Администрация сайта, предупреждает, что в книге есть элементы агитпропа. Причина, по которой отрывки из книги была поставлены на сайт - хорошая подборка цитат Ленина на тему индустриализации и первые шаги Советской республики в этом направлении. Читателем предлагается самим выносить свое мнение

 

Касьяненко В.И.

Завоевание экономической независимости СССР

(отрывки)

ВВЕДЕНИЕ

В конце 1920 г. в Москве проходил VIII Всероссийский съезд Советов рабочих, крестьянских, красноармейских и казачьих депутатов. Под бурные аплодисменты двух с половиной тысяч делегатов В. И. Ленин закончил доклад словами:

«...Если Россия покроется густою сетью электрических станций и мощных технических оборудований, то наше коммунистическое хозяйственное строительство станет образцом для грядущей социалистической Европы и Азии»1.

Впоследствии В. И. Ленин много раз подчеркивал историческую значимость опыта социалистического строительства Страны Советов, говорил о сложностях и трудностях этого дела в условиях враждебного капиталистического окружения.

Неизведанным и нелегким был путь советского народа к социализму. Мировая буржуазия, оказывая военное, политическое, экономическое, идеологическое давление, пыталась реставрировать капитализм или, по меньшей мере, затормозить рост общественного хозяйства, формирование нового уклада жизни. Иностранную интервенцию и гражданскую войну, экономическую и валютную блокады, хозяйственную разруху, диверсии и саботаж пережило молодое Советское государство. Строительство социализма затруднялось социально-экономической и технической отсталостью страны, отсутствием ряда важнейших отраслей и производств в промышленности, недостаточно и неравномерно развитой минерально-сырьевой базой. В сложных международных и внутренних условиях, при огромном преобладании мелкотоварного производства пришлось строить социалистическое общество.

Вооруженная ленинским учением, Коммунистическая партия оказалась па высоте этой исторической задачи. Она разработала и претворила в жизнь план социалистического строительства, основными звеньями которого были индустриализация страны, кооперирование сельского хозяйства и культурная революция. Этот план предусматривал преодоление технико-экономической отсталости страны, построение материально-технической базы социализма, достижение такого уровня развития производительных сил, научно-технического прогресса и пропорционального соотношения основных отраслей народного хозяйства, которые обеспечивали бурные темпы экономического развития страны, ее независимость от капиталистических держав и надежную оборону. Успехи борьбы за социализм определялись умением партии мобилизовать людские, материальные, природные ресурсы, научно-технические силы на достижение программной цели. Они в значительной мере зависели от способности нашего народа защитить завоевания Великого Октября. Не случайно на шестом месяце существования Советского государства В. И. Ленин поставил задачу защитить его экономическую самостоятельность2, обеспечить наибольшие возможности «самостоятельно снабдить себя всеми главнейшими видами сырья и промышленности»3.

Борьба за экономическую независимость страны выражала коренные интересы трудящихся. Она была жпзнен-ной необходимостью в политическом, экономическом и военном отношении. От ее успехов зависели судьбы нашей Родины: быть ей в условиях враждебного капиталистического окружения полностью независимой или превратиться в придаток иностранных держав.

Было совершенно очевидно, что для успешного продвижения по пути социализма стране нужна материально-техническая база, которая одновременно обеспечивала бы осуществление коренных социально-политических и экономических преобразований и гарантировала бы от всяких неожиданностей и враждебных акций извне. Советское государство было поставлено перед выбором: либо во чтобы то ни стало создать такую материально-техническую базу социализма, либо быть раздавленным объединенным международным империализмом.

Сосуществование социалистического государства с враждебным капиталистическим окружением при сохранении прежней отсталости и зависимости было немыслимо прежде всего по политическим причинам. Экономическая борьба против капитализма на мировой арене с самого начала носила политический характер. Будучи порождением существования двух антагонистических систем, она являлась одной из форм острой классовой борьбы.

Достижение экономической независимости имело своей целью ограждение народного хозяйства от торговой и финансовой интервенции извне. «Теперь международный капитал,— предупреждал В. И. Ленин, — идет с определенным намерением, с рассчитанным планом, чтобы... международную свободную торговлю соединить, слить, сплотить с нашим внутренним мешочничеством и приготовить на почве этого мешочничества нам новую войну, приготовить новый ряд ловушек, западней»4 В недопущении этого союза международной буржуазии с внутренней В. И. Ленин отводил решающую роль монополии внешней торговли.

Эта борьба не являлась проявлением автаркии, т. е. политики самоизоляции, направленной на разрыв экономических связей с внешним миром. Заботясь о максимальной самообеспеченности в основных изделиях промышленности и дефицитных видах сырья, Советское государство всегда стремилось к широким взаимовыгодным экономическим, прежде всего торговым, связям. Известно, что за 1918— 1940 гг. в товарообороте (по стоимости) наш импорт в течение 14 лет превышал объем экспорта, а сальдо баланса было не в пользу Советского Союза. Кроме того, до войны СССР вел торговлю с восточными странами на льготных для них условиях, часто без полного эквивалентного обмена для себя. Изолированным существование Страны Советов было лишь в один период — в годы экономической блокады (1918—1920 гг.), которая была предпринята всемирным империализмом с целью задавить молодое государство рабочих и крестьян.

В экономическом аспекте борьба за полную независимость СССР предполагала первоочередное развитие той части производительных сил, отставание которой вызывало хронический импорт и привлечение иностранной технической консультации. Страна строящегося социализма не могла оставаться в подобной зависимости от враждебного капиталистического окружения. Эта опасность определялась не только антисоветскими акциями империалистов, но и ненадежностью внешних источников снабжения.

Экономическим законом социализма является планомерное (пропорциональное) развитие народного хозяйства. Эффективность этой планомерности определяется возможностями бесперебойного снабжения народного хозяйства материальными, техническими, сырьевыми и валютно-финансовыми ресурсами. Было совершенно очевидно, что добиться планового развития народного хозяйства Советское государство могло, только базируясь на собственных источниках материально-технического снабжения. Эта задача определяла важнейшую черту руководства народным хозяйством.

Особое значение экономическая независимость имела в связи с задачами укрепления обороны страны. «Надо помнить, — говорил В. И. Ленин, — что весь капиталистический мир вооружен с ног до головы и выжидает момента, выбирая лучшие стратегические условия, обследуя способы нападения. Нельзя ни в коем случае забывать, что сейчас вся экономическая сила и вся военная сила еще на его стороне! В мировом масштабе еще слабые, мы быстро растем, усиливаемся, вырываем из рук неприятеля одно оружие за другим, но неприятель подкарауливает Советскую республику на каждом шагу!»5 Повышение обороноспособности страны обеспечивалось посредством наращивания ее экономической мощи, расширения ее возможностей самостоятельно удовлетворять запросы Вооруженных Сил в новой технике, боеприпасах, в оборудовании и сырье для оборонной промышленности. Было бы наивно и недальновидно рассчитывать на покупку у капиталистов военной техники или ее образцов. Здесь Советскому государству приходилось рассчитывать исключительно на собственные силы. В области оборонной промышленности и военной техники нельзя было отставать.

Кроме того, немаловажное значение для укрепления обороноспособности имело создание резервов стратегического сырья и полуфабрикатов — специальных сталей, сплавов, цветных и редких металлов, хлопка, серы и т. д. Проблема расширения и обновления государственных резервов всегда находилась в центре внимания правительства. Было закономерным то, что решение задач упрочения обороны и экономической независимости страны во многом совпадало.

Научность политики Советского государства обеспечивалась тем, что в основе практической деятельности партии лежало творческое применение марксизма-ленинизма, позволявшее правильно определять коренные проблемы социалистического строительства, объективно учитывать его тенденции и возможности, защищать экономические интересы советского народа на мировых рынках, верно намечать ближайшие и стратегические задачи.

Выработанная В. И. Лениным и партией экономическая политика стала определяющим фактором развития производительных сил. укрепления обороноспособности и самостоятельности СССР, подъема хозяйственной и политической жизни советского общества, сокращения импорта и предотвращения иностранной зависимости. Эта политика на разных этапах социалистического строительства обеспечила форсированное создание тяжелой индустрии, первоочередное развитие тех отраслей народного хозяйства, продукция которых прежде ввозилась из-за границы.

Реализация преимуществ социализма в ходе достижения экономической независимости протекала не стихийно или автоматически. Роль организатора экономической жизни нового общества в соответствии с политикой партии выполняло Советское государство, политическая и экономическая мощь, а также международный авторитет которого неизмеримо возросли после создания Союза ССР. «Преодолевая экономическую и культурную отсталость, остатки былой национальной розни,— отмечал ЦК КПСС,— партия, Советская власть терпеливо и последовательно налаживали всестороннее сотрудничество народов, которые в декабре 1922 года добровольно объединились в Союз Советских Социалистических Республик. Образование СССР, закрепленное в Советской Конституции 1924 года,— событие огромного исторического значения»6. За минувшие полвека братский союз народов прошел всестороннюю историческую проверку, показал свою неодолимость и могущество в борьбе за коммунизм, против империализма. Отмечая 50-летие образования СССР, наши народы горды за свою могучую многонациональную Родину, идущую в авангарде мирового революционно-освободительного процесса.

Проблемы экономического развития страны систематически обсуждались Коммунистической партией. Директивы и ответы на неотложные вопросы давались в решениях съездов, конференций и пленумов ЦК ВКП(б), в постановлениях съездов Советов. Они содержались в ленинском плане ГОЭЛРО, в пятилетних планах развития народного хозяйства и годовых контрольных заданиях.

При осуществлении ленинского курса на достижение экономической независимости страны Коммунистической партии пришлось преодолеть ожесточенное сопротивление троцкистов, правых оппортунистов, националистов и других маловеров, сомневавшихся в реальности создания в короткий срок материально-технической базы социализма и ориентировавшихся главным образом на внешние рынки.

Борьба советского народа за экономическую независимость страны началась с Великого Октября. Завершилась она победой социализма. Решающими в этой борьбе были довоенные пятилетки.

Великая Октябрьская социалистическая революция спасла нашу Родину от национальной катастрофы, избавила от угрозы порабощения иностранным капиталом. Установив диктатуру пролетариата и экспроприировав основные средства производства, она подорвала политические и экономические основы, на которых держался строй эксплуатации, ликвидировала условия и каналы проникновения в страну иностранного капитала, подорвала его позиции и влияние на отечественную экономику. Революция открыла новые пути и методы преобразования общества, достижения и обеспечения его экономической независимости.

В истории завоевания Союзом ССР экономической независимости от капиталистических стран можно выделить два основных этапа. Первый этап охватывает 1917—1932 гг. Главными его задачами являлись: укрепление политической самостоятельности первой в мире страны диктатуры пролетариата, отражение бешеного натиска империалистов, вызванного аннулированием иностранных долгов и национализацией собственности зарубежных предпринимателей. В этот период Советское государство разработало меры по укреплению монополии внешней торговли и валютной монополии, по ограждению страны от экономической интервенции и вывоза ценностей за границу. Вместе с тем оно не отказывалось от иностранной технической консультации и привлечения концессионеров. Важной вехой на этом пути явился XIV съезд ВКП(б), провозгласивший переход к социалистической индустриализации, наметивший конкретные и неотложные задачи по завоеванию экономической независимости СССР.

Годы первой пятилетки отличались большим импортом техники, металла и сырья. Советское правительство использовало конъюнктуру на мировом рынке, сложившуюся в результате экономического кризиса в капиталистическом мире.

Историческими победами советского народа на первом этапе явились создание фундамента социалистической экономики и превращение СССР в индустриально-колхозную державу. В январе 1933 г. итоги борьбы за создание индустриально-технической базы для реконструкции народного хозяйства подвел Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б).

На втором этапе (1933 — июнь 1941 г.) завершается строительство материально-технической базы социализма, серьезные изменения происходят в методах освоения новых производств, значительно расширяется разработка природных ресурсов, высокого уровня достигает отечественная научно-техническая мысль.

В начале второго этапа изменился характер экономических отношений СССР с капиталистическими странами. Реже стали привлекаться иностранные технические консультанты, до минимума сократилась валютная задолженность зарубежным фирмам и банкам. Советское правительство начало настойчиво бороться за улучшение качественных показателей внешней торговли. Некоторые внешнеторговые операции были перенесены в СССР, подорваны основы контрабанды.

Победа социализма окончательно закрепила политические и экономические основы нашей независимости. XVIII съезд партии констатировал факт превращения СССР в экономически независимую державу. В годы третьей пятилетки решались задачи снабжения народного хозяйства специальным оборудованием, качественными и цветными металлами, сырьем для тяжелой индустрии, прежде всего ее оборонных отраслей. В связи с началом второй мировой войны, нарушением международных торговых коммуникаций и закрытием некоторых внешних рынков Советское правительство принимало энергичные меры по увеличению государственных резервов техники и стратегического сырья. Последующие события показали, что принятые меры по достижению полной экономической независимости и укреплению обороноспособности СССР были совершенно правильными и своевременными.

Оба эти этапа были в жизни страны сравнительно непродолжительными по времени. Но по насыщенности и важности событий их можно сравнить с целой эпохой.

Переходный период от капитализма к социализму, пройденный советским обществом,— это история героической борьбы трудящихся города и деревни за социализм и независимое развитие, проверка жизнью марксистско-ленинской теории, научности политики, форм и методов руководства партии и государства, это период напряженной теоретической и практической деятельности, непрерывных поисков и экспериментов. Исторический опыт подтвердил могучую силу революционной теории и политики партии, умелого сочетания ею принципа единства теории и практики, решения новых проблем с учетом накопленного опыта.

Пятьдесят лет назад В. И. Ленин подчеркивал всемирно-историческое значение опыта страны, первой вступившей на путь социализма: «Этот опыт не забудется... Он вошел в историю, как завоевание социализма, и на этом опыте будущая международная революция будет строить свое социалистическое здание»7. Великим завоеванием Октябрьской революции является открытие принципиально нового пути достижения полной экономической независимости. Это выдающийся вклад в сокровищницу революционно-освободительного движения.

Опыт Советского Союза по преодолению отсталости и осуществлению независимого экономического развития привлекает внимание советских и зарубежных исследователей. В советской историографии есть немало работ, раскрывающих различные стороны решения этой проблемы.

Прежде всего необходимо выделить работы о В. И. Ленине как теоретике и организаторе борьбы за социализм. Наиболее полно роль В. И. Ленина раскрыта в содержательных монографиях Э. Б. Генкиной и И. А. Гладкова8. На богатом документальном материале авторы показали деятельность В. И. Ленина и Советского правительства по созданию условий для развития отечественной промышленности, по недопущению ввоза из-за границы тех изделий, которые можно было производить внутри страны, по поддержке советских и иностранных рабочих, проявлявших заботу о развитии производительных сил молодой Советской Республики.

Пропаганда и развитие ленинских идей значительно активизировались в связи с переходом партии к их широкому воплощению в жизнь, к индустриализации страны, когда резко обострилась внутрипартийная борьба по вопросу о возможностях и перспективах построения социализма в СССР в условиях капиталистического окружения. Помимо официальных материалов в эти годы издавалась научно-популярная литература, в которой разъяснялись сущность и задачи экономической политики партии, разоблачались концепции оппозиционеров по вопросам перспектив социалистического строительства в СССР, обобщались первые успехи, популяризировались новые задачи9.

Заметно увеличилось издание подобной литературы в период осуществления и подведения итогов первого пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР. В многочисленных статьях, брошюрах, книгах этого периода собран фактический материал о развитии промышленности, в известной степени обобщен опыт деятельности рабочих коллективов, общественных и хозяйственных организаций по рациональному использованию импортной техники и опыта зарубежных специалистов.

Первой попыткой научного освещения всей проблемы явилась статья Е. Хмельницкой10. В статье правильно подчеркивается, что построение фундамента социалистической экономики и превращение СССР из аграрной в индустриальную державу доказали реальность и жизненность ленинского курса на построение социализма собственными силами народа, на достижение полной независимости СССР от капиталистических стран. Результаты этой борьбы во многом определялись не только внешнеэкономической политикой правительства, но и умением в короткий срок мобилизовать все природные и людские ресурсы страны, сохранить и укрепить союз рабочего класса и крестьянства.

Начало монографическому исследованию проблемы было положено П. Булатом, С. Свердлиным и Д. Мишустиным11. Первые два автора написали свою работу на материалах Ленинграда, промышленность которого действительно была форпостом борьбы Советского Союза за экономическую независимость. Однако их работа, написанная в 1935 г., не дает законченного представления о процессах, происходивших в советском народном хозяйстве в ходе борьбы за независимость СССР. Авторы не всегда объективны в оценке роли импорта для развития советской индустрии, нередко допускают переоценку фактов, слабо показывают объединенные усилия коллективов предприятий и научно-исследовательских учреждений при изготовлении сложного и специального оборудования. До сих пор не утратили своей научной значимости монография и статьи Д. Д. Мишустина, в которых обстоятельно показаны изменения в импорте и экспорте за первую и вторую пятилетки. Вопросам использования внешней торговли в интересах индустриализации и обеспечения экономической независимости страны посвятили свои работы многие авторы.

