ВЕЛИКИЙ МЫСЛИТЕЛЬ

Маркс, Энгельс, Ленин... Эти три имени символизируют глубочайший перелом и переворот в жизни современного человечества. Маркс и Энгельс были основоположниками марксистского миросозерцания, учения научного коммунизма, указавшего закономерный путь революционного преобразования капиталистического общества в общество социализма, коммунизма. В. И. Ленин, столетие со дня рождения которого отмечают в 1970 г. международный рабочий класс, трудящиеся всего мира, все прогрессивное человечество, был их великим последователем и продолжателем. Под его руководством, вдохновляясь его идеями, рабочие и крестьяне России осуществили первую победоносную социалистическую революцию, положившую начало новой исторической эре — эре перехода от капитализма к социализму. Вслед за Россией на этот путь встал уже целый ряд народов Европы, Азии и Латинской Америки. Марксизм-ленинизм практически воплощается в жизнь руками и умом сотен миллионов людей.

Жизнь и деятельность Владимира Ильича Ленина представляет собой пример необыкновенной верности и последовательности в осуществлении марксистского учения. Но это не просто верность и последовательность человека, утвердившегося с первых же шагов своего революционного пути в величии марксистских идей и потому повторявшего то, что уже было высказано их провозвестниками. Как никто до него, Ленин сумел понять сущность марксистского учения — учения, являющегося не только системой определенных принципов и положений, но и непревзойденным инструментом развивающегося познания, методом анализа и обобщения нового исторического опыта. Ленин осознал творческий характер этого учения и потому сам подходил к нему как революционер, обогащающий и оплодотворяющий его новыми идеями, новыми гранями и оттенками, соответствующими новым историческим условиям.

Этим объясняется тот огромный вклад, который внес Ленин в сокровищницу марксизма на основе обобщения новой исторической эпохи. Вклад этот настолько значителен и ценен, что мы по праву называем сейчас марксистское учение марксистско-ленинским.

Ленин творчески развил все составные части и стороны марксизма — философию, политическую экономию и научный коммунизм — в их неразрывной связи и слитности. Нельзя выбросить из марксизма хотя бы одну часть, одну сторону, чтобы тем самым не подвергнуть отрицанию его в целом. Речь идет, разумеется, не о тех или иных отдельных положениях, которые со временем не могут в связи с новой исторической практикой не пересматриваться,— Ленин был страстным противником взгляда на марксистское учение как на нечто застывшее и законченное,— а о принципах, устоях, на которых оно зиждется.

Это тем более следует подчеркнуть, что враги марксизма из лагеря буржуазной идеологии и их ревизионистские подголоски пытаются сейчас утверждать, что марксизм есть-де «только» метод познания и что поэтому в новых условиях должны быть пересмотрены все его коренные принципы как уже «устаревшие». Признание марксизма исключительно методом познания (признание лицемерное и фальшивое, поскольку то, что выдается за «марксистский метод», ничего общего не имеет с настоящим методом Маркса, Энгельса и Ленина) в действительности есть лишь уловка, с помощью которой из марксизма выхолащивается его революционная сущность, выбрасывается то, без чего нет марксизма-ленинизма. Ленин неоднократно предупреждал, что невозможно отрицать философские основы марксизма, не отбрасывая тем самым или не ревизуя так или иначе его экономическое и политическое учение, и, наоборот, нельзя нападать на это последнее, не вступая в противоречие с марксистским философским мировоззрением.

