ГЛАВА XI

В. И. ЛЕНИН О ПРОТИВОРЕЧИЯХ СОЦИАЛИЗМА И СОЦИАЛЬНОЕ ЕДИНСТВО СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА

Разработка проблемы диалектических противоречий является одной из самых важных сторон ленинского философского наследства. Наиболее полное философское освещение закона единства и борьбы противоположностей дано Лениным в знаменитом фрагменте «К вопросу о диалектике». Здесь содержится определение этого закона, выясняются его специфические проявления в различных формах движения, особенности соотношения единства и борьбы противоположностей и др.

Однако было бы неправильным ограничивать ленинский анализ сущности диалектических противоречий собственно философскими сочинениями, такими, как «Философские тетради», «Материализм и эмпириокритицизм», «О значении воинствующего материализма».

Борьба Ленина за партию нового типа, исследование развития капитализма в России, анализ империализма, обобщение опыта Великой Октябрьской социалистической революции и первых лет существования Советского государства, разработка плана строительства социализма, выявление общих закономерностей перехода от социализма к коммунизму, открытие основного противоречия новой исторической эпохи, обобщение итогов и путей развития современной науки — все исследования В. И. Ленина, представляющие в совокупности материалистическую диалектику в действии, творчески развивают диалектико-материалистическое учение о противоречиях.

Значительная часть ленинских работ, где разрабатываются вопросы о противоречиях, в том числе «Философские тетради», включающие фрагмент «К вопросу о диалектике», были написаны еще до Великой Октябрьской социалистической революции. Но из этого не вытекает встречающийся иногда в литературе вывод, будто положение Ленина о диалектических противоречиях относится лишь к антагонистическим формациям, и прежде всего к империализму, а также к переходному периоду и будто бы оно неприменимо в новых условиях социалистического и коммунистического строительства.

Мысли Ленина о противоречиях как источнике развития имеют общефилософский характер и охватывают процесс развития в целом. Логика творческого исследования Лениным учения о противоречиях такова, что применение им материалистической диалектики к новым явлениям жизни позволяло в особенном выявлять всеобщее и в то же время анализировать новые грани, стороны всеобщего, конкретизировать, двигать дальше философскую теорию диалектических противоречий.

В. И. Ленин писал, что применение Марксом диалектического метода в «Капитале» означало не только развитие им марксистской политической экономии, но и развитие самой диалектической логики. Так и все работы Ленина, обобщающие опыт жизни, двигали вперед процесс создания большой логики, диалектической логики марксизма-ленинизма.

Осмысливанию ленинского учения о диалектических противоречиях посвящена обширная литература1. Мы не в состоянии из-за недостатка места рассмотреть широкий круг проблем, связанных с данной темой. Поэтому попытаемся лишь исследовать здесь вопрос, который является, на наш взгляд, одним из наиболее актуальных и мало освещенных в философской литературе. Это вопрос о методологическом значении для современного этапа коммунистического строительства ленинского анализа противоречий становления социалистического сектора молодой Советской республики (в условиях тогда еще многоукладной экономики).

1

В первые годы после победы Октябрьской революции резко обнаружилась принципиальная противоположность ленинского понимания диалектики строительства социализма и коммунизма всем видам «левого» и правого оппортунизма. Это особенно ярко проявилось в борьбе Коммунистической партии против троцкизма и правого оппортунизма.

Троцкистская концепция абсолютизировала лишь один вид социальных противоречий — антагонизм, рассматривала противоречия двух основных классов советского общества (рабочих и крестьян) как антагонистические, отвергала ленинскую идею союза рабочего класса и трудящегося крестьянства при руководящей роли рабочего класса, а также возможность социалистической переделки среднего крестьянина. В силу этого троцкизм отвергал возможность построения собственными силами социализма в СССР и тем самым возможность достижения социального единства советского общества.

Идеолог правого оппортунизма Бухарин игнорировал еще имевшиеся тогда, в переходный период, в советском обществе внутренние классовые антагонизмы и выдвигал теорию мирного врастания кулака в социализм. Бухарин утверждал, что противоречия внутри общества будто бы полностью исчезнут уже при социализме и что после завоевания власти социальные противоречия характерны лишь для переходного периода к социализму, и то только как «временная производственная дезорганизация», вызванная разрушением старых связей и отсутствием налаженных новых структурных связей.

В непримиримой борьбе против этих концепций огромное методологическое значение для выяснения истинной диалектики строительства социализма имело программное замечание Ленина, сделанное на полях книги Бухарина «Экономика переходного периода» против тезиса, который гласил: «Капитализм есть антагонистическая... система... Следовательно, структура капитализма есть монистический антагонизм пли антагонистический монизм».

Против этой мысли Ленин написал: «Антагонизм и противоречие совсем не одно и то же. Первое исчезнет, второе останется при социализме»2.

Замечание Ленина на полях книги Бухарина было очень важно для творческого развития материалистической диалектики. Можно смело утверждать, что В. И. Ленин впервые в общефилософском аспекте разграничил два типа социальных противоречий — антагонистические и те, которые впоследствии получили в философской, экономической, социологической литературе название неантагонистических.

