиссариату юстиции издавать Собрание узаконений и распоряжений Советского правительства, разработать и осуществить мероприятия по организации и улучшению деятельности народных судов. Он требовал беспощадной борьбы с казнокрадством и взяточничеством, спекуляцией и хулиганством, с жуликами и тунеядцами. ««Кто не работает, тот пусть не ест» — вот практическая заповедь социализма. Вот что надо практически наладить» 2, — писал он.

Суровые меры наказания Ленин предлагал установить для взяточников. «Необходимо тотчас( с демонстративной быстротой, — писал он наркому юстиции Д. И. Курскому, — внести законопроект, что наказания за взятку (лихоимство, подкуп, сводка для взятки и пр. и т. п.) должны быть

не ниже

десяти лет тюрьмы и, сверх того, десяти лет принудительных работ»3.

В. И. Ленин предвидел, что мирная передышка может оказаться кратковременной, и считал важнейшей задачей укрепление обороноспособности Советской страны. «Российская Советская Федеративная Республика, — говорилось в резолюции IV съезда Советов о ратификации Брестского договора, написанной Лениным, — отныне, единодушно осуждая грабительские войны, признает свое право и свою обязанность защиты социалистического отечества против всех возможных нападений со стороны любой из империалистических держав».4

Важным программным требованием партии большевиков было требование замены постоянной армии народной милицией. Однако опыт развития революции в России и то обстоятельство, что Советская республика, оказавшись в обстановке враждебного капиталистического окружения, встретила яростное вооруженное сопротивление помещиков и буржуазии, определили новый подход Ленина, партии к этой проблеме. В целях защиты завоеваний социалистической революции от посягательств со стороны внешних и внутренних врагов партия признала необходимым создание сильной, хорошо вооруженной армии Советского государства. Мы — оборонцы с 7 ноября 1917 года, указывал Ленин, мы — за защиту социалистического отечества; поэтому «мы говорим себе: для обороны нужна твердая и крепкая армия, крепкий тыл...».5

Великой заслугой Ленина является то, что он первый из марксистов разработал вопрос о вооруженных силах пролетарского государства, сформулировал научные основы организации и строительства Советской Армии. Ленин показал, что Советская Армия — это армия нового типа. В отличие от армий империалистических государств, являющихся вооруженной опорой эксплуататорских классов, орудием порабощения своих рабочих и крестьян и народов других стран, Советская Армия представляет собой армию освобождения трудящихся, армию, основанную и воспитываемую на принципах пролетарского интернационализма.

В марте 1918 года под председательством Ленина состоялось совещание военных работников, на котором были обсуждены вопросы организации армии. Первоначально Красная Армия комплектовалась на принципах добровольности. Но уже с весны 1918 года, учитывая необходимость дать военный отпор интервентам и белогвардейцам, Коммунистическая партия и Советское правительство начали подготавливать переход к созданию регулярной и централизованной армии на основе обязательной воинской повинности. 29 мая ВЦИК принял постановление об обязательном призыве трудящихся в Красную Армию. Благодаря огромной работе партии и революционному энтузиазму масс, уже к осени 1918 года был заложен прочный фундамент регулярной массовой Красной Армии.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 50, стр. 63.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 203.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 50, стр. 70.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 123.

5 Там же, стр. 342.

 

Творец Советской Конституции

4 июля 1918 года открылся V Всероссийский съезд Советов. Он проходил в острой борьбе с левыми эсерами, которые пытались опорочить политику Советского правительства, выступили в защиту контрреволюционных партий меньшевиков и правых эсеров, требовали отказа от борьбы с кулачеством, свободы частной торговли хлебом, роспуска комбедов, разрыва Брестского договора.

