ГЛАВА XV

ЛЕНИН И ПРОБЛЕМА ЧЕЛОВЕКА

В духовном развитии современного общества, в идейной борьбе, ведущейся ныне в мире, проблема человека, личности является одной из самых актуальных и острых. В социалистических странах она приобретает возрастающее значение прежде всего в связи с непрерывно расширяющимися возможностями для расцвета и всестороннего развития индивида.

Совершенно иные причины обусловливают повышение внимания к проблеме личности в капиталистических странах. Научно-техническая революция создает все больше объективных возможностей для удовлетворения подлинно человеческих потребностей людей. В то же время государственно-монополистический капитализм в исключительной степени усиливает свое пагубное воздействие на личность. Монополии, их вездесущая реклама, «промышленность общественного мнения», «массовая культура» все более «деперсонизируют» общество, обезличивают людей. Это до предела обостряет отношения личности и общества. Неудивительно поэтому, что в последние десятилетия издано громадное количество книг, посвященных рассмотрению положения индивида в обществе.

Единственно правильное решение проблемы человека, как и всех других, дает марксизм-ленинизм. Огромное значение в этом отношении имеют труды В. И. Ленина. Главное внимание в произведениях Ленина занимает вопрос о социальном освобождении трудящихся. В этом — глубочайший гуманизм теоретических работ и практической деятельности В. И. Ленина.

Как и К. Маркс и Ф. Энгельс, В. И. Ленин исследовал объективные закономерности общественного развития. Но для него эти законы не были отвлеченными и обезличенными. Он подчеркивал, что «история вся слагается именно из действий личностей, представляющих из себя несомненно деятелей»1.

Поэтому для Ленина анализ социальных отношений означал в то же время исследование типичных личностей как представителей определенной эпохи и определенного класса. «...Социолог-материалист,— писал Ленин,— делающий предметом своего изучения определенные общественные отношения людей, тем самым уже изучает и реальных личностей, из действий которых и слагаются эти отношения»2.

1

Во всех главных аспектах проблемы человека, в первую очередь при оценке его сущности, причин угнетения, борьбы за свободу, явственно проявляются три главные точки зрения, соответствующие мировоззрению и устремлениям трех наиболее многочисленных и влиятельных классов современности — пролетариата, буржуазии и мелкой буржуазии. Это требует от коммунистов, выразителей интересов рабочего класса, вести постоянную борьбу на два фронта — против буржуазных и реформистско-ревизионистских концепций, с одной стороны, и против мелкобуржуазных, левосектантских взглядов — с другой.

Идеологи буржуазии, а также их подголоски из числа реформистов и ревизионистов так или иначе защищают идеалистические и метафизические представления о неизменности человеческой природы. Характеризуя «вечную и неизменную» природу человека, идеологи буржуазии приписывают ему те качества, которые являются следствием частнособственнических общественных отношений, воспитаны ими. Все то, что не соответствует этой абстрактной природе, объявляется незакономерным. Причем характерно: если буржуазные просветители XVIII в. заявляли, что феодализм противоречит «вечной природе» человека, то современные идеологи буржуазии заявляют, что ей противоречит коммунизм. Таким образом, если ранее теория о «вечной природе» человека использовалась в прогрессивных целях, в борьбе против феодализма, то сейчас — в целях сугубо реакционных, для защиты капитализма.

Ленин подверг уничтожающей критике воззрения социологов-метафизиков, отказывавшихся исходить из научного анализа объективных закономерностей общественного развития, противоречий той или иной конкретной формации и подменявших такой анализ абстрактными рассуждениями об «обществе вообще», «человеческой природе», «вечной морали» и т. п. «Поэтому-то,—писал Ленин,—все эти философско-исторические теории и возникали и лопались, как мыльные пузыри, являясь в лучшем случае симптомом общественных идей и отношений своего времени и не подвигая ни на волос вперед понимания человеком хотя бы каких-нибудь единичных, но зато действительных (а не тех, которые «соответствуют человеческой природе») общественных отношений»3.

В противоположность представлениям о «вечной и неизменной природе» абстрактных личностей, Ленин предлагал исследовать конкретные социальные группы, классы, так как классовые характеристики — это то главное, что присуще людям в классовом обществе. «Личные исключения из групповых и классовых типов, конечно, есть и всегда будут,— писал Ленин.— Но социальные типы остаются» 4.