Значительный вклад в изучение деятельности органов внешней торговли по достижению экономической независимости страны внесли историки и экономисты в связи с 50-летием Великого Октября. Наряду с фундаментальными изданиями «50 лет советской внешней торговли» (М., 1967) и «Внешнеэкономические связи СССР за 50 лет. 1917— 1967» (Материалы юбилейной научной конференции НИКИ, ВАВТ и МГИМО 19-21 сентября 1967 г.) была выпущена литература (в основном журнальные статьи) о роли монополизированной внешней торговли в построении материально-технической базы социализма, в охране советской экономики от разрушительного влияния стихии мирового капиталистического рынка, о кредитных отношениях СССР с другими странами и т. д.

Определенный интерес представляет литература, посвященная истории борьбы советского народа за освобождение страны от импорта сельскохозяйственной техники и сырья для легкой и пищевой индустрии. Здесь особой группой выделяются книги и статьи о решении хлопковой проблемы, исследователями которой, естественно, стали историки Средней Азии12. Ими собран богатейший фактический и документальный материал, раскрыта тесная связь между национальной политикой Советского правительства и успешным решением хлопковой проблемы.

Часть вопросов проблемы рассматривалась в общих работах историков и экономистов, посвященных народному хозяйству СССР или отдельным отраслям его.

Показу борьбы партии за импортную независимость СССР в области турбостроения посвятил статью В. А. Исаев13.

Интересную попытку теоретически осмыслить проблему, выяснить роль индустриализации в достижении экономической независимости нашей страны предпринял М. П. Ким14.

Известный интерес представляют труды, раскрывающие международное значение опыта Коммунистической партии и Советского государства по обеспечению экономической независимости СССР. В 1964 г. редакция журнала «Проблемы мира и социализма» под названием «Пути развития стран, завоевавших национальную независимость, и мировой социализм» издала материалы обмена мнениями исследователей ряда стран (редактор А. М. Румянцев. Прага). Среди материалов этого сборника научную ценность представляют тезисы «Пути экономического развития стран, освободившихся от колониального гнета», разработанные группой индийских исследователей-марксистов под руководством тов. Аджоя Гхоша совместно с работниками редакции журнала «Проблемы мира и социализма». Еще раньше академик А. А. Губер написал статью о значении ленинских идей для борьбы стран Азии и Африки за свою экономическую независимость от империалистических держав15.

В историографии продолжают оставаться слабо изученными теоретическая и практическая деятельность партии и государства по выработке конкретных путей и способов наиболее эффективного использования людских и природных ресурсов страны; борьба рабочего класса за выпуск машин и оборудования, соответствовавших лучшим мировым образцам (по тому времени); роль государственных материально-технических резервов в обеспечении независимого существования страны; перестройка форм и методов партработы, ее влияние на решение задач по освобождению страны от импортной зависимости. Не раскрыто значение борьбы советского народа за экономическую независимость для общего подъема производительных сил страны.

Нельзя не указать на слишком общий анализ достижения тех или иных задач по освобождению страны от импортной зависимости. Известно, что форсированные темпы экономического развития страны в годы первой пятилетки порождали у части хозяйственников такие методы руководства, как штурмы, сокращение импорта любой ценой, а также недостаточное внимание к вопросам материального стимулирования развития новых производств, к экономической эффективности модернизации оборудования, планирования импорта техники и сырья и т. д. Многие из них вызывались объективными условиями первой пятилетки (огромные масштабы и темпы капитального строительства, нехватка квалифицированных кадров и техники, отсутствие опыта, экономическая дискриминация и политические наскоки империалистов). Не дает литература ответа и на вопросы, как Коммунистическая партия, творчески применяя и развивая ленинские идеи, разрешала выдвигаемые жизнью проблемы в связи с борьбой за полную независимость от капиталистических стран, как внешнеэкономическая политика Советского государства менялась в зависимости от достигнутых результатов и новых условий, как расширялась и обогащалась минерально-сырьевая база СССР, каким образом Советское правительство создавало перспективные экономические и производственно-технические возможности, которые и в будущем, по мере расширения внутреннего производства и развития научно-технического прогресса, исключали бы возобновление иностранной зависимости или предохраняли бы СССР от экономического бойкота со стороны империалистов.

Важнейшим условием успеха всенародной борьбы за экономическую независимость, в которую вовлекались миллионы людей, занятых в самых разнообразных сферах партийной, государственной, производственной и внешнеторговой деятельности, являлась выработка научно обоснованной политики Советского государства.

Основные вопросы политики находили свое воплощение в законодательной деятельности высших органов. Претворение в жизнь политики и конкретных директив, охрана суверенитета и экономических интересов в области международных отношений, строгое соблюдение монополии внешней торговли и валютной монополии, совершенствование правовых основ, системы и методов внешнеэкономических связей — эти и многие другие вопросы определяли важнейшую сторону деятельности Советского правительства.

Построение социалистического общества, превращение страны из аграрной и зависимой в могущественную державу мира, победа над фашистской Германией, выдающиеся достижения советской науки, техники и индустрии, постепенный переход к коммунизму — все это производит огромное впечатление и революционизирующее воздействие на миллионы людей за рубежом, демонстрирует коренные преимущества социализма. Выдающееся значение советского опыта вынуждены признавать многие буржуазные ученые и политики.

Стремясь ослабить растущее влияние СССР на трудящихся капиталистических и особенно развивающихся стран, критики социализма всячески искажают экономическую историю советского общества, политику партии, цели, процесс и результаты развития страны, ее взаимоотношения с капиталистическим миром в области торговли, науки и техники. Фальсификация истории завоевания экономической независимости СССР происходит по четырем основным направлениям. Во-первых, предпринимаются попытки «доказать», что стремление советского народа к полной независимости было не жизненной необходимостью, а проявлением политики самоизоляции. Во-вторых, буржуазная историография активно пропагандирует концепцию, согласно которой почти все в индустриальном строительстве и научно-техническом прогрессе в СССР — дело рук и разума иностранцев. В-третьих, некоторые ученые на Западе пытаются стереть принципиальные различия в борьбе нашего народа за независимость до и после Великой Октябрьской социалистической революции. В-четвертых, буржуазные исследователи неверно раскрывают суть и значение ленинских принципов внешнеэкономической политики Советского правительства.

Анализ буржуазной историографии показывает, что исторический опыт СССР по строительству социализма, в том числе советский опыт завоевания и упрочения экономической независимости СССР от капиталистических стран, ныне стал объектом острой идеологической борьбы. Его противопоставление опыту других стран социализма принято на вооружение антикоммунистической и антисоветской наукой и пропагандой. В своих попытках подорвать единство социалистического содружества буржуазные идеологи пытаются отыскать «противоречия» путей и методов революционного преобразования общества в СССР и других странах социализма. Прилагается много усилий для того, чтобы принизить исторический вклад КПСС и Советского государства в развитие теории и обогащение практики борьбы народов против империализма, за социализм и независимость. В этих целях поощряются правый и «левый» ревизионизм и национализм. XXIV съезд КПСС указал, что «борьба с антикоммунизмом и антисоветизмом, а также против правого и «левого» ревизионизма, национализма по-прежнему остается важной, актуальной задачей»16.

Наша партия, коммунисты братских стран выступают против попыток подорвать позиции социализма, против оппортунистического подхода к экономическим проблемам строительства нового общества, к вопросам взаимоотношений в мировой социалистической системе, отношений ее с капиталистическими странами. XXIV съезд КПСС указал на необходимость совершенствования и расширения экономических и научно-технических связей СССР с социалистическими странами в направлении дальнейшего укрепления содружества и последовательного развития экономической интеграции хозяйства стран — членов СЭВ; на необходимость планомерно развивать комплексные формы сотрудничества социалистических стран, охватывающие области материального производства, науки и техники, внешнеторгового обмена17.

* * *

Построение социализма в СССР — великий подвиг советского народа. Быстрый рост производительных сил и развитие социалистических общественных отношений обеспечили невиданные в истории темпы подъема экономики, техники и науки. В кратчайший исторический срок, без помощи извне СССР «превратился в могучую индустриальную державу, добился полной экономической независимости от капиталистических стран»18. Оценивая по достоинству этот исторический подвиг во всем его величии, со всеми трудностями и жертвами, нынешнее поколение советских людей воздает должное самоотверженности, мужеству и патриотизму борцов за достижение и укрепление независимости Родины.

Под руководством Коммунистической партии советский народ создал необходимые политические и экономические условия, позволившие выдержать жестокие испытания и победить фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. В послевоенный период были достигнуты новые выдающиеся успехи в развитии экономики и научно-техническом прогрессе, оказана существенная помощь братским народам ряда стран в социалистическом строительстве.

Ныне советский народ претворяет в жизнь задачи по строительству коммунизма, разработанные XXIV съездом КПСС. Съезд наметил перспективы развития Союза ССР, разработал программу дальнейшего наращивания экономической мощи нашей страны и укрепления единства общества, повышения материального и культурного уровня жизни трудящихся, программу последовательной борьбы за мир и социализм, за широкие взаимовыгодные экономические и научно-технические связи СССР с братскими социалистическими странами и развивающимися государствами. Выполнение девятой пятилетки станет важным этапом борьбы Коммунистической партии и советского народа за дальнейшее продвижение СССР по пути к коммунизму.

 

Примечания:

1. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 161.

2. См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 183.

3. Там же, стр. 228

4. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 284.

5. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 284.

6. «50 лет Великой Октябрьской социалистической революции. Тезисы ЦК КПСС». М., 1967, стр. 16.

7. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 383.

8. См. Э. Б. Генкина. Ленин — Председатель Совнаркома и СТО. Из истории государственной деятельности В. И. Ленина в 1921— 1922 гг. М., 1960; ее же. Государственная деятельность В. И. Ленина. 1921—1923. М., 1969; И. А. Гладков. В. И. Ленин — организатор социалистической экономики. М., 1960.

9. См. А. Эссен. Что делает Советская власть, чтобы не попасть в кабалу к империалистам? М.—Л., 1926; Я. Розенфельд. Промышленная политика СССР. М., 1926; Ф. Ю. Светлов. Пути индустриализации народного хозяйства СССР. Политика партии и оппозиции. М.—Л., 1927; Г. И. Крумин. Основные вопросы хозяйства и оппозиция. М., 1927; его же. Новые похождения оппозиционных экономистов на ниве советской экономики. «Большевик», 1927, № 6, стр. 79 и № 7-8, стр. 56; А. Осипьян и М. Лапидус. Индустриализация — основа экономической независимости СССР. М.—Л., 1928.

10. См. Е. Хмельницкая. СССР в борьбе за экономическую независимость. «Большевик», 1932, № 13, стр. 31—43.

11. См. П. Булат и С. Свердлин. Борьба за технико-экономическую независимость СССР. Роль ленинградской промышленности в борьбе за технико-экономическую независимость СССР. Лениз-дат, 1935; Д. Д. Мишустин. Технико-экономическая независимость в зеркале внешней торговли. «Проблемы экономики», 1937, № 3—4, стр. 111—134, № 5-6, стр. 128—141; его же. «Внешняя торговля и индустриализация СССР». М., 1938.

12 См. «Социалистическая реконструкция хлопководства (по материалам НК РКИ СССР, республиканских, краевых и областных РКИ)». Сборник. М., 1934; Ф. И. Квитко [и др.]. Хлопководство в новых районах СССР. М., 1934; К. Рахимов. Хлопководство Узбекистана за 25 лет. Ташкент, 1949; К. Ходжаев. Из истории борьбы таджикского народа за превращение Таджикистана в одну из хлопковых баз Союза ССР (1934—1938 гг.). Сталинабад, 1956; Ш. М. Соломонов. Вклад Таджикистана в обеспечение хлопковой независимости СССР. «Труды АН Таджикской ССР», т. 7, 1957, стр. 3—11; В. Г. Железовская. Из истории борьбы трудящихся Узбекистана за хлопковую независимость СССР. «Известия АН Узбекской ССР». Серия общественных наук, 1958, № 6, стр. 35—40; С. И. Ахмедов. Коммунистическая партия Узбекистана в борьбе за дальнейшее развитие хлопководства в республике в годы довоенных пятилеток. Ташкент, 1959; С. Караваев. Из истории создания тяжелой промышленности и развития хлопководства Узбекистана (по данным первой и второй пятилеток). «Труды кафедры истории КПСС Среднеазиатского политехнического института», вып. 1. Ташкент, 1959, стр. 31; Ю. И. Исхаков. Развитие хлопководства в Узбекистане. Ташкент, 1960; В. Г. Железовская. Из истории социалистической реконструкции хлопководства в СССР. «История СССР», 1962, № 4, стр. 87—99; Б. А. Тулепбаев, Решение хлопковой проблемы в СССР. «Вопросы истории», 1966, № 9, стр. 3—14; его же. Осуществление ленинской аграрной политики партии в республиках Средней Азии. М., 1967, стр. 137—167; X. Саидов и Я. Бакмаев. Коммунистическая партия Узбекистана в борьбе за развитие хлопководства. Ташкент, 1966; А. Раззаков. Борьба трудящихся Узбекистана за достижение хлопковой независимости СССР. Ташкент, 1968.

13. См. В. А. Исаев. Борьба партии за экономическую независимость Советского государства в области турбостроения (1925— 1937 гг.). «Вестник Ленинградского университета», 1969, № 14. «История, язык, литература», вып. 3, стр. 23—32.

14. См. М. П. Ким. Социалистическая индустриализация в СССР. Доклад на X Международном конгрессе историков в Риме. М., 1955; его же. Введение к сборнику документов «Первые шаги индустриализации СССР. 1926—1927». М., 1959.

15 См. А. А. Губер. Значение борьбы стран Азии и Африки за свою экономическую независимость в свете идей ленинизма. «Великое торжество идей ленинизма». М., 1960, стр. 455—469.

16. «Материалы XXIV съезда КПСС». М., 1971, стр. 195

17. См. «Материалы XXIV съезда КПСС», стр. 294.

18. «Программа Коммунистической партии Советского Союза». М., 1961, стр. 13.

 

Глава первая

В. И. ЛЕНИН О НЕОБХОДИМОСТИ И ПУТЯХ ДОСТИЖЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ НЕЗАВИСИМОСТИ СТРАНЫ


 

1. ЛЕНИНСКАЯ ПРОГРАММА БОРЬБЫ

Обобщая опыт национально-освободительного движения в эпоху империализма, Ленин впервые в истории марксизма выдвинул вопрос о значении экономической самостоятельности в судьбах народов и стран. Он выступал против ошибочных взглядов, будто при империализме борьба народов за свою самостоятельность и самоопределение наций — иллюзия, а при социализме она якобы станет «не нужна». В статьях «О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме»», «Итоги дискуссии о самоопределении» и «Ответ П. Киевскому (Ю.Пятакову)» В. И. Ленин доказал несостоятельность догмы об «экономической неосуществимости» самоопределения наций при империализме. Уже тогда левосектантские взгляды в национальном вопросе на практике смыкались с ревизионизмом и объективно служили интересам реакции, так как разъединяли интернациональные силы пролетариата и игнорировали национально-освободительное движение.

В. И. Ленин научно обосновал важное положение о соотношении и взаимосвязи политической и экономической независимости стран. Ставя главнейшей задачей завоевание политической самостоятельности народов, он считал неотложной борьбу за экономическую независимость, рассматривая ее как важнейшее условие подлинной и полной независимости.

В. И. Ленин высмеял утверждения об экономической «неосуществимости» самоопределения при империализме, назвав их «сапогами всмятку»1.

Жизнь подтвердила ленинское предвидение о том, что в условиях империализма неизбежно национально-освободительное движение до полной, т. е. не только политической, но и экономической самостоятельности народов, что реальные и ближайшие пути к достижению этой цели проходят через социалистическую революцию.

Открыв закон неравномерности экономического и политического развития капитализма на стадии империализма, Ленин коренным образом изменил представление об условиях и возможностях перехода разных народов к социализму. Он дал глубокий анализ экономической и политической сущности империализма и, реально оценивая условия России, сделал вывод о возможности неодновременной победы революции и не обязательно в высокоразвитой стране, как прежде считалось.