В докладе Совета Народных Комиссаров Ленин дал решительный отпор левым эсерам, разоблачил и опроверг их клеветнические утверждения. Он подчеркнул, что правота Коммунистической партии и Советской власти «в деле заключения Брестского мира доказана была всем ходом событий». За время мирной передышки рабочие и крестьяне, преодолевая величайшие трудности, сделали громадный шаг вперед в социалистическом строительстве. Ленин разъяснил необходимость чрезвычайных мер по борьбе с голодом, которые были проведены Советской властью, подчеркнул, что Коммунистическая партия неуклонно проводит политику союза рабочего класса с крестьянской беднотой, со всем трудящимся крестьянством.

После бурных прений по отчетам ВЦИК и СНК съезд большинством голосов принял предложенную коммунистической фракцией резолюцию, в которой выразил «полное одобрение внешней и внутренней политике Советского правительства». Резолюция, внесенная левыми эсерами, была отвергнута.

Потерпев поражение на съезде, левые эсеры 6 июля подняли мятеж против Советской власти. Стремясь спровоцировать войну Германии против Советской России, левые эсеры убили в Москве германского посла Мирбаха. В связи с мятежом левых эсеров съезд Советов прервал свою работу. В. И. Ленин руководил подавлением контрреволюционного мятежа. Как писали позднее К. X. Данишевский, командир латышской стрелковой дивизии Н. И. Вацетис, В. Д. Бонч-Бруевич и другие очевидцы, Владимир Ильич внимательно следил за действиями мятежников, давал указания штабу и командирам частей. Он был тверд, решителен и уверен в победе. Сообщая о мятеже, Ленин в телеграмме И. В. Сталину в Царицын, посланной в ночь с 6 на 7 июля, писал: «Мы ликвидируем сегодня же ночью беспощадно и скажем народу всю правду: мы на волосок от войны. У нас заложниками сотни левых эсеров. Повсюду необходимо подавить беспощадно этих жалких и истеричных авантюристов, ставших орудием в руках контрреволюционеров. Все, кто против войны, будут за нас».1

В течение суток вооруженное выступление левоэсеровской контрреволюции было подавлено. Преступная авантюра левых эсеров вызвала сильнейшее негодование трудящихся и еще больше сплотила народ вокруг большевистской партии. «...Рабочие и крестьянские массы, — говорил Ленин, — еще сильнее, еще ближе сроднились в эти дни с партией коммунистов-большевиков, истинной выразительницей воли народных масс».2 Возобновив заседания 9 июля, съезд Советов одобрил решительные действия Советского правительства по ликвидации преступной авантюры левых эсеров.

Съезд принял резолюцию по продовольственному вопросу, постановление «Об организации Красной Армии» и завершил свою работу актом величайшего значения: утвердил первую Конституцию РСФСР, проект которой был разработан на основе указаний и при участии Ленина. Владимир Ильич возглавлял комиссию Центрального Комитета партии, которой была поручена окончательная разработка проекта Конституции для представления его V съезду Советов. По предложению Ленина в текст Конституции в качестве ее вводного раздела была включена «Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа», добавлена статья о равноправии национальностей и рас в Советской республике, а также сформулированы некоторые другие статьи.

В своей речи на тему «Что дает трудовому народу Советская Конституция», произнесенной на митинге в Хамовническом районе Москвы, и в ряде других своих выступлений и работ Ленин охарактеризовал громадное, всемирно-историческое значение Советской Конституции. Конституция не выдумана какой-нибудь комиссией, не сочинена юристами, — в ней записан опыт организации и борьбы пролетарских масс против эксплуататоров; она законодательно закрепила великие завоевания трудящихся Советской России: установление диктатуры пролетариата, союз рабочего класса и трудящегося крестьянства, переход в руки народа основных средств производства, установление подлинной демократии — демократии для широчайших народных масс. Ленин подчеркнул коренное, принципиальное отличие Советской Конституции от конституций эксплуататорских государств. Все существовавшие до сих пор конституции стояли на страже интересов господствующих классов. Советская же Конституция «служит и будет постоянно служить трудящимся и является могучим орудием в борьбе за осуществление социализма»3.