Вот почему Ленин как великий марксист, исходя из потребностей развивающейся исторической практики, из потребностей борьбы рабочего класса, развивал все стороны марксистского учения в их связи и единстве. Конечно, конкретные исторические задачи в разные периоды выдвигали на первый план то одну, то другую сторону марксизма, требующую к себе преимущественного внимания. Однако Ленин всегда имел в виду органическое единство всех сторон и принципов марксистского учения, нанося беспощадные удары по малейшей попытке разделить его на несвязанные и механически соединенные друг с другом части. Когда в период борьбы с махизмом кое-кто стремился объявить ее «частным делом», Ленин со всей силой обрушился на это, показав тесную связь между философским и политическим ревизионизмом. Понимая прекрасно, какой непоправимый вред рабочему движению может нанести распространение философского идеализма, Ленин со всей решительностью противился тому, чтобы махисту Богданову предоставить возможность свободной пропаганды в социалистической печати его махистских взглядов. В статье «Об А. Богданове» (1914 г.) Ленин писал, что деятельность Богданова «сводится к попыткам привить сознанию пролетариата подмалеванные идеалистические представления буржуазных философов» и что рабочая газета «должна очищать сознание пролетариата от буржуазно-идеалистических примесей, а не преподносить со своих страниц эту неудобоваримую смесь»1.

Незадолго до этого он специально останавливается в споре с меньшевиком-ликвидатором А. Потресовым на вопросе о связи философии марксизма с практической борьбой рабочего класса. Потресов отрицал большое значение в этом смысле борьбы Ленина и Плеханова против махизма. «Спор о том,— писал Ленин,— что такое философский материализм... чем опасны и реакционны уклонения от него, всегда связан... с «марксистским общественно-политическим течением» — иначе это последнее было бы не марксистским, не общественно-политическим и не течением» 2.

При этом Ленин боролся против упрощения связи философии и практических задач борьбы пролетариата. С примитивной точки зрения Потресова и ему подобных, эта связь должна носить прямой и непосредственный характер. А так как в критике махистских теорий, рассматривающих объективный мир как комплекс ощущений и т. п., подобная связь непосредственно не выступала, то из этого делались выводы о неактуальности борьбы против махистской философии для нужд рабочего движения. Ссылаясь на энгельсовскую критику философии Дюринга, Потресов писал, что «самые, казалось, абстрактные тезисы имели на деле живое конкретное значение для движения немецкого рабочего класса». Ленин зло высмеял это положение о «конкретном значении», которое имело лишь тот смысл, чтобы принизить и обесценить под прикрытием ссылки на Энгельса критику махизма. Попробуйте, говорил Ленин, разъяснить конкретное значение для движения рабочего класса рассуждений Энгельса о пространстве и времени и т. п. Такое вульгарное понимание связи философии с практикой может только привести к позитивистскому, прагматистскому истолкованию роли и значения философии и философских теорий.

И Ленин в нескольких словах раскрывает истинное значение и глубочайший смысл связи философии и практики. «Самые абстрактные тезисы Энгельса,— писал он,— имели то значение, что разъясняли идеологам рабочего класса, в чем ошибочность отступлений от материализма к позитивизму и идеализму» 3. Мысль Ленина заключается в том, что только диалектический материализм как истинно научное философское мировоззрение дает возможность правильно осознавать объективные закономерности общественного развития, цели и задачи рабочего класса, ход и результаты его борьбы, верно, в соответствии с каждым своеобразным этапом движения, определять стратегию и тактику классовой борьбы пролетариата и всех трудящихся и т. д. Философия, по мысли Ленина, не может и не призвана по самой своей сущности давать ответ на каждый конкретный вопрос рабочего движения, скажем проводить ли стачку в такое-то время или нет и т. п. Но, будучи общим учением об объективности явлений мира и закономерностях его развития, о противоречивой сущности и других законах этого развития, она указывает, как правильно понимать и действовать в каждом конкретном случае, предохраняет от субъективизма, учит правильным оценкам событий, методу подхода к явлениям и т. д.

Этим объясняется, почему Ленин на протяжении всей своей деятельности уделял огромное внимание наряду с другими составными частями марксизма дальнейшему развитию марксистской философии. В его трудах с огромной силой и величайшей отчетливостью нашла свое выражение философия новой исторической эпохи, грозовой эпохи пролетарских революций и начала социалистического преобразования мира, эпохи прямого и открытого столкновения двух основных и полярных сил — рабочего класса и буржуазии,— ее дух и устремления.