Известно, что, находясь в ряду крупных мировых держав, обладая высококонцентрированной промышленностью, Россия в техническом отношении в 10 раз уступала Америке, в 5 — Германии и в 4 раза Англии2; производила в 1913 г. немногим более 4% мировой промышленной продукции3. У нее отсутствовали или находились в зачаточном состоянии станкостроение, производство металлургического и химического оборудования, автомобилей, тракторов, подшипников, многих приборов. Снабжение народного хозяйства важнейшими видами оборудования обеспечивалось за счет импорта. 100% автомобилей, 21% бумаги, 18% кокса, большое количество цветных металлов поступало из-за границы4. Причем ввоз машин, металла, сырья и полуфабрикатов находился в полной зависимости от экспорта российских товаров за границу. Эта двойная зависимость была серьезным сдерживающим фактором индустриального и научно-технического развития страны.

Значительно отставала Россия от индустриально развитых стран по выпуску важнейших видов промышленной продукции на душу населения. Ленин отмечал, что «Россия по величине производства чугуна, нефти и ряда других продуктов занимает место среди великих и передовых держав, а по размеру душевого потребления... «становится соседкой Испании», одной из наиболее отсталых стран»5.

В промышленности существовали острые и хронические диспропорции между машиностроением и металлургией, между металлургией и минерально-сырьевой базой. Лишь 10% территории страны было изучено геологически. Неудовлетворительно изучалась территория азиатской части страны, где проводились редкие бессистемные поиски6. Вообще геология была ведомственной наукой, у руководства которой группировались хищники-предприниматели, в том числе иностранцы. Ученые-патриоты (А. П. Карпинский, В. И. Вернадский, В. А. Обручев) фактически были отстранены от разработки вопросов геологии. Деятельность Комиссии Академии наук по изучению естественных производительных сил сковывалась из-за нехватки средств и консерватизма правящих кругов. В. И. Вернадский отмечал, что Россия, будучи великой мировой державой, потребляла почти все тогда существовавшие химические элементы, однако около половины соединений из них ввозила из-за границы. Ученый с горечью говорил, что в стране плохо поставлены поисковые и лабораторные работы. «Мы сейчас находимся в таком положении,— писал он,— что по отношению к целому ряду естественных продуктов мы не знаем — есть ли они у нас или нет, а если есть, то в каком количестве, так как мы привыкли получать их извне и отвыкли искать их у себя»7.

Золотодобывающая промышленность России характеризовалась незначительными капиталовложениями, полукустарной техникой и отсталой технологией производства. Она, по существу, не являлась отраслью, а именовалась «золотым промыслом». Разведка золотоносных районов осуществлялась плохо. Не случайно добыча золота составляла всего лишь 2—3 тыс. пудов в год8. При попустительстве правящих кругов иностранные предприниматели хищнически вели эксплуатацию природных ресурсов России, наживали огромные капиталы на ее зависимости от заграницы. «Рука руку моет,— писал Ленин.— Американские, английские, немецкие капиталисты собирают прибыль при помощи русских капиталистов, которым перепадает очень хорошая доля. Взять, например, Ленские золотые прииски или горнопромышленные предприятия на Урале. Сколько миллионов поделили здесь иностранные и русские капиталисты!»9

Иностранная зависимость выражалась не только в больших размерах импорта важнейших изделий и привлечения из-за границы научно-технических достижений. Характерной особенностью российской промышленности являлся высокий удельный вес иностранных вложений. «Таможенные пошлины высоки,— отмечал Ленин,— прибыли необъятны,— вот иностранный капитал и переселяется внутрь России»10.

Действительно, если за 1880—1914 гг. общая сумма акционерного капитала крупной промышленности увеличилась в 10 раз, то доля в ней иностранного капитала возросла в 27 раз. В 1914 г. доля иностранного капитала в крупной промышленности достигла 47%, а нефтяной — 60% 11. Химическая, электротехническая и текстильная индустрии также в немалых размерах финансировались иностранцами.

На вложенный капитал иностранные предприниматели получали огромные суммы процентов и премий. Ленин резко критиковал царское правительство и Думу за антинациональную политику иностранных капиталовложений. «Витте защищается,— писал он,— от обвинения в увеличении государственной задолженности... Иностранные кредиторы налагали свой контроль на распоряжение тем имуществом, которое должно обеспечить возврат данных ими взаймы денег. Хозяйство «великой русской державы» под контролем приказчиков Ротшильда и Блейхредера: какую блестящую перспективу открываете вы нам, г. Витте!»12 Своими мероприятиями в области финансов, таможенной политикой, фабричным законодательством царское правительство содействовало усилению зависимости России от империалистических держав и их банков. Финансовый капитал Франции, Германии, Англии и США из года в год усиливал свои позиции в экономике нашей страны. Систематические многомиллионные займы привели Россию к огромной финансовой задолженности иностранным банкам

Европы и США. Правящие и деловые круги России неэффективно использовали иностранный капитал, конкуренцию между западными державами и монополиями в интересах всестороннего развития экономики. Приток капитала из-за границы фактически не регулировался. Деятельность внутри страны иностранных капиталистов не контролировалась.

Станкостроение обслуживало главным образом нужды военного и морского ведомств, в меньшей мере — предприятия путей сообщения. Государственным заводам запрещалось покупать станки за границей. Русские же капиталисты избегали вкладывать средства в станкостроение, так как оно было мало прибыльным. Частные фабриканты, ввоз товаров из-за границы которым не ограничивался, почти полностью покрывали потребность в станках за счет импорта. Перед первой мировой войной в производственном потреблении России доля импортных металлорежущих станков достигла 85% 13. Это была опасная зависимость от заграницы, так как от уровня и размеров отечественного станкостроения зависело техническое состояние всего хозяйства.

Нередко иностранные капиталисты устанавливали такую производственную кооперацию своих предприятий с российскими, в которой последним отводилась второстепенная роль. Иностранные монополии всячески препятствовали возникновению новых отраслей и производств. Часть оборонной, химической, электротехнической и легкой промышленности базировалась на импортном сырье и привозных полуфабрикатах. Серный колчедан, марганец, цинк, шерсть и другие виды сырья для специальной обработки отправлялись за границу.

В плохом состоянии находились научно-исследовательские учреждения. Открытия талантливых физиков и химиков, металлургов и машиностроителей годами не внедрялись в производство или передавались за рубеж. Иностранцы тормозили развитие нашей отечественной научно-технической мысли. Обстановка косности и консерватизма усугублялась традиционным преклонением правящих и деловых кругов России перед заграницей. Это проявлялось во многом, в том числе и в организации изобретательского дела. В 1890—1898 гг. в России ежегодно выдавалось в среднем около 300 патентов, преимущественно иностранцам14, которые имели большие льготы на регистрацию своих изобретений. На предприятиях, где хозяйничали иноземцы, русским специалистам предлагалось строго соблюдать технологические процессы зарубежных фирм. Вносить в них какие либо изменения и усовершенствования запрещалось.

Развитию прикладных наук не способствовала сложившаяся в Академии наук традиция, согласно которой в академических лабораториях разрабатывались проблемы, отражавшие личные научные интересы академика, а не нужды национального хозяйства. Это нередко придавало замкнуто академический характер научным работам, не благоприятствовало творческим исследованиям, а также притоку в лаборатории способных ученых.

Значительная часть оборота внешней торговли, особенно экспорта, находилась также под контролем иностранных фирм. Заготовка многих экспортных продуктов и снабжение крестьян сельскохозяйственными машинами производились иностранными фирмами, получавшими большие прибыли от этих операций.

Несмотря на наличие обширных районов для производства технических сельскохозяйственных культур, Россия ввозила из-за границы хлопок, джут, чай, шерсть, дубильные экстракты и т. д. Текстильная и кожевенно-обувная промышленность находились в хронической зависимости от импортных поставок сырья. Существовавшая хлопковая монополия и мизерные ассигнования на ирригационное строительство тормозили развитие производства этого важнейшего сырья, а крестьяне-хлопкоробы Средней Азии задыхались от безземелья, безводья и нехватки средств. Правящие круги царской России почти не проявляли заботы о развитии производства многих технических культур. Надежды на импорт отражали беззаботность и антигосударственный подход к созданию отечественной сырьевой базы.

Опасным этапом в усилении зависимого положения России от западного империализма была первая мировая война. Огромные военные закупки за границей, новые займы, английский контроль над военными заказами царского правительства, исполнение военно-стратегических требований союзников, выплата процентов по старым долгам — все это оборачивалось большой политической и экономической зависимостью России от Англии, Франции и США. В. И. Ленин справедливо писал, что эта война велась русской буржуазией не на свои, а на иностранные деньги. «...Гучков-Милюков с К0,— отмечал он,— связаны англофранцузским капиталом. Они на чужие деньги вели и ведут войну. Они обещали за занятые миллиарды платить ежегодно процентов сотни миллионов и выколачивать эту дань с русских рабочих и русских крестьян»15. Но англофранцузские займы «поддерживали» Россию, как «веревка поддерживает повешенного»16.

Первая мировая империалистическая война обнажила тяжелую обстановку иноземного засилья в России. Министр Дурново писал царю, что в случае военного поражения возможен полный развал всего хозяйства, а в случае победы Россия попадет в такую финансовую кабалу, «по сравнению с которой наша теперешняя зависимость от германского капитала покажется идеалом»17.

Февральская революция 1917 г. смела царское самодержавие. Однако пришедшая к власти буржуазия не хотела и не могла обеспечить решение насущных экономических нужд страны.

Временное правительство продолжало старую политику закабаления России новыми иностранными займами и концессиями. Капиталисты, отмечал Ленин в апреле 1917 г., «запутались в сетях русского, англо-французского и американского банкового капитала»18. Общая задолженность Керенского только США составила 187 млн. долл.19 Золотой фонд страны усиленно перекачивался за границу. Многие богатые районы намечалось сдать в кабальную концессию американским бизнесменам.

Партия большевиков предупреждала трудящихся о грозящей опасности иностранного порабощения. «Американские миллиардеры, наполнившие свои погреба золотом, перечеканенным из крови умирающих на полях опустошенной Европы, присоединили свое оружие, свои финансы, свою контрразведку и своих дипломатов для того, чтобы... затянуть потуже удавную петлю на шее русской революции,— сообщалось в манифесте VI съезда партии.— Российская буржуазия оказалась связанной с капиталистами Европы и Америки и общими целями и тяжелой золотой цепью, концы которой сходятся в банкирских домах Лондона и Нью-Йорка»20.

Таким образом, будучи великой и одновременно экономически непередовой капиталистической страной, дореволюционная Россия находилась в многосторонней и хронической зависимости от европейского и североамериканского империализма. В условиях неравноправного международного капиталистического разделения труда это было закономерным явлением. В. И. Ленин много раз писал об экономической отсталости и зависимом положении старой России. Однако он не считал нашу страну колонией или полуколонией, относил ее, наряду с Францией и Японией, к второстепенной, но не вполне самостоятельной21. Хотя иностранный капитал играл в экономике России немалую роль, но наличие революционного рабочего класса, определенного минимума индустрии, внутренних накоплений, богатые природные ресурсы являлись объективной предпосылкой победы социализма. Анализируя реальные условия страны, ее международные отношения, Ленин предвидел объективную неизбежность борьбы за ее полную независимость через революционные социалистические преобразования.

В работах «Апрельские тезисы» и «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» В. И. Ленин выдвинул задачи перехода власти к революционному пролетариату, установления рабочего контроля над производством и распределением, превращения основных средств производства в общественную собственность, национализации банков и крупной промышленности. Тогда, в канун Великого Октября, в партии нашлись люди, которые считали, что в России отсутствуют предпосылки для революции, и призывали ждать ее прихода с Запада. «Откуда взойдет солнце социалистического переворота? — спрашивал Рыков.— Я думаю, что по всем условиям, обывательскому уровню инициатива социалистического переворота принадлежит не нам. У нас нет сил, объективных условий для этого»22. Подобные взгляды Ленин называл «пародией на марксизм»23.

Без социалистической революции невозможно было ликвидировать нависшую над страной катастрофу и избежать иностранной кабалы. Ведя непримиримую борьбу против российской и иностранной буржуазии, большевики разоблачали всю пагубность и опасность политики меньшевиков и эсеров, которые выдавали свое прислужничество перед буржуазией как единственный путь «спасения» Родины. Настоящими революционерами-патриотами выступали большевики-ленинцы.

В. И. Ленин доказал, что вопросом жизни или смерти для нашей Родины является преодоление экономической отсталости и достижение ею технико-экономического уровня наиболее развитых капиталистических стран24.

Позднее Ленин подверг критике пораженческие рассуждения о том, что, поскольку страна отсталая и нет соответствия экономических сил с политическими силами, партии не следовало бы брать власть. «Так рассуждают «человеки в футлярах», забывающие, что «соответствия» не будет никогда, что его не может быть в развитии природы, как и в развитии общества... »25 — писал он. В противоположность крикунам и фразерам партия большевиков во главе с Лениным дала пролетариату научную программу социалистической революции и экономического преобразования страны, политически организовала его и подняла на борьбу против российской и международной буржуазии.

В сложной международной и внутренней обстановке, при массовой разрухе производства и скромных государственных ресурсах, впервые в истории ленинской партии и Советскому государству пришлось разрабатывать и осуществлять такую программу борьбы, которая укрепляла политическую суверенность и экономическую самостоятельность страны, надежно обеспечивала успех социалистических преобразований в советском обществе.

Враги социализма — меньшевики и эсеры — извращали сущность ленинской программы экономического возрождения и подъема России. Они сеяли у трудящихся неверие в собственные силы для построения социалистического общества.

Врагам партии фактически помогали участники «рабочей оппозиции», которые обвиняли ЦК РКП (б) и Ленина в том, что они посредством нэпа якобы сворачивали страну с социалистического пути, реставрировали капитализм.

Враждебно капитулянтской являлась меньшевистская теория Троцкого о невозможности построения социализма первоначально в одной, отдельно взятой стране. Троцкисты предсказывали неизбежность возврата России на капиталистический путь развития с ее прошлой зависимостью от иноземного капитала, если не будет победоносных пролетарских революций на Западе.

Партия отстояла ленинскую теорию о возможности построения социализма в России. Она показала, что капитулянтские взгляды о перспективах экономического развития страны ничего общего не имеют с марксизмом. Вместе с тем партия сознавала трудности, которые придется преодолеть советскому народу на пути к социализму. «Настоящим испытанием нашей революции,— предупреждал Ленин,— является то, что мы в отсталой стране, раньше, чем другие, сумели взять власть, завоевать советскую форму правления, власть трудящихся и эксплуатируемых. Сумеем ли мы ее и удержать, хотя бы до тех пор, пока расшевелятся массы других стран? И если мы не сумеем пойти на новые жертвы и удержаться, то скажут: революция оказалась исторически неправомерной»26. Жизнь, опыт советского общества доказали: Великая Октябрьская революция была закономерной, она стала началом, как и предвидел Ленин, всемирно-исторических свершений.

Выдающееся значение для разработки программы борьбы за независимость и начала ее реализации имела теоретическая и практическая деятельность Ленина, ставшего во главе борьбы советского народа за укрепление могущества нашей Родины. В его трудах и решениях Коммунистической партии получила глубокую разработку экономическая политика Советского государства, расчитанная на переходный период от капитализма к социализму. В них были проанализированы политические и экономические условия, определены методы социалистического строительства, указаны пути преобразования многоукладной мелкотоварной экономики в социалистическую, способы и источники самостоятельного снабжения народного хозяйства нужными машинами, металлами и сырьем; меры по ослаблению и ликвидации былой зависимости страны от иностранных банков, монополий и фирм.

Решающим политическим условием укрепления экономической самостоятельности и достижения полной независимости страны являлось всемерное укрепление диктатуры пролетариата, использование государственной власти для подавления эксплуататорских классов внутри страны, для организации трудящихся на построение материально-технической базы социализма, для установления выгодных экономических сношений с внешним миром. Государство диктатуры пролетариата становилось главным орудием строительства социализма и защиты его от капиталистического окружения. С помощью его были разорваны сети унаследованной экономической и технической зависимости, сплетенные мировым империализмом в течение долгих лет вокруг России.

Через государство планомерно осуществлялся курс на экономическую независимость, решались в соответствии с ним задачи в каждой отрасли на конкретных этапах социалистического строительства. В государственной политике воплощался всесторонний учет потребностей экономического развития общества, реальная оценка внутренних возможностей и конъюнктуры мирового рынка; правильные пропорции в обеспечении народного хозяйства внутренними и внешними источниками снабжения техникой и сырьем; намечались кратчайшие пути высвобождения народного хозяйства страны от импортной зависимости. Руководящей силой, направляющей деятельность Советского государства, являлась Коммунистическая партия, безраздельное руководство которой было одним из важнейших источников непобедимости советского народа в экономической борьбе против враждебного капиталистического окружения.

