Содержание материала

 

Владимир Ильич Ленин.
Биография.

1972.

 

Глава первая

ДЕТСТВО И ЮНОСТЬ. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Мы стоим всецело на почве теории Маркса: она впервые превратила социализм из утопии в науку.

В.И.Ленин

Владимир Ильич Ульянов (Ленин) родился 10 (22) апреля 1870 года и городе Симбирске (ныне Ульяновск), расположенном на берегу великой реки Волги. Его родители принадлежали к передовой русской разночинной интеллигенции. Отец Ленина — Илья Николаевич Ульянов — был родом из бедных мещан города Астрахани.

Недавно найдены документы, в которых содержатся важные сведения о деде В. И. Ленина — Н. В. Ульянове: список крестьян, прибывших в Астраханскую губернию до 1793 года. В списке имеется запись: «Николай Васильев сын Ульянин (эта фамилия писалась и как Ульянин, Ульянинов, и как Ульянов, — Авт.)... Нижегородской губернии Сергачевской округи села Андросова помещика Степана Михайлова Брехова крестьянин отлучился 701 году». Следовательно, дед Ленина происходил из крепостных крестьян Нижегородской губернии и сам был крепостным. До прибытия в Астрахань Н. В. Ульянов жил в Новопавловском селении Астраханской губернии. Позднее он числился как государственный: крестьянин, а затем был приписан к мещанскому сословию как занимавшийся портняжным ремеслом; умер в большой бедности.

Отцу Владимира Ильича пришлось преодолеть немало трудностей, с которыми было связано в условиях царизма получение образования для выходцев из народа. В раннем детстве он лишился отца, и лишь помощь старшего брата дала ему возможность получить среднее, а затем и высшее образование.

Благодаря настойчивому труду и выдающимся способностям, преодолевая нужду, И. Н. Ульянов сумел окончить Казанский университет и вскоре стал преподавателем математики и физики в средних учебных заведениях Пензы, а затем Нижнего Новгорода. Назначение Ильи Николаевича на эту должность было подписано знаменитым математиком Н. И. Лобачевским, являвшимся в то время помощником попечителя Казанского учебного округа. По его же предложению на И. Н. Ульянова была возложена обязанность ведения метеорологических наблюдений на Пензенской метеорологической станции.

И. Н. Ульянов был любим своими учениками. Один из них, П. Ф. Филатов, отец знаменитого врача Б. П. Филатова, вспоминал Илью Николаевича как светлую личность, как человека, принадлежавшего к числу тех немногих учителей, «которые вносили в нашу жизнь честный взгляд и высокие нравственные принципы... отвращение к карьеризму и к материальной наживе».

Педагогические воззрения Ильи Николаевича ярко характеризуют сохранившиеся документы. Так. выступая на заседании педагогического совета в Нижегородской мужской гимназии по вопросу о воспитательной деятельности учителя в классе, И. Н. Ульянов говорил, что «он постоянно заботится о приучении воспитанников к самостоятельному труду путем самодеятельности».

В связи с предложением ввести в гимназии преподавание основ топографии, Илья Николаевич писал: «Мысль прекрасная; применение знания к делу, приложение научных сведений в жизни оживляет самую науку и придает ей практическое значение»1.

И. Н. Ульянову были близки взгляды русских просветителей 60-х годов XIX века. Побуждаемый высокими идеалами, он посвятил свою жизнь служению народа, его просвещению. В 1869 году Илья Николаевич оставляет работу учителя и становится инспектором, а затем директором народных училищ Симбирской губернии.

По выслуге лет он неоднократно награждался орденами и медалями. Орден, которым он был награжден в 1882 году, давал ему право на дворянство.

Энтузиаст народного просвещения, педагог по призванию, он страстно любил свое дело и отдавался ему целиком. У И. Н. Ульянова была глубокая вера в народ и скрытые в нем силы.

Характер работы требовал от Ильи Николаевича постоянных разъездов по губернии, по деревням и селам. Он отлучался из дому на недели и месяцы. В любое время года — суровой морозной зимой, в весеннюю распутицу и ненастной осенью — он ездил в самые глухие места, создавая земские школы, помогая учителям налаживать обучение крестьянских детей. Нелегкое это было дело. Много здоровья и сил стоило оно И. Н. Ульянову. Приходилось бороться с сопротивлением чиновников, помещиков и кулаков, которые всячески препятствовали созданию школ, нелегко было преодолевать и темноту, предрассудки отсталой части крестьян, добиваться, чтобы они поняли необходимость и пользу грамоты.

Чуждый чиновничьего духа с его прислужничеством и карьеризмом, пренебрежением к народу, И. Н. Ульянов был подлинным демократом. Он часто общался с крестьянами, дружески беседовал с ними, его можно было видеть сидящим на завалинке какой-нибудь избы или выступающим на сельском сходе.

Большое внимание И. Н. Ульянов уделял просвещению нерусских народов, населявших Поволжье. Он относился к ним с чувством уважения и понимания, заботился об организации народных школ для них. Старания И. Н. Ульянова принесли свои плоды: почти за 20 лет его работы количество школ в Симбирской губернии значительно выросло. Он воспитал много передовых народных учителей, которых называли «ульяновцами».

Мать Владимира Ильича, Мария Александровна, была дочерью Александра Дмитриевича Бланка, образованного, талантливого врача, пионера в области физиотерапии. А. Д. Бланк происходил из мещан. Он рано овдовел и остался с 6-ю малыми детьми. Судьба бросала его в разные углы России: то в Смоленскую глушь, то в Олонецкую губернию, то на Урал. Человек прямой, самостоятельных суждений, он не ладил с властями. Выйдя в отставку, А. Д. Бланк обосновался со своим многочисленным семейством под Казанью, в деревне Кокушкино (ныне село Ленино), где и жил до самой смерти. Выросшая в деревне, Мария Александровна смогла получить лишь домашнее образование. Отсутствие средств не позволило ей учиться дальше, о чем она всегда сожалела. Но одаренная большими способностями, она овладела несколькими иностранными языками, которым потом обучала своих детей, хорошо играла на рояле, много читала. Самостоятельно подготовившись, Мария Александровна сдала экстерном экзамен на звание учительницы. Как и Илью Николаевича, ее влекло дело народного просвещения. Но работать в школе ей не пришлось: забота о большой семье, воспитание детей, домашнее хозяйство, которое надо было вести очень экономно, чтобы сходились концы с концами, целиком поглощали ее время.

Примечания:

1 Государственный apxив Горьковской области, ф. 303, оп. 407, ед. хр. 1066.

 

В семье и гимназии

В доме Ульяновых всегда царили согласие и любовь Илья Николаевич был образцовым семьянином, горячо любящим мужем и отцом. В семье было восемь детей (двое из них умерли совсем маленькими). Владимир Ильич был четвертым по рождению. Оставшиеся Анна, Александр, Владимир, Ольга, Дмитрий и Мария росли близкими по возрасту парами. Родители старались дать им разностороннее образование, воспитывали их честными. трудолюбивыми, чуткими к нуждам народа, трудящихся. Впоследствии все они стали революционерами.

Большое влияние на детей оказывал личный пример родителей. Дети видели, сколько сил отдает отец делу народного просвещения, как строго относится он к себе и своим обязанностям, какую радость приносит ему открытие каждой новой деревенской школы. Вся жизнь отца, его энергия, способность целиком отдаваться любимому делу, внимательное отношение к людям труда, скромность во всем имели огромное воспитательное значение. Очень простои в обхождении с людьми и в своих потребностях, он и в этом отношении оказывал самое благотворное влияние. Строгое отношение к себе и своим обязанностям, высокое чувство долга, которое отличало всегда потом Ленина, было в значительной степени заложено у него с самых ранних лет отцом. Авторитет отца и любовь к нему в семье были очень велики.

Воспитывая детей, Илья Николаевич исходил из педагогических воззрений революционного демократа Н. А. Добролюбова — выковывал в них крепкую волю, развивал стремление к знаниям, учил понимать жизнь, требовательно подходить к своим действиям, быть искренними и правдивыми. Он часто читал в семейном кругу своего любимого поэта Н. А. Некрасова, любил петь положенное на музыку запрещенное стихотворение поэта-петрашевца А. Н. Плещеева, в котором с особой силой выделял слова:

По духу братья мы с тобой.
Мы в искупленье верим оба,
И будем мы питать до гроба
Вражду к бичам страны родной.

Дети чувствовали, что в эту песню отец вкладывает всю душу, что слова ее для него святы.

Илья Николаевич радовался неизменным успехам своих детей в школьных занятиях, но он не выносил тщеславия и это чувство прививал им. Весь свой досуг Илья Николаевич посвящал семье. Он следил за занятиями детей, развивал их литературный и художественный вкус, принимал живое участие в их играх и прогулках. Дети в присутствии отца чувствовали себя свободно, он никогда не отмахивался от их вопросов, терпеливо объяснял непонятное. Он был увлекательным и веселым рассказчиком.

Редким воспитательным талантом обладала Мария Александровна. Приветливая, ровная, она никогда излишне не стесняла детей, но в то же время умела поддерживать дисциплину. Всегда аккуратная, организованная, бережливая и скромная, особенно во всем, что касалось лично ее, она сумела лее эти качества передать детям. Хрупкая на вид, Мария Александровна обладала огромным мужеством, самоотверженностью и стойкостью, которые много раз и с такой удивительной силой проявлялись в годы тягчайших испытаний, выпавших впоследствии на долю семьи Ульяновых.

Семейная обстановка и условия воспитания были благоприятными для развития ума и характера детей. Родители не только не подавляли, но даже поощряли естественную живость и резвость детей. Когда маленький Володя, живя летом в деревне Кокушкино, решил сократить путь на улицу и стал лазить в окно, родители его не бранили. Наоборот, для того, чтобы малышу было удобнее перелезать и чтобы он не ушибся, отец сделал в комнате и на улице около окна деревянные приступочки. Одно время старшие дети задумали издавать домашний журнал. Все в меру своих сил сотрудничали в нем. Сколько радости и веселья доставлял им этот самодельный журнал, написанный от руки, иллюстрированный карикатурами, материалом для которых служили наиболее забавные случаи из жизни семьи. Родители принимали живое участие в чтении и обсуждении домашнего журнала.

Ульяновы заботливо приучали детей к труду. С самого раннего возраста они должны были сами себя обслуживать, помогать старшим; девочки следили за тем, чтобы у них и у мальчиков одежда всегда была в порядке. Позади дома Ульяновых1 был сад, за которым любовно ухаживала мать. Но все дети помогали ей в этом. В летнее время они обязаны были наполнять водой две большие кадки. Кто-нибудь из ребят качал воду, остальные разносили ее в ведрах, лейках и кувшинах. Работали весело, дружно. Большое удовольствие детям доставляло семейное чаепитие на открытом воздухе в беседке. Старший, Саша, нес самовар, остальные — стулья, посуду. Окончив пить чай, девочки помогали матери мыть посуду, мальчики уносили стулья. Работа была посильная, и делали ее все охотно.

Володя Ульянов рос резвым, здоровым, жизнерадостным ребенком. Внешностью он был очень похож на отца, от него унаследовал и веселый, общительный характер. Он был неутомимым зачинщиком различных игр и забав. Из воспоминаний родных известно, что он был очень справедлив в играх, терпеть не мог драк. «Это не игра, это безобразие, я в нем участвовать не буду», — заявлял он, когда игра переходила в драку. Любознательный, он пяти лет научился читать и много времени проводил за книгами.

С девяти до семнадцати лет Володя Ульянов учился в Симбирской классической гимназии.2 Уже в эти годы в его поведении проявляется воспитанная в семье самодисциплина и организованность. Каждое утро ровно в 7 часов он вставал с постели, — причем его никто не будил, — бежал мыться по пояс, убирал постель. До завтрака он всегда успевал повторить уроки и в половине девятого был в гимназии, идти до которой надо было несколько кварталов. Так было ежедневно; в течение восьми лет установленный режим не нарушался.

В гимназии сразу же проявились способности и трудолюбие Володи. Живой, пытливый ум, серьезное отношение к занятиям сделали его лучшим учеником; переходя из класса в класс, он получал первые награды. Он обращал на себя внимание своей собранностью, умением довести начатое дело до конца, общительностью, искренностью и простотой в обращении с товарищами, готовностью помочь им в подготовке трудных уроков. Среди молодежи он был известен как хороший пловец, конькобежец и шахматист.

Примечание:

1  Ныне это известный всему миру Дом-музей В. И. Ленина.

2 Среднее учебное заведение, в котором, наряду с новыми языками, изучались древние — греческий и латынь.

 

Формирование революционных взглядов

Детские и юношеские годы Владимира Ульянова проходили в обстановке жестокой реакции, царившей в ту пору в России. Всякое проявление свободной, смелой мысли подвергалось преследованию. Впоследствии Владимир Ильич охарактеризовал это время, как период «разнузданной, невероятно бессмысленной и зверской реакции»1. Поэтому гимназия не могла способствовать формированию передовых общественных идеалов.

Взгляды Ленина в годы его юности складывались под влиянием семейного воспитания, примера родителей, под воздействием революционно-демократической литературы и соприкосновения с жизнью народа. Очень сильное влияние на Володю имел его брат Александр, который был для него непререкаемым авторитетом. Мальчик старался во всем походить на брата, и если его спрашивали, как он поступит в том или ином случае, он неизменно отвечал: «как Саша». С годами стремление равняться на старшего брата не прошло, а стало глубже и осмысленнее. От Александра Володя узнал о марксистской литературе, впервые увидел у него «Капитал» К. Маркса.

Александр Ульянов был исключительно одаренным юношей. Он с детских лет проявлял твердую волю, высокие моральные качества. «Саша, — вспоминала Анна Ильинична. — был на редкость серьезный, вдумчивый и строго относящийся к своим обязанностям мальчик. Он отличался также не только твердым, но и справедливым, чутким и ласковым характером и пользовался большою любовью всех младших. Володя подражал старшему брату...»2

Каким представлял себе Александр Ульянов моральный облик человека, ярко показывает одно из сохранившихся его гимназических сочинений на тему: «Что требуется для того, чтобы быть полезным обществу и государству». Он писал:

«Чтобы быть полезным обществу, человек должен быть честен и приучен к настойчивому труду, а чтобы труд его приносил сколь возможно большие результаты, для этого человеку нужны ум и знание своего дела... Честность и правильный взгляд на свои обязанности по отношению к окружающим людям должны быть воспитаны в человеке с ранней молодости, так как от этих убеждений зависит и то, какую отрасль труда он выберет для себя, и будет ли он руководствоваться при этом выборе общественной пользой или эгоистическим чувством собственной выгоды...

Любовь к труду должна простираться не только на легкие и ничтожные вещи, но и на то, что с первого взгляда кажется непреодолимым. Чтобы быть действительно полезным членом общества, человек должен настолько приучиться к настойчивому труду, чтобы не останавливаться ни перед какими трудностями и препятствиями, ни перед темп, которые представляют ему внешние обстоятельства, ни перед теми, которые представляют ему собственные недостатки и слабости: для итого он должен уметь управлять своей волей и выработать себе твердый и непоколебимый характер»3.

Таков был духовный облик и самого Александра Ульянова.

Еще в ранней юности Владимир Ильич начал пристально вглядываться в окружавшую его жизнь. Искренний, не терпящий никакой лжи и ханжества, он порывает с религией. Толчком к этому была сцена, которая возмутила его до глубины души. Однажды в беседе с гостем Илья Николаевич сказал о своих детях, что они плохо посещают церковь. Глядя на Владимира. гость сказал: «Сечь, сечь надо!» Гневный выбежал юноша из дому и в знак протеста сорвал с себя нательный крестик.

Наблюдая жизнь, Владимир Ульянов видел, в какой нужде жил народ, какому бесчеловечному обращению подвергались рабочие и крестьяне. Он внимательно вслушивался в рассказы отца о темноте и невежестве, царивших в деревне, о самоуправстве властей и бедственном положении крестьянства. Общаясь с людьми труда, он видел также, каким особенно бесправным и унизительным было положение нерусских национальностей: чувашей, мордвы, татар, удмуртов и других. Сердце юноши наполнялось жгучей ненавистью к угнетателям народа.

О сочувствии голого Ленина к угнетенным царизмом национальностям говорит такой факт. В последних классах гимназии он вел занятия с учителем чувашской школы И. М. Охотниковым, готовя его к экзамену на аттестат зрелости. Чуваш по национальности, человек больших математических способностей, Охотников страстно мечтал о получении высшего образования. Но для поступления в университет требовался аттестат зрелости, которого у него не было. Чтобы получить аттестат, надо было сдавать экзамены по многим предметам, в том числе и по древним языкам. Самостоятельно изучить эти языки Охотникову было трудно, а средств на то, чтобы нанять учителя, он не имел. Узнав о безвыходном положении Охотникова. Владимир Ильич взялся бесплатно подготовить его и в течение полутора лет систематически, три раза в неделю, занимался с ним. Охотников успешно сдал экзамен на аттестат зрелости и поступил в университет.

В поисках ответа на волновавшие его вопросы Владимир Ильич много читал. Произведения А. С. Пушкина, М. Ю. Лермонтова, Н. В. Гоголя. И. С. Тургенева, Н. Л. Некрасова. М. Е. Салтыкова-Щедрина, Л. Н. Толстого были его любимыми книгами. Он впитал в себя революционный дух произведении В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского. Н. А. Добролюбова, Д. И. Писарева. Сочинения революционных демократов пробуждали в нем ненависть к общественно-политическому строю царской России, помогали формированию его революционных убеждении. Молодой Ленин увлекался стихами поэтов сатирического журнала «Искра» — одного из видных органов печати революционно-демократического направления, выступавшего против крепостнической реакции и дворянско-буржуазного либерализма.

Революционные настроения юноши проявлялись даже в его классных работах. Однажды директор гимназии Ф. М. Керенский (отец небезызвестного впоследствии эсера А. Ф. Керенского) всегда ставивший сочинения Ульянова в пример другим учащимся, предостерегающе сказал: «О каких это угнетенных классах вы тут пишете, при чем это тут?»

Позднее Владимир Ильич рассказывал Н. К. Крупской, что в ту пору ему очень хотелось поделиться с кем-нибудь мыслями, которые волновали его. Показалось как-то, что один из его одноклассников настроен революционно, и он решил с ним поговорить. Пошли на реку Свиягу. «Но разговор не состоялся. Гимназист начал говорить о выборе профессии, говорил о том, что надо выбрать ту профессию, которая поможет лучше устроиться, сделать карьеру. Ильич рассказывал: «Подумал я: карьерист какой-то, а не революционер» — и не стал с ним ни о чем говорить»4.

Уже в юношеские годы Владимиру Ильичу пришлось пережить тяжелые жизненные испытания. В январе 1886 года в возрасте 54 лет скоропостижно, от кровоизлияния в мозг, умер Илья Николаевич. Осиротевшая семья осталась без средств к существованию. Мария Александровна начала хлопотать пенсию, в ожидании назначения которой прошло несколько месяцев.

Не успела семья прийти в себя от одного удара, как на нее обрушилось новое несчастье — 1 марта 1887 года в Петербурге, за участие в подготовке покушения на царя Александра III, был арестован Александр Ульянов. Вслед за ним была арестована и его сестра Анна, учившаяся в Петербурге.

О революционной деятельности Александра Ильича в семье не знали. Он блестяще учился в Петербургском университете. Его исследования в области зоологии и химии обращали на себя внимание видных ученых, таких, как Н. П. Вагнер и А. М. Бутлеров; каждый из них желал оставить его в университете на своей кафедре. Одна из его работ но зоологии, выполненная на III курсе, была удостоена золотой медали. Александра Ульянова прочили в профессора. В последнее лето, проведенное им дома, он все время отдавал подготовке своей диссертации и, казалось, целиком ушел в науку. Никто не знал, что, находясь в Петербурге, Александр Ильич участвовал в кружках революционной молодежи и вел политическую пропаганду среди рабочих. Идейно он находился на пути от народовольчества к марксизму.

Товарищи любили его за ум и нравственную чистоту, преданность делу и исключительную скромность. Среди тех, кто одновременно учился с ним, были студенты, имена которых потом стали широко известными. К их числу относятся писатель А. С. Серафимович, революционный поэт Латвии Ян Райнис, один из соратников В. И. Ленина — П. И. Стучка и другие.

Об аресте Александра и Анны в Симбирск написала родственница Ульяновых, но, боясь за Марию Александровну, она послала письмо не ей, а близкому другу их семьи — учительнице В. В. Кашкадамовой. Та немедленно вызвала из гимназии Владимира и дала ему прочесть письмо. «Крепко сдвинулись брови Ильича, он долго молчал... — вспоминала Кашкадамова. — «А ведь дело-то серьезное, — сказал он, — может плохо кончиться для Саши»5. На Владимира легла нелегкая задача — подготовить к печальному известию мать и в эту тяжелую минуту быть ей моральной поддержкой.

Весть о случившемся быстро облетела город. И сразу же от семьи Ульяновых отшатнулись все, кто раньше у них бывал, все либеральное симбирское «общество». Тогда-то впервые молодой Ленин увидел трусливое лицо либеральных интеллигентов.

Мария Александровна присутствовала на заседании суда над Александром и его товарищами, слышала речь сына, в которой он смело обличал царское самодержавие и говорил об исторической неизбежности победы нового общественного строя — социализма.

 «Я удивилась, как хорошо говорил Саша: так убедительно, так красноречиво, — рассказывала Мария Александровна дочери Анне. — Я не думала, что он может говорить так. Но мне было так безумно тяжело слушать его, что я не могла досидеть до конца его речи и должна была выйти из зала».

8 мая 1887 года Александр Ульянов в возрасте 21 года был казнен царскими палачами в Шлиссельбурге.

Казнь Александра Ульянова взволновала всех честных людей и вызвала их возмущение произволом царского самодержавия. Газеты многих стран писали тогда о мужестве Александра Ульянова. Так, английская «Daily News» и издаваемая в Швейцарии «Der Sozialdemokrat» особое внимание уделили его речи на суде; о его бесстрашии во время казни писала французская газета «Cri du People». В польской газете «Przedswit» была опубликована поэма «Ульянов», посвященная его героизму и мужеству. Гибель Александра Ульянова была огромной утратой и для науки. Недаром великий Менделеев так сожалел, что революция отняла у него двух его выдающихся учеников — Кибальчича и Ульянова.

Казнь брата потрясла молодого Ленина и вместе с тем укрепила его революционные взгляды. Волнующие слова написала о братьях А. И. Ульянова-Елизарова: «Александр Ильич погиб как герой, и кровь его заревом революционного пожара озарила путь следующего за ним брата, Владимира»6.

Преклоняясь перед светлой памятью брата, его самоотверженностью и мужеством, Владимир, однако, отверг избранный Александром путь террористической борьбы. «Нет, мы пойдем не таким путем, — решил он. — Не таким путем надо идти».

В трагические для семьи Ульяновых дни со всей силон сказались самообладание и стойкость юноши. Он видел, с каким мужеством переносит свое неутешное горе мать. Пример матери не мог не повлиять на него, и, как ни тяжело ему было, он взял себя в руки и блестяще сдал экзамен на аттестат зрелости. Самый молодой в классе, он, единственный из всех, сдавших экзамен, получил золотую медаль. Гимназическое начальство колебалось: давать ли брату казненного «государственного преступника» медаль. Но необыкновенные способности и глубокие знания Владимира Ильича были так очевидны, что не дать ему медаль было невозможно. В характеристике директора гимназии отмечалось: «Весьма талантливый, постоянно усердный и аккуратный, Ульянов во всех классах был первым учеником и при окончании курса награжден золотого медалью, как самый достойнейший по успехам, развитию и поведению».7

Характерно, что на заседании попечительского совета Казанского учебного округа, обсуждавшего работы выпускников гимназий, особо отмечались те, которые были сделаны Владимиром Ульяновым из Симбирской гимназии.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 1, стр. 295.

2 Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. В пяти томах. Т. 1. М., 1968, стр. 22.

3 Александр Ильич Ульянов и дело 1 марта 1887 г. Сборник. М. — Л., 1927, стр. 120 — 127.

4 Н. К. Крупская. О Ленине. М., 1965, стр. 36.

5 Александр Ильич Ульянов и дело 1 марта 1887 г. Сборник, 1927, стр. 274.

6 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 25.

7 «Молодая Гвардия», 1924, № 1, стр. 89.

 

Первое революционное крещение

В конце июня 1887 года семья Ульяновых вкинула Симбирск. Месяц она жила в деревне Кокушкино, а потом поселилась в Казани, где Владимир Ильич поступил на юридический факультет университета. Твердо решив посвятить себя революционной борьбе, он стремился изучать общественные дисциплины: «Теперь. — говорил он, — такое время, нужно изучать науки права и политическую экономию»1.

Владимира Ильича не сразу приняли в университет. Университетское начальство боялось взять на себя ответственность и зачислить его в число студентов. На его прошении была наложена резолюция: «Отсрочить до получения характеристики». И лишь после того, как была получена блестящая характеристика из Симбирской гимназии, его приняли в университет.

В Казанском университете Владимир Ильич становится деятельным членом нелегального самарско-симбирского землячества. Царские власти, насаждавшие сыск и шпионаж, запрещавшие любые студенческие организации, преследовали также землячества. Университетским уставом 1884 года участие в них каралось исключением из высших учебных заведений. Установив связи с передовыми студентами, Ленин принял активное участие в революционном кружке, который полиция характеризовала как кружок «крайне вредного направления».

Студенты решительно выступали против установления полицейского режима в университетах. 4 декабря 1887 года в актовом зале Казанского университета состоялась сходка студентов, требовавших отмены реакционного университетского устава, разрешения организации студенческих обществ, возвращения ранее исключенных учащихся и привлечения к ответственности лип, виновных в их исключении. Владимир Ильич был одним из деятельных участников студенческого выступления. Попечитель Казанского учебного округа сообщал потом в департамент просвещения, что Ульянов «бросился в актовый зал в первой партии», а инспектор университета отмечал его «как одного из активнейших участников сходки, которого он видел в норных рядах, очень возбужденного, чуть ли но со сжатыми кулаками». Уходя со сходки. Ленин одним из первых оставил свой студенческий входной билет.

Революционное выступление студентов серьезно встревожило казанские власти. Во дворе соседнего с университетом здания находился наготове батальон солдат.

В знак протеста Ленин решил уйти из университета. 5 декабря он пишет на имя ректора следующее прошение: «Не признавая возможным продолжать мое образование в Университете при настоящих условиях университетской жизни, имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство сделать надлежащее распоряжение об изъятии меня из числа студентов Императорского Казанского Университета».2

По распоряжению казанского губернатора Ленин был арестован и заключен в тюрьму. На пути в тюрьму между Лениным и сопровождавшим его полицейским приставом произошел примечательный разговор: «Ну что вы бунтуете, молодой человек, — ведь стена!» — назидательно сказал пристав. «Стена, да гнилая, — ткни, и развалится!»3 — смело ответил юноша.

В тюремной камере арестованные студенты делились мнениями и планами на будущее. На вопрос товарищей, что он думает делать после выхода из тюрьмы. Владимир Ильич отвечал, что перед ним одна дорога, дорога революционной борьбы. 5 декабря Ленин в числе других активных участников сходки был исключен из университета. Ему было воспрещено проживать в Казани, и 7 декабря он был выслан в деревню Кокушкино под негласный надзор полиции4. Крытую кибитку, в которой он ехал, до городской черты сопровождал полицейский.

Так семнадцатилетним юношей Ленин вступил на путь революционной борьбы, так получил он первое революционное крещение.

Выслав юношу в деревню, жандармы не могли успокоиться. Директор департамента полиции направил начальнику казанского губернского жандармского управления указание: «Распорядитесь... учредить строгое негласное наблюдение за высланным в д. Кокушкино Лаишевского уезда Владимиром Ульяновым».

В ссылке Владимир Ильич усердно изучает общественно-политическую, экономическую и статистическую литературу. С помощью родных он получает из Казани книги и журналы, подобранные в библиотеках. Он вспоминал позднее: «Кажется, никогда потом в моей жизни, даже в тюрьме в Петербурге и в Сибири, я не читал столько, как в год после моей высылки в деревню в Казани. Это было чтение запоем с раннего утра до позднего часа»5. Занятия юноши были строго систематизированы. Он изучал университетские курсы, читал журналы «Современник», «Отечественные Записки», «Вестник Европы», «Русское Богатство», газету «Русские Ведомости», художественную литературу, особенно произведения Н. А. Некрасова. Много раз Ленин перечитывал своих любимых авторов — Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова, составлял конспекты и делал выписки из их произведений. Он глубоко изучал проникнутые духом классовой борьбы труды великого русского революционного демократа Чернышевского, в которых проводилась идея крестьянской революции, идея борьбы за свержение самодержавия и уничтожение крепостничества, излагались его материалистические философские взгляды и социалистические идеи. Впоследствии Владимир Ильич неоднократно подчеркивал огромное значение произведений Чернышевского. умевшего и подцензурными статьями воспитывать настоящих революционеров.

Молодой Ленин зачитывался романом «Что делать?» — одной из любимых книг его казненного брата. В этом романе Чернышевский облек в художественную форму свои социалистические идеи, первый в русской литературе создал образ революционера, самоотверженного борца за свободу и счастье народа. Книга «Что делать?» так увлекла Владимира Ильича, что летом 1888 года он в течение нескольких недель перечитал ее раз пять, находя в ней все новые и новые волнующие мысли (впервые он познакомился с романом в 14 — 15-летнем возрасте). Позднее Владимир Ильич рассказывал, что он послал Николаю Гавриловичу письмо.

Примечание:

1  Н. Веретенников. Володя Ульянов. У., 1967, стр. 60.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 1, стр. 551.

3 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 173.

4 Ныне в Кокушкино-Ленино создан Дом-музей В. И. Ленина.

5 «Вопросы Литературы», 1957, № 8, стр. 133.

 

В марксистском кружке

Около года Ленин пробыл в ссылке. Осенью 1888 года он смог переселиться в Казань1, но в университет его не допустили. Попечитель Казанского учебного округа, возражая против возвращения Ленина в университет, писал в департамент народного просвещения: «...при выдающихся способностях и весьма хороших сведениях, он ни в нравственном, ни в политическом отношении лицом благонадежным признан пока быть не может». В департаменте наложили резолюцию: «Уж этот не брат ли того Ульянова. Ведь тоже из Симбирской гимназии?.. Отнюдь не следует принимать». Лишенный возможности продолжать образование в России, Владимир Ильич ходатайствует о том, чтобы ему разрешили поехать за границу для продолжения учения. И снова ему отказывают. Казанский губернатор получил из департамента полиции приказ Владимиру Ульянову «заграничного паспорта... не выдавать».

Вскоре Ленин вступил в один из марксистских кружков, организованных Н. Е. Федосеевым, одним из первых революционеров в России, провозгласившим свою приверженность марксизму. По условиям конспирации члены организованных им в Казани кружков не общались друг с другом, фамилии без особой надобности не назывались, каждый знал только членов своего кружка. Поэтому Владимир Ильич, состоя в одном из кружков, с Федосеевым ни разу не встретился. В Казани тогда существовало несколько нелегальных революционных кружков, в которых изучались и обсуждались произведения К. Маркса и Ф. Энгельса, распространявшиеся в нелегальных изданиях и рукописных переводах, велись горячие споры вокруг работ Г. В. Плеханова, направленных против народников.

Это было время, когда революционно настроенная интеллигенция находилась под идейным влиянием народничества. Идеалистические и антиисторические утверждения народников, что капитализм в России — явление наносное, совершенно случайное, что страна придет к социализму только через крестьянскую общину, их суждения о целесообразности тактики индивидуального террора как средства политической борьбы были среди интеллигенции весьма популярны. Ленин отмечал потом: «Почти все в ранней юности восторженно преклонялись перед героями террора. Отказ от обаятельного впечатления этой геройской традиции стоил борьбы, сопровождался разрывом с людьми, которые во что бы то ни стало хотели остаться верными «Народной воле» и которых молодые социал-демократы высоко уважали. Борьба заставляла учиться, читать нелегальные произведения всяких направлений...»2

Сам Владимир Ильич идеей народничества «никогда не увлекался, — отмечала его старшая сестра, — по этому пути никогда не плыл... Я с осени 1888 года помню его горячие разговоры о Марксе, которым он тогда серьезно занимался, и скептически относился к народническим иллюзиям»3.

Взгляды народников находились в явном противоречии с действительностью. После отмены в 1861 году крепостного права в России стал быстро развиваться капитализм. В Петербурге, в центре и на юге страны, на Урале вырастали заводы и фабрики.

Широко известна была тогда песня:

Старый строй разрушал капитал-властелин,
Рвал он с корнем дворянские роды,
Мужиков и ребят из родных палестин
Гнал на фабрики, верфи, заводы.

От центра к окраинам потянулись линии железных дорог. В лице рабочего класса в России росла и крепла великая революционная сила. Рабочий класс, еще не осознавший своей мощи, уже начинал борьбу с помещичье-буржуазный строем. Стихийно вспыхивали стачки, создавались первые пролетарские организации.

В 1883 году за границей была создана первая русская марксистская организация — группа «Освобождение труда», возглавлявшаяся Г. В. Плехановым. Группа сыграла видную роль в распространении идеи научного социализма в России, марксистском освещении экономического положения в стране и в борьбе против народничества. Велико было значение произведений Г. В. Плеханова, таких, как «Социализм и политическая борьба», «Наши разногласия», которые с увлечением читались и горячо обсуждались в марксистских кружках того времени. Печатавшиеся без цензуры за границей, они впервые систематически излагали идеи марксизма в применении к России. Но группа «Освобождение труда», по позднейшему ленинскому определению, лишь теоретически основала социал-демократию в России и сделала первый шаг навстречу рабочему движению.

Месяцы пребывания Ленина в Казани были заполнены упорной работой по овладению теорией марксизма, общением с молодыми казанскими марксистами. Он тщательно изучает главный труд К. Маркса «Капитал», в котором его гениальный автор открыл и научно обосновал экономический закон развития капиталистического общества, дал глубокий анализ противоречий капитализма и неопровержимо доказал неизбежность его гибели и победы социализма. К. Маркс научно обосновал всемирно-историческую роль пролетариата как могильщика капитализма и создателя нового, социалистического общества.

Владимир Ильич был целиком захвачен великими идеями Маркса, неотразимой логикой и глубиной его научных выводов. Он не просто изучал «Капитал», а обдумывал его идеи применительно к социально-экономическим условиям и задачам рабочего движения в России. «...Он с большим жаром и воодушевлением, — вспоминала потом Анна Ильинична, — рассказывал мне об основах теории Маркса и тех новых горизонтах, которые она открывала... От него так и веяло бодрой верой, которая передавалась и собеседникам. Он и тогда уже умел убеждать и увлекать своим словом. И тогда не умел он, изучая что-нибудь, находя новые пути, не делиться этим с другими, не завербовать себе сторонников».4

Горячее чувство любви ко всем трудящимся, ко всем угнетенным, отмечала Н. К. Крупская, Ленин «получил в наследие от русского героического революционного движения. Это чувство заставило его страстно, горячо искать ответ на вопрос: каковы должны быть пути освобождения трудящихся? Ответы на свои вопросы он получил у Маркса. Не как книжник подошел он к Марксу. Он подошел к Марксу как человек, ищущий ответа на мучительные настоятельные вопросы. И он нашел там эти ответы»5.

С самого начала своей сознательной жизни Ленин стал убежденным сторонником революционного марксистского учения о преобразовании мира, о великой исторической миссии рабочего класса. 18-летний Ленин понял, что самым революционным классом является рабочий класс, что именно ему принадлежит руководящая роль в борьбе против эксплуататоров.

Владимир Ильич был одним из первых русских марксистов, творчески овладевавшим революционным учением, горячим, убежденным и пламенным пропагандистом великих идей научного социализма.

Вооруженный теорией марксизма, Ленин, как никто другой. ясно увидел, какая великая сила пробудится в рабочем классе России, если в молодое рабочее движение будет внесено социалистическое сознание. Уже тогда он был твердо, непоколебимо убежден, что перед этой силой не устоит ни царское самодержавие, ни власть капиталистов.

Примечание:

1  Дом, в котором жила семья Ульяновых в 1888 — 1889 гг., ныне превращен в Дом-музей В. И. Ленина.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 180 — 181.

3 Центральный партийный архив Института марксизма-ленинизма, ф. 13, ед. хр. 100.

4 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 30.

5 Там же, стр. 598.

 

Самарский период

В начале мая 1889 года семья Ульяновых выехала в Самарскую губернию. на хутор близ деревни Алакаевки, а осенью поселилась в Самаре (ныне г. Куйбышев)1. Вскоре после ее отъезда жандармам удалось напасть на след казанских революционных кружков. В июле был арестован и заключен в тюрьму Н. Е. Федосеев, были арестованы также некоторые члены кружка, в который входил Ленин. Таким образом, лишь благодаря счастливой случайности — отъезду из Казани — Ленин избежал ареста.

В статье «Несколько слов о Н. Е. Федосееве» Ленин писал: «Весной 1889 года я уехал в Самарскую губернию, где услыхал в конце лета 1889 года об аресте Федосеева и других членов казанских кружков, — между прочим, и того, где я принимал участие, Думаю, что легко мог бы также быть арестован, если бы остался тем летом в Казани»2.

Владимир Ильич нуждался в заработке. В течение мая — июня он помещал в «Самарской Газете» объявление: «Бывший студент желает иметь урок. Согласен в отъезд. Адрес: Вознесенская ул., д. Саушкиной, Елизарову, для передачи В. У. письменно». В ведомости о лицах, состоявших под надзором полиции, отмечалось, что Ульянов в Самаре живет тем, что дает уроки.

Не имея возможности поступить в университет ни в России, ни за границей. Владимир Ильич старался получить разрешение сдать экзамены за университет экстерном. Ему отказали и в этом. Лишь весной 1890 года он получил такое разрешение. Со всей энергией Ленин взялся за подготовку к экзаменам. Он решил закончить университет одновременно со своими бывшими казанскими однокурсниками. Для этого надо было за полтора года самостоятельно проштудировать то, что другие изучали в течение четырехлетнего обучения в университете. Строго рассчитав оставшееся время, Владимир Ильич составил план своих занятий, настойчиво и целеустремленно выполняя его. Летом в Алакаевке, в отдаленной аллее сада он устроил своеобразный «рабочий кабинет». Сюда после утреннего чая он приходил нагруженный книгами и тетрадями и работал дотемна.

После напряженного труда Ленин умел и хорошо отдыхать. По вечерам алакаевский дом оглашался музыкой и пением. Владимир Ильич часто пел вместе с сестрой Ольгой, которая и аккомпанировала на рояле. Особенно любил он песню на слова поэта Языкова «Пловец» («Нелюдимо наше море»). С воодушевлением пел он:

Но туда выносят волны
Только сильного душой!..
Смело, братья, бурей полный
Прям и крепок парус мой.

Родные отмечали, что в пенни Владимира Ильича никогда не было грусти, оно всегда звучало отвагой и призывом. Как-то утром, когда Ольга играла «Марсельезу», в комнату вошел Владимир Ильич и предложил спеть «Интернационал». В те годы этот гимн в России почти не был известен. Брат и сестра стали подбирать мелодию и потом спели весь гимн по-французски3. В детстве Владимир Ильич учился музыке, потом перестал и неоднократно вспоминал об этом с сожалением. Он очень любил музыку и тонко понимал ее.

В 1891 году Ленин в весеннюю и осеннюю сессии сдает экстерном государственные экзамены за юридический факультет при Петербургском университете. Он один из всех экзаменовавшихся получает высшие оценки по всем предметам. Ему присуждают диплом первой степени. Поездки в Петербург для сдачи экзаменов Владимир Ильич использовал и для того, чтобы связаться с марксистами столицы, через них запастись марксистской литературой.

Адреса петербургских марксистов Владимиру Ильичу дал его близкий знакомый А. А. Шухт4, в то время после отбытия сибирской ссылки проживавший в Самаре.

С конца января 1892 года Ленин был зачислен помощником присяжного поверенного и с марта начал выступать в Самарском окружном суде. В течение 1892 — 1898 годов он выступал в Самарском суде около 20 раз. Большинство его подзащитных были крестьяне-бедняки и ремесленники.

Но не адвокатская работа занимала Ленина. Вся его энергия и силы были направлены на изучение марксизма, на подготовку к активной революционной деятельности. В то время в Самаре действовало несколько нелегальных кружков революционно настроенной, главным образом учащейся, молодежи. Большинство этих кружков придерживалось народнического направления. Наиболее деятельным из них был кружок А. П. Скляренко, который печатал и распространял нелегальные издания, вел пропаганду среди учащейся молодежи, имел связи с отдельными рабочими. Через М. Т. Елизарова — мужа старшей сестры — Ленин познакомился со Скляренко и вскоре близко сошелся с ним, связался с членами его кружка и другими кружками.

В Самаре жило немало представителей революционного народничества 70-х годов; к тому времени почти все они уже отошли от активной политической деятельности. Но Ленин, который всегда стремился учиться, брать отовсюду все самое ценное и полезное, подолгу беседовал с ветеранами «Народной воли», впитывая в себя и критически перерабатывая опыт прошлого революционного движения. Его живо интересовали их рассказы о революционной работе, об условиях конспирации, поведении на допросах и на судебных процессах. Не разделяя их мировоззрения, он с глубоким уважением относился к этим смелым, самоотверженным революционерам.

Появление широко образованного марксиста произвело в самарских революционных кружках большое впечатление. Со свойственной ему страстностью, способностью убеждать людей и вербовать сторонников Ленин начал и здесь пропаганду марксизма. Особенно активной была его деятельность в кружке Скляренко. Под влиянием марксистской пропаганды, которую вел Ленин, многие члены кружка, в том числе сам Скляренко5, порвали с народническими взглядами.

В 90-х годах народники из революционных борцов против царизма превратились в умеренных либералов. В Самаре начинается последовательная борьба Ленина против народнической идеологии, против либеральных народников. Он неоднократно выступает с рефератами (докладами), в которых разоблачает антинаучную сущность народнических взглядов, их несостоятельность и противоречие с действительностью. С рефератом на тему «Об общине, ее судьбах и путях революции» Ленин выступил в кружке, куда входили рабочие самарского железнодорожного депо. Зимой и летом 1892 года он пишет, а затем читает в нелегальных кружках доклады, направленные против виднейших идеологов либерального народничества — Н. К. Михайловского, В. П. Воронцова и С. Н. Южакова, выступает также с докладами, посвященными трудам К. Маркса и Ф. Энгельса. Большой интерес в революционных кружках вызвал его реферат о книге К. Маркса «Нищета философии». Выступления Ленина проходили в обстановке острой идейной полемики. Отстаивая марксистское учение, он уверенно и мастерски отражал нападки своих противников.

Члены кружка Скляренко в своей деятельности соблюдали строгую конспирацию. Для чтения рефератов и обсуждения теоретических и практических вопросов они иногда совершали так называемую «кругосветку» — путешествие по Волге в лодке вниз до конца Самарской луки, затем переправа к реке, которая течет на север и впадает в Волгу. Поездка занимала несколько дней. За это время можно было без помех и боязни, что нагрянет полиция, обсудить волновавшие участников кружка вопросы. Кроме того, поездка на лодке была прекрасным отдыхом. Много лет спустя, живя в эмиграции, Владимир Ильич тепло вспоминал о том, как в Самаре совершал с товарищами «кругосветку», какое громадное удовольствие доставляло ему знакомство с новыми местами.

В Самаре Владимир Ильич перевел с немецкого на русский язык «Манифест Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса. Этот рукописный перевод ходил по рукам, его читали в самарских кружках и даже за пределами Самары. К сожалению, рукопись ленинского перевода погибла.

Внимательно следил Владимир Ильич за событиями международной жизни. Он радовался, когда под напором массового и все усиливавшегося рабочего движения в Германии был отменен введенный в 1878 году исключительный закон против социалистов.

В 1892 году Ленин организует первый в Самаре кружок марксистов, в который входили А. И. Скляренко, И. X. Лалаянц (с 1893 года), М. И. Семенов, помощник железнодорожного машиниста И. А. Кузнецов, ученица фельдшерской школы М. И. Лебедева и А. А. Беляков. В кружке разбирались произведения К. Маркса — «Капитал» и Ф. Энгельса — «Анти-Дюринг», «Положение рабочего класса в Англии», работы Г. В. Плеханова и другие. Все, что можно было в то время достать в Самаре из марксистской литературы, изучалось и обсуждалось. Члены кружка вели деятельную пропаганду марксизма.

Владимир Ильич многократно выступал в кружке с докладами по вопросам марксистской теории, читал подготовленные им статьи. Во время пребывания в Самаре им было написано несколько работ. Среди них, по свидетельству участников кружка, была, до сих пор не разысканная, статья о книге В. И. Воронцова «Судьбы капитализма в России» (одно из основных произведений либерального народничества).

Среди своих единомышленников Ленин пользовался исключительным авторитетом. «В этом 23-летнем человеке, — вспоминал И. X. Лалаянц, — удивительнейшим образом сочетались простота, чуткость, жизнерадостность и задорность, с одной стороны, и солидность, глубина знаний, беспощадная логическая последовательность, ясность и четкость суждения и определений — с другой»6.

Уже тогда для Ленина было характерно творческое отношение к изучаемым вопросам, ему чуждо было начетническое восприятие марксистской теории. Он ничего не принимал, как догму. В теории он видел ключ к пониманию экономического и политического положения России, и каждый из выводов, сделанный им из прочитанных книг, он стремился проверять на практике.

Вооруженный марксистским научным методом, Ленин всесторонне изучал экономику России. Он собрал и проанализировал огромный материал о крестьянском хозяйстве, в особенности данные земской статистики. Свои анализы и выводы он изложил сначала в докладе на кружке, а затем в статье «Новые хозяйственные движения в крестьянской жизни», написанной весной 1893 года. Это первая из сохранившихся научных работ Ленина. Она убедительно показывает, что уже в те годы молодой Ленин хорошо владел теорией марксизма, глубоко и верно применял ее к изучению жизни крестьянских масс России. Статистические данные, приводимые в книге В. Е. Постникова «Южно-русское крестьянское хозяйство», Ленин высоко оценивал, как богатый материал для анализа положения русской деревни. Используя эти данные, Ленин в то же время критикует автора книги за непоследовательность и методологические ошибки и дает марксистскую характеристику положения деревни, разбивает народнический миф об особом, якобы неизменном укладе крестьянского хозяйства. Вопреки утверждениям народников, отрицавших развитие капитализма в России, он убедительно доказывает, что капитализм растет с неудержимой силой, что в крестьянстве происходит глубокое экономическое расслоение на бедняков, середняков и кулаков. Данные, приводимые Лениным, наглядно вскрывали наличие антагонистических классов в среде «общинного» крестьянства, идеализируемого народниками.

В. И. Ленин предполагал напечатать свою статью в либеральном журнале «Русская Мысль», но редакция отклонила ее, «как не подходящую к направлению журнала». Придавая большое значение поднятому в статье вопросу, Ленин намеревался издать ее отдельной брошюрой. Однако выполнить это намерение тогда не удалось. Основные материалы статьи были использованы Лениным во второй главе его книги «Развитие капитализма в России». Рукопись статьи «Новые хозяйственные движения в крестьянской жизни» была впервые опубликована лишь в 1923 году.

Ленин внимательно изучал жизнь русской деревни, часто беседовал с крестьянами, с людьми, знавшими деревню. Живя летом на хуторе, Владимир Ильич часто посещал А. А. Преображенского, организатора народнической земледельческой колонии, находившейся в нескольких верстах от Алакаевки. У Преображенского он неоднократно встречался и разговаривал с крестьянами, в частности с Д. Я. Кисликовым из села Гвардейцы, описанного Г. Успенским в очерке «Три деревни». Кисликов бывал и у Владимира Ильича, очень интересовавшегося этим крестьянином-самородком, который в 30 лет начал учиться грамоте, стал писать стихи, смело высказывал свои суждения. Надолго запомнил его Владимир Ильич. В 1905 году он писал Преображенскому: «Жив ли тот радикал-крестьянин, которого Вы водили ко мне? Чем он стал теперь?» А Кисликов в период революции 1905 — 1907 годов вел среди крестьян пропаганду, приближавшуюся по своему духу к социал-демократической.

В 1893 году Ленин предложил Преображенскому обследовать одно из сел и вместе с ним составил подворную карточку с перечнем вопросов. Результаты обследования были пересланы потом Ленину в Петербург. От Скляренко, который служил секретарем у мирового судьи и поэтому часто бывал в деревне и общался с крестьянами, он также получал ценный материал о положении крестьянства.

Хорошее знание крестьянского хозяйства, которое приобрел Ленин, изучая деревню, имело важное значение для его последующих теоретических работ. Оно вооружило его обширными, неоспоримыми фактическими данными, дававшими ему богатый материал для глубоких научных обобщении и выводов, для сокрушительной критики народнических взглядов.

Деятельность Лешина не ограничивалась пределами Самары, он был связан с рядом городов Поволжья. Через М. Т. Елизарова он установил крепкие связи с жившими в Сызрани и навешавшими Самару В. А. Ионовым и А. И. Ерамасовым, которые под влиянием Ленина стали марксистами. Познакомиться с новым, марксистским учением в Самару приезжали из Саратова, Казани и других приволжских городов. Таким образом, Поволжье стало тогда одним из главных очагов распространения марксистских идей в России.

Владимир Ильич установил письменную связь с Н. Е. Федосеевым. который в то время жил во Владимире. В своей переписке они обменивались мнениями по вопросам марксистской теории, экономического и политического развития России. В 1893 году Ленин получил рукопись Федосеева (находившегося снова в тюрьме) о причинах падения крепостного права в России. Рукопись с пометками Ленина на полях читалась и обсуждалась членами марксистского кружка. Переписка Ленина с Федосеевым продолжалась в течение ряда лет. но, к сожалению, до сих пор не найдена. Владимир Ильич с глубокой симпатией относился к своему единомышленнику. Много лет спустя он писал: «...для Поволжья и для некоторых местностей Центральной России роль, сыгранная Федосеевым, была в то время замечательно высока, и тогдашняя публика в своем повороте к марксизму несомненно испытала на себе в очень и очень больших размерах влияние этого необыкновенно талантливого и необыкновенно преданного своему делу революционера».7

Годы жизни в Казани и Самаре имели большое значение для дальнейшей деятельности Ленина. Именно в эти годы окончательно сложились и оформились его марксистские убеждения. Самарский период был периодом накопления сил для выхода на широкую арену революционной борьбы. Ленина тянуло на простор революционной работы, в крупный промышленный центр, туда, где были сосредоточены большие массы пролетариата.

В августе 1893 года Владимир Ильич уезжает в Петербург.

Примечание:

1  В Алакаевке и Куйбышеве, где жила семья Ульяновых, созданы Дома-музеи В. И. Ленина.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 321.

3 См. Д. И. Ульянов. Воспоминания о Владимире Ильиче. М., 1968, стр. 51 — 52.

4 С А. А. Шухтом и его семьей Владимир Ильич был связан до конца своей жизни. Шухт в 1917 году вступил в большевистскую партию. В 1918 году по рекомендации Ленина была принята в партию его дочь. Другая дочь Шухта стала женой одного из основателей Итальянской коммунистической партии, виднейшего деятеля международного коммунистического движения — Антонио Грамши.

5 Позднее А. П. Скляренко стал большевиком. Во время первой русской революции он был одним из руководителей саратовской организации РСДРП, участником V съезда партии. С 1910 года А. П. Скляренко работал в Петербурге, сотрудничал в большевистских газетах «Звезда» и «Правда». Умер в 1916 году.

6 Воспоминания о Владимире Ильиче Ленине. Ч. 1. М., 1956, стр. 102.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 325.

 


 

Глава вторая

ВОЖДЬ РЕВОЛЮЦИОННОГО ПРОЛЕТАРИАТА РОССИИ

Дайте нам организацию революционеров — и мы перевернем Россию!

В.И.Ленин

Переезд из Самары в Петербург Ленин использован для установления связи с марксистами в Нижнем Новгороде и Москве. В продолжительной беседе с нижегородцами он особенно подчеркивал необходимость создания социал-демократической организации, установления связей между марксистами разных городов. Знакомство с Лениным, беседа с ним вдохновили нижегородских марксистов. «В молодом Ленине. — вспоминал участник беседы С. И. Мицкевич, — чувствовалась большая эрудиция и какая-то особая основательность и глубина суждений. Интересно отметить, что уже тогда в нем виден был будущий организатор нашей партии: он уделял огромное внимание собиранию всех наличных революционно-марксистских сил, установлению связей между марксистами, разбросанными в разных городах».

После Нижнего Новгорода Ленин заехал во Владимир для свидания с Федосеевым, но тот все еще находился в тюрьме и свидание не состоялось. Потом Владимир Ильич посетил Москву, где поселилась семья Ульяновых в связи с поступлением Дмитрия Ильича в Московский университет. Здесь Владимир Ильич встречался с местными марксистами и работал в читальном зале библиотеки Румянцевского музея (ныне Государственная библиотека СССР имени В. И. Ленина).

Примечание:

1  Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 36

 

Среди петербургского пролетариата

В Петербург Ленин приехал 31 августа (о чем царская охранка незамедлительно уведомила департамент полиции). Через два дня он был зачислен помощником присяжного поверенного к одному из петербургских адвокатов. Но работа в качестве юриста была лишь легальным прикрытием его революционной деятельности. Юридической практикой он занимался мало, отдавая все свое время и все свои силы революционной работе.

Нижегородские марксисты дали Ленину явку в Петербург. Они снабдили его письмом к учившемуся там своему земляку — М. А. Сильвину, при содействии которого он и установил связь с марксистами столицы. Вскоре Владимир Ильич вступил в марксистский кружок, состоявший преимущественно из студентов Технологического института. В него входили: С. И. Радченко, Г. М. Кржижановский, В. В. Старков, Г. Б. Красин, А. А. Ванеев, П. К. Запорожец, М. А. Сильвин, А. Л. Малченко и другие. Это была небольшая группа, которая пропагандировала марксистскую теорию среди узкого круга передовых рабочих.

Однако до появления Ленина никто из участников кружка не задавался целью применять марксизм к анализу явлений российской экономики. «Никто из нас, — вспоминал Г. М. Кржижановский, — не был злаком в такой степени с первоисточниками изучения этой экономики, с богатейшим материалом нашей земской статистики. Никто из нас не мог соперничать с ним по широте и глубине классового анализа действующих сил».

Появление в кружке Владимира Ильича сравнивалось с «животворным по своим последствиям грозовым разрядом». Непоколебимая вера в победу рабочего класса, обширные знания, глубокое понимание марксизма и умение применять его к разрешению жизненных вопросов, волновавших народные массы, сразу же снискали Ленину искреннее уважение петербургских марксистов и вскоре сделали его их признанным руководителем.

Уже в те годы Владимир Ильич был всецело поглощен первостепенной задачей — как можно быстрее преодолеть раздробленность и кустарничество социал-демократических кружков и начать создание революционной пролетарской партии. Позднее, вспоминая тот период, он писал: «Я работал в кружке, который ставил себе очень широкие, всеобъемлющие задачи, — и всем нам, членам этого кружка, приходилось мучительно, до боли страдать от сознания того, что мы оказываемся кустарями в такой исторический момент, когда можно было бы, видоизменяя известное изречение, сказать: дайте нам организацию революционеров — и мы перевернем Россию!»1 На создании организации революционеров Ленин и сосредоточил все свое внимание. Он ясно видел, какие большие возможности откроются для победы революции в России, если рабочее движение будет возглавляться хорошо организованным авангардом пролетариата, революционной марксистской партией. И такая организация, такой революционный марксистский авангард рабочего класса — в лице большевистской партии — был создан под руководством Ленина.

Деятельность Ленина в Петербурге совпала с началом подъема массового рабочего движения, особенно сильно развернувшегося в 90-х годах XIX века. С развитием капитализма в России быстро рос и рабочий класс: на крупных фабриках, заводах, железных дорогах, в горной промышленности страны в это время насчитывалось уже около трех миллионов рабочих. Тяжелой и беспросветной была их жизнь. Трудовой день рабочего продолжался 12 — 13, а в ряде отраслей промышленности — 15 — 16 часов. За свой изнурительный труд он получал низкую заработную плату, особенно ничтожной она была у женщин и детей, труд которых широко применялся в промышленности.

Непосильный труд, полуголодное существование и ужасные жилищно-бытовые условия вызывали протесты пролетарских масс, поднимали их на борьбу с капиталистами. Но разрозненные стихийные возмущения против невыносимой эксплуатации, гнета и нищеты кончались обычно поражением рабочих. Тех, кто осмеливался высказывать свое недовольство существовавшими порядками, жестоко преследовали, сажали в тюрьмы, отправляли в ссылку, на каторгу.

Чтобы вести успешную борьбу с капиталистами, надо было придать ей организованный характер, внести в нее революционные идеи научного социализма. Политическое просвещение, организация рабочих, развитие их социалистического сознания, разъяснение им общих целей и путей пролетарской классовой борьбы — вот задача, которую ясно понимал Ленин и которую он поставил перед марксистами Петербурга.

Работа Ленина среди петербургского пролетариата началась с осени 1893 года. Он установил связь с передовыми рабочими В. А. Шелгуновым, И. В. Бабушкиным, В. А. Князевым, Н. Е. Меркуловым, братьями Ф. И. и А. И. Бодровыми, И. Ф. Костиным, И. И. Яковлевым, Б. И. Зиновьевым, П. Д. Дмитриевым и многими другими. Ленин был связан с пролетариями Путиловского (ныне им. Кирова), Семянннковского (ныне Невский машиностроительный завод им. В. И. Ленина) и Обуховского (ныне завод «Большевик») заводов, фабрик Торнтона (ныне Комбинат тонких и технических сукон нм. Э. Тельмана) и «Лаферм» (ныне им. Урицкого) и других.

К приезду Ленина в Петербург здесь уже существовало несколько рабочих политических кружков. Владимир Ильич стал посещать эти кружки. Он бывал на собраниях, происходивших на квартирах рабочих, часто общался с организаторами кружков, принимал деятельное участие в совещаниях революционно настроенных, передовых пролетариев. Он внимательно изучал положение рабочих, их настроения, прислушивался к их разговорам о порядках на фабриках и заводах, о своей тяжелой жизни, о помещичьем гнете в деревне, с которой многие из них были тесно связаны.

Владимир Ильич много сил отдавал политическому просвещению рабочих. Он руководил рабочими кружками за Невской заставой, на Петербургской и Выборгской сторонах. Занятия кружков проводились на квартирах рабочих. Помимо руководства кружками он вел занятия и с отдельными рабочими.

В. И. Ленин нес в рабочие массы великое марксистское учение, связывая его с злободневными вопросами жизни страны и нуждами пролетарских масс. Он стремился сделать учение Маркса близким и понятным рабочим. Излагая первый том «Капитала», он иллюстрировал экономическое учение Маркса примерами из жизни самих слушателей. Ленин умел просто и доходчиво разъяснять рабочим самые сложные вопросы теории. Рабочие с живым интересом слушали своего руководителя, который умело вовлекал их в обсуждение. Участник кружка И. В. Бабушкин с восхищением вспоминал, как Ленин вел занятия по политической экономии:

«Лектор излагал нам эту науку словесно, без всякой тетради, часто стараясь вызывать у нас или возражения, или желание завязать спор, и тогда подзадоривал, заставляя одного доказывать другому справедливость своей точки зрения на данный вопрос. Таким образом, наши лекции носили характер очень живой, интересный, с претензией к навыку стать ораторами; этот способ занятий служил лучшим средством уяснения данного вопроса слушателями. Мы все бывали очень довольны этими лекциями и постоянно восхищались умом нашего лектора...»2

Другой ученик Владимира Ильича, рабочий В. А. Князев, писал впоследствии, что слушатели кружка хорошо усвоили важнейшую мысль своего учителя, что, если бы рабочие «сумели объединиться, сплотиться, в них была бы такая сила, которая могла бы разрушить все препятствия к достижению лучшего. Приобретя знания, они смогли бы самостоятельно улучшить свое положение, вывести себя из рабского состояния...»3

Каждое занятие Ленина обогащало рабочих знаниями, расширяло их кругозор, выковывало их классовое самосознание, развивало политически. Рабочие жадно тянулись к учению Маркса. Измученные изнуряющим трудом, они урывали время от сна, от отдыха для чтения книг, для занятий в кружке. «Это время, — писал И. В. Бабушкин, — у нас было самое интенсивное в смысле умственного развития, каждая минута нам была очень дорога, каждый свободный от работы час был заранее определен и назначен, и вся неделя так же строго распределялась. Когда припоминаешь теперь это время, просто удивительно становится, откуда только бралась энергия для столь интенсивной жизни».4

Особое внимание Ленин уделял воспитанию и повышению знаний организаторов и руководителей рабочих кружков. «Вы должны больше читать, развиваться и развивать других... надо работать вовсю. Вы должны развиваться политически, и тогда вся ваша работа в кружке будет для вас наслаждением», — вспоминал слова Владимира Ильича В. А. Князев.

По свидетельству В. А. Шелгунова, Владимир Ильич постоянно внушал рабочим, чтобы они никогда не забывали о политической стороне дела, шли революционным путем, не сворачивали на реформистский путь английских тред-юнионов, ибо тред-юнионизм означает идейное порабощение рабочих буржуазией. Он учил рабочих, как надо держаться в случае ареста, на допросах и на суде, как помогать арестованным и ссыльным товарищам, как изыскивать необходимые для этого денежные средства. Для просвещения рабочих он советовал создавать библиотеки и иметь программу чтения.

В. И. Ленин приучал членов кружка к самостоятельной политической работе, привлекал их к сбору материалов, на основании которых писались листовки на самые злободневные темы, призывавшие рабочих к классовой борьбе против угнетателей. Он часто давал слушателям письменные вопросы, требовавшие для ответа изучения заводской и фабричной жизни. Через одного из своих знакомых Ленину удалось достать разрешение на посещение Путиловского завода. С пристальным вниманием он осматривал крупнейшее предприятие, знакомился с условиями труда заводского пролетариата. Все это обогащало его конкретными данными о положении рабочего класса, помогало руководить развертывавшимся пролетарским движением.

Характерной чертой Ленина как руководителя рабочих кружков было его умение не только учить, но и постоянно учиться у рабочих, изучать их жизнь и условия труда.

Хорошее знание жизни рабочего класса дало Ленину бесценный материал для выводов и обобщений в его теоретических работах о пролетариате как ведущей силе общества, о его великой революционной роли. «Работа среди питерских рабочих, разговоры с ними, внимательное прислушивание к их речам дало Владимиру Ильичу понимание великой мысли Маркса, той мысли, что рабочий класс является передовым отрядом всех трудящихся и что за ним идут далее трудящиеся массы, все угнетенные, что в этом его сила и залог его победы. Только как вождь всех трудящихся рабочий класс может победить. Это понял Владимир Ильич, когда он работал среди питерских рабочих»,5 — отмечала Н. К. Крупская.

С чувством большой любви и уважения относились рабочие к Владимиру Ильичу — своему учителю и другу. Занятия Ленина привлекали все большее число участников. Так кружок, куда сначала входили Бабушкин, Шелгунов и еще двое рабочих, вырос до 19 человек (среди них были: Морозов, Жуков, Щеглов, Фунтиков, Меркулов, работницы Боброва, Морозова и другие). Из передовых пролетариев-революционеров Ленин воспитывал организаторов пролетарских масс, главным образом на них он опирался, создавая марксистскую рабочую партию в России. Ученики Ленина оказались достойными своего учителя. Среди них следует отметить Василия Андреевича Шелгунова — организатора кружка передовых рабочих, революционера, который вел среди пролетариев энергичную пропагандистскую работу. Ленин высоко оценивал роль Шелгунова в рабочем движении России. Учеником и ближайшим помощником Ленина до конца своей героической жизни был Иван Васильевич Бабушкин, выросший в выдающегося деятеля пролетарской партии. Выходец из крестьянской бедноты, с малых лет познавший нужду и эксплуатацию, ставший потом квалифицированным слесарем, он отличался глубокой выдержанной революционностью и горячей преданностью делу. Человек незаурядных способностей, Бабушкин страстно и неустанно учился. Ленин отмечал впоследствии: «И. В. Бабушкин — один из тех рабочих-передовиков, которые за 10 лет до революции начали создавать рабочую социал-демократическую партию. Без неустанной, геройски-упорной работы таких передовиков в пролетарских массах РСДРП не просуществовала бы не только десяти лет, но и десяти месяцев. Только благодаря деятельности таких передовиков, только благодаря их поддержке, РСДРП выросла к 190.1 г. в партию, которая неразрывно слилась с пролетариатом в великие октябрьские и декабрьские дни, которая сохранила эту связь в лице рабочих депутатов не только II, но и III, черносотенной, Думы».6

Зимой 1894 — 1891 года Владимир Ильич часто встречался с Надеждой Константиновной Крупской, с которой он познакомился в феврале 1894 года. В то время Надежда Константиновна уже четвертый год бесплатно учительствовала в рабочей вечерне-воскресной школе за Невской заставой, которую посещали рабочие с фабрик Максвеля, Паля, Александровского механического и Семянниковского заводов и других предприятий. Многие ученики рабочей школы — Бабушкин, Боровков, Грибакин, братья Бодровы, Жуков и другие — входили в кружки, которыми в 1894 — 1891 годах руководил Ленин. Общее дело сблизило В. И. Ленина с Н. К. Крупской и явилось основой их большой дружбы.