Иные исследователи пытаются установить, в чем заключается марксизм XX века. Бесспорно, за десятилетия, минувшие со времени смерти Ленина, произошли огромные изменения в жизни общества. Но эти изменения и новые процессы, характеризующие современное общественное развитие, идут в русле, предсказанном ленинизмом, подтверждают, а не отрицают его основные принципы, его сущность, его понимание расстановки основных социальных сил, задач коммунистов, значения и роста роли коммунистической партии в развитии и т. д. и т. п. Ленинизм и есть марксизм XX века. Марксизм-ленинизм — передовая и единственно научная идеология, система идей, представляющих самую мощную движущую силу современного развития.

Противники марксизма пытаются противопоставить марксизм и ленинизм как якобы разные учения, доказать, что ленинизм имеет чисто русское, а не международное значение. Впрочем, и само марксистское учение всякого рода ревизионисты стремятся обескровить под видом «творческого» его применения к разным странам, в результате чего они приходят к тому выводу, что нет марксизма в качестве единого учения, а есть разные «марксизмы», что марксизм может быть только «плюралистическим» учением. Всякую иную точку зрения они провозглашают «догматизмом», «ортодоксией».

Ленин в свое время разоблачал эту иезуитскую манеру под фальшивой вывеской борьбы с «догматизмом» нападать на самые коренные принципы марксизма. «Это нынче в моде,— писал он,— лягать ортодоксию». «Какое это удобное словечко: «догмат»! Достаточно извратить слегка враждебную теорию, прикрыть это извращение жупелом «догмата»,— и готово дело!» 4 Эти слова не в бровь, а в глаз бьют современных лжеборцов против «марксистского догматизма». За «догматизм» они выдают защиту и развитие тех основополагающих принципов, без которых нет и не может быть марксизма. «Догмами» они считают учение о диктатуре пролетариата как коренном вопросе социалистической революции, о руководящей роли авангарда рабочего класса — коммунистической партии и многие другие, столь же кардинальные положения.

И в области философии мы сталкиваемся с подобным же явлением. Здесь также пересмотр и прямая ревизия диалектического и исторического материализма ведется под знаменем «борьбы с догматизмом». Отрицается, например, марксистско-ленинская теория отражения, которую считают «наивной», «натуралистической», «устаревшей» и т. п. Но вся соль этого отрицания заключается в том, чтобы на место материалистической и диалектической теории познания подсунуть какую-нибудь модную экзистенциалистскую или позитивистскую концепцию, восстающую против научного понимания мышления, познания как отражения, воспроизведения в человеческих понятиях объективной реальности. Такова истинная цена борьбы против «догматизма» в этом, как и во многих других случаях. Меньше всего здесь имеется в виду борьба против действительного, а не мнимого догматизма.

Точно такой же антимарксистский смысл имеет утверждение о ленинизме как «чисто русском» явлении, о том, что марксизм вообще должен в принципе быть «плюралистическим». Основанием для такого утверждения служит отрицание единых и всеобщих закономерностей классовой борьбы пролетариата, закономерностей социалистической революции и социалистического преобразования общества. Но если стоять на такой точке зрения, то тогда вообще невозможна никакая — не только общественная, но и естественная — наука, ибо законы любой науки проявляются в многообразных и специфических формах. Тогда невозможен был бы и «Капитал» Маркса, ибо в нем исследуется не французский и английский, не немецкий и американский капитализм, а капитализм, взятый в его обобщенном, идеализированном виде, непосредственно не тождественном ни с каким конкретным капитализмом, но вместе с тем глубоко выражающим сущность любого национального капитализма. Современным критикам и «обновителям» марксизма совершенно чужда и недоступна диалектика общего и особенного, абстрактного и конкретного.

Бесспорно, марксизм не может и не должен применяться в каждой отдельной стране шаблонно, без преломления его коренных принципов через призму конкретных и специфических условий, характерных для нее. Не кто иной, как Ленин, со всей настойчивостью требовал понимания того, что марксизм не есть законченное учение и что его должны развивать, двигать вперед, исходя из особенностей своих стран, коммунисты всех наций. Разве не Ленину принадлежат следующие знаменитые слова: «Все нации придут к социализму, это неизбежно, но все придут не совсем одинаково, каждая внесет своеобразие в ту или иную форму демократии, в ту или иную разновидность диктатуры пролетариата, в тот или иной темп социалистических преобразований разных сторон общественной жизни. Нет ничего более убогого теоретически и более смешного практически, как «во имя исторического материализма» рисовать себе будущее в этом отношении одноцветной сероватой краской: это было бы суздальской мазней, не более того» 5.