В. И. Ленин указывал, что решение экономических проблем строительства социализма и создание общего планового народного хозяйства немыслимы без государственного союза пародов. Процесс экономического объединения республик являлся объективной необходимостью. Необходимость революционно-государственного единства советский народ почувствовал сразу же после победы Великого Октября, когда империалисты предпринимали попытки закабалить нашу страну или отдельные ее республики.

Партия во главе с Лениным настойчиво искала новые пути сплочения народов на основе пролетарского интернационализма и независимости от империалистических держав. На примере буржуазных прибалтийских республик Ленин показал, что означает «независимость» небольших стран в капиталистическом мире. «...Когда французские, американские и английские капиталисты говорят: «Мы вам гарантируем независимость» — это на практике значит: «Мы у вас скупаем все источники ваших богатств и держим вас в кабале»»27.

Могущество многонационального Советского государства в значительной мере зависело от прочности союза и единства народов, от объединения их хозяйств, природных и людских ресурсов. Для экономических судеб народов особо опасными были националистические тенденции. Без союза советских республик не было спасения зависимым и слабым нациям. Без такого союза нельзя было отстоять свое существование в капиталистическом мире, и, наоборот, в рамках его имелась возможность создать единую социалистическую экономику. Эти ленинские идеи объединения советских республик, «как единственный путь спасения от империалистической кабалы и национального гнета», были записаны в резолюции X съезда РКП (б) «Об очередных задачах партии в национальном вопросе»28.

X съезд отмечал, что угроза империализму заключается не только в том, что советские республики, порвав с империализмом, превратились в самостоятельные государства, но прежде всего в том, что само существование республик является важнейшей агитацией против империализма, агитацией за освобождение зависимых стран от империалистической кабалы. Не случайно западные державы поддерживали одно окраинное буржуазное государство за другим, стараясь экономически изолировать Советскую Россию. Съезд предупреждал партию и народы о том, что «национальные советские республики могут отстоять свое существование и победить соединенные силы империализма, лишь объединившись в тесный государственный союз, или они вовсе не победят»29. Общность политических и экономических задач, налаживание братского сотрудничества наций и народностей в интересах строительства социализма в обстановке капиталистического окружения делали неотложным объединение республик в единое государство.

Во главе с Лениным ЦК партии и Советское правительство осуществили первые трудные, весьма ответственные мероприятия по претворению в жизнь намеченного генерального курса. Национализация крупной промышленности и банков, в том числе иностранных, лишила буржуазию ее экономической силы и командных высот в народном хозяйстве. По предложению Ленина уже в ноябре 1917 г. СНК создал Особую комиссию для проведения в жизнь социалистической политики в области финансовой и экономической. Среди других вопросов этой политики Ленин выдвигал как практическую задачу национализацию банков и введение государственной монополии внешней торговли. Эти революционные меры осуществлялись постепенно. Первоначально, как и в промышленности, устанавливался рабочий контроль над экспортно-импортными организациями, запрещалась торговля с заграницей без санкции Наркомата торговли и промышленности. Не разрешался ввоз предметов роскоши, устанавливался порядок и размеры вывоза денег за границу, аннулировались все сделки по передаче русских судов за границу (продажа, закладка). Многими из этих вопросов занималась Комиссия внешней торговли при Комитете хозяйственной политики ВСНХ, членом которой состоял Ленин.

Важными событиями международного значения явились акты аннулирования государственных займов (около 55 млрд. руб.) и ликвидация на советской территории всех иностранных банков. Советское правительство по принципиальным соображениям не могло признать антинародные займы и долги прежних властей или разрешить свободу действий иностранным банкирам Советская власть разорвала сети финансовой зависимости новой России от заграничных банков и монополий и основательно подорвала экономические позиции иностранного капитала внутри страны. В. И. Ленин предупреждал трудящихся о том, что борьба империалистов за возвращение долгов тесно связана с их стремлением восстановить в России частную собственность и старые порядки. «Ультиматумам не подчинимся,— писал он.— Если желаете только «торговать»,— давайте, но кота в мешке мы не купим и, не подсчитав «претензий» до последней копейки, на сделку не пойдем»30. Признание иностранных долгов превратило бы наше государство на многие годы в должника, ослабило бы его самостоятельностъ и замедлило темпы социалистических преобразований. Гибкая политика Советского правительства в вопросах о дореволюционных долгах, национализированной собственности иностранцев и концессий обеспечила победу ленинского куpca. Если бы условия западных держав были приняты, то советскому народу пришлось бы выплачивать ежегодно 20 % национального дохода и 80 % госбюджета31.

Аннулирование дореволюционных долгов свидетельствовало о полном разрыве Советской власти с финансовой политикой буржуазно-помещичьей России. Оно нанесло сильный удар по экономическим позициям российской и иностранной буржуазии. «...Советская республика,— говорил Ленин,— открыто провозгласила борьбу с империалистами всех стран, отняв у них капиталы в виде заграничных займов, бивши их по лицу, открыто задевая по разбойничьему карману»32. К политическим и идеологическим мотивам ярой враждебности международного империализма к Советской власти добавились экономические причины. Советскому государству пришлось выдержать многолетний нажим правящих кругов Франции, Англии, США и других стран из-за аннулирования внешних долгов. Однако оно устояло и отвергло требования империалистов. Попытки империалистов добиться соглашений, посредством которых можно было бы восстановить в России позиции иностранного капитала и ее прежнее зависимое положение на мировом рынке, потерпели крах. Нужны были твердость, гибкость и мудрость нашей партии, чтобы выдержать бешеные атаки капиталистического мира, сохранить политическую самостоятельность государства и затем подчинить внешнеэкономические связи задачам построения социализма.

Под непосредственным руководством Ленина была разработана новая экономическая политика, осуществляя которую партия одновременно решала некоторые вопросы укрепления экономической самостоятельности страны. Известно, что нэп был рассчитан на преодоление разрухи, на создание фундамента социалистической экономики, развитие крупной индустрии, на установление экономической смычки между городом и деревней. Эта смычка обеспечивала снабжение сельскохозяйственным сырьем (в том числе взамен импортного) для легкой индустрии. С помощью ее партия решала проблему накопления средств для подъема и развития тяжелой индустрии. Наконец, в интересах восстановления и развития производительных сил страны нэп предусматривал активное использование государственного капитализма, в том числе иностранных концессий и техническую консультацию зарубежных фирм.

Основной принцип ленинской программы обеспечения экономической независимости страны заключался в самостоятельном снабжении народного хозяйства необходимыми промышленными изделиями и сырьем. Об этом В. И. Ленин писал в работах «Очередные задачи Советской власти», «Главная задача наших дней», «Набросок плана научно-технических работ». Он развивал и конкретизировал этот принцип в речи па собрании актива московской организации РКП (б) 6 декабря 1920 г., в докладах на VIII Всероссийском съезде Советов и на IV конгрессе Коминтерна.

С большой убежденностью и уверенностью Ленин много раз говорил о значении для судеб строительства социализма и достижения экономической независимости тяжелой индустрии и электрификации страны. Он предупреждал, что «без спасения тяжелой промышленности, без ее восстановления мы не сможем построить никакой промышленности, а без нее мы вообще погибнем, как самостоятельная страна»33. Его идеи о машинной индустрии, как о единственно возможной основе социализма и обеспечения экономической независимости страны, являлись не отвлеченной теорией, не вопросами будущего, а практическими проблемами социалистического строительства. Необходимость осознания неотложности этих задач Ленин адресовал прежде всего к коммунистам. «...Единственной возможной экономической основой социализма является крупная машинная индустрия,— говорил он.— Тот, кто забывает это, тот не коммунист»34.

Практическая реализация ленинских идей о создании основ машинной индустрии нового общества началась с плана ГОЭЛРО. По предложению Ленина в плане ГОЭЛРО делался упор на развитие собственного производства средств производства и укрепление независимости страны. «Сообщу разговор с тов. Лениным,— докладывал комиссии Г. М. Кржижановский 17 февраля 1920 г....— Он считает, что главнейшая задача — средства производства для средств производства. Нужно принять во внимание не просто само материальное оборудование, а обдумать, что необходимо иметь для его производства нам самим... Просмотреть, что мешает поставить самостоятельное производство самих средств производства»35. Ленинский план ГОЭЛРО, опиравшийся на реальный учет состояния народного хозяйства и наличие природных ресурсов страны, был образцом научного перспективного планирования. В нем учитывались внешнеэкономические связи с индустриально развитыми капиталистическими государствами.

В. И. Ленину и его соратникам пришлось вести борьбу против капитулянтских предложений, в защиту разработанной программы экономического возрождения и развития народного хозяйства. В момент разработки плана ГОЭЛРО Троцкий предлагал свой «план хозяйственного возрождения России» посредством использования «неквалифицированной трудовой армии». Он демагогически противопоставлял план ГОЭЛРО ленинскому кооперативному плану. Резко критиковал троцкистские прожекты и поддерживал план ГОЭЛРО И. В. Сталин. На IX съезде РКП (б) решительную отповедь получил Рыков, отстаивавший капитулянтскую догму о невозможности восстановления экономики собственными силами советского народа. Ничего нового не находя в плане, он характеризовал его формулой «из теоретической политической экономии для изолированного отвлеченного хозяйства»36. «Защищая» план ГОЭЛРО, Бухарин вместе с тем утверждал, что он годится «для всех разоренных стран, даже независимо от социальной основы»37. При этом Бухарин ссылался на выводы буржуазного экономиста Гриневецкого, который считал, что восстановить промышленность сможет политический режим, сумеющий завоевать доверие иностранного капитала. «...Громадный приток иностранных капиталов,— писал Гриневецкий,— является необходимым условием экономического возрождения России... »38 Следовательно, своим неверием в силы страны и народа Рыков, Бухарин смыкались с буржуазными специалистами. Фактически против плана хозяйственного строительства выступал Милютин. Резкой критике на съезде был подвергнут Ломов, который приписывал ленинскому плану идею «самодовлеющего замкнутого народного хозяйства», игнорирующую «возможности влияния заграничного рынка и международного разделения труда»39. Позднее Троцкий не раз получал сокрушительный отпор от ленинского ЦК и всей партии по вопросам возможности построения социализма в нашей стране собственными силами и необходимости завоевания экономической независимости ее от капиталистических держав.

Коммунистическая партия оказалась на высоте исторических задач, поставленных Лениным. Идейный и политический разгром капитулянтов и маловеров имел важное значение для судеб нашей Родины. Партия подняла весь народ на борьбу за претворение в жизнь ленинских предначертаний экономического возрождения и дальнейшего развития страны.

План электрификации был разработан на основе глубокого анализа состояния производительных сил страны, с учетом связей ряда отраслей промышленности с внешними рынками, с учетом новых достижений мировой науки. В нем оговаривалась необходимость импорта оборудования и металла, приглашения из-за границы на льготных условиях инструкторов-специалистов; указывалось на валютные источники: расширение добычи золота, экспорта сельскохозяйственных продуктов, леса, нефти и т. д. «...Перед нашим Внешторгом,— говорилось в плане,— здесь стоят вполне разрешимые задачи. А в дальнейшем — крот истории славно роет в нашу пользу, и перспективы сотрудничества с нашими восточными и западными соседями на основах международной солидарности трудящихся классов, а не по биржевым указкам отнюдь не за горами»40.

Наряду с машиностроением и металлургией план ГОЭЛРО предусматривал развитие хлопководства, шелководства, увеличение производства бумаги, красок, кожи, шерсти, резины. Первый в мире перспективный план развития народного хозяйства на основе электрификации был рассчитан на собственные силы и возможности страны. Известно, что план ГОЭЛРО осуществлялся в короткие сроки и почти без привлечения иностранных капиталов, которые первоначально предполагалось получить (6 млрд. руб. золотом) от концессий и внешних кредитных операций41.

В соответствии с ленинским планом ГОЭЛРО в 1922— 1925 гг. вступили в строй Каширская электростанция, «Красный Октябрь», Кизеловская, Балахнинская, Шатурская, многие сельские электростанции. Первые успехи электрификации вызвали горячее одобрение у трудящихся. Заявляя о полной поддержке ее, участники собрания металлистов артелей Москвы и Московской губернии заявляли Ленину:

«Наш союз будет счастлив влить и свою долю участия в великое дело электрификации, которая кратчайшим путем поможет освобожденной России догнать в производственном отношении передовые страны Запада и обеспечить ей дальнейшее самостоятельное социалистическое строительство народного хозяйства»42.

«Чудны дела твои, Советская власть! — писали крестьяне Каширского уезда Тульской губернии.— Да будет применена электрификация в деревне, в сельском хозяйстве, за что деревня отплатит сторицею»43.

В 1925 г. СССР произвел электроэнергии 2,9 млрд. киловатт-часов, что уже превышало па 900 млн. киловатт-часов уровень 1913 г. В конце восстановительного периода велось сооружение 117 новых заводов и 28 шахт44. По тем временам это было большим достижением. Страна уверенно набирала темпы экономического развития.

В. И. Ленину принадлежала инициатива скорейшего восстановления тяжелой индустрии. Доказывая необходимость ее восстановления и развития, Ленин подчеркивал политическое значение этой задачи. Только на основе крупной промышленности можно было укрепить диктатуру пролетариата, поднять классовое самосознание рабочих. На X Всероссийской конференции РКП (б) Ленин указал, что тогда пролетариат «свою диктатуру упрочит, тогда он свою диктатуру наверняка, вопреки всем политическим и военным трудностям, доведет до конца»45. В ленинском плане восстановления и развития тяжелой индустрии решающая роль отводилась рабочему классу, который призван был гигантскими усилиями и ценой больших жертв воплотить директивы партии, в союзе с трудящимся крестьянством решить проблему накоплений, обеспечить бесперебойную работу важных и нужных стране отраслей промышленности, создать необходимые предпосылки для их дальнейшего развития.

В. И. Ленин считал, что осуществление созидательных функций диктатуры пролетариата возможно при наличии крупной индустрии. Эффективность пролетарской власти, основанной на крупной машинной индустрии — этого материального, производственного источника и фундамента социализма, зависела от безусловного и строжайшего единства воли, направляющей совместную работу миллионов людей. И технически, и экономически, и исторически эта необходимость была совершенно очевидна. Только посредством единства воли, осуществляемой через диктатуру пролетариата, можно было организовать трудящихся на борьбу за социализм без помощи извне.

Социализм может победить капитализм и утвердить себя прежде всего более высокой производительностью труда. Всемерное развитие машинной индустрии является решающим условием роста производительности труда, осуществления технической реконструкции народного хозяйства, обеспечения нормального социалистического расширенного воспроизводства. «Подъем производительности труда,— писал Ленин,— требует, прежде всего, обеспечения материальной основы крупной индустрии: развития производства топлива, железа, машиностроения, химической промышленности»46.

Снабжать народное хозяйство современным оборудованием, осуществлять технический прогресс и расширенное воспроизводство можно было, обеспечивая преимущественный рост производства средств производства. Центром социалистической индустриализации должно было стать машиностроение, изготовляющее оборудование для всей промышленности и транспорта.

Огромную роль в социалистическом преобразовании страны Ленин отводил не вообще индустрии, а соответствующей уровню новейшей техники. Только при этом условии она способна выполнить свою прогрессивную роль. В. И. Ленин призывал партию восстанавливать народное хозяйство не на прежней, а на современной (по тому времени) технической основе. «Восстановить — это основная задача,— указывал он,— но мы не можем восстановить на старом экономическом и техническом основании. Это невозможно и технически, и было бы дико; нужно найти новое основание... Выход из положения только в восстановлении промышленности. Но восстановление промышленности не может быть на старой почве: ее нужно восстановить на почве современной техники»47.

В 1921—1922 гг. делались попытки составить перспективный план восстановления и развития некоторых отраслей тяжелой индустрии, в том числе металлообрабатывающей, металлургической и рудной48. Принятые меры обеспечили в последующие годы подъем промышленного производства, создали предпосылки для ускоренного развития его в будущем.

Выполняя ленинские указания, партия уделяла большое внимание подъему и развитию производства средств производства. «Наладить производство средств производства внутри Союза,— отмечал XIII съезд РКП (б),— означает создать действительно прочную базу для социалистического хозяйства и в значительной степени освободить себя от необходимости передачи больших заказов за границу. Съезд поручает Центральному Комитету обратить серьезное внимание на эту проблему»49.

Уже в 1924—1925 гг. четко выявилась тенденция ускоренного роста индустрии и наращивания ее доли в народном хозяйстве. Если в 1923/24 г. продукция промышленности занимала лишь 27% в валовой продукции всего народного хозяйства, то в следующем году—35% 50. Промышленность не только увеличивала свою долю в народном хозяйстве, что было характерным для индустриализирующейся страны,— рост промышленности дал новый толчок подъему всего народного хозяйства.

