Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 7252

Мир можно разделить на два класса –
тех, кто верит невероятному, их большинство.
И тех, кто творит невозможное
.
Оскар Уайльд

Есть, те, что упрекают Ленина в вождизме. Хотел ли он этого, не хотел, об этом не в этой статье, но то, что он стал вождем – это несомненно. И стал не по наследству, не в следствии пиар-компаний проплаченных СМИ, ему это не свалилось с неба, он сам добыл это звание, своим трудом, своим потом, своей кровью. Кстати, а что ВЫ понимаете под этим словом? Небось что-нибудь ужасное, типа тирана или узурпатора? А вы загляните в толковый словарь, там есть прекрасное объяснение:

Вождь - Предводитель войска (книжн. устар. и ритор.). || Руководитель общественного движения, партии; идейный руководитель. (По Далю - вождь, вож, водец, водца, ряз. водим м. - передовой, коновод, заводчик, зачинщик, уставщик, предводитель.)

Видите? Ничего ужасного в этом звании нет и оно полностью подходит для идентификации Ленине. Тем более эту партию он и создал. И создал он ее не тем, что объявил об открытии новой партии и сел ждать, когда это, наконец, к нему придут последователи записываться в очередь. Много бы он высидел?

Нет, он начинал с самых низов. Занимался самой низовой и черновой работой. Преподавал в рабочих кружках, выявлял и обучал рабочих-руководителей, агитаторов, писал листовки, провозил нелегальную литературу, да чем только не занимался. Но не завяз в рутине будней и каждодневных забот, каждый день он делал шаг к своей мечте.

Сами представьте себе: в столичный Питер из далекой, так называемой «благонадежной», Самары приезжает никому неизвестный молодой человек. Казалось бы родство с казненным Александром Ульяновым должно было помочь ему попасть в круг революционно настроенной молодежи, и это бы непременно произошло, если бы Владимир Ульянов примкнул к народовольцам, но по взглядам ему были близки марксисты, а они в свою очередь отнеслись к нему настороженно. Прежде, чем принять его в свои ряды, с ним проводились беседы, выяснялись его взгляды, подходит ли он им. Сами питерские социал-демократы не были серыми и обычными людьми. Это были амбициозные и несомненно талантливые молодые люди, хорошо образованные и считающие себя специалистами в марксизме. Кроме них в среде интеллигенции присутствовало много различных представителей других революционных взглядов. И вот появляется среди них Ленин.

Он не вышел ни званьем, ни ростом;
Не за славу, не за плату,
На свой необычный манер
Он по жизни шагал над помостом
По канату, по канату,
Натянутому, как нерв.

Посмотрите — вот он
Без страховки идёт.
Чуть правее наклон —
Упадёт, пропадёт!
Чуть левее наклон —
Всё равно не спасти!
Но, должно быть, ему очень нужно пройти
Четыре четверти пути

 

Наиболее авторитетными были народовольцы (за ними тянулся шлейф славы героев и мучеников) и легальные марксисты. Ленин пишет работы, разоблачающие и тех и других, эти статьи производят фурор. Кстати не все работы Ленина тех лет сохранились, они были изданы кустарным способом в мизерном количестве. Одна из них например вышла в количестве 50 штук. И несмотря на это, их переписывали, передавали из рук в руки, спорили. Но я забегаю вперед, а пока… Ульянова не сразу приняли социал-демократы в свою группу, экзаменовали на чистоту марксистских взглядов, никаких тебе распростертых объятий. Мнение о нем неодназначное:

«наш новый друг по своему темпераменту в этом направлении слишком «красен и недостаточно надежен»...» Кржижановский Г. М. О Владимире Ильиче.

Осенью 1983 года, сразу по приезде Ульянов предлагает себя в качестве преподавателя в рабочие кружки, но только весной следующего года ему доверяют первый кружок и то, только потому, что перед этим произошли массовые аресты, в следствии чего появились свободные вакансии.

Раз за разом предупреждаю, что обстановка в то время в стране была нелегкая. Причем даже не для борьбы, а просто для просвещения народа. Желающих нести в народ культуру и образование считали смутьянами и неблагонадежными людьми.