Кто из марксистов XX в. с большей силой выразил и сформулировал такое творческое толкование марксизма? Ленин при этом исходил из глубокого понимания философских основ марксизма, из его диалектики — этой величайшей противницы всякого стандарта и шаблона в исторических делах. Но тот же Ленин больше, чем кто-либо другой, боролся против того, чтобы многообразие путей осуществления идеалов марксизма возводить в многообразие «марксизмов», в «национал-марксизм». Какова истинная сущность того или иного «национал-марксизма», показывают различные современные оппортунистические течения.

Да, в работах Ленина много «чисто русского», ибо Ленин работал и боролся в России, возглавлял большевистскую партию России, руководил социалистической революцией в России, благодаря чему она выдвинулась в авангард всего прогрессивного человечества. Ленинизм вошел составной частью в передовую культуру России, врос в нее как ее высшая форма, чем в огромной степени гордятся все народы нашей страны. Однако благодаря опыту русской революции марксизм получил огромный толчок для своего развития, этот опыт приобрел величайшее международное значение. В нем, как солнце в капле воды, отражены и выражены общие принципы марксизма, развитые Лениным применительно к новой исторической эпохе — эпохе крушения капитализма и перехода к социализму. Невозможно было осуществлять революцию в России, не развивая творчески все стороны марксизма как общего учения и мировоззрения рабочего класса. Мы уже не говорим о том, что Ленин обобщал опыт русской революции в неразрывной связи с опытом революционного движения всего международного пролетариата, что он был основателем и руководителем Коммунистического Интернационала, что к Ленину обращались за советом руководители революционных партий пролетариата, получая на свои вопросы ответы, сохранившие актуальность и сегодня. Нет, только враги рабочего класса или те, кто «под чужим флагом» стремится ревизовать марксизм, могут утверждать, что ленинизм не имеет международного значения.

В этом смысле следует оценивать и значение той работы, которую Ленин проделал в области дальнейшего творческого развития марксистской философии.

С именем В. И. Ленина бесспорно связан новый, высший этап в развитии философии марксизма. Сущность этого нового этапа заключается в том, что Ленин дал ответы на те философские вопросы, которые поставила перед человечеством эпоха империализма, пролетарских революций и социалистического преобразования общества, эпоха невиданного развития науки. С первых шагов своей деятельности Ленин видел в философии диалектического материализма могущественное теоретическое оружие в борьбе за освобождение рабочего класса, незаменимый инструмент научного анализа задач стратегии и тактики революционного движения, деятельности авангарда рабочего класса — коммунистической партии. Вот почему в каждый новый переломный период борьбы русского и международного пролетариата Ленин создавал труды, в которых философски обобщал своеобразие той или иной конкретной исторической ситуации, вскрывал диалектические противоречия развития, формулировал на этой основе истинные лозунги борьбы.

Уже в конце прошлого века, определяя стратегию и тактику борьбы за революционно-демократическое преобразование социального строя России, Ленин пишет произведение «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», в котором дает глубокую и яркую характеристику диалектического материализма и марксистской социологии, показав, что, только руководствуясь этим философским учением, можно понять как задачи, так и средства осуществления революционного преобразования. В период, последовавший за первой русской революцией, когда поражение революции вызвало идеалистические шатания среди неустойчивых марксистов в самой партии, Ленин пишет свой знаменитый философский труд «Материализм и эмпириокритицизм», в котором не только защищает основы марксистского мировоззрения от ревизионистов, но и творчески развивает его основные положения, конкретизируя их применительно к новым условиям общественного развития и последним достижениям науки. Насколько Ленин чувствовал потребность в таком философском выступлении в этот период, свидетельствуют следующие его слова, написанные в 1910 г.: «Не случайно, а неизбежно было то, что после неудачи революции во всех классах общества, среди самых широких народных масс пробудился интерес к глубоким основам всего миросозерцания вплоть до вопросов религии и философии, вплоть до принципов нашего, марксистского учения в целом»6.