Теория о «вечности и неизменности» человеческой природы не только до конца разоблачена марксистской наукой, но она полностью опровергнута всей практикой исторического развития, показавшего зависимость сознания людей от их бытия. Смертельный удар этой теории нанес опыт социалистического строительства в СССР и других странах, в которых на основе коренных социальных преобразований люди освобождаются от возникших у них в классовом обществе антиобщественных взглядов.

Если буржуазные и реформистские идеологи ратуют за абстрактный, внеисторический, а следовательно, и внеклассовый подход к рассмотрению человека, то мелкобуржуазные идеологи, наоборот, отрицают правомерность самой постановки вопроса о сущности человека, не связанной с классовыми признаками.

Такое понимание человека не признает наличия каких бы то ни было общечеловеческих качеств. Характеризуя «классовую сущность» человека, мелкобуржуазные идеологи, в частности «левые» ревизионисты, в качестве своего идеала представляют всемерно «опрощенное», материально и духовно нищее существо, лишенное всех атрибутов цивилизации.

Это приводит к концепции уравнительного коммунизма, которая приносит в наше время особенно большой вред, ибо уже полностью созрели условия для ликвидации частнособственнических порядков, для установления подлинного равенства на основе высокого развития производительных сил, позволяющего удовлетворить все потребности членов общества.

Марксизму чужды как метафизические взгляды на общество и человека, сводящиеся к признанию «неизменной» человеческой природы, так и релятивистские представления, отрицающие наличие какой бы то ни было человеческой сущности, природы человека, сводящие ее только к классовым признакам. В частности, Ленин говорил о простейших общечеловеческих нормах морали.

Человеческая личность — это своеобразная «микросистема», в определенной степени автономная в рамках законов, управляющих обществом, через свою деятельность «интериоризирующая» внешний для нее социальный опыт, т. е. переводящая его в свою внутреннюю структуру. Однако характер «перевода внешнего во внутреннее» предопределяется внутренней структурой каждой конкретной личности, сформированной предшествующим опытом, вот почему личность не растворяется в социальной среде, а относится к ней как автономная единица. Структура каждой личности воплощает в себе социально-общественные черты, биологически обусловленные признаки, качества, определяемые индивидуальными особенностями психических процессов и индивидуально приобретенным опытом.

Это значит, что марксизм-ленинизм признает единство общечеловеческого и конкретно-исторического. Данное единство вытекает из преемственности в развитии производительных сил общества, из преемственности производственных отношений, общественно-экономических формаций, отрицающих друг друга в ходе исторического развития, но отрицающих диалектически, с оставлением всего положительного из ранее достигнутого, из преемственности духовного, культурного развития общества, наконец, из преемственности в развитии психики человека.

Общечеловеческое берет свое начало в первобытном, неклассовом обществе, а затем постепенно накапливается в деятельности прогрессивных сил всех времен. В наше время в наибольшей степени общечеловеческое воплощает в себе рабочий класс. Полностью же оно раскрывается при коммунизме. Таким образом, всю историю человечества следует рассматривать как процесс становления подлинной человеческой сущности.

2

Сейчас даже среди идеологов эксплуататорских классов мало находится представителей, которые решаются прямо изображать современный капитализм «гуманным обществом», — уж слишком выпирает его античеловеческая сущность. Однако все защитники капитализма так или иначе проповедуют возможность его «улучшения». На деле такая проповедь означает увековечение капиталистического рабства и сама по себе носит глубоко античеловеческий характер.

И лишь одни марксисты-ленинцы прямо и недвусмысленно заявляли и заявляют, что только революционное уничтожение капитализма и замена его социализмом, перерастающим в коммунизм, дают возможность на деле освободить народные массы от всяческого гнета. Именно поэтому последовательными гуманистами в наше время выступают коммунисты. Их программа классовой борьбы, социалистической революции и диктатуры пролетариата как единственно возможного средства преобразования капиталистического общества в социалистическое — это и есть реальный гуманизм современности.

Некоторые представители ревизионистского лагеря тщатся упрекать В. И. Ленина в «антигуманизме», поскольку он выступал решительным сторонником классовой борьбы и революционного насилия. Но это не что иное, как наглая проповедь все той же вековечности капитализма, ибо другого пути устранения социального рабства, кроме революционного принуждения по отношению к эксплуататорам, история не знает. «Если вам даже хочется отрицать понятие классовой борьбы, господствующий класс силой навяжет вам эту идею»5,— справедливо писал великий гуманист Ромен Роллан.

В. И. Ленин указывал, что «все развитие идет к уничтожению насильственного господства одной части общества над другой» 6. Но он в то же время открыто заявил, что путь к такому состоянию лежит через классовую борьбу и насильственное устранение эксплуататорских классов, «хотя в нашем идеале нет места насилию над людьми» 7.