Надежда Константиновна выросла и воспиталась в революционной среде. Ее отец, Константин Игнатьевич Крупский, был типичным представителем революционной интеллигенции 60-х годов XIX века. С юных лет Н. К. Крупская посвятила себя революционной деятельности. В 90-х годах она вступила в марксистский кружок. Это была стойкая революционерка, беззаветно преданная делу рабочего класса.

Возвращаясь с занятий в кружке, Владимир Ильич заходил к Надежде Константиновне, которая жила вместе с матерью. «...Меня, — вспоминала потом Надежда Константиновна, — можно было хлебом не кормить, лишь бы дать поговорить о школе, об учениках, о Семянниковском заводе, о Торнтоне, Максвеле и других фабриках и заводах Невского тракта. Владимир Ильич интересовался каждой мелочью, рисовавшей быт, жизнь рабочих, по отдельным черточкам старался охватить жизнь рабочего в целом, найти то, за что можно ухватиться, чтобы лучше подойти к рабочему с революционной пропагандой».7

Перед социал-демократами Ленин поставил задачу перехода от пропаганды марксизма в небольших кружках передовых рабочих к массовой политической агитации непосредственно в широких слоях пролетариата. Это было важным шагом вперед в деятельности российских марксистов. Петербургские социал-демократы приступили к политической агитации в конце 1894 года в период волнений на Семянниковском заводе, вызванных систематической задержкой заработной платы рабочим. В связи с волнениями Ленин написал листовку к рабочим Семянниковского завода. В появлении этой листовки особая роль принадлежала И. В. Бабушкину, который, по словам Ленина, не только принимал участие в составлении первого агитационного листка, но и самолично распространял его.

Когда началась забастовка рабочих Нового порта, петербургские социал-демократы выпустили листовку «Чего следует добиваться портовым рабочим?». Листовка была распространена в порту и на других предприятиях Петербурга, она содействовала успешному исходу борьбы портовых рабочих.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 127.

2 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 36 — 37.

3 Там же, стр. 43.

4 Воспоминания Ивана Васильевича Бабушкина. М., 1955, стр. 46.

5 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 399.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 20, стр. 81-82.

7 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 227.

 

Идейный разгром народничества

Занимаясь организаторской и пропагандистской деятельностью, Ленин в то же время развернул громадную теоретическую работу. Здесь ярко проявилось его творческое понимание марксизма.

В 90-х годах перед русскими марксистами со всей остротой встала задача окончательного идейного разгрома народничества. Нельзя было двигаться вперед, не развенчав этого, еще влиятельного тогда политического течения, враждебного марксизму.

С первых же шагов своей революционной деятельности в Петербурге Ленин ведет упорную борьбу против народнической идеологии. Осенью 1893 года, в связи с рефератом Г. Б. Красина на тему «Вопрос о рынках», он выступил на собрании марксистского кружка с резкой критикой взглядов либеральных народников на судьбы капитализма в России. Свою точку зрения Ленин изложил затем в реферате-статье «По поводу так называемого вопроса о рынках», с которым он выступил в первой половине ноября 1893 года на собрании кружка. Это была вторая, дошедшая до нас, крупная работа молодого Ленина; в ней он обнаружил глубокое понимание складывавшихся в стране хозяйственных отношений, дал блестящий марксистский анализ экономических условий, существовавших в России в конце XIX века.

Казалось бы, какое отношение имеет вопрос о рынках к революционному движению рабочего класса! Но именно вопрос о рынках в то время вызывал большие споры. Правильное понимание его имело серьезное значение для успешной борьбы с народничеством. Утверждая, что развитие капитализма в России невозможно, народники ссылались на отсутствие в стране необходимого для капитализма широкого внутреннего рынка. Они считали, что в России такого рынка и не может быть, так как созданию его будто бы мешает все растущее обеднение народных масс.

Владимир Ильич вскрыл всю несостоятельность этих доводов. На основании многочисленных статистических данных но различным губерниям страны он доказал, что с развитием капитализма происходит расслоение крестьянства на буржуазию и пролетариат, что наряду с разорением хозяйств мелких производителен идет процесс образования крупных капиталистических хозяйств. Капитализм, как писал Ленин, стал «основным фоном хозяйственной жизни России».

Реферат Ленина отличался глубиной и яркостью изложения, он укрепил идейные позиции марксистов г. борьбе с народничеством. Реферат распространяли в социал-демократических кружках Петербурга и других городов. Долгое время ленинская рукопись считалась утерянной. Только в 1937 году она была найдена и впервые опубликована в советской печати.

В начале января 1894 года Ленин побывал в Москве. Это было время каникул, когда молодежь особенно часто собиралась на вечерники, под видом которых происходили и нелегальные собрания. На одном из таких собраний Ленин выступил против одного из лидеров народничества — В. П. Воронцова. Пробравшийся на вечеринку полицейский шпион сообщил своему начальству о выступлении Ленина. Из его сообщения видно, что до Ленина на вечеринке выступал кто-то из марксистов, но народник Воронцов вынудил своей аргументацией этого марксиста замолчать, так что «защиту взглядов последнего принял на себя некто Ульянов (якобы брат повешенного), который и провел эту защиту с полным знанием дела»1.

Участник этого собрания В. Д. Бонч-Бруевич пишет: «Во всех наших кружках шло ликование... имя «петербуржец» не сходило тогда с уст молодых социал-демократов».2

Выступление Ленина имело большое значение для московских марксистов. По свидетельству Л. И. Ульяновой-Елизаровой. «оно разъяснило молодым марксистам многое, оно дало им опору, толкнуло их вперед». С рефератом о книге Воронцова «Судьбы капитализма в России» Ленин выступил затем перед марксистами Нижнего Новгорода.

С конца 1893 года народники в своем журнале «Русское Богатство», выходившем легально, открыли настоящий поход против марксизма, бесцеремонно искажая взгляды русских марксистов. Необходимость дать отпор яростным нападкам народников на марксизм становилась все более настоятельной. Это надо было сделать еще и потому, что их взглядам сочувствовала часть молодежи, к тому же они пытались воздействовать и на рабочих. Главой группы литераторов-народников, объединившихся вокруг журнала «Русское Богатство», был Н. К. Михайловский, известный в прошлом своими выступлениями против крепостничества и поэтому пользовавшийся большим авторитетом. Его тогда называли «властителем дум». Не всякий понимал, что Михайловский, объявлявший себя социалистом, в то время уже стал проповедником либерально-буржуазных взглядов. Нужно было развенчать народников, показать их отход от революционных традиций народников 70-х годов, их скатывание к либерализму, вскрыть теоретическую и политическую несостоятельность их мировоззрения. Эту задачу блестяще выполнил Владимир Ильич.

Весной и летом 1894 года он создает выдающееся произведение «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов? (Ответ на статьи «Русского Богатства» против марксистов)». Подготовительным материалом для этого произведения явились самарские рефераты, в которых он критиковал либеральных народников: В. П. Воронцова, Н. К. Михайловского, С. Н. Южакова, С. Н. Кривенко, и затем его выступления в Петербурге и Москве. В этом труде, проникнутом творческим пониманием марксизма и умелым применением его к анализу экономического и политического положения России, Ленин дал глубокую критику теоретических воззрении, политической программы и тактики народничества 90-х годов. Бережно относясь к революционному опыту народников 70-х годов, которых он глубоко уважал за мужество, героизм и революционную закалку, Ленин разоблачил либеральных народников, вскрыл классовые истоки и классовую сущность их идеологии. Он доказал, что либеральные народники являлись политическими противниками социал-демократии, идеологами мелкой буржуазии, выразителями интересов кулачества, а не «друзьями народа», как они себя называли.

Подвергая критике реакционность мелкобуржуазных теорий либеральных народников, Ленин показал, что они затушевывали противоречия общественно-экономических отношений в России, отрицали историческую роль русского рабочего класса как борца за освобождение всего трудящегося населения страны, преуменьшали бедственное положение крестьянства, классовую борьбу в деревне, эксплуатацию бедноты кулачеством. Ленин развил и конкретизировал ряд важнейших проблем и положений исторического материализма, марксистской социологии, научного коммунизма — об общественно-экономических формациях, о соотношении объективного и субъективного факторов в общественной жизни, о роли народных масс и личности в истории, о всемирно-исторической миссии пролетариата, о движущих силах и развитии социальных революций.

В. И. Ленин разоблачил идеалистические взгляды народников на историю развития общества. Творцами истории, утверждали народники, являются отдельные «герои», а народ, или, как они говорили, «толпа», может лишь слепо идти за «героями». Ленин разбил эти антинаучные взгляды. Он утверждал, что подлинным творцом истории является народ. Выдающиеся же личности могут играть крупную роль лишь постольку, поскольку они стоят на позициях передового класса, правильно понимают назревшие потребности развития общества.

В работе «Что такое «друзья народа»...» Ленин дал образец принципиальной критики лжесоциалистических теорий, образец беззаветной борьбы за интересы рабочего класса. Излагая суть марксистского учения, он подчеркивал его огромную роль как идейного оружия пролетариата в борьбе за политическое и социальное освобождение. Задача марксистской науки, учил Ленин, состоит в том, чтобы раскрыть все формы общественных противоречий при капитализме и указать пролетариату выход из капиталистического наемного рабства.

В этой работе Ленин подчеркивал, что нельзя быть руководителем пролетариата, не распространяя идеи марксизма в широких массах рабочих, точно так же, как нельзя руководить пролетарской классовой борьбой без систематической организаторской работы в рабочем классе. Изучать, пропагандировать, организовывать — так кратко и выразительно Ленин определил задачи российских марксистов. Теоретическая и практическая деятельность должны быть неразрывно связаны между собой, теория должна служить практике, отвечать на запросы, выдвигаемые жизнью, и проверяться данными практического опыта.

Одной из важнейших идей, изложенных Лениным в книге «Что такое «друзья народа»...», была идея создания марксистской рабочей партии. Выдвинув эту коренную задачу перед русскими марксистами, Ленин неустанно боролся за ее осуществление, отдавая борьбе весь свой политический и организаторский гений, все силы и пламенное сердце революционера- коммуниста.

В произведении «Что такое «друзья народа»...» Ленин, первый из марксистов в России, теоретически обосновал историческую роль российского рабочего класса как гегемона, как руководящей, передовой революционной силы общества, как последовательного борца против царизма и капитализма, за освобождение всего трудящегося и эксплуатируемого народа, за победоносную социалистическую революцию. «Политическая деятельность социал-демократов, — писал он, — состоит в том, чтобы содействовать развитию и организации рабочего движения в России, преобразованию его из теперешнего состояния разрозненных, лишенных руководящей идеи попыток протеста, «бунтов» и стачек в организованную борьбу ВСЕГО русского рабочего КЛАССА, направленную против буржуазного режима и стремящуюся к экспроприации экспроприаторов, к уничтожению тех общественных порядков, которые основаны на угнетении трудящегося. Основой этой деятельности служит общее убеждение марксистов в том, что русский рабочий — единственный и естественный представитель всего трудящегося и эксплуатируемого населения России»3.

В. И. Ленин развил идею руководящей роли, гегемонии пролетариата в демократическом перевороте, доказав, что без нее невозможна решительная победа народа над самодержавием, невозможно перерастание демократической революции в революцию социалистическую.

По мысли Ленина, ближайшей задачей рабочего класса России на пути к уничтожению капиталистического строя является свержение царского самодержавия. В борьбе против самодержавно-полицейского гнета рабочий класс объединит вокруг себя все демократические элементы страны, в первую очередь крестьянство, которое кровно заинтересовано в ликвидации остатков крепостничества и поэтому будет падежным союзником рабочего класса в революционном движении. Творчески развивая высказанное Марксом в 1856 году положение о возможности соединения пролетарской революции с «крестьянской войной», Ленин сделал важнейшее теоретическое и политическое открытие: он доказал, что союз революционного пролетариата с трудящимся крестьянством есть основное условие победы демократической и социалистической революций. Этот союз неизмеримо увеличивал революционные силы народных масс в их борьбе против самодержавия и капитализма.

В работе «Что такое «друзья народа»...» Ленин впервые выдвинул ключевую идею революционного союза рабочего класса и крестьянства как решающей силы, как главного условия свержения царизма, помещиков, буржуазии и построения коммунистического общества. Эту великую идею, ставшую одним из основных, незыблемых положений ленинизма, Владимир Ильич отстаивал и развивал на протяжении всей своей жизни. Она стала одним из важнейших принципов стратегии и тактики Коммунистической партии, ленинской теории социалистической революции.

Книга «Что такое «друзья народа»...» заканчивается вдохновенным пророчеством о великой исторической миссии рабочего класса России: «На класс рабочих и обращают социал-демократы все свое внимание и всю свою деятельность. Когда передовые представители его усвоят идеи научного социализма, идею об исторической роли русского рабочего, когда эти идеи получат широкое распространение и среди рабочих создадутся прочные организации, преобразующие теперешнюю разрозненную экономическую войну рабочих в сознательную классовую борьбу, — тогда русский РАБОЧИЙ, поднявшись во главе всех демократических элементов, свалит абсолютизм и поведет РУССКИЙ ПРОЛЕТАРИАТ (рядом с пролетариатом ВСЕХ СТРАН) прямой дорогой открытой политической борьбы к ПОБЕДОНОСНОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ».4

Работа Ленина «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» состояла из трех выпусков.5 Первый и третий выпуски были нелегально напечатаны в Петербурге. Кроме того, первый и второй выпуски печатались в имении Ганшина «Горки» (ныне Ярославская область) и частично в Москве. Местные организации размножали произведение Ленина.

Появление книги Ленина «Что такое «друзья народа»...» плодотворно сказалось на всей деятельности русских марксистов. М. И. Калинин писал, что книга «имела огромный успех в подполье и широко распространялась среди молодежи, в особенности среди студенчества. Она продолжительное время была боевым средством в подпольной пропаганде».6 Ленинская работа «была для нас, — вспоминает Н. А. Семашко, — настоящим евангелием. Мы... изучили ее почти наизусть».7

Примечание:

1 «Красный Архив», 1934, № 1 (62), стр. 76.

2 На заре рабочего движения в Москве. М., 1932, стр. 150.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 1, стр. 309 — 310.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 1, стр. 311 — 312.

5 Второй до сих пор не найден.

6 М. И. Калинин. О работе В. И. Ленина «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?». М., 1952, стр. 20.

7 На заре рабочего движения в Москве. М., 1919, стр. 138.

 

Разоблачение буржуазной сущности «легального марксизма»

В годы подготовки к созданию пролетарской партии Ленину пришлось выдержать упорную борьбу не только с народниками, но и с так называемыми «легальными марксистами». В связи с тем, что марксизм стал широко распространяться в России, к нему начали примыкать временные попутчики из числа буржуазных интеллигентов. Объявляя себя сторонниками этого учения, они выступали на страницах легальных органов печати, поэтому и получили название «легальные марксисты». «Легальные марксисты» со своих позиций критиковали взгляды народников. Они признавали прогрессивный характер капитализма по сравнению с изжившим себя феодализмом и доказывали, что в России развиваются буржуазные экономические отношения. Но они брали только одну сторону учения Маркса — его положение о прогрессивности капитализма по сравнению с предшествовавшими общественными формациями. Коренную же суть марксизма — учение об эксплуататорской природе капитализма, его антагонистических противоречиях и неизбежной гибели, о классовой борьбе, о социалистической революции и диктатуре пролетариата — они отвергали, восхваляя и приукрашивая капиталистические порядки. Таким образом «легальные марксисты» выхолащивали революционное содержание марксизма, извращали марксизм в либерально-буржуазном духе. Прикрывая свои взгляды отдельными теоретическими положениями, произвольно выхваченными из учения Маркса, односторонне и ложно истолкованными, они стремились подчинить рабочее движение идеологии и интересам буржуазии. Впоследствии многие из них стали кадетами (главная партия либерально-монархической буржуазии), а после Великой Октябрьской социалистической революции — ярыми белогвардейцами.

Уже в первых проявлениях «легального марксизма» Ленин распознал его либерально-буржуазную сущность, защиту классовых интересов буржуазии, а в его идеологах — замаскированных врагов марксизма, адвокатов капитализма.

Осенью 1894 года на собрании кружка петербургских марксистов Ленин выступил с рефератом «Отражение марксизма в буржуазной литературе» по поводу книги Струве «Критические заметки к вопросу об экономическом развитии России». В своем реферате Ленин подверг резкой критике взгляды «легальных марксистов». «Это были буржуазные демократы, для которых разрыв с народничеством означал переход от мещанского (или крестьянского) социализма не к пролетарскому социализму, ...а к буржуазному либерализму».1

Но поскольку «легальные марксисты» выступали против народников, Ленин считал допустимым временное соглашение с ними для совместной борьбы с народничеством при условии полной свободы критики их политико-теоретических воззрений. Уже в те годы проявилась гибкость тактики Ленина, его умение использовать в интересах классовой борьбы пролетариата даже временных и ненадежных попутчиков. Так весной 1895 года был напечатан сборник «Материалы к характеристике нашего хозяйственного развития», в редакцию которого входили не только В. И. Ленин, В. В. Старков, С. И. Радченко, но и представители «легального марксизма» П. Б. Струве и Р. Э. Классов. В сборнике была помещена статья Ленина (под псевдонимом К. Тулин) «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве», явившаяся, по словам Ленина, «конспектом позднейших экономических работ (особенно «Развития капитализма»)».

Позднее, говоря об этом соглашении с «легальными марксистами», Ленин подчеркнул принципиальное значение вопроса об отношении марксистов к заключению временных политических союзов. Он разъяснял, что «бояться временных союзов хотя бы и с ненадежными людьми может только тот, кто сам на себя не надеется, и ни одна политическая партия без таких союзов не могла бы существовать. А соединение с легальными марксистами было своего рода первым действительно политическим союзом русской социал-демократии. Благодаря этому союзу была достигнута поразительно быстрая победа над народничеством и громадное распространение вширь идей марксизма».2

Наиболее боевой и политически заостренной статьей сборника была работа Ленина, содержавшая всестороннюю критику народничества и «легального марксизма» и противопоставлявшая им революционную, классовую позицию марксизма. Ленин доказал, что в основе взглядов «легальных марксистов» лежит восхваление капитализма, стремление увековечить его. приспособить марксизм и рабочее движение к интересам буржуазии. Не случайно Струве призывал «признать нашу некультурность и пойти на выучку к капитализму».

В. И. Ленин обнажил методологические истоки антиреволюционных рассуждений Струве, которые заключались в его буржуазном объективизме, в намерении затушевать социальные противоречия, борьбу классов. «Основная черта рассуждений автора.., — отмечал Ленин, — его узкий объективизм, ограничивающийся доказательством неизбежности и необходимости процесса и не стремящийся вскрывать в каждой конкретной стадии этого процесса присущую ему форму классового антагонизма, — объективизм, характеризующий процесс вообще, а не те антагонистические классы в отдельности, из борьбы которых складывается процесс»3.

В противоположность буржуазному объективизму Ленин развил принцип партийности и классовой направленности общественных наук, в том числе философии и социологии. В отличие от объективиста, ограничивающегося бесстрастными рассуждениями «о путях и судьбах человечества», материалист, писал Ленин, должен давать точную характеристику данного хода общественного развития, указывать, какие именно классы двигают это развитие и в чьих интересах оно совершается.

Так называемый объективизм в науке в условиях буржуазного общества является прикрытием классовых интересов эксплуататоров. Марксистская наука, открыто и неразрывно связанная с рабочим классом, служит делу революционного преобразования общества, заинтересована в раскрытии законов общественного развития. Поэтому ее партийность совпадает с подлинной научностью. Ленин разъяснял, что материализм включает в себя партийность, обязывая при всякой оценке событий прямо и открыто становиться на точку зрения определенного класса.

Ленин учил непримиримо относиться ко всяким отступлениям от марксизма, беречь теорию научного социализма, творчески развивать ее и защищать от искажений и опошлений со стороны оппортунистов и реформистов.

В борьбе с «легальными марксистами» Ленин не только отстоял революционное существо марксизма — учение о социалистической революции и диктатуре пролетариата, но и развил это учение дальше. Он разрабатывал революционную теорию с учетом нового исторического опыта и новых потребностей пролетарского движения.

В сборнике «Материалы к характеристике нашего хозяйственного развития» цензура усмотрела «вредное направление, клонящееся к потрясению существующего порядка». В докладе цензора об этом сборнике речь идет главным образом о статье К. Тулина. Цензор подчеркивал, что эта статья представляет «наиболее откровенную и полную программу марксистов». Царские власти запретили распространение сборника, он был конфискован и сожжен. Из двух тысяч экземпляров сборника было спасено лишь около ста, тайно распространявшихся среди социал-демократов Петербурга и других городов. В перехваченном жандармами письме А. П. Скляренко М. Т. Елизарову из Онеги сообщалось, что прекрасная статья Тулина «объехала уже несколько городов Архангельской губ.».4

«Легальные марксисты» были первыми ревизионистами марксизма на русской почве. Но «легальный марксизм» — струвизм, который Владимир Ильич охарактеризовал как отражение марксизма в буржуазной литературе, был не только русским, но и международным явлением. Поэтому борьба Ленина против него в России была вместе с тем борьбой против международного ревизионизма. Струвизм, по выражению Ленина, стремился «взять из марксизма все, что приемлемо для либеральной буржуазии, вплоть до борьбы за реформы, вплоть до классовой борьбы (без диктатуры пролетариата), вплоть до «общего» признания «социалистических идеалов» и смены капитализма «новым строем», и отбросить «только» живую душу марксизма, «только» его революционность».5

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 16, стр. 96.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 16.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 1, стр. 526.

4 «Красный Архив», 1934, № 1 (62), стр. 114.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 26, стр. 227.

 

Поездка за границу. Встречи с Плехановым

В середине февраля 1895 года Ленин участвовал в петербургском совещании членов социал-демократических групп Петербурга, Москвы, Киева и Вильны. На совещании обсуждался вопрос о переходе от пропаганды марксизма в узких кружках к массовой политической агитации, об издании популярной литературы для рабочих и установлении тесной связи с плехановской группой «Освобождение труда». Было решено послать за границу представителя, но из-за принципиальных расхождений не удалось договориться о посылке одного, общего от всех групп представителя. За границу были посланы двое: В. И. Ленин от петербургских социал-демократов и Е. И. Спонти — от московских.

Вопрос о переходе к массовой агитации обсуждался также на совещании петербургских социал-демократов совместно с рабочими. Была прочитана и обсуждена гектографированная брошюра «Об агитации», изданная вильненскими социал-демократами. Некоторые участники совещания считали преждевременным переходить к новым формам политической деятельности. Владимир Ильич доказывал необходимость перехода. Присутствовавшие на собрании рабочие единодушно поддержали Ленина, и большинством голосов его предложение было принято. Агитационная деятельность петербургских социал-демократов содействовала развитию массового рабочего движения.

Поездка за границу задержалась, так как Владимир Ильич заболел воспалением легких и смог выехать туда лишь в конце апреля.1 Предлогом для поездки были отдых и лечение после перенесенной болезни. Перед отъездом за границу Владимир Ильич побывал в Москве. О выезде Ленина за границу полиция специальным циркуляром сообщила во все пограничные пункты, а заграничной агентуре было предписано «учредить за деятельностью и заграничными сношениями Владимира Ульянова тщательное наблюдение». В документах охранки подчеркивались «исключительные обстоятельства», в которых находится его семья, и неизменно указывалось, что он «брат казненного государственного преступника Александра Ульянова».

В Швейцарии, в Женеве, состоялась первая встреча В. И. Ленина с Г. В. Плехановым. После беседы Плеханов отмечал, что ему еще не приходилось встречаться с таким выдающимся представителем революционной молодежи. В одном из своих писем он писал, что за время многолетнего пребывания за границей у него перебывало много людей из России, но, пожалуй, ни с кем не связывает он столько надежд, как с молодым Ульяновым. «Насколько я помню, — вспоминал Кржижановский, знакомый с содержанием письма Плеханова, — он отмечал в этом письме и удивительную эрудицию Владимира Ильича, и целостность его революционного мировоззрения, и бьющую ключом энергию».2 В свою очередь Ленин с чувством глубокого уважения и симпатии относился к Плеханову — первому выдающемуся русскому марксисту.

Но уже тогда между Лениным и Плехановым обнаружились принципиальные разногласия. Ленин развивал и отстаивал идею гегемонии пролетариата, его союза с крестьянством. В этом союзе он видел основную силу, обеспечивающую свержение царизма и капитализма. Плеханов же, наоборот, недооценивал силу рабочего класса, его способность повести за собой крестьянские массы. Он отрицал революционность крестьянства и признавал революционность русской либеральной буржуазии, отводя ей роль гегемона и движущей силы грядущей буржуазно-демократической революции в России. Прочитав в привезенном Лениным сборнике «Материалы к характеристике нашего хозяйственного развития» статью Владимира Ильича, направленную против либеральных народников и «легальных марксистов», Плеханов сказал: «Вы... поворачиваетесь к либералам спиной, а мы — лицом».3

Поездка Ленина за границу имела большое значение не только для деятельности социал-демократов в России, но и для группы «Освобождение труда», которая с этого времени установила более тесные связи с социал-демократами, действовавшими в России. Тогда же было принято предложение Ленина об издании популярных сборников для рабочих и решено издавать за границей сборник под названием «Работник».

Пробыв в Швейцарии около трех недель, Ленин выехал в Париж. Здесь произошла его встреча с Полем Лафаргом — выдающимся деятелем французского и международного рабочего движения, зятем К. Маркса. Поль Лафарг был близким другом и учеником Маркса и Энгельса, одним из основателей Рабочей партии Франции.

Воспользовавшись своим пребыванием в Париже, Владимир Ильич занимается изучением истории Парижской коммуны. Он конспектирует первую часть книги Г. Лефрансе «Очерк движения парижских коммунаров в 1871 году».

После почти полуторамесячного пребывания в Париже Ленин вновь вернулся в Швейцарию; несколько дней он провел в санатории, затем выехал в Германию, где поселился в предместье Берлина. Значительное время он проводил в берлинской публичной библиотеке, изучал заграничную марксистскую литературу, делал выписки, конспекты. В тот период Ленин составил конспект книги К. Маркса и Ф. Энгельса «Святое семейство, или критика критической критики. Против Бруно Бауэра и компании». Ленин знакомился с жизнью и бытом немецкого народа, как и в Париже, посещая рабочие собрания. В Берлине он встретился с одним из руководителей германской социал-демократии — Вильгельмом Либкнехтом, к которому у него было рекомендательное письмо Г. В. Плеханова. В письме говорилось: «Мой дорогой друг, рекомендую Вам одного из наших лучших русских друзей. Он возвращается в Россию, вот почему необходимо, чтобы о его посещении Шарлоттенбурга никому не было известно. Он расскажет Вам об одном, очень важном для нас, деле. Я уверен, что Вы сделаете все от Вас зависящее. Он сообщит Вам также новости о нас». Владимир Ильич очень хотел увидеться с Фридрихом Энгельсом, который в то время жил в Лондоне. Но Ф. Энгельс был тяжело болен, и свидание не состоялось.

В начале сентября 1895 года Ленин вернулся в Россию. Ему удалось обмануть бдительность жандармов — провезти через границу в чемодане с двойным дном нелегальную литературу. Пограничные жандармы имели специальное указание департамента полиции о тщательном осмотре багажа Ленина. Однако, как рапортовали они в департамент, «по самому тщательному досмотру его багажа, ничего предосудительного не обнаружено». Не заезжая в Петербург, Ленин посетил Вильну, Москву и Орехово-Зуево. Везде он встречался с членами местных социал-демократических групп и уславливайся о поддержке заграничного издания сборника «Работник». Затем он возвратился в Петербург. Привезенная им из-за границы литература была распространена среди социал-демократов Петербурга и других городов.

В Петербурге Ленин находился под негласным надзором полиции, но, будучи прекрасным конспиратором, он умел уходить из-под полицейского наблюдения. В ряде рабочих кружков его знали как Николая Петровича, за Нарвской заставой — как Федора Петровича. Он изучил проходные дворы многих петербургских домов и умел в них скрываться от шпиков. За время пребывания в Петербурге он в целях конспирации неоднократно менял местожительство.

Из-за недостатка средств Ленин вынужден был снимать дешевую комнату. В одном из писем родным он сетовал: «...соседняя комната отделяется тоненькой перегородкой, так что все слышно и приходится иногда убегать от балалайки, которой над ухом забавляется сосед».4 Дома работать было невозможно, и он уходил в библиотеку; там же нередко происходили его свидания с социал-демократами. Владимир Ильич регулярно бывал в Публичной и других библиотеках и читальнях Петербурга. Он внимательно следил за русской и иностранной прессой. за книжными и журнальными новинками.

В личной жизни Владимир Ильич был очень скромен. Весьма показателен такой факт. Приехав в Петербург, он, чтобы учесть свой бюджет, завел приходно-расходную книгу, в которой в течение месяца вел точную запись. Подводя итоги расходам, Ленин с огорчением отмечал, что они велики. «Видимое дело, — писал он матери, — нерасчетливо жил: на одну конку, например, истратил в месяц 1 р. 36 к.»

После возвращения Ленина из-за границы за ним началась особая слежка. Царские шпики нагло хвастались: «Выследили, вот, важного государственного преступника Ульянова, — брата его повесили, — приехал из-за границы, теперь от нас не уйдет». Владимир Ильич знал о грозившей ему опасности. Но, соблюдая сугубую осторожность, еще шире развертывает революционную деятельность среди питерского пролетариата.

Примечание:

1 С февраля 1894 года по апрель 1895 года Владимир Ильич жил в Вольтом Казачьем переулке, д. 7/4, кв. 13 (ныне переулок Ильича), где в настоящее время создана Квартира-музей В. И. Ленина.

2 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 17.

3 Переписка Г. В. Плеханова и И. В. Аксельрода, т. 1. М., 1925, стр. 271.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 14

 

«Союз борьбы за освобождение рабочего класса»

Осенью 1895 года в жизни российской социал-демократии произошло историческое событие: под руководством Ленина все марксистские кружки Петербурга были объединены в политическую организацию. В декабре эта организация получила название «Союз борьбы за освобождение рабочего класса».

«Союзом борьбы» руководила центральная группа во главе с В. И. Лениным, которому в то время было немногим более 25 лет. В «Союз борьбы» входили: А. А. Ванеев, П. К. Запорожец, Г. М. Кржижановский, Н. К. Крупская, Л. Мартов (Ю. О. Цедербаум), А. Н. Потресов, С. И. Радченко, В. В. Старков и другие. Основой «Союза» являлись рабочие кружки на заводах и фабриках, объединявшиеся в районные группы. В «Союзе» осуществлялся принцип централизма, поддерживались строгая дисциплина и тесная связь с рабочими массами. «Союз» руководил деятельностью марксистских кружков, стачечной борьбой, издавал листовки. Редактором всех изданий «Союза» был Ленин.

В первых числах ноября на фабрике Торнтона началась организованная «Союзом борьбы» забастовка 500 ткачей. «Союз» издал и распространил листок «Чего требуют ткачи». В связи с волнениями на фабрике Торнтона и для выяснения положения в различных районах, а также для выработки плана действий было созвано собрание представителей социал-демократических групп совместно с передовыми рабочими Петербурга, на котором присутствовал Ленин. Вскоре «Союз» выпустил написанную Лениным листовку «К рабочим и работницам фабрики Торнтона». Листовка призывала всех рабочих и работниц фабрики к поддержке бастовавших ткачей: «Будем же, товарищи, стойко и неуклонно вести нашу линию до конце, будем помнить, что улучшить свое положение мы можем только общими дружными усилиями». Ленинская листовка читалась и перечитывалась рабочими, она укрепляла их солидарность и стойкость в борьбе. Ткачи добились успеха. Их пример вдохновил на борьбу рабочих многих предприятий Петербурга.

Деятельность «Союза борьбы» доказала, отмечал Ленин, что руководимый социал-демократией пролетариат представляет крупную политическую силу, с которой вынуждено уже считаться правительство.

Заветной мечтой Ленина всегда было писать для рабочих. Он сам впоследствии отмечал: «Я ничего так не желал бы, ни о чем так много не мечтал, как о возможности писать для рабочих». Осенью 1895 года он пишет брошюру «Объяснение закона о штрафах, взимаемых с рабочих на фабриках и заводах».

Вопрос о штрафах волновал тогда всех рабочих. В ленинской брошюре популярно рассказывалось, как фабриканты эксплуатируют рабочих и какими средствами пролетариям следует бороться против своих угнетателей.

На ярких примерах из жизни рабочих Ленин показывал, что правительство, которое держит сторону фабрикантов, всегда будет издавать выгодные им законы. От притеснений правительства и капиталистов у рабочих есть только одно средство защиты — объединиться для борьбы против капиталистов и несправедливых порядков, устанавливаемых законом. Брошюра была напечатана в нелегальной типографии «Группы народовольцев» в количестве трех тысяч экземпляров и получила широкое распространение среди рабочих. В феврале 1896 года в центральном органе Германской социал-демократической партии газете «Vorwarts» («Вперед») было опубликовано сообщение об издании в России брошюры. В сообщении подчеркивалось ее значение для рабочего движения.

Ленинский «Союз борьбы» связывал борьбу рабочих за насущные экономические требования с политической борьбой против царизма и капиталистической эксплуатации; его историческая заслуга состояла в том, что он впервые в России стал осуществлять соединение идей научного социализма с рабочим движением. Рабочее движение в России стало развиваться под знаменем марксизма.

В этих условиях с особой силой встала задача создания партии, способной последовательно и стойко отстаивать интересы рабочего класса, партии, которая, опираясь на массовое рабочее движение, возглавила бы политическую борьбу против самодержавия и капитализма.

По примеру петербургского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» произошло объединение рабочих кружков в такие же союзы в других городах и областях России. Необходимо было установить между ними прочные связи. С этой целью петербургский «Союз борьбы» решил издавать нелегальную газету под названием «Рабочее Дело». Вопрос о выпуске нелегальной газеты был решен еще за границей, во время поездки туда Владимира Ильича. Материалы для газеты Ленин собирал среди рабочих.

Для первого номера газеты «Рабочее Дело» Лениным были написаны все основные статьи: «К русским рабочим» (передовая), «О чем думают наши министры?», «Ярославская стачка 1891 года» и другие. Передовая статья газеты разъясняла исторические задачи рабочего класса России и как первоочередную из них выдвигала задачу завоевания политической свободы. Весь первый номер газеты был отредактирован Ильичом. Одновременно он редактировал корреспонденции о рабочем движении в России для непериодического сборника «Работник», издание которого подготовлялось за границей под редакцией группы «Освобождение труда».

В связи со смертью Ф. Энгельса Ленин написал для сборника статью-некролог «Фридрих Энгельс», в которой ярко рассказал о его великих заслугах перед международным пролетариатом. После К. Маркса, писал Ленин. Энгельс был самым замечательным ученым и учителем пролетариата во всем цивилизованном мире. В статье дана глубокая и всесторонняя характеристика Ф. Энгельса, подчеркнуто значение его научных трудов, рассказано о беспримерной в истории человечества дружбе двух основоположников научного социализма.

Восьмого декабря 1895 года на заседании руководящей группы «Союза борьбы», состоявшемся на квартире Н. К. Крупской, был обсужден подготовленный к печати первый номер «Рабочего Дела». Это был, по словам Ленина, первый опыт русских социал-демократов 90-х годов в создании нелегальной социал-демократической рабочей газеты. Номер был сделан в двух экземплярах, один из них для окончательного просмотра перед печатью взял А. А. Ванеев, а другой остался у Н. К. Крупской.

Но газета «Рабочее Дело» не увидела света. В ночь с 8 на 9 декабря Ленин и значительная группа его соратников по петербургскому «Союзу борьбы за освобождение рабочего класса» были арестованы «по делу с.-петербургского кружка социал-демократов»; они обвинялись «в государственном преступлении». На квартире А. А. Ванеева полицией были захвачены готовые к печати материалы первого номера газеты. Ленин был отправлен в дом предварительного заключения и помещен в одиночную камеру. В ответ на арест Ленина и его соратников рабочие по собственной инициативе написали листок чисто политического характера. Напечатанный на мимеографе, он был распространен на заводах и фабриках Петербурга.

 

За тюремной решеткой

Находясь в тюрьме, Ленин не прекратил революционной деятельности.

Он сумел очень быстро установить связи е оставшимися на голе товарищами и через них продолжал руководить «Союзом борьбы». Он писал нелегальные брошюры и листовки, которые также пересылал на волю.

В своих письмах Владимир Ильич настаивал на созыве съезда партии. Готовясь к нему, он пишет проект программы партии. Кок известно, съезд состоялся лишь в 1898 году, когда Владимир Ильич был в сибирской ссылке. Но в тюрьме Ленин работал не только над проектом программы, он написал также объяснение к ней. В этих документах он дал марксистский анализ сущности капитализма в России и выдвинул основные задачи классовой борьбы пролетариата. Ленин четко и ясно формулировал необходимость свержения царизма, а затем — господства капиталистов, перехода власти в руки рабочего класса; далее определялась задача уничтожения частной собственности на средства производства и построения социализма.

Свои нелегальные работы Ленин писал лимонным соком или молоком, налитым в маленькие чернильницы, сделанные из хлеба. Чтобы надзиратель не заметил этого, Владимир Ильич, как только слышал щелканье дверной фортки, моментально съедал свою чернильницу. «Сегодня съел шесть чернильниц», — шутливо писал он в одном из своих писем. На воле листки с тайными записями прогревали над огнем или опускали в горячую воду и бесцветные молочные строки делались заметными.

В тюрьме Владимир Ильич, продолжая свои исследования экономического развития страны, начал работать над книгой «Развитие капитализма в России». В одном из писем он сообщил: «У меня есть план, который меня сильно занимает со времени моего ареста и чем дальше, тем сильнее. Я давно уже занимался одним экономическим вопросом (о сбыте товаров обрабатывающей промышленности внутри страны), подобрал некоторую литературу, составил план его обработки, кое-что даже написал, предполагая издать свою работу отдельной книгой, если она превзойдет размеры журнальной статьи».1 Ленин поручает товарищам достать по составленному им списку нужные книги и сообщает пм план своей работы. С помощью родных и товарищей он стал получать из библиотек Петербурга (Академии наук, Университета, Вольного экономического общества и других) необходимую литературу. По-видимому, в тюрьме Ленин написал работу «Очерки политической экономии начала XIX века» (до сего времени не разыскана).

В заключении Ленин проявлял постоянную заботу о товарищах, находившихся в тюрьме. В каждом письме на волю он давал поручения — то подыскать «невесту», чтобы она могла приходить к одинокому товарищу, которого никто не навещал, то через родственников передать кому-нибудь на свидании, что в такой-то из книг тюремной библиотеки, на определенной странице для него есть письмо, достать тому-то теплые вещи и т. д. Ленин переписывался и с заключенными товарищами. Переписка велась при посредстве книг тюремной библиотеки, в которых точками отмечались буквы, необходимые для составления слов. Г. М. Кржижановский вспоминал, что получить и прочесть письмо Ленина «было равнозначно приему какого-то особо укрепляющего и бодрящего напитка, это означало — немедленно подбодриться и подтянуться духовно. В этом человеке было такое громадное духовное богатство, такое умение по-хорошему и с нужной стороны воздействовать на настроение нуждающегося в этом другого человека, что уже одни эти качества при всяких условиях, а в тюрьме в особенности, делали его совершенно незаменимым товарищем».2 О бодрости, оптимизме Владимира Ильича, его непоколебимой уверенности в непобедимости революции свидетельствуют строки из письма М. Т. Елизарова А. И. Скляренко осенью 1898 года. Когда во время больших арестов летом 1896 года Ленину на одном из свиданий в тюрьме сказали: «что вся рыба в реке вымерла», в ответ на это «он хотя бы глазом моргнул, даже улыбнулся и говорит: «Ну что же, рыба умерла — икра осталась. Так вот и с людьми»3.

В тюрьме Ленин установил для себя строгий режим, соблюдение которого помогало ему переносить тяготы тюремного заключения. Весь день был заполнен работой, а перед сном он обязательно занимался гимнастикой. «Разомнешься, бывало, — вспоминал позднее Владимир Ильич, — так, что согреешься даже в самые сильные холода, когда камера выстыла вся, и спишь после того куда лучше».4

В начале января 1896 года были арестованы еще некоторые члены «Союза борьбы», в той числе И. В. Бабушкин, а в августе была арестована Н. К. Крупская. Как только Ленин узнал об аресте товарищей, он немедленно установил с ними связь. Оставшимся на свободе он продолжал давать советы и указания в работе.

Несмотря на тяжелые потери, «Союз борьбы» устоял, ибо он уже имел в рабочем движении глубокие корни; передовые рабочие, воспитанные ленинским «Союзом», устанавливали новые связи, создавали новые кружки, расширяли агитационно-пропагандистскую и организационную работу в массах.

Лето 1896 года ознаменовалось крупнейшими стачками в Петербурге, перекинувшимися затем в Москву. Петербургский «Союз борьбы» развертывает широкую агитационную работу. Только в течение одного месяца он издал 13 листовок. Стачки 1896 года, писал впоследствии Ленин, «...открыли эру неуклонно поднимавшегося затем рабочего движения, — этого самого могучего фактора всей нашей революции».5 «С 1895 — 1896 года, со времени знаменитых петербургских стачек, начинается массовое рабочее движение с участием социал-демократии»6, - отмечал Ленин. Пролетариат Петербурга в конце XIX и начале XX столетия шел во главе рабочего движения России.

В. И. Ленин, как никто другой, понял, какие гигантские силы таятся в пробудившемся массовом рабочем движении России и какие объективные предпосылки существовали для победы социалистической революции в нашей стране. Исключительное значение он придавал высокой степени концентрации рабочего класса России на крупных предприятиях и в крупных промышленных районах. Он отмечал, что российский пролетариат «воспитан десятилетиями очень молодой, но все же современной крупной машинной промышленностью».7

Петербургский период был чрезвычайно важным в жизни и деятельности Ленина. В Петербурге он установил тесную связь с рабочими, сблизился с его лучшими, передовыми представителями.

Решающую роль в формировании Владимира Ильича как вождя революционного пролетариата России сыграла его деятельность в Петербурге, особенно его работа в «Союзе борьбы за освобождение рабочего класса». Ленин выступил как активнейший руководитель великого процесса соединения марксизма с массовым рабочим движением в России. Под руководством Ленина русские социал-демократы перешли от кружковой пропаганды к массовой политической агитации.

В тот период перед русскими марксистами в связи с быстрым ростом капитализма и развитием рабочего движения со всей силой встал вопрос о применении марксистской теории к условиям России. Именно Ленин дал теоретическое обоснование путей революционного движения в России, разработал идейные основы марксистской партии.

В Петербурге Ленин создал «Союз борьбы за освобождение рабочего класса» — первый серьезный зачаток революционной марксистской партии, опирающейся на массовое рабочее движение.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 15.

2 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 20.

3 «Красный Архив», 1934, № 1 (62), стр. 116.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 72.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 16, стр. 95.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 25, стр. 90.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 14, стр. 5.

 


 

Глава третья

В СИБИРСКОЙ ССЫЛКЕ

Без революционной теории не может быть и революционного движения.

В.И. Ленин

Более 14 месяцев Ленин пробыл в тюремном заключении. 13 февраля 1897 года ему был объявлен приговор о высылке в Восточную Сибирь под гласный надзор полиции сроком на три года. На другой день он был выпущен из тюрьмы.

Владимиру Ильичу, как и всем освобожденным его товарищам, было разрешено пробыть до отправки в ссылку три дня в Петербурге, в семье. Ленин использовал это время для революционной работы, для проведения собраний социал-демократов. На этих собраниях во время обсуждения организационных и тактических вопросов «обнаружилось резкое разногласие и разгорелась горячая полемика» между «старыми» членами «Союза» (Ленин, Кржижановский, Старков, Ванеев и другие) и некоторыми «молодыми» его членами.

Разногласия возникли по основному вопросу — о задачах социал-демократии в России. «Старики» отстаивали революционный характер социал-демократии, как политической руководящей организации рабочего класса, «молодые» же выражали тред-юнионистские взгляды, отрицали политические задачи социал-демократии. Борьбу за политическую свободу и социализм «молодые» по сути дела стремились подменить экономической борьбой, а политическую деятельность предоставить либеральной буржуазии. Таким образом, они крайне суживали задачи пролетариата России, толкали его на путь тред-юнионизма. Взгляды «молодых» явились зародышем оппортунистического направления в русском рабочем движении, которое несколько позднее, под именем «экономизма», получило довольно широкое распространение и мешало воспитанию рабочих в революционном духе.

В противовес тред-юнионистским тенденциям революционные социал-демократы во главе с Лениным настаивали на том, что необходимо прежде всего упрочить «Союз борьбы», умножить его связи с передовыми рабочими, наладить руководство деятельностью рабочих кружков, рабочих касс, кружков для пропаганды среди учащейся молодежи и т. и. Разногласия между «стариками» и «молодыми» показали, что в русской социал-демократии возникли два направления — революционное и оппортунистическое, между которыми впоследствии на протяжении многих лет шла острая принципиальная борьба.

 

Отъезд в ссылку. В селе Шушенском

17 февраля 1897 года Ленин из Петербурга выехал в сибирскую ссылку. Марии Александровне удалось выхлопотать для сына разрешение ехать в Сибирь на свой счет, а не по этапу. Это было большим облегчением, избавлявшим Владимира Ильича от кочевок по пересыльным тюрьмам. По дороге в ссылку он заехал на несколько дней к матери в Москву. Даже эти дни он использовал для работы в читальном зале Румянцевского музея, где собирал материалы о развитии капитализма в России.

22 февраля В. И. Ленин выехал из Москвы. Путь в Сибирь был тогда долог. 2 марта Владимир Ильич послал со станции Обь письмо матери, в котором писал: «Окрестности Западно-Сибирской дороги, которую я только что проехал всю (1300 верст от Челябинска до Кривощекова, трое суток), поразительно однообразны: голая и глухая степь. Ни жилья, ни городов, очень редки деревни, изредка лес, а то все степь. Снег и небо — и так в течение всех трех дней»1.

Лишь 4 марта Ленин прибыл в Красноярск. Там, в ожидании назначения места ссылки, а затем открытия навигации, чтобы на пароходе добраться до пункта поселения, он жил в доме К. Г. Поповой, известном в городе как пристанище политических ссыльных. Его хозяйка была человеком большой души, настоящим другом ссыльных, к которым она относилась очень заботливо. В ее доме всегда было людно; здесь Ленин встречался и беседовал с местными и ссыльными социал-демократами. с польскими революционерами, с народовольцами, познакомился с ссыльными В. А. Букшнисом, П. А. Красиковым и другими.

По рекомендации местного врача В. М. Крутовского Ленин познакомился также с красноярским купцом Г. В. Юдиным, владельцем большой, редкой по тем временам библиотеки, насчитывавшей свыше ста тысяч книг. Каждый день с утра Владимир Ильич ходил в юдинскую библиотеку, расположенную в двух верстах от города, и работал в ней до вечера. Посещал Ленин и городскую библиотеку. Так и в ссылке он продолжал работать, пользуясь каждой предоставившейся возможностью.

24 апреля Ленин получил уведомление об отправке его в село Шушенское Минусинского округа Енисейской губернии. В этом селе в 30 — 50-х годах XIX века жили ссыльные декабристы, а в 60-х отбывал ссылку видный деятель русского освободительного движения М. В. Буташевич-Петрашевский.

30 апреля Ленин вместе с Г. М. Кржижановским и В. В. Старковым, которые, как и он, были осуждены на три года сибирской ссылки и направлялись в село Тесинское, на пароходе отбыл из Красноярска. В течение недели они добирались до Минусинска, откуда потом на лошадях Ленин был отправлен в назначенное ему село. Минусинский окружной исправник незамедлительно рапортовал енисейскому губернатору о том, что надзор за Ульяновым «учрежден и он сегодня отправлен для водворения в с. Шушенское».

Вечером 8 мая Владимир Ильич прибыл на место назначения. Его поселили в избе крестьянина Зырянова. В небольшой комнате, занимаемой Лениным, поставили деревянную кровать, стол и четыре стула. Владимиру Ильичу, как ссыльному, было установлено пособие в размере 8 рублей в месяц, на которые он главным образом и жил в ссылке. Скромный и невзыскательный в жизни, он умел довольствоваться малым, в какие бы условия ни ставили его обстоятельства.

В то время Шушенское было глухим местом.2 От железной дороги оно находилось на расстоянии более 600 верст. Почта из Центральной России приходила на 13 — 14 день. Галет в село никто не выписывал, и Владимир Ильич более месяца не видел их; лишь в середине июня он стал получать «Русские Ведомости». «Читаю их с жадностью, понятной лишь как реакция против долгого неимения галет», — писал он родным. В одном из писем Ленин так описывал Шушенское: «Село большое, в несколько улиц, довольно грязных, пыльных — все как быть следует. Стоит в степи — садов и вообще растительности нет».

Нелегко было Ленину переносить ссылку, особенно тяжело — ощущать свою оторванность от непосредственной работы в пролетарских массах. Первое время Ленин даже не брал в руки карт Европейской России и Европы. «Такая, бывало, горечь возьмет, когда развернешь эти карты и начнешь рассматривать на них разные черные точки. Ну, а теперь ничего, обтерпелся и разглядываю карты более спокойно»3 — писал он сестре.

Но, как ни тяжела была ссылка, как ни горько приходилось порой, Ленин был полон неиссякаемого оптимизма. Его характеру вообще не было свойственно уныние, а тем более — отчаяние. Ссылка не повлияла и на его исключительную работоспособность. Он завел обширную переписку с ссыльными социал-демократами, разбросанными по разным углам Севера и Сибири. Переписывался с находившимися в Верхоленске Н. Е. Федосеевым, в Туруханске — Ю. О. Мартовым, в Вятской губернии — А. Н. Потресовым, в Архангельской губернии — А. Л. Малченко, М. Г. Григорьевым, в Астрахани — Л. М. Книпович и со многими ссыльными Минусинского округа. Глубоко изучая в это время историю философии, Владимир Ильич вел большую переписку по философским вопросам с Ф. В. Ленгником, также находившимся в ссылке. К сожалению, эта переписка не найдена. По свидетельству Ленгника, в ней Ленин резко выступал против идеализма, противопоставляя ему материалистическую философию Маркса и Энгельса. О своих философских знаниях Владимир Ильич говорил тогда с присущей ему скромностью: «...очень хорошо сознаю свою философскую необразованность и не намерен писать на эти темы, пока не подучусь. Теперь именно этим и занимаюсь, начавшие Гольбаха и Гельвеция и собираясь перейти к Канту. Главнейшие сочинения главнейших классиков философии я достал»4. Изучал он в то время и философские работы Гегеля. По его инициативе между ссыльными был организован обмен литературой.

В. И. Ленин установил связи с центрами рабочего движения в России — Петербургом и Москвой, с единомышленниками в Нижнем Новгороде, Воронеже и других городах, через А. И. Ульянову-Елизарову наладил сношения с группой «Освобождение труда».

Главной заботой Ленина, которая проходит красной нитью через всю его переписку и с заграницей и с социал-демократами в России, была забота о том, как объединить все разрозненные организации, как создать марксистскую партию, как сделать ее подлинным руководителем рабочих масс.

Регулярной и частой была переписка Ленина с родными, особенно с матерью. Его письма к ней были проникнуты нежной любовью и вниманием. Он всеми силами старался успокоить ее и подбодрить. «Дорогая мамочка», — так неизменно обращался к ней Владимир Ильич. Он тревожился о ее здоровье и просил не беспокоиться о нем, подробно писал ей о своей жизни, делился мыслями и планами. Мать Ленина была близким идейным другом своих детей, она понимала их революционные стремления, старалась облегчить их положение, когда они находились в тюрьмах и ссылках. Она не сетовала на то, что ей приходилось жить в постоянной тревоге за их судьбу. Эта необыкновенная женщина стойко переносила все испытания. Добиваясь свиданий с детьми, она терпеливо ожидала своей очереди в приемных полицейских начальников, подолгу ходила около тюрьмы в надежде увидеть в каком-нибудь из окон дорогое лицо. В одно из ее многочисленных посещений департамента полиции директор его цинично бросил ей в лицо:

 — Можете гордиться своими детками — одного повесили и о другом также плачет веревка.

Полная достоинства мать Ленина ответила:

 — Да, я горжусь своими детьми!

Вся семья Ульяновых помогала Владимиру Ильичу в работе. С помощью родных и находившихся на воле товарищей он получал необходимую литературу. Они посылали ему статистические сборники, каталоги, книги по политической экономии и философии. В ссылке Ленин продолжал изучать произведения Маркса и Энгельса. Так, в одном из писем старшей сестре он просит прислать изданные на французском языке книги: «Нищета философии» и «К критике гегелевской философии права» К. Маркса, отдельно изданные главы из «Анти-Дюринга» Ф. Энгельса. Владимир Ильич внимательно следил за всей выходившей в свет марксистской иностранной литературой, за русской и иностранной прессой. Он с интересом читает в немецкой газете отчет о Штутгартском съезде германской социал-демократии, просит родных прислать ему стенографические отчеты о прениях в парламентах, литературу по экономике сельского хозяйства в странах Западной Европы и по истории форм промышленности.

В. И. Ленин выписывал много журналов и газет, в том числе: «Русское Богатство», «Вестник Финансов», «Новое Слово», «Научное Обозрение», «Нива» и другие, а также немецкие журналы — «Архив Социального Законодательства и Статистики», «Социальная Практика», «Новое Время». Все это давало Ленину возможность быть в курсе событий, следить за рабочим движением, за экономическим развитием России и Западной Европы.

В ссылке Ленин продолжал исследование аграрных отношений в России, которым он занимался еще в Поволжье. Теперь он глубоко и всесторонне изучал сибирскую деревню. «Он жаднющими глазами вглядывался в жизнь, страстно любил он жизнь — с крестьянами толковал, дела их вел, наблюдал, деревню изучал», — отмечала Надежда Константиновна. В этом ему помогало и близкое общение с крестьянами села Шушенского, которые относились к Владимиру Ильичу с большим уважением, обращались к нему за помощью. Как политический ссыльный, Ленин не имел права заниматься юридической практикой, но неофициально он давал крестьянам советы, помогал им защищаться от произвола местных властей и богатеев.

Однажды к нему за советом обратился рабочий с золотых приисков, которого хозяин прогнал, не заплатив за работу. Ленин помог рабочему выиграть судебное дело против золотопромышленника. После этого популярность Владимира Ильича среди местных жителей еще более возросла. К нему стали обращаться за помощью не только жители Шушенского, но и крестьяне прилегающей округи. Часто достаточно было угрозы обижаемого, что он пожалуется Ульянову, как обидчик уступал.

Через двадцать пять лет Владимир Ильич вспоминал:

«...когда я был в Сибири в ссылке, мне приходилось быть адвокатом. Был адвокатом подпольным, потому что я был административно-ссыльным и это запрещалось, но так как других не было, то ко мне народ шел и рассказывал о некоторых делах».5

Б Шушенском, кроме Ленина, были еще двое ссыльных — И. Л. Проминский, рабочий-поляк, участник польского социал-демократического движения и путиловский рабочий-финн О. А. Энгберг, сосланный за участие в забастовке. Проминский жил вместе со своей многочисленной семьей: у него было тогда пятеро детей. Ленин близко подружился с товарищами по ссылке. При каждой возможности старался чем-нибудь порадовать ребятишек Проминского и домой писал, чтобы прислали все сохранившиеся детские книжки с картинками. Энгбергу Владимир Ильич помогал изучать основы марксизма. В память о совместном пребывании в ссылке Ленин подарил каждому из товарищей свою фотографию с надписью.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 23.

2 Ныне Шушенское — крупный районный центр Красноярского края, в 78 километрах от железной дороги, с которым имеется регулярное автобусное и воздушное сообщение. В 1938 году там открыт Дом-музей В. И. Ленина. По постановлению Советского правительства разработан генеральный план реконструкции Шушенского. По этому плану дома, в которых жил Владимир Ильич, и близлежащая к ним часть села превращены в заповедник. Эта часть Шушенского, ставшая мемориальной зоной, ныне восстановлена в том виде, в каком она была в конце прошлого века.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 107.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 46, стр. 31.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 102.

 

Приезд Н. К. Крупской в Шушенское

По делу «Союза борьбы» была приговорена к трем годам ссылки и  Крупская. Ее назначили в Уфимскую губернию. Но Надежда Константиновна стала хлопотать, чтобы ее, как невесту В. И. Ульянова, направили в село Шушенское. Владимир Ильич также обратился к директору департамента полиции с просьбой разрешить его невесте переезд в Шушенское. Разрешение было получено. С нетерпением ожидал Владимир Ильич приезда Надежды Константиновны. Еще в Петербурге, когда она была в тюрьме, он в одном из «химических» писем признался ей в любви. А потом, уже из Шушенского, написал, что просит приехать к нему и стать его женой. Глубоко и нежно любила Надежда Константиновна Владимира Ильича, а на письмо его полушутливо ответила: «Ну что ж, женой, так женой». Не раз потом вспоминал этот ответ Владимир Ильич.

Надежда Константиновна приехала в Шушенское в начале мая 1898 года вместе с матерью — Елизаветой Васильевной. Вечерело. В избу Зырянова набралось много народа, всем хотелось посмотреть на приехавших. Шушенские девушки дивились на тоненькую, стройную невесту Владимира Ильича, на ее пушистую длинную косу — такой в селе ни у кого не было.

Полицейскими властями Надежде Константиновне было поставлено трагикомическое, по выражению Ленина, условие: если она немедленно не вступит в брак, то ее отправят в Уфу. Свадьба Ленина с Крупской состоялась только 10 июля. От Зырянова перешли жить в дом крестьянки И. А. Петровой. Со временем обзавелись хозяйством — маленьким огородом, во дворе посадили цветы, хмель. Хозяйство вела мать Н. К. Крупской. Дружно и счастливо зажили молодые супруги. Через тридцать лет вспоминала Надежда Константиновна о той поре: «Так живо встает перед глазами то время первобытной цельности и радостности существования. Все какое-то первобытное — природа, щавель, грибы, охота, коньки, тесны», близки» круг товарищей — ездили на праздники... в Минусинск, тесный, тесный круг товарищей — друзей, совместные прогулки, пение, совместное какое-то наивное веселье, дома — мама, домашнее первобытное хозяйство, полунатуральное, наша жизнь — совместная работа, одни и те же переживания, реакции: получили Бернштейна, возмущаемся, негодуем и т. д.»1

От Н. К. Крупской Ленин узнал о состоявшемся в марте 1898 года в Минске 1 съезде РСДРП. Известие о съезде, провозгласившем основание Российской социал-демократической рабочей партии, обрадовало Владимира Ильича, который солидаризировался с основными положениями изданного съездом «Манифеста», придавая ему весьма важное значение, как открытому «публичному заявлению тех целей, к которым должна стремиться наша партия».2 Он, вспоминал И. Н. Лепешинский, «с величайшей гордостью заявил нам, своим ближайшим товарищам по ссылке и единомышленникам, что отныне он член Российской социал-демократической рабочей партии».3

Как уже отмечалось, мысль о созыве общероссийского съезда с целью образования рабочей партии была впервые высказана Лениным. Он направлял все усилия на образование крепкой партии, борющейся под единым знаменем революционной социал-демократии. Еще в письмах из петербургской тюрьмы Владимир Ильич торопил с организацией партии, настаивал всячески на подготовке партийного съезда, там же он работал над программными документами.

Исходя из указаний Ленина, петербургский «Союз борьбы» предпринял практические шаги к созыву съезда. С этой целью летом 1896 года в Полтаву была послана Н. К. Крупская. Там, на совещании с киевскими марксистами, она договорилась о подготовке съезда и издании общей нелегальной газеты. Однако созыву съезда помешали тогда аресты и ссылка в Сибирь Ленина и других руководящих деятелей «Союза борьбы».

Лишь через полтора года представители крупнейших социал-демократических организаций России смогли собраться на съезд.

I съезд РСДРП имел большое историческое значение. Он официально провозгласил образование партии, завершил «период детства и отрочества» русской социал-демократии. Основание Российской социал-демократической рабочей партии знаменовало крупнейший шаг «русского рабочего движения в его слиянии с русским революционным движением».4

Вскоре после I съезда созданный им ЦК партии был арестован: от репрессий царского правительства пострадали также многие местные партийные организации. Марксистские организации снова оказались разъединенными; появились идейные шатания. Таким образом, партия, как единая централизованная организация, фактически еще не была создана.

Жизнь Ленина и Крупской в ссылке была заполнена упорным трудом. Они вместе переводили на русский язык иностранные книги, вместе переписывали работы Владимира Ильича. Надежда Константиновна здесь написала свою первую брошюру «Женщина-работница». Свободное от работы время они проводили в лесу, на реке, в поле. Владимир Ильич любил могучую сибирскую природу, полноводный широкий Енисей. Г. М. Кржижановский отмечал, что «Владимир Ильич был большим поклонником морозного чистого воздуха, быстрой ходьбы, бега на коньках, шахмат и охоты». Ленин много занимался спортом. Физической тренировке организма он придавал большое значение, считая, что революционер, жизнь которого посвящена борьбе и наполнена лишениями и невзгодами, должен быть физически крепким, выносливым, закаленным.

Часто вечерами Надежда Константинова и Владимир Ильич с наслаждением перечитывали произведения Пушкина, Лермонтова и Некрасова. В альбоме Владимира Ильича, взятом им в ссылку, наряду с фотографиями Маркса и Энгельса были фотографии Чернышевского, Писарева, Герцена, а также Э. Золя, которого Ленин ценил не только как писателя, но и как прогрессивного общественного деятеля.

Примечание:

1 Славные большевички. М., 19.58, стр. 35.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 325.

3 П. Лепешинский. Первый съезд партии. М., 1928, стр. 20.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 243.

 

Встречи с товарищами по ссылке

В заполненной постоянным трудом жизни радостным событием были редкие приезды товарищей или поездки к ним. Так, в сентябре 1897 года Ленин на два дня ездил в Минусинск, где познакомился с проживавшими там ссыльными, среди которых были известный народоволец А. В. Тырков, варшавский рабочий М. В. Блажеевский, участник восстания в Польше в 1863 году, видный деятель революционного рабочего движения Ф. Я. Кон и другие. Из Минусинска Ленин заехал в село Тесинское, где жили Г. М. Кржижановский и В. В. Старков: ему было разрешено провести там пять дней. А через месяц Ленин, на этот раз самовольно, без разрешения, опять побывал в Минусинске. В один из приездов он познакомился с Н. М. Мартьяновым, организатором Краеведческого музея, ныне носящего его имя. В жизни ссыльных музей Мартьянова играл большую роль — это было место, куда непременно заглядывал каждый из них. Сам Мартьянов — человек разносторонне образованный, приверженец передовых взглядов, был истинным другом ссыльных революционеров. Ф. Я. Кон писал, что он не знает ни одного ссыльного, который не вспоминал бы о Мартьянове с огромным уважением.

Иногда Владимира Ильича навещали его петербургские товарищи. Бывали у него Г. М. Кржижановский, В. В. Старков, А. А. Ванеев, В. К. Курнатовский, И. Н. Лепешинский, М. А. Сильвин и другие жившие неподалеку ссыльные социал-демократы. Почти через полтора года после приезда в ссылку Ленину удалось выбраться на несколько дней в Красноярск. Он встречался там с политическими ссыльными, участвовал в их собраниях. С удовольствием вспоминал Ленин об этой поездке. «Как ни мало в Красноярске публики, а все-таки после Шуши приятно людей повидать и поразговаривать не об охоте и не о шушенских «новостях»».1

Однажды для выезда из Шушенского воспользовались выдумкой Г. М. Кржижановского, который сообщил, что в Тесинском есть гора, интересная в геологическом отношении, и предложил Ленину написать исправнику о том, что мол хочет исследовать эту гору. Ленин в шутку написал такое заявление и просил отпустить в Тесинское также жену, которая якобы нужна ему для помощи в работе. К веселому удивлению Ленина, исправник не только дал нужное разрешение, но прислал его нарочным, после чего они отправились в Тесинское. Как-то удалось поехать за двадцать верст к В. К. Курнатовскому, служившему на сахарном заводе. С живым интересом осматривал Ленин завод. Условия труда рабочих на заводе были такими скверными, что даже управляющий завода в разговоре с Лениным был вынужден признать это.