А кто не давал властьпредержащим самим заняться просвещением и образованием?

Между прочим создание рабочих кружков началось отнюдь не сверху, а как раз снизу. Сами рабочие начали создавать их, на рынке труда требовались квалифицированные кадры. Ну тут понятно: развитие капитализма, сложные станки, изменение производственных отношений и т.д. и т.п. Появилась рабочая аристократия, нежелающая жить в темноте и грязи, материально живущая зачастую лучше некоторых интеллигентов, но неудовлетворенная одним материальным благополучием. Вот они-то и начали сами создавать кружки, связались со студентами, выбирали себе лекторов. За преподавание в таких кружках в революционной среде была даже конкуренция. При всем моем благоверном отношении к Ленину, в воспоминаниях о первом впечатлении о нем встречаются самые разные мнения, от восторженных и нейтральных, до «не понравился…», и одет плоховато (рабочий Шелгунов: «хуже меня»), и возрастом - не студент, а «потертый чиновник». Но только до того, как Ульянов начинал общаться. Молва о нем быстро разносится в рабочей среде и к осени на него уже подают заявки. Кружков, которые он ведет становится 5 (по Логинову). Занятия проводились с 7 вечера и бывало до часу ночи (по воспоминаниям рабочих).

Но Ленин, и сами рабочие начинают чувствовать неудовлетворение от ограниченности действий. Он позже будет «вспоминать о том жгучем чувстве стыда, которое я тогда испытывал...» из-за недостаточности и мелкости проводимой им работы.

Он пока лишь затеивал спор, спор
Неуверенно и не спеша,
Словно капельки пота из пор,
Из-под кожи сочилась душа.

Еще 1984 году Ленин предупреждает что долготерпение народа не безмерно и чем больше его будут давить, тем страшнее потом будет отдача. И тем страшнее месть. И мы должны понять, что будущее ужасы взрыва народного закладываются сейчас и оправдываются не только давлением царизма и эксплуатацией буржуев, но и прекраснодушными либеральными болтунами. Если вас сейчас слышат, если вам верят, это не будет продолжаться вечно. Вас спасает только разобщенность низов, их политическая безграмотность.

Только не надо врать, что при Александре 3 была тишь и гладь. Не один год не проходил без народных выступлений и стачек, но они носили случайный характер виде бунтов и жестоко подавлялись полицией. Например, в январе 1984 года волнения из-за невыплаченной вовремя зарплаты (это они были терпеливым быдлом в 18 веке или мы в 21?) на Невском механическом заводе (около 3 тысяч человек) подавлялись с помощью казаков (!) и пожарных, которые поливали бунтующих из брандтсбойтов ледяной водой на морозе. Да, рабочие устроили погром и полиция могла оправдать свои действия. Но в следующий раз благодаря агитации кружковцев с помощью листовок рабочие повели себя по другому, прибывшей полиции было сказано, что они не бунтуют, не громят, а требуют соблюдать договор найма, который с ними заключили. Полиция была в растерянности. Я не скажу, что сразу власть себя стала вести цивилизованно, в этом же году весной в Ярославле, когда рабочие попытались препятствовать аресту своих представителей, был отдан приказ о расстреле. Троих убили, восемнадцать ранили.

Лирическое отступление. «На донесении о случившемся Николай II начертал: «Весьма доволен спокойным и стойким поведением войск во время фабричных беспорядков»

Я опять отвлеклась от основной темы данной статьи, почему Ульянова признали лидером и выдвинули наверх из своих рядов сначала питерские кружковцы, потом питерские российские социал-демократы.

«… в революционной среде тех лет лидеры не назначались и не выбирались. Ими становились лишь в силу авторитета знаний, опыта, а главное - авторитета самой личности.» (Логинов)

«Мы единогласно, бесспорно и молчаливо признали его нашим лидером, нашим главой... Это его главенство основывалось не только на его подавляющем авторитете как теоретика, на его огромных знаниях, необычайной трудоспособности, на его умственном превосходстве, - он имел для нас и огромный моральный авторитет...» (Сильвин, социал-демократ)

Обратите внимание, не прошло и года и насколько изменилось мнение о нем. И когда возникает идея (опять она идет от Ульянова) о создании партии в России, о издании газеты, о налаживании связей как с российскими социал-демократами, так и представителями эмиграции, а для достижении этих целей требуется выезд за границу, то без раздумий на эту роль выбирается Владимир Ильич. А что происходит там? Ленин сразу начинает налаживать нужные контакты и включается в работу.