Важным был тот факт, что работники индустрии осознали необходимость обновления техники и технологии производства. В одном из отчетов правительства отмечалось, что в 1923—1925 гг. установлено немало оборудования импортного и отечественного выпуска. На ряде заводов и фабрик, в ведомствах были образованы специальные бюро по руководству изготовлением нового оборудования. Они возникли в текстильной, нефтяной и полиграфической промышленности. Программа по выпуску машин только в Главметалле составила (1924/25 г.) уже 300 млн. руб.51 Ленинский лозунг «лучше делать самим машины» претворялся в жизнь.

Важное значение Ленин придавал индустриализации в связи с необходимостью социалистического кооперирования крестьянского хозяйства. Только на основе крупной машинной индустрии можно было обеспечить перевод трудящихся крестьян на путь социализма. Она обеспечивала деревню необходимой техникой, удобрениями, опытом организации крупного производства. Рост промышленности, прежде всего машиностроения, обеспечивал выпуск необходимой сельскохозяйственной техники и создание материально-производственной базы нового строя в деревне.

В. И. Ленин требовал от коммунистов учитывать международную обстановку, знать те мотивы, которыми руководствовались империалисты в своем враждебном отношении к государству рабочих и крестьян. Советское государство обязано было иметь развитую оборонную индустрию и технически оснащенные Вооруженные Силы. Ленин отмечал, «что берет верх тот, у кого величайшая техника, организованность, дисциплина и лучшие машины, ... без машины, без дисциплины жить в современном обществе нельзя,— или надо преодолеть высшую технику, или быть раздавленным»52. Партия руководствовалась этим указанием, когда решались вопросы обороны.

Социалистическая индустриализация предполагала создание тяжелой промышленности с одновременным расширением минерально-сырьевой базы — руд, топлива, энергетических ресурсов, сырья для химической продукции. «Разработка этих естественных богатств,— писал Ленин,— приемами новейшей техники даст основу невиданного прогресса производительных сил»53. В апреле 1918 г. Совнарком принял специальное постановление, которым Академии наук поручалось исследование природных богатств страны и решение проблемы правильного распределения промышленного производства. Была создана Комиссия по изучению естественных производительных сил России (КЕПС), которая получила финансовую поддержку и развернула активную деятельность.

Ленинская программа воплощала основную цель социализма — систематическое улучшение благосостояния трудящихся. Восстановление и развитие крупной индустрии и транспорта на новой технической основе, отмечал Ленин, даст нам возможность окончательно и навсегда победить голод и нищету. Электрификация и машинизация производства создают условия для более квалифицированного и гигиеничного труда рабочих, избавляют их от дыма и грязи. Ленин указывал, что социализм открывает широкий простор для применения и развития техники в интересах трудящихся. Социализм утверждает свободный творческий труд, вооруженный передовой техникой, создает «возможность работы на себя, и притом работы, опирающейся на все завоевания новейшей техники и культуры»54.

Итак, тяжелая индустрия была призвана обеспечить экономическое и техническое преимущество социализма перед капитализмом, создать условия для неограниченного подъема производительных сил и общественного производства в интересах благосостояния трудящихся. Ее преимущественное развитие необходимо было для коренного изменения отраслевой структуры народного хозяйства, особенно между двумя основными подразделениями производства. Ленинские идеи о тяжелой индустрии, о ее роли в строительстве социализма являются крупным вкладом в марксизм. Они раскрыли одну из закономерностей развития социалистического общества, показали решающее условие создания материально-технической базы нового общества.

Начиная с осени 1920 г. Ленин возглавил работы по первоочередному восстановлению электротехнической, топливной, судостроительной и других отраслей промышленности. Большое значение имело постановление СТО от 12 августа 1921 г. «Основные положения о мерах к восстановлению крупной промышленности и поднятию и развитию производства»55.

Советское правительство концентрировало силы и средства на тех отраслях крупной промышленности, которые в дальнейшем обеспечивали бы успешное развитие па собственной машинной базе всего народного хозяйства, сохраняли бы кадры рабочих и инженерно-технических работников.

В. И. Ленин был активным сторонником не только быстрых темпов восстановления промышленности, но и осуществления нового индустриального строительства. «Непонимание дела,— писал он, — получается чудовищное, слышатся речи: сначала восстановим хоть частью старое, прежде чем строить новое... »56

Огромной заслугой Ленина было определение путей решения проблемы источников и методов накопления для развития промышленности. Прежде всего необходимо было укрепить союз рабочего класса с крестьянством и ценой величайшей экономии «добиться того, чтобы всякое малейшее сбережение сохранить для развития нашей крупной машинной индустрии... »57. Экономить везде, «скапливать понемногу сбережения, увеличивать налоги, чтобы постепенно восстанавливать разрушенные железные дороги, машины, здания и прочее... Необходимо величайшим образом напрягать силы всех крестьян и всех рабочих... »58 Реально оценивая возможности и трудности, Ленин вместе с тем заявлял, что это дело «отнюдь не безнадежное». Только подходить к нему надо прежде всего с политических позиций. «...Без правильного политического подхода к делу,— писал он,— данный класс не удержит своего господства, а следовательно, не сможет решить и своей производственной задачи»59.

ЦК партии отверг опасные рекомендации троцкистов, которые настаивали в первые годы нэпа под предлогом убыточности заморозить восстановление тяжелой индустрии. Они предлагали закрыть Путиловский, Сормовский, Брянский и другие заводы. Партия отвергла эту капитулянтскую программу и подтвердила ленинский подход к решению задач восстановления тяжелой индустрии. Преимущества социалистической системы создавали возможности для систематического роста национального дохода и фонда накопления, что было одним из решающих факторов укрепления экономической самостоятельности страны. Строгий режим экономии, повышение производительности труда, увеличение числа работников в сфере материального производства обеспечивали высокие темпы роста накоплений. Советское государство решало проблему накоплений собственными силами, не с помощью иностранных займов (или контрибуций), как это делалось рядом капиталистических держав. После хозяйственных затруднений 1923 г. накопления росли быстрыми темпами. Прибыли и амортизация в 1923/24 г. составляли 268 млн. руб. (или 9,7% по отношению к товарной продукции), в 1924/25 г. - 585 млн. руб. (14,1%) и в 1925/26 г. - 802 млн. руб. (13,7%)60. «Задача укрепления советских финансов,— писал Ленин,— является одной из труднейших, но она стоит теперь в первом ряду и без ее решения невозможно сделать значительных шагов вперед ни в деле ограждения независимости Советской России от международного капитала, ни в деле хозяйственного и культурного развития страны»61.

В улучшении материального положения рабочего класса и решении проблемы накоплений важную роль играли сельское хозяйство и легкая индустрия. Ленин много внимания уделял текущим и перспективным, социально-экономическим и производственно-техническим вопросам подъема и развития крестьянского хозяйства. Создавались товарищества по строительству сельских электростанций, разворачивали свою деятельность Центрочай, Главный комитет по кожевенным делам и т. д. В ноябре 1920 г. правительство разработало меры по развитию хлопководства в Средней Азии и Азербайджане. Совершенствовалась система заготовок сельскохозяйственного сырья. При этом делался упор на заготовки тех его видов, которые являлись дефицитными и ввозились из-за границы (кожа, шерсть, хлопок). Их экспорт запрещался. Для установления государственного товарного фонда, составления планов создания товарных запасов действовала правительственная Комиссия использования материальных ресурсов. Все эти меры значительно укрепляли экономическую самостоятельность Страны Советов.

Наряду с другими отраслями тяжелой индустрии особое внимание обращалось на скорейший подъем золотодобывающей промышленности. В октябре 1920 г. Ленин предлагал выработать меры по развитию добычи золота.

Правительство принимало меры к тому, чтобы в срочном порядке обеспечить «Лензолото» квалифицированными рабочими, наладить их продовольственное снабжение. СТО обязывал Сибревком принять все необходимые меры по восстановлению Ленских золотых промыслов по программам, утвержденным Президиумом ВСНХ62. Позднее Ленские прииски были сданы в концессию английскому акционерному обществу «Лена Голдфилдс лимитед», которое в 1925 г. давало 20% всей добычи золота в стране63.

В условиях острой нехватки валюты большое значение имела охрана природных запасов золота, платины и других редких металлов. Только на Дальнем Востоке в конце 1922 г. из 2597 золотых приисков государство в состоянии было эксплуатировать лишь 11 % 64. Остальные находились без присмотра. Этим пользовались старатели-частники, в том числе иностранцы. Согласно подсчетам профессора М. Н. Нерсесова утечка золота из-под горного надзора здесь ежегодно составляла 240—250 пудов, в то время как добыча за год равнялась в среднем 300—350 пудам65.

Пользуясь неустановившимся контролем на границах, внутренняя и иностранная буржуазия стремилась вывезти за границу драгоценные металлы, валюту, художественные ценности. С целью предотвращения этого устанавливалась государственная монополия на торговлю золотом и платиной. Местным Советам рабочих депутатов предоставлялось право контроля за деятельностью приисков. При Нарком-фине было создано Особое валютное совещание, а при ВСНХ — специальная секция благородных металлов. Возглавляла всю эту работу комиссия СТО, созданная из представителей Наркомфина, Наркомвнешторга и Нарком-прода. Предоставляя право всем гражданам и кооперативам на поиск, разведку и добычу золота и платины, Советское правительство подчеркивало особо важное государственное значение этого дела. Декрет СНК, подписанный Лениным, обязывал сдавать добываемое золото и платину государству, а вывоз за границу их воспрещался66. Правительство приняло меры по урегулированию вывоза и ввоза из-за границы валюты, золота и других благородных металлов. За Госбанком сохранялось монопольное право на покупку и продажу золота, серебра, платины и иностранной валюты. За период 1917—1921 гг. правительство конфисковало и изъяло из оборота значительную часть золота и других драгоценных металлов, ввело обязательную сдачу иностранной валюты, установило государственный контроль над валютными сделками с заграницей. Важное значение для упрочения валютной монополии имели введение червонцев (1922 г.), обеспеченных драгоценными металлами, валютой и товарами, и создание Внешторгбанка (1924 г.).

Известно, что с первых дней была запрещена деятельность иностранных финансовых компаний на советской территории. Велась настойчивая борьба против «черной биржи» и валютчиков, которые, как правило, были связаны с сотрудниками иностранных миссий в Москве.

По поручению В. И. Ленина в октябре — ноябре 1921 г. ВЧК (И. С. Уншлихт) разработала и представила в Совнарком «Основные принципы и взгляды на охрану экономических, политических и военных интересов Республики в связи с вопросом о борьбе с контрабандой» и «Краткую докладную записку о борьбе с контрабандой»67. Правительство принимало экономические и административно-организационные меры по ее пресечению. При ВЧК была создана Центральная комиссия по борьбе против контрабанды68.

По мере укрепления хозяйственного положения страны ВСНХ и местные органы власти увеличивали производство товаров, которые контрабандным путем поступали из-за границы, расширяли торговую сеть в пограничных районах, активизировали заготовку сырья, которое незаконно вывозилось за границу. ОГПУ и Реввоенсовет усилили внимание к вопросам комплектования и воспитания личного состава пограничных войск. Правительство и местные органы власти стремились вовлечь в борьбу против контрабанды жителей пограничной полосы, материально заинтересовать в этом работников таможен. Активизировала свою деятельность межведомственная комиссия по борьбе с контрабандой при НКВТ РСФСР. В 1924/25 г. доход государства от конфискации контрабандно провозимой валюты составил 214 тыс. руб. 69

Таким образом, Ленин не только разработал вопрос об источниках накоплений для восстановления и развития индустрии, но и положил начало практическому решению этой сложной проблемы. Советское государство должно было изыскивать внутренние источники накоплений, так как международный капитал отказывал нам в займах, надеясь таким способом сорвать осуществление ленинского плана экономического подъема нашей страны.

С самого начала восстановления народного хозяйства Ленин придавал огромное значение внешней торговле, как эффективному средству, содействующему возрождению и развитию производительных сил. С ее помощью решались три основные задачи: а) частично проблема накоплений; б) ввоз оборудования, дефицитного сырья и полуфабрикатов; в) нормализация дипломатических отношений.

«Прибыль от внешней торговли измеряется сотнями процентов,— писал Ленин,— мы начинаем получать миллионы и десятки миллионов. Мы начали строить смешанные общества, начали учиться получать половину их (чудовищной) прибыли. Мы видим уже некоторую перспективу солиднейшего госдохода»70.

В. И. Ленин считал внешнюю торговлю важным источником поступления новой техники, призывал «черпать обеими руками хорошее из-за границы...»71. Резко критикуя научно-технический отдел ВСНХ за неоперативность в этом деле, он настаивал, чтобы этот отдел имел «по одному экземпляру всех важнейших машин из новейших, чтобы учиться и учить»72. Большое значение Ленин придавал своевременной и объективной информации о достижениях зарубежной науки и техники, об использовании иностранного производственного опыта, лично интересовался новинками мировой техники, рекомендовал внедрять их в нашей стране.

В первоначальном варианте статьи «Очередные задачи Советской власти», продиктованной в конце марта 1918 г., Ленин отмечал, что если бы социалистическая революция победила одновременно во всем мире или хотя бы в ряде передовых стран, то задача использования их производственно-технического опыта была бы чрезвычайно облегчена. На помощь отсталой России пришли бы передовые рабочие капиталистических стран. «Теперь, при таком фактическом положении,— писал он,— когда наступление социалистической революции на Западе замедлилось и запоздало, а России приходится ускоренным образом принимать меры к своей реорганизации ...теперь нам приходится заимствовать у передовых стран не помощь социалистической организации и поддержку рабочих, а помощь тамошней буржуазии и капиталистической интеллигенции»73. ЦК РКП (б) и СНК вырабатывали реалистическую политику привлечения производственно-технического опыта из-за границы. В 1923 г. по инициативе Ф. Э. Дзержинского этот вопрос изучала специальная комиссия, а летом 1925 г. ЦК РКП (б) утвердил тезисы о привлечении в промышленность иностранных специалистов и о заграничных командировках советских студентов, техников и инженеров74. ЦК РКП (б) предупреждал, однако, что привлечение специалистов из-за границы не может носить массового характера.

В. И. Ленин был активным сторонником деловых связей с индустриальными державами, предлагал закупать у них в первую очередь машины, «Чем скорее мы это сделаем,— говорил он,— тем больше у нас будет основ для экономической независимости от капиталистических стран»75.

При его участии устанавливались торговые сношения с Англией, Турцией, Эстонией и другими странами; предпринимались попытки получить займы за границей, решались вопросы о предоставлении иностранцам концессий. За ноябрь 1920 г.— декабрь 1922 г. им было написано около 160 записок, писем и распоряжений по вопросам импорта и экспорта (о валюте, о торговых кадрах, о закупках паровозов, турбин, экскаваторов, врубовых машин, продовольствия и т. п.).

Ленин был особенно строг в вопросах использования валюты, экспортных и импортных фондов. Из золотого фонда без разрешения Политбюро ЦК партии не расходовался ни один рубль.

В. И. Ленин учил руководителей наркоматов защищать экономические интересы Советского государства за рубежом, быть активными и непримиримыми в судебных делах против злоупотреблений отдельных лиц и антисоветских акций иностранных фирм. Совнарком поручал Рабоче-крестьянской инспекции установить эффективный контроль за тем, как используются ввозимые из-за границы товары. Правительство разработало меры контроля за своевременным использованием наркоматами импортных изделий. Эти вопросы на долгие годы остались в центре внимания деятельности правительства и особенно ЦКК — НК РКИ. Ленин считал преступлением невыгодно продавать за рубежом наши товары или приобретать на валюту второстепенные изделия. Он требовал беспощадной борьбы с хищениями и злоупотреблениями в области внешней торговли76.

В. И. Ленин подчеркивал, что социализм открывает неограниченные возможности для научно-технического прогресса. Придавая огромное значение науке в деле построения социализма и достижения экономической независимости, партия положила начало формированию кадров ученых, привлечению старых специалистов к решению целого ряда производственно-технических и теоретических проблем, связанных с подъемом тяжелой индустрии и электрификацией страны.

В. И. Ленин энергично поддерживал любое научное открытие или техническое усовершенствование, которые способствовали экономическому возрождению страны. Он призывал как зеницу ока беречь каждого специалиста, лично оказывал поддержку многим из них. Он обращал внимание специалистов на оценку научных открытий и усовершенствований с точки зрения непосредственной экономической выгоды и перспективных направлений развития. Вместе с тем он выступал против попыток свести науку к роли исполнителя текущих производственно-технических заданий. Несмотря на тяжелую обстановку, правительство принимало меры по увеличению ассигнований на исследования и улучшение быта ученых. Был создан особый Комитет науки под руководством заместителя председателя СНК.