Немало было революционеров, которые очень тяжело переносили изгнание. У многих ссылка подорвала здоровье, иные из них погибли. Летом 1898 года в Верхоленске покончил жизнь самоубийством Н. Е. Федосеев. Измученный постоянными преследованиями полиции, а также клеветническими нападками одного из ссыльных, терпя ужасную нужду, которая совершенно лишала его работоспособности, Федосеев не выдержал. Ленин глубоко переживал известие о его гибели. Живя в ссылке, он переписывался с Федосеевым по коренным вопросам марксистского мировоззрения. Все свои рукописи Федосеев завещал Г. М. Кржижановскому, с которым был очень дружен, а Ленину просил передать, что умирает «с полной беззаветной верой в жизнь, а не от разочарования». Смерть Федосеева была большой утратой для русской социал-демократии.

Прошло около года. Ссыльные социал-демократы собирали деньги на памятник Н. Е. Федосееву. Однажды жандармам удалось перехватить квитанцию заказного письма ссыльного Ляховского к Ленину. В письме шла речь о сборе средств на памятник. Воспользовавшись поводом, жандармы нагрянули к Ленину с обыском. Это было 2 мая 1899 года. К счастью для Ленина и Крупской, все обошлось благополучно. В книжном шкафу, в котором хранилась нелегальная переписка, ничего не обнаружили. Ленин предусмотрительно подставил жандармам стул, и они начали обыск с верхних полок шкафа. Утомленные осмотром малопонятных им статистических сборников, жандармы не стали смотреть нижние полки, где лежала переписка, интересовавшая царскую охранку. Если бы жандармы обнаружили эту переписку, — Ленину и Крупской не миновать бы увеличения срока ссылки еще на несколько лет. Только находчивость Ленина спасла их от этой беды.

В сентябре 1899 года русская социал-демократия понесла новую утрату — в селе Ермаковском от туберкулеза умер замечательный революционер А. А. Ванеев; царская тюрьма и ссылка довели его до гибели. Ленин присутствовал на похоронах погибшего товарища и произнес речь над его могилой.

Большое мужество, большую душевную стойкость и физическую силу надо было иметь, чтобы вынести все невзгоды ссылки, вернуться на свое место в революционной битве.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 101.

 

«Задачи русских социал-демократов»

В сибирской глуши в трудных условиях ссылки Ленин развивает огромную теоретическую деятельность.

Рабочий день Владимира Ильича нередко оканчивался поздно ночью. Долго светилось окно его комнаты, приметное среди мрака погруженного в сон села.

Среди работ Владимира Ильича, написанных в ссылке, особое место занимает брошюра «Задачи русских социал-демократов» (1897), один из основных программных документов партии. В предисловиях ко второму и третьему изданиям этой брошюры Ленин подчеркнул, что в ней он подвел «итоги только еще «первому опыту» своей партийной деятельности», что брошюра «дает лишь общий очерк задач социал-демократии», которые последовательно развивались в дальнейшем. Ленин высказал важное положение о том, что между социалистическими и демократическими задачами марксистской партии существует неразрывная связь; их нельзя противопоставлять друг другу. Правильное понимание их связи и соотношения особенно важно в условиях России, где необходимо бороться и против царизма и против капитализма.

Отсюда задача социал-демократов — организовать классовую борьбу пролетариата и руководить ею в обоих этих проявлениях: демократическом (борьба против царского самодержавия и помещиков, установление демократической республики) и социалистическом (борьба против капиталистов за установление диктатуры пролетариата и организация социалистического общества).

В брошюре «Задачи русских социал-демократов» обстоятельно обосновывается передовая роль пролетариата в революционном движении, идея гегемонии, руководящей роли рабочего класса в предстоящей революции в России. Свою роль гегемона рабочий класс осуществляет под руководством марксистской, пролетарской партии, отмечал Ленин. Он подчеркивал, что рабочий класс является до конца последовательно-революционной силой, сплачивающей вокруг себя крестьянские массы, враждебные царизму, что свержение царизма — первый шаг на пути борьбы за социализм. «Только один пролетариат может быть передовым борцом за политическую свободу и за демократические учреждения, ибо, во-1-х, на пролетариате политический гнет отражается всего сильнее... А во-2-х, только пролетариат способен до конца довести демократизацию политического и общественного строя, ибо такая демократизация отдала бы этот строй в руки рабочих».1 Особое внимание Ленин обращал на партийную принципиальность социал-демократов, самостоятельность их позиции. Социал-демократы, говорил он, поддерживают все политически оппозиционные элементы, но эта поддержка не предполагает никаких принципиальных уступок чуждым марксизму программам и теориям.

В этой работе Ленин отмечал огромное значение революционной теории в освободительной борьбе пролетариата. В ней выдвинуто известное положение, ставшее руководящим началом для всех марксистов: «...без революционной теории не может быть и революционного движения».2 В последующих работах Ленин развивает это положение, указывая на исключительную важность революционной теории для пролетарской партии. В революционной теории, учил Ленин, марксисты должны черпать все свои убеждения и применять ее в практической деятельности.

В. И. Ленин призвал разбросанные по всем концам России рабочие кружки и социал-демократические группы создать «единую социал-демократическую рабочую партию».

Брошюра «Задачи русских социал-демократов» впервые была издана в 1898 году в Женеве группой «Освобождение труда». Она была широко распространена не только среди социал-демократов, но также и среди передовых рабочих России. Ее находили при обысках и арестах в Петербурге, Москве, Смоленске, Казани, Орле, Киеве, Вильне, Феодосии, Иркутске, Архангельске, Сормове, Ковно и других городах. Ленинская брошюра сыграла огромную роль в развертывании политической и экономической борьбы рабочего класса, в распространении идей марксизма, в создании пролетарской партии в России.

Непоколебимо отстаивая чистоту революционной теории, Ленин вместе с тем указывал на необходимость ее творческого развития.

«Мы вовсе не смотрим на теорию Маркса, — писал Ленин, — как на нечто законченное и неприкосновенное; мы убеждены, напротив, что она положила только краеугольные камни той науки, которую социалисты должны двигать дальше во всех направлениях, если они не хотят отстать от жизни. Мы думаем, что для русских социалистов особенно необходима самостоятельная разработка теории Маркса, ибо эта теория дает лишь общие руководящие положения, которые применяются в частности к Англии иначе, чем к Франции, к Франции иначе, чем к Германии, к Германии иначе, чем к России»3.

Уже в ранних работах Ленина была осуществлена подлинно творческая разработка теории Маркса. Его произведения стали руководством в борьбе за создание единой социал-демократической партии в России, партии нового типа, партии революционеров.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 2, стр. 454 —455

2 Там же, стр. 102.

3  В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 184

 

«Развитие капитализма в России»

В ссылке Ленин закончил свой классический труд «Развитие капитализма в России», явившийся не только завершением идейного разгрома народничества, но и разгромом «легального марксизма». Вчерне книга (ее первоначальное название — «Процесс образования внутреннего рынка для крупной промышленности») была закончена уже в начале августа 1898 года, после чего Ленин начал ее «отделывать окончательно». В октябре 1898 года Н. К. Крупская писала М. А. Ульяновой, что последнее время Владимир Ильич «но уши ушел в свои рынки и пишет с утра до вечера». В ноябре две первые главы книги были закончены, переписаны Надеждой Константиновной в отдельные тетрадки и посланы родным для передачи в издательство. «Посылаю сегодня на мамино имя две тетрадки «рынков», — писал Ленин старшей сестре. — Это — две первые главы, приблизительно около 1/4 или 1/5 всей работы. Всего глав — восемь, я теперь кончаю подготовлять 3-ью главу, так что в январе, по всей вероятности, все будет закончено, так как Надя переписывает довольно быстро, по мере того, как я пишу»1.

В конце января 1899 года Ленин закончил работу над последними двумя главами книги и над приложениями к ней. Он хотел, чтобы его книга о развитии капитализма в России была понятна не только ученым-специалистам, но прежде всего широким кругам революционной интеллигенции, передовым рабочим. Он знакомил близких ссыльных товарищей с главами своей работы. Мнению единомышленников Ленин придавал большое значение. Всю книгу еще в рукописи прочла Н. К. Крупская. «Я изображаю из себя «беспонятного читателя», — писала она, — и должна судить о ясности изложения «рынков», стараюсь быть как можно «беспонятнее», но особенно придраться ни к чему не могу».2

Издать книгу, находясь в ссылке, было нелегким делом. Помогали родные и товарищи. Ленин пересылал рукопись в Подольск жившей там сестре А. И. Ульяновой-Елизаровой, которая вела авторскую корректуру книги. Корректуру статистических таблиц вел статистик В. А. Ионов, знакомый Владимира Ильича еще по Самаре. Книга издавалась в Петербурге; Анна Ильинична специально ездила туда.

Не сразу был решен вопрос о названии книги. Исключительно скромный и требовательный к себе, Владимир Ильич долго не хотел согласиться назвать свой труд «Развитие капитализма в России», считая, что заглавие надо дать поскромнее, что «это слишком смело, широко и многообещающе. Лучше, по-моему: «К вопросу о развитии капитализма в России»».3 Высказанное ему соображение, что с заголовком «Развитие капитализма в России» книга быстрее разойдется, Ленину тоже не понравилось. «...Отсюда крайне трудно, даже невозможно давать ответы на все мелкие и частные вопросы: их решение необходимо там, на месте. Поэтому я и не придираюсь насчет перемены заглавия, хотя оно мне и не нравится, соображение насчет того, что с широким заглавием лучше «пойдет», тоже не нравится. Заглавие нарочно было выбрано поскромнее. Впрочем, раз в подзаголовке оно сохранено, — это не так важно»4  — писал он матери.

Книга «Развитие капитализма в России. Процесс образования внутреннего рынка для крупной промышленности» вышла в свет в марте 1899 года под псевдонимом: Владимир Ильин. Тираж ее — 2400 экземпляров — был распространен очень быстро.

Издательница книги М. И. Водовозова тогда же отметила необычайный успех книги Владимира Ильича. Она писала: «Я издала ее весной и, несмотря на наступление лета и отлив молодежи из столиц перед пасхой, эта книжка расходится с невероятной быстротой... Успех Ильина объясняется, помимо блестящих литературных и научных данных, еще, главным образом, тем, что он трактует об образовании внутреннего рынка в связи с аграрным вопросом в России и разложением крестьянства... Нельзя читать эту книгу без самого захватывающего интереса». Таково было мнение не только издательницы. В одном перехваченном жандармами в августе 1899 года письме из Москвы говорилось: «От книги Ильина я в полном восторге. Прочел, не отрываясь, и жаль, не успел в другой раз прочесть, — торопился вернуть».

Над книгой «Развитие капитализма в России» Ленин работал свыше трех лет. Это выдающееся произведение явилось непосредственным продолжением «Капитала» Маркса. В нем Ленин, опираясь на глубокое знание жизни, используя сотни книг и многочисленные статистические данные, прослеживает общие закономерности капиталистического способа производства, ярко проявлявшиеся в ходе развития капитализма в России. Ленинская разработка проблемы образования внутреннего рынка значительно обогатила экономическое учение Маркса. Разобрав теоретические ошибки народников по вопросу о внутреннем рынке и развитии капитализма в России, Ленин показал, что проблема внутреннего рынка неразрывно связана с развитием капитализма, что основой образования внутреннего рынка при капиталистическом способе производства является процесс распадения мелких земледельцев на сельскохозяйственных предпринимателей и наемных пролетариев. ««Внутренний рынок» для капитализма создается самим развивающимся капитализмом, который углубляет общественное разделение труда и разлагает непосредственных производителей на капиталистов и рабочих».5

На основании всесторонне изученных, тщательно проверенных и им самим обработанных статистических данных Ленин показал действительную картину экономического развития России, дал марксистский научный анализ процесса расслоения крестьянства. Крестьянин, доказывал он, все более становится подчиненным рынку, зависит от него и в личном потреблении и в своем хозяйстве.

В общественно-экономических отношениях русской деревни Ленин вскрыл наличие всех тех противоречий, которые свойственны всякому товарному хозяйству и всякому капитализму, а именно конкуренция, тенденция к сосредоточению производства в руках меньшинства, переход массы мелких производителей, крестьян, в ряды пролетариата и полупролетариата, эксплуатация их капиталистами и кулачеством. Непрерывное и быстрое расслоение крестьянства («раскрестьянивание») создавало два новых, полярно противоположных типа сельского населения — буржуазию, или кулачество, с одной стороны, и сельский пролетариат, класс наемных рабочих с наделом, с другой. Расслоение крестьянства и создавало внутренний рынок для капитализма.

Рассмотрев внутренний экономический строй крестьянского и помещичьего хозяйства, Ленин показывает изменения, которые происходят в земледельческом производстве, раскрывает процесс постепенного перехода помещиков от барщинного хозяйства к капиталистическому, основанному на широком применении машин и наемного труда.

В книге «Развитие капитализма в России» Ленин дал яркую картину того, каким образом и в каком направлении развивались различные стороны экономики России, в том числе промышленное производство, в чем состояла их связь и взаимозависимость. Пореформенная эпоха, писал он, резко отличается от предыдущих эпох русской истории. Россия сохи и цепа, водяной мельницы и ручного ткацкого станка стала превращаться в Россию плуга и молотилки, паровой мельницы и парового ткацкого станка. В то же время Ленин писал: «Интересно отметить, до какой степени тождественны основные черты этого общего процесса в Западной Европе и в России, несмотря на громадные особенности последней как в экономическом, так и во внеэкономическом отношении».

В. И. Ленин пришел к выводу о возможности двух путей капиталистического аграрного развития России. Первый путь — это медленное превращение старого помещичьего хозяйства, тысячами нитей связанного с крепостным правом, в капиталистическое хозяйство. Второй путь — это революционное разрушение всех остатков крепостничества и прежде всего крупного помещичьего землевладения. Второй путь открывает возможность наиболее быстрого и свободного развития производительных сил на капиталистической основе, создает благоприятные условия для осуществления в дальнейшем рабочим классом его основной задачи — задачи свержения капитализма и социалистического переустройства экономики страны.

Правильное понимание вопроса о судьбах капитализма имело важное значение для теории и практики революционной борьбы. Речь шла о том, какой класс призван и может осуществить коренное переустройство общества, на какую социальную силу должны ориентироваться революционеры, каковы перспективы и условия победы предстоящей революции.

Поставив эти вопросы в центре исследования, Ленин убедительно показал, что в России назревает великая народная революция, во главе которой стоит пролетариат.

В книге «Развитие капитализма в России» дано всестороннее и глубокое экономическое обоснование идеи союза рабочего класса и крестьянства, идеи гегемонии пролетариата в предстоящей революции. Ленин показал, что ряды пролетариата быстро и неуклонно растут как в городе, так и в деревне, — рабочий класс России превращается в громадную политическую силу. В предисловии ко второму изданию книги Ленин, уже на основе опыта первой русской революции, особо подчеркивал руководящую роль рабочего класса, указывая, что «его сила в историческом движении неизмеримо более, чем его доля в общей массе населения».6 Дело не только в возрастающей численности пролетариата, но и в его концентрации на крупных предприятиях и в важных промышленных центрах, а также в его союзе с крестьянством, вместе с которым они составляют большинство населения. Правильность этого важнейшего положения ленинизма была подтверждена всей последующей революционной борьбой пролетариата России, одержавшего всемирно-исторические победы, несмотря на то что его доля в общей массе населения страны была относительно невелика. На основе научного анализа общественно-хозяйственного строя и классового строения России, данного Лениным, была выработана впоследствии стратегия и тактика большевиков в первой русской революции.

Анализ экономического развития России дал возможность Ленину, во-первых, окончательно идейно разгромить народничество, а также и «легальных марксистов», доказать полную несостоятельность взглядов тех и других; во-вторых, экономически обосновать историческую роль рабочего класса как руководящей политической силы общества; в-третьих, обосновать роль крестьянства как союзника пролетариата. Книга Ленина «Развитие капитализма в России» — выдающийся научный труд, каждый вывод которого подтверждается богатым фактическим материалом; она является образцом использования теории для обоснования революционной практики. Огромно общетеоретическое и международное значение книги Ленина. Рассматриваемые в ней принципиальные положения о путях развития капитализма и классовой борьбе являются отправными для народов всех капиталистических и колониальных стран, борющихся за свою свободу и независимость. Ленин углубил марксистский анализ становления и сущности капитализма, осветив, в частности, проблемы развития капитализма в странах при наличии крепостнических пережитков, развития аграрных отношений в условиях капитализма, социальной структуры капиталистического общества.

Политико-экономическое обоснование руководящей роли пролетариата в революции, данное Лениным, наносило удар по международным оппортунистам, утверждавшим, что пролетариат будто бы не может и не должен бороться за власть и социализм, пока он не составляет большинства населения в стране. Ленин не оставил камня на камне от лживых «теорий» оппортунистов.

За три года ссылки Ленин написал свыше тридцати произведений; в них он намечает пути революционной борьбы рабочего класса, разрабатывает программу и тактику партии, развертывает борьбу против «экономистов». Умело обходя царскую цензуру, он использует легальные журналы того времени для пропаганды революционного марксизма.

С начала 1898 года Ленина занимал план издания своих статей отдельной книгой. Это удалось сделать; в октябре 1898 года в Петербурге вышел первый сборник его статей под названием «Экономические этюды и статьи» за подписью Владимир Ильин.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 105.

2 Там же, стр. 401.

3 Там же, стр. 139.

4 Там же, стр. 127.

5  В. И. Ленин. Соч., т. 3, стр. 60.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 3, стр. 13.

 

Против ревизионистских критиков марксизма

С беспокойством за исторические судьбы марксизма Ленин следил за ростом оппортунизма в социал-демократических партиях Западной Европы, попытками оппортунистов выхолостить революционное существо марксизма. Извращенно, вульгарно понимая марксизм, оппортунисты принижали роль партии в рабочем движении, восхваляя тред-юнионизм, сводили на нет значение политической борьбы, принижали также и роль теории. В 1896 — 1898 годах немецкий социал-демократ Э. Бернштейн опубликовал серию статей под общим заголовком «Проблемы социализма», собранных затем в 1899 году в книге «Предпосылки социализма и задачи социал-демократии», где открыто выступил с ревизией основных положений марксизма, стремясь подменить марксизм либерально-реформистским учением. Бернштейн провозгласил оппортунистический лозунг «движение — все, конечная цель — ничто». Тем самым он проповедовал отказ от революционной борьбы рабочего класса, от диктатуры пролетариата. Тогда же французский «социалист» Мильеран показал на деле, к чему приводят ревизионистское и реформистские отступления от марксизма. Он опозорил себя тем, что вошел в реакционное буржуазное правительство вместе с кровавым палачом Парижской коммуны генералом Галифе. Бернштейн приветствовал поведение Мильерана. Прикрываясь псевдосоциалистической фразеологией, ревизионисты вели борьбу против марксизма, против учения о пролетарской революции, диктатуре пролетариата и победе социализма.

В. И. Ленин был глубоко возмущен появлением книги Бернштейна и выступлениями в печати его единомышленников. Уже тогда ему было ясно, что с ревизионистами «необходима будет серьезная война». С большим удовлетворением читал он «Очерки по истории материализма» Г. В. Плеханова и его статьи против ревизионизма Бернштейна, напечатанные в журнале германской социал-демократии «Die Neue Zeit». Ленин был решительным противником неокантианства, возрождавшего наиболее реакционные, идеалистические положения философии Канта. Бернштейн же выступал с защитой неокантианских взглядов, призывал вслед за буржуазными профессорами: «назад к Канту».

Получив книгу Каутского против Бернштейна «Бернштейн и социал-демократическая программа. Антикритика», Ленин и Крупская в течение двух недель перевели ее на русский язык. Этот рукописный перевод потом ходил по рукам, его читали ссыльные социал-демократы не только в Минусинском округе, но и в других местах.

В конце августа 1899 года М. И. Ульянова послала брату в ссылку книгу Бернштейна. Буквально тотчас же Ленин принялся за чтение книги и на другой день писал матери, что они с Надеждой Константиновной прочли уже больше половины книги «и содержание ее все больше нас поражает. Теоретически — невероятно слабо; повторение чужих мыслей. Фразы о критике, и нет даже попытки серьезной и самостоятельной критики. Практически — оппортунизм (фабианизм, вернее: оригинал массы утверждений и идей Бернштейна находится у Webb’oB в их последних книгах), безграничный оппортунизм и поссибилизм, и притом все же трусливый оппортунизм, ибо программы Бернштейн прямо трогать не хочет. Вряд ли можно сомневаться в его фиаско. Указания Бернштейна на солидарность с ним многих русских... совсем возмутили нас»1.

В. И. Ленин резко критиковал и русских извратителей марксизма, выступавших так же, как и Бернштейн, против революционного содержания теории научного коммунизма. Он показал, «какую безграничную путаницу мысли, какое отсутствие всякого намека на самостоятельные воззрения, какой решительный шаг назад против взглядов русской социал-демократии представляет из себя «наша» бернштейниада»2. Ленин считал, что революционные социал-демократы должны вести непримиримую борьбу против ревизии марксизма, непоколебимо защищать чистоту революционной теории.

Решительно выступил Ленин и против попыток ревизии учения Маркса со стороны «легальных марксистов», превозносивших Бернштейна за его борьбу против марксизма, оценивая ее как «огромную заслугу». Владимир Ильич вскрыл полнейшую несостоятельность «критицизма», которым занимались русские последователи Бернштейна. Весной 1899 года он писал: «...вся эта «новая критическая струя» в марксизме, которой увлекаются Струве и Булгаков.., мне кажется крайне подозрительной: громкие фразы о «критике» против «догмы» и проч. — и ровно никаких положительных результатов критики».3 О том, как возмущен был Владимир Ильич выступлениями хулителей марксизма, можно судить по его гневным замечаниям: «Булгаков... меня просто взбесил», «Насчет «сногсшибательных открытий» русских учеников и их неокантианства я прихожу все в большее и большее возмущение. Прочел статью Туган-Барановского... Черт знает что за глупый и претенциозный вздор!»4

В. И. Ленина тревожил важнейший в то время политический вопрос — по какому пути пойдет молодое русское рабочее движение. Либо, вдохновляемое социалистической идеологией, оно пойдет но пути смелой, последовательной революционной борьбы против царизма и капитализма, за диктатуру пролетариата, либо скатится на путь реформизма, подчинения буржуазной идеологии, приспособления к царизму и капитализму. Все свои силы Ленин сосредоточил на том, чтобы внести в рабочее движение социалистическое сознание, направить его развитие по единственно верному, революционному, пути.

Уже в первых проявлениях «экономизма» Ленин угадал стремление российских бернштейнианцев повернуть рабочий класс на путь соглашательства с буржуазией. Только ленинская прозорливость могла так безошибочно определить буржуазно-реформистскую сущность «экономизма» в то время, когда он еще только начал складываться.

Как глубоко был прав Ленин в своем предвидении, показала жизнь, вся история борьбы за социализм. Идейные враги марксизма, русского революционного движения в 90-х годах прошлого века, все больше погрязая в болоте оппортунизма, оказались потом в стане ярых врагов Советской власти. Так, один из лидеров «экономистов, Кускова стала злобным врагом рабочего класса и СССР, а бывший «легальный марксист» Булгаков, о котором Ленин еще в 1899 г. писал: «Посмотрим, как он кончит», в 1918 году стал белоэмигрантским священником.

Находясь в ссылке в Шушенском, Ленин получил из Петербурга от А. И. Ульяновой-Елизаровой документ «экономистов» — так называемое «Кредо» (символ веры), — написанный Кусковой. Владимир Ильич немедленно выступил с развернутой критикой этой программы российского бернштейнианства, этой «квинтэссенции социал-демократического оппортунизма». Ленин пишет резкий обличительный «Протест российских социал-демократов», направленный против «Кредо», и призывает русских социал-демократов объявить решительную войну всему кругу оппортунистических идей «экономистов», выступивших с ревизией коренных положений марксизма и отвергавших необходимость создания в России марксистской революционной пролетарской партии. Ленин показал, что бернштейнианство «означает попытку сузить теорию марксизма, попытку превратить революционную рабочую партию в реформаторскую»5 и призвал решительно выступить против перенесения этих оппортунистических идей в Россию.

Для обсуждения «Протеста» Ленин летом 1899 года организует совещание ссыльных социал-демократов, которое состоялось в селе Ермаковском. Собрались ссыльные со всего Минусинского округа: проживавшие в Ермаковском — А. А. Ванеев, Д. В. Ванеева, М. А. Сильвин. В. К. Курнатовский, П. Н. Лепешинский и О. Б. Лепешинская, Н. Н. Панин; из Шушенского приехали В. И. Ленин, Н. К. Крупская и О. А. Энгберг; из Минусинска — В. В. Старков, А. М. Старкова, Г. М. Кржижановский, 3. П. Кржижановская; из села Тесинского — А. С. Шаповалов, Ф. В. Ленгник и Е. В. Барамзин.

Владимир Ильич был избран председателем совещания. После горячих прений все единодушно поддержали ленинский «Протест российских социал-демократов» и подписали его. После обсуждения и принятия «Протеста» Ленин считал его коллективным документом, протестом 17 ссыльных социал-демократов. В нем отмечалось, что программа «экономистов» сводится к тому, чтобы рабочий класс России ограничился экономической борьбой, а «либерально-оппозиционные элементы») боролись при «участии» марксистов за «правовые формы». Ленин гневно писал, что «осуществление подобной программы было бы равносильно политическому самоубийству русской социал-демократии».

«Протест» категорически выступал против воззрений «экономистов». Он предостерегал всех марксистов от грозившего совращения русской социал-демократии с намеченного уже ею пути — образования самостоятельной политической рабочей партии. неотделимой от классовой борьбы пролетариата и ставящей своей ближайшей задачей завоевание политической свободы.

Указывая, что знаменем рабочих может быть лишь теории революционного марксизма, «Протест» определял задачи российских социал-демократов. В нем подчеркивалось великое значение пролетарской партии в борьбе за освобождение трудящихся. «Только самостоятельная рабочая партия может быть твердым оплотом в борьбе с самодержавием, и только в союзе с такой партией, в поддержке ее могут активно проявить себя все остальные борцы за политическую свободу».6

Таким образом, Ленин дал решительный бой проявлению бернштейнианства на русской почве и нанес удар западноевропейскому оппортунизму, который начал разъедать социал-демократические партии в Германии. Франции и других странах.

Совещание решило разослать «Протест» по колониям политических ссыльных, чтобы собрать под ним возможно больше подписей, а для опубликования направить его Г. В. Плеханову за границу. Организацию этого дела Ленин взял на себя. Вскоре колонии ссыльных в Туруханске и Орлове Вятской губ. (В. В. Воровский. Н. Э. Бауман и др.) присоединились к «Протесту». Пересланный Лениным группе «Освобождение труда» «Протест» был напечатан в направленном против «экономизма» сборнике Г. В. Плеханова ««Vademecum»7 для редакции «Рабочего Дела»». «Протест российских социал-демократов» имел огромное значение в развертывании борьбы против «экономистов». Он способствовал развитию марксистской мысли и подготовке революционной рабочей партии в России.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 176.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 265.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 46, стр. 24.

4  Там же, стр. 29.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 170.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 175 — 170.

7 «Vademecum» — «Путеводитель».

 

План создания марксистской партии

Центральное место в трудах Ленина того времени занимала идея создания единой марксистской партии в России. Он возобновил работу над проектом программы партии, начатую еще в петербургской тюрьме. В ленинском проекте программы партии дан анализ развития капитализма в России, выдвинуты основные цели и задачи классовой борьбы пролетариата. Ленин формулирует конечную цель пролетариата — завоевание политической власти, уничтожение частной собственности на средства производства и создание социалистического общества. «Проект программы» содержит также и практические требования социал-демократии: общегосударственные, требования рабочего класса и требования крестьянства. В нем определены принципы аграрной программы русских марксистов и ближайшая задача пролетарской классовой борьбы — свержение царского самодержавия.

В 1897 году Ленин написал статью «От какого наследства мы отказываемся?», в которой высказал отношение пролетарской партии к революционным традициям своей страны. Убедительно и страстно Ленин опроверг распространявшиеся либерально-народнической прессой измышления о том, что марксисты будто бы «отрекаются от «наследства», порывают с лучшими традициями лучшей части русского общества и т. п.». Сопоставляя взгляды русских просветителей 60-х годов, народников и социал-демократов, Ленин доказал, что именно марксисты «гораздо более последовательные, гораздо более верные хранители наследства, чем народники». В отличие от народников, идеология которых естественно вела к историческому пессимизму, к бесперспективности, для революционных демократов-просветителей были характерны исторический оптимизм, вера в светлое будущее нашей страны. Революционным демократам-просветителям были свойственны безусловная враждебность ко всем проявлениям крепостничества в общественной жизни России, горячая защита прогрессивного развития страны, беззаветная борьба за интересы трудового народа. Все это полностью восприняли русские марксисты.

В марксистской партии Ленин видел законного наследника всех прогрессивных завоеваний и революционно-демократических традиций народов России. Но, разумеется, отмечал Ленин, русские марксисты хранят наследство не так, как архивариусы хранят старые бумаги. Хранить наследство вовсе не значит ограничиваться полученным наследством; необходимо идти дальше, на базе марксизма самостоятельно определять пути и средства революционной борьбы трудящихся классов за свое освобождение.

В ссылке у Ленина зародился организационный план создания марксистской партии, который он осветил в статьях «Наша программа», «Наша ближайшая задача», «Насущный вопрос», предназначенных для «Рабочей Газеты». Осенью 1899 года Ленин принял предложение о редактировании «Рабочей Газеты», а затем о сотрудничестве в ней. I съездом РСДРП газета была признана официальным органом партии, но вскоре полиция разгромила газету. В 1899 году была предпринята попытка возобновить ее издание. Но она окончилась неудачей, и поэтому статьи Ленина остались ненапечатанными; впервые они были опубликованы лишь в 1925 году.

Разоблачая Бернштейна и его последователей, проповедовавших теорию уступчивости к злейшим врагам пролетариата, к правительствам и партиям буржуазии, Ленин в статье «Наша программа» заявлял: «Мы стоим всецело на почве теории Маркса: она впервые превратила социализм из утопии в науку, установила твердые основания этой науки и наметила путь, но которому должно идти, развивая дальше эту науку».1 Только теория Маркса, подчеркивал Ленин, намечает верный путь и задачу революционной социалистической партии — организацию классовой борьбы пролетариата и руководство этой борьбой, конечной целью которой является завоевание политической власти пролетариатом и построение социалистического общества.

В. И. Ленин выступил как организатор революционной марксистской партии, в создании которой пришлось идти новыми, самостоятельными путями. Он первым из марксистов поставил вопрос о партии рабочего класса как партии нового типа.

Вся предшествующая борьба Ленина против народничества, «легального марксизма», против бернштейнианства и «экономизма», как его разновидности, была необходимым условием решения поставленной им исторической задачи — создания в России революционной марксистской партии. Ленин мыслил эту партию только как партию нового типа, в корне отличную от западноевропейских партий, терпящих в своих рядах оппортунистов и реформистов. Партия, за создание которой неустанно боролся Ленин, должна была быть непримиримой к любым проявлениям оппортунизма, ревизионизма и соглашательства. Партии старого типа — западноевропейские социалистические партии — складывались и развивались в условиях легальности и парламентской борьбы. Они постепенно теряли революционный характер, не готовили рабочий класс к революционным боям за свержение господства буржуазии и установление диктатуры пролетариата, скатывались на позиции оппортунизма, на путь соглашательства с буржуазией. Не отвечал ленинским принципам строительства пролетарской партии и тип организации русских революционных народников 70-х годов. Они были оторваны от масс, опирались на ошибочную теорию и применяли заговорщически-террористические методы борьбы. Это наносило большой вред революционному движению. Оба эти типа организации не могли служить образцом для создаваемой в России революционной партии рабочею класса.

В статье «Наша ближайшая задача» Ленин писал: «История социализма и демократии в Западной Европе, история русского революционного движения, опыт нашего рабочего движения, — таков тот материал, которым мы должны овладеть, чтобы выработать целесообразную организацию и тактику нашей партии. «Обработка» этого материала должна быть однако самостоятельная, ибо готовых образцов нам искать негде...»2 Луже в произведениях Ленина 90-х годов XIX века были сформулированы важнейшие принципы пролетарской партии нового типа.

Насущным вопросом, «больным пунктом» российского социал-демократического движения Ленин считал его недостаточную организованность. В статье «Насущный вопрос» он подчеркивал настоятельную необходимость улучшения революционной организации и дисциплины, усовершенствования конспиративной техники: «За демократию и социализм, — указывал Ленин, — стоят все здоровые и развивающиеся слои всего народа, по. чтобы вести систематическую борьбу против правительства, мы должны довести революционную организацию, дисциплину и конспиративную технику до высшей степени совершенства».3 Надо было связать воедино многочисленные, рассеянные по всей стране марксистские кружки и организации, ликвидировать кустарничество, создать марксистскую партию, являющуюся политическим вождем и руководителем рабочего класса.

Но для осуществления этого, писал Ленин, «мы должны поставить своей ближайшей целью — организацию правильно выходящего и тесно связанного со всеми местными группами органа партии».4 Без такого печатного органа невозможна широкая организация рабочего движения, ибо только общий орган партии, последовательно проводящий принципы политической борьбы и высоко держащий знамя демократизма, привлечет на свою сторону все боевые демократические элементы и использует все прогрессивные силы России в борьбе за политическую свободу. По мнению Ленина, именно общерусская нелегальная политическая газета могла в тех условиях явиться важнейшим средством идейного и организационного сплочения социал-демократов. Такую газету выпускать в России было невозможно из-за полицейских преследований, и Ленин решил издавать ее за границей.

В конце ссылки все помыслы Ленина были сосредоточены на том. как осуществить план создания революционной пролетарской партии. «Бессонными ночами. — вспоминала Н. К. Крупская, — обдумывал он свой план во всех деталях, обсуждал его с Кржижановским, со мной, списывался о нем с Мартовым и Потресовым, сговаривался с ними о поездке за границу».5 «Очень памятна мне, — писал Г. М. Кржижановский. — одна из последних моих прогулок с Владимиром Ильичем по берегу широкого Енисея. Была морозная лунная ночь, и перед нами искрился бесконечный саван сибирских снегов. Владимир Ильич вдохновенно рассказывал мне о своих планах и предположениях по возвращении в Россию».6

Владимир Ильич с нетерпением ожидал окончания ссылки, беспокоился, как бы царские власти не продлили срок, что нередко тогда случалось. И в письмах эта тревога: «Только бы не прибавили срока — величайшее несчастье, постигающее нередко ссыльных в Восточной Сибири. Мечтаю о Пскове». Владимир Ильич нервничал, стал плохо спать, сильно похудел. Его охватывала тоска по активной работе.

К счастью, опасения Ленина не подтвердились, срок ссылки не увеличили. В начале января 1900 года департамент полиции послал Ленину извещение, что министр внутренних дел воспретил ему после окончания ссылки проживать в столичных и университетских городах и крупных рабочих центрах. Чтобы быть ближе к Петербургу, Ленин решил поселиться в Пскове.

Наступил долгожданный день. Утром 29 января 1900 года Владимир Ильич с семьей оставляет село Шушенское. Около снаряженных в дальний путь саней собрались друзья — крестьяне и ссыльные. У многих на глазах были слезы. О. А. Энгберг, прощаясь, подарил Надежде Константиновне — своей учительнице — самодельную брошку, в виде книги, с надписью «Карл Маркс». Среди взрослых взволнованно суетился сынишка латыша-поселенца, любимец Владимира Ильича, маленький Минька. Он деловито перетаскивал к себе оставляемые ему «сокровища» — книжки, цветные карандаши, бумагу, картинки.

Теплым и трогательным было расставание с Шушенским. За годы жизни Ленина в селе крестьяне искренне полюбили его. Добрыми наставлениями и пожеланиями, словами благодарности напутствовали они отъезжавших.

Поздно вечером Ленин и его семья приехали в Минусинск. Недолгая остановка. И снова двинулись в дорогу. В Минусинске к Ульяновым присоединились В. В. Старков и О. А. Сильвина. Сотни верст по Енисею, а потом трактом ехали на лошадях. И, несмотря на сильный мороз, продолжали путь днем и ночью. Так ехали до станции Ачинск, где сели в поезд.

Сибирская ссылка В. И. Ленина окончилась. Начался новый этап его жизни и деятельности.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 182.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 189 — 190.

3 Там же, стр. 194.

4 Там же, стр. 191.

5 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 245.

6 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 24.

 


 

Глава четвертая

ЗА МАРКСИСТСКУЮ ПАРТИЮ НОВОГО ТИПА

Большевизм существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года.

В.И. ЛЕНИН

 

Наконец получена свобода. Велика была радость Владимира Ильича: теперь можно было всего себя посвятить осуществлению заветной идеи. Но радость ощущения свободы и возможности целиком отдаться революционной работе омрачалась приближавшейся разлукой с Надеждой Константиновной, которая должна была еще год отбывать ссылку в Уфимской губернии. Тревожась за жену, не зная, где и в каких условиях ей придется жить этот год, Владимир Ильич по дороге из Сибири остановился в Уфе, помог Надежде Константиновне и ее матери устроиться на новом месте.

До отъезда за границу Ленину предстояло провести большую работу в России: надо было связаться с социал-демократическими организациями, договориться с ними о всесторонней поддержке газеты, разрешить финансовые вопросы, связанные с ее изданием. С присущей Владимиру Ильичу энергией и настойчивостью он сразу приступил к выполнению своего тщательно продуманного плана.

 

Подготовка к созданию общерусской газеты

В первый же день пребывания в Уфе Владимир Ильич встретился с ссыльными уфимскими социал-демократами — А. Д. Цюрупой, В. Н. Крохмалем и А. И. Свидерским. Он познакомил их с планом создания революционного печатного органа. Этот план открывал широкие перспективы деятельности российских марксистов. Уфимские социал-демократы, воодушевленные ленинским планом, говорили потом, что с появлением у них Ленина будто в душной комнате распахнули окно, через которое ворвался свежий, бодрящий, пронизанный солнечными лучами воздух.

В Уфе Владимир Ильич пробыл недолго; надо было ехать дальше. «Очень жаль было расставаться, когда только что начиналась «настоящая» работа, — вспоминала Надежда Константиновна, — но даже и в голову не приходило, что можно Владимиру Ильичу остаться в Уфе, когда была возможность перебраться поближе к Питеру».1

Как всегда, на первом плане были не личные интересы и удобства, а революционная работа, которой Ленин и Крупская посвятили всю свою жизнь.

Несмотря на полицейское запрещение, Ленин едет в Москву. Здесь состоялись его встречи с местными политическими единомышленниками, а также с представителем Екатеринославского комитета И. X. Лалаянцем. После недолгого пребывания в Москве Владимир Ильич нелегально посетил Петербург. Там, на квартире А. М. Калмыковой, он встретился с приехавшей из-за границы В. И. Засулич, вел с ней переговоры об участии группы «Освобождение труда» в издании за границей общерусской марксистской газеты и научно-политического журнала.

В Псков Ленин приехал лишь в конце февраля 1900 года.2 Здесь за ним сразу же был учрежден негласный надзор полиции. Для заработка и легального прикрытия своей революционной деятельности Владимир Ильич брал работу в губернском статистическом управлении; он познакомился и общался с местными статистиками, посещал городскую библиотеку, встречался с социал-демократами. В Пскове он развертывает широкую деятельность — устанавливает связи с социал-демократическими группами и отдельными социал-демократами в разных городах страны, договаривается с ними о содействии будущей газете. Здесь он подготовил и провел совещание, на котором был обсужден его проект заявления редакции «Искры» и «Зари» о программе и задачах будущих периодических органов партии — газеты и журнала.3 В проекте подчеркивалось, что русской социал-демократии «пора уже выйти на дорогу открытой проповеди социализма, на дорогу открытой политической борьбы. —  и создание общерусского социал-демократического органа должно быть первым шагом на этом пути».4

В начале апреля Ленин ездил в Ригу для установления связи с латышскими социал-демократами. Встреча с рижанами состоялась при содействии проживавшего там в то время М. А. Сильвина. Латышские социал-демократы были восхищены Лениным и развернутым им планом. По возвращении в Псков Ленин принимает активное участие в собраниях местной революционной и оппозиционной интеллигенции. Он уславливается с рядом социал-демократов — А. М. Стопани, И. И. Радченко, Н. Н. Лоховым и другими об организации в Пскове группы содействия «Искре».

В. И. Ленин обратился к властям с ходатайством о разрешении выезда за границу. Ходатайство было удовлетворено, и в начале мая он получил заграничный паспорт. Петербургское охранное отделение дало старшему сыщику Пскова указание: «...усилить наблюдение за проживающим там Ульяновым».

Получив заграничный паспорт, Владимир Ильич не мог им сразу воспользоваться, так как необходимо было до отъезда завершить ряд организационных дел в России. Для встречи с социал-демократами и установления способов сношений после его отъезда за границу Ленин в мае вновь нелегально посетил Петербург. Однако полиции на этот раз удалось проследить Ленина, и за незаконный приезд в столицу он был схвачен полицейскими на улице и заключен в тюрьму. Владимир Ильич потом рассказывал: «прямо за оба локтя ухватили, так что не было никакой возможности выбросить что-либо из кармана. И на извозчике двое весь путь за оба локтя держали».5 Он не смог ни уничтожить, ни выбросить имевшийся у него листок с записями заграничных связей, сделанными химическим способом. Внешне листок выглядел как какой-то счет. На протяжении всего пребывания в тюрьме Ленин очень беспокоился о судьбе листка: под угрозой была и поездка за границу и осуществление плана создания общероссийской газеты. Только что вырваться из трехлетней ссылки, приступить к работе и в самом начале ее снова попасть в тюрьму!

Но жандармы не обратили внимания на листок, и ввиду отсутствия особых улик Ленин после десятидневного заключения был освобожден. В сопровождении чиновника охранного отделения его отправили в Подольск Московской губернии, где в то время жила М. А. Ульянова, на свидание с которой Владимир Ильич еще до ареста получил разрешение. Чиновник доставил Ленина к исправнику Подольского уезда, который, узнав, что у прибывшего имеется заграничный паспорт, самовольно решил его отобрать. Ленин пригрозил самодуру-исправнику, что пожалуется на его беззаконные действия в департамент полиции. Угроза подействовала (над чем потом Владимир Ильич долго смеялся): струсивший исправник почтительно возвратил паспорт его владельцу.

В Подольске Ленин пробыл неделю, заполненную встречами с единомышленниками. К нему сюда из разных мест приезжали социал-демократы, в том числе П. Н. Лепешинский, С. П. и С. П. Шестернины и другие; Владимир Ильич со всеми уславливался о шифре, о корреспонденциях, о содействии газете.

В июне Владимир Ильич вместе с матерью и старшей сестрой навестил Надежду Константиновну. По дороге в Уфу он заехал в Нижний Новгород, провел там совещание социал-демократов и условился с ними об участии в издании газеты. От Нижнего Новгорода далее путь продолжали на пароходе — по Волге, Каме и Белой. Владимир Ильич все дни проводил на палубе. Он был в самом жизнерадостном настроении, с наслаждением вдыхал чудесный воздух окрестных лесов.

В Уфе Ленин договорился с местными социал-демократами о сотрудничестве в газете. Пробыл он там более двух недель6. На обратном пути посетил Самару и заручился поддержкой общерусского органа со стороны местных социал-демократов. С той же целью он заехал потом в Сызрань.

План создания общерусской газеты был подробно обсужден с Бабушкиным, для чего Владимир Ильич по дороге за границу специально остановился в Смоленске. Позднее Ленин отмечал, что идея создания за границей политической газеты, которая послужила бы делу объединения и укрепления социал-демократической партии, встретила со стороны И. В. Бабушкина самое горячее одобрение.

Заручившись поддержкой социал-демократов, создав прочные опорные пункты для будущей газеты, Ленин в июле 1900 года уезжает за границу.

Примечание:

1 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 246.

2 В доме, где жил Владимир Ильич, организована Квартира-музей.

3 Ныне дом, в котором проходило Псковское совещание, превращен в Дом-музей В. И. Ленина.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 333.

5 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1908, стр. 67.

6 В Уфе открыт Дом-музей В. И. Ленина,

 

«Как чуть не потухла «Искра».»

В. И. Ленин направился в Швейцарию, где жили члены группы «Освобождение труда». В Цюрихе он посетил П. Б. Аксельрода, затем поехал в Женеву для переговоров с Г. В. Плехановым об издании газеты и журнала. Плеханов, как и остальные члены его группы, одобрительно отнесся к идее издания марксистских печатных органов. Однако он претендовал на особое, привилегированное положение в редакции, вел себя крайне высокомерно, что исключало нормальную коллективную работу. Ленин, стремившийся к коллективности в работе, не мог с этим согласиться. Вопрос о программе газеты и журнала, об их издании и совместном редактировании обсуждался на совещаниях в Бельриве и Корсье (близ Женевы). На совещании в Корсье, в котором участвовали В. И. Ленин, Г. В. Плеханов, В. И. Засулич, П. Б. Аксельрод и А. Н. Потресов, разногласия с Плехановым обнаружились особенно резко; обсуждение вопросов протекало очень бурно, атмосфера совещания была невероятно напряженной.

Было очевидно, что при таких отношениях совместная работа невозможна. Изданию общерусской газеты грозил крах. Ленин очень тяжело переживал угрозу срыва издания газеты. «Это была настоящая драма, — писал он, — целый разрыв с, тем, с чем носился, как с любимым детищем, долгие годы, с чем неразрывно связывал всю свою жизненную работу».1 «Как чуть не потухла «Искра»?» — так назвал Ленин свою подробную, предназначенную для Надежды Константиновны, запись встреч и переговоров с Плехановым об издании «Искры». Нельзя без волнения читать этот полный глубокого драматизма документ, с исключительной силой показывающий, какую душевную боль причиняло Ленину высокомерное, капризное поведение Плеханова, которого он так искренне любил и уважал.

Переговоры с группой «Освобождение труда» в конце концов закончились соглашением: до выработки проекта формальных отношений Ленин, Плеханов, Засулич, Аксельрод, Мартов и Потресов будут соредакторами, причем Плеханов будет иметь два голоса. Газету было решено издавать в Германии, хотя Плеханов и Аксельрод, желавшие, чтобы газета выходила под их непосредственным руководством и чтобы все связи с Россией шли через них, настаивали на Швейцарии. Ленин же считал необходимым, чтобы газета была в стороне от эмигрантского центра и хорошо законспирирована. Это имело громадное значение для сношений с Россией.

После окончания переговоров Ленин выехал в Мюнхен, где обосновалось главное ядро редакции. Из конспиративных соображений он поселился здесь сначала без паспорта, под фамилией Мейера, а потом жил по паспорту на имя болгарина Порданова, которым его снабдили болгарские социал-демократы. Из этих же соображений он вел переписку с Россией через чешского социал-демократа Ф. Модрачека, проживавшего в Праге.

Первое время быт Владимира Ильича был очень неустроен. Жил он в плохой комнате, питался кое-как, утром и вечером довольствовался лишь чаем, который пил из жестяной кружки. Так продолжалось до приезда Н. К. Крупской в апреле 1901 года. Для оформления ее приезда Владимиру Ильичу пришлось отправиться в Прагу (впервые он посетил этот город осенью 1900 года, тогда же установил связь с чешскими социал-демократами), затем Вену, в русское консульство, которое должно было засвидетельствовать его подпись на прошении о выдаче паспорта жене. Примечательно его письмо матери, посланное из Праги: «Жалею, не занимался я чешским языком. Интересно, очень близко к польскому, масса старинных русских слов».2 Понравилась Владимиру Ильичу и «Вена — громадный, оживленный, красивый город», где он посетил Музей изобразительных искусств.

После приезда Надежды Константиновны в Мюнхен жизнь Владимира Ильича начала понемногу налаживаться. По объявлению они сняли комнату в одной рабочей семье. Надежда Константиновна варила обед на общей кухне, но готовить его приходилось у себя в комнате. Она старалась делать все как можно тише, чтобы не мешать Владимиру Ильичу работать. Так прожили месяц, а потом перебрались в предместье города — Швабинг, где сняли маленькую квартиру. Обзавелись обстановкой: приобрели подержанную мебель, которую потом, уезжая из Мюнхена, продали всю за двенадцать марок (около шести рублей на тогдашние русские деньги).

Живя в Мюнхене, Ленин и Крупская строго соблюдали конспирацию, почти ни с кем, кроме работников редакции, не общались. Однажды только Владимир Ильич ходил повидаться с прибывшей в Мюнхен Розой Люксембург.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 345.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 205.

 

«Из искры возгорится пламя.»

Все внимание Ленина было сосредоточено на газете, организация которой была делом очень трудным. Надо было найти помещение для типографии, приобрести русский шрифт, что сделать легальным путем было невозможно. Большую помощь в постановке газеты оказали Клара Цеткин — выдающийся деятель немецкого и международного рабочего движения, впоследствии один из основателей Коммунистической партии Германии, Адольф Браун — германский социал-демократ (по дороге в Мюнхен Ленин заезжал в Нюрнберг, где виделся с Брауном и вел с ним переговоры об организационно-технической помощи изданию «Искры»), польский революционер Юлиан Мархлевский, который в то время жил в Мюнхене, и рабочие-типографщики, доставшие нужный для газеты шрифт. Ряд номеров «Искры», журнал «Заря» и позднее работа Ленина «Что делать?» печатались в Штутгарте в типографии германского социал-демократа Дитца, руководившего издательством своей партии, которое выпускало произведения К. Маркса и Ф. Энгельса. Позднее, памятуя ценные услуги Дитца в издании «Искры» и «Зари», Ленин писал ему в 1913 году, что РСДРП «никогда не забудет Вашу братскую помощь в течение этого важнейшего для строительства партии периода, спешу Вам принести самые сердечные поздравления от своего имени и от имени ЦК РСДРП по случаю семидесятилетия Вашего рождения.

Желаю Вам еще долгой работы на пользу интернационального марксизма»1.

В октябре 1900 года было издано отдельным листком написанное Лениным «Заявление редакции «Искры»». В нем отмечалась настоятельная необходимость создания революционной партии, неразрывно связанной с рабочим движением. Но решить эту задачу было невозможно без непримиримой борьбы против кустарничества, идейных шатаний, всех проявлений оппортунизма. Ленин подчеркивал, что прежде, чем объединяться, и для того, чтобы объединиться, надо сначала решительно размежеваться. В заявлении говорилось о великой роли рабочего класса России и его партии: только организованный в революционную партию пролетариат может выполнить лежащую на нем первоочередную историческую задачу — объединить под своим знаменем все демократические элементы страны и свергнуть самодержавие.

В конце ноября Ленин был занят подготовкой и выпуском первого номера журнала «Заря», а во второй половине декабря ездил в Лейпциг для окончательного редактирования первого номера газеты перед выпуском его в свет (этот номер печатался в Лейпциге2, последующие, в основном, — в Мюнхене).

Первый номер газеты вышел в декабре 1900 года. Эпиграфом газеты были слова, взятые из ответа декабристов Пушкину: «Из искры возгорится пламя!». Титанический труд Ленина увенчался успехом: была создана общерусская нелегальная политическая газета — боевой орган российских марксистов.

В. И. Ленин был организатором и непосредственным идейным руководителем «Искры». Он не только писал для нее статьи, но вникал буквально во все вопросы, связанные с содержанием и изданием газеты, — разрабатывал план каждого номера, редактировал статьи, находил авторов, переписывался с корреспондентами. занимался налаживанием пересылки газеты в Россию и финансовыми вопросами, обеспечил регулярный выход «Искры» в свет. Неоценимую помощь Владимиру Ильичу оказывала Надежда Константиновна, выполнявшая работу секретаря редакции. Об огромной работе Владимира Ильича в газете свидетельствовал позднее ставший его ярым врагом Потресов: «...мы все ценили Ленина не только за его знания, ум, работоспособность, но и за его исключительную преданность делу, всегдашнюю готовность отдаваться ему целиком, Нагружая себя сверх меры самыми неблагодарными функциями и неизменно добросовестно их выполняя».

«Искра» освещала все злободневные экономические и политические вопросы, рабочее движение, положение народных масс. Газета начала выходить в то время, когда в России разрасталось революционное движение, когда на улицах Петербурга, Москвы, Киева, Казани, Томска и других городов России происходили мощные демонстрации под лозунгом: «Долой самодержавие!»

В 1900 — 1903 годах разразился мировой экономический кризис. «Искра» в каждом номере писала о кризисе и его тяжелых последствиях для народа. Еще в ссылке, в 1897 году, Ленин в своих работах предсказывал неизбежность его наступления вслед за подъемом производства. Кризисы, указывал он, это ужасная хроническая болезнь всякого капиталистического общества. И это будет неизбежно продолжаться до тех пор, пока рабочий класс не низвергнет капитал и не уничтожит частную собственность на средства производства.

Экономический кризис в России привел к застою в промышленности, к массовой безработице в городах, которая, как писал Ленин, выбросила на улицу десятки тысяч не находивших себе работы рабочих. Положение усугубилось начавшимся из-за большого неурожая голодом.

Безработица, голод, все усиливавшийся полицейский гнет накаляли ненависть народных масс к самодержавию, поднимали их на политическую борьбу.

Повсюду в стране чувствовалось дыхание революционной бури. В этих условиях с особой настоятельностью и остротой вставала задача создания партии — политического вождя рабочего класса, призванного стать руководителем грядущей революции. Борьбу за такую партию повела «Искра», пользовавшаяся огромной любовью и популярностью среди рабочих.

Революционная марксистская партия в России создавалась тогда, когда капитализм вступил в свою высшую и последнюю, империалистическую стадию развития, когда пролетарская революция стала вопросом непосредственной практики, когда в России назревала революция.

В. И. Ленин, как никто другой, чутко улавливал приближение революции. На рубеже двух веков он создавал пролетарскую партию, партию нового типа, способную возглавить революционный подъем трудящихся масс, стойкую и непоколебимую в борьбе против любых попыток свернуть рабочий класс с революционного пути на путь соглашательства, реформизма. Ленин создавал партию, способную повести рабочий класс на свержение царизма, на победу над капитализмом и установление диктатуры пролетариата.

В передовой статье первого номера «Искры», озаглавленной «Насущные задачи нашего движения», Ленин выделял как основную задачу — создание крепкой, организованной марксистской партии, неразрывно связанной с рабочим движением. Без такой партии «рабочему классу никогда не удастся исполнить лежащую на нем великую историческую задачу: освободить себя и весь русский народ от его политического и экономического рабства»3.

В № 4 «Искры» (май 1901 года) была напечатана передовая статья «С чего начать?», в которой Владимир Ильич дал ответы на важнейшие для того времени вопросы социал-демократического движения в России: о характере и главном содержании политической агитации и организационных задачах. В статье был изложен конкретный план создания марксистской партии и всесторонне освещена роль общерусской политической газеты в осуществлении этого плана.

«Газета, — писал Ленин, — не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор»4.

Это ленинское положение стало руководящим принципом для «Искры» и для всей последующей революционной марксистской печати.

Статья Ленина получила широкое распространение в России: ее читали в газете «Искра», она издавалась местными социал-демократическими организациями в виде отдельной брошюры. Сибирский социал-демократический союз отпечатал ее в пяти тысячах экземпляров. Печатали ее также в Ржеве: она была распространена в Саратове. Тамбове. Нижнем Новгороде. Уфе и других городах. Особый успех статья имела среди рабочих.

«Я многим товарищам показывал «Искру» и весь номерок истрепался, а он дорог, — писал рабочий-ткач в газету... — Тут про наше дело, про все русское дело, которое копенками не оценишь и часами не определишь; когда его читаешь, тогда понятно, почему жандармы и полиция боятся нас, рабочих и тех интеллигентов, за которыми мы идем. Они, и правда, страшны и царю, и хозяевам, и всем, а не только хозяйским карманам. Конечно, я простой рабочий и совсем уж не такой развитой, но я очень чувствую, где правда, знаю, что нужно рабочим. Рабочий народ теперь легко может загореться, ужо все тлеет внизу, нужна только искра, и будет пожар. Ах, как это верно сказано, что из искры возгорится пламень! ...Раньше каждая стачка была событие, а теперь всякий видит, что одна стачка ничего, теперь свободы нужно добиваться, грудью брать ее. Теперь все, и старик, и малый, все читали бы. да вот горе наше — книжки нет. Я прошлое воскресенье собрал одиннадцать человек и читал: «С чего начать?», так мы до ночи не расходились. Как все верно сказано, как до всего дойдено».5

И. В. Бабушкин из Орехово-Зуева писал: ««Искра» у нас читается нарасхват, и сколько доставлено, вся находится в ходу. Благодаря ей, чувствуется сильный подъем у рабочих. Особенно много толкуют по поводу статьи по крестьянскому вопросу в ном. 36, так что требуют доставить этого номера».7

Об исключительной популярности «Искры» говорит и письмо И. К. Крупской И. Б. Аксельроду от 23 октября 1901 года:

«Из Нижнего Новгорода пишут, что «Искра» пользуется большим успехом среди рабочих...

Затем было письмо с юга. Пишут, что спрос (в Киеве, Харькове, Екатеринославе) на литературу громадный. «Рабочие и читают и понимают «Искру». Это пишет человек, утверждавший раньше, что «Искра» недоступна рабочим.

В одном из волжских городов «Искру» читает кружок рабочих в 40 человек. Относятся к «Искре» страшно горячо».8

Ленинская «Искра» была первой общерусской нелегальной марксистской галетой, боевым революционным печатным органом, сыгравшим решающую роль в создании марксистской партии рабочего класса. Ленин особенно подчеркивал роль «Искры» как главного средства идейного и организационного сплочения всех комитетов социал-демократии, воспитания партийных кадров и передовых рабочих в духе идей научного социализма и непримиримой борьбы со всеми проявлениями ревизионизма.

«Искра» пробуждала политическое недовольство населения России. Почти в каждом номере газеты печатались ленинские статьи, а всего их было опубликовано более сорока. Статьи Ленина — это блестящие образцы революционно-марксистской публицистики. В своих статьях Ленин поднимал все основные вопросы строительства партии и классовой борьбы пролетариата, откликался на важнейшие события международной жизни. С беспощадной партийной воинственностью он изобличал реакционную политику царизма, громил буржуазных либералов, срывал маски с националистов, эсеров, подвергал резкой критике оппортунизм «экономистов». Статьи Ленина укрепляли в рабочем классе России веру в свои силы, в неизбежность свержения сначала царизма, а затем и капитализма.

Строя партию, Ленин и его единомышленники должны были преодолевать косность и кустарничество в работе местных социал-демократических организаций, разброд и шатания среди части социал-демократов, барски-пренебрежительное отношение некоторых из них к строго дисциплинированной и четко организованной партии.

В. И. Ленин создавал партию рабочего класса в борьбе с многочисленными врагами, преодолевая огромные трудности. Русским революционерам приходилось строить партию под огнем жестоких преследований, им всегда грозили заключение в тюрьму, каторга и ссылка. Многие из них за революционную деятельность поплатились своей жизнью. «Мы, — писал Ленин, — идем тесной кучкой но обрывистому и трудному пути, крепко взявшись за руки. Мы окружены со всех сторон врагами, и нам приходится почти всегда идти под их огнем».9

Царизм принимал все меры, чтобы физически уничтожить Ильича. Начальник московской охранки Зубатов в секретном письме директору департамента полиции в декабре 1900 года писал, что «крупнее Ульянова сейчас в революции нет никого», и предлагал немедленно организовать его убийство.

С конца 1901 года Владимир Ильич стал подписывать некоторые свои работы псевдонимом Ленин. Нередко задают вопрос, почему он взял себе такой псевдоним? На этот вопрос близкие Владимира Ильича отвечали, что, по-видимому, он выбран случайно, так же как и другие.10 Впервые под этим псевдонимом в декабре 1901 года было опубликовано в журнале «Заря» начало статьи «Аграрный вопрос и «критики Маркса»» (главы I — IV).

Ленинская «Искра» создавала крепкий организационный костяк партии. По инициативе Владимира Ильича и под его руководством в начале 1901 года развертывают работу группы содействия «Искре», агенты газеты в России. Агенты распространяли доставляемую из-за границы «Искру», заботились о том. чтобы искровская литература перепечатывалась нелегально на родине, обеспечивали газету корреспонденциями, материалами, средствами, держали ее в курсе всей партийной жизни и революционного движения в стране. Вокруг ленинской «Искры» объединялись и сплачивались руководящие партийные кадры, профессиональные революционеры, передовые рабочие — смелые и беззаветные борцы за дело пролетариата. Их воспитанию и выращиванию при помощи газеты «Искра» Ленин придавал первостепенное значение. Отмечая огромную роль «Искры» в решении этой задачи, Г. М. Кржижановский писал: «Под ее знаменем в России стали накапливаться те силы, которым впоследствии пришлось в небывалом историческом масштабе выявить всесокрушающую мощь ленинской тактики, ленинского «марксизма в действии»».11

Бесстрашно и стойко работали агенты «Искры» по всей стране. Их не пугали ни постоянные полицейские преследования, ни тюрьма, ни ссылка. Среди агентов «Искры» были В. И. Арцыбушев, Е. В. Карамзин. И. Э. Бауман, Ц. С. Бобровская. О. А. Варенцова, И. Ф. Дубровинский, Р. С. Землячка, М. И. Калинин. В. З. Кецховели, Л. М. Книпович, П. А. Красиков, Л. Б. Красин. З. И. Кржижановская. Г. М. Кржижановский, Ф. В. Ленгник, П. И. Лепешинский, М. М. Литвинов, В. И. Ногин, Г. И. Окулова. А. И. Пискунов, И. И. Радченко, М. А. Сильвин, И. А. Скрыпник, И. Г. Смидович, Е. Д. Стасова, А. М. Стопани, М. И. Ульянова, Д. И. Ульянов. А. Д. Цюрупа и другие.

Как одного из самых активных агентов «Искры» В. И. Ленин отмечал И. В. Бабушкина. «Пока Иван Васильевич остается на воле, — писал он, — «Искра» не терпит недостатка в чисто рабочих корреспонденциях. Просмотрите первые 20 номеров «Искры», все эти корреспонденции из Шуи, Иваново-Вознесенска, Орехово-Зуева и др. мест центра России: почти все они про» ходили через руки Ивана Васильевича, старавшегося установить самую тесную связь между «Искрой» и рабочими. Иван Васильевич был самым усердным корреспондентом «Искры» и горячим ее сторонником»12. Ленин вел регулярную переписку с искровскими агентами и организациями в России: согласно разработанному им проекту была создана российская организация «Искры», костяком которой являлись агенты газеты.

В. И. Ленин руководил работой российской организации «Искры», помогал преодолевать местнические тенденции, добиваться больших результатов в создании фактического единства партийных организаций на основе принципов революционного марксизма. Организация просуществовала до II съезда партии, она сыграла важную роль в подготовке и созыве съезда.

Под руководством Ленина в Кишиневе Л. И. Гольдманом была организована тайная типография «Искры». Типография печатала статьи и отдельные номера газеты с матриц, присылаемых из-за границы. Перепечатка отдельных номеров была организована также в Екатеринославе и Баку. Бакинская подпольная типография носила в конспиративной переписке название «Нина».

«Искра» пересылалась в Россию разными путями: через Лондон, Стокгольм, Женеву, через Марсель, где специально поселился И. Г. Смидович, отправлявший газету при содействии матросов на пароходах, ходивших в Батум. В Батуме прием литературы, как вспоминает И. К. Крупская, наладили Л. Б. Красин и братья Енукидзе. «Впрочем, большинство литературы выброшено было в море (литература заворачивалась в брезент и выбрасывалась на условленном месте в воду, наши ее выуживали). Михаил Иванович Калинин, работавший тогда на заводе в Питере и входивший в организацию, через Гущу13 передал адрес в Тулон, какому-то матросу. Возили литературу через Александрию (Египет), налаживали транспорт через Персию. Затем налажен был транспорт через Каменец-Подольский, через Львов. Ели все эти транспорты уймищу денег, энергии, работа в них сопряжена была с большим риском».14 Перевозили газету в чемоданах с двойным дном, в переплетах книг и другими способами. Для более удобной пересылки ее печатали на тонкой прочной бумаге.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 48, стр. 212 — 213.

2 В помещении типографии ныне создан мемориальный музей; Социалистическая единая партия Германии передала Центральному музею В. И. Ленина в Москве модель типографского станка, на котором печаталась «Искра».

3 В. И. Ленин. Соч., т. 4, стр. 375.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 5, стр. 11.

5 «Искра» № 7, август 1901 г.

6 Имеется в виду статья В. И. Ленина «Рабочая партия и крестьянство» (1901).

7 «Искра» № 9, октябрь 1901 г.

8 Социал-демократическое движение в России, т. 1. М, — Л;, 1928, стр. 85, 86.

9 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 9.

10 Следует отметить, что на протяжении своей жизни Ленин имел более 150 псевдонимов, он прибегал к ним из соображений конспирации.

11 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 25.

12 В. И. Ленин. Соч., т. 20, стр. 80.

13 Е. Д. Стасова.

14 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 208.