Этот вывод В. И. Ленина как философское обобщение уже накопленного опыта имел огромное методологическое значение Для дифференцированного анализа противоречий как капитализма, так и переходного периода от капитализма к социализму.

Резко выступая против отождествления антагонизма и противоречия, В. И. Ленин вовсе не разрывал абсолютно эти категории и отнюдь не отрицал антагонизма как одного из двух типов общественных противоречий. Утверждение Ленина об исчезновении антагонизма при социализме лишь подчеркивало исторически преходящий характер антагонизма и тем самым помогало понять диалектику антагонизмов капиталистического общества как частный случай диалектики, как специфическое, а не единственное проявление всеобщих диалектических закономерностей развития.

Кроме этого, если учесть глубокую и многолетнюю разработку в трудах Ленина вопроса о взаимоотношениях рабочего класса и трудящегося крестьянства до пролетарской революции, можно с определенностью утверждать важность ленинского разграничения противоречия и антагонизма в применении к развитию не только социалистического, но и капиталистического общества, в котором противоречия рабочего класса и трудящегося крестьянства, как и противоречия внутри рабочего класса, являются также но своей сути неантагонистическими.

Между тем, даже в современной философской литературе, посвященной проблеме социальных противоречий, встречаются иногда упрощенные представления, будто капитализму присущи лишь антагонистические противоречия.

Переходный период в СССР от победы Великой Октябрьской социалистической революции до ликвидации последнего эксплуататорского класса внутри страны в еще большей степени показал важность разграничения антагонистических и неантагонистических противоречий.

Но здесь возникает вопрос о том, как надо оценивать ту часть ленинской мысли на полях книги Бухарина, которая относится не к капитализму и не к переходному периоду, а к будущему социализму, тогда еще не построенному. Отдельные авторы считают, что тезис Ленина — противоречия останутся и при социализме — являлся в то время только логической дедукцией, прогнозом, не опирающимся на практический опыт, а чисто логически вытекающим из признания всеобщности диалектических противоречий. Мы не можем согласиться с этим. Нам представляется, что этот вывод Ленина был не простой логической дедукцией, а результатом диалектического обобщения зачатков, крупиц впервые накапливаемого Советской властью, но уже вполне реального опыта создания, укрепления дальнейшего развития социалистического сектора в многоукладной тогда экономике.

В современных условиях полностью и окончательно победившего социализма в СССР, сложившегося социального единства советского общества имеют, как нам кажется, особенно актуальное методологическое значение для диалектики социализма прежде всего те выводы, приемы анализа, подходы В. И. Ленина к внутренним противоречиям развития советского общества, которые относятся уже не к взаимоотношениям между различными укладами, а к внутренним закономерностям развития самого социалистического сектора. Ведь именно этот сектор, после победы социализма стал единственной экономической основой социализма, социального единства нового общества.

Еще до чтения книги Бухарина Ленин в работах 1918— 1919 гг. конкретно анализировал различные виды неантагонистических противоречий внутри самого социалистического сектора. Эти же вопросы творчески разрабатывались Лениным и в период 1920—1921 гг. Уже тогда, как и позже, в 1922 г., Ленин показывал пример того, как надо разрабатывать материалистическую диалектику «со всех сторон», раскрывая ее «в области отношений экономических, политических...»3.

В произведениях, написанных задолго до победы Великой Октябрьской социалистической революции, В. И. Ленин, рассматривая новые явления социальной жизни как внутренне противоречивые, писал о том, что «все на свете имеет две стороны» 4 и что всегда необходимо «разобрать, плюс или минус, насколько плюс, насколько и в чем минус это новое?»5. Эти общеметодологические принципы В. И. Ленин конкретно применил к совершенно новым условиям, сложившимся после победы Октябрьской революции.

В. И. Ленин анализировал тогда различные группы неантагонистических противоречий, связанных с неодинаковым уровнем зрелости явлений социализма, характерных для первых четырех лет Советской власти. Из чисто методических соображений выделяя те признаки, которые в реальной жизни неразрывно переплетены, можно говорить здесь о трех «видах» неантагонистических противоречий. При этом мы еще раз подчеркнем, что имеются в виду не противоречия переходного периода в целом, в том числе не противоречия между различными укладами, а лишь внутренняя логика развития самого социалистического сектора.

Каковы эти противоречия? Во-первых, это противоречия, связанные с наличием пережитков капитализма в самом социалистическом секторе, это остатки старого в новом, поскольку новое общество выходит из недр старого.

Во-вторых, это противоречия, возникающие в развитии социализма; поскольку жизнь постоянно ставит новые задачи, изживают себя те явления, которые сами по себе вовсе не являются пережитками капитализма; играя после Октября прогрессивную роль, эги явления затем превращаются в тормоз дальнейшего развития.