Накануне и в годы первой мировой войны, означавшей крутой перелом в истории, Ленин специально исследует проблемы материалистической диалектики и диалектической логики, ища в них способы правильного научного подхода к решению новых вопросов, поставленных величайшим в жизни общества поворотным моментом. Результаты этой работы представлены в его «Философских тетрадях». Накануне Октябрьской революции Ленин создает труд «Государство и революция», в котором дает философский и социологический анализ основного вопроса революции — о государстве, о власти, о том, как быть с буржуазным государством, развивает марксистское учение о диктатуре пролетариата, создание которой составляет основное содержание революционного переворота. В первые годы существования социалистического государства Ленин пишет известную статью «О значении воинствующего материализма», которую по праву называют его «философским завещанием» и в которой представлена глубокая, научно обоснованная программа дальнейшего развития диалектического и исторического материализма. В ряде своих выступлений, как, например, по поводу дискуссии о профсоюзах, Ленин снова и снова обращается к философии, к материалистической диалектике как той «душе марксизма», которая позволяет осознать новые после уничтожения капитализма закономерности общественного развития. Однако не только произведения Ленина, посвященные специально философии, но и все его работы по экономическим, политическим, тактическим и прочим проблемам имеют неоценимое философское значение, показывают марксистский метод «в действии», дают классические образцы диалектико-материалистического и социологического анализа.

Развитие Лениным диалектического материализма шло в различных направлениях, главные из которых можно определить следующим образом.

1. Энгельс указывал, что философский материализм принимает новый вид в связи с крупными открытиями в области естествознания. Конец XIX и начало XX в. ознаменовались революционными открытиями в физике, потребовавшими философского осмысления их и дальнейшего развития на их основе коренных принципов диалектического материализма, диалектико-материалистической теории познания. Это было тем более важно, что революция в естествознании породила кризис, связанный с идеалистическим истолкованием новых данных науки. Ленин осуществил эту задачу в труде «Материализм и эмпириокритицизм». Открытия новых видов материи и материального движения он обобщил в сформулированном им философском понятии материи, которое было направлено против любых попыток идеалистического истолкования «диковинных» форм материи, ее строения. В этом же направлении Ленин развил и конкретизировал другие важнейшие философские понятия, такие, как пространство и время, причинность, закономерность и т. д. Он выдвинул положение о неисчерпаемости материи, положение, блестяще и всесторонне подтвержденное современным развитием науки, которая по мере углубления во все более сложную структуру материи теоретически и экспериментально доказывает правоту этого ленинского предвидения.

Ленинский подход к развитию естествознания, его метод философского анализа сложных путей движения научной мысли ко все более глубокому охвату закономерностей природы, его непримиримая борьба против философского идеализма, стремящегося паразитировать на достижениях науки, до сих пор остаются образцом для марксистов-философов, для понимания ими своих задач в этой области.

2.   Развитие науки, новые исторические условия прогресса общества выдвинули на один из первых планов проблемы гносеологии, теории познания диалектического материализма. В основе идеалистических выводов, делавшихся при попытке философски объяснить новые данные науки, лежало как раз неправильное понимание сущности и закономерностей сложного процесса познания. Широко распространившимся идеалистическим и агностическим взглядам на сущность познания Ленин противопоставил материалистическую теорию отражения, разработке которой он уделил много внимания и сил. Ленин сформулировал и глубоко разработал положение о том, что материалистическая диалектика и есть теория познания. Именно применение диалектики к процессу отражения в мышлении внешнего мира позволило ему творчески развить марксистское учение об истине, показать диалектически противоречивый путь движения мысли от относительных истин к абсолютной, вскрыть роль практики как основы и критерия познания объективной истины и т. д.