 

Разногласия внутри редакции

Обстановка внутри редакции «Искры» была очень напряженной, Ленину постоянно приходилось бороться против оппортунистических шатаний ее членов, по многим принципиальным вопросам возникали глубокие разногласия. Особенно сильно они обнаружились при обсуждении статьи Ленина «Гонители земства и Аннибалы либерализма», в которой резко критиковалась мнимая революционность русских либералов. их политика «широковещательного краснобайства и позорной дряблости». Обсуждение статьи длилось почти полтора месяца. Г. В. Плеханов, П. Б. Аксельрод и В. И. Засулич выступали против политически острой ленинской оценки либералов. Владимир Ильич решительно отказался менять общий тон своей статьи и принципиальную позицию по отношению к либералам.

Так вновь коренным образом разошлись взгляды Ленина и Плеханова по вопросу об отношении к либеральной буржуазии и ее идеологам.

Разногласия внутри редакции «Искры» очень резко проявились при разработке партийной программы. По предложению Ленина первоначальный проект теоретической части программы редакция поручила составить Плеханову, аграрную часть ее и заключение первоначального варианта написал Ленин. В январе 1902 года Ленин пишет критические замечания на проект программы, составленный Плехановым. Серьезной критике Ленин подверг и второй проект программы, представленный Плехановым. Ленин обращал внимание на крайнюю абстрактность формулировок проекта, особенно при характеристике русского капитализма. Во втором проекте, как отмечал Ленин, было «опущено указание на диктатуру пролетариата», на руководящую роль рабочего класса — единственного действительно революционного класса, вместо классовой борьбы пролетариата говорилось об общей борьбе всех трудящихся и эксплуатируемых, пролетарский характер партии был недостаточно выражен. Ленин написал свой проект (так называемый «проект Фрея»).

Обстановку в редакции, в которой Владимиру Ильичу приходилось работать и отстаивать свои позиции, ярко воспроизвела в своих воспоминаниях Надежда Константиновна. Она так описывает одно из заседаний редакции: «Плеханов нападал на некоторые места наброска программы, сделанного Лениным. Вера Ивановна не во всем была согласна с Лениным, но не была согласна до конца и с Плехановым. Аксельрод соглашался тоже кое в чем с Лениным. Заседание было тяжелое. Вера Ивановна хотела возражать Плеханову, но тот принял неприступный вид и, скрестив руки, так глядел на нее, что Вера Ивановна совсем запуталась. Дело дошло до голосования. Перед голосованием Аксельрод, соглашавшийся в данном вопросе с Лениным, заявил, что у него разболелась голова и он хочет прогуляться.

Владимир Ильич ужасно волновался. Так нельзя работать. Какое же это деловое обсуждение?»1

Для составления единого проекта программы РСДРП на основе проектов Плеханова и Ленина редакцией «Искры» была создала «согласительная» комиссия. Эта комиссия представила окончательный текст проекта, утверждение которого состоялось в отсутствие Ленина на совещании членов редакции «Искры» в Цюрихе. Владимир Ильич дал свои замечания на комиссионный проект программы, а также дополнения к нему.

Опубликованные теперь материалы характеризуют громадную работу, которую провел Ленин при подготовке программы. Помимо ленинскою проекта программы, его замечаний на первый и второй проекты Плеханова, а также на комиссионный проект и ряда других документов, сохранились подготовительные материалы к выработке программы РСДРП. В этих материалах отражены важнейшие моменты из истории создания редакцией «Искры» проекта программы РСДРП.

Большое значение придавал Ленин разработке аграрной программы партии. Он первый из марксистов научно обосновал политику пролетариата по отношению к крестьянству в новых исторических условиях. Еще в статье «Рабочая партия и крестьянство», представлявшей собой набросок аграрной программы пролетарской партии, он изложил позицию «Искры» в этом вопросе. В феврале — первой половине марта 1902 года Лениным была написана статья «Аграрная программа русской социал-демократии» — комментарий к аграрной части проекта программы РСДРП. В этих статьях Ленин изложил основные требования социал-демократической рабочей партии в аграрном вопросе, дал глубокий анализ их классового содержания и исторической обусловленности. По определению Ленина центральным пунктом аграрной программы являлось требование возвращения «отрезков», т. е. тех земель, которые были отрезаны у крестьян по реформе 1861 года. Однако он оговаривал, что «в известный революционный момент» вместо этого требования может быть выдвинуто требование национализации земли. Ленин разъяснял, что «наша главная ближайшая цель — расчистить дорогу для свободного развития классовой борьбы в деревне, классовой борьбы пролетариата, направленной к осуществлению конечной цели всемирной социал-демократии, к завоеванию политической власти пролетариатом и к созданию основ социалистического общества».

При обсуждении статьи Ленина «Аграрная программа русской социал-демократии» внутри редакции «Искры» снова разгорелись споры. Плеханов, поддерживаемый Аксельродом, в оскорбительном тоне делал замечания, возражал против важнейших положений статьи, требовал смягчения полемики против врагов марксизма. После длительных резких споров все места, где говорилось о национализации земли, были редакцией опущены.

Разногласия в редакции тяжело переживались Лениным. Отстаивая принципиальные марксистские позиции, Владимир Ильич вынужден был вести такую упорную борьбу, что сам признавал: «Нервы мои истрепаны «в лоск», и я чувствую себя совершенно больным».

В результате неоднократных обсуждений работа над проектом программы РСДРП была закончена, и он был опубликован в июне 1902 года в Л» 21 «Искры». В проекте, благодаря настойчивой борьбе Ленина, была сформулирована идея о руководящей роли рабочего класса в революции и включено важнейшее положение о диктатуре пролетариата. В атом прежде всего и заключалось коренное отличие последовательно революционной Программы партии рабочего класса России от программ партий II Интернационала.

Примечание:

1 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 260.

 

«Что делать?»

В истории создания Коммунистической партии чрезвычайно важное место занимает произведение Ленина «Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения». Владимир Ильич начал работать над этой книгой в апреле 1901 года. Н. К. Крупская оставила нам исключительно интересную зарисовку работы Ленина над созданием своих произведений. «Когда он писал, он ходил обычно быстро из угла в угол и шепотком говорил то, что собирался писать». В феврале 1902 года книга была закончена, а в марте издана.

В предисловии к работе «Что делать?» Ленин писал, что в ней он предпринимает «попытку возможно более популярного, поясняемого самыми многочисленными и конкретными примерами, систематического «объяснения» со всеми «экономистами» по всем коренным пунктам наших разногласий».1

В этом труде Ленин дал глубокий анализ положения в международной социал-демократии; он показал, что в ней образовалось два направления, между которыми развернулась непримиримая борьба. Одно направление — последовательно революционное, отстаивающее идеи марксизма, другое — оппортунистическое, извращающее основные положения марксистской теории. Сущность этого «нового» направления, которое провозгласило «критическое» отношение к якобы «старому, догматическому» марксизму, а в действительности выступило против революционного содержания марксистского учения, со всей определенностью выявилась в оппортунистических, ревизионистских воззрениях Бернштейна. Бернштейнианство опошляло марксизм, развращало сознание рабочего класса, проповедуя теорию притупления социальных противоречий, отрицая идею социальной революции и диктатуры пролетариата, сводя рабочее движение и классовую борьбу к узкому тред-юнионизму и буржуазно-либеральному реформизму. Прикрываясь демагогической фразой о «свободе критики», проповедники бернштейнианства на самом деле пропагандировали свободу внедрения в рабочее движение буржуазных идей, свободу превращать социал-демократию из партии революционной в партию реформистскую. Свобода — великое слово, но под знаменем свободы и развития промышленности велись самые разбойнические войны, а под знаменем свободы труда — грабили трудящихся. «Кто не закрывает себе намеренно глаз, — писал Ленин, — тот не может не видеть, что новое «критическое» направление в социализме есть не что иное, как новая разновидность оппортунизма»2.

Так Ленин уже в начале XX века разоблачил оппортунистическое направление в социал-демократии и вскрыл всю его опасность и вред для международного рабочего движения. В этом состояла одна из великих заслуг Ленина.

Вскрыв международный характер оппортунизма, Ленин показал, что, принимая различные формы в разных странах, оппортунизм по своему содержанию остается везде одним и тем же. Во Франции он выражался в мильеранизме, в Англии — в тред-юнионизме, в Германии — в бернштейнианстве, в российской социал-демократии — в «экономизме». Прикрываясь, как и бернштейнианцы, фальшивым знаменем «свободы критики», «экономисты» идейно развращали социал-демократию, принижали роль революционной теории, программу и тактику партии, стремились превратить рабочее движение в придаток к буржуазному либерализму, отрицали руководящую роль партии в рабочем движении. Борьба с «экономистами» была в то же время борьбой против международного оппортунизма.

В кпиге «Что делать?» Ленин дал всестороннюю разработку важнейших идеологических и организационных проблем, волновавших умы российской социал-демократии в тот период ее деятельности. Он раскрыл идейные истоки оппортунизма, показал великое значение революционной теории и социалистической сознательности, роль партии как революционизирующей и руководящей силы рабочего движения, обосновал коренное марксистское положение, что пролетарская партия призвана осуществить соединение рабочего движения с социализмом.

В. И. Ленин отмечал, что громкие фразы «экономистов» о «свободе критики» лишь прикрывали собой их оппортунизм, беззаботность по отношению к теории, их беспринципность, их борьбу против революционного существа марксизма. Он подчеркивал, что «роль передового борца может выполнить только партия. руководимая передовой теорией».3 В подтверждение своей мысли он ссылался на Энгельса, признававшего три формы великой борьбы социал-демократии — политическую, экономическую и теоретическую.

Важным пунктом разногласий между революционными социал-демократами и «экономистами» был вопрос о соотношении стихийности и сознательности в рабочем движении. Правильное решение этого вопроса имело громадное значение.

«Экономисты» преклонялись пред стихийностью рабочего движения, принижали роль социалистической) сознания. Свои взгляды они даже пытались обосновать теоретически, утверждая, что социалистическая идеология будто бы возникает стихийно, ее элементы постепенно накапливаются внутри самого рабочего движения, в ходе его развития. На самом же деле, доказывал Ленин, социалистическое сознание вносится в рабочее движение революционной марксистской партией.

В обществе, раздираемом классовыми противоречиями, разъяснял Ленин, не может быть никогда внеклассовой или надклассовой идеологии. Вопрос стоит только так: буржуазная или социалистическая идеология. Рабочий класс стремится к социализму: это стремление вытекает из его общественного положения, из самих условий его жизни. Всем своим бытием он более всего подготовлен к восприятию социалистической идеологии. Ленин писал: «рабочий класс стихийно влечется к социализму. Это совершенно справедливо, в том смысле, что социалистическая теория всех глубже и всех вернее определяет причины бедствий рабочего класса, а потому рабочие и усваивают ее так легко...»4 Буржуазия же, как господствующий класс, обладающий громадным аппаратом духовного порабощения масс, стремится всеми имеющимися у нее средствами распространить свою идеологию и привить ее пролетариату. Поэтому «...всякое преклонение пред стихийностью рабочего движения, всякое умаление роли «сознательного элемента», роли социал-демократии означает тем самым, — совершенно независимо от того, желает ли этого умаляющий или нет, — усиление влияния буржуазной идеологии на рабочих».5

Для того чтобы оградить рабочий класс от влияния буржуазных идей и внедрить в его сознание социалистические идеи, необходимо вести энергичную борьбу против буржуазной идеологии.

Преклонение пред стихийностью приводило «экономистов» к принижению не только революционной теории, но и политических задач партии и рабочего класса. «Экономисты» ограничивали задачи рабочего движения только профессиональной экономической борьбой с хозяевами и правительством за улучшение условий труда в рамках буржуазного общества. Такая реформистская политика неизбежно ведет к сохранению на длительное время капиталистического наемного рабства. Сводить все дело к борьбе рабочих за более выгодные условия продажи рабочей силы — это, в сущности, еще не революционная, а только тред-юнионистская политика. В отличие от последней, деятельность пролетарской партии направлена на то, чтобы не только добиться лучших условий продажи рабочей силы, но и уничтожить тот общественный строй, который заставляет неимущих продавать свою рабочую силу богачам. В противовес оппортунистической линии Ленин выдвинул важнейшее положение о первостепенном значении политической борьбы в великой битве за социализм: «...самые существенные, «решающие» интересы классов могут быть удовлетворены только коренными политическими преобразованиями вообще; в частности, основной экономический интерес пролетариата может быть удовлетворен только посредством политической революции, заменяющей диктатуру буржуазии диктатурой пролетариата».6

Отсюда Ленин делал вывод, что социал-демократы должны активно взяться за политическое воспитание рабочего класса, должны «воспользоваться теми проблесками политического сознания, которые заронила в рабочих экономическая борьба, для того, чтобы поднять рабочих до социал-демократического политического сознания».7 Недостаточно пропагандировать идею враждебности рабочего класса самодержавию, идею противоположности интересов рабочих интересам хозяев, а необходимо обличать все и всяческие виды самодержавно-полицейского и капиталистического гнета, проявляющегося в самых различных областях жизни и деятельности, и профессиональной, и общегражданской, и личной, и семейной, и религиозной, и научной, и т. п.

«...Идеалом социал-демократа, — писал Ленин, — должен быть не секретарь тред-юниона, а народный трибун, умеющий откликаться на все и всякие проявления произвола и гнета, где бы они ни происходили, какого бы слоя или класса они ни касались, умеющий обобщать все эти проявления в одну картину полицейского насилия и капиталистической эксплуатации, умеющий пользоваться каждой мелочью, чтобы излагать пред всеми свои социалистические убеждения и свои демократические требования, чтобы разъяснять всем и каждому всемирно-историческое значение освободительной борьбы пролетариата».8

Значительную часть книги «Что делать?» Ленин посвятил организационным вопросам, дав и по этим вопросам бой «экономистам». Сужая политические задачи пролетариата, «экономисты» умаляли руководящую роль партии в рабочем движении, принижали ее организационные задачи. Они оправдывали кустарничество, мелкий практицизм и разобщенность местных организаций. Ленин вновь всесторонне обосновывает задачу создания централизованной, сплоченной организации революционеров. Для этого нужно, считал он, чтобы среди массы партийных практиков всякое поползновение принизить политические задачи и размах организационной работы встречало осуждение. «...Наша задача — не защищать принижение революционера до кустаря, а поднимать кустарей до революционеров».

Разоблачая оппортунизм «экономистов» в организационных вопросах. Ленин разработал план организационного построения, партии. По этому плану партия должна состоять из двух частей: узкого круга руководящих работников, главным образом профессиональных революционеров, и широкой сети местных партийных организаций, окруженных сочувствием и поддержкой трудящихся масс.

Пророчески звучали слова Ленина: «История поставила теперь перед нами ближайшую задачу, которая является наиболее революционной из всех ближайших задач пролетариата какой бы то ни было другой страны. Осуществление этой задачи, разрушение самого могучего оплота не только европейской, но также (можем мы сказать теперь) и азиатской реакции сделало бы русский пролетариат авангардом международного революционного пролетариата».9

В произведении «Что делать?» Ленин, развивая идеи Маркса и Энгельса о пролетарской партии, заложил основы учения о партии нового типа. Эти идеи были горячо восприняты социал-демократическими организациями в России. Петербургский комитет РСДРП опубликовал заявление «о своей солидарности с теоретическими воззрениями, тактическими взглядами и организационными идеями» «Искры». «Комитет пришел к убеждению, что надо закончить, выражаясь словами автора брошюры «Что делать?», ликвидацию периода кустарничества, периода местной раздробленности, организационного хаоса и программной разноголосицы».10 Московский комитет РСДРП обратился в редакцию «Искры» с выражением благодарности Ленину за «Что делать?». Тульский комитет отмечал влияние книги Ленина: «...настоящая позиция и цель «Искры» были поняты комитетом и наиболее сознательными рабочими». Сибирский союз подчеркивал, что «книга Ленина «Что делать?» производит сильное впечатление на действующих социал-демократов и завершает в отношении организационных и тактических вопросов победу взглядов «Искры»».

В. И. Ленина особенно интересовало отношение рабочих к его книге. Так, в июле 1902 года он писал И. И. Радченко в Петербург: «Уж очень обрадовало Ваше сообщение о беседе с рабочими. Нам до последней степени редко приходится получать такие письма, которые действительно придают массу бодрости. Передайте это непременно Вашим рабочим и передайте им нашу просьбу, чтобы они и сами писали нам не только для печати, а и так, для обмена мыслей, чтобы не терять связи друг с другом и взаимного понимания. Меня лично особенно интересует при этом, как отнесутся рабочие к «Что делать?», ибо отзывов рабочих я еще не получал».11

Книга Ленина имела неоценимое значение в борьбе за партию, в сплочении социал-демократических комитетов в России вокруг «Искры». Выдающееся произведение Ленина «Что делать?» сыграло огромную роль в подготовке II съезда РСДРП.

Хотя Владимир Ильич находился за границей, вся его деятельность была подчинена задачам партийной работы в России, развертыванию рабочего и крестьянского движения. Ленин был тесно связан с партийными организациями России. Дошедшая до нас переписка показывает, как глубоко и детально он вникал в практическую деятельность петербургской, московской, астраханской, нижегородской, тверской, самарской, киевской, одесской и др. организаций, которым он давал указания, советы, помогал исправлять ошибки и недостатки в работе. В ответ на письмо петербургского социал-демократа Ленин в сентябре 1902 года пишет «Письмо к товарищу о наших организационных задачах», в котором подробно разъясняет искровские принципы построения партии нового типа, развитые им в статье «С чего начать?» и в книге «Что делать?». «Письмо к товарищу» сыграло большую роль в борьбе революционных марксистов против кустарничества, насаждаемого «экономистами», в упрочении искровских организационных принципов.

Особое значение Владимир Ильич придавал партийным организациям крупных заводов, где было сконцентрировано большое число рабочих. Подчеркивая роль заводских организаций, как основного звена социал-демократического движения, он писал: «Каждый завод должен быть нашей крепостью». Напечатанное на гектографе «Письмо к товарищу» в копиях ходило по рукам, оно было распространено не только в Петербурге, но и в Москве, Риге, Ростове-на-Дону, Нахичевани, Николаеве, Красноярске, Иркутске и других городах. В январе 1904 года письмо было опубликовано ЦК РСДРП в России в виде отдельной брошюры с предисловием и послесловием Ленина.

Большой радостью для Ленина были встречи с рабочими, агентами «Искры», приезжавшими из России. Обращаясь к Ленину за советом, они получали от него исчерпывающие ответы на все насущные вопросы, разъяснение неотложных задач. Агенты «Искры» отмечали, что беседы с Лениным были для них настоящей марксистской политической школой.

Напряженная и неутомимая деятельность Ленина по строительству партии принесла свои плоды. Ленинская «Искра» стала центром объединения сил, воспитания и сплочения социал-демократических организаций в общероссийскую боевую централизованную пролетарскую партию с марксистской программой, революционной тактикой, единой волей и железной дисциплиной. Искровские организации возглавляли борьбу рабочего класса против самодержавия. Под влиянием идей «Искры» революционное движение принимало массовый характер, о чем ярко свидетельствовали стачки и демонстрации во многих городах России. Ленин позднее с гордостью писал об этом периоде: «Весь цвет сознательного пролетариата стал на сторону «Искры»».12

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 4

2 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 9

3 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 25

4 Там же, стр. 41.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 38.

6 Там же, стр. 46.

7 Там же, стр. 73.

8 В. И. Ленин. Соч., т. 6, стр. 80 — 81.

9 Там же, стр. 28.

10 «Искра» № 20, 15 октября 1902 г.

11 В. И. Ленин. Соч., т. 40, стр. 201.

12 В. И. Ленин. Соч., т. 26, стр. 344.

 

В Лондоне, Париже, Женеве

Весной 1902 года издание «Искры» было перенесено из Германии в Англию, в Лондон. 30 марта (12 апреля) Ленин и Крупская выехали из Мюнхена; по дороге в Лондон они остановились в Кёльне, затем в Льеже, ненадолго заехали в Брюссель.

В Лондоне при содействии английских социал-демократов было налажено печатание «Искры». Англичане гостеприимно предоставили свою типографию для «Искры». Позднее Владимир Ильич вспоминал, что редактору английского прогрессивного органа «Justice» («Справедливость») Гарри Квелчу «пришлось для этого «потесниться»: ему отгорожен был в типографии тонкой дощатой перегородкой уголок вместо редакторской комнаты. В уголке помещался совсем маленький письменный стол с полкой книг над ним и стул. Когда пишущий эти строки посещал Квелча в этом «редакторском кабинете», то для другого стула места уже не находилось...».1

В. И. Ленин с женой жили в Лондоне под фамилией Рихтер. Сначала поселились в меблированных комнатах, а потом сняли две комнаты в небольшом доме, недалеко от Британского музея. Первую половину дня Владимир Ильич работал в библиотеке музея, где в свое время работал Карл Маркс, а вторую — дома. В свободные часы Ленин внимательно изучал Лондон. Глядя на бьющие в глаза богатство и нищету этого города, Ильич сквозь зубы говорил: «две нации». Он изучал также английское рабочее движение, часто бывал в рабочих районах, посещал собрания и митинги.

В Лондоне Ленин продолжал совершенствоваться в английском языке. По объявлению он нашел англичан, которые стали заниматься с ним и Надеждой Константиновной английским языком в обмен на уроки русского языка.

В конце июня 1902 года Владимир Ильич ездил во Францию, чтобы увидеться с матерью и старшей сестрой и отдохнуть немного от напряженной обстановки в редакции. Несколько недель он провел с родными на северном побережье Франции, в местечке Логиви. Большой радостью для него была встреча с матерью. Он горячо желал, чтобы мать жила с ним, но она всегда находилась с тем из детей, кто больше всего нуждался в ее помощи. А необходимость в такой помощи была частой: то один, то другой член семьи Ульяновых, иногда даже несколько одновременно, подвергались в России аресту или ссылке.

В тот период большое внимание Ленин уделял пропаганде марксистской аграрной программы и критике программы и тактики мелкобуржуазной партии эсеров. Он делал это в своих печатных работах и устных выступлениях. Эсеры проповедовали реакционные взгляды либеральных народников. Объявляя себя социалистами, эсеры принижали «свой якобы социализм до уровня самого дюжинного мелкобуржуазного реформаторства», своей аграрной программой они вводили в заблуждение крестьян.

В. И. Ленин показывал вред, который эсеры наносили русскому революционному движению. С рефератом против эсеров он выступил на собрании русских политэмигрантов в Париже. Позднее, осенью 1902 года, он выступал с такими рефератами и в ряде городов Швейцарии (Лозанне, Женеве, Берне, Цюрихе), а также в Лондоне и Льеже.

В феврале 1903 года Ленин читал в Русской высшей школе общественных наук в Париже лекции на тему «Марксистские взгляды на аграрный вопрос в Европе и в России». Высшая школа была организована легально для русских студентов, проживавших за границей. Руководители школы проявляли открытую неприязнь к революционным марксистам, явно симпатизируя народникам и эсерам. Но авторитет Владимира Ильича как теоретика аграрного вопроса был настолько велик, что совет профессоров, под давлением слушателей школы социал-демократов, действовавших вместе с Парижской искровской группой, постановил пригласить для чтения курса лекций по аграрному вопросу «известного марксиста Вл. Ильина, автора легальных книг «Развитие капитализма в России» и «Экономические этюды»...». Каковы же были их изумление и замешательство, когда выяснилось, что Ильин и Ленин — одно и то же лицо. Руководство школы пыталось отменить лекции Ленина, но эти попытки оказались тщетными. Студенты бурными овациями реагировали на лекции Ленина и говорили потом, что эти лекции были для них настоящим праздником.

Возвратившись в Лондон, Ленин 18 марта произнес яркую речь на огромном митинге рабочих в Уайтчепеле (рабочий район Лондона), посвященном годовщине Парижской коммуны. На митинге присутствовали также участники коммуны, среди которых была пламенная коммунарка Луиза Мишель, выступившая перед собравшимися.

В марте 1903 года Ленин пишет популярную брошюру «К деревенской бедноте. Объяснение для крестьян, чего хотят социал-демократы». К мысли о необходимости написать брошюру для крестьян его привели крестьянские выступления 1902 года. Ленин тщательно работал над брошюрой, старался, чтобы она была как можно понятнее крестьянам. Он писал Г. В. Плеханову. что ему очень хочется разъяснить крестьянам марксистскую идею о классовой борьбе в деревне на конкретных данных о четырех слоях деревенского населения: помещики, крестьянская буржуазия, среднее крестьянство и полупролетарии вместе с пролетариями. В своей брошюре Ленин разъяснял крестьянам, чего добивается рабочая партия и почему крестьянской бедноте надо идти вместе с рабочими. Брошюра Ленина является блестящим образцом популярной марксистской литературы.

Обращаясь к деревенской бедноте, он писал: «Мы хотим добиться нового, лучшего устройства общества: в этом новом, лучшем обществе не должно быть ни богатых, ни бедных, все должны принимать участие в работе. Не кучка богатеев, а все трудящиеся должны пользоваться плодами общей работы. Машины и другие усовершенствования должны облегчать работу всех, а не обогащать немногих на счет миллионов и десятков миллионов народа. Это новое, лучшее общество называется социалистическим обществом. Учение о нем называется социализмом».2 И далее Ленин говорил: «Это — великое дело, и на такое дело не жалко и всю жизнь отдать».3

В брошюре «К деревенской бедноте» Ленин развил идеи марксизма о гегемонии пролетариата, о союзе рабочего класса с крестьянством, о перерастании буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую. Обращаясь к деревенской бедноте, Ленин говорил, что первый шаг в борьбе против помещичьей кабалы она сделает вместе со всеми крестьянами, в том числе и деревенской буржуазией, тогда как последний, главный шаг она может сделать только в крепком союзе с пролетариатом. И этот последний шаг и в городе и деревне будет один: «отберем все земли, все фабрики у помещиков и у буржуазии и устроим социалистическое общество».4

Брошюра Ленина вышла из печати в Женеве в мае 1903 года. К ней был приложен текст проекта программы РСДРП с вступлением к нему, написанным Владимиром Ильичем. Изданная за границей, она нелегально перевозилась в Россию, где получила широкое распространение; ее изучали в подпольных социал-демократических и рабочих кружках, она проникала в деревню, армию и флот. По неполным данным, только за время с мая 1903 по декабрь 1905 года ленинская брошюра была доставлена в 75 населенных пунктов. В 1904 году она была переиздана за границей тиражом 10 000 экземпляров, неоднократно перепечатывалась в России, а в 1905 году вышла там легально. Один из рабочих, выходец из крестьян-бедняков, говорил потом Владимиру Ильичу, что после прочтения брошюры «К деревенской бедноте» он стал большевиком.

Весной 1903 года печатание «Искры» было перенесено в Женеву, на чем настояла группа «Освобождение труда». В начале мая Ленин и Крупская выехали из Лондона.

По приезде в Женеву сначала жили в меблированных комнатах, а потом, осмотревшись на новом месте, сняли отдельный домик в рабочем поселке Сешерон; в этом домике они прожили по июнь 1904 года. Дом состоял из трех комнат и большой, с каменным полом, кухни. В комнаты надо было подниматься по деревянной лестнице. В каждой из них стояли стол, железная кровать, застланная пледом, несколько стульев и грубо сколоченные полки для книг. В кухне недостаток мебели восполнялся ящиками из-под книг и посуды. Кухня, расположенная внизу дома, служила одновременно столовой и гостиной: здесь за чашкой чая Ленин подолгу беседовал с товарищами, любившими бывать в его радушной и дружной семье. Агент «Искры» Ц. С. Зеликсон-Бобровская, вспоминая о своей встрече с Лениным, отмечала его простоту, сердечность, скромность и жизнерадостность. «Владимир Ильич одет был в темно-синюю косоворотку навыпуск, которая придавала всей его коренастой фигуре какой-то особо «российский» вид»5.

Владимир Ильич заботился о каждом товарище, особенно о вновь прибывших, многие из которых приезжали за границу после побега из ссылки или тюрьмы, без средств, часто не имея даже сколько-нибудь сносной обуви и одежды. Он хлопотал, чтобы приехавший имел жилье, питание, одежду, и не успокаивался до тех пор, пока не был уверен, что тот обеспечен самым необходимым. Владимир Ильич был чутким, приветливым и обаятельным человеком. Исключительно деликатный в отношениях с людьми, готовый всегда прийти на помощь нуждавшемуся в ней, он притягивал к себе людские сердца.

Неиссякаемой силой и энергией веяло от Ленина. Он любил веселую шутку, хорошую песню, музыку и народные гулянья. Великий трудолюбец, он находил время и на веселый отдых в кругу друзей. Нередко он, Надежда Константиновна и товарищи ездили на велосипедах за город. Бывало и так, что Владимир Ильич вместе с женой и ее матерью отправлялся на прогулку на целое воскресенье. Об одном из таких воскресных дней он писал: «Погуляли отлично, воздух нас всех опьянил, точно детей, и я потом отлеживался, как от сибирской охоты. Мы вообще насчет гуляний не промах. Единственные из всех здешних товарищей, изучающие все окрестности города, это мы. Находим разные «деревенские» тропинки, знаем ближние места, собираемся и подальше прокатиться. Я себя хорошо чувствую последнее время, работаю регулярно и не страдаю от сутолоки».6

Вечерами в квартире Ленина иногда собирались товарищи. Пели революционные и народные песни — «Интернационал», «Марсельезу», «Варшавянку», «Замучен тяжелой неволей», «Дубинушку», «Ревела буря», «Славное море, священный Байкал», «Есть на Волге утес» и другие. Со всеми вместе увлеченно пел и Владимир Ильич.

Во время прогулок, за вечерним чаем, в дружеской беседе Владимир Ильич оживленно говорил о литературе, о своих любимых писателях: Чернышевском, Салтыкове-Щедрине, Некрасове. Собеседники поражались его литературным познаниям; он мог наизусть читать поэмы Некрасова, тонко передавая глубину содержания и красоту стиха, прекрасно знал произведения Пушкина, Лермонтова, Толстого.

Живя вдали от России, Владимир Ильич очень сильно тосковал по родине. Эта тоска нередко звучала в его письмах к матери. В слякотный зимний мюнхенский вечер он вспоминал о настоящей русской зиме, о санном пути и морозном воздухе; в Лондоне он мечтал: «Хорошо бы летом на Волгу!»; в горах Швейцарии солнце, снег и салазки напоминали ему «русский хороший зимний денек». Он вспоминал русские просторы, родное Поволжье и могучую природу Сибири. Узнав из газет о постановке Художественным театром пьесы А. П. Чехова «Три сестры», он проявил к ней живой интерес, спрашивал мнение родных о пьесе. «Превосходно играют в «Художественно - Общедоступном», — писал он, — до сих пор вспоминаю с удовольствием свое посещение в прошлом году...»7 В другом письме он пишет, что ему хотелось бы сходить в Художественный театр посмотреть «На дне». Он сообщает матери о большом удовлетворении от последней, «Патетической», симфонии П. И. Чайковского, которую ему удалось услышать в концерте. Где бы ни был Ленин за границей, он всегда вспоминал Россию.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 23, стр. 440.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 7, стр. 132.

3 Там же, стр. 183.

4 Там же, стр. 189.

5 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 103.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 231 — 232.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 204. В феврале 1900 года Владимир Ильич смотрел пьесу Г. Гауптмана «Возчик Геншель».

 

На II съезде РСДРП

За три года «Искра» приобрела огромное влияние на русские комитеты РСДРП. «Экономизм» был идейно разбит. Период разброда, шатаний подходил к концу.

Сплотив вокруг «Искры» партийные организации России, Ленин выдвигает задачу созыва II съезда партии и развертывает огромную подготовительную работу. Предвидя, что подготовка к съезду и сам съезд пройдут в обстановке острой идейной борьбы, он разъяснял российским марксистам важность предстоящего съезда и необходимость принятия им искровской программы и искровских организационных принципов. Ленин тщательно готовился к тому, чтобы дать бой противникам «Искры» и всякого рода оппортунистическим элементам.

15 августа 1902 года Ленин в Лондоне провел совещание с представителями Петербургского комитета РСДРП, русской организации «Искры», «Северного союза РСДРП», на котором было создано искровское ядро Организационного комитета (ОК) по созыву II съезда партии. По инициативе Ленина на совещании представителей социал-демократических комитетов в Пскове в ноябре был образован Организационный комитет, преобладающее большинство членов которого состояло из искровцев. Руководимый Лениным, Организационный комитет провел большую работу по подготовке съезда. Ленин разработал регламент и порядок дня съезда, составил проект Устава партии, с которым познакомил членов редакции «Искры» и делегатов, приехавших в Женеву до открытия съезда, участвовал в собраниях последних для того, чтобы выработать единство взглядов. Он написал план доклада съезду о деятельности организации «Искры», а также проекты резолюций: о демонстрациях, о месте Бунда в РСДРП, об отношении к учащейся молодежи, о партийной литературе, об экономической борьбе, о 1 Мая, международном конгрессе, терроре, пропаганде, распределении сил.

Незадолго до съезда Владимир Ильич написал статью «Ответ на критику нашего проекта программы», в которой обосновал аграрную часть программы партии. Статья была напечатана в брошюре «Об аграрной программе Икса. Ответ на критику нашего проекта программы Н. Ленина», розданной делегатам II съезда вместо доклада по аграрному вопросу.

II съезд РСДРП состоялся 17(30) июля — 10(23) августа 1903 года. С глубоким волнением и нетерпением ожидал Ленин открытия съезда, о котором он страстно мечтал, как о событии исторической важности. Вначале съезд заседал в Брюсселе, но из-за преследований со стороны бельгийской полиции он был вынужден прервать свою работу и продолжить ее в Лондоне. В целях конспирации съезд в Брюсселе проходил в помещении мучного склада. Большое окно склада было завешено красной материей. Поднявшись на импровизированную трибуну, Г. В. Плеханов торжественно открыл съезд. Волнением и радостью были охвачены все присутствовавшие в эти исторические минуты.

Если на I съезде было всего 9 делегатов, то на II их было 43 с 51 решающим голосом и 14 с совещательным; некоторые делегаты имели по два голоса. Делегаты представляли 26 партийных организаций. В порядке дня съезда стояло 20 вопросов, из них важнейшими были: Программа партии, организация партии (утверждение Устава РСДРП), выборы Центрального Комитета и редакции Центрального Органа. Для руководства работой съезда было избрано бюро (президиум) в составе председателя — Г. В. Плеханова и двух вице-председателей — В. И. Ленина и П. А. Красикова. Съезд избрал Ленина членом программной. уставной и мандатной комиссий. На протяжении всего съезда Владимир Ильич вел подробный дневник его работы. Этот дневник представляет большой интерес. В нем Ленин дал живую зарисовку работы съезда, меткие характеристики выступлений делегатов.

Съезд проходил в ожесточенной борьбе последовательных искровцев, сплотившихся вокруг Ленина, с «экономистами», бундовцами, центристами и непоследовательными, «мягкими» искровцами — сторонниками Мартова.

Твердые искровцы, возглавляемые Лениным, боролись на съезде за создание партии на принципиальных и организационных началах, выдвинутых и разработанных «Искрой». Они стойко сражались за монолитную и боевую партию, тесно связанную с массовым рабочим движением, партию нового типа, в корне отличную от реформистских партий II Интернационала. Ленин и искровцы отстаивали на съезде создание такой партии, которая являлась бы передовым, сознательным, организованным отрядом рабочего класса, вооруженным революционной теорией, знанием законов развития общества и классовой борьбы, опытом революционного движения. Вместе с В. И. Лениным на съезде выступал Г. В. Плеханов, хотя он и проявлял по некоторым вопросам колебания. В период съезда они сблизились. Как и до съезда, Плеханов выступал против «экономистов»: он решительно защищал положения, выдвинутые Лениным в книге «Что делать?». Выступая против «экономиста» Акимова, Плеханов говорил: «...он во что бы то ни стало хочет развести меня с Лениным. Но... я не стану разводиться с Лениным и надеюсь, что и он не намерен разводиться со мной».1

II съезд принял Программу партии, обсуждение которой проходило в острой борьбе. В нападках на коренные принципы марксистской Программы объединились все оппортунисты. Бундовец Либер и «экономисты» Акимов и Мартынов выступили против включения в Программу положения о диктатуре пролетариата. Их по существу поддерживал и Троцкий. Не решаясь открыто протестовать против включения в Программу пункта о диктатуре пролетариата, Троцкий заявил, что осуществление такой диктатуры возможно лишь тогда, когда партия и рабочий класс будут «близки к отождествлению» и когда пролетариат составит «большинство нации».2 Это было по существу отрицанием возможности диктатуры пролетариата. Твердые искровцы во главе с Лениным отстаивали революционную Программу, идею диктатуры пролетариата, союз рабочего класса и крестьянства, право наций на самоопределение и пролетарский интернационализм. «Вопрос о диктатуре пролетариата, — писал впоследствии Ленин, — поставлен в этой программе ясно и определенно, притом поставлен именно в связи с борьбой против Бернштейна, против оппортунизма»3. Непримиримая борьба Ленина увенчалась успехом — съезд утвердил искровскую Программу. Впервые в истории международного рабочего движения после смерти Маркса и Энгельса была принята революционная Программа, в которой борьба за диктатуру пролетариата выдвигалась как основная задача партии рабочего класса.

В Программе говорилось:

«Заменив частную собственность на средства производства и обращения общественною и введя планомерную организацию общественно-производительного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества, социальная революция пролетариата уничтожит деление общества на классы и тем освободит все угнетенное человечество, так как положит конец всем видам эксплуатации одной части общества другою.

Необходимое условие этой социальной революции составляет диктатура пролетариата, т. е. завоевание пролетариатом такой политической власти, которая позволит ему подавить всякое сопротивление эксплуататоров».4

В. И. Ленин выступил на съезде с докладом об Уставе партии. Он считал партию боевой организацией, каждый член которой должен быть самоотверженным борцом, готовым и на повседневную будничную работу, и на борьбу с оружием в руках. Каждый член партии должен сознавать свою ответственность за партию в целом, и партия должна отвечать за работу каждого.

Обсуждение Устава партии вызвало горячие споры. Особенно резкие разногласия выявились при обсуждении его первого параграфа, определявшего, кто может быть членом партии. Решался вопрос, какой будет партия — оппортунистической или боевой, расплывчато-либеральной или выдержанно-пролетарской.

Ленинская формулировка первого параграфа Устава гласила, что членом партии может быть всякий, признающий ее Программу и поддерживающий партию как материальными средствами, так и личным участием в одной из партийных организаций. Первый параграф Устава в ленинской редакции затруднял доступ в партию непролетарским, неустойчивым элементам, и тем самым открывал возможности для создания партии крепкой, организованной и дисциплинированной.

Отстаивая свою формулировку первого параграфа Устава партии, Ленин говорил: «Лучше, чтобы десять работающих не называли себя членами партии (действительные работники за чинами не гонятся!), чем чтобы один болтающий имел право и возможность быть членом партии»5. «Наша задача, — указывал он, — оберегать твердость, выдержанность, чистоту нашей партии. Мы должны стараться поднять звание и значение члена партии выше, выше и выше...»6

Владимир Ильич боролся за создание партии, которая была бы способна привести рабочий класс к установлению диктатуры пролетариата. Формулировку первого параграфа Устава партии он неразрывно связывал с борьбой за диктатуру пролетариата.

Против ленинского принципа членства в партии выступил Мартов, поддержанный всеми оппортунистическими и колеблющимися элементами. По мартовской формулировке первого параграфа Устава РСДРП член партии мог и не состоять в партийной организации, достаточно, если он будет оказывать ей регулярное личное содействие под руководством одной из партийных организаций. Такое толкование членства делало партию расплывчатой, открывало доступ в нее оппортунистическим элементам. С такой партией рабочие никогда не смогли бы добиться победы — взять власть в свои руки. Формулировка Мартова принижала значение члена партии, вела к созданию не революционной, а реформистской партии.

В борьбе двух направлений по вопросу об организационных принципах построения РСДРП Троцкий выступил вместе с Мартовым и другими оппортунистами. Троцкий на съезде заявил, что «формула т. Ленина должна быть отвергнута».7 Троцкий выступил не только против ленинской редакции первого параграфа Устава, но и в целом против ленинского организационного плана построения партии, партии нового типа.

На II съезде и после, в годы первой русской революции, Ленин вел непримиримую борьбу против оппортунистических взглядов Троцкого. В 1908 году Ленин писал Горькому: «У меня, например, лично с Троцким большая баталия, драка была отчаянная в 1903 — 5 годах...»8

Формулировка Мартова и выступления его единомышленников отражали их отношение к главному вопросу Программы партии — вопросу о диктатуре пролетариата. Все они считали победу диктатуры пролетариата делом далекого будущего. По существу, они перепевали утверждения западных оппортунистов о том, что пролетариату не следует бороться за власть до тех пор, пока он не станет большинством населения страны. Поэтому им и не нужна была боевая, революционная партия, необходимая для обеспечения гегемонии рабочего класса, победы диктатуры пролетариата. Незначительным большинством голосов на съезде была принята формулировка Мартова.

Ленинскую редакцию первого параграфа Устава партии поддерживал Г. В. Плеханов. Он заявил, что формулировка Мартова открывает двери оппортунистам. «Правда на стороне Ленина», — говорил Плеханов.

Вопрос об организационных принципах построения партии имел большое значение. Ленин категорически осудил сепаратистские попытки Бунда расколоть РСДРП по национальному признаку. Он считал, что партия нового типа должна быть основана на принципах пролетарского интернационализма. Бундовцам на съезде был дан решительный отпор.

Ожесточенная борьба развернулась на съезде при выборах руководящих центров партии — Центрального Комитета и редакции Центрального Органа. Этот вопрос был вопросом первостепенной важности. Ленин полагал, что в Центральный Комитет и редакцию должны быть избраны твердые и последовательные революционеры. Оппортунисты же старались протащить туда своих единомышленников. Меньшинство съезда, возглавляемое Мартовым, при выборах редакции ЦО настаивало на том, чтобы сохранить весь прежний состав редакции (шестерку). Ленин же предлагал избрать редакцию из трех человек. Старая шестерка была абсолютно неработоспособна, за три года она ни разу не собиралась в полном составе. Аксельрод постоянно отсутствовал и не работал — для 45 номеров газеты он дал 3 или 4 статьи, Засулич и Потресов никогда не вели редакторской работы. Было совершенно очевидно, что редакция в таком составе оставаться не может. Ленин отмечал, что перенесение на съезд вопроса об утверждении старой редакции было явным провоцированием скандала.

В. И. Ленина на съезде поддерживали представители крупнейших партийных комитетов: Петербургского, Московского. Бакинского, Донского, Киевского, Одесского, Тульского и «Северного союза». Ввиду того что часть оппортунистов, в том числе бундовцы, из-за провала их предложений ушли со съезда, соотношение сил на нем изменилось в пользу твердых искровцев, ставших теперь большинством съезда.

Победу одержали сторонники Ленина. По их предложению редакция Центрального Органа партии и Центральный Комитет были избраны в составе двух троек. Редакция была избрана в составе Ленина, Плеханова и Мартова, ЦК — Кржижановского, Ленгника и Носкова.

Высшим учреждением партии, согласно Уставу, принятому II съездом, признавался Совет партии, в задачу которого входило согласование и объединение деятельности Центрального Комитета и редакции Центрального Органа, а также восстановление этих учреждений в случае, если состав одного из них выбудет. Совет партии состоял из пяти членов — два от редакции ЦО и два от ЦК. Пятый член — Плеханов — был избран на съезде, он же являлся председателем Совета. Ленин входил в Совет от редакции «Искры».

Последовательных революционеров, возглавляемых Лениным, получивших большинство голосов при выборах центральных органов партии, стали называть большевиками, а оппортунистов, оставшихся в меньшинстве, — меньшевиками. Раскол искровцев был одним из главных политических результатов II съезда. Большинство их стояло за принципы и тактику «Искры», меньшинство же повернуло к оппортунизму.

Борьба на съезде была решительной и открытой. Ленин приводил потом свой разговор на съезде с одним из делегатов, занимавших центристскую позицию. ««Какая тяжелая атмосфера царит у нас на съезде!» — жаловался он мне. — «Эта ожесточенная борьба, эта агитация друг против друга, эта резкая полемика, это нетоварищеское отношение!..» «Какая прекрасная вещь — наш съезд!» — отвечал я ему. — «Открытая, свободная борьба. Мнения высказаны. Оттенки обрисовались. Группы наметились. Руки подняты. Решение принято. Этап пройден. Вперед! — вот это я понимаю. Это — жизнь. Это — не то, что бесконечные, нудные интеллигентские словопрения, которые кончаются не потому, что люди решили вопрос, а просто потому, что устали говорить...»

Товарищ из «центра» смотрел на меня недоумевающими глазами и пожимал плечами. Мы говорили на разных языках»9.

II съезд РСДРП явился поворотным пунктом в мировом рабочем движении. Титаническая борьба Ленина за создание революционной пролетарской партии в России, партии нового типа, принципиально отличающейся от реформистских партий II Интернационала, увенчалась на съезде успехом.

Так возникла большевистская партия, ставшая образцом для международного революционного рабочего движения. В этом огромное историческое значение II съезда РСДРП.

Большевистская партия была создана на принципиальных идейных и организационных началах, разработанных ленинской «Искрой».

«Большевизм существует, как течение политической мысли и как политическая партия, с 1903 года»10, — писал впоследствии Ленин.

Благодаря деятельности Ленина и его соратников важнейший политический вопрос, выдвинутый ко времени II съезда РСДРП всем ходом рабочего движения в России на первый план, — победит ли в нем идеология революционного марксизма или же оно пойдет по пути подчинения буржуазной идеологии — был решен в пользу революционного марксизма. Победа гениального ленинского плана создания революционной марксистской партии — партии социальной революции и диктатуры пролетариата — показала, что в лице Ленина российский и международный пролетариат имеют выдающегося теоретика, продолжателя дела и учения Маркса и Энгельса, стратега революции, прозорливо видящего перспективы развития рабочего движения.

После окончания работы II съезда Ленин вместе с большевиками-делегатами посетил могилу Карла Маркса на Хайгетском кладбище. Вскоре Ленин выехал из Лондона в Женеву.

Примечание:

1 Второй съезд РСДРП. Протоколы. М., 1959, стр. 137.

2 Там же, стр. 136.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 41, стр. 369.

4 Второй съезд РСДРП. Протоколы, 1959, стр. 419 — 420.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 7, стр. 290.

6 Там же, стр. 290 — 291.

7 Второй съезд РСДРП. Протоколы, 1959, стр. 275.

8 В. И. Ленин. Соч., т. 47, стр. 137.

9 В. И. Ленин. Соч., т. 8, стр. 333.

10  В. И. Ленин. Соч., т. 41, стр. 6.

 

Борьба в партии после съезда

Борьба в партии после II съезда стала еще более острой. Потерпев на съезде поражение, меньшевики стремились путем интриг и закулисной борьбы сорвать его постановления, дезорганизовать партийную работу и захватить руководство партией. Ленину было ясно, что место старых, уже разбитых оппортунистов, место «экономистов» заняли новые оппортунисты — меньшевики, в сторону которых повернул и Плеханов. Нарушая волю партийного съезда, Плеханов решил кооптировать старую редакцию «Искры». Таким образом, он перешел на сторону меньшевиков. Ленин считал недопустимым пересматривать решение партийного съезда в угоду групповщине, он требовал уважения воли съезда. Он вышел из редакции «Искры» с тем, чтобы укрепиться в ЦК партии и оттуда повести борьбу против оппортунистов. Он подал заявление о том, что не состоит более в редакции, и просил поместить это заявление в «Искре».

Начиная с № 52 «Искра» переходит в руки меньшевиков. Новая, оппортунистическая, «Искра» на своих страницах открыла злобную кампанию против Ленина, против большевиков.

В двадцатых числах ноября Ленин был кооптирован в состав Центрального Комитета. Он внес в ЦК проект заявления с протестом против кооптации Плехановым в редакцию «Искры» бывших редакторов-меньшевиков. В первой половине декабря Ленин написал в редакцию меньшевистской «Искры» открытое письмо «Почему я вышел из редакции «Искры»?», которое редакция трусливо отказалась поместить в газете. Ничего иного не оставалось, как издать письмо Владимира Ильича отдельным листком и переслать его в Россию, где оно нелегально перепечатывалось; его потом обнаруживали при обысках в Москве, Туле, Томске, Риге, Астрахани, Николаеве и др. городах. Письмо Ленина сыграло большую роль в разоблачении оппортунистической тактики меньшевиков, их дезорганизаторской деятельности на II съезде РСДРП и в послесъездовский период.

Во второй половине января 1904 года Ленин пишет проект обращения «К членам партии», в котором критикует оппортунистические взгляды меньшевистской «Искры». Ему пришлось вести упорную борьбу против меньшевиков и в Совете партии, куда он теперь входил как представитель Центрального Комитета. И здесь дело дошло до того, что Ленин был вынужден временно оставить Совет. Было совершенно ясно, что меньшевики стремятся захватить в свои руки и ЦК, о чем Ленин предупреждал большевиков в России, требуя начать в местных комитетах подготовку к созыву III съезда партии. Но как ни тяжело Ленину было в то время, он был непоколебим и тверд: «в вопросе о нашей победе мы оптимисты»1.

Лишенный такого важного средства общения с партией, как газета, Ленин поддерживал тесную связь с партийными организациями перепиской, доходившей в то время до трехсот писем в месяц. Опубликованная в 46 томе Полного собрания его сочинений, эта переписка показывает, как широки и постоянны были связи Ленина с Петербургом, Москвой, Нижним Новгородом, Самарой, Уралом, Одессой, Киевом, Екатеринославом, Гомелем, Баку, Саратовом, с Кавказским союзным комитетом РСДРП, Донским комитетом, Комитетом союза горнозаводских рабочих, Сибирским и Имеретино-Мингрельским комитетами. Ведя непримиримую борьбу против раскольнической, дезорганизаторской деятельности меньшевиков, он неизменно опирался на широкие массы партийных работников.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 46, стр. 364.

 

«Шаг вперед, два шага назад»

Перед большевиками со всей остротой встала задача разоблачения враждебных партии действий меньшевиков и извращения ими фактов внутрипартийной борьбы на II съезде РСДРП и в послесъездовский период. Эту задачу выполнил Ленин в книге «Шаг вперед, два шага назад (Кризис в нашей партии)», написанной в феврале — мае 1904 года и изданной в Женеве в мае того же года. Готовя книгу, Ленин тщательно изучил протоколы заседаний и резолюции II съезда, сложившиеся на съезде политические группировки, документы ЦК и Совета партии. Раскол, происшедший на II съезде РСДРП, Владимир Ильич переживал, по словам Надежды Константиновны, «крайне мучительно». И работая над книгой «Шаг вперед, два шага назад», он мысленно возвращался ко всем перипетиям борьбы на съезде. Поэтому эта книга «стоила ему многих бессонных ночей, многих тяжелых настроений».1

В книге «Шаг вперед, два шага назад» дан подробный анализ всего хода борьбы на II съезде РСДРП и после съезда. Ленин обращает внимание членов партии на два центральных пункта: политическое значение деления партии на «большинство» и «меньшинство» и принципиальное значение позиции новой «Искры» по организационным вопросам. Исследуя эти два вопроса, он с неотразимой убедительностью доказал, что «большинство» есть революционное, а «меньшинство» — оппортунистическое крыло РСДРП. Оппортунизм «меньшинства» наметился уже в спорах о первом параграфе Устава партии. Главная задача съезда, указывал Ленин, состояла «в создании действительной партии на тех принципиальных и организационных началах, которые были выдвинуты и разработаны «Искрой»... Искровская программа и направление должны были стать программой и направлением партии, искровские организационные планы должны были получить закрепление в организационном уставе партии».2

Такой результат не мог быть достигнут без борьбы. Ленин шаг за шагом вскрывает оппортунистические шатания и политическую бесхарактерность антиискровцев и неустойчивых, «болотных» элементов съезда. Особенно подробно он разбирает их взгляды на Устав. Анализируя формулировки первого параграфа Устава партии, из-за которых разгорелись дебаты на II съезде, Ленин отмечал, что надо дать себе точный отчет о действительном характере тех оттенков в воззрениях, какие наметились в этих спорах. Действительный же характер этих оттенков состоял в принципиально различном понимании существа самой пролетарской партии и ее роли в рабочем движении.

В. И. Ленин разъяснял, что в спорах, происходивших на II съезде партии вокруг Устава, столкнулись сторонники буржуазно-интеллигентского индивидуализма со сторонниками пролетарской организации и дисциплины. Взгляды первых выражало оппортунистическое крыло съезда во главе с Мартовым.

В. И. Ленин считал, что Мартов своим утверждением: «Каждый стачечник должен иметь право объявить себя членом партии», доводит свою ошибку до абсурда. Прямой и безусловный долг социал-демократии — руководить всеми проявлениями классовой борьбы пролетариата, в том числе и стачками. Но это не значит, что каждый стачечник есть член партии. «Именно на примере «стачечника» особенно ясно видна разница между революционным стремлением социал-демократически руководить каждой стачкой и оппортунистической фразой, объявляющей членом партии каждого стачечника»3.

Гневно изобличал Ленин позорное поведение меньшевиков после съезда, прибегавших к самым низким приемам борьбы — к дезорганизации деятельности партии, к срыву ее работы. Характеризуя позицию новой, меньшевистской «Искры» как оппортунизм в организационных вопросах, Ленин показал, что эта позиция враждебна централизму и строгой пролетарской дисциплине: она берет под защиту анархизм и организационную распущенность, широко открывает двери партии для мелкобуржуазных, оппортунистических элементов.

В результате деятельности старой «Искры» и II съезда партии социал-демократическое движение в России шагнуло далеко вперед: было достигнуто идейное единство, сформулированное в партийной Программе и в партийных резолюциях, удалось освободиться от традиций кружковой ограниченности и замкнутости, собрать вместе десятки самых различных групп и создать партию. Теперь же, писал Ленин, нас тащат назад, разрушают партию, дезорганизуют партийную работу. Старая «Искра» учила революционной борьбе, была органом воинствующего марксизма. Новая «Искра» учит уживчивости с оппортунистами. Старая «Искра» заслужила себе почетную нелюбовь и русских и западноевропейских оппортунистов. Новая «Искра» за проведение дезорганизаторской линии получает похвалы от самых крайних оппортунистов.

В. И. Ленин показал, что разделение РСДРП на «большинство» и «меньшинство» является прямым и неизбежным продолжением разделения социал-демократии на революционную и оппортунистическую, которое давно появилось в других странах. Характерная черта оппортунизма — неопределенность, расплывчатость, неуловимость. «Оппортунист, по самой своей природе, уклоняется всегда от определенной и бесповоротной постановки вопроса, отыскивает равнодействующую, вьется ужом между исключающими одна другую точками зрения, стараясь «быть согласным» и с той и с другой, сводя свои разногласия к поправочкам, к сомнениям, к благим и невинным пожеланиям и проч. и проч.»4

Опираясь на идеи Маркса и Энгельса о пролетарской партии, Ленин в книге «Шаг вперед, два шага назад» и других работах развивает их в стройное учение применительно к новым условиям борьбы пролетариата в период империализма и пролетарских революций.

Партия, учил Ленин, является частью рабочего класса, его передовым, сознательным и организованным отрядом, высшей формой его организации, его политическим вождем, без направляющей деятельности которого невозможно завоевать диктатуру пролетариата и построить социалистическое общество. При этом Ленин настойчиво доказывал, что, «чем крепче будут наши партийные организации, включающие в себя действительных социал-демократов, чем меньше шаткости и неустойчивости будет внутри партии, тем шире, разностороннее, богаче и плодотворнее будет влияние партии на окружающие ее, руководимые ею элементы рабочих масс. Ведь нельзя же смешивать, в самом деле, партию, как передовой отряд рабочего класса, со всем классом».5

В книге «Шаг вперед, два шага назад» Ленин сформулировал твердые нормы партийной жизни, ставшие законом для всей последующей деятельности партии. Важнейшими из этих норм являются: строжайшее соблюдение всеми без исключения членами партии требований партийного Устава, единой партийной дисциплины, последовательное проведение принципов демократического централизма и внутрипартийной демократии, всемерное развитие активности и самодеятельности широких партийных масс, развертывание критики и самокритики. Нормальную деятельность партийных организаций и всей партии в целом Ленин считал возможной только при строгом соблюдении принципа коллективности руководства, гарантирующего партию от элементов случайности и односторонности в принимаемых решениях.

Достойный ответ Ленин дал врагам партии, с злорадством наблюдавшим, как пролетарская партия в открытом споре вскрывала и обсуждала недостатки и недочеты в своей работе. «Русские социал-демократы, — писал он, — уже достаточно обстреляны в сражениях, чтобы не смущаться этими щипками, чтобы продолжать, вопреки им, свою работу самокритики и беспощадного разоблачения собственных минусов, которые непременно и неизбежно будут превзойдены ростом рабочего движения»6.

Книгу «Шаг вперед, два шага назад» Ленин заканчивает словами, ярко показывающими, какое громадное значение он придавал организованности рабочего класса, какую великую руководящую силу он видел в пролетарской партии.

«У пролетариата нет иного оружия в борьбе за власть, кроме организации. Разъединяемый господством анархической конкуренции в буржуазном мире, придавленный подневольной работой на капитал, отбрасываемый постоянно «на дно» полной нищеты, одичания и вырождения, пролетариат может стать и неизбежно станет непобедимой силой лишь благодаря тому, что идейное объединение его принципами марксизма закрепляется материальным единством организации, сплачивающей миллионы трудящихся в армию рабочего класса. Перед этой армией не устоит ни одряхлевшая власть русского самодержавия, ни дряхлеющая власть международного капитала».7

Появление книги «Шаг вперед, два шага назад» было встречено меньшевиками с озлоблением. Плеханов потребовал от ЦК отмежеваться от книги Ленина. Примиренцы в ЦК пытались задержать ее печатание и распространение. Но все эти попытки были тщетны. Партийные организации России встретили книгу Ленина горячим одобрением. Она широко распространялась среди передовых рабочих страны. Ее находили при арестах и обысках в Москве, Петербурге, Киеве, Баку, Риге, Саратове, Туле, Орле, Уфе, Перми, Костроме, Щиграх, Шавлях (Ковенской губ.) и других местах страны. Вооруженные ленинскими идеями, большевики еще теснее смыкали свои ряды, совершенствовали формы своей организации.

Примечание:

1 Н. К. Крупская. О Ленине, 1965, стр. 131,

2 В. И. Ленин. Соч., т. 8, стр. 193.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 8, стр. 246.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 8, стр. 393.

5 Там же, стр. 244.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 8, стр. 190.

7 Там же, стр. 403 — 404.

 

Борьба за созыв III съезда

Ожесточенная борьба с меньшевиками дорого стоила Владимиру Ильичу. С самого начала II съезда его нервы были напряжены до предела. Он страдал бессонницей, волновался, тяжело переживал интриганские приемы борьбы меньшевиков. Крайнее переутомление вынудило его временно оставить все дела. Вместе с Надеждой Константиновной он неделю отдыхал в Лозанне, а затем, надев рюкзаки, они отправились в горы, бродили по диким тропинкам, забираясь в самую глушь.

«Смена впечатлений, — вспоминала Н. К. Крупская, — горный воздух, одиночество, здоровая усталость и здоровый сон прямо целительно повлияли на Владимира Ильича. Опять вернулись к нему сила и бодрость, веселое настроение»1.

После путешествия в горах Ленин и Крупская август прожили в глухой деревушке около Лак де Бре (под Лозанной). С большим удовольствием Владимир Ильич работал в огороде, помогая хозяину дома, швейцарскому крестьянину. Физический труд на воздухе был для него лучшим отдыхом. В этой же деревне жили А. А. Богданов и М. С. Ольминский. Обсудив с товарищами план дальнейшей работы, Ленин решил издавать за границей большевистский орган и широко развернуть в России агитацию за III съезд. Вернувшись в Женеву в начале осени, Владимир Ильич переехал из пригорода ближе к центру, на улицу Давид Дюфур, 3, где прожил до отъезда на родину в ноябре 1905 года.2 Он стал посещать библиотеку «Societe de lecture» («Общество любителей чтения»), где условия для работы были прекрасными. Члены этого общества редко посещали библиотеку, поэтому Владимир Ильич имел там в своем распоряжении отдельную комнату, мог при обдумывании статей ходить по привычке из угла в угол, брать с полок книги. Ничто не отвлекало его и не мешало работе.

В России все более назревал революционный кризис. Уже много месяцев шла русско-японская война, обнажившая все пороки, всю внутреннюю гнилость царского самодержавия. Ленин пророчески писал, что позорный конец позорной войны недалек, что он усилит революционное возбуждение в стране и потребует самых решительных наступательных мер от партии пролетариата. И он готовил партию к приближавшейся революции.

Задачи, стоявшие перед партией, все настоятельнее требовали быстрейшего созыва III съезда РСДРП. Меньшевики продолжали свою дезорганизаторскую деятельность. Воспользовавшись шатаниями членов ЦК В. А. Носкова, Л. Е. Гальперина и Л. Б. Красина, занимавших примиренческую позицию, меньшевики окопались и в Центральном Комитете. Овладев партийными центрами, они повели себя еще разнузданнее. Их поведение нашло активную поддержку со стороны лидеров II Интернационала.

Яркой иллюстрацией подрывной, интриганской деятельности меньшевиков и поддержки их лидерами II Интернационала является письмо Потресова Аксельроду, написанное в мае 1904 года. Получив от Каутского согласие на публикацию в «Искре» его статьи против большевиков, Потресов писал Аксельроду: «Итак, первая бомба отлита и — с божьей помощью — Ленин взлетит на воздух. Я придавал бы очень большое значение тому, чтобы был выработан общий план кампании против Ленина — взрывать его, так взрывать до конца, методически и планомерно... Как бить Ленина, вот вопрос. Прежде всего, мне думается, следует на него выпустить авторитетов — Каутского (уже имеется), Розу Люксембург и Парвуса... Но как бить затем — всем нам, заполнить ли собою «Искру» и в какой мере, если выпустить коллективный памфлет против него... Ваше предложение, потребовать от ЦК отозвать Ленина из Совета едва ли, мне думается, приемлемо и, во всяком случае, надо сначала настроить против него общественное мнение, и тогда можно будет о чем-либо подобном подумать»3.

Так закулисно готовили меньшевики свой коварный план борьбы против Ленина. Но «на воздух взлетели» сами меньшевики. Ленин обнажил оппортунистическую сущность российских и западноевропейских отступников от марксизма, нанес мощный удар международному ревизионизму, что имело огромное значение для развития революционного рабочего движения во всем мире.

Находясь формально вместе с меньшевиками в составе единой РСДРП, большевики составляли, по сути дела, самостоятельную партию и проводили самостоятельную последовательно-революционную линию, отвечавшую коренным интересам пролетариата, крестьянства, всех народов России. В августе 1904 года под руководством Ленина состоялось совещание 22 большевиков, которое обсудило вопрос о партийном кризисе и путях выхода из него. Совещание состоялось в предместье Женевы. Оно приняло обращение «К партии» с призывом к партийным организациям бороться за немедленный созыв III съезда как единственный выход из кризиса.

Обращение, написанное Лениным, стало боевой программой большевиков в борьбе за единство партии.

В этот острый период внутрипартийной борьбы Ленина поддерживало большинство партийных комитетов в России, развернувших активную борьбу за новый съезд. В сентябре — декабре состоялись три областные конференции большевистских комитетов (Южная, Кавказская и Северная). Конференции избрали Бюро Комитетов Большинства, которое под руководством Ленина организовывало практическую подготовку к III съезду партии. Осенью 1904 года Владимир Ильич написал проект «Извещения об образовании Бюро Комитетов Большинства», который затем был послан большевистским комитетам в Россию. В этом проекте указывалось: «Наш лозунг — борьба партийности против кружковщины, борьба выдержанного революционного направления против зигзагов, путаницы и возврата к рабочедельству, борьба во имя пролетарской организации и дисциплины против дезорганизаторов».4

Ближайшими задачами Ленин считал идейное и организационное сплочение большевиков в России и за границей, всестороннюю поддержку организованного за границей издательства массовой партийной литературы, борьбу с оппортунизмом меньшевиков, захвативших центральные учреждения партии, подготовку III съезда партии и содействие работе местных комитетов. Ленин обращает внимание большевиков на опасность создавшегося в партии положения и необходимость самой решительной борьбы с меньшевиками, ведущими «наглое издевательство и над партией и над принципами». «В партии полный раскол и медлить нельзя, если не хотеть мириться с тем, что партийность будет принесена в жертву кружковщине, что в партии надолго воцарится беспринципность или она будет отброшена к экономизму и рабочедельчеству».5 Ленин призывал большевиков к решительному разрыву с меньшевиками и немедленному созыву III съезда партии. «...Центры, — писал он, — поставили себя вне партии. Середины нет: кто за центры, кто за партию? Пора размежеваться».6

В борьбе за партию и партийность, опираясь на опыт «Искры», Ленин исключительную роль отводил большевистской газете, на создании которой он сосредоточил все свое внимание. Он писал большевикам в Россию: «В этом органе теперь вся суть...»