Безгранично веря в возможности социалистической системы, в неиссякаемые силы трудящихся, В. И. Ленин выступал против настроений «шапкозакидательства», особенно в вопросах соревнования с капитализмом. «Нет ничего вреднее и гибельнее для коммунизма,— писал он,— как коммунистическое самохвальство — сами сладим»77. Он высмеивал людей, которые собирались строить социализм без использования достижений мировой техники и культуры, без «выучки у буржуазии».

В. И. Ленин глубоко верил в советских людей, в возможности страны, в то, что деятели пауки и техники немало сделают по преодолению экономической отсталости и развитию производительных сил страны. «У нас есть материал и в природных богатствах,— писал он,— и в запасе человеческих сил, и в прекрасном размахе, который дала народному творчеству великая революция,— чтобы создать действительно могучую и обильную Русь»78. В борьбе за независимость нашей страны Ленин придавал большое значение вопросам формирования новой общественной психологии, особенно воспитанию патриотических чувств трудящихся. Уже в первой половине 20-х годов среди рабочих зародилось движение за освоение производства новых изделий, являвшихся предметом импорта.

В. И. Ленин поддерживал эту инициативу трудящихся, он видел в ней заботу о том, чтобы наши экономические связи с капиталистическим миром не привели к возрождению кабальной зависимости от иностранных монополий. «Патриотизм человека, который будет лучше три года голодать, чем отдать Россию иностранцам,— говорил Ленин,— это — настоящий патриотизм, без которого мы три года не продержались бы... Это — лучший революционный патриотизм»79.

Партия многое делала для воспитания у советских людей действенного понимания патриотического долга. Чувство советского патриотизма явилось могучей движущей силой борцов за свободу и полную независимость Советской Родины.

Таким образом, выработанная Лениным и развитая партией экономическая политика стала определяющим фактором развития производительных сил, подъема хозяйственной и политической жизни советского общества, сокращения импорта и предотвращения рецидивов импортной зависимости. Эта политика обеспечила форсированное создание тяжелой индустрии, первоочередное развитие тех отраслей народного хозяйства, продукция которых ввозилась из-за границы.

Историческая заслуга Ленина состоит в том, что он не только теоретически доказал жизненную необходимость борьбы народа за экономическую независимость страны. Под его руководством в тяжелейших условиях разрухи, отсутствия необходимых средств, в сложной внутренней и международной обстановке первого пятилетия, в острой борьбе с капиталистическим окружением ЦК РКП (б) и СНК возглавили работы по восстановлению и новому строительству в промышленности, на многие годы вперед определили важнейшие направления экономического и технического прогресса.

 

Примечания:

1             См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 95.

2             См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 23, стр. 360.

3             См. «Страна Советов за 50 лет». М., 1967, стр. 47.

4             См. там же, стр. 46.

5             В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 23, стр. 360.

6             См. «Геологическая изученность и минерально-сырьевая база СССР к XVIII съезду ВКП(б)». М.-Л., 1939, стр. 9-18.

7             В. И. Вернадский. Избр. соч., т. 1. М., 1954, стр. 314.

8             См. «Плановое хозяйство», 1935, № 6, стр. 43.

9             В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 21, стр. 367.

10           Там же, стр. 366.

11           См. «СССР и зарубежные страны после победы Великой Октябрьской социалистической революции. Статистический сборник». М., 1970, стр. 49.

12           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 6, стр. 259—260.

13 См. «СССР и зарубежные страны после победы Великой Октябрьской социалистической революции», стр. 140.

14 См. «Законоположения по защите промышленной собственности». С-Пб., 1913, стр. 61.

15           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 31, стр. 50.

16           Там же, т. 32, стр. 290.

17           «Красная новь», 1922. № 6 (10), стр. 194—195.

18           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 31, стр. 326.

19           См. А. Л. Сидоров. Финансовое положение России в годы первой мировой войны. 1914—1917. М., 1960, стр. 488.

20 «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», ч. 1, стр. 390.

21 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 28, стр. 178.

22           См. «Седьмая (Апрельская) Всероссийская конференция РСДРП (большевиков), апрель 1917 г. Протоколы». М., 1958, стр. 107.

23           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 31, стр. 363.

24           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 34, стр. 195.

25           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 306.

26 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 52.

27 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 349.

28 «КПСС в резолюциях...», ч. I, стр. 553.

29 «КПСС в резолюциях...», ч. I, стр. 5 5 7.

30           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 386.

31           См. «Документы внешней политики СССР», т. V. М., 1961, стр. 241—243.

32           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 157.

33           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 287.

34           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 50.

35           «Красный архив», 1939, № 4, стр. 32.

36           «Девятый съезд РКП (б). Протоколы». М., 1960, стр. 130.

37           Там же, стр. 138.

38 В. И. Гриневецкий. Послевоенные перспективы русской промышленности. М., 1922, стр. 99.

39 См. «Девятый съезд РКП (б). Протоколы», стр. 143, 171.

40           «План электрификации РСФСР. Доклад VIII съезду Советов Государственной комиссии по электрификации России», изд. 2. М., 1955, стр. 42.

41           См. там же, стр. 23, 183.

42           «Письма трудящихся к В. И. Ленину. 1917—1924 гг.». М., 1960, стр. 381.

43           «Известия», 25 мая 1921 г.

44 См. «Промышленность СССР». Стат. сб. М., 1957, стр. 171; Ф. Э. Дзержинский. Избр. произв. М., т. 2, 1957, стр. 201.

45 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 43, стр. 309.

46 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 188.

47           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 163—164.

48           См. Э. Б. Генкина. Ленин — Председатель Совнаркома и СТО, стр. 111.

49           «КПСС в резолюциях...», ч. II, стр. 13.

50 «Год работы правительства СССР», 1926, стр. 178.

51 См. там же, стр. 178—179.

52 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 116. 2

53 Там же, стр. 188.

54 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 196.

55           См. «Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сборник документов за 50 лет», т. 1. М., 1967, стр. 248—250

56           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 343.

57           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 405.

58           Там же, стр. 209—210.

59 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 279.

60 См. «Год работы правительства СССР», 1927, стр. 220.

61 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 228.

62           См. Э. Б. Генкина. Государственная деятельность В. И. Ленина2. 1921—1923, стр. 244.

63           См. «Правда», 12 февраля 1926 г.

64           См. «Борьба рабочего класса за восстановление и развитие промышленности Дальневосточной области (1922—1925 гг.)». Хабаровск, 1962, стр. 49—50.

65           См. М. Н. Нерсесов. Дальний Восток (Экономический очерк). М - Л., 1926, стр. 87.

66 См. СУ, 1921, № 74, ст. 604.

67 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 54, стр. 549.

68           Статистический учет контрабанды начался вестись с октября 1922 г. За год (октябрь 1922 г.— октябрь 1923 г.) было 48 484 случая задержаний на сумму 3240 тыс. руб. В результате принятых мер уже за следующий год (октябрь 1923 г.— октябрь 1924 г.) размеры задержанной контрабанды значительно увеличились: по числу задержаний — до 53 200 и по стоимости — до 6900 тыс. руб. Преобладающая доля контрабанды приходилась на экспорт. В 1913 г. сумма всей задержанной контрабанды составляла 729 тыс. руб., т. е. в 11,5 раза меньше, чем в 1923/24 г. (см. «Контрабанда и борьба с ней. По материалам Главного таможенного управления». М., 1925, стр. 20—21).

69           См. «Статистический ежегодник за 1924/25 г.», стр. 26.

70 В. И. Ленин.   Полн. собр. соч., т. 45, стр. 221.

71 В. И. Ленин.   Полн. собр. соч., т. 36, стр. 550.

72 В. И. Ленин.   Полн. собр. соч., т. 53, стр. 164.

73 В. И, Ленин.   Полн. собр. соч., т. 36, стр. 138—139.

74           См. «Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Сборник документов за 50 лет», т. 1, стр. 490.

75           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 101.

76           См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 53, стр. 284; т. 54, стр. 95, 113, 212, 335.

77 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 52, стр. 123.

78 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 80.

79 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 124.


 

2. РАЗРАБОТКА В. И. ЛЕНИНЫМ ОСНОВНЫХ ПРИНЦИПОВ ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ СОВЕТСКОГО ГОСУДАРСТВА

 

За многовековую историю эксплуататорских обществ стало естественным положение, когда группа держав экономически угнетала и грабила народы других стран. Великая Октябрьская революция и рождение Советского государства привели к коренным изменениям международных экономических отношений. Впервые па мировой арене стала проводиться политика, отвечающая интересам трудящихся, справедливость и интернационалистическая сущность которой пользовались симпатией и поддержкой других народов. Плановая социалистическая система обеспечивала систематический рост производства с неуклонным расширением внутреннего рынка. В отличие от капитализма она исключала необходимость внешнеэкономической экспансии. Возглавляемое Лениным правительство провозгласило ликвидацию неравноправных и эксплуататорских отношений между государствами, приступило к осуществлению на практике новых принципов экономического сотрудничества с капиталистическими странами. Эта новая политика стала действенным орудием борьбы за укрепление экономической самостоятельности и могущества страны.

Разрабатывая внешнюю политику Советского государства, Ленин всегда выступал за широкие экономические связи с капиталистическими странами. В октябре 1920 г. на Московской губернской конференции РКП (б) Ленин впервые заявил, что надежды на скорую пролетарскую революцию на Западе полностью не оправдались, что началась новая полоса сосуществования Советской России с капиталистическими государствами1. Он выражал твердую уверенность в экономическое и техническое сотрудничество с капиталистическими державами. Эти идеи затем развивались на VIII Всероссийском съезде Советов (декабрь 1920 г.), X съезде РКП(б) (март 1921 г.), на заседании коммунистической фракции ВЦСПС (апрель 1921 г.), X Всероссийской конференции РКП(б) (май 1921 г.), IX Всероссийском съезде Советов (декабрь 1921 г.), XI съезде РКП(б) (март — апрель 1922 г.), III (июнь — июль) и IV конгрессах Коминтерна (ноябрь— декабрь 1922 г.), в речи на пленуме Моссовета (ноябрь 1922 г.)... «Мыслима ли, однако, такая вещь вообще,— говорил Ленин на IX Всероссийском съезде Советов,— чтобы социалистическая республика существовала в капиталистическом окружении? Это казалось немыслимым пи в политическом, ни в военном отношении. Что это возможно в политическом и военном отношении, это доказано, это уже факт. А в торговом отношении»? 1 Жизнь вскоре показала, что и в экономическом отношении существование во враждебном окружении единственного в мире социалистического государства возможно.

Таким образом, из анализа ленинских работ видно, что Ленин всегда выступал за использование техники и передового опыта капиталистических стран в интересах создания материально-технической базы социализма в отсталой России. До конца 1920 г. предполагалось осуществить это двумя путями — путем непосредственной помощи пролетариата западных стран, если в них победит революция, и посредством торговли с иностранными капиталистами. Затем стал очевиден неизбежный путь строительства социализма в России в одиночку, без международной пролетарской революции в скором времени. Поэтому Ленин предлагал на валюту и за счет вывоза сырья приобретать машины и оборудование у иностранных капиталистов, а также привлекать концессионеров.

Социалистическое государство с первых дней вынуждено вести острую борьбу с капиталистическим миром. Исход ее во многом предопределялся научно обоснованной внешнеэкономической политикой страны Советов. В выработке этой политики огромную роль сыграл Ленин. Внешнеэкономическую политику государства он рассматривал как органическую составную часть общей политики. Творческое применение марксизма позволило правильно определить коренные проблемы расширенного социалистического воспроизводства, объективно учитывать тенденции и возможности мирового рынка, отстаивать экономические интересы советского народа, верно определять стратегические и ближайшие задачи борьбы за полную независимость Родины. Принципиальное значение имели выступления Ленина против «левого» оппортунизма в общих и конкретных вопросах взаимоотношений Советского государства с мировым рынком, анализ условий внешнеэкономической деятельности правительства, преодоление настроений скептицизма в отношении использования зарубежной техники и капитала. Ленину и его соратникам пришлось преодолеть, с одной стороны, «левый» оппортунизм, с другой — настроения тех, кто возлагал преувеличенные надежды на помощь иностранного капитала. «Левые» отрицали необходимость установления экономических связей с международным капиталом. Но такого рода «независимость» была равнозначна самоизоляции, являлась абсурдом. «Социалистическая республика,— отмечал Ленин —...не могла бы, с точки зрения подобных взглядов, заключать никаких экономических договоров, не могла бы существовать, не улетая на луну»2. Опровергая экономические доводы «левых», приводившие к безысходному пессимизму, Ленин учил не увлекаться революционной фразой, а «через все компромиссы, поскольку они неизбежны, уметь провести верность своим принципам... »3.

В. И. Ленин внимательно изучал особенности и перспективы международной экономической жизни, учитывал их при выработке политики Коммунистической партии. Продолжая исследовать состояние мировой системы империализма, происходящие в ней процессы, он собирал материалы о колониальных владениях, финансовой зависимости стран, данные о борьбе за источники сырья и т. д. Анализируя итоги внешней торговли за 1921 г., Ленин отмечал, что «капиталистические страны попали в такое положение, что они с нас дерут, что мы им переплачиваем, но все же они помогают нашему хозяйству»4. ЦК РКП (б) и правительство учитывали закономерности развития мировых экономических отношений. Они были твердо уверены в том, что, несмотря на непризнание и угрозы новой блокадой, правящие и деловые круги капиталистического мира логикой развития всемирных отношений вынуждены будут торговать с Советской Россией.

Внешнеэкономическая деятельность Советского государства базировалась на плановых началах. Плановость — один из основных принципов социалистического хозяйства — внедрялась и в сферу внешней торговли. Первый импортный план, составленный летом 1921 г., подчинялся целям приобретения на мировом рынке средств производства. Однако голод и топливные затруднения вынудили изменить его, и лишь позднее импорт вновь был подчинен задачам ввоза из-за границы оборудования, металла и недостающего сырья.

Одним из коренных принципов и задачей внешней экономической политики В. И. Ленин считал всемерное укрепление Советского государства, недопущение империалистам никаких принципиальных уступок, ущемлявших нашу политическую или экономическую самостоятельность. Ленин не раз заявлял, что партия никогда не пойдет на такие соглашения с иностранными капиталистами, которые ущемляли бы суверенные права нашего государства. «Изоляцией и блокадой нас теперь не запугаешь, интервенцией тоже»5 — писал он.

По его рекомендации Политбюро ЦК категорически рекомендовало делегации в Генуе отстаивать интересы Советского государства, «как равного с равным, между двумя системами собственности»6. Он высоко оценил деятельность делегации ВЦИК на Генуэзской конференции прежде всего за то, что та отстояла суверенность республики и отразила попытки империалистов экономически закабалить нашу страну.

Ленинское требование о соотношении политики и экономики особое значение имело во внешнеэкономической деятельности Советского государства. На многих примерах Ленин учил политическому подходу при заключении торговых или концессионных соглашений с капиталистами. «На умаление прав нашего государства мы не идем»7,— писал он в тревожном 1922 г. По его настоянию не раз отклонялись или вовсе не рассматривались кабальные, политически или экономически невыгодные предложения иностранных предпринимателей. Экономические отношения с капиталистическим миром должны были так строиться, чтобы они способствовали укреплению диктатуры пролетариата, интересам социалистического строительства, упрочению положения Советского государства на международной арене. Наибольшая эффективность защиты интересов страны определялась прежде всего соблюдением этого принципа. По политической причине не получил концессию американский бизнесмен Вандерлип, обещавший оказать влияние на установление нормальных отношений между республикой Советов и США. Ленин отмечал, что Вандерлип лишь «хвастал своими связями с американским правительством»8. Ленин предлагал отдать США в концессию Камчатку, где находились японские войска, и таким путем попытаться использовать американский империализм против японского9.

Политическим подходом, стремлением защитить экономические интересы страны характерна ленинская позиция в деле с предоставлением концессии английскому промышленнику и финансисту Л. Уркарту летом 1921 г. Ленин непосредственно участвовал в разработке условий концессии, внимательно следил за ходом переговоров. По его предложению специальная комиссия обследовала предприятия Кыштыма, Риддера, Таналыка и Экибастуза, намечавшиеся к сдаче в концессию. Учитывая антисоветские выступления Уркарта, переговоры были прерваны. В сентябре — октябре 1922 г., несмотря на подписание Красиным предварительного договора с Уркартом, Ленин выступил против предоставления ему концессии. Отметив, что в разрушении этих предприятий виноваты иностранцы и что Уркарт обещал доход лишь через два-три года, Ленин писал: «Предлагаю отвергнуть эту концессию. Это кабала и грабеж»10. Отклоняя предложения Уркарта, пленум ЦК РКП (б) 5 октября 1922 г., а затем СНК указывали на враждебность политики Англии по отношению к РСФСР11. По рекомендации Ленина в «Правде» были напечатаны дискуссионные статьи под общим заголовком «К вопросу о концессии Уркарта, отклоненной Совнаркомом»12.