3.   Велик вклад Ленина в творческое развитие марксистской диалектики, составившее одно из самых важных направлений его работы в области философии. В диалектике он видел то решающее, что позволяет марксизму не утрачивать связи, а, напротив, быть в постоянном соприкосновении с изменяющейся практикой и творчески решать новые вопросы. Диалектику он рассматривал как противоядие против догматизма и окостенелости мышления, против всякого рода софистики и эклектики, используемых ревизионизмом для борьбы против революционного марксизма. Этим объясняется его особое внимание к данной стороне марксистской философии. Ленин раскрыл огромное богатство диалектики как науки, многогранность ее содержания.

Ему принадлежит известное и чрезвычайно плодотворное положение о единстве диалектики, логики и теории познания. В самой диалектике он выделил учение о противоречиях как «ядре», сердцевине марксистского метода. Он противопоставил диалектической концепции развития — единственно научной концепции — метафизическую, упрощающую подлинную суть развития, совершающегося через возникновение и преодоление противоречий, включающего в себя моменты скачков, перерывы постепенности. Самым существенным в диалектическом подходе Ленин считал «конкретный анализ конкретной ситуации», умение установить все историческое своеобразие переживаемого момента, не застревать на абстрактном, а чувствовать и схватывать конкретное во всей его специфичности. Сам он был непревзойденным мастером такого анализа.

4. Ленин постоянно совершенствовал, углублял, конкретизировал материалистическое понимание истории, т. е. марксистскую социологию, исторический материализм. Он высоко оценил значение переворота, совершенного марксизмом в этой области, в которой раньше безгранично господствовал идеализм. «Марксизм,— писал он,— указал путь к всеобъемлющему, всестороннему изучению процесса возникновения, развития и упадка общественно-экономических формаций, рассматривая совокупность всех противоречивых тенденций, сводя их к точно определяемым условиям жизни и производства различных классов общества, устраняя субъективизм и произвол в выборе отдельных «главенствующих» идей или в толковании их, вскрывая корни без исключения всех идей и всех различных тенденций в состоянии материальных производительных сил» 7.

Нет ни одной стороны, ни одного вопроса исторического материализма, которые бы Ленин не углубил и не развил своим гением. Особенно значителен его вклад в разработку новых проблем, связанных с теорией классов и классовой борьбы, революции, государства, соотношения экономики и политики, сущности и роли в историческом развитии таких форм общественного сознания, как религия, искусство, наука и т. д. Ленин был величайшим социальным психологом, великолепно знавшим и чувствовавшим настроения, переживания масс, их движущие мотивы и побуждения. Это давало ему возможность всегда, на каждом повороте истории выдвигать ясные, доходящие до самой души рабочих и крестьян, всех простых людей лозунги, овладевавшие всеми их помыслами, поднимавшие их на борьбу против своих угнетателей, а в годы после Октябрьской революции вдохновлявшие их на строительство новой жизни.

Ленину принадлежит великая заслуга применения и всестороннего развития материалистического понимания истории в период крушения капиталистической формации и становления нового, социалистического общества.

5.  То, что Ленин сделал в истории философии, характеризует его как глубочайшего и оригинальнейшего мыслителя и в данном отношении. Таковы его историко-философские мысли и идеи, высказанные в «Материализме и эмпириокритицизме», «Философских тетрадях» и других произведениях. Ленину принадлежат основополагающие идеи по вопросам истории русской философии и общественной мысли, без учета которых невозможно писать научную историю нашей отечественной философии. Особенно большую ценность имеют его характеристики таких мыслителей и революционеров, как Герцен, Чернышевский. Ленин придавал огромное значение марксистскому исследованию истории философии, обобщению истории человеческой мысли, видя в этом путь к созданию научной системы диалектико-материалистической логики и теории познания.

Отстаивая марксистские методологические принципы историко-философского исследования, Ленин беспощадно развенчивал всякое вульгаризаторство типа «шулятиковщины», сводившееся к обесценению под видом «экономического анализа» великого классического наследия домарксовской философии. Его конспекты произведений Гегеля и других философов прошлого служат образцом подлинно марксистского подхода к домарксовским мыслителям.