В первых числах декабря 1904 года Владимир Ильич выступил в Париже и ряде городов Швейцарии с рефератом о внутрипартийном положении. Деньги, собранные от этих рефератов, пошли на создание газеты. Характерно, что цюрихская группа эсеров накануне приезда Ленина с рефератом тревожно взывала к своему вождю Чернову о помощи: «...просим убедительнейшим образом приехать к нам с рефератом и в качестве оппонента Ленину, который, говорят, — будет здесь на днях. Когда приедет, сообщим телеграфом. Наше существование здесь висит на кончике Вашего языка».7

29 ноября (12 декабря) под руководством Ленина в Женеве состоялось собрание большевиков, на котором был окончательно решен вопрос об основании периодического большевистского партийного органа. Собрание утвердило предложенное Лениным название газеты — «Вперед», а также текст извещения о ее выходе. Самим названием газеты Ленин выразил стремление большевиков идти вперед в деле укрепления партии и организации рабочего движения, в то время как меньшевики тащили партию назад, к пройденному уже этапу кружковщины и раздробленности. В редакцию газеты вошли: В. И. Ленин, В. В. Воровский, М. С. Ольминский, А. В. Луначарский. После того как были прочитаны статьи для первого номера газеты, участники собрания обсудили их. Присутствовавший на собрании В. А. Карпинский вспоминает, что это свободное обсуждение, откровенные критические замечания и пожелания произвели очень сильное впечатление на рядовых партийцев, как яркое проявление внутрипартийной демократии.

В. И. Ленин обратился с «Письмом к товарищам (К выходу органа партийного большинства)», в котором подчеркивал, что газета «Вперед» должна быть органом российского рабочего движения. Он предложил установить регулярную переписку партийных работников с редакцией газеты, которая должна стать плодом коллективного творчества партии. Ленин особенно настаивал на сотрудничестве в газете рабочих корреспондентов. Он просил сообщить, как рабочие встретили известие об издании большевистской газеты и призыв к участию в ней. Ленин считал очень важным, чтобы десятки и сотни рабочих прямо и непосредственно писали в газету, чтобы они давали свои адреса для посылки им «Вперед». Он указывал, что надо организовать подписку рабочих на газету.

Отъезжавшим в Россию, вспоминал М. С. Ольминский, Ленин «давал наставление особенно заботиться о том, чтобы рабочие присылали в редакцию письма о фабрично-заводской жизни. Каждому приезжему из России местному работнику ставился вопрос: есть ли у вас в комитете рабочие? а если нет, то почему?

Однажды два молодых комитетчика, приехавшие из Одессы, ответили:

 — Пробовали мы ввести в комитет рабочих, но неудачно.

 — Почему?

 — Да они сейчас же потребовали, чтобы выпускать листки о заработной плате и разных мелких нуждах отдельных заводов.

Нужно было видеть, с каким негодованием обрушился Ильич на этих комитетчиков, как он отпел их, объясняя, что это требование одесских рабочих лучше всего доказывает именно пользу и необходимость выдвигать рабочих в число членов комитета».8

Первый номер газеты «Вперед» вышел в Женеве 22 декабря 1904 года (4 января 1905 года). В номере были опубликованы статьи Ленина «Самодержавие и пролетариат» (передовая), «О хороших демонстрациях пролетариев и плохих рассуждениях некоторых интеллигентов», «Пора кончить» и др. Ленин подчеркивал, что «направление газеты «Вперед» есть направление старой «Искры». Во имя старой «Искры» «Вперед» решительно борется с новой «Искрой»».9 Руководимая Лениным газета «Вперед» сыграла большую роль в укреплении партии, в подготовке III съезда.

Политическая и теоретическая деятельность В. И. Ленина, его труды 90-х годов XIX столетия и начала XX века, его непримиримая борьба против оппортунизма, против ревизионистских попыток искажения марксистской теории, борьба за создание партии нового типа, творческое применение и развитие марксизма в условиях новой эпохи — все это явилось началом ленинского этапа в развитии марксизма, в деятельности русских марксистов, в рабочем движении России, в международном рабочем движении.

Ленинизм, как единое интернациональное учение, стал марксизмом XX века, марксизмом современной эпохи.

Коммунистическая партия Советского Союза возникла и развивалась на самой прочной базе революционной теории марксизма. На гранитной базе этой теории большевистская партия проделала такую практическую историю, «которая, — как отмечал Ленин, — по богатству опыта не имела себе равной в свете». Ленин и выкованная рабочим классом России ленинская партия открыли человечеству не только теоретически, но и на практике путь к социализму и к коммунизму.

Годы упорной и мужественной революционной деятельности Ленина создали ему огромный авторитет среди русских социал-демократов. Вокруг Ленина, воодушевленные его смелым планом создания партии, сплотились лучшие представители рабочего класса — большевики. Они были готовы к новым боям, к надвигавшейся революционной буре 1905 года.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 55, стр. 500 (примеч. 231).

2 В 1967 году на этом доме установлена мемориальная доска: «Владимир Ильич Ульянов-Ленин — основатель Советского Союза — жил в этом доме в 1904 — 1905 годах».

3 Социал-демократическое движение в России, т. I, 1928, стр. 124, 125. 118

4 В. И. Ленин. Соч., т. 9, стр. 69.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 46, стр. 431.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 9, стр. 168.

7 «Красная Летопись», 1927, № 1 (22), стр. 35.

8 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1909, стр. 222.

9 В. И. Ленин. Соч., т. 9, стр. 236.

 


 

Глава пятая

НА ПЕРВЫЙ ШТУРМ ЦАРСКОГО САМОДЕРЖАВИЯ

Без «генеральной репетиции» 1905 года победа Октябрьской революции 1917 года была бы невозможна.

В.И.Ленин

1905 год начался крупными историческими событиями. 3 января в Петербурге на Путиловском заводе вспыхнула стачка, в которой участвовало тринадцать тысяч рабочих. Путиловцев поддержали рабочие других предприятий города, и 7 января стачка стала всеобщей.

Царское правительство всеми способами старалось остановить рабочее движение. Надеясь пресечь его в самом начале и запугать рабочих, оно стало готовить кровавую расправу над пролетариями столицы. В Петербурге было сосредоточено свыше сорока тысяч солдат и полицейских. Наряду с репрессиями в ход была пущена и такая мера, как создание рабочих организаций, субсидируемых полицией. Эти так называемые зубатовские организации (по имени охранника Зубатова) пытались отвлечь рабочих от политической, революционной борьбы, направить рабочее движение по реформистскому пути. Особую активность проявляла руководимая священником Гапоном организация — «Собрание русских фабрично-заводских рабочих С.-Петербурга», охватывавшая около девяти тысяч человек. Будучи тайным агентом охранки, Гапон по заданию последней предложил рабочим организовать шествие к царю для подачи ему прошения о своих нуждах. Рабочие поверили, что царь, узнав о невыносимо тяжелой жизни народа, проявит о нем заботу. Они поддержали предложение Гапона. Большевики предупреждали о безрезультатности подобных обращений, но видя, что не могут воспрепятствовать шествию, решили идти вместе с рабочими, в их рядах.

 

Кровавое воскресенье 5 января

Ранним утром в воскресенье 9 января рабочие Петербурга, неся хоругви, иконы и портреты царя, торжественно направились к Зимнему дворцу, где находился царь. Многие пришли целыми семьями — с женами, малыми детьми и стариками. Настроение всех было праздничным. В шествии участвовало более ста сорока тысяч человек. Действуя по заранее обдуманному плану, царское правительство приказало открыть огонь по безоружным людям. «Это было самое подлое, хладнокровное убийство беззащитных и мирных народных масс»1. В тот день было убито более тысячи и ранено около пяти тысяч человек.

Кровавой расправой царское правительство рассчитывало подавить у рабочих волю к борьбе, привить им покорность и смирение. Но царизм просчитался. Расстрел мирных безоружных людей разрушил наивную веру народа в «доброту» и «милость» царя. Даже самые отсталые рабочие наглядно убедились, что не просьбами, не прошениями надо добиваться облегчения своего положения, что завоевать свободу можно только с оружием в руках. Попытка «зубатовщины» свернуть рабочее движение с революционного пути потерпела полный крах. Уже днем 9 января в рабочих районах Петербурга стали строиться баррикады. Народ начал подниматься на борьбу против царизма.

О событиях 9 января Ленин узнал на следующее утро. Владимира Ильича глубоко взволновало полученное известие. «Мы, — вспоминала Надежда Константиновна, — пошли туда, куда инстинктивно потянулись все большевики, до которых долетела весть о питерских событиях, — в эмигрантскую столовку Лепешинских. Хотелось быть вместе. Собравшиеся почти не говорили между собой, слишком все были взволнованы. Запели «Вы жертвою пали...», лица были сосредоточены. Всех охватило сознание, что революция уже началась, что порваны путы веры в царя, что теперь совсем уже близко то время, когда «падет произвол и восстанет народ, великий, могучий, свободный...»».2

Гневный протест рабочих против кровавой расправы царизма Ленин оценил как начало революции в России. В тот же день он написал статью «Революция в России». В этой овеянной горячим дыханием революции статье дана яркая картина героической борьбы петербургского пролетариата 9 января: «Сила против силы. Кипит уличный бой, воздвигаются баррикады, трещат залпы и грохочут пушки. Льются ручьи крови, разгорается гражданская война за свободу. К пролетариату Петербурга готовы примкнуть Москва и Юг, Кавказ и Польша. Лозунгом рабочих стало: смерть или свобода!»3 Да здравствует революция! Да здравствует восставший пролетариат! — провозгласил Ленин.

января 1905 года русский рабочий класс получил великий урок гражданской войны, за один этот день революционное воспитание пролетариата шагнуло вперед так, как оно не могло бы шагнуть в месяцы и годы серой, будничной, забитой жизни.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 9, стр. 214

2 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 291.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 9, стр. 178.

 

Ленинская оценка первой русской революции

Вынужденный томиться в эмиграции, в «проклятом далеке», как он с горечью не раз говорил, Ленин внимательно следил за событиями в Рос сии, немедленно откликался на них, давал им глубокий анализ и оценку. Задолго до начала революции он гениально предвидел ее неизбежность, предсказал, что она примет общенародный характер, неустанно готовил партию к надвигавшимся социальным битвам, в которых рабочий класс был призван выполнить роль вождя.

Когда началась революция, Ленин подчеркнул огромное значение героической борьбы российского пролетариата для судеб мирового рабочего движения. «На пролетариат всей России смотрит теперь с лихорадочным нетерпением пролетариат всего мира. Низвержение царизма в России, геройски начатое нашим рабочим классом, будет поворотным пунктом в истории всех стран, облегчением дела всех рабочих всех наций, во всех государствах, во всех концах земного шара»1.

Руководящие статьи Ленина в большевистской печати, его многочисленные письма в партийные организации, беседы с приезжавшими из России направляли деятельность партии но развертыванию революции.

«Мы работали в России, объезжали комитеты, проводили в жизнь директивы Ильича, — вспоминал М. Н. Лядов. — Мне пришлось частенько ездить нелегально за границу. Приедешь на неделю, расскажешь Ильичу все новости, нагрузишься его инструкциями, указаниями, советами и едешь обратно разыскивать товарищей по «Бюро Комитетов Большинства». И всегда мы удивлялись, как верно, сидя там, в Женеве, Ильич умел оценивать положение вещей, как ясно перед ним вырисовывалась вся картина запутанных взаимоотношений, создавшихся в России в связи с неудачной японской войной, после кровавого 9-го января»2.

В. И. Ленин раскрыл сущность и исторические особенности первой русской революции. Он показал, что по своему характеру и задачам эта революция буржуазно-демократическая. Ее цель — свержение царского самодержавия, уничтожение помещичьего землевладения и других остатков крепостничества, установление демократической республики. Но несмотря на то, что эта революция является буржуазно-демократической, ее вождем и главной движущей силой выступает пролетариат. Его союзником выступило крестьянство, и все шире развертывали революционную борьбу трудящиеся национальных окраин России. Позднее Ленин указывал, что вместе с тем революция была пролетарской по руководящей роли рабочего класса в ней и по специфически пролетарским средствам борьбы, важнейшими из которых были стачка и вооруженное восстание. Только пролетариат, позиция которого отличается последовательной и активной революционностью, беспощадной непримиримостью к самодержавию, способен довести революцию до полной победы над царизмом. Достигнуть этой победы пролетариат может лишь при условии, если поведет за собой крестьянство и будет действовать в тесном союзе с ним.

Особенность русской революции, ее отличие от предшествующих буржуазных революций на Западе Ленин видел в том, что это первая народная революция, происходившая в новых исторических условиях, когда буржуазия стала контрреволюционной силой, а пролетариат вырос в самостоятельную политическую силу, способную возглавить революционную борьбу против царизма.

В связи с начавшейся революцией Ленин определил задачи партии, как вождя и организатора рабочего класса. Он разъяснял, что революция создает новые условия для деятельности партии и новые способы воспитания масс. Партийные организации должны широко развертывать организационную работе, дать простор революционному почину и инициативе, смело выдвигать новые, молодые силы. Партия может выполнить роль авангарда пролетариата только тогда, когда она перестроит свою работу и методы руководства массами в соответствии с новыми условиями революционной обстановки. «Чем больше расширяется народное движение, тем больше раскрывается настоящая природа различных классов, тем насущнее задача партии руководить классом, быть его организатором».3 Обязанность и основная задача рабочей партии — неустанно и повседневно мобилизовывать и сплачивать силы пролетариата, подготавливая его к открытой массовой борьбе, к всенародному вооруженному восстанию с целью свержения царского самодержавия.

Огромную роль в мобилизации революционных масс сыграла большевистская печать и в первую очередь редактируемая Лениным газета «Вперед». В ней печатались статьи Ленина: «Две тактики», «Должны ли мы организовать революцию?», «Революционная демократическая диктатура пролетариата и крестьянства» и др. Владимир Ильич написал для газеты свыше 60 статей и заметок. Его статьи пользовались большой популярностью среди рабочих. Одесские большевики сообщали в редакцию: «Ленина рабочие страшно любят».4 Разрабатывая тактическую линию большевиков в революции, Ленин всесторонне обосновывал необходимость руководящей роли партии в подготовке и проведении вооруженного восстания.

В связи с этой задачей Ленин особое значение придавал принципиальности и стойкости партии в вопросах теории, научному мировоззрению. Он писал в апреле 1905 года: «Уклончивость или беспринципность в теоретических вопросах как раз в революционную эпоху равносильны полному идейному банкротству, ибо именно теперь нужно продуманное и твердое миросозерцание для того, чтобы социалист владел событиями, а не события владели им».5

Вопросам вооруженной борьбы масс, правильной организации восстания Ленин уделял тогда очень большое внимание. Надежда Константиновна отмечала, что «Ильич не только перечитал и самым тщательным образом проштудировал, продумал все, что писали Маркс и Энгельс о революции и восстании, — он прочел немало книг и по военному искусству, обдумывая со всех сторон технику вооруженного восстания, организацию его. Он занимался этим делом гораздо больше, чем это знают...».6

Особый интерес Ленин проявлял к опыту Парижской коммуны, стремясь к тому, чтобы этот опыт изучался русскими социал-демократическими и передовыми рабочими. Он редактирует перевод на русский язык мемуаров генерала Коммуны Клюзере «Об уличной борьбе», в которых обобщен опыт баррикадных боев парижских коммунаров. Мемуары были напечатаны в газете «Вперед» с предисловием и краткой биографией знаменитого деятеля Коммуны, написанными Лениным. 5 (18) марта 1905 года на собрании русской колонии политических эмигрантов в Женеве Владимир Ильич выступил с большим докладом о Парижской коммуне. «На плечах Коммуны стоим мы все в теперешнем движении», — напоминал он.

Примечание:

1 Там же, стр. 204.

2 О Ленине. Воспоминания. Книга II. Под редакцией и с предисловием Н. Л. Мещерякова. М., 1925, стр. 93 — 94.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 9, стр. 302.

4 История Коммунистической партии Советского Союза, т. II. М., 1966, стр. 40.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 10, стр. 45.

6 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 293.

 

На III съезде партии

Во время революции разногласия между большевиками и меньшевиками еще более усилились. Оппортунизм меньшевиков сказался теперь особенно наглядно в их оценке движущих сил революции, в их тактике. Меньшевики считали, что главной движущей силой русской буржуазно-демократической революции является буржуазия. Такой вывод был искажением революционного духа марксизма, непониманием новых условий классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией в эпоху империализма, отрицанием руководящей роли рабочего класса в новых исторических условиях.

Меньшевики видели главную задачу социал-демократии и рабочего класса в том, чтобы не отпугивать буржуазию своей «чрезмерной» революционностью. Поскольку ведущую роль в революции меньшевики отводили буржуазии, они принижали не только роль пролетариата, но и роль пролетарской партии как руководителя и организатора масс.

В. И. Ленин решительно боролся против оппортунистической линии меньшевиков, разоблачал догматизм, схематизм и шаблонность их политического мышления, трусость, боязнь революции, хвостизм, предательство интересов пролетариата и крестьянства. Он писал, что меньшевики «боятся... руководящей роли в демократическом перевороте, они со страхом думают о том, как бы им не пришлось «проводить восстание». Им мерещится та мысль — они только не решаются еще сказать ее на страницах «Искры» прямо, — что социал-демократическая организация не должна «проводить восстания», не должна стремиться к тому, чтобы брать всецело в свои руки революционный переход к демократической республике».1

В то время как Ленин, большевики фактически задолго готовили пролетариат к революции, к активному руководящему участию в ней, меньшевики, наоборот, идейно и организационно разоружали рабочий класс, воспитывали его в духе реформизма и приспособленчества к линии и тактике либеральной буржуазии. Свою антиреволюционную, оппортунистическую линию меньшевики проводили на всем протяжении революции. Ленин подверг тактику меньшевиков сокрушительной критике.

Творчески подходя к разрешению вопросов, выдвигаемых революцией, Ленин подчеркивал великое значение пролетарской партии. В острых идейных спорах с меньшевиками он доказывал, что свержение царизма и установление демократической республики возможны только тогда, когда борьбой революционных масс будет руководить партия рабочего класса. Идея гегемонии пролетариата в революции и авангардной роли его партии была главной мыслью Ленина, которую он проводил во всех своих произведениях и во всей своей деятельности, отстаивая ее в борьбе с меньшевиками.

Кризис внутри РСДРП углублялся все сильнее. Не было почти ни одного тактического или организационного вопроса, который не возбуждал бы самой ожесточенной борьбы между большевиками и меньшевиками в местных комитетах РСДРП. Центральные учреждения партии, захваченные меньшевиками, не пользовались авторитетом у большинства партийных работников. Положение становилось тем более нетерпимым, что подымавшаяся революция требовала от пролетарской партии согласованных выступлений, единства действий и правильной тактики. Чтобы покончить с оппортунизмом меньшевиков в организационных и тактических вопросах, наметить единую тактику пролетариата в революции, необходимо было немедленно созвать съезд партии. Меньшевики всеми правдами и неправдами противодействовали созыву съезда.

Руководимое Лениным Бюро Комитетов Большинства развернуло работу по подготовке очередного. III съезда партии. В газете «Вперед» была напечатана написанная Лениным статья «О созыве III партийного съезда», в которой от имени редакции был предложен примерный порядок дня съезда. Центральным пунктом работ съезда, говорилось в статье, должны быть вопросы организации и тактики, выдвигаемые гигантским подъемом революционного движения в стране. Наметив программу съезда, Ленин разработал основные тактические положения, которые намеревался поставить на его обсуждение, а также проекты решений по всем главным вопросам повестки дня. С целью обобщения опыта партийных организаций он составил анкету, содержавшую вопросы, выяснение которых было необходимо для переработки Устава и составления резолюций. Ленин считал коллективный опыт всех членов партии крайне важным для правильного решения вопросов организации и тактики, выдвигаемых революционным движением. Он предложил пригласить на съезд все комитеты партии — большевистские и меньшевистские. Но меньшевики отказались от участия в работе III съезда, повели себя как отколовшаяся часть партии и созвали в Женеве свой съезд, который из-за малочисленности состава они назвали конференцией. Два съезда — две партии, говорил по этому поводу Ленин.

Третий съезд партии состоялся в Лондоне; часть делегатов до начала заседаний заехала в Женеву к Ленину. В беседах с делегатами Владимир Ильич выяснял, каково состояние партийных организаций, какие в их местности имеются промышленные предприятия, сколько в них рабочих, сколько рабочих — членов партии, каково настроение крестьян и солдат. В то же время он развивал перед делегатами свой план, свои взгляды.

Съезд открылся 12(25) апреля 1905 года. На нем был представлен 21 большевистский комитет. Ленин получил мандат на съезд от Одесского комитета. Избранный председателем съезда Ленин руководил всей его работой. Он выступал по основным вопросам повестки дня: о вооруженном восстании, об участии социал-демократии во временном революционном правительстве, об отношении к крестьянскому движению. В протоколах съезда записано около 140 выступлений и предложений Ленина. Он участвовал в комиссии съезда по составлению резолюций, разрабатывал и редактировал проекты резолюций и доклады, вел подробный дневник заседаний.

Большевистский съезд наметил и стратегический план и революционную тактику партии в буржуазно-демократической революции. Суть этого плана состояла в том, что пролетариат у союзе со всем крестьянством, нейтрализуя либеральную буржуазию, должен довести буржуазно-демократическую революцию до полной победы и тем самым расчистить путь для социалистической революции.

Глубоко и всесторонне съезд обсудил вопрос о вооруженном восстании. Предложенная Лениным и принятая съездом резолюция по этому вопросу определяла как одну из самых главных и неотложных задач партии организацию пролетариата для непосредственной борьбы с самодержавием путем вооруженного восстания. Съезд поручил всем партийным организациям разъяснять пролетариату как политическое значение, так и практически-организационную сторону предстоявшего вооруженного восстания и роль массовых политических стачек в нем. Партийные организации, говорилось в резолюции съезда, должны принять энергичные меры к вооружению пролетариата, к выработке плана вооруженного восстания и непосредственного руководства им.

На съезде Владимир Ильич подверг острой критике оппортунистические взгляды и действия меньшевистских идеологов — Плеханова, Мартова, Мартынова. В докладе об участии социал-демократии во временном революционном правительстве Ленин разбил все догматические рассуждения меньшевиков, выступавших против участия социал-демократов в этом правительстве, убедительно доказал, что в результате свержения царизма должна быть установлена революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства, политическим органом которой будет временное революционное правительство. При благоприятных условиях в состав временного правительства должны войти представители социал-демократии, задачей которых явится беспощадная борьба со всеми контрреволюционными попытками и отстаивание самостоятельных интересов рабочего класса для доведения революции до конца.

Вспоминая об этом выступлении Ленина на III съезде, М. Г. Цхакая писал: «Он начал свой доклад совершенно просто. Ленин с гневом подчеркивал оппортунистические положения в статьях меньшевистской «Искры» и противопоставлял гнилым идейкам меньшевиков твердую революционно-марксистскую установку. Он богато иллюстрировал свои мысли фактами из истории международного рабочего движения и особенно из текущей борьбы рабочих России в первые месяцы революционного 1905 года. К концу речи весь съезд стоя слушал его в глубочайшем молчании, так как железная логика теоретика, трибуна и организатора революции увлекла всех делегатов.

Когда Ильич кончил, аплодисментам и овациям не было конца. Перед нами стоял великий революционер, теоретик и трибун».2

В ленинском «Проекте резолюции об отношениях рабочих и интеллигентов в с.-д. организациях» указывалось на необходимость «укреплять всеми силами связь партии с массой рабочего класса, поднимая все более и более широкие слои пролетариев и полупролетариев до полной социал-демократической сознательности». Ленин настаивал на введении рабочих социал-демократов в местные комитеты партии и в общепартийный центр. У рабочих, отмечал Ленин, есть хорошо развитый классовый инстинкт, и при небольшом политическом навыке они довольно скоро делаются выдержанными марксистами. Услыхав, что в Петербургском комитете только один рабочий, Ленин возмущенно воскликнул: «Экое безобразие!» В одном из своих выступлений на съезде он говорил: «Я не мог сидеть спокойно, когда говорили, что рабочих, годных в члены комитета, нет».

Б связи с усиливавшимся крестьянским движением в России важное значение приобрел вопрос о формулировке аграрных требований партии. Теперь, утверждал Ленин, когда крестьянское движение стоит на очереди дня, партия пролетариата должна официально заявить о том, что она всячески поддерживает его. Главной задачей партии должно быть внесение политической сознательности в крестьянскую массу, создание революционных крестьянских комитетов для осуществления земельных преобразований.

Съезд утвердил первый параграф Устава партии в ленинской редакции. Был создан единый руководящий партийный центр — Центральный Комитет во главе с Лениным. Центральный Комитет назначил Ленина ответственным редактором газеты «Пролетарий» — Центрального Органа партии, созданного съездом взамен «Искры», и своим представителем за границей.

После окончания работы съезда Ленин вместе с делегатами, как и после II съезда партии, посетил могилу К. Маркса. Время до отъезда из Лондона Ленин употребил на ознакомление делегатов, большинство которых впервые были за границей, с достопримечательностями столицы Англии. Через несколько дней он с группой делегатов выехал в Женеву. По пути, в Париже, Владимир Ильич показал товарищам памятники революционной борьбы французского народа; делегаты посетили место расстрела парижских коммунаров на кладбище Пер-Лашез.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 9, стр. 271.

2 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1909, стр. 206. 130

 

«Две тактики социал-демократии в демократической революции»

Исключительное значение Ленин придавал пропаганде тактической линии, принятой III съездом партии, и критике оппортунистической тактики меньшевиков.

В разъяснении тактики большевиков огромную роль сыграла газета «Пролетарий», продолжавшая линию старой «Искры» и «Вперед»; газета издавалась в Женеве в течение шести месяцев. В ней было помещено около 90 статей и заметок Ленина. В первом номере были опубликованы три его статьи, посвященные съезду партии: «Извещение о III съезде Российской социал-демократической рабочей партии» (передовая), «Третий съезд», примечание к резолюции «О конституировании съезда», а также главнейшие резолюции III съезда РСДРП, большинство которых написано Лениным.

Решения III съезда были восприняты большинством партийных организаций в России как боевая программа борьбы за победу демократической революции и легли в основу всей практической деятельности партии.

О состоявшемся съезде партии и о его решении считать газету «Пролетарий» Центральным Органом РСДРП Ленин уведомил Международное социалистическое бюро — исполнительно-информационный орган II Интернационала. Организованное Лениным издание важнейших документов съезда на немецком и французском языках способствовало правильному пониманию передовыми западноевропейскими рабочими тактики большевиков. Когда К. Каутский выступил в печати с извращением существа резолюций III съезда, Ленин обратился с открытым письмом-протестом в редакцию «Лейпцигской Народной Газеты». Обращаясь к немецким социал-демократам, он писал: «Если вы действительно считаете РСДРП братской партией, то не верьте ни единому слову из того, что рассказывают вам так называемые беспристрастные немцы о нашем расколе. Требуйте только документов, подлинных документов. И не забывайте: предубеждение дальше от истины, чем незнание»1.

В июне — июле 1905 года Ленин написал книгу «Две тактики социал-демократии в демократической революции». В начале августа она вышла в свет в Женеве. В этом труде дано гениальное теоретическое обоснование решений III съезда, стратегического плана и тактической линии большевиков в революции. Ленину принадлежит заслуга разработки вопроса об особенностях буржуазно-демократической революции в эпоху империализма, ее движущих силах и перспективах. То, что было кратко сформулировано в его статьях и выступлениях на съезде, в книге «Две тактики» он осветил с исключительной глубиной и обстоятельностью. Ленин всесторонне обосновал идею гегемонии пролетариата в буржуазно-демократической революции. Вместе с тем он подверг уничтожающей критике тактическую линию меньшевиков, принятую в решениях их женевской конференции. Он показал коренное отличие тактики большевиков от тактики меньшевиков в революции.

Пытаясь оправдать свою оппортунистическую тактику ссылками на опыт прежних буржуазных революций, меньшевики проводили формальные аналогии между революцией в России начала XX столетия и западноевропейскими буржуазными революциями XVIII и XIX веков, утверждая, что в России, так же как и в Западной Европе, гегемоном революции будет выступать буржуазия. Отсюда меньшевики делали вывод, что задача пролетариата и его партии должна заключаться в том, чтобы поддерживать либеральную буржуазию, подталкивать ее снизу; ни на что больше, по их мнению, пролетариат в буржуазной революции претендовать не может и не должен. Революционность крестьянства, возможность его выступления как одной из активных сил революции меньшевики полностью отрицали. Ленин опроверг эту антимарксистскую оценку характера и движущих сил русской революции, вскрыл неумение и нежелание меньшевиков понять новые условия, в которых совершалась революция в России.

На основе всестороннего научного анализа социально-экономического и политического развития России и опыта мирового революционного движения Ленин пришел к выводу, что русская буржуазная революция не может быть поставлена в один ряд с ее западноевропейскими предшественницами XVIII и XIX веков, так как она происходит в иной исторической обстановке — в эпоху надвигающейся пролетарской революции, в условиях значительно более развитой классовой борьбы между пролетариатом и буржуазией. Коренное отличие русской буржуазной революции от всех прежних революций заключается в том. что в ней в качестве руководящей силы выступает не буржуазия, а пролетариат, присоединяющий к себе массу крестьянства.

Меньшевики неправильно понимали смысл и значение самого понятия — буржуазная революция. С их точки зрения буржуазная революция может дать выгоду только буржуазии. Нет ничего ошибочнее такой мысли, писал Ленин. Рабочему классу безусловно выгодно полное устранение всех остатков феодально-крепостнической старины, мешающих свободному и быстрому развитию капитализма. Устранение этих остатков может быть осуществлено лишь в результате победы буржуазной революции. «Чем полнее и решительнее, чем последовательнее будет буржуазная революция, тем обеспеченнее будет борьба пролетариата с буржуазией за социализм»2.

В. И. Ленин разъяснял, что буржуазная революция в известном смысле более выгодна пролетариату, чем буржуазии, которая стремится ограничить размах революции, втиснуть ее в рамки конституционно-монархической законности. Она заинтересована в том, чтобы монархия и весь старый крепостнический государственный аппарат — суд, полиция, армия — не подвергались решительной ломке, а были по возможности сохранены, ибо они понадобятся ей для борьбы с рабочими, для защиты буржуазной частной собственности. Ей выгодно, чтобы буржуазно-демократические преобразования происходили как можно медленней, постепенно, путем осторожных реформ, а не путем революции. Рабочему же классу, наоборот, выгоднее, чтобы необходимые буржуазно-демократические преобразования осуществлялись не реформистским, а революционным путем, чтобы монархия и соответствующие ей учреждения были удалены из народного организма посредством быстрой и прямой операции, не оставляющей камня на камне от старого, полицейско-самодержавного строя. Но чтобы добиться этого, рабочий класс должен выступить как самая активная революционная сила.

«Марксизм, — писал Ленин, — учит пролетария не отстранению от буржуазной революции, не безучастию к ней, не предоставлению руководства в ней буржуазии, а, напротив, самому энергичному участию, самой решительной борьбе за последовательный пролетарский демократизм, за доведение революции до конца»3.

От каких общественных сил зависит размах революции? — ставит вопрос Ленин. Рассматривая эти силы, он отмечал, что буржуазия относится к революции своекорыстно, трусливо, что но мере развертывания революции она все решительнее будет идти на соглашение с царизмом, повернет на сторону контрреволюции. Только пролетариат способен идти до конца и довести демократический переворот до полной победы. Но для этого он должен действовать не один, а в тесном союзе с крестьянством, которое кровно заинтересовано в полном уничтожении самодержавия, завоевании республики и радикальной очистке русской земли от крепостнических пережитков. Только победа революции сможет дать крестьянству такое решение земельного и других вопросов, которое позволит ему подняться из тины полукрепостничества, из мрака забитости и нищеты и улучшить условия своей жизни.

Марксистская оценка характера и движущих сил русского революционного процесса, данная Лениным, указывала единственный путь к победе буржуазно-демократической революции в России. Меньшевистская же оценка движущих сил буржуазной революции обрекала пролетариат на полное одиночество, пассивность и поражение, играла на руку буржуазии.

Сравнивая решения III съезда с решениями меньшевистской конференции, Ленин писал: «Одна резолюция выражает психологию активной борьбы, другая — пассивного зрительства; одна проникнута призывом к живой деятельности, другая — мертвенным резонерством».

В. И. Ленин считал, что в результате победы буржуазно-демократической революции, руководителем и главной движущей силой которой является пролетариат, должна быть установлена не диктатура буржуазии, а революционно-демократическая диктатура пролетариата и крестьянства. Только диктатура двух революционных классов сможет решительно разделаться с царизмом, сломить сопротивление помещиков и крупных буржуа. Она должна опираться на военную силу, на вооруженные массы, на восстание, а не на «легальным», «мирным путем» созданные учреждения.

Политическим органом революционно-демократической диктатуры пролетариата и крестьянства явится временное революционное правительство, опирающееся на вооруженный народ. В противовес меньшевикам, выступавшим против вхождения социал-демократов во временное революционное правительство и считавшим участие в нем чуть ли не изменой рабочему классу, Ленин признавал его не только возможным, но при благоприятных условиях и необходимым. Это участие придаст правительству волю и решительность в осуществлении всех демократических требований рабоче-крестьянских масс, в доведении революции до конца.

Великой заслугой Ленина является разработка теории перерастания буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую, в основе которой лежит известное положение Маркса о непрерывной революции и сочетании пролетарской революции с крестьянской войной. В новых исторических условиях Ленин творчески развил это положение Маркса, дал стратегические лозунги, сформулированные применительно к задачам первого и второго этапов революции.

«Пролетариат должен провести до конца демократический переворот, присоединяя к себе массу крестьянства, чтобы раздавить силой сопротивление самодержавия и парализовать неустойчивость буржуазии. Пролетариат должен совершить социалистический переворот, присоединяя к себе массу полупролетарских элементов населения, чтобы сломить силой сопротивление буржуазии и парализовать неустойчивость крестьянства и мелкой буржуазии»4.

В. И. Ленин отстаивал и развивал теорию социалистической революции в борьбе против русских меньшевиков и западноевропейских оппортунистов, отрицавших гегемонию пролетариата в буржуазно-демократической революции и его союз с крестьянством. Оппортунисты считали, что предстоящая революция в России сможет одержать победу только под руководством буржуазии, а что касается социалистической революции, то она победит лишь при наличии пролетарского большинства в населении страны.

Ленинская теория социалистической революции полностью опрокидывала так называемую теорию «перманентной революции» Троцкого — Парвуса, в которой сочетались буржуазная революционность и авантюризм с замаскированным левой фразой меньшевизмом. Неверие в силы рабочего класса, отрицание революционной роли крестьянства, перескакивание через буржуазно-демократический этан революции — такова основная суть троцкистской теории «перманентной революции». Оппортунистический лозунг Троцкого «без царя, а правительство рабочее» означал, что падение царизма сразу может привести к власти рабочий класс. Но учитывая, что крестьянство, как считал Троцкий, не пойдет за рабочим классом, то рабочий класс сможет удержаться у власти, если к тому времени победит социалистическая революция на Западе и ему окажет поддержку зарубежный пролетариат.

Ленин позднее писал: «Троцкий извращает большевизм, ибо Троцкий никогда не мог усвоить себе сколько-нибудь определенных взглядов на роль пролетариата в русской буржуазной революции»5.

Теория социалистической революции, разработанная Лениным в годы первой русской революции, содержала ряд важнейших исходных положений для вывода о возможности победы социализма первоначально в одной, отдельно взятой, капиталистической стране — о гегемонии пролетариата в революции, о союзе рабочего класса с крестьянством, о революционно- демократической диктатуре пролетариата и крестьянства, о руководящей и направляющей роли партии нового типа, о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую и путях этого перерастания. Гениальный! вывод о возможности победы социализма первоначально в одной, отдельно взятой, капиталистической стране Ленин сделал позднее, в 1915 году, опираясь на открытый им закон обострения неравномерности экономического и политического развития капитализма в эпоху империализма. Ленин обогатил марксизм новой теорией социалистической революции, имеющей всемирно-историческое значение.

Идеи, развитые в книге Ленина «Две тактики», явились новым вкладом в сокровищницу марксизма. Они имеют актуальное политическое и теоретическое значение для народов всего мира в борьбе за победу демократии и социализма.

Вышедшая в свет в условиях нарастания революции книга Ленина «Две тактики» была с воодушевлением воспринята партийными организациями России. «Мы все, — вспоминал член казанской организации В. В. Адоратский, — чувствовали, что нельзя более правильно, более последовательно и более талантливо защищать интересы развития революции, чем это делал Владимир Ильич»6. Получив ленинскую книгу, С. И. Гусев, работавший тогда секретарем Одесского комитета РСДРП, писал Ленину: «Ваша брошюра, по моему мнению, если не создаст эпоху, то во всяком случае сыграет огромную роль. Особенно поражает меня революционный дух, насквозь проникающий ее, и ее удивительная ясность и популярность».7 Книга распространялась по всей стране. В 1905 году она дважды переиздавалась в России Центральным Комитетом и Московским комитетом РСДРП, выпустившим эту книгу в количестве 10 тысяч экземпляров. По тому времени это был огромный тираж.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 10, стр. 309.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 11, стр. 37.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 11, стр. 39.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 11, стр. 90.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 19, стр. 364.

6 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 173.

7 «Пролетарская Революция», 1925, № 12 (47), стр. 41.

 

Нарастание революции в России

Революционная борьба в России разгоралась все сильнее, пламя революции охватило всю страну. Выступления народных масс, руководимых большевиками, принимали все более активный и политический характер.

Развитие революционных событий подтвердило правильность стратегии и тактики большевистской партии, разработанных Лениным. Революция явилась первой исторической проверкой жизненной силы ленинской идеи союза рабочего класса и крестьянства, учения о гегемонии пролетариата в буржуазно-демократическом перевороте.

В. И. Ленин вел партию и рабочий класс к вооруженному восстанию против царского самодержавия. В первомайской прокламации, изданной отдельной листовкой, он писал: «Мы поднимем восстание с оружием в руках, чтобы свергнуть царское правительство и завоевать свободу всему народу. К оружию, рабочие и крестьяне!»1

Новым крупным шагом вперед в развитии революционного движения против самодержавия явилось восстание матросов на броненосце «Князь Потемкин Таврический», начавшее полосу военных восстаний в стране. Ленин указывал, что это восстание знаменует собой открытый переход на сторону революции части армии и имеет громадное значение, как первая попытка образования ядра революционной армии.

В. И. Ленин принимает меры для оказания помощи восставшему кораблю. Со специальным заданием он направляет в Одессу М. И. Васильева-Южина. «Постарайтесь, — говорил он, — во что бы то ни стало попасть на броненосец, убедите матросов действовать решительно и быстро. Добейтесь, чтобы немедленно был сделан десант. В крайнем случае не останавливайтесь перед бомбардировкой правительственных учреждений. Город нужно захватить в наши руки. Затем немедленно вооружите рабочих и самым решительным образом агитируйте среди крестьян. На эту работу бросьте возможно больше наличных сил одесской организации. В прокламациях и устно зовите крестьян захватывать помещичьи земли и соединяться с рабочими для общей борьбы. Союзу рабочих и крестьян в начавшейся борьбе я придаю огромное, исключительное значение... Дальше необходимо сделать все, чтобы захватить в наши руки остальной флот. Я уверен, что большинство судов примкнет к «Потемкину». Нужно только действовать решительно, с.мело и быстро»2.

К сожалению, Васильев-Южин прибыл в Одессу с опозданием, когда броненосец «Потемкин» уже покинул одесский порт. После того как восстание на броненосце окончилось неудачей, в Женеву приехал один из видных его руководителей — матрос Матюшенко, который бывал у Ленина и подробно рассказывал ему о борьбе экипажа героического революционного корабля.

Готовя рабочий класс к вооруженному восстанию, Ленин поставил перед партийными организациями задачу основательного изучения военного дела, организации сотен и тысяч боевых отрядов. Особенно важным он считал создание вооруженных отрядов в крупных городах и их рабочих предместьях. Ильич подчеркивал необходимость организации боевых дружин, снабжения их всевозможным оружием, их военного обучения и воспитания. В письме «В Боевой комитет при Санкт-Петербургском комитете» в октябре 1905 года Ленин дает конкретные указания по подготовке вооруженного восстания. По его предложению при местных партийных организациях были созданы боевые группы, которые занимались приобретением и изготовлением оружия. Большевики развернули большую пропагандистскую и агитационную работу среди солдат и матросов. Они издавали свыше 20 военных газет, из которых наибольшую известность имела газета «Казарма», получавшая руководящие указания от Ленина и выходившая тиражом до 20 тысяч экземпляров.

Большое значение Ленин придавал вовлечению в революционную борьбу молодежи, работе партии с нею. В статьях «Задачи революционной молодежи», «Антимилитаристская пропаганда и союзы социалистической рабочей молодежи», «Студенческое движение и современное политическое положение» и других Ленин призывал коммунистов активно участвовать в молодежном, в том числе студенческом движении, вносить в него идеи научного социализма, помогать молодежи вырабатывать ясное, цельное социалистическое мировоззрение, бороться против влияния правых и «левацких» элементов, сплачивать ее вокруг рабочего класса.

В. И. Ленин прозорливо разгадывал маневры царского правительства в борьбе против растущей революции. Когда царь, стремясь помешать растущему революционному подъему, пообещал созвать совещательную Думу, разработку проекта которой он поручил министру Булыгину, Владимир Ильич сразу же выдвинул лозунг бойкота этой Думы. Ему была ясна уловка царя. Ленин характеризовал булыгинскую Думу как приманку для отвлечения народа от революции. Комедия булыгинской Думы была сорвана российским пролетариатом.

Осенью 1905 года революционное движение в стране достигло небывалого размаха. В октябре политическая стачка стала всероссийской, число участников стачки превысило два миллиона человек, из них около миллиона промышленных рабочих. Стачка проходила под лозунгами: «Долой самодержавие! Да здравствует демократическая республика!»

Последние месяцы 1905 года Ленин называл периодом революционного вихря. В статье «Всероссийская политическая стачка», написанной в разгар событий, он отмечал: «Перед нами захватывающие сцены одной из величайших гражданских войн, войн за свободу, которые когда-либо переживало человечество»3. Из всероссийской стачки вырастало вооруженное восстание. Ленин воодушевленно писал тогда: «...всенародная стачка достигла своего апогея. Могучая рука пролетариата, поднявшегося в порыве геройской солидарности во всех концах России, остановила всю промышленную, торговую и государственную жизнь. Страна замерла перед бурей»4.

Всеобщая политическая стачка была новой формой борьбы пролетариата, невиданной до этого в других странах. Необычайно росло и крестьянское движение, которым было охвачено более трети уездов страны. Революционный пример русского народа вдохновлял трудящихся всех национальностей России. Трудящиеся Украины, Белоруссии, Польши, Прибалтики, Закавказья, Средней Азии и других окраин царской России вели героическую борьбу против самодержавия и помещиков. Руководимый большевиками русский пролетариат горячо поддерживал национально-освободительное движение народов Российской империи.

Напуганный ростом сил революции царь издал 17 октября манифест, в котором обещал «гражданские свободы» и «законодательную» Думу. Ленин предвидел и этот маневр; он предостерегал, что, стремясь удушить революцию, царь пойдет на урезанную конституцию. Отмечая первую победу революционного пролетариата, Ленин учил, что теперь нужно расширить и углубить базу революции, что рабочий класс, ведя за собой крестьянство, должен совершить новый, более мощный натиск на врага и стереть «с лица земли трон кровавого царя».

Во время всеобщей стачки пролетариат России создал первые в мировой истории массовые пролетарские политические организации — Советы рабочих депутатов. Возникнув как руководящие органы стачечной борьбы, многие из них становились органами общереволюционного движения. В октябре — ноябре 1905 года Советы были созданы в целом ряде городов и рабочих поселков страны. В силу развития событий и перехода от стачки к восстанию Советы превращались в органы вооруженной борьбы масс, в зачатки новой, революционной власти. Позднее, разрабатывая вопрос о государственной форме диктатуры пролетариата, Ленин опирался на опыт революции 1905 — 1907 годов и деятельности первых Советов.

Оценку Советов как органов восстания и зачатка новой, революционной власти Ленин впервые дал в программной статье «Наши задачи и Совет рабочих депутатов (Письмо в редакцию)», написанной в середине ноября 1905 года. Ленин считал, что Совет должен явиться зародышем общероссийского политического центра, сильного глубокими корнями в народе, пользующегося доверием и поддержкой широких масс. Ленин выдвинул идею создания единого демократического фронта, разработал тактику «левого блока» в борьбе против царизма, против реакционных сил. Совет, писал он, должен стремиться к тому, чтобы в него входили депутаты от всех рабочих, от матросов и солдат, от революционного крестьянства, от революционной буржуазной интеллигенции; он должен включать всех, кто хочет бороться за улучшение жизни трудящихся. Классовое обособление пролетариата от всех буржуазных и мелкобуржуазных партий во имя социалистических задач; линия на совместные действия рабочего класса с непролетарскими слоями трудящихся, с мелкой буржуазией, руководство со стороны пролетариата борьбой революционной демократии против самодержавия и колеблющейся, контрреволюционной либеральной буржуазии — в этом суть «левоблокистской» тактики в революционной и парламентской борьбе. «Левоблокизм», подчеркивал Ленин, обязателен для каждой пролетарской партии в демократическом движении.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 10, стр. 83.

2 Воспоминания о В. И. Ленин е, т. 2, 1960, стр. 190 — 191.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 12, стр. 1.

4 Там же, стр. 27 — 28.

 

В революционной России

Ленин рвался на родину. Он страстно мечтал о том времени, когда сможет говорить не из «постылой эмигрантской «заграницы»», «не из проклятого женевского далека, а перед тысячными собраниями рабочих на улицах Москвы и Петербурга, перед свободными сходками русских «мужиков»»1. В разгар всеобщей стачки он с восторгом писал: «Хорошая у нас в России революция, ей-богу! Надеемся скоро вернуться — тс этому идет дело с поразительной быстротой»2.

8(21) ноября 1905 года Ленин возвратился из эмиграции в Петербург и сразу же развернул кипучую революционную деятельность: он руководит работой Центрального и Петербургского комитетов большевиков, выступает на собраниях, конференциях и совещаниях в Петербурге и Москве, встречается с партийными работниками, пишет статьи для большевистской печати. Под руководством Ленина большевики настойчиво готовили вооруженное восстание.

В день приезда Ленина в Петербург на партийной явке большевиков произошли его встречи с членом ЦК Л. Б. Красиным и другими партийными работниками. В тот же день Владимир Ильич посетил могилы жертв «Кровавого воскресенья» на Преображенском кладбище. С глубокой скорбью склонил он голову перед священными могилами петербургских пролетариев. Пламенной любовью к трудящемуся народу билось горячее сердце Ильича. Горе и боль народа были его горем и болью, борьба народа за свободу и счастье была его борьбой.

Вечером Ленин выступил на расширенном заседании Петербургского комитета большевиков с речью, в которой разъяснял задачи партии в отношении Советов. Не все партийцы тогда правильно понимали этот вопрос. Ленин внес в него полную ясность. Партия, говорил он, должна руководить Советами, направлять их деятельность, но не подменять их собою и не растворяться в них. Владимир Ильич, вспоминала М. М. Эссен, «здорово выругал нас за то, что во главе Совета рабочих депутатов стали меньшевики. Наша борьба за Советы с приездом Ленина развернулась с большой активностью»3.

На следующий день, 9 ноября, Ленин провел заседание большевистской части редакции легальной газеты «Новая Жизнь» совместно с партийным активом. Он возглавил руководство газетой; «Новая Жизнь» стала фактически Центральным Органом РСДРП. Вокруг газеты Ленин собрал лучшие литературные силы партии, среди которых были выдающиеся партийные публицисты — М. С. Ольминский, В. В. Воровский, А. В. Луначарский, В. Д. Бонч-Бруевич и другие. Активное участие в газете принимал А. М. Горький, оказывавший ей также и большую материальную помощь. Ежедневный тираж газеты доходил до 80 тысяч экземпляров.

Это был первый опыт легальной большевистской газеты, тесно связанной с партийными организациями и революционными рабочими, пользовавшейся у них большой популярностью. В списке зарубежных авторов газеты были: Роза Люксембург, Карл Либкнехт, Марсель Кашен, Поль Лафарг и другие.

Помещение редакции газеты, находившееся на Невском проспекте, служило местом партийных явок, собраний, встреч и неоднократных заседаний ЦК и ПК. Здесь произошла первая встреча В. И. Ленина с А. М. Горьким. Вспоминая о ней, жена Горького М. Ф. Андреева писала: «Ленин вышел к нам навстречу из каких-то задних комнат и быстро подошел к Алексею Максимовичу. Они долго жали друг другу руки. Ленин радостно смеялся, а Горький, сильно смущаясь и, как всегда при этом, стараясь говорить особенно солидно, басистым голосом, все повторял подряд:

 — Ага, так вот вы какой... Хорошо, хорошо! Я очень рад, очень рад!»4 Вечером в тот же день они снова встретились на заседании Центрального Комитета.

В. И. Ленин вникал во всю работу, связанную с изданием газеты, часто бывал в типографии. Весь газетный материал, от больших статей до самой маленькой заметки, он внимательно просматривал. Как правило, основной материал, идущий в газету, читали на редакционных совещаниях, которые систематически проводил Владимир Ильич. Характерно, что на этих совещаниях он читал и свои статьи, охотно выслушивая замечания и советы товарищей. «Ленин, — писал А. В. Луначарский, вспоминая о совместной работе в газете «Новая Жизнь», — вообще очень любил коллективную работу в самом подлинном смысле этого слова, т. е. выработку формулировок на основе некоего черновика, путем непосредственной работы многих голов».5 Так же, как в старой «Искре», в газетах «Вперед» и «Пролетарий» Ленин был мозгом и сердцем «Новой Жизни».

Руководимая Лениным газета оказывала громадное влияние на всю деятельность партии. В «Новой Жизни» систематически печатались статьи Ленина. 10 ноября публикуется начало его статьи «О реорганизации партии» — первой статьи, написанной пм после возвращения из эмиграции. Не терпящий догматизма и шаблона, Ленин разъясняет, что в новых, революционных условиях партии нельзя работать по-старому. Он выдвинул задачу смелой перестройки партийной работы на основе широкого использования легальных возможностей, завоеванных во время всеобщей политической стачки в октябре 1905 года. Ленин предлагал активнее вовлекать в ряды партии новых членов прежде всего из числа рабочих, вводить выборность партийных органов, сохраняя нелегальный аппарат партии, создавать легальные и полулегальные партийные органы и сеть примыкающих к ним организаций.

В связи с новыми условиями партийной работы, когда начало исчезать различие между нелегальной и легальной печатью, со всей остротой встал вопрос о партийной литературе. Ленин пишет знаменитую статью «Партийная организация и партийная литература», напечатанную 13 ноября в «Новой Жизни». Значение этой программной статьи исключительно велико. В ней Ленин выдвинул и обосновал принцип партийности литературы, ставший руководящим началом для всей прогрессивной литературы. «Литература, — писал он, — должна стать партийной. В противовес буржуазным нравам, в противовес буржуазной предпринимательской, торгашеской печати, в противовес буржуазному литературному карьеризму и индивидуализму, «барскому анархизму» и погоне за наживой, — социалистический пролетариат должен выдвинуть принцип партийной литературы, развить этот принцип и провести его в жизнь в возможно более полной и цельной форме»6.

Для социалистического пролетариата литература не может быть средством обогащения отдельных групп или лиц, не может быть частным делом, независимым от общего дела рабочего класса. Она должна стать составной частью общепролетарского дела, неотделимой от организованной, планомерной партийной работы. Конечно, отмечал Ленин, литературное дело всего менее поддается механическому равнению, нивелированию, здесь безусловно необходимо обеспечение большего простора личной инициативе. индивидуальным склонностям, простора мысли и фантазии, форме и содержанию. Но это отнюдь не противоречит тому, что литературное дело должно быть непременно неразрывно связано с деятельностью партии.

Владимир Ильич едко высмеивал прислужников капитала, лицемерно восхвалявших «свободу печати» в буржуазном обществе. Эта пресловутая свобода есть не что иное, как буржуазная или анархическая фраза. Так называемая свобода писателя, художника, артиста в условиях капиталистического общества есть лишь замаскированная зависимость от денежного мешка, от подкупа. Лицемерно-свободной, а на деле связанной с буржуазией, литературе социалисты противопоставляют действительно свободную литературу, открыто связанную с пролетариатом. «Это будет свободная литература, потому что не корысть и не карьера, а идея социализма и сочувствие трудящимся будут вербовать новые и новые силы в ее ряды. Это будет свободная литература, потому что она будет служить не пресыщенной героине, не скучающим и страдающим от ожирения «верхним десяти тысячам», а миллионам и десяткам миллионов трудящихся, которые составляют цвет страны, ее силу, ее будущность»7.

В «Новой Жизни» было напечатано 13 статей Ленина. Газета просуществовала лишь немногим более месяца; 2 декабря она была закрыта царским правительством. 3 декабря нелегально вышел ее последний, 28 номер. Но партия не могла обойтись без печатного органа. Вместо «Новой Жизни» с весны 1906 года большевики организуют издание новой легальной газеты, фактическим редактором которой был Ленин. Эта газета выходила под разными названиями: «Волна», «Вперед», «Эхо». В июле и она была закрыта правительством.

В середине ноября Ленин выступил в Вольно-экономическом обществе на собрании партийных работников Петербурга с докладом «Критика аграрной программы партии социалистов-революционеров». Впервые он мог говорить в России перед такой аудиторией. Зал, где выступал Ленин, был переполнен; его появление на трибуне было встречено громом аплодисментов. Но доклад его был прерван из-за прихода полиции и закончен через несколько дней в помещении одной из частных гимназий.

В. И. Ленин направлял деятельность большевистской фракции в Петербургском Совете рабочих депутатов. Вскоре после приезда из-за границы он выступил на заседании Совета по вопросу о мерах борьбы с локаутом, объявленным капиталистами в ответ на введение на фабриках и заводах Петербурга восьмичасового рабочего дня революционным путем. Речь Ленина была очень хорошо встречена. Предложенная им резолюция была принята под аплодисменты и одобрительные крики собравшихся. Расходясь с заседания, рабочие говорили о Владимире Ильиче: этот знает, что надо делать, как вести рабочий класс.

Важное значение для деятельности большевистских организаций имела первая конференция большевиков, состоявшаяся в середине декабря 1905 года в Таммерфорсе (Финляндия).8

В. И. Ленин был избран председателем конференции. Он выступил на ней с докладами по текущему моменту и по аграрному вопросу. Конференция приняла предложенные им резолюции о реорганизации партии и по аграрному вопросу. В связи с развитием революции в аграрную программу партии был внесен ряд изменений, а также принято решение о партийном объединении. Центральному Комитету было поручено созвать Объединительный съезд РСДРП.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 10, стр. 15.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 47, стр. 100.

3 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1909, стр. 123.

4 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 225.

5 Там же, стр. 200.

6 В. И, Ленин. Соч., т. 12, стр. 100.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 12, стр. 104.

8 В здании, где проходила конференция, ныне создай Музеи В. И. Ленина.

 

Вооруженное восстание в Москве

Еще в середине ноября секретарь Московского комитета постоянный представитель ЦК в московской организации В. Л. Шанцер и член Московского Совета М. Н. Лядов по поручению МК ездили в Петербург для установления связи с ЦК и лично с Лениным. Приезд представителей московских большевиков к Ленину имел важное значение для всей дальнейшей деятельности Московского комитета партии и Московского Совета, руководимого большевиками. Ленин дал приехавшим товарищам четкие директивы. Он считал. что прежде всего надо через голову меньшевиков добиться единства рабочих. М. Н. Лядов вспоминал его слова: «У вас в Москве, — говорил Ильич, — Московский Совет проводит все то, что решено МК. вы — через Совет проводите влияние Комитета на беспартийные рабочие массы, а у нас в Питере Совет ползет за беспартийными массами, он делает все. чтобы дискредитировать самую идею вооруженного восстания. Вам легко удастся повести за собой рабочих и создать настоящую боевую большевистскую организацию, авторитетную в глазах всех рабочих».

В. И. Ленин был прав. Меньшевистское руководство Петербургского Совета практически ничего не предпринимало по подготовке восстания. На заседаниях Совета рабочие требовали создания новых боевых дружин и вооружения пролетариата, но меньшевистские руководители Совета Троцкий, Хрусталев-Носарь и другие игнорировали эти требования и проводили линию на срыв подготовки вооруженного восстания. Оценивая обстановку в Петербургском Совете, Ленин отмечал, что в столице орган новой власти был наиболее слаб, а старая власть наиболее сильна. Тогда инициативу решительного выступления взяли в свои руки революционные рабочие Москвы.

5 декабря общегородская конференция большевиков Москвы единодушно решила объявить всеобщую забастовку и начать вооруженную борьбу. Через день после объявления всеобщей забастовки, 7 декабря, на улицах города начались баррикадные бои московских рабочих против войск царского правительства. Главными очагами восстания были Пресня, Замоскворечье и Рогожско-Симоновский район города; на улицах было сооружено около тысячи баррикад. Исключительно упорный характер носило восстание на Пресне. В течение девяти дней московские рабочие вели героическую вооруженную борьбу.

Вопрос о помощи московским рабочим обсуждался петербургскими большевиками на совещании 10 декабря с участием Ленина. Было решено принять все меры, чтобы не допустить отправку войск из Петербурга в Москву — подрывать пути и задерживать эшелоны, захватить при помощи революционно настроенных солдат железнодорожного батальона и саперов склад оружия на Охте и вооружить рабочих. Но все попытки воспрепятствовать отправке войск в Москву не увенчались успехом. Для подавления восстания правительству удалось отправить в Москву Семеновский и другие полки.

К 16 декабря перевес правительственных сил стал уже очевидным. Московский комитет большевиков и исполнительный комитет Московского Совета приняли решение о прекращении восстания, чтобы организованно отступить и сохранить революционные силы.

В январе 1906 года Ленин приезжал в Москву. Он участвовал в заседании лекторской группы при МК РСДРП, на котором обсуждались итоги Московского декабрьского вооруженного восстания. Ленин высоко оценивал героизм и мужество московских рабочих. Он живо интересовался всеми проявлениями их борьбы. И. И. Скворцов-Степанов вспоминал, как, будучи в Москве, Владимир Ильич «с жгучим вниманием относился... ко всему, связанному с московским восстанием. Мне кажется, я еще вижу, как сияли его глаза и все лицо освещалось радостной улыбкой, когда я рассказывал ему, что в Москве ни у кого, и прежде всего у рабочих, нет чувства подавленности, а скорее наоборот... Владимир Ильич заставлял меня рассказывать, а сам говорил мало и только требовал новых и новых сведений»1.

Восстание московских рабочих потерпело поражение. Но значение его было огромно. Ленин писал потом: «До вооруженного восстания в декабре 1905 года народ в России оказывался неспособным на массовую вооруженную борьбу с эксплуататорами. После декабря это был уже не тот народ. Он переродился. Он получил боевое крещение. Он закалился в восстании. Он подготовил ряды бойцов, которые победили в 1917 году...»2. Героизм московских рабочих, отмечал Ленин, дал образец борьбы всем трудящимся массам России, их подвиг не пропал даром. В царской монархии была пробита первая брошь, которая медленно, но неуклонно расширялась и ослабляла старый, средневековый порядок. Впервые в истории была достигнута такая высота развития и такая сила революционной борьбы, когда вооруженное восстание выступало в соединении с массовой стачкой.

Вслед за Москвой в декабре 1905 года и в январе 1906 года восстания разгорелись в ряде других мест: Нижнем Новгороде, Ростове-на-Дону, Новороссийске, Донбассе, Екатеринославе, Мотовилихе, Уфе, Красноярске, Чите. Крупные вооруженные восстания произошли в Закавказье, Польше, Прибалтике, Финляндии. Но все эти разрозненные выступления были жестоко подавлены царизмом.

После поражения Декабрьского вооруженного восстания меньшевики заявили, что нечего было начинать несвоевременную стачку, что силы пролетариата, как они-де и предвидели, оказались недостаточными для победы. Пролетариату, заявлял Плеханов, «не надо было браться за оружие». Ленин гневно восстал против ренегатства меньшевиков. Напротив, говорил он, «нужно было более решительно, энергично и наступательно браться за оружие». В статье «Уроки московского восстания» Ленин, обобщив его опыт и вскрыв причины поражения, определил тактические принципы, которыми должны руководствоваться партия и пролетариат при подготовке и проведении вооруженного восстания. Он указывал, что необходимо браться за оружие более решительно, разъяснять массам недостаточность одной только мирной стачки и необходимость вооруженной борьбы; вести активную борьбу за войско, перетягивая на свою сторону колеблющиеся части армии; не ограничиваться тактикой баррикадных боев и переходить к тактике партизанской войны, действию мелких отрядов и дружин; проводить наступательную тактику.

Опираясь на известное положение Маркса и Энгельса о том, что к восстанию надо относиться как к искусству, Ленин впервые всесторонне освещает этот вопрос в связи с новой исторической обстановкой, новыми условиями борьбы пролетариата.

Примечание:

1 «Ленинградская Правда» № 17, 21 января 1926 г.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 37, стр. 386 — 387,

 

Против кадетов

Руководимые Лениным большевики на протяжении всей революции непримиримо боролись против кадетов — партии соглашения с царизмом. Ленин сорвал маску с кадетов, требовавших небольших реформ, чтобы «успокоить» народ, разоблачил двуличие и трусость этих контрреволюционеров, прикрывавшихся фальшивым демократизмом.

«Пролетариат борется, — буржуазия крадется к власти. Пролетариат разрушает самодержавие борьбой, — буржуазия цепляется за подачки слабеющего самодержавия. Пролетариат перед всем народом поднимает высоко знамя борьбы, — буржуазия — знамя уступочек, сделок и торгашества»1 - так охарактеризовал Ленин революционную линию пролетариата и своекорыстное поведение либеральной буржуазии.

В известной брошюре «Победа кадетов и задачи рабочей партии» (март 1906 года) Ленин назвал кадетов «могильными червями революции». Он показал, что кадеты — противники вооруженного восстания, что Думу они рассматривают как пластырь, оттягивающий внимание народа от революции, что их тактика неминуемо сведется к лавированию между самодержавием и революционным народом. Суть тактики кадетов в том, что они стремятся использовать борьбу народа в своих интересах и в то же время боятся его революционной самодеятельности. Больше всего они боятся гегемонии пролетариата в революции. Всячески понося революцию и проводя политику соглашения с царизмом, они превозносят спокойный, «гужевой», по меткому определению Ленина, путь общественного развития, при котором сохраняются остатки крепостничества. «Когда история человечества подвигается вперед со скоростью локомотива, это — «вихрь», «поток», «исчезновение» всех «принципов и идей». Когда история движется с быстротой гужевой перевозки, это — сам разум и сама планомерность»2 — такова философия кадетских рассуждений.

Объективные условия русской революции в тот период требовали решительной классовой борьбы за демократические свободы, сочетания думской и внедумской работы. Буржуазные политиканы были упоены парламентской игрой за спиной народа. Рабочая же партия вела парламентскую работу в связи со всей революционной борьбой пролетариата. В такой момент, предостерегал Ленин, нет ничего вреднее и опаснее конституционных иллюзий, являющихся не чем иным, как оппортунистическим и буржуазным ядом, вливаемым кадетской печатью в народные мозги. Задача пролетарской партии — вести борьбу с такими иллюзиями и систематически разъяснять рабочим и крестьянам, что главной формой общественного движения остается по-прежнему непосредственно революционная борьба широких народных масс. Ленин разоблачил и позицию меньшевиков, тащившихся в хвосте у либерально-монархической буржуазии.

Брошюра Ленина была посвящена обобщению опыта борьбы российского пролетариата в октябре — декабре 1905 года.

Выступления российского пролетариата в последней четверти 1905 года он рассматривал как знаменательный шаг во всемирно-исторической борьбе рабочего класса.

Что показали эти выступления?

Прежде всего они подтвердили главное положение марксистской теории о том, что единственным до конца революционным классом современного общества и потому главным передовым борцом во всякой революции является пролетариат. В октябрьско-декабрьских боях рабочий класс применил тактический прием, который был указан резолюцией III съезда партии, обращавшей особое внимание на важность сочетания массовой политической стачки с восстанием. Ленин высоко оценил творческую роль народа в революции, выразившуюся в завоевании политической свободы захватным, явочным путем, создании новых самочинных органов революционной власти, не предусмотренных законом и ломающих царскую законность, в применении народом насилия по отношению к насильникам над народом.