В отличие от буржуазных концепций общественного развития, признающих вечность и неустранимость социального неравенства и гнета, и мелкобуржуазных концепций примитивного, уравнительного коммунизма, марксизм-ленинизм считает, что главной предпосылкой свободы и действительного освобождения человека является достижение такого уровня развития производительных сил общества, который обеспечит удовлетворение материальных и духовных потребностей всех людей, а следовательно, всестороннее развитие не узкого слоя их, а всех членов общества.

Развитие орудий труда ныне достигло такого уровня, что в ближайшем будущем может быть создано изобилие продуктов и товаров народного потребления, необходимое для удовлетворения всех потребностей людей. Известный английский ученый Дж. Бернал по этому поводу пишет: «На протяжении длительного периода господства классовых обществ наличная техника никогда не была настолько высоко развита, чтобы обеспечить более чем небольшой избыток продукции над средствами существования, который присваивался господствующим классом. Теперь благодаря науке мы можем сделать этот избыток настолько большим, насколько захотим...» 8

Ревизионистские элементы клеветнически обвиняли В. И. Ленина в том, что он якобы пренебрежительно относился к человеку, что он- будто бы видел в личности лишь средство для достижения коллективных целей. Большую несуразность трудно и представить. Ленин был гуманистом в самом высоком значении этого слова, гуманистом на деле, вслед за Марксом указавшим единственно возможный путь освобождения человека труда. Этот путь — не анархический протест одиночек, а организованная массовая борьба трудящихся, добивающихся освобождения для всех, т. е. для каждой личности. Развитием этой ленинской идеи является Программа КПСС с ее истинно гуманистическим девизом: «Все для человека». Единственное, чего марксизм-ленинизм не допускает, так это противопоставления личности коллективу, считая, что только в коллективе возможна личная свобода и что только коллективные усилия масс могут обеспечить свободу каждой отдельной личности.

Социализм, писал Ленин, впервые создает возможность «втянуть действительно большинство трудящихся на арену такой работы, где они могут проявить себя, развернуть свои способности, обнаружить таланты, которых в народе — непочатой родник и которые капитализм мял, давил, душил тысячами и миллионами» 9. Именно тому, чтобы, по его выражению, «наинижайшие низы» трудящихся поднять к свободному историческому творчеству, В. И. Ленин посвятил всю свою жизнь.

Маркс и Энгельс, а затем Ленин показали, что уничтожение частной собственности на средства производства и переход их в общественную собственность, постепенное устранение на этой основе всех остатков порабощающего человека разделения труда создают условия для господства человека над природой, над общественными отношениями и над самим собой, т. е. создают условия для подлинной свободы.

Различного рода филистеры всячески изворачиваются, пытаясь доказать, что освобождение человека возможно будто бы и без уничтожения частной собственности. «Социализм,— писал один из лидеров французской Социалистической партии, Жан Тексье,— это что-то совершенно отличающееся от уничтожения капиталистической собственности». Правые социалисты, а также ревизионисты, подобно всем буржуазным проповедникам «чистой» свободы, переносят освобождение человека в духовную сферу. Они на все лады трубят «об уважении к человеческой личности и человеческому достоинству», но... на почве капитализма.

Такой подход к вопросу есть самый бессовестный обман трудящихся. Как будто при сохранении капиталистических отношений, с их чудовищным неравенством, с их бесчеловечной конкуренцией, уничтожающей слабых, с их подавлением талантов, человек может достигнуть свободы в развитии своих способностей.

Абстрактному, пустому понятию свободы марксизм-ленинизм противопоставил конкретный анализ условий ее осуществления. Он научно доказал, что в обществе, разделенном на противоположные классы, свобода для всех невозможна, что свобода одного из них означает рабство для других классов, что только в бесклассовом обществе возможна подлинная свобода. «Пока не уничтожены классы,— указывал Ленин,— всякие разговоры о свободе и равенстве вообще являются самообманом или обманом рабочих, а также всех трудящихся и эксплуатируемых капиталом, являются, во всяком случае, защитой интересов буржуазии. Пока не уничтожены классы, при всяком рассуждении о свободе и равенстве должен быть поставлен вопрос: свобода для какого класса? и для какого именно употребления? равенство какого класса с каким? и в каком именно отношении? Обход этих вопросов, прямой или косвенный, сознательный или бессознательный, является неизбежно защитой интересов буржуазии, интересов капитала, интересов эксплуататоров. Лозунг свободы и равенства, при умолчании об этих вопросах, о частной собственности на средства производства, есть ложь и лицемерие буржуазного общества, которое формальным признанием свободы и равенства прикрывает фактические, экономические несвободу и неравенство для рабочих, для всех трудящихся и эксплуатируемых капиталом, т. е. для громадного большинства населения во всех капиталистических странах»10.