Переговоры с Уркартом были поучительны для многих советских руководителей. Ленин показал пример сочетания принципиальности и гибкости государственного деятеля, пример использования экономической заинтересованности иностранного капитала с защитой политических интересов Советского государства. Этот пример был поучителен анализом всех положительных и отрицательных моментов при решении вопроса о каждой концессии.

В. И. Ленину и ленинцам пришлось вести борьбу против существовавших двух крайних взглядов на иностранные концессии и займы. Рязанов, Томский, Шляпников, Гольцман выступали против концессий13. Рязанов заявлял, что концессии — это «капиталистический Брест»14. Поддавшись их агитации, часть профсоюзных работников усомнилась в необходимости привлечения иностранных концессионеров. Противники концессий недоумевали: «Прогнали, мол, своих капиталистов, а теперь хотят призвать капиталистов иностранных». Они боялись, что концессии вызовут оппозицию среди рабочих.

Троцкий, Каменев, Рыков, Сокольников, Радек, Медведев, некоторые сотрудники Госплана выступали за неограниченное привлечение иностранного капитала. Расценивая нэп лишь как отступление и возвращение на капиталистический или госкапиталистический путь развития, оппортунисты говорили о невозможности построения социализма в России собственными силами. «Можем ли мы... спасти и восстановить наше хозяйство без помощи иностранного капитала? — восклицал Каменев на X съезде партии.— Мы отвечаем: «Нет»»15. Накануне XII съезда РКП(б) Каменев предлагал продавать за долги государственные предприятия, горные промыслы16. Радек считал, что Советскому государству не обойтись без иностранной помощи и кредитов17.

В. И. Ленин, большинство членов ЦК РКП (б) и правительства боролись против этих двух крайних точек зрения в вопросе о внутренних и внешних источниках накоплений и поступлений новой техники для подъема и дальнейшего развития промышленности. Из высказываний, писем и записок Ленина видно, что он выступал не вообще за расширение внешних экономических связей, а лишь за такие связи, которые укрепляли бы экономически и политически Советское государство, не противоречили бы принципам пролетарского интернационализма. Победа ленинского курса в этом споре имела исключительное значение для обеспечения экономической независимости нашей страны.

В принципе Ленин допускал возможность привлечения иностранных концессий и займов. Однако иностранные займы и концессии рассматривались им как дополнительный фактор, ускорявший индустриальное развитие страны, но крайне ненадежный. Ленин предупреждал: «Концессии — это не мир, это тоже война, только в другой форме, более нам выгодной. Прежде война велась при помощи танков, пушек и т. п... теперь война пойдет на фронте хозяйственном»18. «Концессия,— повторял он,— есть продолжение войны между классами»19.

Учитывая враждебное отношение империалистических держав к Советской власти, В. И. Ленин допускал отказ иностранных деловых кругов от сотрудничества с РСФСР. 20 ноября 1922 г. на пленуме Моссовета Ленин со всей определенностью заявил, что чем дальше, тем становится яснее: на иностранную экономическую помощь надеяться нельзя. «В одиночку»,— мы себе сказали. «В одиночку»,— говорит нам почти каждое из капиталистических государств, с которыми мы какие бы то ни было сделки совершали... с которыми мы какие бы то ни было переговоры начинали»20.

Правительство строго подходило к отбору концессионных предложений. Практика показала, что первое время они носили преимущественно разведывательный характер и часто представляли собою попытки восстановить позиции бывших собственников в национализированных предприятиях. Поскольку национализированы были крупные и средние предприятия, это могло серьезно угрожать позициям социализма в решающих отраслях народного хозяйства. На 6 марта 1923 г. Главконцеском имел 460 концессионных предложений, заключено было лишь 5 соглашений21. За 1923—1924 гг. поступило 918 предложений, из которых принятыми оказались лишь 53 22. Обобщая первый опыт экономических отношений с индустриально развитыми капиталистическими странами, X Всероссийский съезд Советов (декабрь 1922 г.) и XII съезд РКП (б) (апрель 1923 г.) подтвердили курс на привлечение в страну иностранного капитала, но с учетом ленинских требований.

Принцип равноправия во внешнеэкономических сношениях основывался на заинтересованности сторон и взаимной выгоде. Ленин был глубоко убежден в том, что рано или поздно заинтересованность в торговле с Советской страной возьмет верх среди деловых капиталистических кругов. При этом он проявил удивительное чувство реальности, допуская в политических интересах временное нарушение принципа взаимовыгодности в торговых и финансовых отношениях со стороны Советского государства. Реально оценивая сложившуюся обстановку в мире, видя враждебность правящих кругов империалистических держав, Ленин предлагал на первых порах пойти на некоторые финансовые уступки капиталистам. «Если мы хотим товарообмена с заграницей, а мы его хотим,— отмечал он,— мы понимаем его необходимость, наш основной интерес — возможно скорее получить от капиталистических стран те средства производства (паровозы, машины, электрические аппараты), без которых восстановить нашу промышленность сколько-нибудь серьезно мы не сможем... Надо подкупить капитализм сугубой прибылью. Он получит лишнюю прибыль,— бог с ней, с этой лишней прибылью,— мы получим то основное, при помощи чего мы укрепимся, станем окончательно на ноги и экономически его победим»23. Он призывал путем ряда уступок приноравливаться к капиталистическим державам, вынуждать их торговать с Советским государством, проявлять во внешнеэкономических отношениях максимальную гибкость. Идея новых жертв для предотвращения попыток интервенции была выражена в одном из постановлений IX Всероссийского съезда Советов. Этими ленинскими указаниями руководствовалось многие годы правительство в своей экспортно-импортной политике. Известно, что на мировом рынке установились повышенные «русские» цены на товары и проценты на кредиты. Нашему правительству удалось таким образом постепенно преодолеть разные формы экономической блокады, заинтересовать иностранные фирмы в торговле и ввезти необходимое количество техники сначала для восстановления народного хозяйства, а затем для индустриализации.

Повышенные цены на товары, продаваемые на мировом рынке, требовали дополнительных жертв и усилий народа по мобилизации валюты. Не преуменьшая трудностей борьбы, Ленин верил в ее победоносное окончание. Он предупреждал, что «вся возможность социалистического строительства зависит от того, сумеем ли мы в течение известного переходного времени выплатой некоторой дани иностранному капиталу защитить свою внутреннюю экономическую самостоятельность»24.

Управление сложными внешнеэкономическими процессами требовало от ЦК и СНК, их руководителей высокой бдительности, принципиальности и осторожности, настойчивости и терпения, способности анализировать все плюсы и минусы от соглашений с иностранными капиталистами, видеть реальные возможности и трудности.

По мере расширения экономических связей с капиталистическим миром усложнялись задачи внешнеторговых органов, росла опасность влияния извне на внутреннюю жизнь Советского государства. Вместе с тем расширялись возможности для новых компромиссов, для использования противоречий между империалистами. Выполняя ленинские директивы, советская делегация блестяще использовала противоречия между империалистами на Генуэзской конференции.

В. И. Ленин высоко оценил значение Рапалльского договора (16 апреля 1922 г.), по которому Германия и Советская Россия взаимно отказывались от возмещения военных расходов и убытков. Между двумя государствами устанавливались дипломатические отношения. Их правительства соглашались применять принцип наибольшего благоприятствования при урегулировании торговых отношений и благожелательно относиться к обоюдным экономическим интересам. Заключив Рапалльский договор, Советское правительство умело использовало противоречия между империалистами, разрушило их единство, разорвало кольцо политической и экономической блокады, добилось торгового сближения с Германией. Это была выдающаяся победа советской дипломатии. «Действительное равноправие двух систем собственности,— отмечал Ленин,— хотя бы как временное состояние, пока весь мир не отошел от частной собственности и порождаемых ею экономического хаоса и войн к высшей системе собственности,— дано лишь в Рапалльском договоре»25.

Эффективность внешнеэкономической политики партии и государства во многом зависела от соблюдения монополии внешней торговли, концессионного дела и финансово-валютных операций. Ленин был сторонником централизованного управления этими участками экономических сношений с капиталистическими странами.

Большое значение в этом деле играло единство внешнеполитической и внешнеэкономической деятельности государства, которое обусловливалось социалистической природой его и положением единой правящей партии в советском обществе. Соединение партийного начала с государственным, повседневное руководство внешней экономической и дипломатической деятельностью со стороны Политбюро ЦК и лично Ленина обеспечивали Советскому государству решающие преимущества перед капиталистическим в борьбе на международной арене.

В. И. Ленин отмечал, что отсутствие «согласованной работы различных ведомств — одно из больших зол, препятствующих хозяйственному строительству»26. Это ленинское замечание относилось к экономсоветам. Но оно во много раз важнее было для Наркоминдела и Наркомвнеш-торга. От их взаимодействия зависели, с одной стороны, экономическая эффективность внешней торговли, а с другой — влияние советской дипломатии на внешнеторговые операции и, наоборот, внешней торговли на политические отношения Советского государства с капиталистическими странами. На необходимость четкого взаимодействия работников НКИД и НКВТ указывалось в ряде официальных правительственных документов.

Историческая заслуга принадлежит Ленину в разработке принципа социалистического протекционизма для подъема и развития отечественной индустрии27. Об основных положениях этой политики и мерах по практическому ее осуществлению Ленин говорил во многих своих выступлениях. Наиболее полно они выражены в письмах по вопросу монополии внешней торговли и по поводу договора с консорциумом германских фирм28. Ленин писал, что хозяйственные интересы России теперь заключаются в протекционизме, без которого нельзя восстановить промышленность и обеспечить интересы пролетариата29. В одном из своих последних писем в ЦК он напоминал о том, что рабочий класс абсолютно не в состоянии воссоздать своей промышленности, сделать Россию промышленной страной без охраны ее никоим образом не таможенной политикой, а только исключительно монополией внешней торговли. Всякий иной протекционизм в условиях современной России есть совершенно фиктивный, бумажный протекционизм, который ничего пролетариату не дает30. Придавая принципиальное значение этому делу, Ленин не допускал колебаний членов ЦК по этому вопросу.

Принцип социалистического протекционизма лежал в основе экономической политики и практической деятельности партии. Уже в 1922—1923 гг. ЦК РКП (б) и правительство проводят линию на максимальною загрузку отечественных заводов и рациональное использование импорта. В мае — июне 1922 г. СТО при СНК переключил часть импортных заказов НКПС для советской промышленности. СТО дал директиву Наркомату внешней торговли «не закупать за границей того, что может быть произведено при существующих госресурсах в РСФСР»31. В декабре того же года СТО принял декрет «О запрещении ввоза из-за границы предметов электротехнической промышленности, кои могут быть произведены на русских заводах». Списки изделий, импорт которых запрещался, периодически составлялись ВСНХ и утверждались Госпланом. Согласно этим спискам Наркомвнешторгу было предоставлено право приостанавливать оформление заказов и даже закупку электротехнических изделий. Одновременно принимались поощрительные меры по развитию отечественной электротехники. Изделия, ввезенные из-за границы в нарушение постановления, подлежали конфискации. Эта ленинская линия, направленная на развитие внутреннего производства, на эффективное использование импорта в интересах развития отечественного машиностроения, была воплощена в решениях партии.

XII съезд партии разработал основные принципы ленинской политики протекционизма. Подчеркнув важность тяжелой индустрии как материальной базы диктатуры пролетариата и фундамента всего социалистического строительства, съезд поставил задачу ограждения интересов отечественной промышленности. Заграничные заказы, хотя бы по низким ценам, запрещались, если они могли исполняться советскими предприятиями или содействовали развитию соответствующей отрасли промышленности. «Только последовательно и настойчиво проводимая система социалистического протекционизма может обеспечить в нынешний переходный период действительное развитие промышленности Советского государства, находящегося в капиталистическом окружении»32,— указывал XII съезд РКП (б). Съезд категорически подтвердил незыблемость монополии внешней торговли, недопустимость ее нарушений и поручил ЦК развивать ее режим. XII съезд заявил, что по мере успехов фабрично-заводской промышленности и электрификации народного хозяйства произойдет перемещение центра тяжести от крестьянского хозяйства к промышленности. «Партия,— указывал съезд,— систематически и настойчиво, не останавливаясь перед жертвами и не щадя никаких усилий, должна работать над ускорением этого процесса путем возможно быстрого восстановления промышленности и тяжелой индустрии»33.

Указания партии о подъеме тяжелой индустрии и социалистическом протекционизме имели принципиальное значение. Они закрепили ленинские идеи о роли тяжелой индустрии в строительстве социализма, о монополии внешней торговли, т. е. по основным вопросам политики партии в области экономического развития страны, по которым проходила острая борьба внутри ЦК РКП (б) и среди хозяйственников. Известно, что в основном идейно-политическая борьба вокруг политики индустриализации завершилась на XIV съезде партии, когда ленинские идеи приняли программный характер.

Жизнь показала, что политика социалистического протекционизма сыграла выдающуюся роль в экономических судьбах нашей страны. Посредством ее Советскому правительству удалось в короткий срок восстановить промышленность, а затем создать основы полной экономической независимости СССР. Она оградила народное хозяйство от иностранного влияния, обеспечив направление и темпы роста промышленности в соответствии с общим ленинским курсом партии на построение социализма в одной, отдельно взятой стране.

Ленинская политика социалистического протекционизма не имела целью изолировать советскую индустрию от внешних рынков, от производственно-технических и научных достижений капиталистических стран. Наоборот, ЦК партии и Советское правительство стремились к расширению экономических и научно-технических связей с заграницей.

В. И. Ленин вместе с другими членами ЦК РКП (б) внес выдающийся вклад в теорию научного коммунизма и практику социалистического строительства разработкой и осуществлением на практике государственной монополии внешней торговли.

В руках государства монополия была одним из важнейших факторов срыва экономического союза внутренней буржуазии с международной против Советской власти. Она предотвратила расхищение народных богатств нэпманами, контрабандистами. «К тем мелким хозяйчикам,— предупреждал Ленин,— которые продают на вольном рынке свой продукт, идет на помощь мировой капитал, который в одной руке несет готовность возобновить торговые сношения, а другой — готов задушить пролетариат и Советскую Россию»34. Известно, что около 2 млн. представителей русской буржуазии эмигрировало за границу. Эмигранты разжигали антисоветские кампании, стремясь любой ценой восстановить в России свои утраченные позиции. По поводу статьи «Милюков и Авксентьев у американцев», опубликованной в одной из эмигрантских газет, Ленин писал, что белогвардейская буржуазия «превосходно понимает значение концессий и заграничной торговли для Советской власти и поэтому главной своей задачей сейчас ставит сорвать торговые договоры РСФСР с иностранными государствами, сорвать политику концессий»35.

Находясь во враждебном капиталистическом окружении, Советское государство посредством монополии внешней торговли твердо отстаивало свою экономическую самостоятельность и оберегало национальные богатства. Монополия ограждала страну от целой армии иностранных скупщиков продовольствия и сельскохозяйственного сырья. Наравне с национализацией промышленности и земли монополия внешней торговли являлась одной из важнейших командных высот социалистической экономики.

В годы военного коммунизма монополия была само собой разумеющейся необходимостью. При переходе к нэпу обстановка изменилась. «Общее увлечение лозунгом развития торговли начало принимать своеобразные формы некоторого советского меркантилизма, лозунгом которого было максимальное развитие торговли всеми и всяческими способами,— вспоминал Л. Б. Красин,— и притом не только внутри страны, но и во вне»36.

В связи с введением нэпа за границей надеялись на отмену или ослабление монополий внешней торговли. Особенно опасными для судеб Советского государства в то время являлись сепаратистские действия некоторых местных руководителей. Еще в октябре 1920 г. Азвнешторг самостоятельно заключил договор с одной из итальянских фирм. В следующем году настойчиво добивался автономии во внешней торговле Крымский ревком. Было отклонено предложение НКИД о свободной торговле в северных районах Персии. ЦК РКП (б) Украины резко критиковал уполномоченного НКВТ и правление республиканской кооперации за несогласование своих действий с Москвой. Тенденция действовать на внешнем рынке самостоятельно проявлялась у грузинских руководителей.

Весной 1921 г. зарубежные фирмы в советских пограничных областях и морских портах активно предлагали покупать у них дефицитные товары в обход монополии. В телеграмме экономсоветам пограничных областей и уполпомоченным Наркомвнешторга отмечалась самовольная продажа экспортных товаров37.