Владимир Ильич отбросил меньшевистскую оппортунистическую оценку Советов как «органов местного самоуправления» и вновь подчеркнул историческую роль Советов как зародыша диктатуры революционного народа, гигантского большинства над меньшинством. Творчески развивая идею гегемонии пролетариата, он обогатил ее новыми положениями на основе обобщения опыта революции.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 13, стр. 219.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 12, стр. 327.

 

IV (Объединительный) съезд РСДРП

С развитием революции со всей остротой вновь встал вопрос созыве партийного съезда. Рабочие социал-демократы требовали объединения партии. Ленин, большевики поддерживали это требование, считая, что объединение с меньшевиками возможно только на идейной и организационной основе революционного марксизма. В письмах Центральному Комитету, написанных в августе — октябре 1905 года, Ленин разъяснял, что, готовясь к объединению с меньшевиками, большевики должны иметь четкие проекты уставных и тактических норм, проводить твердую политику. Он настаивал на том, чтобы при объединении не смазывались принципиальные разногласия но вопросам революции. В борьбе за единство партии большевики исходили из этих ленинских указаний, предложив меньшевикам созвать Объединительный съезд.

К Объединительному съезду Ленин написал проекты резолюций, в которых была разработана тактическая платформа большевиков. После предварительного рассмотрения платформу обсуждали в Москве, куда Владимир Ильич специально ездил в первой половине марта 1906 года и где под его руководством прошло несколько совещаний московских большевиков. На расширенном заседании Московского комитета он выступил с докладом, осветив в нем вопросы, которые должен был решить партийный съезд.

Вернувшись из Москвы, Ленин провел совещание группы петербургских большевиков, на котором была также обсуждена платформа к IV съезду. Совещание избрало Ленина в состав комиссии для окончательного редактирования документа, и вскоре «Тактическая платформа к Объединительному съезду РСДРП» была опубликована в газете «Партийные Известия». Все резолюции платформы, за исключением одной, были написаны Лениным.

В период подготовки IV съезда Ленин много занимался аграрной проблемой. Он участвовал в работах комиссии, созданной Объединенным ЦК РСДРП для подготовки аграрной программы к IV съезду партии. Во второй половине марта Владимир Ильич написал брошюру «Пересмотр аграрной программы рабочей партии»; в ней были изложены основные мысли доклада по аграрному вопросу, с которым Ленин потом выступил на IV съезде, дан очерк исторического развития взглядов русской социал-демократии по аграрному вопросу. В марте — начале апреля в партии развернулось широкое обсуждение тактических платформ большевиков и меньшевиков. В Петербурге состоялось большое количество собраний; на многих из них выступал Ленин.

В начале апреля Владимир Ильич выехал в Стокгольм для участия в IV (Объединительном) съезде РСДРП. Съезд состоялся 10 — 25 апреля (23 апреля — 8 мая) 1906 года в помещении Народного дома, предоставленного шведскими социал-демократами. Ленин был избран в президиум съезда; значительная часть заседаний шла под его председательством. Основными вопросами съезда были аграрная программа, оценка современного момента и классовых задач пролетариата, отношение к Государственной думе.

Съезд проходил в острейшей борьбе между большевиками и меньшевиками. Жаркие бои развернулись по аграрному вопросу. К сожалению, доклад Ленина по аграрному вопросу на IV съезде РСДРП до сих пор не найден; сохранилось лишь его заключительное слово по атому вопросу. Ленин, большевики отстаивали на съезде программу национализации земли. Большевистская аграрная программа была неразрывно связана с задачей уничтожения самодержавия, она звала крестьян на революцию против царя и помещиков. Борьба за национализацию земли являлась непременным условием полной победы буржуазно-демократической революции в России и ее перерастания в революцию социалистическую.

Отстаивая программу национализации земли, Ленин разъяснял значение крестьянских комитетов, учреждение которых он рассматривал как призыв к тому, чтобы угнетенный остатками крепостничества и полицейскими порядками народ немедленно и самым решительным образом покончил с ними и расправился с чиновниками и помещиками.

В. И. Ленин подчеркивал неразрывность аграрной революции с политической революцией. Он говорил на съезде: «Мы должны прямо и определенно сказать крестьянину: если ты хочешь довести аграрную революцию до конца, то ты должен также довести и политическую революцию до конца; без доведения до конца политической революции не будет вовсе или не будет сколько-нибудь прочной аграрной революции»1.

В заключительном слове Ленин подверг суровой критике возражения против национализации земли, с которыми выступали Плеханов, Маслов и другие меньшевики, отстаивавшие на съезде требование муниципализации земли, то есть передачи помещичьих земель в распоряжение местных самоуправлений или земств (муниципалитетов). Меньшевистская программа муниципализации была рассчитана на половинчатый исход революции, на мирное, постепенное реформирование помещичье-самодержавного строя и означала по сути дела сделку с помещиками. Возражая меньшевикам, Ленин выставил два основных довода: 1) муниципализации никогда не захотят сами крестьяне и 2) без демократической республики, без обеспеченного полностью самодержавия народа, без выборности чиновников муниципализация вредна.

На съезде Ленин вскрыл недостаточность и ошибочность точки зрения «разделистов». Сторонники этой точки зрения требовали раздела конфискованных помещичьих земель между крестьянами на правах личной собственности. Выдвигая это требование, сторонники раздела земли, не учитывая перспективы перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую революцию, исходили из неправильного взгляда, что между буржуазно-демократической и социалистической революциями будет длительный перерыв. Критикуя программу «разделистов», Ленин позднее указывал, что она ошибочна потому, что односторонне рассматривает крестьянское движение только с точки зрения прошлого и настоящего, забывая о будущем. «Сторонники раздела правильно понимают крестьянские слова о национализации, правильно объясняют их, но — в этом вся суть — но не умеют это правильное объяснение сделать рычагом изменения мира, орудием дальнейшего движения вперед. Не о том идет речь, чтобы навязать крестьянам национализацию вместо раздела... Речь идет о том, что социалист, беспощадно разоблачая мелкобуржуазные иллюзии крестьянина насчет «божьей земли», должен уметь показать крестьянину путь вперед»2.

В. И. Ленин сделал на съезде также доклад «О современном моменте и классовых задачах пролетариата» и содоклад по вопросу об отношении к Государственной думе, выступил с речами о вооруженном восстании и по организационным вопросам, участвовал в комиссии по выработке проекта Устава РСДРП. Съезд принял в редакции Ленина первый параграф Устава — о членстве в партии. Правильность ленинской формулировки была столь очевидна, что меньшевики теперь не решились возражать против нее.

В своих выступлениях Ленин критиковал оппортунистическую тактику меньшевиков, их отрицательное отношение к гегемонии пролетариата и вооруженному восстанию, их взгляды на царскую Думу, представляющую будто бы «центр революционных сил страны», беспощадно разоблачал мнимый демократизм и политическую шаткость кадетов.

Имея на съезде численный перевес, меньшевики заранее сговаривались и предрешали постановления съезда. Поэтому по важнейшим вопросам съезд принял меньшевистские резолюции, в том числе программу муниципализации. В решениях о вооруженном восстании съезд не дал ясной оценки опыта октябрьско-декабрьской борьбы в 1905 году. IV съезд не мог привести и не привел к действительному объединению партии, он лишь несколько укрепил формальное единство.

Несмотря на то, что линия большевиков не была принята съездом и меньшевикам удалось провести большинство своих представителей в ЦК, Ленин непоколебимо верил в победу над меньшевиками, в неизбежное торжество революционного марксизма, революционной стратегии и тактики.

В. И. Ленин считал необходимым информировать широкие массы рабочих о борьбе, происходившей на Объединительном съезде. Он пишет «Обращение к партии делегатов Объединительного съезда, принадлежавших к бывшей фракции «большевиков»», которое было обсуждено и принято совещанием большевиков — делегатов съезда. В «Обращении» дана принципиальная критика меньшевистских решений IV съезда, разоблачена оппортунистическая линия меньшевиков, их отречение от революции. Глубокий анализ работы Объединительного съезда Ленин дал в брошюре «Доклад об Объединительном съезде РСДРП (Письмо к петербургским рабочим)», написанной в мае 1906 года и в июне вышедшей в свет. Вскоре после возвращения из Стокгольма Ленин выступил с докладами о съезде перед партийными работниками столицы, а также на собраниях социал-демократических организаций ряда районов города.

Летом 1906 года революционное движение в стране вновь усилилось: поднялась волна политических стачек, разгорелась борьба крестьян против помещиков, произошли волнения в воинских частях.

16 июля Ленин, получив известия о напряженном положении в крепости Свеаборг (близ Гельсингфорса) и возможности там вооруженного восстания, пишет проект постановления Исполнительной комиссии Петербургского комитета РСДРП о немедленной посылке в Свеаборг делегации. 17 июля в Свеаборге вспыхнуло восстание матросов и солдат. 19 июля началось также восстание в Кронштадте. Восставшие захватили форт «Константин», пытались поднять гарнизон крепости и судовые команды. 20 июля по предложению Ленина Петербургский комитет принимает решение о проведении всеобщей политической забастовки в поддержку Свеаборгского и Кронштадтского восстаний.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 12, стр. 364.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 13, стр. 28.

 

На рабочих собраниях. Подпольные скитания

Но оба восстания с зверской жестокостью были подавлены.  До сих пор еще мало известно о той колоссальной практической деятельности, которую Ленин вел в годы первой русской революции. Его энергия и работоспособность были поистине поразительны. Он на все находит время — руководит большевистской печатью, читает лекции перед пропагандистами о задачах пролетариата в революционном движении, об аграрной программе партии, принимает участие в заседании Василеостровского районного комитета партии, посещает конспиративные кружки путиловских рабочих, обсуждает с ними вопросы тактики. Его можно было видеть на партийных и рабочих собраниях, на собраниях интеллигенции, студентов, в союзе конторщиков и бухгалтеров, в союзе приказчиков и т. п.

Большинство выступлений Ленина было посвящено обоснованию и защите думской тактики большевиков, критике меньшевистской тактики, а также аграрному вопросу.

Владимир Ильич стремился к общению с широкими пролетарскими массами, он старался использовать любую возможность встретиться с рабочими, побеседовать с ними. Девятого мая 1906 года он выступил на трехтысячном митинге в Народном доме Паниной. Значительную часть участников этого митинга составляли рабочие. До Ленина с речами выступали известные кадеты Водовозов, Огородников и представители других партий. Кадеты пытались отвести предъявленное им обвинение в тайном сговоре с царским правительством, утверждая, что никакого соглашения не было, а были якобы лишь переговоры частного, осведомительного характера. Последним на трибуне появился неизвестный Карпов. Это был Ленин. «Ильич, — писала Н. К. Крупская, — ужасно волновался. С минуту стоял молча, страшно бледный. Вся кровь прилила у него к сердцу. И сразу почувствовалось, как волнение оратора передается аудитории. И вдруг зал огласился громом рукоплесканий — то партийцы узнали Ильича»1.

Речь Ленина, посвященная тактике РСДРП по отношению к Государственной думе, произвела громадное впечатление на собравшихся. Он сорвал маску с кадетов, которые за спиной народа сторговывались с самодержавием. «По словам Огородникова, не было соглашения, были лишь переговоры. Но что такое переговоры? Начало соглашения. А что такое соглашение? Конец переговоров, — говорил Ленин.

Я, — вспоминал присутствовавший на митинге А. Шлихтер, — хорошо помню то изумление от неожиданности, какое охватило всех, положительно всех слушателей от этой столь простой, но такой ясной, чеканной формулировки сущности спора...

Подвижность Ильича на трибуне, его умение удивительно просто, гениально просто выделить самое главное, самую суть вопроса, его жестикуляция, его глаза, светящиеся то добродушным юмором, то суровой сосредоточенностью, и, наконец, совершенно исключительное богатство и разнообразие его интонаций — все это захватывало слушателей, не сводивших с него глаз».2

Собрание единогласно приняло предложенную Лениным резолюцию, в которой была выражена твердая уверенность в том, что пролетариат по-прежнему будет стоять во главе революционных элементов народа. Необыкновенный подъем охватил всех после речи Ильича. Воодушевленные ею. с красными флагами и с революционными песнями, участники собрания вышли на улицу. Огромное удовлетворение доставил Владимиру Ильичу этот митинг, даже спустя много лет он тепло вспоминал о нем.

В мае — июле 1906 года Ленин выступал перед рабочими Сан-Гальского подрайона, представителями партийных организаций Выборгского района, на собрании социал-демократической организации Балтийского судостроительного и механического завода, перед группой делегатов Всероссийского съезда народных учителей, на собрании рабочих, организованном комитетом РСДРП Петербургской стороны (участвовало около 200 рабочих), на собрании рабочих социал-демократов Нарвского района, где присутствовало также почти 200 человек, перед партийными работниками петербургской организации РСДРП и другими.

С особенным желанием Ленин шел в рабочую аудиторию. И не было случая, чтобы он обещал и не пришел на собрание или опоздал на него. В июле 1906 года В. И. Ленин присутствовал на собрании работниц табачной фабрики Шапшала и активно поддержал их желание начать забастовку в ответ на отказ администрации удовлетворить экономические требования работниц. Рабочим Семянниковского подрайона Невской заставы Ленин прочел лекцию на тему: «Избирательные соглашения на Западе и у нас». Петербургские пролетарии получали от Ленина указания и разъяснения по всем вопросам революционной борьбы.

В непосредственном общении с рабочими еще более крепло убеждение Ленина, что пролетариат является ведущей силой революции, что творческие возможности рабочего класса неисчерпаемы.

Можно себе представить, в каких невероятно тяжелых условиях приходилось Ленину вести работу по руководству партией, революционной борьбой рабочего класса. Скрываясь от полиции, он был вынужден скитаться по различным местам. Первое время он жил в Петербурге без прописки. Когда из-за границы приехала Надежда Константиновна, они несколько дней жили врозь, а потом, под чужими фамилиями, поселились вместе в меблированных комнатах. Спокойно прожили всего неделю. Паспорт Надежды Константиновны вызвал у полиции подозрение. Пришлось срочно менять адрес. Решили поселиться легально, в квартире знакомого М. И. Ульяновой. Но на другой же день после прописки пришлось покинуть и эту квартиру, так как за домом началась усиленная полицейская слежка.

Владимир Ильич жил по разным паспортам. Лишь во второй половине декабря 1905 года он поселился хотя и нелегально, но по надежному паспорту. И все же его снова выследили. Опять начались мытарства по ночевкам. После поездки в Москву в январе 1906 года Ленин вместе с Надеждой Константиновной жили нелегально. Встречи Ленина с членами Центрального и Петербургского комитетов, с приезжавшими со всех концов России партийными работниками устраивались в разных местах — в кабинете зубного врача, в книжном складе, на квартирах знакомых.

Царская охранка принимала все меры, чтобы схватить Ленина. Департамент полиции возбудил дело об его аресте, поводом чему была статья Владимира Ильича «Рабочая партия и ее задачи при современном положении», напечатанная в легальной студенческой социал-демократической газете «Молодая Россия». Однажды, в конце февраля, Ленин выступал на совещании партийных работников с докладом по вопросу о работе в деревне. Совещание проходило на квартире одного петербургского адвоката. Выйдя после окончания совещания на улицу, Владимир Ильич заметил, что за ним следят. Он решил не заходить к себе домой. Всю ночь до утра просидела у окна Надежда Константиновна, ожидая Владимира Ильича. С трудом уйдя от преследователей, он уехал в Финляндию.

В конце лета 1906 года Ленин поселился в Куоккала (Финляндия) на даче «Ваза», занимаемой большевиком Г. Д. Лейтейзеном и его семьей. Расположенная на опушке леса, уединенная дача была очень удобна в конспиративном отношении. Здесь Ленин прожил (с перерывами) до декабря 1907 года, нелегально выезжая в Петербург.

Дача «Ваза» стала подлинным центром организации партийной работы. Отсюда Ленин направлял деятельность партии, здесь под его руководством проходили партийные собрания и совещания, заседания редакции, встречи с партийными работниками. Департамент полиции в январе 1907 года сообщал петербургскому охранному отделению о том, что у Ленина, проживающего в Куоккала, «часто происходят многолюдные собрания». К Владимиру Ильичу приезжало столько людей, что двери дачи никогда не запирались. У него бывали Л. Б. Красин, В. В. Воровский, Е. Д. Стасова, В. Д, Бонч-Бруевич, представители из Нижнего Новгорода, из Иваново-Вознесенска и других городов, рабочие Путиловского и Сестрорецкого заводов. Специально выделенный связной каждый день доставлял Ленину газеты и почту, а от него увозил в Петербург его статьи и другие материалы.

В связи с подготовкой первой большевистской конференции военных и боевых организаций РСДРП в ноябре 1906 года к Ленину в Куоккала приезжал один из инициаторов конференции Е. М. Ярославский. Владимир Ильич, вспоминал Ярославский, «живо интересовался нашим опытом постановки военно-инструкторской школы, где мы обучали наших боевиков обращению с взрывчатыми снарядами, изготовлению взрывчатых снарядов, обращению с пулеметами и другими видами оружия, минноподрывному делу, изучали тактику уличной борьбы — одним словом, готовили будущий командный состав наших боевых дружин для будущей революции. Чего больше всего боялся Владимир Ильич, это чтобы мы не бросились в какую-нибудь авантюру. Он самым тщательным образом расспрашивал меня, не затеваем ли мы какого-нибудь выступления, предупреждал, чтобы всякий сколько-нибудь серьезный шаг мы делали бы только с ведома большевистского центра»3.

С августа 1906 года большевики начали издавать нелегальную газету, которую снова назвали «Пролетарий». Редактором газеты стал Ленин. В целях безопасности «Пролетарий» набирали в Выборге, куда Владимир Ильич и Надежда Константиновна ездили в первой половине августа и пробыли там около двух недель. Из Выборга матрицы газеты привозили в Петербург, где было организовано ее печатание. Фактически «Пролетарий» был Центральным Органом большевиков. Издавался он более трех лет, и за эти годы на его страницах было опубликовано свыше ста статей и заметок Ленина. Из них почти половина была написана в период революции, до июня 1907 года.

На даче «Ваза» Ленин написал большое количество статей, брошюр, проектов резолюций. Работы было невероятно много, и. как всегда, Владимир Ильич выполнял ее с поразительной быстротой. Но и занятый огромной работой, он всегда находил минуты, чтобы повозиться с ребятишками Лейтейзена, поиграть с ними, заражаясь их радостью. Перед сном он обязательно делал небольшую прогулку с Надеждой Константиновной или с кем-нибудь из товарищей.

Соблюдая необходимую конспирацию. Ленин в тот период часто ездил в Петербург, бывал в книжном складе и редакции большевистского издательства «Вперед». Он возглавлял редакционный совет и направлял всю работу издательства, просматривал корректуры, рукописи книг, планы, вносил в них свои исправления, беседовал с сотрудниками, просиживал за работой целыми вечерами. В помещении склада и издательства нередко происходили заседания Петербургского комитета партии с участием Ленина.

В связи с приближавшимися выборами во II Думу перед большевиками со всей остротой встал вопрос об избирательной тактике. Новая обстановка диктовала необходимость широкого использования Думы для революционной пропаганды и публичного разоблачения политики самодержавия и буржуазии. При этом Ленин, большевики учитывали неудачный опыт бойкота I Думы, который проводился уже в обстановке отлива революции и потому оказался ошибочным.

Вопросу о тактике партии по отношению ко II Думе и избирательным соглашениям при выборах в нее Ленин уделял много внимания. На проходивших с ноября 1906 года по февраль 1907 года партийных конференциях он горячо отстаивал большевистскую тактику.

Выборы во II Государственную думу происходили в феврале 1907 года. Большевики боролись за полную самостоятельность партии рабочего класса в избирательной кампании, проводили тактику левого блока, т. е. добивались соглашения с партиями, представлявшими демократическую мелкую буржуазию города и деревни, выступавшими против царизма и либеральной буржуазии. Основную задачу революционной социал-демократии Ленин видел в том, чтобы вырвать из-под влияния кадетов мелкобуржуазные слои, в первую очередь крестьянство. Он непримиримо боролся против меньшевистской тактики блока с кадетами и поддержки их в Думе. Соглашение с кадетами он считал принципиально недопустимым и политически вредным.

В. И. Ленин в своих работах показал, что меньшевики действуют за спиной рабочих масс, сговариваются с кадетами, выторговывая у них местечки в Думе и пытаясь лицемерными фразами прикрыть свои махинации. «...У Плеханова, — писал Ленин, — хотения были самые хорошие: мирком да ладком с кадетами против черносотенной опасности, — а вышел один срам и скандал для социал-демократии».4

Изобличенные меньшевики яростно боролись против большевиков. Меньшевистский ЦК дошел до того, что привлек Ленина к «партийному суду» за его брошюру «Выборы в Петербурге и лицемерие 31 меньшевика». Суд был учрежден из трех представителей со стороны меньшевиков, трех — со стороны Ленина и трех членов президиума, назначенных центральными комитетами латышской социал-демократии, польской социал-демократии и Бунда. Суд состоялся в марте 1907 года. Он имел два заседания, во время которых были допрошены три свидетеля из нескольких десятков. На первом заседании инсценированного меньшевиками суда Ленин произнес речь («Защитительную (или обвинительную против меньшевистской части ЦК)»), в которой разоблачил раскольническую деятельность и оппортунистическую политику меньшевиков в петербургской организации РСДРП.

Думская кампания с особой силой выявила антиреволюционную, соглашательскую политику меньшевистского ЦК. Против этой политики выступило большинство партийных организаций. Обстановка в стране и в РСДРП требовала немедленного созыва нового съезда партии. Ленин развернул деятельную подготовку к партийному съезду. В середине февраля 1907 года он пишет проекты резолюций к V съезду РСДРП. На состоявшемся в марте инструктивном совещании большевиков, выезжавших на места для проведения выборов делегатов на съезд, Ленин выступил с докладом о текущем моменте и задачах партии. В апреле вышла в свет его брошюра «Доклад V съезду РСДРП по поводу петербургского раскола и связанного с ним учреждения партийного суда». Тогда же Ленин избирается делегатом на V съезд от верхнекамской (Урал) организации РСДРП.

Перед V съездом меньшевики предлагали созвать так называемый «рабочий съезд», состоящий из представителей различных рабочих организаций и призванный, как они полагали, создать «широкую рабочую партию», в которую наряду с социал-демократами входили бы эсеры и анархисты. Ленин решительно выступил против этой меньшевистской затеи, по сути дела означавшей ликвидацию подлинно пролетарской партии, отказ от ее революционной программы и тактики.

Примечание:

1 Воспоминания о В. И. Ленине, т. I, 1908, стр. 317.

2 Воспоминания о В. И. Ленине, ч. 1, 1950, стр. 338, 339.

3 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 235.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 13, стр. 28.

 

Победа на V съезде РСДРП

В апреле В. И. Ленин уезжает в Копенгаген, где предполагалось открытие V съезда РСДРП. В Копенгагене он созвал совещание делегатов-большевиков, на котором выступил по вопросу о боевых дружинах. Неожиданно появившаяся датская полиция потребовала от делегатов, чтобы они в течение 12 часов покинули страну. Пришлось всем выехать в Лондон, куда был перенесен V съезд. По дороге на съезд Ленин заехал в Берлин, где вместе с А. М. Горьким знакомился с достопримечательностями города, встречался с К. Каутским и Р. Люксембург. Прерванное совещание делегатов-большевиков продолжалось в Лондоне; на нем было избрано бюро фракции большевиков во главе с Лениным.

На V съезд РСДРП с правом совещательного голоса был приглашен А. М. Горький. Ленин проявлял о нем особую заботу — отвез его в гостиницу и, зная, что Алексей Максимович болен туберкулезом, очень тревожился, что комната, в которой гот остановился, недостаточно суха. «Когда Ленин ушел, — пишет М. Ф. Андреева, — Горький долго ходил по неуютной комнате... крутил и покусывал по привычке кончики усов, а потом тихо и задумчиво сказал:

 — Удивительный человек!»1

30 апреля (13 мая) 1907 года на окраине Лондона в помещении реформатской церкви открылся V (Лондонский) съезд РСДРП. На съезде присутствовало 303 делегата с решающим и 39 — с совещательным голосом, представлявших 150 тысяч членов партии. Большевики имели на съезде устойчивое большинство: по всем принципиальным вопросам их поддержали польские социал-демократы и большинство латышской делегации. Ленин принял руководящее участие в работах съезда — он был избран в президиум, председательствовал на семи заседаниях и неоднократно выступал с докладами и речами.

В работах V съезда важнейшее место занял доклад Ленина об отношении к буржуазным партиям. Этот вопрос стоял тогда в центре принципиальных разногласий, разделявших РСДРП на два лагеря, разногласий, связанных с оценкой буржуазной революции в России. В вопросе об отношении к буржуазным партиям, говорил Ленин, прежде всего необходимо определить классовый характер партий. Затем надо уяснить, как относятся интересы различных классов к продолжению или развитию данной революции, какова роль различных партий в ней, и дать практические указания относительно политики рабочей партии.

В воспоминаниях А. М. Горького живо запечатлено выступление Владимира Ильича с трибуны съезда. Ленин, писал Горький, «не пытался сочинять красивые фразы, а подавал каждое слово на ладони, изумительно легко обнажая его точный смысл. Очень трудно передать необычное впечатление, которое он вызывал.

Его рука, протянутая вперед и немного поднятая вверх, ладонь, которая как бы взвешивала каждое слово, отсеивая фразы противников, заменяя их вескими положениями, доказательствами права и долга рабочего класса идти своим путем, а не сзади и даже не рядом с либеральной буржуазией, — все это было необыкновенно и говорилось им, Лениным, как-то не от себя, а действительно по воле истории».2

Съезд принял предложенную Лениным резолюцию, требовавшую вести беспощадную борьбу с черносотенными партиями, партиями помещиков и крупной буржуазии и неуклонного разоблачения лицемерно-демократической фразеологии кадетов. Съезд признал допустимым в борьбе против царизма и кадетов заключать отдельные соглашения с трудовиками, поскольку они выражают интересы и точку зрения широких масс крестьянства и городской мелкой буржуазии. Съезд также указал на необходимость разоблачать псевдосоциалистический характер народнических или трудовых партий и вместе с тем всеми силами вырывать их из-под влияния и руководства либералов. Большевики настойчиво проводили тактику «левого блока».

Линия меньшевиков, направленная на отрицание самостоятельности пролетариата и приспособлявшаяся к либеральной буржуазии, потерпела на съезде полный провал. Ленин отмечал потом, что «принятие большевистской резолюции о непролетарских партиях Лондонским съездом означает решительное отклонение рабочей партией всяких отступлений от классовой борьбы, признание на деле социалистической критики непролетарских партий и самостоятельных революционных задач пролетариата в данной революции.

Отклонение меньшевистских поправок к резолюции еще больше подчеркнуло это».3

В. И. Ленин, большевики вели на съезде борьбу за сплочение революционной социал-демократии России на платформе большевизма против оппортунизма меньшевиков, бундовцев и Троцкого, который на съезде «...держался позером».4

V (Лондонский) съезд подтвердил правильность большевистской линии в революции, поддержку этой линии большинством сознательных рабочих России.

Время между заседаниями съезда Владимир Ильич проводил среди рабочих делегатов. Подробно расспрашивал он их об условиях жизни, интересовался бытом, положенном женщин: «Ну, а женщины как? Заедает хозяйство? Все-таки — учатся, читают?» Он умел так подойти к людям, его речь была проникнута такой искренней любовью и вниманием к рабочим, что их сердца широко открывались перед ним. А. М. Горький рассказывает: «В Гайд-парке несколько человек рабочих, впервые видевших Ленина, заговорили о его поведении на съезде. Кто-то из них характерно сказал:

 — Не знаю, может быть, здесь, в Европе, у рабочих есть и другой, такой же умный человек — Бебель или еще кто. А вот чтобы был другой человек, которого я бы сразу полюбил, как этого, — не верится!

Другой рабочий добавил, улыбаясь:

 — Этот — наш!

Ему возразили:

 — И Плеханов — наш.

Я услышал меткий ответ:

 — Плеханов — наш учитель, наш барин, а Ленин — вождь и товарищ наш.

Какой-то молодой парень юмористически заметил:

 — Сюртучок Плеханова-то стесняет».5

V съезд избрал Ленина в состав Центрального Комитета РСДРП, куда вошли также И. Ф. Дубровинский, Л. Б. Красин, Г. Д. Лейтейзен и другие большевики. В ЦК были избраны также меньшевики и представители национальных социал-демократических организаций, у которых нередко проявлялись колебания. Для того чтобы обеспечить проведение последовательно революционной линии в духе решений съезда, большевики в конце его провели совещание, на котором создали свой Большевистский центр во главе с Лениным.

После окончания V съезда РСДРП Ленин присутствовал на происходившем в Лондоне II съезде Социал-демократии Латышского края, где выступил с кратким докладом о задачах пролетариата в современный момент буржуазной революции и предложил проект резолюции по этому вопросу.

Примечание:

1 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 226.

2 Там же, стр. 244.

3 В. И. Ленин. Соч. т. 15, стр. 380.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 47, стр. 137.

В отчете заведующего заграничной агентурой в департамент полиции о заседаниях V съезда РСДРП сообщалось: «Вообще Ленин — самый блестящий оратор на съезде. Стоит он на крайней революционной точке зрения, говорит с необыкновенным жаром и захватывает даже своих противников. Он крайне резко разбил все доводы и оправдания меньшевиков и очень резко ответил Троцкому и центру за их метание от одной стороны к другой, за их шатания и их нерешительность» («Красный Архив», 1934, № 1 (62), стр. 206).

5 Воспоминания о В. И. Ленин е, т. 2, 1969, стр. 245.

 

После третьеиюньского переворота

3 июня 1907 года царское правительство распустило II Государственную думу. Произошел так называемый третьеиюньский государственный переворот. Царизм повел яростное наступление на революцию: социал-демократическая думская фракция была арестована и сослана в Сибирь, карательные экспедиции расстреливали тысячи рабочих и крестьян, тюрьмы, места ссылки и каторжных работ были битком набиты революционерами. Наступили годы мрачной столыпинской реакции, названной так по имени душителя свободы и революции царского министра Столыпина. С исключительной жестокостью царизм преследовал большевиков. 18 июня 1907 года департамент полиции предложил начальнику петербургской охранки сообщить все имеющиеся данные о Владимире Ильиче Ульянове (Ленине) и «возбудить вопрос о выдаче его из Финляндии».

Владимир Ильич переезжает в глубь Финляндии, в Стирсудден. Это необходимо было сделать как в целях конспирации, так и для того, чтобы поправить пошатнувшееся здоровье.

Отдых был недолог. В июле Ленин выступает с докладом об отношении социал-демократической рабочей партии к Государственной думе на конференции петербургской организации РСДРП, состоявшейся в Териоках, и на конференции РСДРП в Котке, созванной для обсуждения тактических вопросов в связи с разгоном II Государственной думы и созывом III Думы. В течение лета и по октябрь 1907 года Ленин еженедельно проводит совещания с членами ЦК РСДРП — большевиками перед заседаниями ЦК, происходившими в Териоках.

В августе Ленин принимает активное участие в работе Штутгартского конгресса II Интернационала, куда он решением ЦК был послан в составе делегации РСДРП. Это был первый международный конгресс, в котором Ленин непосредственно участвовал. Будучи членом Международного социалистического бюро (с октября 1905 года он был представителем РСДРП в Международном социалистическом бюро), он входил в президиум конгресса, а также в комиссию, подготовлявшую резолюцию по вопросу о милитаризме и международных конфликтах.

Конгресс проходил в острых столкновениях между революционным и оппортунистическим направлениями в международной социал-демократии. Ленин, руководитель большевистской делегации, возглавил борьбу против оппортунистических элементов. Основным на Штутгартском конгрессе был колониальный вопрос. С докладом выступил голландский «социалист» Г. Ван Коль, оправдывавший порабощение колониальных народов империалистами. Ван Коль защищал «цивилизаторскую миссию» капитализма в колониях и доказывал, что социалистические партии должны участвовать в колониальной политике. Комиссия по колониальному вопросу оказалась в таком составе, что оппортунистические элементы во главе с Ван Колем взяли в ней верх. Вопрос был вынесен на конгресс. Разгорелись ожесточенные споры. Половина немецкой делегации во главе с Бернштейном и Давидом голосовала за оппортунистическую резолюцию. Ленин со всей силой боролся против ревизионистов. Позицию Ван Коля он оценивал как «решительный шаг к подчинению пролетариата буржуазной идеологии, буржуазному империализму». Борьба Ленина принесла успех — большинством голосов конгресс отклонил оппортунистическую резолюцию по колониальному вопросу.

Огромное принципиальное значение имели написанные Лениным и внесенные им вместе с Р. Люксембург поправки к проекту резолюции А. Бебеля «Милитаризм и международные конфликты». В важнейшей ленинской поправке подчеркивалось, что в случае, если война разразится, рабочий класс и его представители в парламентах должны стремиться всеми средствами к тому, чтобы использовать вызванный войной кризис в интересах социалистической революции. Марсель Кашей вспоминал: «Мне приходилось встречаться с Лениным на конгрессе II Интернационала в Штутгарте в 1907 году. Он был автором ряда поправок к резолюциям, замечательных своей последовательной борьбой против империалистической войны».1 Ленин и его единомышленники добились коренного изменения резолюции А. Бебеля в духе революционного марксизма. Благодаря их твердости и непоколебимости впервые в истории международной социал-демократии было принято такое решение.

Во время конгресса Ленин проделал большую работу по сплочению левых сил в международной социал-демократии, решительно борясь против оппортунистов и ревизионистов. Вместе с А. Бебелем, Р. Люксембург, Ж. Жоресом и другими он подписал приветствие от имени конгресса видному деятелю американского рабочего движения Уильяму Хейвуду, арестованному американским правительством по клеветническому обвинению, сфабрикованному полицией.

После конгресса Ленин возвращается в Куоккала. Здесь в августе — октябре он пишет две статьи, посвященные Штутгартскому конгрессу; одна из них, популярная, была предназначена для большевистского издания «Календарь для всех на 1908 год». На конференции петербургской организации РСДРП в Териоках Ленин в начале сентября произнес речь о Штутгартском конгрессе.

Большое внимание Ленин уделял выработке и проведению большевистской тактики в условиях поражения революции. С докладами о III Государственной думе и тактике социал-демократической фракции в ней он выступил на партийных конференциях, состоявшихся в конце октября в Териоках и в ноябре — в Гельсингфорсе. На этих конференциях развернулась острая борьба. Меньшевики и бундовцы оспаривали ленинскую оценку третьеиюньского режима и задач партии, высказывались за поддержку правительственной октябристской партии. Но большинством голосов обе конференции приняли большевистские резолюции.

В августе — декабре 1907 года Владимир Ильич готовит к печати трехтомное издание своих произведений «За 12 лет»; в сентябре он пишет предисловие к первому тому. Из предполагавшихся к изданию трех томов удалось выпустить лишь первый том и первую часть второго. Первый том вышел из печати в ноябре 1907 года (на обложке помечен 1908 год) под псевдонимом Вл. Ильин. Первая часть второго тома вышла в свет в начале 1908 года.

В первый том, который охватывал период с 1895 по 1905 год, вошли работы Ленина: «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве», «Задачи русских социал-демократов», «Гонители земства и Аннибалы либерализма». «Что делать?», «Шаг вперед, два шага назад», «Земская кампания и план «Искры»» и «Две тактики социал-демократии в демократической революции». Ленин отмечал, что темой собранных в первом томе произведений являлись программные, тактические и организационные вопросы русской социал-демократии.

Полиция разыскивала Ленина по всей Финляндии. В ноябре петербургская судебная палата наложила арест на книгу Ленина «За 12 лет»; книгу конфисковали и было возбуждено дело о привлечении ее автора к суду. 22 декабря судебная палата выносит приговор об уничтожении книги «Две тактики социал-демократии в демократической революции». Скрываясь от полиции, Ленин уезжает из Куоккала в Огльбю. На заседании Большевистского центра было вынесено решение о перенесении издания газеты «Пролетарий» за границу. В связи с этим Владимир Ильич в декабре выезжает из Огльбю. В Гельсингфорсе перед самым отъездом за границу он участвует в совещании с товарищами, специально приехавшими для этого из Петербурга, после чего выезжает в Або. В поезде Ленин заметил за собой слежку. Не доезжая 12 верст до Або, он незаметно вышел из вагона. Стояли сильные морозы. Ленин с маленьким чемоданом в руках пешком пошел в город. В 2 часа ночи он пришел по имевшемуся у него адресу на квартиру финского социал-демократа Вальтера Борга, который должен был организовать его переезд в Стокгольм.

С капитаном одного из пароходов была договоренность, что он в Або примет пассажира. Так как Ленин опоздал к отходу парохода, ему пришлось добираться до места его первой остановки. Путь был труден. На его преодоление пришлось потратить немало времени и сил. Часть пути надо было идти но льду. Лед, несмотря на декабрь, был не везде крепок. Владимир Ильич рассказывал потом, как в одном месте лед стал уходить у него из-под ног. «Эх, как глупо приходится погибать», — подумал Ильич. Только случайность спасла его от смерти.

В Стокгольме Ленин ожидал Надежду Константиновну, остававшуюся в Петербурге для ликвидации дел. После ее приезда они отправились в Женеву через Берлин, где навестили Розу Люксембург. Пробыв в Берлине несколько дней, Владимир

Ильич и Надежда Константиновна выехали в Женеву. Началась вторая эмиграция, длившаяся около десяти лет.

Первая русская революция окончилась поражением. Но руководимые Лениным большевики с честью выполнили свой долг в этом могучем общенародном натиске на царизм. Еще в 1906 году Ленин писал: «Как сторонники и идеологи революционного пролетариата, мы выполним свой долг до конца, — мы через все измены и подлости либералов, через все шатания, через всю робость и неуверенность мелких буржуа пронесем наши революционные лозунги, — мы исчерпаем действительно до конца все революционные возможности, — мы будем гордиться тем, что первые вступили на путь восстания и последние покинули этот путь, если он на самом деле стал невозможен».2

В. И. Ленин высоко оценил героическую борьбу пролетариата в первой русской революции. Светлой памяти его лучших сынов, погибших в борьбе за свободу и счастье народа, он посвятил пламенные строки. Он написал статью-некролог о зверски убитом черносотенцами в октябре 1905 года Н. Э. Баумане. Ленин дал яркую характеристику жизни и деятельности рабочего-искровца, активного участника революции 1905 года — И. В. Бабушкина, расстрелянного в Сибири карательной экспедицией царского правительства. Он называл Бабушкина народным героем, гордостью большевистской партии. «Все, что отвоевано было у царского самодержавия, отвоевано исключительно борьбой масс, руководимых такими людьми, как Бабушкин»,3 — писал Ленин.

На всем протяжении революции Ленин давал глубокий анализ событий, разгадывал тактику царизма, определял задачи партии, намечал средства борьбы. Он неуклонно вел последовательно революционную линию, воспитывал рабочий класс как руководителя революции, разоблачал оппортунистическую тактику меньшевиков, антимарксистскую позицию эсеров. В революции с исключительной силой проявилась руководящая роль пролетариата, его мощь, сплоченность, организованность и высокое политическое сознание. Пролетариат России показал силу, невиданную еще ни в одной буржуазной революции Запада. В борьбе против царизма он вырвал у либералов, кадетов руководство народными массами и особенно крестьянством.

Первая русская революция открыла период революционных битв эпохи империализма, она оказала могучее влияние на развитие освободительного движения во всем мире.

Революция 1905 — 1907 годов со всей очевидностью показала, что центр мирового революционного движения переместился в Россию, а героический российский пролетариат стал авангардом международного революционно го пролетариата. Борьбу российского пролетариата возглавляла партия большевиков, руководимая Лениным.

В ходе революции была на практике проверена правильность великих ленинских идей о гегемонии пролетариата, о союзе пролетариата с крестьянством, о роли партии, как руководящей силы в рабочем движении, правильность тактических лозунгов большевистской партии, выдвинутых Лениным.

В. И. Ленин выступил не только как теоретик, обогативший сокровищницу марксизма новыми выводами и положениями, но как организатор и руководитель масс, штурмовавших царское самодержавие.

Примечание:

1  О Ленине. Воспоминания зарубежных современников. М., 1966, стр. 84.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 14, стр. 168 — 160.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 20, стр. 82.

 


 

Глава шестая

«НАС НЕДАРОМ ПРОЗВАЛИ ТВЕРДОКАМЕННЫМИ»

Наша партия переживает ныне трудные дни, но она непобедима, как непобедим пролетариат.

В.И.Ленин

Холодным ветреным январским днем 1908 года Ленин и Крупская приехали в Женеву. После кипучей жизни в России они вновь оказались в женевской тиши... Первое время после переезда было особенно мучительным. «У меня такое чувство, точно в гроб ложиться сюда приехал», — с горечью говорил Владимир Ильич.

«Трудно было нам, — вспоминала Надежда Константиновна, — после революции вновь привыкнуть к эмигрантской атмосферке. Целые дни Владимир Ильич просиживал в библиотеке, но по вечерам мы не знали, куда себя приткнуть. Сидеть в неуютной холодной комнате, которую мы себе наняли, было неохота, тянуло на людей, и мы каждый день ходили то в кино, то в театр, хотя редко досиживали до конца, а уходили обычно с половины спектакля бродить куда-нибудь, чаще всего к озеру».1

Вскоре после приезда в Женеву Ленин выступает на собраниях эмигрантов. Яркую речь он произнес перед польскими социал-демократами (в их эмигрантском клубе). Изобличая контрреволюционную роль националистической буржуазии, приспособляющейся к царскому режиму, угнетающему все народы России, Ленин противопоставил ей интернационалистскую позицию пролетариата. Свою речь он закончил призывом: «Да здравствует пролетарская, рабоче-крестьянская Польша!» 18 марта Владимир Ильич от имени РСДРП произносит речь о значении Парижской коммуны на интернациональном митинге, посвященном трем годовщинам — 25-летию со дня смерти К. Маркса, 60-летию революции 1848 года и дню Парижской коммуны. На митинге присутствовало 200 человек.

Все мысли Ленина были связаны с русской революцией. Он был непоколебимо уверен в том, что пролетариат потерпел только временное поражение, что впереди предстоят героические бои, которые непременно увенчаются победой. С гениальной прозорливостью, несокрушимой верой в рабочий класс и торжество социализма он страстно, упорно мечтал о грядущей победе. Он провидел великое будущее России, светлое будущее всего человечества.

Примечание:

1  Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, 1968, стр. 335.

 

После поражения революции

Наступили адски трудные, по выражению Ленина, годы. В России свирепствовала бешеная реакция. Вся тяжесть политических репрессий царизма обрушилась на пролетариат. Партия переживала тяжелый организационный и идейно-политический кризис. Число ее членов резко сократилось; примкнувшие к партии в период революции попутчики из интеллигенции и мелкой буржуазии, страшась преследований, бежали из ее рядов. Разброд и шатания среди значительной части социал-демократов, уныние и апатия, охватившие довольно широкие слои пролетариата, — таково было состояние рабочего движения и социал-демократических организаций в России.

Но Ленин, большевики не падали духом. За годы революции выросли и закалились многочисленные кадры революционеров. Миллионы рабочих и крестьян в борьбе против угнетателей прошли замечательную школу политического воспитания. И как ни свирепствовала черная реакция, она была не в силах подавить все передовое, прогрессивное, что родилось, поднялось и созрело за время революции. «Русский народ не тот, что был до 1905 года, — писал Ленин. — Пролетариат обучил его борьбе. Пролетариат приведет его к победе».1

Основными задачами партии в этих условиях Ленин считал: сохранение нелегальной организации и укрепление ее рядов; подведение итогов революции и обобщение ее опыта; защита теоретических основ марксизма; сохранение революционных традиций, воспитание рабочего класса в революционном духе; укрепление связи с массами и накопление сил для новой революции.

Приехав в Женеву, Владимир Ильич все внимание сосредоточил на организации издания партийного печатного органа, которому в той обстановке он придавал первостепенное значение. «Я убежден, — писал он А. М. Горькому, — что партии нужен теперь правильно выходящий политический орган, выдержанно и сильно ведущий линию борьбы с распадом и унынием, — партийный орган, политическая газета. Многие россияне не верят в заграничный орган. Но это ошибка, и наша коллегия недаром постановила перенести «Пролетарий» сюда. Трудно его наладить, поставить, оживить, — слов нет. Но это надо сделать, и это будет сделано».2

Организация газеты потребовала от Ленина много энергии и сил. Нужно было все создавать заново. Хорошо еще, что в большевистской библиотеке, которой ведал В. А. Карпинский, с 1905 года сохранились шрифт и тонкая бумага. В одной из французских типографий взяли в аренду наборную машину. Выпускающим был И. Ф. Дубровинский; через некоторое время в работу включился Н. А. Семашко. Вскоре удалось наладить и свою типографию.

К сотрудничеству в газете Ленин привлек А. М. Горького, А. В. Луначарского и других видных публицистов.

Владимир Ильич занимался не только изданием газеты, но и заботился о ее перевозке в Россию. Поискам надежных путей и организации транспорта он уделял большое внимание. Уже через неделю после приезда в Женеву он поручил М. Ф. Андреевой найти секретаря союза пароходных рабочих и служащих, при посредстве которого за соответствующую плату можно было бы организовать еженедельную перевозку газеты через Одессу. Ленин торопил с выполнением этого поручения, считая необходимым заранее все подготовить так, чтобы газета после выхода в свет была немедленно переправлена в Россию. Не прошло и двух месяцев, как очередной, 21, номер нелегального «Пролетария» вышел в свет. Среди мрака реакции, шатаний и распада прозвучал могучий и уверенный голос вождя партии и революционного рабочего класса России:

«Мы умели долгие годы работать перед революцией. Нас недаром прозвали твердокаменными. Социал-демократы сложили пролетарскую партию, которая не падет духом от неудачи первого военного натиска, не потеряет головы, не увлечется авантюрами. Эта партия идет к социализму, не связывая себя и своей судьбы с исходом того или иного периода буржуазных революций. Именно поэтому она свободна и от слабых сторон буржуазных революций. И эта пролетарская партия идет к победе»3.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 19, стр. 424.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 47, стр. 133.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 16, стр. 420.

 

Исторические уроки революции

Ленин считал, что вопрос о правильной оценке революции 1905 — 1907 годов и усвоение ее уроков рабочим классом имеет чрезвычайно важное, практически-злободневное значение. «Периодами временного затишья в массовом действии, — писал он, — мы должны воспользоваться, чтобы критически изучить опыт великой революции, проверить его, очистить от шлаков, передать его массам как руководство для грядущей борьбы».1 Это было необходимо для того, чтобы научиться применять революционные методы борьбы более успешно, чтобы воспитать, сплотить и организовать еще более широкие массы пролетариата, чем это было в революции 1905 — 1907 годов.

Анализируя условия побед и причины поражений в революции, Ленин отмечал, что они дают народу великие исторические уроки.

Первый и основной урок заключается в том, что только революционной борьбой массы могут добиться сколько-нибудь серьезных улучшений в жизни и в управлении государством.

Второй урок — недостаточно подорвать, ограничить царскую власть, ее надо уничтожить.

Третий и самый главный урок революции состоит в том, что полностью выявилось, как действуют в ней различные классы. Все классы общества выступили открыто и на деле показали свою природу, обнаружили, каковы их настоящие стремления.

Особое значение Ленин придавал разъяснению того, что вождем русской революции, ее ведущей силой выступил рабочий класс. «...Из всех классов русского общества именно пролетариат обнаружил в 1905 — 1907 годы наибольшую политическую зрелость. Русская либеральная буржуазия, которая вела себя у нас так же подло, трусливо, глупо и предательски, как немецкая в 1848 г., именно потому ненавидит русский пролетариат, что он оказался в 1905 году достаточно зрел политически, чтобы вырвать у этой буржуазия руководство движением, чтобы беспощадно разоблачать предательство либералов».2 Именно руководящая роль пролетариата и оттеснение либеральной буржуазии придали революции широчайший размах и создали условия для решительной борьбы за демократические свободы. «Своей геройской борьбой в течение трех лет (1905 — 1907) русский пролетариат завоевал себе и русскому народу то, на завоевание чего другие народы потратили десятилетия. Он завоевал освобождение рабочих масс из-под влияния предательского и презренно-бессильного либерализма. Он завоевал себе роль гегемона в борьбе за свободу, за демократию, как условие для борьбы за социализм. Он завоевал всем угнетенным и эксплуатируемым классам России уменье вести революционную массовую борьбу, без которой нигде на свете не достигалось ничего серьезного в прогрессе человечества».3

В. И. Ленин снова и снова подчеркивает великое значение союза пролетариата с крестьянством, видя в нем залог победы в грядущих битвах. «Наша партия, — заявлял он, — твердо стоит на той точке зрения, что роль пролетариата есть роль вождя в буржуазно-демократической революции, что для доведения ее до конца необходимы совместные действия пролетариата и крестьянства, что без завоевания политической власти революционными классами не может быть победы».4

Вопросу о характере и уроках русской революции Ленин посвятил ряд своих печатных и устных выступлений. С весны 1908 года он неоднократно выступал с речами и докладами на собраниях и интернациональных митингах в Женеве, Париже, Антверпене, Лондоне, вел острую полемику с меньшевиками и эсерами. Твердо и уверенно отвечал он на истерические крики своих идейных противников, разбивая в пух и прах все их демагогические доводы и утверждения.

В. И. Ленин неоднократно указывал на важное международное значение русской революции: она положила начало новому подъему революционного движения в Европе и оказала могучее влияние на развертывание национально-освободительной борьбы народов Азии. «Русская революция, — писал позднее Ленин, — вызвала движение во всей Азии. Революции в Турции, Персии, Китае доказывают, что могучее восстание 1905 года оставило глубокие следы и что его влияние, обнаруживающееся в поступательном движении сотен и сотен миллионов людей, неискоренимо»5.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 16, стр. 411.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 19, стр. 358 — 359.

3 Там же, стр. 371.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 17, стр. 390.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 30, стр. 326.

 

Разработка аграрного вопроса

Исторический опыт первой русской революции, обобщенный Лениным, стал достоянием международного пролетариата.

В годы реакции Владимир Ильич много занимался аграрным вопросом Этот вопрос обусловливал собой историческое своеобразие и национальную особенность революции в такой крестьянской стране, какой была Россия. Борьба за землю, против помещиков толкала громадные массы крестьянства на активное участие в демократической революции. Только революционным путем можно было уничтожить помещичье землевладение и завоевать демократические свободы.

Крепостники-помещики пытались по-своему, сверху разрешить земельный вопрос и приспособиться к условиям развития капитализма в стране. Они понимали, что нужно принять какие-то меры, чтобы предотвратить новый взрыв крестьянских восстаний. Именно с этой целью в ноябре 1906 года были изданы подготовленные Столыпиным указы о выделении крестьян из общины на отруба и хутора. Таким путем в деревне создавались условия для появления многочисленного слоя кулаков — новой классовой опоры царского самодержавия.

Владимир Ильич сделал важный вывод, он указывал, что столыпинское аграрное законодательство — это второй после реформы 1861 года шаг по пути превращения крепостнического самодержавия в буржуазную монархию, что оно ускорило капиталистическую эволюцию сельского хозяйства наиболее мучительным, «прусским» путем, при сохранении власти, собственности и привилегий крепостников-помещиков. Столыпинская аграрная политика не уничтожила основного противоречия между крестьянством и помещиками. Она привела к дальнейшему разорению масс крестьянства, к обострению классовых противоречий между кулачеством и деревенской беднотой.

Громадный исторический опыт аграрного движения 1905 — 1907 годов, в котором со всей определенностью выявились революционные требования крестьян, диктовал необходимость пересмотра аграрной программы, принятой IV (Объединительным) съездом РСДРП. Нужно было еще раз вскрыть несостоятельность и вред меньшевистской программы муниципализации земли и дать глубокое теоретическое обоснование большевистской аграрной программы. Эту задачу выполнил Ленин.

Среди его работ, написанных в тот период, особое место занимает книга «Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905 — 1907 годов», сыгравшая большую роль в развитии марксистской теории и тактики. Опираясь на опыт революции, Ленин дал теоретическое обоснование необходимости требования национализации земли, показал ее экономическое и политическое значение. Большевистскую программу национализации земли он рассматривал как творческое применение теории Маркса к условиям России.

Материалы для разработки аграрной программы Ленин получил в результате анализа новейших данных о землевладении в России. Он рассмотрел экономические причины и необходимость революционной ломки аграрных отношений, дал яркую картину распределения всей земельной собственности в стране, наглядно представив, из-за чего шла борьба крестьян в русской революции. Ленин сделал следующий подсчет.

У десяти миллионов крестьянских дворов 73 миллиона десятин земли. У двадцати восьми тысяч благородных и чумазых лендлордов — 62 миллиона десятин. Таков основной фон, на котором развертывается крестьянская борьба за землю1.

В русской буржуазно-демократической революции, пояснял Ленин, борьба шла из-за того, каким путем пойдет капиталистическое развитие России: «прусским» — с сохранением монархии и помещичьего землевладения — или «американским» — буржуазная республика, уничтожение помещичьего землевладения и создание фермерских хозяйств. В этом заключалась экономическая основа революции, не выяснив которой нельзя ничего понять в вопросе об аграрной программе. Ленин показал, что и откровенно помещичья программа Столыпина и программа кадетов шли по пути сохранения помещичьих имений, сохранения крепостнических остатков. Пролетариат, учил Ленин, должен бороться за второй путь, так как он обеспечивает наибольшую свободу и быстроту развития производительных сил капиталистической России. Победа в такой борьбе возможна только ври революционном союзе пролетариата и крестьянства.

Аграрным программам РСДРП и их проверке первой русской революцией Ленин уделил в своей работе центральное место. Он разъяснил, в чем состояли недостатки прежних аграрных требований русских социал-демократов, подверг критике программу, принятую меньшевистским большинством на IV съезде РСДРП, разбил доводы сторонников муниципализации земли.

Главный аргумент меньшевиков в защиту муниципализации состоял в том, что крестьяне якобы враждебно относятся к национализации надельных земель и поэтому они выступят против нее, что крестьянское движение пойдет в связи с этим мимо или даже против социал-демократической партии и таким образом партия окажется за бортом революции. Меньшевики «упустили из виду», — разъяснял Ленин, что средневековой в России является не только помещичья, но и крестьянская надельная собственность. Коренное отличие программы национализации от программы муниципализации заключается в том, что первая уничтожает общину и средневековую надельную собственность при наибольшем соблюдении интересов крестьян, в то время как вторая препятствует экономически необходимому и неизбежному процессу уничтожения средневековой поземельной собственности. Меньшевики, писал Ленин, составляли свою аграрную программу не для борьбы со средневековым землевладением, «не для полного очищения пути для капитализма, а для жалкой мещанской попытки «гармоничного» соединения старого с новым, собственности на землю, возникшей благодаря наделению, и конфискованных революцией крепостнических латифундий»2.

Революция 1905 — 1907 годов опрокинула все доводы меньшевиков, опровергла их реакционные утверждения о враждебности крестьянства к большевистской программе национализации земли. На опыте революции массы крестьянства поняли безнадежность упований на царя, убедились в необходимости устранения всей средневековой поземельной собственности.

Большевики, как партия рабочего класса, последовательно защищали интересы трудящегося крестьянства. Излагая содержание большевистской аграрной программы, Ленин отмечал, что социал-демократическая рабочая партия поддерживает революционную борьбу крестьян вплоть до конфискации помещичьих земель. В то же время она исходит из того, что наилучшей формой аграрных отношений в капиталистическом обществе и вернейшим способом ликвидации феодальных пережитков является национализация земли.

Ленин проследил неразрывную связь между национализацией земли и политическим переворотом. Национализация земли могла быть осуществлена только при победе революции, только после свержения царизма. Она облегчала переход к социалистической революции. Требование национализации земли было составной частью ленинской теории перерастания буржуазно-демократической революции в революцию социалистическую.

Работа «Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905 — 1907 годов» была напечатана в 1908 году в Петербурге, но в свет не вышла. Она была захвачена и уничтожена царской цензурой. Уцелел всего один экземпляр, в котором недоставало конца. Владимир Ильич дописал конец почти через десять лет — в сентябре 1917 года, когда и была издана эта работа. Летом 1908 года он по просьбе польских социал-демократов написал для польского журнала «Przeglаd Socjaldemokratyczny» («Социал-Демократическое Обозрение») автореферат, в котором дал краткое изложение своей книги.

Марксистскую теорию аграрного вопроса Ленин отстаивает и развивает в ряде своих произведений. В первой половине 1908 года он написал для энциклопедического словаря, издаваемого в Москве товариществом братьев Гранат, работу «Аграрный вопрос в России к концу XIX века», в которой рассматривает всю совокупность общественно-экономических отношений в сельском хозяйстве страны.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 16, стр. 201.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 17, стр. 156.

 

Против реакционной буржуазной философии и философского ревизионизма

Буржуазно-помещичья реакция воспользовалась поражением революции для того, чтобы объявить новый поход против демократических и социалистических идей, против марксистского мировоззрения. Поход возглавили кадеты. В 1909 году идеологи кадетской партии — Бердяев, Булгаков, Струве, Франк и др. — выпустили сборник статей «Вехи», в котором проповедовали мистику и «богоискательство», полностью отрекались от идей и традиций русского освободительного движения.

В известной статье «О «Вехах»» (1909) Владимир Ильич метко назвал кадетский сборник «энциклопедией либерального ренегатства». И впоследствии он неоднократно употреблял термин «веховство» для характеристики всего контрреволюционного буржуазно-помещичьего либерализма.

Неверие в революцию, в силу рабочего класса и народа, в научную правильность и творческий характер марксистской теории проявила в годы реакции и часть партийных интеллигентов. Ряд меньшевиков (П. Юшкевич, Н. Валентинов и другие), а также некоторые литераторы, состоявшие в рядах большевиков (А. Богданов, В. Базаров, А. Луначарский и другие), развернули «критику» марксизма, особенно его философии. Часть из них, так называемые «богостроители», стали проповедовать необходимость превращения социализма в новый вид религии, полагая, что в религиозной форме социализм будет понятнее широким народным массам. Распространение этих взглядов вело к затемнению сознания рабочих масс религиозным дурманом.

Реакция, свирепствовавшая в России, не была «чисто русским» явлением. Буржуазия во всех странах в эпоху империализма круто поворачивала от демократии к «реакции по всей линии» — в экономике, политике, идеологии.

В конце XIX — начале XX века в странах Европы получила широкое распространение так называемая философия «критического опыта» — эмпириокритицизм. Ее разработали австрийский физик и философ Эрнст Мах и немецкий философ Рихард Авенариус. Махисты отрицали объективное существование материального мира, объективный характер законов развития природы и общества, объективность научного познания. В основе мира, говорили они, лежит не материя, а ощущение, все вещи и тела — это всего лишь «комплексы ощущений».

Махизм являлся в то время наиболее опасным для рабочего класса и его партии направлением буржуазной идеалистической философии. На словах он выступал против идеализма, апеллировал к современному естествознанию, что придавало ему видимость «научности». За это направление, получившее поддержку сил империалистической реакции, ухватились оппортунистические деятели партий II Интернационала (Макс Адлер, О. Бауэр и др.). В центральном органе германской социал-демократии «Новое Время», главным редактором которого был К. Каутский, а также в ее теоретическом журнале «Социалистический Ежемесячник», являвшемся одним из органов международного оппортунизма, в течение многих лет широко публиковались статьи махистов и других ревизионистов. В статье «Наши упразднители» Ленин прямо указал на ошибочность утверждения Каутского о том, что махизм будто бы не является идеализмом.

Западноевропейские и российские ревизионисты объявили махистскую философию, являющуюся прикрытой поповщиной, последним словом науки. Особенно нападали они на теорию познания диалектического материализма. Они пытались доказывать, будто марксизм не имеет своей философии и что махизм может послужить марксизму в качестве теории познания. Ревизионисты продолжали лицемерно называть себя марксистами, заявляли, что их усилия направлены на «улучшение» марксизма. На деле они подвергали ревизии все коренные положения материализма вообще, диалектического материализма в особенности.

Главным представителем философского ревизионизма был А. А. Богданов — один из видных большевистских деятелей эпохи первой русской революции, избиравшийся в ЦК РСДРП от большевиков на третьем, четвертом и пятом съездах партии. В вопросах философии он начиная с 90-х годов придерживался особых, по существу немарксистских взглядов. Вначале он стоял на позициях стихийного материализма (1899), потом увлекся энергетизмом Освальда (1901) и эмпириокритицизмом Маха (1904 — 1906). Ознакомившись в 1904 году с только что вышедшей книгой Богданова «Эмпириомонизм. Статьи по философии», Владимир Ильич написал письмо Богданову, в котором выразил категорическое несогласие с его взглядами.

В 1906 году, находясь в тюрьме, Богданов написал еще одну книгу по философии — третью часть «Эмпириомонизма», сделав новый шаг по пути замены диалектического материализма Маркса и Энгельса идеалистическими воззрениями Маха и Авенариуса. Прочитав ее, Ленин летом этого же года написал Богданову большое, на три тетради, письмо по философии, в котором дал подробный разбор его архиневерных, антимарксистских взглядов в области философии.

Владимир Ильич тогда же показал эти тетради некоторым друзьям, подумывал было напечатать под заглавием «Заметки рядового марксиста о философии», но в горячке революционных событий не собрался. К сожалению, эта работа не найдена.

Глубокое возмущение Ленина вызвало появление в начало 1908 года книги «Очерки по философии марксизма» — сборника статей Базарова, Бермана, Богданова, Гельфонда, Луначарского, Суворова, Юшкевича. Ленин назвал этот сборник «Очерками против философии марксизма», ибо в нем марксистскому мировоззрению противопоставлялись в наукообразном облачении идеализм и мистика.

В феврале 1908 года Владимир Ильич начал работать над книгой, в которой решил дать бой всем противникам марксистской философии. Он великолепно понимал, сколь важно было разоблачить и разгромить врагов марксизма в области идеологии, отбить атаки российских и западноевропейских оппортунистов на марксистское мировоззрение, показать реакционную роль махистской философии. Защита и дальнейшее развитие философских взглядов марксистской партии стали неотложной партийной задачей.

Почему в тот период необходимо было уделять особенно большое внимание разработке философии марксизма? Рабочий класс России нуждался в действительно научной, марксистской философии, чтобы теоретически глубоко осмыслить опыт революции 1905 — 1907 годов. Владимир Ильич писал: ««Текущий момент» в России именно таков, что теоретическая работа марксизма, ее углубление и расширение предписывается... всем объективным положением вещей в стране. Когда массы переваривают новый и невиданно богатый опыт непосредственно революционной борьбы, тогда теоретическая борьба за революционное миросозерцание, т. е. за революционный марксизм, становится лозунгом дня».1

Непоколебимо веря в наступление новой революции в России, Ленин считал политически весьма важным теоретически доказать ее неизбежность, научно обосновать политику партии рабочего класса, опираясь на объективные законы общественного развития.

«Философская разборка», указывал Ленин, нужна была и в связи с новейшими великими открытиями в области естествознания. Революция в области физики и развитие других естественных наук поставили ряд новых философских вопросов, на которые не могла дать научного ответа буржуазная философия и с которыми должен был, по выражению Ленина, «сладить» диалектический материализм. Необходимо было дать философское обобщение всего наиболее важного из того, что дали естественные науки за период после Маркса и Энгельса. Выступление Ленина по философии получило не только национальное, но и международное значение.

В самый разгар работы над книгой шла активная переписка Ленина с Горьким, находившимся тогда под сильным влиянием «богостроительства» и махизма. А. М. Горький советовал Ленину не выступать публично против Богданова, Базарова и Луначарского. Но Ленин придерживался другого взгляда. «Вы должны понять и поймете, конечно, — писал он Алексею Максимовичу, — что раз человек партии пришел к убеждению в сугубой неправильности и вреде известной проповеди, то он обязан выступить против нее. Я бы не поднял шуму, если бы не убедился безусловно (и в этом убеждаюсь с каждым днем больше по мере ознакомления с первоисточниками мудрости Базарова, Богданова и К0), что книга их — нелепая, вредная, филистерская, поповская вся, от начала до конца, от ветвей до корня, до Маха и Авенариуса».2 Ленин подчеркивал при этом, что «нейтральности» в таком вопросе быть не может и не будет.

В середине апреля 1908 года Ленин послал в печать известную статью «Марксизм и ревизионизм», знаменовавшую, как он писал, «формальное объявление войны» ревизионизму. Статья была написана в связи с двадцатипятилетием со дня смерти К. Маркса и опубликована в сборнике «Карл Маркс», вышедшем в Петербурге в 1908 году. Ленин указал в ней, что начиная с 90-х годов прошлого века, когда победа марксистского учения над всеми прочими идеологиями рабочего движения была в основном завершена, борьба против марксизма приняла новые формы. Возникло враждебное марксизму течение внутри марксизма — ревизионизм, пытавшийся под видом «поправок к Марксу», «пересмотра Маркса» подорвать изнутри великое учение революционного пролетариата.