Аксельрод из письма к Плеханову: «Ульянов, несомненно обладая талантом и имея собственные мысли, вместе с тем обнаруживал готовность и проверять эти мысли, учиться, знакомиться с тем, как думают другие. У него не было ни малейшего намека на самомнение и тщеславие... Держался он деловито, серьезно и вместе с тем скромно». Чтобы оценить эту данную характеристику надо знать место, которое занимал Аксельрод в то время в революционном движении. Ну, если сделать грубое сравнение, он при Плеханове был как Путин при Медведеве.

Я почему тут привела характеристику от Аксельрода? Вроде бы лучше бы для характеристики Ленина использовать цитаты русских. Могла бы, их полно, даже враги отдавали ему должное, но… Дальше о Ленине, о его первых шагах в революционной работе расскажет сам Ленин, на основе собственных писем к Аксельроду. Эти письма, до нас дошли всего пара, это отчет о проделанной работе, о поездках по России, о налаживание связей, о собирании материалов о рабочем движении для печатающихся за границей изданий, о конспиративной работе, и т.д. и т.п.

«… Был прежде всего в Вильне. Беседовал с публикой о сборнике. Большинство согласно с мыслью о необходимости такого издания и обещают поддержку и доставление материала. Их настроение вообще недоверчивое…

Раскол народа на рабочих и буржуа — самый резкий. Рабочие настроены поэтому довольно оппозиционно, но после бывшего там недавно погрома осталось так мало публики и вся на примете до того, что сношения очень трудны. Впрочем, литературу сумеем доставить…» Ленин.

Речь идет о подготовке издания за границей сборника «Работник». Сборник издавался в 1896— 1899 годах «Союзом русских социал-демократов» под редакцией группы «Освобождение труда». В мае 1895 года Ленин договорился об его издании сборника. Возвратившись в сентябре 1895 года в Россию, Ленин развернул большую работу по обеспечению сборника статьями и корреспонденциями из России, а также по организации материальной поддержки этого издания. Во время своих поездок в Вильно, Москву и Орехово-Зуево Ленин договорился с местными социал-демократами о содействии изданию сборника.

Вышло всего 6 номеров «Работника» и 10 номеров «Листка «Работника»»

И в Ленина письмах повторяется опять и опять: трудности в работе из-за арестов, арестов и арестов. Арестов в Москве («Там были громадные погромы, но, кажется, остался кое-кто, и работа не прекращается. Мы имеем оттуда материал — описание нескольких стачек.»), из-за арестов в Иваново-Вознесенске («после бывшего там недавно погрома осталось так мало публики и вся на примете до того, что сношения очень трудны»).

Я это к тому, что вам будут рассказывать, что при Александре 3, когда народ держали в узде, все были довольны и молчали в трубочку, а вот пришел слабый Николай 2, распустил своим либерализмом страну и довел ее до революции. Неа, ребята, не все так просто. Всему свое время и каждый плод должен созреть. Все было не так и началось задолго до того как Ленин появился в Петербурге, и продолжалось без его участия в разных областях страны.

Это время выдвинуло огромное количество одаренных лидеров самых разных направлений и взглядов, многим из них удалось прийти к власти в феврале 1917 года, но результаты их деятельности для страны оказались плачевными. России неимоверно повезло, что у нас тогда был Ленин, буквально спасший ее и сохранивший.

Но вернемся в 1895.