Наконец, в-третьих, это такие противоречия развития, которые непосредственно не являются отношением нового и старого, а в самом новом характеризуют связь части и целого, особенного и всеобщего, единого и многого, тождества и различия.

Эта, взятая в качестве первого приближения, классификация станет яснее, если мы прямо обратимся к ленинским работам, а также к документам партии, созданным при ближайшем участии В. И. Ленина.

С самого начала существования Советской власти Ленин требовал вести решительную борьбу в рабочем классе против всех «хранителей традиций капитализма», в том числе против тех, кто смотрит на социалистическое государство по старому принципу: взять у него больше, а дать ему меньше. Ленин требовал поднять ярость масс против тунеядцев, жуликов, хулиганов, бюрократов. Воспитание новой дисциплины труда Ленин рассматривал как одну из новых форм классовой борьбы в условиях первых лет диктатуры пролетариата. Этим вопросам посвящены такие работы Ленина, как тезисы «О диктатуре пролетариата», «О характере наших газет», «Как организовать соревнование?», «Очередные задачи Советской власти» и др.

Именно тогда Ленин указывал: «Поменьше политики... Побольше экономики» — и требовал «собирания, тщательной проверки и изучения фактов действительного строительства новой жизни», писал о необходимости занесения на черную доску «отсталых фабрик, после национализации оставшихся образцом разброда, распада, грязи, хулиганства, тунеядства...». В. И. Ленин говорил, что «мы не умеем выполнять своего долга, не ведя войны против этих «хранителей традиций капитализма»», что необходимо «охранять интересы рабочего класса от тех горсток, групп, слоев рабочих, которые упорно держатся традиций (привычек) капитализма и продолжают смотреть на Советское государство по-прежнему: дать «ему» работы поменьше и похуже,— содрать с «него» денег побольше». Там же Ленин требовал «деловой, беспощадной, истинно революционной войны с конкретными носителями зла» и «воспитания масс на живых, конкретных примерах и образцах из всех областей жизни», требовал «внимания к той будничной стороне внутрифабричной, внутридеревенской, внутриполковой жизни, где всего больше строится новое, где нужно всего больше внимания, огласки, общественной критики, травли негодного, призыва учиться у хорошего»6.

Но кроме упомянутых остатков старого в новом Ленин анализировал тогда же и необходимость раскрытия таких жизненных противоречий в самом новом, которые имели значительно более общий характер и, в принципе, возникали не в связи с наличием «хранителей традиций капитализма», а в связи с конкретными изменениями задач социалистического строительства и партийной работы. Независимо от следов капиталистического прошлого, В. И. Ленин рассматривал социализм как развивающийся социальный организм и характеризовал как бесконечно лживое «обычное буржуазное представление, будто социализм есть нечто мертвое, застывшее, раз навсегда данное...»7. Здесь (в свете указанной выше классификации) мы видим уже ленинский подход ко второму виду неантагонистических противоречий. Так, в резолюции X съезда партии по вопросам партийного строительства, написанной при ближайшем участии В. И. Ленина, в разделе «Общие предпосылки», было сказано: «...всякая организационная форма и соответствующие методы работы могут с изменением объективных условий развития революции превратиться из форм развития партийной организации в оковы этого развития... Противоречия между потребностями нового складывающегося положения, с одной стороны, и установившейся формой организации и методами ее работы — с другой, намечаются в общем раньше, чем окончательно скажется необходимость изменения курса. Этот последний должен меняться лишь тогда, когда в общем, в главном и основном, выполнена задача, выдвинувшая предыдущий тип организации и соответствующий ему метод работы»8. В этой очень важной мысли но вопросу диалектики содержания и формы указывается методологическая основа для борьбы как против консерватизма и догматизма в отношении устаревших форм, так и против субъективизма и волюнтаризма, т. е. практически против преждевременных перестроек, проводимых еще до того, как выполнена в общем и основном задача, выдвинувшая предыдущий тип организации.

Противоречия подобного типа связаны уже не только и не столько с пережитками капитализма, а прежде всего с новыми, более высокими задачами, встающими перед партией по мере успехов социалистического строительства.

И наконец, В. И. Ленин внимательно анализировал противоречия социалистического сектора, не являющиеся непосредственным отношением нового и старого, а характеризующие сложность и многогранность самого нового, его собственную внутреннюю диалектику развития. Здесь мы под новым и старым (в плане учения о развитии) понимаем только стороны противоречий, одна из которых (новое) способствует в данных условиях развитию, а другая (старое) в тех же условиях тормозит его. Критерием нового и старого выступает здесь лишь отношение к процессу развития, а не временные или возрастные особенности, которые также часто характеризуются в понятиях нового и старого, когда, например, говорят, что если явление появилось позже по времени или моложе по возрасту, то оно «новое», хотя может играть и тормозящую роль в процессе развития.