Как показал Ленин, ревизионисты, плетясь в хвосте буржуазной профессорской науки, отрицали марксистский материализм и диалектику, коренные положения марксовой политической экономии, отвергали идею классовой борьбы и диктатуры пролетариата, отрекались от социализма, как конечной цели рабочего движения, полностью скатились на позиции реформизма в политике. Ленин убедительно доказал, что ревизионизм есть международное явление, имеющее глубокие классовые корни в капиталистическом обществе. Пока существует капитализм, будет существовать и ревизионизм. Поэтому необходима постоянная, систематическая, упорная борьба с ним в рабочем движении.

С полным сознанием исторической ответственности за судьбы рабочего движения выступил Ленин против извратителей марксизма. Он пророчески предсказывал, что идейная борьба революционного марксизма против ревизионизма есть лишь преддверие великих революционных битв пролетариата, который идет вперед, к полной победе своего дела, преодолевая слабости и шатания внутри рабочего движения.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 17, стр. 294.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 47, стр. 151.

 

На острове Капри

Во второй половине апреля 1908 года Ленин приехал на остров Капри (Италия) для встречи с А. М. Горьким, который неоднократно просил его об этом. Владимир Ильич настойчиво убеждал Горького, чтобы он не предпринимал совершенно безнадежных попыток примирить его с находившимися там Богдановым, Луначарским и Базаровым. Ленин категорически заявил, что по вопросам философии и религии он говорить с ними не будет, что он приехал ради одного — привлечь самого Горького к более активному участию в «Пролетарии».

Владимир Ильич много беседовал с Горьким, с огромным вниманием слушал его рассказы о Нижнем Новгороде, о великой русской реке Волге, о годах его детства и юности, о скитаниях по белу свету. Он советовал великому художнику написать обо всем этом. Получится замечательно поучительная вещь, говорил Ленин. Горький впоследствии выполнил это пожелание, написав «Детство», «В людях» и «Мои университеты».

Во время пребывания на Капри Ленин вместе с Горьким посетил Неаполитанский музей, осмотрел окрестности Неаполя, Помпеи, поднимался на Везувий. В сопровождении каприйских рыбаков они часто отправлялись на лодке в море ловить рыбу. Ленин подробно расспрашивал рыбаков об их жизни, заработке, где и как учатся их дети. Как вспоминает А. М. Горький, был в Ленине «некий магнетизм», который притягивал к нему сердца людей труда. Рыбаки Капри, видевшие немало русских знаменитостей, каким-то чутьем сразу выделили Ленина и полюбили его. Обратив внимание на удивительно задушевный смех Владимира Ильича, старый рыбак, Джиованни Спадаро, сказал: так смеяться может только честный человек. После отъезда Ленина итальянские рыбаки еще долго расспрашивали Горького о «синьоре Ленине» и беспокоились, как бы царь не схватил его.

Во время встреч на Капри еще более окрепла дружба между Лениным и Горьким. Алексея Максимовича неизменно восхищала многогранность натуры Владимира Ильича. «Он умел с одинаковым увлечением играть в шахматы, рассматривать «Историю костюма», часами вести спор с товарищем, удить рыбу, ходить по каменным тропам Капри, раскаленным солнцем юга, любоваться золотыми цветами дрока и чумазыми ребятами рыбаков». На Горького сильное впечатление произвели советы и замечания Ленина о необходимости тесных связей писателя со своей страной, со своим народом.

По предложению Ленина ежедневно часть времени отводилась для бесед и воспоминаний о России. Однажды, видя, как итальянские рыбаки распутывают изорванные и спутанные акулой сети, Ленин сказал: «Наши работают бойчее». А услышав сомнение Горького, Ленин заметил:

 — Гм-гм, а не забываете вы России, живя на этой шишке?

«Он был, — писал о Ленине Горький, — русский человек, который долго жил вне России, внимательно разглядывал свою страну, — издали она кажется красочнее и ярче. Он правильно оценил потенциальную силу ее — исключительную талантливость народа, еще слабо выраженную, не возбужденную историей, тяжелой и нудной, но талантливость всюду, на темном фоне фантастической русской жизни блестящую золотыми звездами»1.

Встречи Ленина с Горьким на Капри, а также последующие их встречи в Париже в 1911 и 1912 годах и переписка между ними — яркое свидетельство большой заботы вождя рабочего класса о развитии могучего художественного таланта пролетарского писателя, Ленин помогал ему освободиться от ошибочных воззрений. «Его отношение ко мне, — писал Горький, — было отношением строгого учителя и доброго «заботливого друга»».

Как ни старался Ленин не касаться философских вопросов, все же миновать их не смог. Богданову, Базарову и Луначарскому пришлось выслушать немало острых критических замечаний, высказанных Лениным. Заявив еще раз о своем полном расхождением с ними по вопросам философии, Ленин предложил им тогда «употребить общие средства и силы на большевистскую историю революции, в противовес меньшевистски-ликвидаторской истории революции2, но каприйцы, — писал Ленин, — отвергли мое предложение, пожелав заняться не общебольшевистским делом, а пропагандой своих особых философских взглядов».3

Примечание:

1  Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, 1969, стр. 257, 270.

2 Ленин имеет в виду подготовлявшуюся меньшевиками к изданию книгу «Общественное движение в России в начале XX века». Книга вышла под редакцией Л. Мартова, П. Маслова и А. Потресова.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 47, стр. 198.

 

«Материализм и эмпириокритицизм»

Возвратившись в Женеву, Ленин принялся за продолжение своего философского труда. Он проделал громадную научную работу, изучил сотни источников по философии, естествознанию, особенно физике, на немецком, французском, английском и русском языках, вновь перечитал философские произведения Маркса и Энгельса, а также работы Плеханова, Меринга, Фейербаха, Дицгена и других философов. При написании своей книги, как и прежде, Владимир Ильич широко пользовался швейцарскими библиотеками. В мае 1908 года он отправился в Лондон и в течение месяца работал в библиотеке Британского музея.

Работа над книгой шла быстро и в октябре 1908 года она была закончена. Но в условиях полицейских преследований возникли большие трудности с ее легальным изданием. При активном содействии И. И. Скворцова-Степанова удалось договориться о печатании труда Владимира Ильича с частным издательством Л. Крумбюгеля «Звено» в Москве.

В многочисленных письмах Анне Ильиничне Ленин просил ускорить печатание книги и выпуск ее в свет. «Важно, чтобы книга вышла скорее, — писал он. — У меня связаны с ее выходом не только литературные, но и серьезные политические обязательства». В июне 1909 года должно было состояться совещание расширенной редакции «Пролетария» (фактически Большевистского центра), предстоял решительный бой с группой отзовистов — Богдановым и его сторонниками.

В мае 1909 года книга Ленина «Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии» вышла в свет. Владимир Ильич посылает Розе Люксембург экземпляр книги с просьбой сообщить о ее выходе в свет в немецком журнале «Die Neue Zeit». Просьба была удовлетворена.

Гениальный труд «Материализм и эмпириокритицизм» является образцом последовательной и непримиримой борьбы против врагов марксистской философии, образцом воинствующей большевистской партийности, защиты и творческого развития марксизма. В нем Ленин дал глубоко аргументированный критический анализ буржуазной идеалистической философии и философского ревизионизма, разоблачил их новейшие приемы защиты идеализма, изложил и развил основные вопросы марксистской философии.

В книге «Материализм и эмпириокритицизм» Ленин показал, что Мах и другие буржуазные философы, рекламируя свою философию как новейшую, на деле протаскивают под повой вывеской давным-давно устаревший идеалистический хлам. Под мудреным названием «эмпириокритицизм» они восстанавливают, несколько подкрашивая, взгляды воинствующего противника материализма, английского епископа Беркли, жившего в XVIII веке. Ленин установил, что исходный пункт философии Беркли и эмпириокритицизма один и тот же — субъективный идеализм.

Опровергая махистский взгляд на мир, как совокупность наших ощущений, Ленин поставил в упор русским и западноевропейским махистам прежде всего следующий разоблачающий их вопрос: «существовала ли природа до человека?» Ленин показал, что учение махистов о вещах, как комплексах ощущении, неизбежно, хотят этого или не хотят сами махисты, ведет к нелепой точке зрения, согласно которой мир, природа, все люди существуют только в ощущениях человека, в ощущениях самого философа. Ленин поставил далее перед махистами и другой вопрос: «мыслит ли человек при помощи мозга?» Эмпириокритики докатились до утверждения, что мозг не является органом мысли, что, следовательно, возможна мысль без мозга. Такого рода «философию» Владимир Ильич метко назвал безмозглой и доказал, что она в корне противоречит науке и повседневной практике, подтверждающим правильность учения философского материализма о первичности материи и вторичности сознания, мышления.

Вопросы марксистской теории познания

Последовательно отстаивая линию диалектического материализма, Ленин дал классическое определение материи, вошедшее в сокровищницу научной философии. «Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них». Или короче: материя есть «объективная реальность, существующая независимо от человеческого сознания и отображаемая им»1. Материю Ленин рассматривал в неразрывной связи с ее движением; объективная реальность и есть движущаяся материя. Положение о существовании материи независимо от сознания является основным в учении философского материализма.

Критикуя махистов и других метафизически мыслящих представителей буржуазной философии, утверждавших, что новые открытия науки (радиоактивность, сложное строение атома и т. д.) «разрушили» понятие материи и «опровергли» материализм, Ленин поставил вопрос о необходимости строгого разграничения философского понятия материи и естественнонаучных представлений о ней. Он показал, что, с точки зрения диалектического материализма, философская категория материи связана лишь с решением основного вопроса философии об отношении бытия и мышления и не включает никаких физических, химических, биологических и иных конкретных характеристик. «...Единственное «свойство» материи, с признанием которого связан философский материализм, — писал В. И. Ленин, — есть свойство быть объективной реальностью, существовать вне нашего сознания»2.

Особое внимание Ленин уделил разработке коренных проблем теории познания диалектического материализма — теории отражения.

Мысль о познании как отражении объективного мира была выдвинута и отстаивалась философским материализмом до Маркса и Энгельса. Продолжая эту линию, Маркс и Энгельс дали ее глубокую разработку в своих произведениях. Ленин отстаивает и развивает дальше их основные положения.

Буржуазные философы и ревизионисты уже в течение многих лет атакуют теорию отражения в философии марксизма-ленинизма, намеренно упрощая, извращая и фальсифицируя ее. Они приписывают В. И. Ленину трактовку отражения как простого «зеркального» акта между мыслью и объектом, как «мертвой копировки» сознанием человека предметов природы. В действительности же и в «Материализме и эмпириокритицизме» и в «Философских тетрадях» Ленин выступал против такого примитивного понимания отражения.

Материализм, писал Владимир Ильич, это — «признание «объектов в себе» или вне ума; идеи и ощущения — копии или отражения этих объектов».3 Отражение мыслью объективного мира — это не зеркальный мгновенный акт, а сложный, противоречивый диалектический процесс взаимодействия субъекта и объекта, в котором идет постоянная проверка «образов» практикой, происходит отделение истинных отражений от ложных.

В «Материализме и эмпириокритицизме» речь идет о том, что «мир есть вечно движущаяся и развивающаяся материя (как думают марксисты), которую отражает развивающееся человеческое сознание»4. «Познание есть вечное, бесконечное приближение мышления к объекту, — говорится в «Философских тетрадях» В. И. Ленина. — Отражение природы в мысли человека надо понимать не «мертво»... а в вечном процессе движения, возникновения противоречий и разрешения их».5

Таковы ленинские положения о творчески активном отражении действительности в формах человеческого знания.

В. И. Ленин дал замечательный по своей глубине и всесторонности анализ процесса познания, диалектики объективной абсолютной и относительной истины, имеющий огромное теоретическое и практическое значение. Ощущения и понятия, будучи отражениями объективного мира, заключают в себе объективное содержание. Вот это-то объективное содержание в наших ощущениях, в нашем сознании, не зависящее ни от человека, ни от человечества, Ленин и назвал объективной истиной. Великая познавательная сила марксистского учения в том и состоит, что оно опирается на объективную истину. «Исторический материализм и все экономическое учение Маркса, — подчеркивает Ленин, — насквозь пропитаны признанием объективной истины».6 Человеческое познание находится в процессе непрерывного развития. Оно движется и развивается по восходящей линии от незнания к знанию, от неполных и неточных знаний к знаниям более полным и точным, от относительной истины к абсолютной. Между абсолютной и относительной истиной нет непереходимых граней: «...человеческое мышление по природе своей способно давать и дает нам абсолютную истину, которая складывается из суммы относительных истин».7

Диалектико-материалистическое понимание соотношения абсолютной и относительной истины является глубоким научным обоснованием творческого подхода к теории и острым оружием борьбы против ревизионизма и догматизма. Марксизм есть объективное, истинное учение, подтвержденное всемирно- исторической практикой. Тс или иные положения марксистско-ленинской науки необходимо и в дальнейшем творчески развивать, конкретизировать, обогащать в соответствии с новыми данными науки и новой практикой, но нельзя изменять сущности, революционному духу учения марксизма.

Ревизионизм же в теории познания опирается по существу на субъективно-идеалистическое метафизически-релятивистское истолкование истины, отрицающее саму возможность объективной истины и развитие знания от относительной истины к абсолютной.

Современные ревизионисты прикрывают свое отступничество от марксистско-ленинского мировоззрения рассуждениями о необходимости учитывать новейшие изменения в жизни общества и открытия науки. Верно, конечно, что надо учитывать изменения в жизни общества и новые данные науки. Но ревизионисты утверждают, что все эти изменения может охватить лишь такая теория познания, которая признает абсолютную относительность всех наших знаний, отрицает их связь с объективной и абсолютной истиной. Они нападают на такие понятия марксистско-ленинской философии, как «материя», «причинность», «закономерность», «отражение», «объективная истина», «абсолютная истина», «партийность» и другие, пытаются подменить материалистическую диалектику идеалистической, отделить исторический материализм от диалектического материализма, философию от идеологии и политики, «совместить» марксистско-ленинскую философию с буржуазной и т. д. Ревизионизм является теоретической основой не только правого оппортунизма, социал-реформизма, но и левооппортунистических течений, современного троцкизма и т. д.

Что касается догматизма в теории познания, то основной его грех состоит в непонимании и неумении применить диалектику к теории познания. Догматизм отрицает относительный характер наших знаний, абсолютизирует их, оперирует неизменными выводами и формулами, применяя их без учета конкретных исторических условий и новых явлений. Догматики не понимают творческого характера марксистско-ленинской философии, необходимости ее дальнейшего развития на основе новых данных науки и практики. В практической деятельности марксистских партий догматизм неизбежно приводит его сторонников к сектантству, отрыву и изоляции коммунистов от широких масс.

Марксисты, разъяснял Ленин, должны вести борьбу на два фронта: как против ревизионизма, так и против догматизма и сектантства.

В книге «Материализм и эмпириокритицизм» Ленин всесторонне разработал вопрос о роли практики в процессе познания. Во-первых, он показал, что познание, наука порождаются потребностями практики, что практика является самой глубокой основой познания, его главной движущей силой. «Точка зрения жизни, практики должна быть первой и основной точкой зрения теории познания».8

Во-вторых, Ленин всесторонне раскрыл роль практики, как критерия истины. Он показал, что этот критерий является лучшим опровержением всех разновидностей идеализма и агностицизма. всякого рода вымыслов и заблуждений. Теоретическое положение, доказанное практикой, является объективной истиной. Вечно развивающаяся, обновляющаяся практика не позволяет знаниям человека превратиться в «абсолют», в застывшую догму, она требует постоянного развития и углубления наших знаний. Марксизм — это неразрывное единство научной теории и революционной практики.

Разработка В. И. Лениным научной теории познания является блестящим примером творческого развития диалектического материализма, выдающимся вкладом в философию марксизма.

В. И. Ленин подверг критике взгляды русских махистов на общество. Он показал, что за утверждениями Богданова и его единомышленников о тождестве общественного бытия и общественного сознания, о тождестве законов социологии и биологии скрывается отказ от признания и использования в классовой борьбе пролетариата объективных законов общественного развития. Ленин разъяснял, что махистская «социология» в существе своем ничем не отличается от буржуазной социологии. А буржуазные реакционные идеологи уже давно выступают против научного познания законов истории, боятся подлинной науки. Они яростно борются против марксизма, раскрывающего объективные исторические закономерности.

Позднее, в статье «Еще одно уничтожение социализма», направленной против идеолога русской буржуазии П. Струве, Ленин писал: «Отчаяние в возможности научно разбирать настоящее, отказ от науки, стремление наплевать на всякие обобщения, спрятаться от всяких «законов» исторического развития, загородить лес — деревьями, вот классовый смысл того модного буржуазного скептицизма, той мертвой и мертвящей схоластики, которые мы видим у г-на Струве»9.

Анализ противоречий капитализма ввергает буржуазию в состояние страха и отчаяния перед законами истории, ибо ход событий ведет к неизбежному крушению капиталистического общества и замене его коммунистическим обществом.

В. И. Ленин обогатил и дальше развил марксистский принцип партийности философии, с особой силой подчеркнул цельность и стройность марксистского мировоззрения, разбил попытки ревизионистов отделить экономическую и политическую теорию Маркса от философского материализма. «В этой философии марксизма, вылитой из одного куска стали, — писал Владимир Ильич, — нельзя вынуть ни одной основной посылки, ни одной существенной части, не отходя от объективной истины, не падая в объятия буржуазно-реакционной лжи».10

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 131, 276.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 275.

3 Там же, стр. 18.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 140.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 29, стр. 177.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 338.

7 Там же, стр. 137.

8 В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 145.

9 В. И. Ленин. Соч., т. 25, стр. 44.

10 В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 346.

 

Философское обобщение достижений науки

Ревизионисты России и Западной Европы выдавали махизм за «новейшую философию естественных наук». Надо было разбить эту спекуляцию махизма на естествознании, дать философское обобщение новейшим открытиям науки. И Ленин великолепно сделал это в книге «Материализм и эмпириокритицизм».

В конце XIX — начале XX века были сделаны великие открытия в науке. Вслед за рентгеновскими лучами (1895) были открыты явления естественной радиоактивности (1896), электрон (1897), радий (1898), возникла электронная теория материи, квантовая теория (1900), теория относительности (1905). Началась подлинная революция в естествознании. Наука открыла, что химические элементы обладают способностью превращаться друг в друга. При изучении свойств электрона обнаружилась изменчивость его массы в зависимости от скорости. Все эти фундаментальные научные открытия вызвали крутую, коренную ломку целого ряда установившихся ранее физических понятий и представлений, привели к кризису физики.

В. И. Ленин вскрыл причины и суть глубокого кризиса, который переживало тогда естествознание, особенно физика. «Суть кризиса современной физики, — писал он, — состоит в ломке старых законов и основных принципов, в отбрасывании объективной реальности вне сознания, т. е. в замене материализма идеализмом и агностицизмом».1

Назрела необходимость перехода физики со старых позиций стихийного, неосознанного и часто метафизического материализма на новые позиции диалектического материализма.

Достигнутым прогрессом науки и ее гносеологическими затруднениями немедленно воспользовалась философская реакция, поставившая своей целью навязать физике свое объяснение новых открытий в духе идеалистической теории познания, повернуть ученых от материализма на старый путь идеализма, на путь примирения науки и религии.

Признание в новой физике факта изменчивости массы электрона было использовано философами-идеалистами и идущими за ними отдельными физиками для утверждений о возможности мыслить движение и энергию без материи, об «исчезновении материи», об устарелости самого ее понятия. Возникло течение так называемого «физического идеализма».

В. И. Ленин вскрыл полную несостоятельность идеалистического истолкования новых физических открытий. Свихнувшимся в идеализм физикам-махистам он ставил в упор коренной вопрос: является ли электрон объективной реальностью, существует ли он вне и независимо от человеческого сознания или нет? «На этот вопрос, — говорит Ленин, — естествоиспытатели так же без колебания должны будут ответить и отвечают постоянно да, как они без колебаний признают существование природы до человека и до органической материи. И этим решается вопрос в пользу материализма».2

В. И. Ленин уверенно заявил, что и электрон не является конечной «неизменной сущностью вещей», последним «кирпичиком» мироздания. «Электрон так же неисчерпаем, как и атом, природа бесконечна».3 Ленин убедительно показал, что новые открытия в науке являются блестящими подтверждениями правоты диалектического материализма, ибо «разрушимость атома, неисчерпаемость его, изменчивость всех форм материи и ее движения всегда были опорой диалектического материализма».4

В. И. Ленин убеждал естествоиспытателей в необходимости и неизбежности их перехода к этому единственно верному методу и единственно верной философии. Только диалектический материализм по-настоящему внутренне связан с естествознанием и, проникая во все науки, правильно обобщает их достижения, указывает верный путь выхода из любых кризисов в науке. Но материализм, как научное мировоззрение, необходимо развивать дальше, обогащать новыми открытиями в области науки. Нельзя, учил Ленин, по-настоящему бороться за диалектический материализм, стоя на месте. Он призывал марксистов изучать современное естествознание и идущую в нем борьбу за материализм. Учение о материи и ее строении, говорил Ленин, является сильнейшим орудием борьбы науки против идеализма и агностицизма.

В свое время Энгельс высказал мысль, что «с каждым составляющим эпоху открытием даже в естественноисторической области материализм неизбежно должен изменять свою форму». В изменившихся исторических условиях, когда капитализм вступил в империалистическую стадию своего развития, когда началась революция в естествознании, именно Ленин придал материализму новый вид.

Книга Ленина — подлинный гимн могуществу человеческого разума. Она раскрыла неограниченные перспективы проникновения науки в сущность явлений бесконечной природы, «Ум человеческий, — писал В. И. Ленин, — открыл много диковинного в природе и откроет еще больше, увеличивая тем свою власть над ней...»5 Современная наука, демонстрируя могущество человеческого познания, обнаруживает закономерности «диковинных» внутриатомных и внутриядерных процессов, покоряет атом. Ее благородная задача состоит в том, чтобы поставить все открытия современной науки и раскрываемые ею громадные источники энергии на службу народу, человечеству, миру.

В книге «Материализм и эмпириокритицизм» Ленин конкретизировал и на основе достижений науки новейшего времени углубил, развил дальше все коренные вопросы диалектического материализма. Книга «Материализм и эмпириокритицизм» знаменует собой новый, ленинский этап в развитии философии марксизма, начало которому положено в работах Владимира Ильича в 90-х годах прошлого века.

Развитие естествознания и науки в целом после Ленина — яркое свидетельство научной плодотворности и дальновидности его философских идей, прогнозирования науки. Высказанная Лениным мысль о неисчерпаемости материи стала общим принципом естественнонаучного познания. Современный диалектический материализм верен философским идеям Ленина. Он обогащает и конкретизирует ленинскую трактовку категорий «отражения», «причинности», «взаимодействия», «времени и пространства», «абсолютного» и «относительного», «общего, особенного и отдельного» и многих других. На основе признания «всеобщего принципа развития» в его единстве с «всеобщим принципом единства мира, природы, движения, материи»6 и всевозрастающего практического участия ученых в коммунистическом строительстве в СССР крепнет союз диалектико-материалистической философии и современного естествознания.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 272 — 273.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 270.

3 Там же, стр. 277.

4 Там же, стр. 298.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 18, стр. 298.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 29, стр. 229.

 

Острейшее теоретическое оружие партии

Выход в свет книги Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» имел важнейшее значение для деятельности нашей партии. Она вызвала жаркие философские дискуссии среди российской социал-демократической эмиграции во многих городах Европы. Особенно частыми они были в Париже, где действовал большевистский клуб газеты «Пролетарий», обслуживавший сотни русских социалистов-рабочих, проживавших в рабочих кварталах Парижа. Позицию Ленина во время философских диспутов за границей еще до выхода книги Владимира Ильича активно поддерживал член Большевистского центра и член редакции газеты «Пролетарий» И. Ф. Дубровинский. Последний сделал на основе ленинских «Десяти вопросов референту» замечательное выступление против Богданова на реферате в Женеве летом 1908 года.

С большим интересом была встречена книга Владимира Ильича большевиками и в России. Она произвела глубокое впечатление на партийные кадры, изучалась политзаключенными в царских тюрьмах и ссылках. Нередко происходили настоящие идейные сражения учеников и последователей Ленина с махистами и отзовистами.

В июне 1909 года В. В. Воровскому удалось опубликовать в газете «Одесское Обозрение» рецензию на книгу В. И. Ленина. Воровский сообщал читателям, что против махизма «выступил недавно один из виднейших теоретиков русского марксизма Ленин с подробной работой «Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии», в которой подвергает самой бичующей критике учение, являющееся реакционным не только по отношению к научной философии и гносеологии Маркса — Энгельса, но даже Канта, чья «вещь в себе» совершенно отрицается Авенариусом и др. и подменивается «комплексом ощущений»».

Критика Лениным махизма, писал далее Воровский, «представляет особую ценность для России, где целая серия гг. Богдановых, Базаровых, Юшкевичей, Берманов и Комп., ушедших от исторического материализма, вносит хаос в умы читателей, давая под видом марксизма «нечто невероятно сбивчивое, путаное и реакционное», и, выступая якобы против Плеханова, в сущности, выступает против Маркса и Энгельса».1

Еще ранее, 19 мая 1909 года, в газете «Бакинские Вести» была опубликована рецензия на «Материализм и эмпириокритицизм» за подписью «Т — н» (под таким псевдонимом выступал в печати П. А. Джапаридзе).2 В рецензии говорится, что книга Ленина посвящена прежде всего критике учения Маха и Авенариуса и их русских учеников, что ее автор, «обладающий солидной эрудицией в философской литературе последних двух веков, достаточно знакомый и с современным состоянием естествознания», раскрывает самым неопровержимым образом реакционный характер махистского направления в философии, ее возврат к субъективному идеализму Беркли.

Вместе с тем, в отличие от ряда последующих откликов на работу Ленина, констатировавших лишь ее критические аспекты, бакинский рецензент справедливо подчеркнул, что «наряду с убийственной, редкой по ясности изложения критикой автор развивает параллельно и взгляды диалектического материализма на разбираемые вопросы, останавливая все свое внимание на коренном вопросе, пропастью лежащем между идеализмом и материализмом, на вопросе об отношении бытия к сознанию»3. Рецензент выражает свою солидарность с ленинской оценкой взглядов русских эмпириокритиков как философского ревизионизма.

С большим интересом слушал Ленин рассказы приезжавших к нему товарищей о том, как была принята его книга в России, и в частности в Петербурге, где махисты имели сильное влияние. Ее появление положило начало широкому продвижению в партийные массы философских идей марксизма, помогло партийному активу, передовым рабочим в овладении диалектическим и историческим материализмом.

Книга Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» явилась мощным оружием партии в ее борьбе против всех форм и разновидностей оппортунизма, всех и всяких фальсификаторов марксизма в рабочем движении России. Она сыграла выдающуюся роль в идейном вооружении большевиков, в теоретическом обосновании принципов марксистской партии нового типа, в ее сплочении и укреплении.

Вот уже в течение нескольких десятилетий гениальное ленинское произведение служит Коммунистической партии Советского Союза в качестве надежного руководства в формировании научного мировоззрения народа, в борьбе против реакционной идеологии. Борьба Ленина, большевиков против ревизионистов в области марксистской философии имела огромное международное значение. В ходе этой борьбы были разбиты утверждения оппортунистических лидеров II Интернационала о том, что философия якобы не связана с политикой, что философские взгляды каждого члена партии являются его частным делом, что можно быть марксистом, не будучи диалектическим материалистом в философии.

Ленинский труд помог прогрессивным ученым найти правильную дорогу в своих областях знания, порвать с идеалистической философией, перейти на позиции научного, материалистического мировоззрения. Для ряда лучших представителей прогрессивной интеллигенции знакомство с теорией марксизма-ленинизма и опытом освободительной борьбы трудящихся послужило решающим толчком к переходу на позиции рабочего класса, на позиции коммунизма.

Так пришли в ряды Коммунистической партии выдающиеся французские ученые — борцы за мир Поль Ланжевен и Фредерик Жолио-Кюри. Гениальный труд Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» и в наши дни продолжает служить делу борьбы против современной буржуазной философии, философского ревизионизма и догматизма, делу познания и революционного преобразования мира.

Примечание:

1  Учитывая цензурные условия, В. В. Воровский посвятил свою рецензию книге М. Ферворна «Естествознание и миросозерцание. Проблема жизни», однако в этой рецензии речь шла о книге В. И. Ленина. См. «Одесское Обозрение», 1909, № 439, 5 июня, стр. 3, Перепечатано: «Вопросы философии», 1957, № 3, стр. 123.

2 «Вопросы истории КПСС», 1969, № 8, стр. 113.

3 «Вопросы истории КПСС», 1969, № 8, стр. 113. (Курсив наш, — Авт.) 192

 

В Париже

В конце 1908 года издание «Пролетария» было перенесено в Париж — тогдашний центр русской эмиграции. В связи с этим Ленин и Крупская переехали из Швейцарии в столицу Франции. На первых порах пребывания в Париже не ладилось с жильем: сняли дорогую четырехкомнатную квартиру. Неуютно было в этих комнатах. Мебели, привезенной из Женевы, было очень мало, да и вид ее не соответствовал квартире с зеркалами над каминами. Привратница с удивлением смотрела, как новые жильцы вносили в дом свои скромные вещи. А домовладелец даже отказал Надежде Константиновне в поручительстве, необходимом для получения книг из коммунальной библиотеки. Когда немного обжились и осмотрелись в Париже, нашли более подходящую двухкомнатную квартиру на улице Мари-Роз, 4.1

Громадное большинство эмигрантов в те годы очень бедствовало. Многие, не имея постоянного заработка, голодали. Владимир Ильич, сам живший очень скромно (по признанию Надежды Константиновны, за границей приходилось рассчитывать каждую копейку, экономить на трамвае, на еде и т. д.), всячески помогал эмигрантской кассе взаимопомощи. Он выступал с платными докладами, деньги от которых шли в кассу на помощь товарищам. Если Владимир Ильич видел, что кому-нибудь живется особенно тяжело, он принимал все меры, чтобы подыскать для него более подходящую работу.

Как и в Женеве, семью Ленина постоянно навещали товарищи, каждый чувствовал себя в ней как дома. У «Ильичей» всегда было исключительное согласие во всем, царил дух чуткости и нежной заботы друг о друге. Товарищи отмечали, как неизменно внимателен был Владимир Ильич не только к Надежде Константиновне, но и к ее старушке-матери, как охотно он выполнял все ее просьбы и хозяйственные поручения. Дружественная и сердечная атмосфера в этой семье особенно притягивала к себе людей, очутившихся в те трудные годы на чужбине.

Все, кто близко знал Владимира Ильича, отмечали, что и в эти тяжелые годы он сохранял жизнерадостность, оптимизм, многогранность интересов. Несмотря на огромную занятость, он находил время, чтобы послушать лекцию о Шекспире, а в Антверпене сходить в музей и порт, сыграть с товарищем в шахматы (мать прислала ему в Париж шахматы, которые еще Илья Николаевич сам выточил на токарном станке), посмотреть новую пьесу, побывать на выставке, посвященной революции 1848 года, внимательно изучить каждый ее экспонат, ибо для него эта выставка была частью живой борьбы, интересоваться стихами В. Гюго, посвященными революции 1848 года; бессонными ночами он зачитывался Э. Верхарном. Владимир Ильич любил бывать в театре на окраине города, где зрителями были парижские рабочие и где ставились пьесы на революционные темы, запрещенные в центре. Нравились ему выступления Монтегюса — сына парижского коммунара, любимца рабочих окраин, в песнях которого звучали революционные мотивы. Он познакомился с Монтегюсом и долго беседовал с ним. Владимира Ильича очень интересовала авиация; он любил наблюдать за полетами первых аэропланов, для чего специально ездил в Жювизи, городок недалеко от Парижа, где был аэродром.

В Париже Ленин изучал французское рабочее движение. Однажды он вместе с Надеждой Константиновной навестил Поля Лафарга и его жену Лауру — дочь Карла Маркса, проживавших в Дравейле, в двух десятках километров от Парижа. Лафарги встретили прибывших очень любезно. Владимир Ильич, знакомый с Лафаргом с 1895 года, оживленно беседовал с ним по философским вопросам, о своей книге «Материализм и эмпириокритицизм». Лаура пригласила Надежду Константиновну в парк; во время прогулки они говорили об участии женщин в революционном движении, о России. Посещение Лафаргов произвело на Владимира Ильича и Надежду Константиновну неизгладимое впечатление.

В. И. Ленин по-прежнему живо откликается на все политические события. В январе — марте 1909 года он принимает энергичные меры для оказания материальной помощи бастующим кожевникам Вильны. Он направляет секретарю Международного социалистического бюро К. Гюисмансу письмо, в котором просит помочь забастовщикам. После беседы с прибывшим из Литвы социал-демократом П. В. Эйдукявичусом (Марцели) — уполномоченным по сбору денег для бастующих — Владимир Ильич написал К. Гюисмансу письмо, подтверждавшее полномочия Марцели. Через некоторое время он вновь обратился к Гюисмансу с просьбой об оказании помощи бастующим рабочим.

Примечание:

1  Ныне там создан Музей В. И. Ленина.

 

Против ликвидаторов справа и «слева»

В тягчайшие годы реакции Ленин видел главную задачу большевиков в сохранении и укреплении революционной партии рабочего класса, в подготовке пролетариата к новому подъему революции. «Мы умели работать годы и десятилетия перед революцией, внося свои революционные лозунги сначала в кружки, потом в массы рабочих, потом на улицу, потом на баррикады. Мы должны суметь и теперь наладить прежде всего то, что является задачей дня, без чего пустыми словами будут разговоры о координированном политическом выступлении, — именно: крепкую пролетарскую организацию, ведущую всюду и везде политическую агитацию в массах во имя своих революционных лозунгов»1. Ленин с особой силой подчеркивал роль партии коммунистов, ведущей массы к социализму, а не идущей за всяким поворотом настроения или упадком настроения масс.

В. И. Ленин.  разработал и обосновал политику и тактику партии, рассчитанные на собирание сил для подготовки нового революционного наступления. Он учил большевиков не пренебрегать ни малейшей возможностью открытого выступления, вовлекать в движение новые и новые слои пролетариата, пронизывать всю свою деятельность духом революционной борьбы.

В условиях реакции перед рабочим классом стояла задача отстоять свою, пролетарскую партию, непримиримо враждебную и реакции, и контрреволюционному либерализму. Решить эту задачу можно было только в борьбе с многочисленными врагами — меньшевиками, троцкистами и их пособниками.

Позорно отрекаясь от революционной программы, тактики и задач партии, не веря в новый подъем революции, в панике отступали меньшевики. Весьма характерен документ тех дней — письмо А. Н. Потресова П. Б. Аксельроду с откровенным признанием: «У нас полный распад и совершенная деморализация. Вероятно, это явление общее для всех партий и фракций.., но я не думаю, чтобы этот распад и эта деморализация где-либо так ярко заявила себя, как среди нас, меньшевиков. Нет не то что организации, но даже и элементов для нее... Картина получается удручающая, особенно если принять во внимание, что это становится особенностью именно меньшевиков, а большевики блюдут свою чистоту».2

Меньшевики звали рабочих к соглашению с буржуазией и добивались ликвидации нелегальных партийных организаций, прекращения подпольной революционной работы. Их главная цель — организовать реформистскую, легальную партию. Это были ликвидаторы марксистской партии, наносившие рабочему движению громадный вред. Поскольку ликвидаторы-меньшевики отрицали возможность и неизбежность новой демократической революции против царизма, считали революцию законченной, они выступали за ликвидацию нелегальной революционной пролетарской партии, призывали ограничиться борьбой за реформы.

В появлении ликвидаторства Ленин видел глубокое социальное явление, неразрывно связанное с контрреволюционной позицией либеральной буржуазии, с разбродом среди мелкобуржуазных попутчиков революции. Ликвидаторство меньшевиков, писал он, «состоит идейно в отрицании революционной классовой борьбы социалистического пролетариата вообще и, в частности, в отрицании гегемонии пролетариата в нашей буржуазно-демократической революции».3 В организационном отношении ликвидаторство состояло в отрицании нелегальной социал-демократической партии, в отречении от РСДРП, выходе из нее, в борьбе против партии на страницах легальной печати и в легальных рабочих организациях.

Партия не может идти вперед, подчеркивал Владимир Ильич, не ведя беспощадной борьбы с ликвидаторством, не уничтожив его.

Идейный распад и разброд породили не только прямое ликвидаторство, но и «ликвидаторство наизнанку» — так называемый отзовизм. Весной 1908 года среди большевиков образовалась оппортунистическая группа, в которую входили: А. А. Богданов, Г. А. Алексинский, А. В. Луначарский и другие. Эта группа считала, что в условиях реакции партия должна вести только нелегальную работу, и поэтому предлагала отозвать социал-демократическую фракцию из Думы. Отзовисты мешали партии использовать думскую трибуну и создать опорные пункты в полулегальных и легальных организациях рабочего класса. Тем самым они рвали связи партии с массами, отказывались от руководства ими, пытались превратить партию в сектантскую организацию, не способную собрать силы для нового революционного подъема. Они извращали существо тактики революционного марксизма, заключающейся в том, чтобы изменять, когда нужно, формы и методы борьбы, учитывать обстановку, никогда не теряя из виду основной цели. Отзовисты тянули партию на путь сектантства, а сектантство всегда неизбежно ведет к изоляции партии от широких масс трудящихся.

В. И. Ленин отмечал, что отзовизм принципиально порывает с революционным марксизмом, с большевизмом. Позиция отзовистов объективно вела к ликвидации революционной партии рабочего класса. Ленин характеризовал отзовизм как карикатуру на большевизм.

Партия посылала своих депутатов в Думу для агитации и пропаганды с ее трибуны революционных требований и лозунгов. В условиях разгула реакции, когда внепарламентских средств пропаганды и агитации почти не было, использование думской трибуны приобретало громадное политическое значение, являясь мощным средством мобилизации масс на сторону революции. Отзовисты же на деле лишали партию возможности использовать это средство. Поэтому Ленин объявил отзовизму непримиримую войну.

В борьбе за партию, за ее боеспособность Владимир Ильич выступал и против ликвидаторов справа и против ликвидаторов «слева».

В. И. Ленин вел борьбу с Троцким, который, служа верой и правдой ликвидаторам, но прикрываясь фальшивыми фразами о своей «внефракционпости», добивался объединения в рамках одной партии революционеров и оппортунистов, насаждал центризм, примиренчество к оппортунизму. На страницах издаваемой им в Вене газеты он извращал большевизм, искажал историю первой русской революции, поддерживал ликвидаторов. Троцкий двурушничал, не хотел подчиняться ЦК и в то же время прилагал все силы к тому, чтобы издавать свою фракционную газету за счет партийных средств. Примиренчество Троцкого, отмечал Владимир Ильич, «на деле служит самую верную службу ликвидаторам и отзовистам, а потому является тем более опасным злом в партии, чем хитрее, изысканнее, фразистее оно прикрывается якобы партийными и якобы антифрикционными декламациями».4 Разоблачая беспринципное поведение Троцкого, Ленин решительно выступал и против поддержки его газеты. В письме члену редакции ЦО «Социал-Демократ» Зиновьеву Ленин писал, что «Троцкий повел себя, как подлейший карьерист и фракционер...», что либо он подчиняется ЦК, «либо разрыв с этим проходимцем и разоблачение его в ЦО. Болтает о партии, а ведет себя хуже всех прочих фракционеров»5, — возмущался Владимир Ильич.

По определению Ленина, поворотным пунктом в жизни партии в те годы явилась V Общероссийская конференция РСДРП, состоявшаяся в Париже 21 — 27 декабря 1908 года (3 — 9 января 1909 года). Работа конференции, на которой Ленин присутствовал от ЦК РСДРП, проходила под знаком борьбы против меньшевиков-ликвидаторов и против «левого» оппортунизма в партии — отзовизма и ультиматизма. В центре работы конференции был доклад Ленина «О современном моменте и задачах партии», по которому была принята предложенная им резолюция. Конференция решительно осудила ликвидаторство.

Резолюции конференции определили революционную линию и организационную политику партии на весь период реакции. Ленин придавал исключительное значение этим решениям. Он указывал, что в них находится ответ на вопрос о причинах кризиса в партии, а также о средствах выхода из него. В решениях конференции дан анализ взаимоотношений классов и новой политики царизма, указана ближайшая цель борьбы пролетариата, оценены уроки революции в связи с вопросом о тактике партии, решена проблема соотношения нелегальной и легальной организации, обоснована необходимость использования думской трибуны и выработки точных руководящих указаний для фракции в связи с критикой ошибок в ее деятельности.

Резолюции конференции были утверждены пленумом ЦК РСДРП и напечатаны в особом «Извещении» ЦК. На основе решений конференции Ленин и его единомышленники развернули решительную борьбу с противниками партии и партийности. Против ликвидаторов выступил также Плеханов, что Ленин тогда расценивал как победу большевизма.

Борьба за партию становилась все ожесточеннее. Отзовисты дошли до того, что в 1909 году организовали на Капри «партийную» школу, под вывеской которой они создавали центр своей фракции. Сохранилось примечательное донесение петербургской охранки в департамент полиции о том, что «Петербургским комитетом Российской социал-демократической рабочей партии вынесена резолюция: послать людей своих в каприйскую школу лишь в том случае, если в числе лекторов ее будет и Ленин».6 Лицемерно представляя эту школу как общепартийную, ее организаторам удалось собрать в ней несколько рабочих. Постепенно ученики стали разбираться, чему обучают их Богданов, Луначарский, Алексинский и К0, поняли мнимопартийный характер школы. Рабочие обратились тогда к Ленину с просьбой приехать на Капри и прочесть им несколько лекций. В своем ответном письме Владимир Ильич, вскрыв антипартийный характер школы, отказался от чтения лекций в ней. Он писал, что каприйская школа «...устроена 1) по почину новой фракции; — 2) исключительно на средства новой фракции; — 3) в таком месте, где есть только лекторы повой фракции; — 4) в таком месте, где не могут быть, за самыми редкими исключениями, лекторы других фракций». «Школа на Капри есть школа, нарочно спрятанная от партии»7. Он пригласил слушателей школы приехать в Париж.

Возмущение и гнев Ленина против Богданова и его единомышленников были безмерны. В своих статьях он клеймил их как авантюристов, обманным путем заманивших кое-кого из рабочих в свою школу. Бичуя фракционеров, Ленин подчеркивал: «Нет ничего вреднее миндальничанья теперь. Полный разрыв и война сильнее чем с меньшевиками».8

Вскоре внутри каприйской школы стала разгораться борьба между большевиками-ленинцами и сторонниками Богданова. Шесть слушателей школы, в том числе один из ее организаторов — рабочий Вилонов (Михаил), были, как ленинцы, исключены из школы. Исключенные отправились к Ленину. Их приезд обрадовал Владимира Ильича. Через некоторое время, по окончании занятий на Капри, в Париж приехали и остальные ученики. Перед обеими группами Ленин выступил с лекциями на темы: «Современный момент и наши задачи» и «Аграрная политика Столыпина». Он подолгу беседовал с рабочими, завоевывая их умы и сердца, терпеливо помогал им понять антипартийную сущность отзовизма.

В тот период, особенно в связи с пропагандой соединения социализма с религией, Ленин неоднократно выступал по вопросу об отношении марксистской партии к религии. В мае 1909 года редакция газеты «Пролетарий» организовала доклад Ленина на тему «Религия и рабочая партия». Через несколько дней в газете «Пролетарий» была опубликована его статья «Об отношении рабочей партии к религии», а в середине июня в газете «Социал-Демократ» — статья «Классы и партии в их отношении к религии и церкви». В этих статьях раскрывались социальные корни религии, подчеркивались ее классовый характер и использование буржуазией религии как средства отвлечения масс от классовой борьбы.

В. И. Ленин разъяснял, что марксизм несовместим с религией. Борьба с религией — «азбука всего материализма и, следовательно, марксизма». Но борьбу с религией надо ставить в связь с конкретной практикой классового движения, направленного к устранению социальных корней религии. Атеистическая пропаганда партии, писал Ленин, должна быть подчинена ее основной задаче — развитию классовой борьбы эксплуатируемых масс против эксплуататоров.

Борясь за сохранение и укрепление РСДРП, Ленин уделял много внимания партийным организациям России, направлению их работы, подготовке партийных кадров прежде всего из числа рабочих. Он считал, что на рабочие группы, которые формируются в промышленных центрах и в руки которых постепенно переходит общее руководство партийной работой, должно быть обращено самое усиленное внимание. Настойчиво и заботливо воспитывал и выращивал Ленин партийные кадры из рабочих. Встречи с рабочими доставляли ему подлинную радость, он оживлялся, его глаза светились тогда особой теплотой.

Для сплочения большевиков в борьбе против отзовистов было созвано в Париже совещание расширенной редакции «Пролетария». Накануне его открытия Ленин провел совещание членов редакции с представителями местных социал-демократических организаций, на котором выступил с сообщением о положении дел в партии и большевистской фракции. Совещание расширенной редакции «Пролетария» открылось 8(21) июня 1909 года и проходило под руководством Ленина. Владимир Ильич выступил на совещании по вопросу об отзовизме и ультиматизме. В принятой совещанием резолюции «Об отзовизме и ультиматизме» разъяснялось, что отзовистско-ультиматистская агитация приносит большой вред рабочему движению и социал-демократической работе и что она может стать угрозой единству партии. Расширенная редакция «Пролетария» в своем решении заявила, что большевизм ничего общего не имеет с отзовизмом и ультиматизмом, что большевики должны вести непримиримую борьбу с этими уклонениями от революционного марксизма.

Придавая серьезное значение использованию думской трибуны в целях пропаганды и агитации, Ленин выступил также по вопросу о задачах большевиков по отношению к думской деятельности. Он разъяснял, что необходимо обратить больше внимания на отстаивание задач социалистической революции, на пропаганду с думской трибуны основных идей и целей научного социализма. Думская фракция, говорил он, должна высоко держать знамя революции, пролетарское знамя. Фракция и партия обязаны энергично участвовать во всех обсуждениях вопросов рабочего законодательства, раскрывать перед массами лицемерие и лживость социал-реформизма, разъяснять им классовый характер буржуазных политических партий, разоблачая и контрреволюционность либерализма и шатания мелкобуржуазной демократии.

Использование партией легальных возможностей совещание признало делом огромной важности. В то же время это использование не рассматривалось как самоцель, а ставилось в тесную связь с задачами и способами революционной деятельности нелегальной партии.

Расширенная редакция «Пролетария» заявила, что основные задачи большевиков в борьбе за партию и партийность заключаются во всесторонней деятельной поддержке ЦК и Центрального Органа партии, в борьбе с ликвидаторством и всеми видами ревизионизма, в сближении с представителями других фракций, занимающих партийную линию.

Партийную школу на Капри совещание характеризовало как новый центр откалывающейся от большевиков фракции, преследующей свои групповые идейно-политические цели, о чем свидетельствовал и тот факт, что инициаторами и организаторами школы явились представители отзовизма, ультиматизма и «богостроительства». Ввиду этого расширенная редакция «Пролетария» заявила, что «большевистская фракция никакой ответственности за эту школу нести не может». Богданов как организатор антипартийной школы был исключен из рядов большевистской партии. Борьба Ленина прошв ликвидаторов, отзовистов, махистов и «богостроителей» нашла горячую поддержку в партийных организациях России.

Таким образом, Ленин непримиримо боролся не только против открытых оппортунистов, какими были ликвидаторы. Он боролся также против сектантов и «левых», которые свой оппортунизм прикрывали революционными фразами. В ходе этой борьбы большевистская партия укрепляла свои ряды, отстаивала правильность своей революционной политики и тактики. Позднее Ленин писал, что после поражения первой русской революции «большевики отступили в наибольшем порядке, с наименьшим ущербом для их «армии», с наибольшим сохранением ядра ее, с наименьшими (по глубине и неизлечимости) расколами, с наименьшей деморализацией, с наибольшей способностью возобновить работу наиболее широко, правильно и энергично. И достигли этого большевики только потому, что беспощадно разоблачили и выгнали вон революционеров фразы, которые не хотели понять, что надо отступить, что надо уметь отступить, что надо обязательно научиться легально работать в самых реакционных парламентах, в самых реакционных профессиональных, кооперативных, страховых и подобных организациях».9

После совещания Владимир Ильич с семьей поехал на отдых. Из газетных объявлений он узнал о дешевом пансионе в деревушке Бомбон (департамент Сены и Марны) и поселился там. С Надеждой Константиновной они много бродили по окрестностям, ездили на велосипедах в Кламарский лес, находившийся на расстоянии 15 километров. В середине сентября Ленин вернулся в Париж. Как вспоминала Н. К. Крупская, он установил для себя твердый режим: вставал в 8 часов утра, после завтрака ехал в Национальную библиотеку, откуда возвращался в 2 часа, так как библиотека закрывалась на обед. По сравнению с Женевой здесь условия для занятий были хуже. Библиотека от дома была далеко. Для Владимира Ильича, ездившего туда на велосипеде, это было очень утомительно. Поело обеда он работал дома, засиживаясь до позднего вечера.

Живя в Париже, Ленин много раз выступал перед различными аудиториями с докладами и речами о положении в России, о положении в партии, о борьбе с контрреволюционным либерализмом, о Парижской коммуне и по другим вопросам, выезжал для этого и в другие страны. В конце октября 1909 года в Льеже (Бельгия) он сделал доклад для членов социал-демократических групп «О положении дел в партии» и выступил с публичным рефератом на тему «Идеология контрреволюционной буржуазии». Охранка перехватила письмо одного из участников последнего собрания. В этом письме, направленном из Льежа в Киев, говорилось, что публичный «доклад был очень содержателей и великолепно прочтен. Из первого доклада нам стала ясна причина того влияния и даже обаяния, которыми пользуется имя Ленина в широкой партийной публике. Это — великолепный пропагандист и агитатор, блестящий дипломат и политик, роскошный теоретик и практик, вполне доступный для широких масс, одинаково ценный на профессорской кафедре и на рабочем собрании, сочетавший в себе все, что нужно для партийного вождя»10.

Разоблачению идеологии контрреволюционного либерализма Ленин посвятил реферат, состоявшийся в ноябре 1909 года в Париже, в зале общества ученых на улице Дантона. Помещение было переполнено. Во время выступления Ленина сначала раздавались злобные реплики меньшевиков и эсеров. Но скоро им пришлось замолчать. Слушатели реферата отмечали, что железная логика Ильича, ясность аргументации и меткость выражений заставили противников отступить. По реферату была принята ленинская резолюция.

Борьба Ленина, большевиков против ликвидаторов с повой силой разгорелась на пленуме Центрального Комитета, созванном в Париже в январе 1910 года. Основным вопросом повестки дня был вопрос о положении дел в партии. Обстановка на пленуме была тяжелая. Владимир Ильич писал впоследствии А. М. Горькому, о «долгом пленуме», на котором «три недели маета была, издергали все нервы, сто тысяч чертей!». К таким серьезным факторам, как необходимость очистки социал-демократии от ликвидаторства и отзовизма, невероятно трудное положение партии и всей социал-демократической работы, на пленуме прибавились настроение примиренчества, вражда к Большевистскому центру за его беспощадную идейную войну, склока меньшевиков и их желание устроить скандал. Опасную примиренческую позицию заняли Зиновьев, Каменев, Рыков и проявлявшие колебания Дубровинский и Ногин, которые считали возможной совместную работу с ликвидаторами. Ленин говорил, что на деле примиренцы всегда были игрушкой в руках ликвидаторов: их действия по существу вели также к ликвидации нелегальной революционной партии. На пленуме примиренцы выступали вместе с Троцким, отстаивая антиленинские решения. Троцкому и его сторонникам удалось добиться включения меньшевиков-ликвидаторов в состав центральных учреждений партии, в то время как Ленин настаивал на включении меньшевиков-партийцев. Им удалось также провести решение о закрытии «Пролетария» и оказании материальной поддержки троцкистской газете, в редакцию которой они ввели в качестве представителя ЦК Каменева.

Владимир Ильич решительно выступил против примиренцев и их союзника — Троцкого. Ленин предложил проект резолюции «О положении дел в партии», в которой осуждались ликвидаторство и отзовизм. Только благодаря настойчивости Ленина пленум признал, что ликвидаторство и отзовизм есть проявление влияния буржуазии на пролетариат, тем самым объяснил их классовые корни. В резолюции, принятой пленумом, указывалось на опасность обоих уклонений от марксизма. Однако и здесь примиренцы и троцкисты настояли на том, чтобы не называть ликвидаторов и отзовистов их настоящими именами, а сказать лишь в общей форме об «уклонениях».

Оценивая значение январского пленума, Ленин определил, в чем состоит его заслуга и в чем его ошибка: «заслуга — отметение идей ликвидаторства и отзовизма; ошибка — соглашение с людьми и группами без разбору»11.

После пленума борьба еще более обострилась, положение в партии стало весьма напряженным. Меньшевики-ликвидаторы не подчинились решениям пленума и продолжали свою беспринципную, раскольническую деятельность. Они шли на любые подлости; отзовисты склочничали. Но, несмотря на всю тяжесть и сложность борьбы, Ленин был, как всегда, непоколебимо уверен в том, что «развитие партии, развитие с.-д. движения идет и идет вперед через все дьявольские трудности теперешнего положения».12

Большую работу пришлось проделать Ленину, чтобы преодолеть примиренческие решения пленума, нанесшие большой ущерб партии. И в конце марта 1910 года он с удовлетворением писал Н. Е. Вилонову, что примиренческо-объединительный туман начинает рассеиваться.

Пленум избрал Ленина в редакцию Центрального Органа партии — «Социал-Демократ», издание которого было перенесено из России за границу. На страницах «Социал-Демократа» Ленин повел атаку на ликвидаторство, отзовизм и троцкизм. Его статьи занимали в газете центральное место. В каждом номере он выступал по животрепещущим вопросам, в отдельных номерах помещалось до четырех его статей. В газете было опубликовано более 80 статей и заметок Ленина. «Социал-Демократ» сыграл огромную роль в борьбе большевиков против ликвидаторов, троцкистов, отзовистов за сохранение нелегальной марксистской партии, укрепление ее единства, усиление ее связей с массами.

Трудно было Ленину работать в газете. Ему все время приходилось вести борьбу с членами редакции — меньшевиками-ликвидаторами Мартовым и Даном. В отстаивании последовательно большевистской линии против примиренческих настроений в редакции Ленин был непоколебим. Борьба достигла такого напряжения, что он чуть было не ушел из редакции, атмосфера в которой стала особенно невыносимой после январского пленума ЦК. Мартов развязно заявлял, что он начинает «военные действия»; вместе с Даном он повел антипартийную, интриганскую борьбу против большевиков и меньшевиков-партийцев.

Владимир Ильич стоял за сближение с Плехановым и его единомышленниками — меньшевиками-партийцами, ведущими борьбу с ликвидаторами. Вместе с тем он подчеркивал, что речь идет не о том, что исчезли разногласия с меньшевиками-партийцами, а о соглашении с ними для борьбы против ликвидаторства.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 17, стр. 220.

2 Социал-демократическое движение в России, т. I, 1928, стр. 171, 172.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 19, стр. 45.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 19, стр. 255.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 47, стр. 188.

6 «Красный Архив», 1934, № 1 (92), стр. 220.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 47, стр. 191, 201.

8 Там же, стр. 203.

9  В. И. Ленин. Соч., т. 41, стр. 10-11.

10 «Известия» № 238, 11 октября 1935 года.

11  В. И. Ленин. Соч., т. 20, стр. 343.

12  В. И. Ленин. Соч., т. 47, стр. 251.

 

Против оппортунизма II интернационала

Все эти годы Ленин не прекращал борьбы против оппортунистических лидеров II Интернационала, которые, как и прежде, поддерживали меньшевиков. Страницы органов германской социал-демократии «Die Neue Zeit» и «Vorwarts» охотно предоставлялись меньшевикам для их клеветнических измышлений, направленных против большевиков. А на измышления меньшевики не скупились, пытаясь любыми способами дискредитировать большевиков в глазах западноевропейских социалистических партий.

В октябре 1908 года Ленин выезжал в Бельгию, в Брюссель, на заседания Международного социалистического бюро, где ему вновь пришлось выступить против оппортунистов. До начала работы Международного социалистического бюро он присутствовал в Народном доме на международном митинге, посвященном борьбе пролетариата всех стран за сохранение мира. На другой день Ленин выступил на заседании Бюро с критикой резолюции Каутского по вопросу о допущении в Интернационал английской Рабочей партии (лейбористов). Высказываясь за допущение в Интернационал Рабочей партии, Ленин в то же время подчеркивал, что она, вопреки утверждениям Каутского, не является действительно независимой от буржуазии и не ведет самостоятельной классовой политики. При обсуждении вопроса о сионистах-социалистах в России Ленин категорически протестовал против принятия их в русскую подсекцию Интернационала.

Сионисты выступали за «классовое сотрудничество» всех евреев, отвлекая тем самым трудящихся евреев от классовой борьбы против буржуазии, от совместной с трудящимися других национальностей борьбы за демократические свободы и социализм. Ненавидя всякий национализм, Ленин боролся как против антисемитизма, так и против сионизма, твердо отстаивая принципы пролетарского интернационализма.

В ноябре 1909 года на одиннадцатой сессии Международного социалистического бюро обсуждалось два крупных вопроса — о международном социалистическом конгрессе 1910 года в Копенгагене и о положении в Голландской социал-демократической рабочей партии, где борьба марксистов против оппортунистов привела к расколу. Ленин выступил с речью; он отстаивал допущение голландских марксистов в Интернационал.

Как бы Владимир Ильич не был занят внутрипартийными делами, он не переставал пристально следить за событиями в мире. Возрастала опасность возникновения мировой войны. Ленин разоблачал лицемерие правящих кругов империалистических государств, которые под прикрытием дипломатических фраз об укреплении мира подготавливали всемирную бойню. Великий поборник мира, он призывал партии рабочего класса бороться против милитаризма, за предотвращение империалистических войн, отмечал большое значение антимилитаристской деятельности революционной социал-демократии и распространения среди трудящихся масс идей международной солидарности.

В статье «Воинствующий милитаризм и антимилитаристская тактика социал-демократии» Ленин резко критиковал немецких правых социал-демократов — Фольмара, Носке и др., — которые заявляли, что если милитаризм и войны являются неизбежными спутниками капитализма, то нет никакого смысла вести против них борьбу, проводить специальную антимилитаристскую деятельность. Ленин показал, что рассуждения Фольмара, Носке и их сторонников о необходимости принимать участие в «оборонительной» войне толкают их на путь национализма, на путь защиты своего буржуазного отечества.

Как известно, оппортунистическая тактика правых социал-демократов позднее, в годы первой мировой войны, привела их на позиции социал-шовинизма.

В статьях «Горючий материал в мировой политике», «События на Балканах и в Персии» и др. Ленин гневно клеймил грабительскую, империалистическую политику европейских колонизаторов в Азии. На примере подавления национально-освободительной борьбы в Персии, Индии и других странах он показал, «какими зверями становятся самые «цивилизованные», прошедшие самую высшую школу конституционализма, европейские политические «деятели», когда дело доходит до пробуждения борьбы масс против капитала, против капиталистической колониальной системы, т. е. системы порабощения, грабежа и насилия»1. Ленин провозгласил борьбу против колониального гнета и колониальной политики: «Долой всякую колониальную политику, долой всю политику вмешательства и капиталистической борьбы за чужую землю, за чуждое население, за новые привилегии, за новые рынки, проливы и т. п.!» 2

Летом 1910 года Владимир Ильич с семьей отдыхал на берегу Бискайского залива в местечке Порник, в доме таможенного сторожа. Он очень подружился с хозяевами, особенно после того, как жена сторожа, прачка, рассказала о своей войне с церковнослужителями, которые всячески пытались воздействовать на нее, чтобы она отдала своего способного сынишку на обучение к ним в монастырь. После отдыха, в конце лета, Ленин выехал в Данию, в Копенгаген, для участия в работах VIII конгресса II Интернационала. Это был второй международный конгресс, на котором он присутствовал. В день приезда в Копенгаген Владимир Ильич до открытия конгресса принял участие в заседании его бюро. Как и в период работы Штутгартского конгресса, Ленин в целях сплочения революционных марксистов на международной арене провел совещание с левыми социал-демократами во II Интернационале, присутствовавшими на конгрессе.

Одним из основных вопросов Копенгагенского конгресса был вопрос о кооперативах, вокруг которого развернулась борьба между сторонниками революционного направления и ревизионистами. Речь шла о взаимоотношениях между кооперативами и политическими партиями. Четко выявились две основные линии — линия пролетарской классовой борьбы и мелкобуржуазная. реформистская. Представители революционной линии рассматривали кооперативы как орудие классовой борьбы, как одно из ее подсобных средств, и определяли условия, при которых кооперативы играли бы действительно такую роль, а не оставались простыми торговыми предприятиями. Сторонники мелкобуржуазной линии затемняли вопрос о роли кооперативов в классовой борьбе пролетариата.

Участвуя в работе кооперативной комиссии конгресса, Ленин составил проект резолюции, в котором было дано исчерпывающее определение места и значения кооперативов в классовой борьбе. Ленинская резолюция явилась основой проекта, с которым выступила на конгрессе делегация РСДРП.

В. И. Ленину пришлось выдержать упорную борьбу против оппортунистического засилья в русской секции конгресса. В своей бешеной злобе против большевиков и их вождя меньшевики дошли до того, что во время дебатов в секции нагло заявляли, что Ленин «губит партию». На вопрос большевика, как же один человек может погубить партию, меньшевик Дан раздраженно ответил: «Да потому, что нет больше такого человека, который все 24 часа в сутки был бы занят революцией, у которого не было бы других мыслей, кроме мысли о революции, и который даже во сне видит только революцию. Подите-ка, справьтесь с таким»3.

Ярый враг Ленина, большевиков невольно высказал правду, ибо все помыслы Ленина, вся его жизнь действительно были посвящены борьбе за победу революции, за установление диктатуры пролетариата, за социализм, за счастье трудящихся.

Во время работы конгресса Владимир Ильич вновь сблизился с Плехановым. Их объединяла общая борьба за сохранение нелегальной марксистской партии против ликвидаторов, троцкистов и ревизионистов всех мастей. Ленин и Плеханов дружно выступили против клеветнического освещения Троцким в немецкой печати положения дел в РСДРП. Троцкий писал о разложении, о распаде партии. Эти гнусные измышления вызвали гневный протест Ленина и Плеханова. Они написали письмо в Правление Германской социал-демократической партии, решительно протестуя против статьи Троцкого, помещенной в газете «Vorwarts». После конгресса Ленин опубликовал большую статью «Исторический смысл внутрипартийной борьбы в России», в которой разоблачил клеветнические измышления Троцкого.

Перепевая лживые утверждения ликвидаторов, прикрываясь фразами о своей внефракционности, Троцкий старался изобразить дело так, будто борьба между большевиками и меньшевиками идет из-за влияния «на политически незрелый пролетариат». Троцкий извращал большевизм и историю русской революции. И это было характерно для него. Прослеживая путь Троцкого, Ленин писал в 1910 году, что тот «был в 1903 г. меньшевиком; отошел от меньшевизма в 1904 г., вернулся к меньшевикам в 1905 г., щеголяя лишь ультрареволюционной фразой; в 1906 г. опять отошел; в конце 1906 г. защищал избирательные соглашения с кадетами (т. е. фактически опять был с меньшевиками), а весной 1907 г. на Лондонском съезде говорил, что его различие от Розы Люксембург есть «скорее различие индивидуальных оттенков, чем политических направлений». Троцкий совершает плагиат сегодня из идейного багажа одной фракции, завтра — другой, и поэтому объявляет себя стоящим выше обеих фракций. Троцкий в теории ни в чем не согласен с ликвидаторами и отзовистами, а на практике во всем согласен с голосовцами и впередовцами»4. Лживые домыслы Троцкого и Мартова об отсталости и незрелости пролетариата России Ленин разбивает неопровержимыми доводами. Пролетариат, подчеркивает он, завоевал себе роль гегемона в борьбе за свободу, за демократию, как условие для борьбы за социализм. Он завоевал всем угнетенным и эксплуатируемым классам России умение вести революционную массовую борьбу, без которой нигде на свете не достигалось ничего серьезного в прогрессе человечества.

Время пребывания Ленина в Копенгагене было заполнено напряженной работой. До открытия конгресса и после его окончания Владимир Ильич ежедневно занимался в библиотеке. Его внимание было сосредоточено, главным образом, на литературе по сельскохозяйственному производству Дании, изучении статистических материалов о нем. Результаты этих исследований он использовал позднее в ряде своих трудов. В день окончания работы конгресса Ленин вместе с группой делегатов-марксистов подписывает приветствие деятельнице рабочего движения Болгарии Тине Кирковой.