Наглядно показывая, что дала русская революция, Советская Конституция отражает идеалы пролетариата, трудящихся всего мира. «...Наша Конституция, — говорил Ленин позже, — всегда привлекает симпатии трудящихся масс. Слово «Совет» понятно теперь всем, а Советская Конституция переведена на все языки, и с ней знаком каждый рабочий. Он знает, что это Конституция трудящихся, что это политический строй трудящихся, зовущих к победе над международным капиталом, знает, что это есть завоевание, которое мы сделали над международными империалистами».4

Владимир Ильич придавал большое значение пропаганде достижений Советской власти в первый год ее существования. В августе 1918 года он предложил, чтобы наркоматы подготовили отчеты о своей деятельности с 25 октября (7 ноября) 1917 года.

«В отчетах, — писал Ленин, — которые должны быть наиболее популярны, особенно необходимо отметить

а) улучшение положения масс (повышение заработной платы для рабочих, народных учителей и т. д.)

б) участие рабочих в управлении (лично выдающихся рабочих и рабочих организаций и т. д.)

в) тоже — беднейших крестьян и помощь Советской власти в борьбе против кулаков

г) экспроприация помещиков, капиталистов, торговцев, финансистов и т. д.

Главная задача показать конкретно, фактами, как именно сделала Советская власть определенные шаги (первые) к социализму».5

Великий Ленин мудро и твердо провел советский корабль сквозь бури и невзгоды первых месяцев пролетарской диктатуры. Вся его деятельность была проникнута пафосом творчества, пафосом созидания новых форм жизни. Он разработал план приступа к социалистическому строительству и возглавил борьбу народных масс за его выполнение. Уже тогда Ленин определил основные звенья плана построения социализма в России: создание крупной индустрии, переход крестьянства от мелкого хозяйства к крупному социалистическому хозяйству, осуществление культурной революции.

Под гениальным руководством Ленина, партии коммунистов трудящиеся Советской России решили в тот период задачи всемирно-исторического значения: они создали новое, пролетарское государство, осуществили выход страны из войны и заложили краеугольные камни фундамента социалистической экономики. Впервые в истории рабочий класс сумел не только завоевать государственную власть, но и прочно удержать ее в своих руках.

Незадолго до Октябрьской революции буржуазно-монархическая газета «Новое Время» писала; «Допустим на минуту, что большевики победят. Кто будет управлять нами тогда? Может быть, повара, эти знатоки котлет и бифштексов? Или пожарные? Конюхи, кочегары? Или, может быть, няньки побегут на заседание Государственного совета в промежутке между стиркой пеленок? Кто же? Кто эти государственные деятели? Может быть, слесари будут заботиться о театрах, водопроводчики — о дипломатии, столяры — о почте и телеграфе?.. Будет ли это? Нет! Возможно ли это? На такой сумасшедший вопрос большевикам властно ответит история».

Да, история ответила и очень хорошо ответила! Уже первые месяцы Советской власти показали, что трудовой народ — рабочие и крестьяне способны с успехом, лучше, умнее, чем это делали князья, графы, капиталисты и помещики, управлять государством, руководить народным хозяйством и создавать новую культуру.

Разработка Лениным плана приступа к социалистическому строительству и осуществление его советским народом имели и имеют всемирно-историческое значение. Социалистические революции в странах Европы и Азии подтвердили, что мероприятия, предусмотренные этим планом, являются необходимым этапом конкретного претворения в жизнь общих закономерностей строительства социализма. Этот опыт не забудется, писал Ленин о первых шагах советского народа к социализму. «Он вошел в историю, как завоевание социализма, и на этом опыте будущая международная революция будет строить свое социалистическое здание»6.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 50, стр. 114.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 30, стр. 519.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 535.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 39, стр. 325.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 37, стр. 80.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 36, стр. 383.