Сложность развития социалистического сектора проявлялась уже в первые годы Советской власти в том, что в нем органически переплетались стимулы, характерные лишь для низшей фазы коммунизма, с ростками высшей фазы. Так, например, и энтузиазм коммунистических субботников, и личная материальная заинтересованность трудящихся в оплате своего труда, несмотря на отличие друг от друга (и тем самым выступая в общефилософском смысле как противоположности), переплетаясь, способствовали развитию производительных сил, созданию материально-технической базы социализма, а в дальнейшем и коммунизма. Тем самым оба этих стимула в сочетании являлись новым, прогрессивным.

Только самая тесная, для данных условий, связь этих «противоположностей» обеспечивала успех нового в его борьбе против старого, отживающего.

Одним из таких выявленных самим В. И. Лениным жизненных противоречий было соотношение (в социалистическом секторе советской экономики) тенденций: с одной стороны, стремление ко все большему равенству между работниками внутри рабочего класса, трудящихся, между ведомствами и, с другой, необходимость выделять ударные (фактически привилегированные) группы работников и ведомства.

В. И. Ленин подчеркивал чрезвычайную трудность проблемы. «Вопрос трудный, — говорил он. — Ибо так или иначе сочетать приходится уравнительность и ударность, а эти понятия исключают друг друга. Но мы все-таки марксизму немножко учились, учились, как и когда можно и должно соединять противоположности, а главное: в нашей революции за три с половиной года мы практически неоднократно соединяли противоположности... Ведь можно сочетать эти противоположные понятия так, что получится какофония, а можно и так, что получится симфония»9.

Конечно, это важнейшее методологическое указание Ленина относилось не только к внутренней логике развития социалистического сектора. Оно учитывало и такие имевшие ранее место формы сочетания противоположностей, как, например, сочетание государственного капитализма и социализма в борьбе против мелкобуржуазной стихии. Но оно же относилось и к задачам внутреннего развития самого социалистического сектора. Само собою разумеется, что это указание Ленина также вовсе не означало, будто наметившийся переход от ударности к уравнительности означал полный отказ от ударности в духе мелкобуржуазной уравниловки. Отнюдь нет.

В наброске «Мысли насчет «плана» государственного хозяйства» Ленин пишет о необходимости в условиях чрезвычайно ограниченных резервов выделить наиболее крупные ударные предприятия, за которыми необходимо «следить неослабно... отвечать головой за рациональное употребление топлива и хлеба, за максимум заготовки того и другого, максимум подвоза, экономию топлива (и в промышленности и т. д. и т. д.), экономию продовольствия (кормить только хороших работников), повышение производительности труда и т. п.

Все остальное — в аренду или кому угодно отдать, или закрыть, или «бросить», забыть до прочного улучшения, позволяющего абсолютно рассчитывать не на 200 миллионов пудов хлеба + X миллионов пудов топлива, а на 300 миллионов пудов хлеба + 150% X топлива.

Вот мои мысли о Госплане» 10.

А через несколько месяцев после этих заметок в статье, посвященной четырехлетней годовщине Советской власти, Ленин поставил тот вопрос, о котором мы уже писали выше,— вопрос о сочетании коммунистического энтузиазма и личного интереса, хозяйственного расчета; о сочетании, тем самым, морального стимула и принципа материальной заинтересованности. И это особенно важно отметить, поскольку Ленин говорил в этой же статье о перспективах перехода от социализма к высшей фазе коммунизма.

Примечательно, что в жизни молодого Советского государства с самого начала выявились замечательные признаки коммунистического энтузиазма (коммунистические субботники), которые Ленин в статье «Великий почин» назвал ростками коммунизма. Ведь из самого этого факта можно было сделать «левацкий» вывод о необходимости строить коммунизм лишь на одном энтузиазме масс. Однако Ленин еще до Октября писал, что жизнь нередко показывает кусочек конца раньше начала и что сложность процессов жизни не оправдывает путаной постановки вопроса, когда речь идет не о зигзагах, а об основной внутренней направленности и закономерности развития.

Строго следуя требованиям объективной логики жизни, закономерности постепенного перехода к коммунизму через всемерное использование принципов и резервов социализма, Ленин показал необходимость сохранения принципа распределения по труду как основного, действующего на всем протяжении коммунистического строительства. В то же время Ленин сделал вывод о необходимости сочетания морального и материального стимулов, коммунистического энтузиазма и хозяйственного расчета для обеспечения неуклонного развития производительных сил социализма.

В. И. Ленин писал о том, что потребуется «ряд переходных ступеней: государственный капитализм и социализм, чтобы подготовить — работой долгого ряда лет подготовить — переход к коммунизму. Не на энтузиазме непосредственно, а при помощи энтузиазма, рожденного великой революцией, на личном интересе, на личной заинтересованности, на хозяйственном расчете потрудитесь построить сначала прочные мостки, ведущие в мелкокрестьянской стране через государственный капитализм к социализму; иначе вы не подойдете к коммунизму, иначе вы не подведете десятки и десятки миллионов людей к коммунизму. Так сказала нам жизнь. Так сказал нам объективный ход развития революции»11. Тут же В. И. Ленин подчеркивал, что такое сочетание противоположностей необходимо было как метод неуклонного, на длительный период рассчитанного повышения производительности труда.