Вернувшись из заграницы Ульянов сразу начинает создавать общую городскую парторганизацию «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», но не объединяется со всеми подряд, даже с группами стоящими на марксистских взглядах, отсеиваются те группы, где лидеры ведут себя высокомерно по отношению к товарищам и рабочим, а также те, в рядах которых подозреваются провокаторы из охранки. Зато удается объединится с группой народовольцев. Как вспоминал Мартов (будущий лидер меньшевиков) переговоры поручили Ульянову, и он провел их столь тактично, что особых дискуссий не возникло. Договорились о том, что марксисты воздержатся от критики «идейных традиций» революционного народничества, а народовольцы не станут пропагандировать террор и касаться вопроса о путях экономического развития России. Народовольцы имели нелегальную типографии, очень нужную социал-демократам.

Ульянов продолжает работу: «Такая просьба: нам крайне нужна краска... Нельзя ли бы как-нибудь доставить?.. Сейчас посылается 1) сообщение о выселении духоборцев; 2) рассказ о сельских рабочих на юге и 3) описание фабрики Торнтона… Писать надо китайской тушью. Лучше, если прибавить маленький кристаллик хромпика (К2Сr2О7): тогда не смоется. Бумагу брать потоньше…», «Получили Бреславльский отчет. Расклеили с несказанными усилиями… У нас есть материал о стачке 1) у Торнтона, 2) у Лаферма, 3) об Иваново-Вознесенской стачке, 4) о Ярославской стачке (письмо рабочего, очень интересное), о Петербургской фабрике механического производства обуви…»

Обратите внимание, сколько стачек происходит в стране, и это только осенью 1985, не от хорошей жизни наверное. Ленина уже не удовлетворяют издания за границе, слишком далеко, слишком долго, он планирует издавать газету для пролетариата в самой России: «У нас завязаны сношения с народовольческой типографией, выпустившей уже 3 вещи (не наши) и берущей одну нашу», «Присылайте нам, если есть, материал для рабочих брошюрок. Они напечатают с радостью», «Предполагаем издавать газету, куда и пойдет материал. Окончательно выяснится это примерно через 1 1/2—2 месяца»

Городская организация уже вполне оформлена, создана «Центральная группа», в руководящий состав вошли Ульянов, Кржижановский, Ванеев, Старков и Мартов. Оговорены кандидаты на замену в случае арестов. За каждым членом организации были закреплены района города. Решен вопрос об издании газеты «Рабочее дело», выбран ее редактор – Ульянов, подготовлен полностью первый номер. Лениным были написаны все основные статьи: передовая «К русским рабочим», «О чем думают наши министры?», «Фридрих Энгельс», «Ярославская стачка 1895 года». Рукописи этих работ В. И. Ленина до сих пор не найдены. Кроме того, в газете были статьи и других членов петербургского «Союза борьбы».

Кстати для тех, кто считает, что я пишу свои статьи слишком ернически и этим вроде как принижаю Ленина, хочу для примера дать цитату из листовки написанной в то время самим Лениным:

«Ткачи зарабатывали в последнее время, почитай что на круг, по 3 р. 50 к. в полумесяц, в течение же этого времени они ухищрялись жить семьями в 7 человек на 5 р., семьей из мужа, жены и ребенка - всего на 2 р. Они поспустили последнюю одежонку, прожили последние гроши, приобретенные адским трудом... Заработок в 1 р. 62 к. в полумесяц, который уже стал появляться в расчетных книжках некоторых ткачей, может стать в скором времени общим заработком ткацкого отделения... Если, наконец, не совсем окаменели ваши сердца к страданию таких же, как и вы, бедняков, сплотитесь дружно около наших ткачей... Хочет у нас хозяин грабить заработок таким образом, так пусть идет вчистую, так, чтобы мы твердо знали, что от нас хотят отжилить...»

Высокопарный и научный язык уместен не для тех целей, что преследую я.

И так продолжим. Чем закончился первый опыт по созданию новой партии, первый его опыт вождя?

В «Что делать?» Ленин позже написал: «Вполне готовый к печати этот номер был схвачен жандармами в набег с 8-го на 9-е декабря 1895 года у одного из членов группы, Анат. Алекс. Ванеева, и «Раб. Делу» первой формации не суждено было увидеть света»

После этого почти весь Союз был арестован, как и большая часть рабочих, поддерживающих его. В ночь на 9 был арестован и Владимир Ульянов.

Общество часто прощает преступников, но никогда не прощает мечтателей.
Оскар Уайльд