Только господство общественной собственности создает равные и реальные возможности для всех пользоваться всем миром богатств, созданных человечеством, следовательно, только общественная собственность может явиться и на деле является реальной основой для удовлетворения всех материальных и духовных потребностей людей, для их всесторонней жизнедеятельности.

Известный ученый-историк Уильям Дюбуа писал: «Население Советского Союза избавлено от забот, которые гнетут американца. Как он будет жить, когда состарится? Как он будет лечиться, когда заболеет? Как дать образование своим детям? Как можно позволить себе взять отпуск, когда в доме нужна каждая копейка? Советский гражданин знает, что во всех этих вопросах его защищает государство». Все это как раз и составляет решающий шаг к завоеванию подлинной свободы человеком — свободы от безработицы и нищеты, от страха за завтрашний день, от неграмотности и бескультурья.

В. И. Ленин, как никто другой, определил конкретные пути раскрепощения и приобщения к достижениям цивилизации всех слоев трудового населения — рабочих, крестьян, интеллигенции, женщин, молодежи. Его учение о культурной революции, осуществление партией этого учения на деле дали возможность преодолеть практически отчуждение всего населения не только от средств материального производства, но и от всех достижений культурного развития человека. Теперь все видят, что социализм впервые в истории дал возможность трудящимся овладеть наукой, культурой. Подготовка миллионов инженеров, техников, ученых, агрономов, учителей и других специалистов народного хозяйства и культуры, вышедших из толщи народа, получение подавляющим большинством трудящихся СССР среднего (полного и неполного) образования — разве это не ярчайшее свидетельство правильности ленинского пути раскрепощения человека?

Процесс полного освобождения человека, однако, не завершается при социализме. Маркс писал, что социализм — это такое общество, которое во всех отношениях — в экономическом, нравственном и умственном — сохраняет еще родимые пятна старого общества, из недр которого оно вышло. Эти «родимые пятна», представляющие в то же время остатки социальной несвободы человека при социализме, заключаются прежде всего в наличии остатков старого разделения труда и вытекающих из него последствий. Ленин писал, что так называемое «буржуазное право» при социализме остается в качестве регулятора (определителя) распределения продуктов и распределения труда между членами общества. Как видим, Ленин указывает на остатки старых отношений не только в распределении, но и в производстве, именно в распределении «труда между членами общества»11.

Уровень развития производительных сил, в частности орудий труда, обусловливает еще существование таких довольно резко отличающихся друг от друга видов деятельности, как труд умственный и физический, квалифицированный и неквалифицированный, труд промышленный и сельскохозяйственный. В обществе существует такой неквалифицированный, изнурительный труд, как труд в домашнем хозяйстве, в котором заняты миллионы женщин, не работающих в общественном производстве.

Неравенство в производстве и в других областях жизни оказывает влияние на неравенство в уровне развития людей. Например, если сопоставить число лиц, имеющих высшее и среднее (полное и неполное) образование по соответствующим производственным группам, то среди рабочих на тысячу будет 500 человек, среди крестьян — 330, а среди специалистов и служащих — 928 человек12. Это еще довольно большой разрыв, хотя тенденция развития в нашем обществе ведет к его сокращению. Подобное же соотношение можно наблюдать между городским и сельским населением. Поскольку индустриальный труд более механизирован, чем труд сельскохозяйственный, он требует работников более подготовленных в культурном отношении. Среди жителей городов на тысячу населения приходится с высшим образованием 32, а среди жителей деревни — 5,6 человека; со средним и неполным средним — соответственно 344 и 188.

Как показывают исследования, во всех социалистических странах рабочее время женщин, особенно занятых в общественном производстве, поскольку они вынуждены к тому же заниматься домашним хозяйством, значительно больше, чем у мужчин; иногда эта разница доходит до 50 процентов. Соответственно их свободное время значительно меньше. Это значит, что женщины не имеют еще равных условий с мужчинами, они не имеют возможности в такой же степени, как мужчины, приобщаться к знаниям, к культурно-просветительной деятельности. Поэтому их сознательность и культурный уровень в целом ниже, чем у мужчин, о чем говорит хотя бы тот факт, что религиозность в их среде распространена значительно больше, чем среди мужчин.