Обобщая сказанное, важно иметь в виду, что В. И. Ленин всегда очень тонко ставил вопрос о борьбе нового и старого, учитывал, что «остатки старого в новом» показывает жизнь на каждом шагу, и в природе и в обществе, требовал при анализе новых явлений широко применять метод критики и самокритики, проверять, «насколько коммунистично это новое»12, всегда выступал против доводов «рутины... спячки... косности» 13.

Таким образом, анализ ленинского подхода к противоречиям строящегося социализма и последующего перехода к коммунизму позволяет сделать вывод, что тезис Ленина «противоречия останутся и при социализме» уже в момент его формулирования не являлся чистой логической дедукцией, а обобщал накапливавшийся уже тогда опыт социалистического строительства.

2

С завершением переходного периода и с победой социализма в СССР были ликвидированы внутренние классовые антагонизмы. Возникло невиданное ранее в истории социальное единство общества: единство коренных интересов всех трудящихся классов и социальных групп на основе общественной собственности на средства производства и общности конечной цели построения высшей фазы коммунизма; единство коренных интересов социалистических наций и народностей, великая дружба народов; единство коренных интересов и помыслов старших и младших поколений строителей коммунизма; нерушимое единство партии и народа.

Маркс и Энгельс научно предвидели развитие общества в сторону будущего социального единства подобного рода. Еще в «Манифесте Коммунистической партии» они писали о том, что крестьянство становится революционным, лишь поскольку оно переходит на позиции пролетариата, что лучшие представители господствующих классов, возвысившиеся до понимания общего хода исторического развития, также переходят на сторону пролетариата. Таким образом, уже при капитализме складываются известные предпосылки единства всех прогрессивных демократических сил. Но только в условиях полностью и окончательно победившего социализма конечные цели пролетариата практически становятся конечными целями как крестьянства, так и интеллигенции.

В. И. Ленин также неоднократно говорил о значении единства воли, единства деятельности, единства стремлений для развития социалистического общества.

В. И. Ленин подчеркивал, что единство воли, если его рассматривать не как фразу, может быть достигнуто практическим путем только на базе социалистического строя14. Он же указывал также и на то, что сама материально-техническая база социализма предполагает и требует «безусловного и строжайшего единства воли, направляющей совместную работу сотен, тысяч и десятков тысяч людей. И технически, и экономически, и исторически необходимость эта очевидна, всеми, думавшими о социализме, всегда признавалась как его условие...» 15.

Но только полная и окончательная победа социализма в СССР впервые в истории привела к реализации возможности действительного социального единства, открыла пути внутреннего общественного развития без политической революции.

Идеологи современного антикоммунизма истолковали великое завоевание Октябрьской революции — социальное единство общества как «отказ» советских коммунистов от марксовой диалектики, которая-де признает противоречия только в виде классовой борьбы, скачки — лишь в форме политической революции и действие закона отрицания отрицания — только в виде неизбежной смены формаций, включая и коммунистическую.

В свое время один из патриархов ревизионизма II Интернационала, Э. Бернштейн, действительно отрицал всеобщность диалектических законов развития, потому, что, как он утверждал, всеобщими являются лишь такие законы, которые будут действовать и в условиях будущего социализма. Само по себе это последнее утверждение верно, но социальная гармония при социализме, по мнению Бернштейна, должна была исключить всякие противоречия, всякую диалектику.

Полемизируя с К. Каутским, Бернштейн писал: ««Движущей силой всякого развития является борьба противоречий», заявляет Каутский и спрашивает меня, считаю ли я ошибочным это учение или лишь особые его формы в доктринах Гегеля, Маркса и Энгельса. На это я отвечу вопросом: если утверждение Каутского правильно, то что станет с «конечной целью» социализма, с общественным строем, основанным на гармонической совместной жизни его членов? Разве в нем прекратится всякое развитие? Я не придерживаюсь воззрения, что борьба противоречий является движущей силой всякого развития. Совместное действие родственных сил является также великим двигателем развития»16. Это писалось еще в конце XIX в. (1898—1899 гг.).

Таким образом, Бернштейн противопоставлял будущее социальное единство общества противоречиям его развития и на этой основе отрицал действие основного закона материалистической диалектики при социализме. Полемика Каутского с Бернштейном завершилась в конечном счете капитуляцией Каутского. В 1927 г. Каутский в книге «Материалистическое понимание истории» уже не утверждал, что борьба противоречий является движущей силой всякого развития, а писал нечто прямо противоположное: «Мы никоим образом не должны везде и всюду предполагать наличие диалектики как необходимой схемы развития...»

Таким образом, еще задолго до победы социализма вопрос о соотношении единства и противоречий в развитии будущего социалистического общества как один из вопросов диалектики социализма решался идеологами реформизма и ревизионизма на основе отказа от диалектики, отрицания жизненных противоречий в рамках этого единства. Уже в то время антагонистические противоречия абсолютизировались, как якобы единственный вид противоречий, а отсутствие в будущем социальных антагонизмов трактовалось как отсутствие диалектики социалистического развития, как отрицание всеобщего характера диалектического развития, как отказ от самой материалистической диалектики.