6.  Ленин развил положение о партийности философии, отбрасывая всякую мысль о нейтральности философских направлений, о возможности «беспартийной» философии, которая якобы поднимается над материализмом и идеализмом. Он также беспощадно разоблачал идею о философии, свободной от связи с обществом, с классовой борьбой, призывая видеть за различными направлениями те социальные корни, которые в конечном счете обусловливают тип и направление того или иного философского учения. Сам он давал образцы непримиримой, воинственной партийности в вопросах философии, показывая, как нужно бороться против идеализма и его любых разновидностей. Вместе с тем он учил марксистов умению отделять от реакционных идеалистических поползновений то полезное и плодотворное, что может содержаться в тех или иных специальных теориях, развиваемых буржуазными мыслителями.

Таковы лишь некоторые направления, характеризующие Ленина как философа и мыслителя, тот вклад, который им сделан в развитие марксистской философии.

Титанический дух и мысль Ленина, его великие революционные деяния наложили свой могучий отпечаток на всю современную историческую эпоху. Этим духом и мыслью, этими деяниями пропитана новая культура, созидаемая социалистическим обществом. Ленин стоял у колыбели этой культуры. Он определил отношение ее к прошлой культуре, направление и содержание ее развития. Он резко выступил против опасных и вульгаризаторских теорий, проповедовавших строительство некой замкнутой и изолированной от столбовой дороги мировой цивилизации искусственной «пролетарской культуры», культуры, создаваемой на голом месте. «Марксизм,— писал Ленин в 1920 г.,— завоевал себе свое всемирно-историческое значение как идеологии революционного пролетариата тем, что марксизм отнюдь не отбросил ценнейших завоеваний буржуазной эпохи, а, напротив, усвоил и переработал все, что было ценного в более чем двухтысячелетием развитии человеческой мысли и культуры. Только дальнейшая работа... в этом же направлении, одухотворяемая практическим опытом диктатуры пролетариата, как последней борьбы его против всякой эксплуатации, может быть признана развитием действительно пролетарской культуры»8.

Эти слова звучат со всей злободневностью и сегодня, когда те, кто называют себя «марксистами-ленинцами» и «коммунистами», а на деле далеки как небо от земли от марксизма-ленинизма и коммунизма, выдают за «великую пролетарскую культурную революцию» нечто не имеющее ничего общего ни с интересами пролетариата, ни с культурой, ни с революцией. Отрицание ценнейших завоеваний прошлой культуры, выработанной под гнетом эксплуататорских классов, проповедь духовной нищеты, примитивизма, идолопоклонства — трудно представить себе что-либо более чуждое марксизму-ленинизму, впитавшему в себя и критически переработавшему всю духовную цивилизацию прошлого.

Ленин провозгласил идею культурной революции после завоевания пролетариатом власти. Под этой идеей он подразумевал не только необходимость сделать всех трудящихся грамотными, но и приобщение их к мировым духовным завоеваниям, формирование новой интеллигенции из среды рабочих и крестьян, развитие высоких нравственных качеств членов социалистического общества. Именно по этому пути, указанному Лениным, шло и идет советское социалистическое государство, по этому пути идут другие социалистические государства, руководствующиеся ленинской, подлинно коммунистической философией культуры.

Тема ленинизма, ленинского этапа в развитии марксизма в целом и марксистской философии в частности актуальна для современного развития. Она требует постоянного внимания к себе со стороны ученых-марксистов. Несмотря на то что в этом отношении сделано уже немало, она представляет тот предмет научного исследования, который способен обогатить марксистскую науку, марксистскую философию новыми идеями, новыми способами и оттенками подхода к современной действительности. Как философские, так и все остальные труды В. И. Ленина являются бесценной «школой» марксистского научного мышления, без прохождения которой невозможно в наше время ни стать подлинным марксистом-философом, ни развивать учение диалектического и исторического материализма дальше в соответствии с современными задачами.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 24, стр. 339, 340.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 20, стр. 127—128.

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 20, стр. 125-126.

4 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 6, стр. 387, 388.

5 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 123.

6 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 20, стр. 58.

7 В. И, Ленин. Полн. собр. соч., т. 26, стр. 57—58.

8 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 337.