Возникновению подобных действий способствовали слабая работа Наркомвнешторга, бюрократизм и ошибки работников его аппарата. Давало себя знать и враждебное отношение капиталистических фирм к нашему государству, к монополии внешней торговли.

Наличие материальной и отсутствие юридической возможности выхода на внешний рынок местных организаций вызывали нажим на существовавшую монополию со стороны некоторых хозяйственников, советских и партийных руководителей, требовавших непосредственных торговых связей за границей. Учитывая опасность подобных устремлений, правительство после X съезда партии, провозгласившего переход к новой экономической политике, 17 марта 1921 г. издало декрет «О внешней торговле», в котором вновь подчеркивалось, что закупки за границей производятся исключительно Наркомвнешторгом38. Хозорганам по соглашению с НКВТ разрешалось посылать за границу своих представителей для технической экспертизы, для наблюдения за ходом выполнения заказов и приемки оборудования.

Вопросы практического применения и совершенствования режима монополии внешней торговли снова всплыли в связи с разработкой наказа СНК о проведении в жизнь начал новой экономической политики (июль — август 1921 г.)39. Этот документ Ленин считал сугубо важным и рекомендовал «провести это быстро и единогласно»40. С небольшими поправками наказ был утвержден ЦК РКП (б). Однако некоторые работники требовали распространить принципы нэпа на всю внешнюю торговлю. В конце 1921 г., как сообщал в Политбюро заместитель Наркомвнешторга А. М. Лежава, подобные требования «под флагом нэпа» стали массовыми41.

Но В. И. Ленин оставался непримиримым в вопросах сохранения и укрепления монополии. Когда на Балтийской конференции (Рига, октябрь 1921 г.) был выдвинут вопрос о денационализации внешней торговли, а председатель советской делегации В. П. Милютин готов был согласиться с этим, Ленин решительно отверг милютинский план, «как никуда не годный, совершенно неосновательный»42. С его мнением согласилось Политбюро, отклонив предложение Милютина.

В дальнейшем среди руководящих деятелей партии развернулась острая дискуссия о монополии внешней торговли.

Обсуждая разработанные по поручению Ленина и утвержденные Высшей экономической комиссией СНК тезисы «О внешней торговле», коллегия НКВТ обратилась в ЦК с просьбой дать директиву о строгом соблюдении монополии и поставить вопрос об этом на пленуме ЦК. В марте 1922 г. тезисы были утверждены Политбюро. Против монополии выступили Сокольников, Бухарин, Пятаков. Ослабить ее режим предлагали Зиновьев, Рыков, Цюрупа и др. По поводу организации внешней торговли и практическому осуществлению ее принципов выдвигались самые разнообразные предложения. Замены монополии режимом торговых концессий добивался Сокольников. Бухарин рекомендовал ограничиться таможенной политикой. За временное открытие Петроградского и Новороссийского портов для свободной торговли некоторыми товарами выступал И. В. Сталин. П. Б. Богданов рекомендовал слить НКВТ и ВСНХ. Троцкий считал, что регулированием внешнеторговых операций должен заниматься Госплан. Л. М. Хинчук выступал против ослабления монополии, но требовал предоставить Центросоюзу самостоятельность во внешней торговле.

Не было единства взглядов на практическое осуществление режима государственной монополии внешней торговли у руководителей и членов коллегии Наркомвнешторга. Категорически выступал против какого бы то ни было ослабления мопополии нарком Л. Б. Красин43. Красина поддерживали его заместитель А. М. Лежава и член коллегии И. И. Радченко.

Пожалуй, ни по одному вопросу государственного строительства не было столь разноречивых мнений, как по монополии внешней торговли. Кульминационным событием проходившей дискуссии оказался октябрьский (1922 г.) пленум ЦК РКП (б), на котором в отсутствие В. И. Ленина была утверждена резолюция, фактически срывавшая режим монополии44. Ленин решительно выступил за отмену постановления пленума, написав два больших письма в ЦК, в которых доказывал принципиальное значение монополии внешней торговли для экономически несильной социалистической страны, окруженной враждебными государствами. Он писал, что «ни о какой серьезной таможенной политике сейчас, в эпоху империализма, не может быть и речи, кроме системы монополии внешней торговли»45.

В. И. Ленин настоял на отмене постановления пленума ЦК, доказав его ошибочность. После этого были собраны материалы о состоянии внешней торговли, обследована деятельность торговых представительств РСФСР за границей (комиссией В. А. Аванесова). Даже после решительного вмешательства Ленина Зиновьев и Бухарин продолжали отстаивать свои ошибочные позиции. По настоянию Ленина вопросы монополии внешней торговли в 1921— 1923 гг. рассматривались на трех пленумах ЦК и на XII съезде партии, на многих заседаниях Политбюро, СНК и ВЦИК. По этому поводу им было написано и разослано 17 писем и записок. В одной из записок Ленин писал: «Если существует опасение, что меня этот вопрос волнует и может даже отразиться на состоянии моего здоровья, то думаю, что это совершенно неправильно, ибо меня в десять тысяч раз больше волнует оттяжка, делающая совершенно неустойчивой нашу политику по одному из коренных вопросов»46. Очередной пленум ЦК (18 декабря) отменил решение об ослаблении монополии. ЦК подтвердил безусловную необходимость сохранения и организационного укрепления монополии внешней торговли. Комиссия, созданная декабрьским пленумом ЦК партии, разработала меры по укреплению монополии внешней торговли и утвердила список государственных, кооперативных организаций и смешанных обществ, которые могли самостоятельно (под контролем НКВТ) выходить на внешний рынок. Этот список впоследствии изменялся, однако удельный вес государственных и кооперативных организаций во внешнеторговом обороте всегда был преобладающим: в 1923/24 г., например, в экспорте он составлял 91,4% и в импорте — почти 97%. Из выданных Наркомвнешторгом импортных лицензий в 1924/25 г. на сумму 657 656,4 тыс. руб. на государственные торговые органы приходилось 88,1%, а кооперацию — 3,4%, акционерные общества — 1,3% и частные лица— 8%47.

Вопросы укрепления монополии внешней торговли на долгие годы остались в центре внимания деятельности ЦК партии и правительства. XIII партконференция (1924 г.) отмечала, что монополия оправдала себя в условиях нэпа «и как орудие охраны богатств страны от расхищения их туземным и иностранным капиталом, и как средство социалистического накопления»48. Конференция не случайно подчеркивала роль монополии внешней торговли для сохранения самостоятельности нашей Родины в условиях нэпа.

Действия Ленина активно поддерживали работники внешней торговли. Об этом заявляло в своем письме первое Всероссийское совещание работников Наркомвнешторга (июнь 1922 г.)49. «Мы смеем Вас заверить,— писали участники второго совещания внешнеторговых работников Украины,— что мы употребим все наши усилия для закрепления позиций трудящихся за границей, незыблемо сохраняя основу нашей экономической политики — монополию внешней торговли, объединяя и содействуя всем хозяйственным и кооперативным организациям в их внешних операциях»50.

Борьба Ленина за незыблемость монополии была принципиальной, острой и вместе с тем поучительной в смысле соблюдения коллегиальности, гибкости и учета реальной обстановки. Предположения о том, что капиталисты откажутся вести торговлю при наличии монополии, не оправдались. Уже при жизни Ленина некоторые капиталистические страны вынуждены были признать социалистическую систему организации внешней торговли и оформлять торговые отношения с СССР на базе монополии. В 1924 г. наша страна торговала с более чем 30 иностранными державами, имея оборот в 597 млн. руб. 51

Большую роль в выработке внешнеторговой политики Советского государства сыграл октябрьский (1925 г.) пленум ЦК РКП (б), обсудивший доклад наркома РКИ В. В. Куйбышева о внешней торговле. Пленумом была образована комиссия, в состав которой вошли многие члены ЦК и руководители НКВТ. На основе тезисов доклада В. В. Куйбышева комиссия разработала проект постановления «О внешней торговле», утвержденного затем Политбюро ЦК. «Внешняя торговля,— отмечалось в этом постановлении,— является областью, где мы непосредственно соприкасаемся с окружающим нас и враждебным нам капиталистическим миром. В силу этого внешняя торговля, являющаяся и для нас и для капиталистических стран в условиях развития мирового разделения труда необходимой формой обмена разнообразной продукции, представляет вместе с тем продолжение в экономической форме борьбы за самостоятельность нашей советской системы в обстановке капиталистического окружения. Через посредство внешней торговли международный капитал стремится навязывать нам своп условия, пытается и будет пытаться поработить нашу страну и превратить ее в свою колонию» 52.

Как показала жизнь, монополия внешней торговли — орудие диктатуры рабочего класса — выполнила свою историческую миссию в непрекращавшейся экономической борьбе двух систем. Советскому правительству удалось с ее помощью защитить экономическую самостоятельность страны, вести внешнюю торговлю в размерах и направлениях, удовлетворявших потребности планового социалистического строительства без каких-либо кабальных условий и вмешательства во внутренние дела советского общества извне, без разлагающего влияния капиталистического окружения. Выполняя на разных этапах социалистического строительства многие хозяйственно-политические задачи, монополия оставалась незыблемой в главном — в защите экономических интересов Советского государства на важном фронте антагонистической борьбы социализма и капитализма — внешней торговле. «Недаром в понятиях и представлениях западноевропейских экономистов, политиков и буржуазной прессы во всей советской системе нет места и учреждения более ненавистного, чем монополия внешней торговли, Наркомвнешторг и его заграничные торговые органы,— отмечал Л. Б. Красин.— ...Торгпредства за границей ненавидят почти так же, как органы ГПУ.Всякий раз, когда мы читаем проявления этой ненависти, мы чувствуем гордость и сознаем, что правильно охраняем интересы рабочих и крестьян»53.

Руководствуясь ленинскими принципами, Советскому правительству удалось многое достичь в преодолении политики бойкота, которая проводилась империалистическими кругами, в установлении взаимовыгодных деловых отношений с индустриально развитыми государствами. Внешнеэкономическая политика, основанная на этих принципах, явилась важным фактором в борьбе партии и государства за обеспечение мирных условий социалистического строительства и укрепление экономической самостоятельности страны.

Экономическое возрождение и развитие Страны Советов, способность ее противостоять атакам империалистических держав было делом не только советского народа. Ленин считал это интернациональным долгом пролетариата и трудящихся всех стран. «Наряду с продолжающимся сильным политическим давлением на правительства буржуазных стран с требованием признания Советской власти,— писал он,— широкая экономическая помощь мирового пролетариата является в данный момент лучшей и наиболее практической поддержкой Советской России в ее тяжелой экономической войне против империалистических концернов и лучшей поддержкой в деле строительства социалистического хозяйства»54. С призывом к трудящимся мира оказывать помощь нашей стране летом 1921 г. обращался III конгресс Коминтерна. Он обязывал всех коммунистов не только энергично препятствовать военному нападению империалистов па Советскую Россию, но и «бороться за устранение препятствий, которые ставятся капиталистическими государствами к общению Советской России с мировым рынком и другими народами»55. Компартии и рабочие капиталистических стран живо откликнулись на эти призывы, оказав советскому народу некоторую помощь в восстановлении народного хозяйства и выполнении импортных заказов для становления первой в мире социалистической экономики.

Закономерным был тот факт, что, добиваясь своей экономической независимости, Советское государство с первых дней своего существования заняло позицию активной поддержки национально-освободительного движения.

Несмотря на многие внешние и внутренние трудности, Советское правительство оказывало посильную дипломатическую экономическую и моральную поддержку народам, борющимся за свободу и независимость.

Вдохновителем этого сотрудничества был Ленин, который отмечал, что «большевики создают совершенно иные международные отношения, дающие возможность всем угнетенным народностям избавиться от империалистического гнета»56. Принцип пролетарского интернационализма и единство целей в достижении полной независимости Советской России и стран Востока провозглашались во многих официальных заявлениях Советского правительства. Оно ликвидировало старые неравноправные соглашения, отказалось от экономических привилегий в восточных странах. Были аннулированы грабительские займы и концессии в них. Максимально возможную поддержку получал братский монгольский народ. Советское правительство уже тогда оказывало посильную помощь братскому монгольскому народу. Впервые в истории между двумя странами складывался новый, социалистический тип международных экономических отношений, существо которого составлял пролетарский интернационализм.

В сложной международной обстановке, при скромных внутренних ресурсах Коммунистическая партия вырабатывала такую политику, систему и принципы внешних экономических отношений, которые обеспечивали бы независимость Советского государства от капиталистических стран и содействовали бы дальнейшему развитию национально-освободительного движения в мире. Пролетарский интернационализм, равноправие, независимость, взаимная поддержка и другие принципы находились в основе внешней политики Советского правительства.

Выдающиеся заслуги Ленина состояли в том, что он не только теоретически доказал жизненную необходимость борьбы партии и народа за экономическую независимость нашей страны. Под его руководством в первое пятилетие Советской власти наше государство в острой борьбе против капиталистического окружения отстояло свою политическую и экономическую самостоятельность, выработало основные принципы взаимоотношений с другими странами, определило ясные перспективы и конкретные задачи борьбы за полную экономическую независимость. Ленинские идеи остались руководящими для партии и народа на многие годы вперед и обеспечили достижение цели. Они вошли в сокровищницу революционной теории и практики, сыграли историческую роль в судьбах нашей Родины.

 

Примечания:

1             В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 20-22.

2             В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 402.

3             Там же, т. 34, стр. 133.

4             В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 303.

5             В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 385.

6             В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 172.

7 В. И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 44, стр. 408.

8 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 43, стр. 188.

9 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 95.

10 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 208.

11 См. там же, стр. 554.

12 См. «Правда», 31 октября, 1—3 ноября 1922 г,

13 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 43, стр. 184—186, 190— 191, 446—447.

14           «X съезд РКП (б). Стенографический отчет». М., 1963, стр. 468.

15           Там же, стр. 462.

16           См. «XII съезд РКП (б). Стенографический отчет». М., 1968, стр. 113.

17 См. там же, стр. 137.

18           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 45.

19           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 43, стр. 195.

20           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 304.

21           См. «XII съезд РКП (б). Стенографический отчет», стр. 25—26.

22           «Год работы правительства СССР». М., 1926, стр. 501—502.

23           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 110.

24           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 183.

25           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 193.

26           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 43, стр. 278.

27           Социалистический протекционизм создавал условия для развития отечественной индустрии, для ограждения ее от иностранной конкуренции и зависимости. Капиталистические государства осуществляют политику протекционизма главным образом посредством высоких таможенных пошлин на импортные изделия. В СССР протекционизм обеспечивался режимом государственной монополии внешней торговли.

28 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 220, 225, 333.

29           См. там же, стр. 226.

30           Там же, стр. 336.

31 Э. В. Генкина. Ленин — Председатель Совнаркома и СТО, стр. 104—105.

32 «КПСС в резолюциях...», ч. I, стр. 700.

33 Там же, стр. 687.

34 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 321-322

35 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 52, стр. 183.

36 Л. Б. Красин. Вопросы внешней торговли. М., 1970, стр. 70.

37 См. Ленинский сборник XXIII, стр. 186.

38 См. СУ, 1921, № 25, ст. 144.

39           См. Ленинский сборник XX, стр. 106, 111.

40           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 53, стр. 20.

41           ЦГАНХ СССР, ф. 413, оп. 17, ед. хр. 86, л. 1.

42           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44. стр. 240.

43           Узнав о намечаемых изменениях режима монополии внешней торговли, Красин обратился за помощью к Ленину. «Когда я подробно изложил всю ситуацию,— вспоминал Красин.— Владимир Ильич развел руками и признал положение очень серьезным: «Надо действовать!»» (Л. Б. Красин. Вопросы внешней торговли, стр. 71).

44 Решением пленума ЦК от 6 октября 1922 г. предлагалось «провести ряд отдельных постановлений СТО о временном разрешении ввоза и вывоза по отдельным категориям товаров или в применении к отдельным границам». В. И. Ленин назвал это срывом монополии внешней торговли (см. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45. стр. 220, 562).

45 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 335—336.

46 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 54, стр. 326.

47           См. «Год работы правительства СССР», 1926, стр. 446.

48           «КПСС в резолюциях...», ч. I, стр. 793.

49           См. «Письма трудящихся к В. И. Ленину. 1917—1924 гг.», стр. 278.

50           Там же, стр. 345.

51 См. «Внешняя торговля СССР за 1918—1940 гг.», стр. 14, 21 — 44. По курсу рубля 1924 г.

52 «КПСС в резолюциях...», ч. II, стр. 175.

53           Л. Б. Красин. Вопросы внешней торговли, стр. 61, 167.

54           В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 315—316.

55 «Коммунистический Интернационал в документах. Решения, тезисы и воззвания конгрессов Коминтерна и пленумов ИККИ. 1919—1932». М., 1933, стр. 231.

56 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 107.