Итак, идеологи современного антикоммунизма пытаются приписать советской философской науке концепции теоретиков II Интернационала, давно разоблаченные ленинизмом и самой жизнью.

Однако рассмотренный нами выше ленинский анализ противоречий роста внутри социалистического сектора, давая единственно верную методологическую основу действительно научного решения проблемы соотношения социального единства и диалектики социализма, позволяет разоблачить ухищрения идеологов антикоммунизма и указывает путь к анализу диалектики коммунистического строительства на современном его этапе.

Ленинский подход к противоречиям исходит из того, что единство и борьба противоположностей (как сторон диалектического противоречия) имеются всюду, где происходит развитие, т. е. и в природе, и в обществе.

Единство таких противоположностей всегда относительно, а их борьба абсолютна, как абсолютно саморазвитие. Это и имел в виду В. И. Ленин, формулируя в «Философских тетрадях» общефилософскую закономерность развития.

Иной аспект проблемы затрагивается вопросом о соотношении социального единства и противоречий внутри социалистического общества. Такого единства нет ни в природе, ни в любой эксплуататорской формации. Оно — великое завоевание победившего социализма.

Марксистско-ленинский анализ процесса неуклонного укрепления социального единства советского общества означает не отказ от диалектики как философской науки, а ее дальнейшее творческое развитие. В решении этой проблемы даются ответы на сложные и новые вопросы: как, каким образом всеобщая черта закона диалектики — относительность единства и абсолютность борьбы противоположностей — проявляется в специфических условиях социализма (укрепляющегося социального единства советского общества)? Как эта специфика социализма (укрепляющееся социальное единство советского общества) конкретизирует всеобщий принцип развития, выраженный ленинской формулой об относительности единства и абсолютности борьбы противоположностей?

И здесь особенно ярко обнаруживается методологическое значение ленинского анализа тех «видов» неантагонистических противоречий внутри социалистического сектора, о которых мы говорили вначале.

Внутренние неантагонистические противоречия, как и предвидел В. И. Ленин, имеются и при социализме. Они характеризуют его сущность, стимулы развития экономической, политической, культурной жизни, если иметь в виду, что важной стороной этих противоречий является необходимость и возможность их своевременного разрешения.

Неантагонистические противоречия социализма коренным образом отличны от антагонизмов капитализма. Если последние основаны на непримиримой враждебности классовых интересов, то первые покоятся на коренной общности интересов дружественных классов и социальных групп. Социальные антагонизмы капиталистического общества не могут быть полностью разрешены без ликвидации частной собственности на средства производства. В противоположность этому разрешение неантагонистических противоречий социализма означает не свертывание, а дальнейшее совершенствование социалистической собственности на средства производства.

Надстройка капиталистического общества (государство, буржуазные политические партии) стоит на страже частной собственности и препятствует своевременному разрешению антагонистических противоречий капитализма. Совсем иначе обстоит дело при социализме. Вся надстройка социалистического общества (социалистическое государство, партия и т. д.) является могучим рычагом прогрессивного развития, заинтересована в своевременном разрешении неантагонистических противоречий социализма.

В социалистическом обществе с помощью всех форм и методов критики и самокритики, путем повышения уровня научного руководства обществом удается разрешить внутренние противоречия без обязательного доведения их до высшей точки обострения. Внутренние противоречия социалистического общества развертываются и преодолеваются в рамках неуклонно крепнущего социального единства.

Как и предвидел В. И. Ленин, для низшей фазы коммунистического общества существенными являются противоречия, порожденные сохранившимися «родимыми пятнами» (Маркс) старого общества. Это положение Ленина не устарело и сегодня. Необходимы серьезные усилия для преодоления таких «родимых пятен». К ним относится, например, еще имеющийся большой объем ручного, зачастую тяжелого, физического труда, когда на предприятии нередко сочетаются высокий уровень механизации на одних участках и ручной труд на вспомогательных работах, или большое количество имеющихся еще в стране малых городов без достаточно развитой в них современной промышленности. Средством преодоления подобных противоречий является всемерное развитие комплексной, а не частичной механизации и все более полная автоматизация производства, а также развитие современной промышленности в небольших городах с не использованными еще резервами населения.

Но особенно живучи остатки старого в сознании и поведении людей. Нельзя строить коммунизм без борьбы с пережитками частнособственнической психологии, хулиганством, пьянством, тунеядством, преступностью, аполитичностью, безыдейностью, религиозными предрассудками и другими пороками, еще не преодоленными полностью в социалистическом обществе. Необходимо глубоко изучать причины и условия, сохраняющие и воспроизводящие отрицательные явления этого рода, совершенствовать формы и методы борьбы с подобными антиобщественными, антисоциалистическими явлениями, Понятно, что сам процесс коммунистического воспитания и самовоспитания трудящихся есть процесс борьбы нового против старого.