В Копенгагене Ленин пробыл до середины сентября, после чего выехал в Стокгольм для встречи с матерью. В годы революции он виделся с нею довольно часто — в Петербурге, на станции Саблино, где она тогда жила, в Куоккала. С тех пор прошло около трех лет. И Мария Александровна для встречи с сыном решила отправиться в нелегкое уже для нее путешествие — из России за границу. В то время ей было 75 лет. Владимир Ильич с волнением ожидал ее. Он заранее приехал в Стокгольм, снял комнаты, окружил мать самой трогательной заботливостью. Первую половину дня он, по своему обычаю, проводил за работой в библиотеке, вторую — целиком посвящал матери; они много гуляли, знакомились с достопримечательностями города, его окрестностями.

В Стокгольме Владимир Ильич несколько раз выступал на собраниях социал-демократических групп с докладами «О международном социалистическом конгрессе в Копенгагене» и «О положении дел в партии». На одном из его выступлений на собрании большевистской группы присутствовала Мария Александровна. Впервые она слышала публичное выступление своего сына, «и мне казалось, — отмечала сопровождавшая мать Мария Ильинична, — что, слушая его, она вспоминала другую речь, которую ей пришлось слышать, — речь Александра Ильича на суде. Об этом говорило ее изменившееся лицо»5.

Недолго пробыл Владимир Ильич вместе с матерью. Вскоре наступила пора расставания. Стоя на пристани, он с грустью смотрел, как мать поднялась на пароход. Взойти на пароход, принадлежавший русской компании, он не мог: его сразу бы там арестовали. И только печальным взглядом провожал он мать, сознавая, что, может быть, никогда больше не увидит ее. Действительно, свидание в Стокгольме было последним: Мария Александровна умерла в июле 1916 года. Немного не дожила она до новой встречи с сыном, до победы великого дела, за которое он боролся.

Из Стокгольма Ленин снова заехал в Копенгаген, где выступил с рефератом о VIII международном социалистическом конгрессе II Интернационала. В конце сентября 1910 года Ленин возвратился в Париж.

В трудные годы после поражения русской революции Ленин вместе со своими соратниками отстаивал партию, которую пытались уничтожить ликвидаторы, разгромил «революционеров фразы», защитил и развил марксистскую философию, закалил кадры партии для новых битв. Он дал партии ясную перспективу дальнейшей борьбы, определил ее задачи и тактику применительно к новым условиям развития. Ленин неустанно призывал пролетариат сохранять традиции революционной борьбы, развивать и укреплять эти традиции, внедрять их в сознание широких масс народа, чтобы донести их до следующего, неизбежного революционного подъема. Пролетариат России, разъяснял Ленин, руководствуется «не «смутной надеждой», а научно обоснованной уверенностью в повторении революции». Ленин готовил рабочий класс и его партию к новому наступлению.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 17, стр. 174 — 177.

2 Там же, стр. 231.

3 О Ленине. Воспоминания. Кн. II. Под редакцией и с предисловием Н. Л. Мещерякова, 1925, стр. 49.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 19, стр. 375.

5 «Вопросы истории КПСС», 1964, № 4, стр. 51.

 


 

Глава седьмая

В ГОДЫ НОВОГО РЕВОЛЮЦИОННОГО ПОДЪЕМА

Идет вперед — вопреки всему — наше дело, и рабочая партия строится революционная социал-демократическая,
против либеральных ренегатов, ликвидаторов. Будет на нашей улице праздник.

В.И.Ленин

Как и предвидел Ленин, торжество столыпинской реакции продолжалось недолго.

В России оставались неразрешенными задачи буржуазно-демократической революции. Отсюда неизбежно было нарастание нового революционного кризиса, новой революции. Пролетариат России призван был снова выступить как руководитель, гегемон в борьбе всего народа за полный демократический переворот, в борьбе всех трудящихся и эксплуатируемых против угнетателей и эксплуататоров.

 

Начало нового революционного подъема

Пролетариат первым начал наступление против царизма. Уже летом 1910 года заметно активизировалось рабочее движение. Осенью участились забастовки на фабриках и заводах Петербурга, Москвы, Варшавы и других промышленных центров страны. За годы первой русской революции рабочие многому научились, повысилось их классовое сознание.

В связи с начавшимся подъемом промышленности возрастала численность рабочего класса и, что особенно важно, усилилась его концентрация. Свыше половины всех рабочих было занято на предприятиях, имевших 500 и более человек, тогда как, например, в США в то время на таких предприятиях было занято всего лишь около трети рабочих. По степени концентрации промышленных рабочих Россия была на первом месте среди других стран. Экономические и политические условия жизни и борьбы, а также вся предшествующая огромная деятельность большевиков по революционному воспитанию и организации рабочего класса России превращали его, несмотря на сравнительную малочисленность, в решающую силу освободительного движения против царизма и капитализма.

Рабочий класс своей беззаветной борьбой звал крестьянство и другие демократические силы последовать его примеру и встать в ряды борцов за свободу. В ответ на столыпинскую аграрную реформу крестьяне все чаще стали поджигать усадьбы помещиков.

Рабочие забастовки-, борьба крестьян против помещиков, демонстрации рабочих и студентов в связи со смертью Л. Н. Толстого — все это свидетельствовало об оживлении революционных и демократических сил, о повороте в настроении народных масс. В 1911 году в стачках участвовало свыше ста тысяч рабочих — вдвое больше, чем в предыдущем. В рабочих кварталах Петербурга происходили бурные митинги, участники которых требовали освобождения сосланных в 1907 году на каторгу социал-демократических депутатов II Государственной думы. Ленин обратился к социалистам всех стран с призывом выступить в поддержку этих требований. В Германии, Франции, Бельгии, Швейцарии, Швеции, Австро-Венгрии, США и других странах прошли митинги протеста против провокационного царского суда над депутатами социал-демократической фракции.

Собирание всех революционных сил страны во главе с рабочим классом, подготовка новой революции против царизма — так формулировал тогда Ленин главную задачу. Решающую роль в осуществлении этой исторической задачи должна была сыграть партия рабочего класса, ее идеологическая и организаторская работа в массах, ее нелегальная деятельность, ее умение использовать малейшие легальные возможности для сплочения народных масс вокруг революционного знамени и боевых лозунгов пролетариата.

Между тем положение партии продолжало оставаться тяжелым. Шла ожесточенная борьба между большевиками, с одной стороны, и ликвидаторами, троцкистами и примиренцами, с другой. Находившиеся в России три члена ЦК — меньшевики- ликвидаторы — не только отказались войти в Русское бюро ЦК, но объявили само существование ЦК «вредным». Вскоре после ареста большевиков — членов Русского бюро ЦК последнее прекратило свое существование. Партия оказалась без ЦК. Дело шло о жизни самой партии. Сохранение и укрепление партии стало важнейшей задачей, и Ленин посвятил ей все свои силы.

С новой энергией повел он наступление против ликвидаторов, которые стали на путь ликвидации партийного подполья, отказа от руководящей роли, гегемонии пролетариата в революции, от классовых позиций пролетариата, от защиты его коренных интересов.

По инициативе Владимира Ильича большевики укрепили блок с меньшевиками-партийцами, основали в Париже нелегальную популярную «Рабочую Газету», первый номер которой вышел 30 октября (12 ноября) 1910 года. Ленин призывал большевистские группы в России и за границей поддержать «Рабочую Газету», приступить к подготовке совещаний и конференций с целью восстановления и укрепления партии.

 

Газета «Звезда»

В связи с начавшимся оживлением революционного движения в России Ленин поставил перед большевиками как очередную задачу — возрождение легальной марксистской печати. Преодолев громадные трудности, большевики организовали издание в Петербурге еженедельной газеты «Звезда». Первый номер ее вышел 16(29) декабря 1910 года. Активное участие в выпуске газеты принимали: депутат III Государственной думы Н. Г. Полетаев, В. Д. Бонч-Бруевич, М. С. Ольминский, Н. Н. Батурин, Демьян Бедный, К. С. Еремеев, а также соратник Ленина по петербургскому «Союзу борьбы за освобождение рабочего класса» В. А. Шелгунов.

К участию в газете Ленин привлек А. М. Горького. В ней было напечатано семь «Сказок» Горького из серии «Сказки об Италии». «Очень и очень рад, — писал Владимир Ильич Горькому, — что Вы помогаете «Звезде». Трудно нам с ней чертовски — и внутренние и внешние и финансовые трудности необъятны — а все же пока тянем».1

Тогда же, в декабре 1910 года, по указанию Ленина для усиления борьбы с ликвидаторскими легальными журналами и воспитания передовых рабочих и интеллигентов в духе марксизма удалось создать в Москве легальный большевистский журнал «Мысль». Ближайшее участие в журнале принимали В. В. Воровский, М. С. Ольминский и И. И. Скворцов-Степанов. Идейное руководство «Звездой» и «Мыслью» осуществлял В. И. Ленин. Он вел переписку с членами редакции, направлял их работу, критиковал ошибки, особенно «Звезды» в первый период ее существования, боролся за ее выдержанное марксистское направление. Он опубликовал в «Звезде» и «Мысли» свыше 50 статей и заметок. Под руководством Ленина «Звезда» превратилась в боевую марксистскую газету, проводившую программу и тактику нелегальной пролетарской партии.

Газета «Звезда» являлась по существу легальным большевистским центром непосредственно в России.

В «Звезде» были помещены известные статьи Ленина «О некоторых особенностях исторического развития марксизма» и «Разногласия в европейском рабочем движении», а в «Мысли» — большая статья «Наши упразднители». В этих статьях он с исключительной глубиной и яркостью раскрыл творческий характер революционного марксизма. Марксизм не догма, а руководство для действия. Это классическое положение Энгельса, отмечал Ленин, выражает самую глубокую отличительную черту марксизма, его неукротимый, устремленный вперед, творческий революционный дух. Встречаются люди, которые упускают из виду как раз эту сторону марксизма. А упуская эту особенность из виду, «мы делаем марксизм односторонним, уродливым, мертвым, мы вынимаем из него его душу живу, мы подрываем его коренные теоретические основания — диалектику, учение о всестороннем и полном противоречий историческом развитии; мы подрываем его связь с определенными практическими задачами эпохи, которые могут меняться при каждом новом повороте истории».2

Как и все его труды, произведения Ленина этого периода являются образцами творческого марксизма, как постоянно развивающегося учения, чуждого догматизму и застою.

В очень важной статье «Разногласия в европейском рабочем движении» Ленин вскрыл главные причины разногласий в области теории и тактики международного рабочего движения. На протяжении десятилетий идет борьба с двумя основными отступлениями от марксизма: ревизионизмом, оппортунизмом, реформизмом, с одной стороны, и анархизмом и анархо-синдикализмом, с другой. Ленин показал, что причины этих отступлений лежат в самом строе капиталистического общества, в развитии самой классовой борьбы.

Социалистическое движение привлекает в свои ряды, особенно в условиях быстрого роста рабочего движения, все новые и новые слои трудящихся, обучение которых неизбежно сопровождается «шатаниями в области теории и тактики, повторениями старых ошибок, временным возвратом к устарелым взглядам и к устарелым приемам и т. д.».3

В странах, где господствуют еще отсталые экономические отношения, задерживающие развитие капитализма и ход классовой борьбы пролетариата, известная часть участников рабочего движения усваивает «себе лишь некоторые стороны марксизма, лишь отдельные части нового миросозерцания или отдельные лозунги, требования».

Постоянным источником разногласий, указывает далее Ленин, является диалектический характер общественного развития, идущего в противоречиях и путем противоречий. «Эти противоречия живой жизни, живой истории капитализма и рабочего движения, — подчеркивает Владимир Ильич, — умеет охватить марксизм, как теория диалектического материализма».4 Но этой теорией надо овладеть и уметь ею пользоваться. Отдельные лица или группы, не владеющие этой теорией, «постоянно преувеличивают, возводят в одностороннюю теорию, в одностороннюю систему тактики то одну, то другую черту капиталистического развития, то один, то другой «урок» этого развития», признают, например, либо только «медленную эволюцию» (правые ревизионисты и оппортунисты), либо только «революционные скачки» (левые ревизионисты и анархо-оппортунисты и др.).

Разногласия среди участников рабочего движения порождаются также изменениями в тактике правящих классов вообще, буржуазии в особенности. Буржуазия в большинстве стран вырабатывает две системы управления, два метода борьбы за удержание своего господства: метод прямого, открытого насилия, кнута, и метод «либерализма», «пряника», отдельных уступок. Нередко оба эти метода то сменяют друг друга, то переплетаются вместе в различных сочетаниях.

Рост анархизма, мелкобуржуазного революционаризма, сектантства в рабочем движении обусловливается односторонней реакцией определенных групп участников социалистического движения на метод прямого насилия, применяемый буржуазией в отношении народных масс. Левые оппортунисты всех мастей отрицают необходимость «мелкой работы», систематической, кропотливой деятельности в массах, особенно отвергают необходимость использования парламентской трибуны. На деле тактика левацких групп и течений сводится к ожиданию великих событий революции, «при неумении собирать силы, создающие великие события».

В некоторых наиболее развитых капиталистических странах буржуазия выдвинула лозунг «реформы против революции». Односторонней реакцией на метод либерализма и «буржуазного реформаторства» является рост правого оппортунизма в рабочем движении. Правые оппортунисты принимают реформы, вполне совместимые с капиталистическим строем, за «частичное осуществление социализма», преклоняются перед буржуазной «законностью», отрицают необходимость революции для перехода от капитализма к социализму.

И правые и левые оппортунисты, подытоживает свой анализ Ленин, «тормозят самое важное, самое насущное дело: сплочение рабочих в крупные, сильные, хорошо функционирующие, умеющие при всяких условиях хорошо функционировать, организации, проникнутые духом классовой борьбы, ясно сознающие свои цели, воспитываемые в действительно марксистском миросозерцании»5.

Из статьи Ленина «Разногласия в европейском рабочем движении» коммунистические и рабочие партии современной эпохи извлекают для себя важные уроки.

Борьба на два фронта — с правым и левым ревизионизмом и оппортунизмом и примиренчеством к ним — является постоянной обязанностью коммунистических партий, важнейшим непременным условием их единства и силы. Своевременно и смело вскрывать и преодолевать возникающие в партиях принципиальные разногласия, вооружать коммунистов марксистско-ленинским мировоззрением, очищать партии от агентуры буржуазии в рабочем движении, овладевать всеми формами борьбы и организации рабочего движения, вовремя менять их и использовать в различных комбинациях, не давая врагу застать врасплох, — таковы эти уроки.

Примечание:

1  В. И. Ленин. Соч., т. 48, стр. 47.

2  В. И. Ленин. Соч., т. 20, стр. 81.

3 В. И. Ленин. Соч., т. 20, стр. 65.

4 Там же, стр. 66.

5 В. И. Ленин. Соч., т. 20, стр. 66-67.

 

Партийная школа в Лонжюмо

Находясь в эмиграции, Ленин заботился о подготовке и воспитании партийных кадров. Весной 1911 года под его руководством в местечке Лонжюмо под Парижем была организована партийная школа для работников партийных организаций крупных пролетарских центров России. Активную помощь Владимиру Ильичу в создании и деятельности школы оказывали Н. К. Крупская, Н. А. Семашко и И. Ф. Арманд. В ней обучалось восемнадцать рабочих, прибывших из Петербурга, Москвы, Сормова, Екатеринослава и других городов. Среди слушателей было 10 большевиков, 4 меньшевика-партийца и один «впередовец».

Накануне открытия школы Ленин провел со слушателями занятия о «Манифесте Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса, а Н. К. Крупская учила слушателей «писать статьи и корреспонденции в газеты».

Ленин прочитал в школе 29 лекций по политической экономии, 12 — по аграрному вопросу, 12 — по теории и практике социализма в России. По просьбе слушателей школы Ленин прочел еще три лекции о материалистическом понимании истории и реферат о текущем моменте и положении дел в партии.

Лекции Владимира Ильича часто превращались в живую беседу, в которую втягивались все присутствующие. Слушатели задавали Ленину вопросы, и он отвечал на них. В свою очередь Ленин сам задавал своим собеседникам вопросы. Все охотно отвечали, один дополнял другого, а Ленин незаметно, но обязательно, иногда одним словечком, поправлял тех, кто ошибался. Он приучал своих слушателей самостоятельно мыслить, заниматься систематически и постоянно расширять свои знания.

Около трех месяцев продолжались занятия в большевистской партийной школе. Ильич был очень доволен результатами ее работы. Был устроен прощальный «выпускной» вечер, на котором с теплым напутственным словом к отъезжающим в Россию революционерам обратился Ленин. Он наказывал им помнить о партийном товариществе, а главное — смелее опираться на рабочий класс, ибо в нем — сила и будущность партии и революции. Еще до окончания курса учения трое слушателей — Г. К. Орджоникидзе, И. И. Шварц и Б. А. Бреслав, а потом по окончании школы и все ученики были направлены в Россию на подпольную работу. Их называли «ленинцами». Они с гордостью носили это имя. Ленинская школа в Лонжюмо была предшественницей будущих большевистских партийных школ и коммунистических университетов.

В память о пребывании В. И. Ленина в Лонжюмо французские коммунисты установили на стене дома № 91, на углу Школьной и Большой улиц, где жил Владимир Ильич, мемориальную доску с надписью: «Здесь жил и работал в 1911 году В. И. Ленин — теоретик и вождь мирового коммунистического движения, основатель Советского Союза».

 

Пражская партийная конференция

В мае 1911 года Ленин предпринимает шаги к возрождению руководящего партийного центра. В связи с тем, что все члены ЦК, большевики, работавшие в России, были арестованы, он решил созвать совещание членов ЦК, живших за границей. Оно состоялось в Париже 28 мая — 4 нюня (10 — 17 июня) 1911 года и явилось важным шагом в подготовке общепартийной конференции. Совещание создало Заграничную организационную комиссию по созыву всероссийской конференции. Организационная комиссия поручила одному из учеников и соратников Ленина — Г. К. Орджоникидзе, как уполномоченному комиссии, а также опытным партийным работникам И. И. Шварцу и Б. А. Бреславу установить связь с партийными комитетами центра, юга страны и Урала и вместе с ними провести подготовительную работу по созыву конференции и сформировать Российскую организационную комиссию (РОК). В конце сентября 1911 года на совещании представителей местных партийных организаций в Баку РОК была создана; она развернула энергичную деятельность. В статье «Развязка партийного кризиса» Ленин с одобрением и гордостью отзывался о работе этой комиссии, назвав ее русским партийным центром.

В сентябре 1911 года Ленин ездил в Цюрих на заседание Международного социалистического бюро, на котором поддержал Розу Люксембург, разоблачавшую поведение оппортунистов в германской социал-демократии в связи с предстоящими выборами в рейхстаг. Находясь в Швейцарии, он выступил в ряде городов с рефератом на тему «Столыпин и революция». Этот реферат он повторил в октябре — ноябре в Париже, Брюсселе, Антверпене, Льеже и Лондоне.

14 — 17 (27 — 30) декабря Ленин в Париже руководит совещанием заграничных большевистских групп, выступает с докладом о положении дел в партии. Совещание одобрило деятельность РОК по подготовке партийной конференции.

Партийную конференцию решено было проводить в Праге. Чешские товарищи — социал-демократы оказали неоценимую помощь в ее организации. Они не только предоставили помещение для конференции, но и разместили делегатов на квартирах рабочих, проявили пролетарскую солидарность и братскую, теплую заботу об участниках конференции.

Примечательно, что подавляющее большинство делегатов конференции были рабочими. С одним из них — слесарем Обуховского завода, членом Петербургского комитета Евгением Петровичем Онуфриевым (Степаном) — Ленин поселился в одной комнате в квартире чешского рабочего. В своих воспоминаниях Е. П. Онуфриев отметил удивительную мягкость, внимательность и деликатность Владимира Ильича в домашней обстановке. Нередко вечерами Ленин возвращался домой позже, чем Онуфриев. В этих случаях он тихо, на цыпочках проходил через комнату, так же тихо раздевался и ложился спать. Обычно же, вернувшись на квартиру, он выпивал стакан чаю и устраивал 10 — 15-минутный отдых, прохаживаясь взад и вперед по комнате, заложив большие пальцы рук за проймы жилета. Ценя каждую минуту времени, Ленин обычно говорил своему товарищу:

 — Ну, Степан, вы почитайте, а я поработаю.

Еще до открытия конференции Ленин встретился со многими делегатами. Он засыпал их вопросами о настроениях рабочих, о том, чего ждут они от конференции. Ленин познакомил делегатов с тезисами своих проектов резолюций по основным вопросам повестки дня. «Мы слушали, — вспоминал Онуфриев, — и нам казалось, будто Ленин объехал всю Россию, побывал на заводах и в крестьянских избах, — так глубоко отразил он самые заветные нужды и чаяния народа».

Всероссийская конференция РСДРП открылась 5 (18) января 1912 года и провела все свои 23 заседания, соблюдая строгую конспирацию, в небольшой скромной комнате социал-демократического Народного дома на Гибернской улице, 7.1

Вся работа конференции проходила под непосредственным руководством Ленина. Он был избран ее председателем, выступал на заседаниях с докладами и сообщениями по важнейшим вопросам, подготовил проекты резолюций, ставшие после их обсуждения решениями конференции. Он был не только организатором и общепризнанным руководителем, но и душой этой исторической конференции. Ленин произнес вступительную речь, в которой горячо приветствовал делегатов и наметил основные задачи конференции. В выступлении о конституировании конференции он подчеркнул, что на нее приглашены все без исключения действующие в России организации и не приняли участия только те, кто не пожелал помочь партии. По его предложению конференция объявила себя верховным партийным органом, призванным создать правомочные руководящие центры и возродить партию. Признав всю важность укрепления единства социал-демократических рабочих всех национальностей России, конференция поручила ЦК РСДРП неустанно добиваться единства с национальными организациями, входящими в РСДРП.

На конференции был заслушан доклад Ленина о современном моменте и задачах партии и принято разработанное им по этому вопросу решение. В его докладе и решениях конференции был дан глубокий анализ политического положения в стране, показано нарастание революционного движения против царизма. Конференция подтвердила, что основной задачей является демократический переворот, во главе которого идет пролетариат, ведущий за собой крестьянство.

Важное место в работе конференции заняли доклады с мест, которым Ленин придавал очень большое значение. В течение всех пяти заседаний, на которых заслушивались эти доклады, он вел записи. Его особенно интересовали данные о количестве, составе и длительности существования местных организаций, сведения о том, как они распространяют большевистские газеты «Социал-Демократ», «Звезду» и журнал «Мысль», как поставлена массовая агитация среди рабочих, насколько дружно работают большевики и меньшевики-партийцы. Ленин с удовлетворением отметил, что всюду на местах среди революционных рабочих ведется энергичная работа по укреплению местных нелегальных партийных организаций и групп, всюду признана необходимость сочетания нелегальных и легальных форм политической деятельности. В речи по организационному вопросу Ленин указал на необходимость умелого использования думской трибуны, деятельности профсоюзов и различных легальных рабочих обществ. Он выдвинул задачу создать в каждом таком обществе небольшую социал-демократическую ячейку, способную твердо проводить партийную линию.

Конференция приняла написанную Лениным резолюцию «О ликвидаторстве и о группе ликвидаторов». Отметив, что ликвидаторское течение уже давно признано всей партией как проявление «влияния буржуазии на пролетариат» и что в течение четырех лет ликвидаторы выступали не только с ревизией программы и тактики РСДРП, но и с отрицанием ««значения нелегальной партии»», осыпали «нелегальную партию со страниц легальных журналов клеветой и бранью» и допустили целый ряд других действий против пролетарской партии, конференция в своей резолюции подтвердила, что ликвидаторская группа «своим поведением окончательно поставила себя вне партии». Тем самым конференция исключила ликвидаторов из пролетарской партии. Благодаря этому историческому решению большевики навсегда покончили с остатками формального объединения с меньшевиками в рамках РСДРП. Произошло окончательное оформление самостоятельного существования большевистской партии, созданной Лениным в 1903 году.

Конференция осудила также различных скрытых ликвидаторов, действовавших за границей в виде интеллигентских группок меньшевиков-голосовцев, троцкистов, впередовцев и т. п.,

совершенно не связанных с революционным рабочим движением России. Конференция объявила в своей резолюции, что «заграничные группы, не подчиняющиеся русскому центру с.-д. работы, т. е. ЦК, и вносящие дезорганизацию путем особых сношений с Россией помимо ЦК, не могут пользоваться именем РСДРП».

Конференция отменила, как неправильное, решение январского (1910 года) пленума ЦК РСДРП о соглашении с редакцией издававшейся в Вене троцкистской газеты «Правда» и об оказании ей денежной помощи.

На одном из заседаний конференция заслушала доклад Ленина о работе Международного социалистического бюро. Большая часть доклада была отведена освещению борьбы внутри германской социал-демократии. Ленин говорил о неизбежности раскола Германской социал-демократической партии, внутри которой стали выделяться центр, оппортунистическое крыло и крыло революционное. Он резко критиковал оппортунистическое поведение отдельных членов немецкой делегации в Международном социалистическом бюро.

Наметившееся обострение отношений между революционным и оппортунистическим течениями внутри германской социал-демократии Владимир Ильич рассматривал как важный симптом наступления новой эпохи — эпохи социалистической революции. «До сих пор шла подготовительная работа. Теперь же эпоха битв с буржуазией»2, — говорил на конференции Владимир Ильич.

Пражская конференция приняла ряд важных резекций по вопросам международного и национально-освободительного движения. Приветствуя революционеров-республиканцев Китая, она указала на мировое значение революционной борьбы китайского народа. Конференция выразила свое полное сочувствие освободительной борьбе персидского народа, подчеркнула единство задач рабочих Финляндии и России в борьбе против царизма и контрреволюционной буржуазии. Во всех этих решениях конференции нашли яркое выражение великие принципы пролетарского интернационализма.

Важнейшим делом Пражской конференции было избрание Центрального Комитета партии. В состав членов ЦК были избраны В. И. Ленин, Ф. И. Голощекин, Г. К. Орджоникидзе, С. С. Спандарян и др. Конференция предоставила ЦК право кооптации. На первом же заседании ЦК, происходившем в дни работы конференции, в состав членов ЦК были кооптированы И. В. Сталин и И. С. Белостоцкий. На том же заседании на случай ареста членов ЦК были утверждены следующие кандидатуры для кооптирования в ЦК: А. С. Бубнов, М. И. Калинин, Е. Д. Стасова, С. Г. Шаумян. Было образовано Русское бюро ЦК. Позднее в состав ЦК были введены Г. И. Петровский и Я. М. Свердлов.

С огромной радостью сообщал Ленин об итогах Пражской конференции А. М. Горькому: «В скором времени пришлем Вам решения конференции. Наконец удалось — вопреки ликвидаторской сволочи — возродить партию и ее Центральный Комитет. Надеюсь, Вы порадуетесь этому вместе с нами»3.

В решениях конференции развиты организационные принципы большевизма, определены политическая линия и тактика партии в условиях революционного подъема.

Пражская конференция имела большое международное значение. Она показала революционным элементам партий II Интернационала образец решительной борьбы против оппортунизма в социалистическом рабочем движении.

В. И. Ленина радовало каждое выступление левых социалистов в партиях II Интернационала против оппортунистов. Когда XIII съезд Итальянской социалистической партии, состоявшийся через полгода после Пражской конференции РСДРП, исключил из партии группу оппортунистов (правых реформистов) во главе с бывшим лидером партии Биссолати, Ленин одобрительно отозвался об этом решении. Он опубликовал в большевистской «Правде» статью об этом съезде, в которой писал: «Раскол — тяжелая, болезненная история. Но иногда он становится необходимым, и в таких случаях всякая слабость, всякая «сентиментальность»... есть преступление. Вожди рабочих не ангелы, не святые, не герои, а люди, как все. Они делают ошибки. Партия поправляет их... Но если на ошибке настаивают, если для защиты ошибки составляется группа, которая топчет ногами все решения партии, всю дисциплину пролетарской армии, тогда раскол необходим. И партия итальянского социалистического пролетариата, удалив из своей среды синдикалистов и правых реформистов, встала на верный путь».4

В самом факте изгнания оппортунистов из Итальянской социалистической партии Ленин видел подтверждение линии Пражской конференции РСДРП, направленной на то, чтобы борьбу с оппортунистами вести последовательно, энергично и доводить до конца, до организационного разрыва с ними.

Ликвидаторы в России и за границей — троцкисты, бундовцы, впередовцы, оппортунисты из польской и латышской социал-демократических партий встретили решения Пражской конференции крайне враждебно. Они пытались дискредитировать конференцию и взять под защиту ликвидаторскую группу, изгнанную из рядов партии. Они лицемерно кричала, что большевики учинили «раскол», совершили «узурпацию», «переворот». Больше и громче всех кричал Троцкий, которому лидеры немецкой социал-демократии предоставили страницы своего центрального органа для клеветнических и злобных выпадов против большевиков.

Поскольку заграничные оппортунистические группки меньшевиков-голосовцев, троцкистов, впередовцев и др. не подчинились решениям Пражской партийной конференции, они оказались вне революционной пролетарской партии. Очистившись от оппортунистов, партия большевиков намного укрепила свои ряды, добилась подлинного единства и монолитности, повысила свою боеспособность и уверенно возглавила новый могучий подъем революционной борьбы народных масс.

В. И. Ленин, большевики развернули в России и за границей борьбу за осуществление решений Пражской конференции. Члены большевистского ЦК выезжали на места с докладами о конференции, решения которой вскоре одобрили петербургская, московская, киевская, николаевская, самарская, тифлисская, бакинская и другие партийные организации. На Кавказе и во многих других местах было организовано печатание «Извещения о Всероссийской конференции РСДРП» и написанной Лениным «Избирательной платформы РСДРП» к выборам в IV Государственную думу. Эти документы широко распространялись в России и сыграли выдающуюся роль в оживлении партийной работы и сплочении партийных организаций вокруг ленинского ЦК, в проведении выборной кампании большевиков в IV Государственную думу.

Примечание:

1  В этом доме находится сейчас Музей В. И. Ленина,

2  В. И. Ленин. Соч., т. 54, стр. 358.

3 В. В. Ленин. Соч., т. 48, стр. 44.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 21, стр. 409.

 

Ленинская «Правда»

4 (17) апреля 1912 года совершилось одно из кровавых злодеяний царизма: расстрел царскими войсками на Ленских золотых приисках в Сибири безоружных рабочих, проводивших мирную экономическую стачку. Ленский расстрел явился сильным толчком для крутого революционного подъема масс. Большевистская газета «Звезда» разнесла весть о ленских событиях по всей стране и объединила на своих страницах бесчисленные голоса рабочих фабрик и заводов в один мощный и гневный протест рабочего класса России. Ленин выступил на заседании Парижской секции Заграничной организации РСДРП с докладом о Ленском расстреле, забастовках в России и о мерах, которые должна принять большевистская партия, чтобы возглавить растущий революционный подъем масс. Позднее с рефератами о революционном подъеме в России Ленин выступил в Париже и Лейпциге.

Спрос на «Звезду», выходившую с марта 1912 года уже три раза в неделю, после ленских событий сильно возрос. Но поднимающееся рабочее движение предъявляло партийной печати новые требования. Еще в начале 1912 года на заседании ЦК совместно с представителями думской социал-демократической фракции, происходившем во время Пражской конференции, обсуждался вопрос о необходимости издания массовой ежедневной рабочей газеты. «Звезда» опубликовала многочисленные письма и статьи петербургских рабочих с предложениями о создании такой газеты и выражением готовности содержать ее за счет добровольных взносов.

Инициатива передовых рабочих столицы встретила горячее одобрение рабочих всей России.

10 23) апреля депутат Думы большевик Н. Г. Полетаев получил в Главном управлении по делам печати разрешение на издание новой газеты под названием «Правда», а вскоре появилось и объявление о ее выходе в свет. В ночь с 21 на 22 апреля (с 4 на 5 мая) типографский двор и машинное отделение, где печаталась «Правда», были заполнены рабочими, посланными партийными организациями Петербурга за своей первой ежедневной марксистской газетой.

Постановку ежедневной рабочей газеты Ленин характеризовал как «великое дело, которое совершили петербургские рабочие». «Правда» издавалась на средства рабочих и пользовалась их исключительной любовью. В 1912 году рабочие провели 620 групповых сборов на большевистскую печать, в 1913 году — 2181, в январе — мае 1914 года — 2873. Ленин рассматривал эти денежные поступления от рабочих как членские взносы в партию. Без этой помощи рабочего класса «Правда» не могла бы просуществовать столь длительное время в условиях полицейских гонений. Газету преследовали большими денежными штрафами. Только в первый год существования против ее редакторов было возбуждено 36 судебных дел, главным образом за неуплату штрафов. В общей сложности редакторы отсидели в тюрьме 47 1/2 месяцев. За это же время 41 номер газеты был конфискован. Однако во время конфискаций лишь незначительная часть тиража доставалась полиции, ибо большая часть еще до полицейских налетов вывозилась рабочими из типографии. Вложенные в реакционные газеты, конфискованные номера «Правды» посылались Ленину и подписчикам как в России, так и за границу.

Восемь раз «Правда» закрывалась, но продолжала выходить под другими названиями: «Рабочая Правда», «Северная Правда», «Правда Труда», «За Правду», «Пролетарская Правда», «Путь Правды», «Рабочий», «Трудовая Правда». В невероятно тяжелых условиях большевикам удалось выпустить 636 номеров «Правды» в течение двух с небольшим лет. Выпуск «Правды» Ленин считал «выдающимся доказательством сознательности, энергии и сплоченности русских рабочих».

День выхода «Правды» — 22 апреля (5 мая) — стал затем отмечаться как праздник рабочей печати.

В июне Ленин и Крупская переехали из Парижа в польский город Краков, входивший тогда, как и вся Галиция, в состав Австро-Венгрии. По пути они останавливаются на несколько дней в Лейпциге. 9(22) прибывают в Краков. Для того чтобы получить визу на жительство в Австро-Венгрии, Ленин, как и все иностранцы, должен был пройти процедуру обязательного допроса в полиции, изложить свою биографию. На вопрос об основном занятии и средствах существования Владимир Ильич ответил:

«Состою корреспондентом русской демократической газеты «Правда», издаваемой в Петербурге, и русской газеты, издаваемой в Париже под названием «Социал-Демократ», что и является источником моего существования».

О цели своего приезда в Краков, в Галицию, Ленин заявил: «В Галицию я приехал из желания познакомиться с здешними аграрными условиями, так как преимущественно этими вопросами я занимаюсь. Намерен также изучать польский язык».1 За Лениным сразу же был установлен негласный полицейский надзор.

Истинной целью переезда Ленина в Краков было то, что отсюда можно было установить более тесные связи с Россией, направлять работу партийных организаций, руководить газетой «Правда», деятельностью большевиков в избирательной кампании по выборам в IV Государственную думу и думской социал-демократической фракцией. «Вы спрашиваете, — писал Ленин Горькому, — зачем я в Австрии. ЦК поставил здесь бюро (между нами): близко граница, используем ее, ближе к Питеру, на 3-ий день имеем газеты оттуда, писать в тамошние газеты стало куда легче, сотрудничество лучше налаживается. Склоки здесь меньше, это плюс. Библиотеки нет хорошей, это минус. Без книг тяжко».2

Первоначально Ленин поселился в небольшой двухкомнатной квартире в восточном предместье Кракова — по улице Звежинец, где жили в основном рабочие. Но квартира оказалась неудобной, была далеко от вокзала, куда Ленин должен был ежедневно ходить для отправки писем. Чтобы его статьи

б «Правду» не опаздывали, он посылал их всегда со скорым ночным поездом. 22 августа (4 сентября) 1912 года Ленин и Крупская переехали в новую квартиру, расположенную недалеко от вокзала, по улице Любомирского (ныне улица Анджея Моджевского). Это была тоже двухкомнатная квартира. Ее обстановка состояла из трех недорогих железных кроватей, двух простых столов, полок для книг, нескольких стульев и табуреток.

Живя в Кракове, а летом в деревне Поронин, недалеко от Кракова, Владимир Ильич еще больше связался с польским рабочим движением, с польскими социал-демократами и оказывал им серьезную помощь. Он изучил польский язык настолько, что самостоятельно читал польскую прессу.

В 1913 году Ленин присутствовал на первомайском собрании краковских рабочих. В апреле 1913 года в помещении Народного университета польские социалисты разных направлений слушали его доклад на тему «Рабочее движение в России и социал-демократия». В этом докладе Владимир Ильич говорил об огромном международном значении российского революционного рабочего движения. В марте 1914 года Ленин выступил в студенческом обществе «Спуйня» на тему «Российская социал-демократия и национальный вопрос». Чтение доклада вместе с дискуссией продолжалось три дня и нашло живейший отклик среди польских студентов и рабочих.

В апреле 1914 года состоялся очень важный разговор Ленина с польским журналистом Альфредом Майкосеном на тему о надвигавшейся империалистической войне.

«Вы жаждете конфликта? — спросил Ленина Майкосен.

 — Нет, я не хочу его, — живо возразил Ленин. — Почему я должен был бы его хотеть? Я делаю все и буду делать до конца, что будет в моих силах, чтобы препятствовать мобилизации и войне. Я не хочу, чтобы миллионы пролетариев должны были истреблять друг друга, расплачиваясь за безумие капитализма. В отношении этого не может быть недопонимания.

 — Объективно предвидеть войну, стремиться в случае развязывания этого бедствия использовать его как можно лучше — это одно. Хотеть войны и работать для нее — это нечто совершенно иное».3

Вскоре после приезда в Краков Ленин установил прочные связи с Россией — с «Правдой», думской социал-демократической фракцией, местными организациями. Переписка с Россией быстро росла и достигла нескольких сот писем в месяц. Был налажен нелегальный переход через границу. На русской стороне границы этим занимался Н. В. Крыленко, проживавший в Люблине в качестве преподавателя русской литературы и истории. К Ленину в Краков приезжали из России товарищи, привозили письма, отчеты, вели с ним беседы, получали указания и советы.

Руководя «Правдой», Ленин фактически выполнял все основные функции ее главного редактора. Членами редакции и деятельными сотрудниками «Правды» в разные периоды ее существования являлись Н. Н. Батурин, Демьян Бедный, А. Н. Винокуров, К. С. Еремеев, Б. И. Иванов, Л. Б. Каменев, Н. К. Крупская, Н. В. Крыленко, Л. Р. и В. Р. Менжинские, Л. М. Михайлов, В. М. Молотов, С. М. Нахимсон, В. И. Невский, М. С. Ольминский, Н. И. Подвойский, Н. Г. Полетаев, Е. Ф. Розмирович, М. А. Савельев, К. Н. Самойлова, Я. М. Свердлов, П. И. Стучка, А. И. Ульянова-Елизарова и другие. Активное участие в подготовке издания газеты приняли члены ЦК Г. К. Орджоникидзе и И. В. Сталин.

В. И. Ленин почти ежедневно писал в «Правду». Редкий номер газеты выходил без его статей, подписанных различными псевдонимами: В. Ильин, В. Фрей, К. Т., В. И., Правдист, Статистик, Читатель, М. Н. и др. В «Правде» было опубликовано свыше 280 статей и заметок Ленина. На самые острые темы он мастерски писал «эзоповским», но ясным для рабочих языком.

В первое время своей деятельности редакция «Правды» неохотно шла на полемику с ликвидаторами. В письме, посланном в начале августа 1912 года В. М. Молотову, являвшемуся тогда секретарем «Правды», Ленин резко критиковал редакцию за примиренческое отношение к ликвидаторам. «Вы пишете, и в качестве секретаря, очевидно, от имени редакции, — что «редакция принципиально считает вполне приемлемой мою статью вплоть до отношения к ликвидаторам». Если так, отчего же «Правда» упорно, систематически вычеркивает и из моих статей и из статей других коллег упоминания о ликвидаторах??»4

Возражая одному из ведущих членов редколлегии «Правды» — М. С. Ольминскому, утверждавшему, что ленинским статьям против ликвидаторов якобы «вредит гневный тон», Ленин писал: «С которых пор гневный тон против того, что дурно, вредно, неверно... вредит ежедневной газете?? Наоборот, коллеги, ей-богу, наоборот. Без «гнева» писать о вредном — значит, скучно писать».5 В результате энергичного вмешательства Ленина «Правда» развернула критику позиции ликвидаторской газеты «Луч».

Во время избирательной кампании по выборам в IV Государственную думу, проходившей осенью 1912 года, меньшевики-ликвидаторы пытались не допустить обсуждения на выборных собраниях политических платформ большевиков и меньшевиков. Они как огня боялись постановки вопроса о революционной программе РСДРП, зная заранее, что по этой линии они будут биты. Ленин поставил перед «правдистами» задачу — перевести полемику в плоскость политических платформ, усилить борьбу против кадетов и ликвидаторов, повысить боевой дух газеты. Он писал: «...разве может быть орган передовой демократии небоевым органом в горячее время? Допустим лучшее: допустим, что «Правда» уверена в победе антиликвидаторов. Все же надо воевать, чтобы страна знала, в чем дело, кто срывает выборы, во имя каких идей идет борьба. «Луч» воюет с бешенством, с истерикой, с бесстыднейшим отказом от своих принципов. «Правда» — в пику ему — «сурьезничает», жеманничает и не воюет вовсе!! Разве это похоже на марксизм? Разве Маркс не умел соединять войны, самой страстной, беззаветной и беспощадной, с полной принципиальностью??

А в выборное время не воевать значит губить дело».6

Большое значение в «выборной» деятельности большевистской партии Ленин придавал правильному осуществлению тактики «левого блока», тактики временных соглашений с трудовиками, эсерами и так называемыми «народными социалистами», в противоположность меньшевистской тактике блока с кадетами.

В. И. Ленин остался доволен результатами выборной кампании большевиков. По всем шести промышленным губерниям по рабочей курии были избраны в Думу рабочие-большевики: А. Е. Бадаев, М. К. Муранов, Г. И. Петровский, Ф. Н. Самойлов, Н. Р. Шагов, а также Р. В. Малиновский. От непромышленных губерний в Думу прошли семь меньшевиков.

В. И. Ленина радовало то обстоятельство, что за большевиков голосовало более миллиона рабочих, а за меньшевиков-ликвидаторов менее четверти миллиона. В письмах в Петербург он послал поздравления всем сотрудникам, редакторам и друзьям «Правды» по случаю победы на выборах.

С целью улучшения работы «Правды» Ленин обсуждает с членами ЦК и с депутатами-большевиками вопрос о реорганизации газеты. «Правда», писал Ленин, — это самое важное организационное средство для сплочения и развития революционного движения. Только при ее помощи может идти теперь приток людей и средств для подъема всей нелегальной деятельности большевистской партии. Необходимо добиваться более Широкого распространения «Правды») и усиления сборов на нее среди рабочих.

В связи с тем, что редакция «Правды» привлекла к участию в газете некоторых бывших впередовцев, Ленин в письме к Горькому указал на необходимость следить за тем, чтобы они в своих статьях не протаскивали чуждые марксизму взгляды. Марксизм, писал Ленин, это дело серьезное. Ежели они поняли это, то — хорошо. «Ну, а ежели не поняли, не научились, тогда не взыщите: дружба дружбой, а служба службой. За попытки поносить марксизм или путать политику рабочей партии воевать будем не щадя живота».7

В. И. Ленин настаивал на укреплении редакции «Правды», чтобы она была в состоянии обеспечить выдержанное большевистское направление, была способна ответить как следует распоясавшимся ликвидаторам, по-настоящему развернуть борьбу за единство рабочего класса снизу, использовать все свои возможности для оказания помощи в налаживании нелегальной работы местных партийных организаций.

Весной 1913 года была осуществлена реорганизация редакции «Правды», укреплено руководство газетой со стороны Центрального Комитета партии, улучшено ведение хозяйственных дел «Правды». Большевики-депутаты стали уделять ей больше внимания. Значительно расширилось участие местных большевистских организаций в подготовке рабочих корреспонденций для «Правды», в сборе средств для нее и в ее распространении. «Ленин горячо приветствовал все эти меры, приведшие к росту авторитета «Правды», как выразительницы интересов рабочего класса.

В марте 1913 года тираж «Правды» уже достигал 30 — 32 тысяч, а в праздничные дни — 40 — 42 тысяч. Но это было лишь начало. Ленин настаивает на усилении кампании за подписку на «Правду», требуя, чтобы каждый завод был отвоеван у «Луча», чтобы велось соревнование между заводами из-за числа подписчиков на «Правду». «Победа партийности есть победа «Правды» и наоборот»8, — говорил Владимир Ильич. Он поставил перед большевиками задачу: довести тираж «Правды» до пятидесяти — шестидесяти тысяч, а затем и до ста тысяч.

Так Ленин изо дня в день упорно, заботливо налаживал, растил, воспитывал «Правду», как родное детище большевистской партии.

По его указанию «Правда» широко освещала жизнь и быт рабочих многих предприятий страны. В ней было опубликовано свыше 17 тысяч рабочих корреспонденций, из которых 10 тысяч посвящено стачечной борьбе рабочего класса. «Правда» воспитала и сплотила вокруг себя многочисленный отряд рабочих корреспондентов — мужественных проводников идей Ленина в массы.

На страницах «Правды» Ленин последовательно боролся за гегемонию пролетариата в грядущей новой революции, за союз рабочего класса и крестьянства. В статьях «Крупное помещичье и мелкое крестьянское землевладение в России», «Голод», «Крестьянство и рабочий класс» и других он писал о непримиримости интересов 30 тысяч крупных помещиков, с одной стороны, и многих десятков миллионов крестьян — с другой, удел которых — голод, беспросветная нужда и обнищание. Было бы нелепо думать, что накопившиеся в течение веков противоречия в деревне можно разрешить мирным путем, при сохранении всевластия помещиков-крепостников и самодержавия. В статье «Как увеличить размеры душевого потребления в России?» Ленин привел данные, которые показывали, что по размеру душевого потребления царская Россия является одной из наиболее отсталых стран, оборудованная «современными орудиями производства вчетверо хуже Англии, впятеро хуже Германии, вдесятеро хуже Америки». Ленин обращал внимание народа на то, что порожденная реакционным общественным строем отсталость России неминуемо вела к усилению ее экономической и политической зависимости от империалистических государств Запада.

Для того чтобы покончить с экономической отсталостью страны, поднять жизненный уровень народа, необходимо уничтожить господство класса помещиков, ликвидировать помещичье землевладение, передать землю крестьянам, установить в России власть народа. Статьи Владимира Ильича в «Правде» вызывали большую тревогу среди тружеников города и деревни за судьбы страны, сплачивали их и воспитывали в духе подготовки к новой революции против царизма и буржуазии — действительных виновников народных бедствий. Вне народной революции — нет спасения для России, учил Ленин.

В статье «Цивилизованное варварство» Ленин привел факты, обличающие капитализм как строй, мешающий общественному прогрессу, развитию науки, техники и культуры. Жизнь на каждом шагу выдвигает задачи, которые человечество в состоянии разрешить немедленно, но мешает капитализм. Капитализм напоминает обожравшегося богача, который гниет заживо и не дает жить тому, что молодо. Но законы истории неотвратимы, молодое растет и возьмет верх, несмотря ни на что, писал Ленин.

Б произведениях «Отсталая Европа и передовая Азия», «Рабочий класс и неомальтузианство» Владимир Ильич гневно разоблачал реакционность всей политики империалистической буржуазии, которая готова в борьбе против рабочих и крестьян на все дикости, зверства и преступления, чтобы отстоять гибнущее капиталистическое рабство. Опираясь на законы общественного развития, Ленин выразил глубокую уверенность в осуществлении рабочим классом своих великих революционных целей и лозунгов: «Мы боремся лучше, чем наши отцы. Наши дети будут бороться еще лучше, и они победят... Мы уже закладываем фундамент нового здания, и наши дети достроят его».9

В своих статьях «Демократия и народничество в Китае», «Крупный успех Китайской республики», «Пробуждение Азии» и других, опубликованных в «Звезде» и «Правде», он зовет международный рабочий класс к поддержке национально-освободительного движения народов Азии, разбуженного русской революцией 1903 — 1907 годов. «В Азии везде растет, ширится и крепнет могучее демократическое движение. Буржуазия там еще идет с народом против реакции. Просыпаются к жизни, к свету, к свободе сотни миллионов людей. Какой восторг вызывает это мировое движение в сердцах всех сознательных рабочих, знающих, что путь к коллективизму лежит через демократию, каким сочувствием к молодой Азии проникнуты все честные демократы!»10

В первых рядах демократического движения в Азии был китайский народ. Отметив ошибочность некоторых взглядов вождя национально-освободительного движения в Китае, революционера-демократа Сун Ят-сена, Ленин высоко оценил его искренний, боевой республиканский демократизм, горячее сочувствие трудящимся и эксплуатируемым, веру в их правоту, в их силу. Ленин выразил уверенность в том, что, каковы бы ни были судьбы Китайской республики, на которую точат зубы разные «цивилизованные» гиены, никакие силы в мире не сметут с лица земли героического демократизма народных масс в азиатских и полуазиатских странах.

В. И. Ленин, большевики выступали, как самые решительные и последовательные борцы против колониализма. Военные действия Италии в Африке в 1911 — 1912 годах и захват Италией Триполитании (провинции на северо-западе Ливии) Ленин охарактеризовал как типичную для «цивилизованных» государств XX века колониальную войну. Она была, по его выражению, «усовершенствованной, цивилизованной человеческой бойней, избиением арабов при помощи «новейших» орудий»11. В ответ на сопротивление прибрежного триполитанского населения итальянскими войсками «в наказание» было избито до 3000 арабов, опустошены и вырезаны целые семьи, перебиты женщины и дети... Около 1000 арабов было повешено.

В. И. Ленин ясно видел, что, несмотря на мирный договор, по которому Триполитания переходила из рук турецких угнетателей в руки итальянских колонизаторов, война будет еще на деле продолжаться, ибо арабские племена внутри материка Африки, вдали от берега, не подчинятся аннексионистскому миру. Вместе с тем Ленин хорошо понимал, сколь труден и тернист их путь к свободе. Империалистические хищники «их будут долго еще «цивилизовать» штыком, пулей, веревкой, огнем, насилованием женщин», торжествуя при своих насилиях над отсталым и безоружным населением. Но Ленин непоколебимо верил, что этому торжеству колонизаторов наступит конец. Он был настоящим другом арабских и других угнетенных африканских народов.

Борьбу колониальных народов за свою свободу и независимость Ленин рассматривал как составную часть борьбы всемирного пролетариата против империализма.

Будучи легальным партийным центром в России, «Правда» развернула большую нелегальную организационную работу. Через «Правду» шли директивы Ленина и Центрального Комитета в местные партийные организации и информационные материалы местных партийных органов — в ЦК, к Ленину. В редакции происходили встречи местных партийных работников, обобщался опыт партийного строительства в нелегальных условиях, ее работники помогали передовым рабочим создавать на предприятиях и в легальных обществах, профсоюзах, страховых объединениях и т. п. новые партийные организации. «Правда» была в центре борьбы за партийность.

Высоко подняв знамя партийности, «Правда» развернула борьбу против ликвидаторов, троцкистов, отзовистов и всех иных оппортунистов. Сплачивая легальные рабочие организации вокруг подпольных очагов партии, упорно и терпеливо борясь за политическое единство рабочего класса, «Правда» направляла рабочее движение России к новой революции.

Отмечая заслуги ленинской «Правды», рабочие называли большевиков «правдистами». А эти заслуги громадны. «Отстаивая верность революционным заветам партии, поддерживая начавшийся подъем рабочего движения (после весны 1912 года особенно), соединяя легальную и нелегальную организацию, печать и агитацию, «правдисты», — писал Ленин, — сплотили вокруг себя подавляющее большинство сознательного рабочего класса»12. За «Правдой», подчеркивал он, «стояли десятки и сотни тысяч рабочих, своими копеечными сборами победивших и гнет царизма, и конкуренцию мелкобуржуазных предателей социализма, меньшевиков».13

Придавая громадное значение «Правде», как массовой рабочей газете нового типа, В. И. Ленин настойчиво добивался и добился того, что в «Правде» сотрудничали лучшие литературные силы партии. Не только с редакцией в целом, не и с подавляющим большинством постоянных сотрудников «Правды» Ленин находился в переписке, многих знал лично, знал достоинства, недостатки и возможности каждого.

В результате деятельности «Правды» был заложен прочный фундамент массовой большевистской партии, которую не могли разрушить никакие провокации и преследования со стороны царизма в период империалистической войны. «Правда» воспитала новое поколение революционных рабочих, сотни тысяч пролетариев, сыгравших потом огромную роль в успешном проведении Великой Октябрьской социалистической революции и в годы гражданской войны. Активными распространителями дооктябрьской «Правды», ее ленинских идей были И. М. Варейкис, И. Д. Кабаков, Г. Н. Каминский, М. М. Хатаевич, М. И. Артюхин, вступившие в партию большевиков в 1913 — 1914 годах, и многие, многие другие. Являясь знаменосцем идей марксизма-ленинизма, острым идейным оружием партии, «Правда» обогатила боевые традиции большевистской печати, выработанные Лениным в период «Искры», «Вперед», «Пролетария». Замечательные традиции «Правды» получили свое дальнейшее плодотворное развитие после Октября в нашей партийной и советской печати.

Организация и постановка Лениным и его соратниками газеты «Правда», использование ее для проведения революционной линии и политического воспитания масс в тяжелых условиях царизма являются выдающимся примером в истории всего международного рабочего движения. По признанию зарубежных коммунистических деятелей, славные боевые традиции «Правды» служат образцом для всей передовой, коммунистической, революционной печати мира.

Примечание:

1  Ленинский сборник II, стр. 471.

2 В. И. Ленин. Соч., т. 48, стр. 84 — 85.

3 Jozef Sieradzki. Polskie lata Lenina. Warszawa, 1960, s. 46. 226

4 В. И. Ленин. Соч., т. 48, стр. 78.

5 Там же.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 48, стр. 95.

7 В. И. Ленин. Соч., т. 48, стр. 141.

8 Там же, стр. 174.

9 В. И. Ленин. Соч., т. 23, стр. 256, 257.

10 Там же, стр. 167.

11 В. И. Ленин. Соч., т. 22, стр. 113.

12 В. И. Ленин. Соч., т. 26, стр. 346.

13 В. И. Ленин. Соч., т. 45, стр. 175.

 

Ленинский журнал «Просвещение»

Легальная издательская деятельность большевиков не ограничивалась выпуском «Правды». По указанию Владимира Ильича еще в 1911 году был организован ежемесячный большевистский журнал «Просвещение», первый номер которого вышел в Петербурге в декабре того же года. Журнал просуществовал до июля 1914 года и сыграл выдающуюся роль в марксистском интернациональном воспитании передовых рабочих России.

В. И. Ленин привлек к руководству беллетристическим отделом «Просвещения» А. М. Горького. Согласие Горького участвовать в постановке «Просвещения» очень обрадовало Владимира Ильича. «Вот действительно превосходно будет, — писал он, — ежели мы помаленьку присоседим беллетристов да двинем «Просвещение»! Превосходно! Читатель новый, пролетарский, — сделаем журнал дешевым, — беллетристику станете Вы пускать только демократическую, без нытья, без ренегатства. Рабочих скрепим. А рабочие пошли хорошие. У нас теперь шестерка в Думе куриальных депутатов так поворачиваться стали для внедумской работы, что прелесть. Вот где закрепят люди рабочую партию, настоящую!»1

В. И. Ленин из Парижа, а затем из Кракова руководил «Просвещением», редактировал статьи, вел регулярную переписку е М. А. Савельевым, М. С. Ольминским, А. И. Ульяновой-Елизаровой и другими членами редакционной коллегии. Он опубликовал в этом журнале 26 своих произведений, в том числе: «Три источника и три составных части марксизма», «Критические заметки по национальному вопросу», «О праве паций на самоопределение» и ряд других.

В статьях «Три источника и три составных части марксизма» и «Исторические судьбы учения Карла Маркса», написанных в связи с 30-летием со дня смерти К. Маркса, Ленин раскрывает революционное содержание, непреодолимую силу и жизненность учения Маркса, ведет борьбу с врагами марксизма, формулирует важные положения марксистской теории на основе нового опыта борьбы рабочего класса Госснп и международного рабочего движения.

В статье «Три источника и три составных части марксизма» Владимир Ильич разбил клеветническое утверждение представителей буржуазной науки, будто марксизм представляет собой нечто вроде «секты». Он писал, что «в марксизме нет ничего похожего на «сектантство» в смысле какого-то замкнутого, закостенелого учения, возникшего в стороне от столбовой дороги развития мировой цивилизации. Напротив, вся гениальность Маркса состоит именно в том, что он дал ответы на вопросы, которые передовая мысль человечества уже поставила. Его учение... есть законный преемник лучшего, что создало человечество в XIX веко в лице немецкой философии, английской политической экономики, французского социализма».2

Но, как разъяснял Ленин, Маркс и Энгельс не остановились на предшествовавшем им материализме французских мыслителей XVIII века и Фейербаха, как не остановились они и на идеалистической диалектике Гегеля — главном приобретении немецкой классической философии. Они двинули философию вперед, создав диалектический материализм, являющийся стройным и целостным миросозерцанием, непримиримым ни с каким суеверием, ни с какой реакцией, ни с какой защитой буржуазного строя. Ленин подчеркнул, что философия марксизма дала не только рабочему классу, но и всему человечеству великие орудия познания. Величайшим завоеванием научной мысли назвал Владимир Ильич исторический материализм Маркса — современную научную теорию общественного развития, вскрывающую закономерности перехода от одной общественно-экономической формации к другой, более высокой.

Классики английской политической экономии Адам Смит и Давид Рикардо, исследуя экономический строй капитализма, положили начало трудовой теории стоимости. Опираясь на эти исследования и критически анализируя их, Маркс обосновал и последовательно развил трудовую теорию стоимости, создал новую политическую экономию. Теория прибавочной стоимости явилась краеугольным камнем всего экономического учения марксизма, в котором дано глубокое научное обоснование неизбежности гибели капитализма.

Маркс и Энгельс всегда высоко ценили заслуги великих социалистов-утопистов Сен-Симона, Ш. Фурье, Р. Оуэна, которые, осуждая и проклиная капиталистическое общество, высказали ряд замечательных догадок об обществе будущего. Но их социализм был социализмом без классовой борьбы, без понимания исторической роли пролетариата и потому неосуществимым. «Утопический социализм, — писал Ленин, — не мог указать действительного выхода. Он не умел ни разъяснить сущность наемного рабства при капитализме, ни открыть законы его развития, ни найти ту общественную силу, которая способна стать творцом нового общества».3 Это сделал лишь научный социализм Маркса и Энгельса, являющийся составной частью марксизма.

Учение Маркса всесильно, потому что оно верно, подчеркивал Ленин. Он был твердо убежден в том, что это и только это учение дает возможность рабочему классу избавиться от предрассудков буржуазного общества, просветиться и организоваться для того, чтобы смести старое, капиталистическое, и построить новое, социалистическое общество.

В статье «Исторические судьбы учения Карла Маркса», Ленин еще раз подчеркнул, что «главное в учении Маркса, это — выяснение всемирно-исторической роли пролетариата как созидателя социалистического общества»4. Владимир Ильич указывал, что со времени появления программного документа марксизма — «Манифеста Коммунистической партии» — всемирная история прошла три периода: первый — с революции 1848 года до Парижской коммуны (1871); второй — от Парижской коммуны до первой русской революции (1905); третий — от русской революции. «После появления марксизма, — говорил Ленин, — каждая из трех великих эпох всемирной истории приносила ему новые подтверждения и новые триумфы. Но еще больший триумф принесет марксизму, как учению пролетариата, грядущая историческая эпоха».5 Эти ленинские слова, основанные на научном предвидении, сбылись с поразительной точностью и силой. Великая Октябрьская социалистическая революция открыла новую эру в истории человечества — эру крушения империализма и утверждения коммунизма, эру блистательного триумфа марксизма.

В 1913 году в Штутгарте была издана подготовленная А. Бебелем и Эд. Бернштейном «Переписка Фридриха Энгельса и Карла Маркса с 1844 по 1883 год» в четырех томах. В нее вошло 1386 писем Маркса и Энгельса друг другу. В течение октября — ноября 1913 года Ленин глубоко, творчески изучал переписку основоположников научного коммунизма. Об этом говорит сохранившийся с тех времен и впервые изданный в СССР в 1959 году ленинский «Конспект «Переписки К. Маркса и Ф. Энгельса 1844 — 1883 гг.»».

Владимир Ильич готовил большую статью о переписке Маркса и Энгельса для журнала «Просвещение», о чем было сообщено в газете «Пролетарская Правда» в декабре 1913 года. Но статья осталась тогда незаконченной и была напечатана лишь в 1920 году в «Правде», в день столетия со дня рождения Энгельса.

Владимир Ильич использовал свой конспект переписки Маркса и Энгельса при подготовке многих работ, в том числе широко известной статьи «Карл Маркс». Над этой статьей он начал работать в Поронине незадолго до начала первой мировой войны и закончил ее в ноябре 1914 года в Швейцарии. Статья в неполном виде была опубликована в 1915 году в Энциклопедическом словаре братьев Гранат. В статье дается сжатая и вместе с тем необычайно глубокая характеристика учения великого основоположника научного коммунизма. Раскрывая содержание этого учения, Ленин подчеркивает замечательную последовательность и цельность взглядов Маркса, дающих в совокупности «современный материализм и современный научный социализм, как теорию и программу рабочего движения всех цивилизованных стран мира»6.

В своей статье «Итоги полугодовой работы», опубликованной в «Правде» в июле — августе 1912 года, Ленин поставил перед большевиками задачу «обзавестись своей ежедневной рабочей газетой» в Москве. По призыву ЦК с января 1913 года среди московских рабочих начались сборы средств на газету. 25 августа (7 сентября) 1913 года в Москве стала выходить большевистская газета «Наш Путь», пользовавшаяся большой любовью московского пролетариата. Но ее существование было кратковременным; всего вышло 16 номеров. 12 (25) сентября она была закрыта полицией. В «Нашем Пути» было опубликовано десять статей Владимира Ильича.

В. И. Ленин живо следил за широкой партийно-просветительной деятельностью, которую развернул среди работниц издававшийся в Петербурге с 23 февраля по 26 июня 1914 года легальный журнал «Работница». В нем активное участие принимали Н. К. Крупская, И. Ф. Арманд, Л. Н. Сталь, А. И. Ульянова-Елизарова и другие. Серьезное внимание Ленин уделял большевистскому легальному еженедельному журналу «Вопросы Страхования», выходившему с перерывами в Петербурге с октября 1913 года. Этот журнал умело увязывал борьбу за централизацию больничных касс, за рабочее самоуправление в страховых учреждениях и т. д. с борьбой за большевистские «неурезанные лозунги».

За время пребывания в Польше Ленин написал для легальной и нелегальной партийной печати около 400 произведений, не считая писем.

Сочетание нелегальных и легальных форм печатной агитации и пропаганды дало возможность большевикам систематически воспитывать десятки и сотни тысяч сознательных борцов за демократию и социализм. Впоследствии Ленин часто ссылался на опыт большевиков в создании нового типа периодической прессы для рабочих, считая, что этот опыт имеет громадное международное значение, и настаивал на его умелом использовании коммунистическими и рабочими партиями других стран.

Примечание:

1 В. И. Ленин. Соч., т. 48, стр. 161.

2 В. И. Ленин, Соч., т. 23, стр. 40, 43.

3 Там же, стр. 46.

4 В. И. Ленин. Соч., т. 23, стр. 1.

5 Там же, стр. 4.

6 В. И. Ленин. Соч., т. 26, стр. 50-51.

 

Руководство думской фракцией

После выборов в IV Думу Ленин добивается установления тесного контакта Заграничного бюро ЦК с депутатами-большевиками. Пост рабочего депутата в Думе он считал боевым и ответственным. Долг рабочего депутата — выступать и действовать от имени миллионов, пропагандировать с думской трибуны революционные идеи, развертывать великое знамя большевистской партии. Ленин внимательно следит за деятельностью большевиков в Думе, поправляет их, если они делают опрометчивые шаги, воспитывает на их собственных ошибках и успехах.

В. И. Ленин советовал депутатам-большевикам в своем первом выступлении в Думе твердо, смело, с достоинством сказать, что социал-демократия России есть один из отрядов великой международной армии социалистического пролетариата, что близится время, когда будет положен конец капитализму и миллионы объединенных пролетариев создадут социалистическое общество, в котором не будет нищеты масс, не будет эксплуатации человека человеком. Он рекомендовал фракции открыто присоединить свой голос к голосу международного социалистического конгресса в Базеле, выразившего решительный протест рабочего класса против войны. Надо сказать: рабочие требуют мира, выступают против вмешательства других держав в Балканскую войну, стоят за свободу и равноправие всех народов на Балканах! Депутаты-большевики должны в своей декларации ярко осветить невыносимо тяжелое внутреннее положение Рос сии, показать обнищание рабочего класса и разорение деревни, бесправие народа и полицейский произвол в стране, заявить, что политическая свобода необходима России, как воздух необходим для дыхания человека. В декларации нужно особо подчеркнуть руководящую роль пролетариата в освободит