Непримиримость и принципиальность в борьбе против всех этих вредных привычек и традиций прошлого, особенно в условиях обострения идеологической борьбы на современном этапе, не ослабляет, а укрепляет социальное единство советского общества, которое в свою очередь создает более благоприятные условия для выявления и преодоления этих неантагонистических противоречий между новым и старым, типичных для низшей фазы коммунизма.

Однако для нынешнего этапа коммунистического строительства характерны и такие неантагонистические противоречия, которые сами по себе уже не связаны с наличием «родимых пятен» старого общества. Эти противоречия возникают, как и предвидел Ленин, в связи с постановкой новых, высших задач, продиктованных постепенным переходом от социализма к коммунизму. В процессе коммунистического строительства неизбежно устаревают, изживают себя такие явления, которые сами по себе не являются пережитками капитализма, которые были порождены социализмом и еще недавно являлись стимулом развития, но на более высоком этапе коммунистического строительства изжили себя, устарели. Это особенно ярко проявилось, например, в результате выполнения 7-летнего плана народного хозяйства СССР. Удвоение основных производственных фондов в стране, качественное изменение и усложнение самого производства (если иметь в виду прежде всего объективную сторону процесса, хотя имелись также недочеты и ошибки в планировании) породили противоречие между новым уровнем общественного производства и устаревшими формами хозяйствования. Проводимая в соответствии с решениями партии экономическая реформа как раз и призвана разрешить эти диалектические, жизненные противоречия.

Преодоление, а не примирение противоречий этого вида также не ослабляет, а укрепляет социальное единство социалистического общества. В ходе решения подобных противоречий встает очень много сложнейших вопросов, требующих знания объективных законов экономического развития, проведения крупных социальных экспериментов, поисков новых организационных форм, напряженной работы научной мысли, мобилизации инициативы трудящихся, борьбы с проявлениями косности, рутины или с авантюристическими решениями, отрывающимися от достигнутой степени экономической зрелости, технического прогресса, соображений общественной выгоды и т. д. и т. п. Поэтому партия воспитывает коммунистов и всех трудящихся «в духе непримиримости к косности и рутине, поддерживает все новое, передовое... придает большое значение развертыванию деловой и принципиальной критики и самокритики, способствующей улучшению деятельности партийных, государственных и общественных организаций»17.

Важное значение в условиях строительства коммунизма имеет развитый Лениным и рассмотренный нами в начале главы принцип «сочетания противоположностей» в новом как метод обогащения нового, прогрессивного, как метод укрепления позиций нового в его борьбе со старым, отживающим.

Мы уже говорили о постановке Лениным вопроса максимального использования принципов социализма в сочетании с ростками коммунизма. В современных условиях такое сочетание является условием для постепенного перехода от социализма к коммунизму и гарантией как от догматических, так и от волюнтаристических ошибок.

Залогом успешного строительства коммунизма применительно к руководству экономикой является сегодня правильное сочетание таких противоположностей, как демократия и централизм, в ленинском принципе демократического централизма.

Далее, интересы коммунизма требуют заботы общества о каждом советском человеке и полного осознания личностью своего долга и ответственности перед социалистическим обществом и коллективом. Только такое сочетание общественного и личного во взаимоотношениях общества, коллектива, индивида способствует успешному строительству коммунизма и воспитанию нового человека.

Во взаимоотношении социалистических наций и трудящихся каждой социалистической нации и народности сочетаются ведущий принцип социалистического интернационализма и советского патриотизма с национальной гордостью за успехи каждой нации в коммунистическом строительстве.

Особенностью нынешнего этапа строительства коммунизма является объективная возможность совокупного использования для дальнейшего развития как резервов и возможностей социализма, так и вызревающих зачатков высшей фазы коммунизма. «Коммунизм может быть построен только на основе достижений социализма, на основе дальнейшего развития и совершенствования его экономики, социальной структуры, политической организации и духовной жизни»18. Это положение тезисов ЦК КПСС «50 лет Великой Октябрьской социалистической революции» очень важно для понимания подлинной диалектики строительства коммунизма.

Все те рычаги социалистической экономики, которые являются типичными и специфическими только для низшей фазы коммунизма (принцип распределения по труду, товарная форма социалистического продукта, советская торговля, деньги, хозрасчет, прибыль, кредит), сегодня активно способствуют развитию производительных сил, созданию материально-технической базы коммунизма.

Но в органической связи с этими социалистическими стимулами действуют и такие, как движение за коммунистический труд, за сочетание коммунистического труда с коммунистическим бытом и др.

По мере роста общественного богатства возрастает значение общественных фондов потребления, распределяемых государством уже не в соответствии с трудовым вкладом каждого трудящегося, а в порядке дополнения к распределению по труду.

Таким образом, лишь сочетание материальных (характерных для социализма) и моральных (типичных не только для низшей, но и для высшей фазы коммунизма) стимулов к труду, а не противопоставление их друг другу является движущей силой коммунистического строительства, средством борьбы против крайностей, т. е. против абсолютизации только материальных или только моральных факторов в строительстве коммунизма.

Отношение сочетаемых противоположностей во всех этих случаях неправильно было бы рассматривать как процесс примирения нового и старого. Как раз наоборот. Это сочетание является процессом все более полного выявления и мобилизации резервов и потенций, заложенных в объективных условиях социалистического общества, строящего коммунизм. Сам этот процесс обязательно предполагает борьбу против всяких проявлений косности, рутины, инертности, борьбу против тенденций чрезмерного преувеличения роли одной из сочетаемых сторон за счет принижения другой, что ведет к «шараханью» в крайности, к нарушению меры оптимального сочетания этих сторон.

Весь этот процесс носит диалектический характер. Можно сказать, что это — сочетание тождественных и различных черт внутри социалистического нового, сочетание целого и частей его в целостном единстве, сочетание единого и многого, выявление все новых граней, сторон, черт развивающегося, становящегося коммунистического общества.

В. И. Ленин всегда подчеркивал необходимость учета и анализа взаимопереплетения и влияния внешних (связанных с антагонистической противоположностью двух социальных систем) и внутренних противоречий социализма. В наши задачи не входит специальное рассмотрение этой стороны ленинского учения о противоречиях социализма. Мы не касаемся также вопроса о противоречиях, возникающих в результате тех или иных ошибок и недочетов, и вопроса о следах антагонизмов (например, об отношении преступной личности и социалистического общества). Речь идет здесь лишь о сущностных, внутренних, неантагонистических противоречиях нашего роста, без выявления и преодоления которых нет и не может быть движения к коммунизму.

Общей чертой развертывания всех сущностных противоречий социализма является не примирение, не нейтрализация, не равновесие нового и старого, а преодоление, разрешение противоречий, абсолютность борьбы нового и старого, передового и отсталого. Но абсолютность борьбы и относительность единства этих противоположностей (сторон противоречия), движение и разрешение этих противоречий не ослабляет, а, напротив, укрепляет социальное единство советского общества. Оно — необходимое условие своевременного преодоления диалектических противоречий социализма, потому что в обстановке такого единства уже нет внутри социалистического общества организованных социальных сил, заинтересованных в сохранении старого, того, что тормозит наше развитие к коммунизму.

Развертывание и своевременное разрешение неантагонистических противоречий социализма, в свою очередь, укрепляет социальное единство советского общества. Такое разрешение противоречий означает успешное решение новых задач, преодоление новых трудностей, закономерно возникающих в ходе строительства коммунизма, создание новых условий для дальнейшего успешного коммунистического строительства.

Само социальное единство советского общества может укрепляться лишь в борьбе с теми явлениями, которые так или иначе стоят на его пути.

И наконец, в самом социальном единстве советского общества имеются, возникают и разрешаются свои противоречия роста, играющие роль импульса коммунистического строительства.

В процессе укрепления социального единства советского общества осуществляется сближение дружественных классов и групп при ведущей роли рабочего класса.

В борьбе со старым, отживающим по мере успехов этой борьбы, стираются еще имеющиеся следы былых, уже решенных в коренном и главном противоречий между классами, преодолеваются существенные различия между городом и деревней, между физическим и умственным трудом.

XXIII съезд КПСС особо обратил внимание на задачи сближения уровней жизни города и деревни, преодоления существенных различий между умственным и физическим трудом, сближения социалистических дружественных классов.

Путь к высшей фазе коммунизма — это не путь возврата назад, к былым антагонизмам, а путь вперед, к полной социальной однородности; не разжигание классовой борьбы внутри страны, а преодоление классовых различий.

Однако, вопреки утверждениям современных «неометафизиков», единство социалистического общества не устраняет противоречий как источника развития. Диалектика не умирает при социализме, а закономерно приобретает специфические формы проявления.

Таковы некоторые выводы, вытекающие из анализа социального единства советского общества в свете ленинских мыслей о противоречиях социализма.

Примечания:

1 Отметим здесь в первую очередь такие работы, как книги М. М. Розенталя «Ленин и диалектика», В. Е. Козловского «Развитие В. И. Лениным учения о противоречиях» и др.

2 Ленинский сборник XI, стр. 357.

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 45, стр. 30.

4 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 6, стр. 331.

5 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 5, стр. 53.

6 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 89—91.

7 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 33, стр. 99.

8 «КПСС в резолюциях...», ч. I. М., 1954, стр. 516.

9 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 42, стр. 211.

10 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 64—65.

11 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 44, стр. 151.

12 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 37, стр. 91.

13 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 31, стр. 183.

14 См. В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 307—309.

15 В. П. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 271.

16 Э. Бернштейн. Очерки из истории и теории социализма. Спб., 1902, стр. 329-330.

17 «50 лет Великой Октябрьской социалистической революции». М., 1967, стр. 64.

18 «50 лет Великой Октябрьской социалистической революции», стр. 250