Указывая, что трудящуюся женщину порабощает домашнее хозяйство, Ленин заявлял: «Настоящее освобождение женщины, настоящий коммунизм начнется только там и тогда, где и когда начнется массовая борьба (руководимая владеющим государственной властью пролетариатом) против этого мелкого домашнего хозяйства, или, вернее, массовая перестройка его в крупное социалистическое хозяйство»13.

Все это означает, что с переходом общества к первой фазе коммунизма не устраняется еще полностью неравенство людей, пережитки старого капиталистического общества в быту, в положении людей, в их сознании. Особенно живучи индивидуалистические пережитки, воспитанные веками господства частнособственнических отношений.

Какая тенденция у того или иного человека преобладает и побеждает — коллективистская или индивидуалистическая — это зависит от условий индивидуального развития данного человека, от множества факторов, как объективных, так и субъективных. Здесь важную роль играют прошлые условия формирования человека, уровень его материальной жизни, степень его участия в общественном труде, в общественно-политической деятельности, сила влияния на него коллектива, уровень культурного развития, наконец, и его субъективные качества. Перекрещиваясь и иногда действуя в различных направлениях, все эти условия вызывают как бы равнодействующую, которая определяет поведение каждого человека. Но так как на него влияют и коллективистские (преобладающие) и индивидуалистические (отживающие) стороны бытия, то даже при преобладании социалистического сознания у каждого человека в той или иной степени обычно еще сохраняются остатки индивидуалистических взглядов.

Указывая на сложность воспитательных задач, Ленин писал: «Строить новую дисциплину труда, строить новые формы общественной связи между людьми, строить новые формы и приемы привлечения людей к труду, это — работа многих лет и десятилетий»14. Теперь мы знаем, насколько прав был Ленин в этом вопросе.

Далее. То, что стихийность общественного развития в основном преодолена и люди строят свою жизнь сознательно, составляет важнейшее условие победы материалистических взглядов на мир. И в самом деле, у большинства людей социалистического общества утвердились такие взгляды. Но поскольку люди не сразу осознают закономерности объективной действительности и механизм их действия, соотношение объекта и субъекта, часть из них воспринимает еще их действие как некую стоящую над ними силу. Если иметь в виду к тому же недостаточную культурность и недостаточную общественную активность некоторых слоев населения, а также учесть влияние капиталистического мира на людей социалистического общества (а это тоже существенная часть объективного бытия), то становятся понятны те объективные условия, которые способствуют сохранению идеалистического и религиозного сознания.

Извращенные представления о действительности (а антиобщественные взгляды являются такими извращенными представлениями) имеют не только гносеологические, но и социальные причины.. Коммунистическая партия и социалистическое государство добиваются устранения этих причин, всемерно развивая экономику по пути строительства материально-технической базы коммунизма и вовлекая сами массы в активную борьбу за достижение этой цели. Изменяя внешние условия, т. е. развивая экономику, люди преобразуют и сами себя. Внесение в их среду передового сознания и борьба против чуждых взглядов могут и должны ускорить этот процесс. Только так марксисты понимают проблему воспитания масс.

Важно при этом подчеркнуть, что при социализме средства устранения пережитков старого растут несравненно быстрее, чем воспроизводятся сами эти пережитки. В этом залог окончательной ликвидации последних.

Существование государства при социализме также связано в определенной мере с необходимостью защищать общенародные интересы против индивидуалистических устремлений. Ленин писал: «...не впадая в утопизм, нельзя думать, что, свергнув капитализм, люди сразу научаются работать на общество без всяких норм права, да и экономических предпосылок такой перемены отмена капитализма не дает сразу» 15.

3

В чем заключаются те условия подлинной свободы человека, которые создает коммунизм? Маркс и Ленин дали на этот вопрос ясный ответ. Люди за многие тысячелетия своего существования до такой степени переделали внешние условия своего бытия, что общество наконец получает возможность полностью удовлетворить истинно человеческие потребности каждого своего индивида. Человек, с самого своего возникновения вступивший в борьбу за приспособление внешней природы к своим развивающимся потребностям, наконец одерживает в этой борьбе решающую победу, обеспечивая для себя возможность всестороннего развития. Социализм, а в полной мере коммунизм, коммунистическое преобразование общества превращают эту возможность в действительность.

При коммунизме общество достигает такой ступени своего развития, когда прямая экономическая необходимость требует свободы и всестороннего развития каждого человека. Поэтому в такой же мере, в какой когда-то общество, исходя из материальной необходимости, экономически закрепостило своих индивидов, теперь оно в силу той же необходимости раскрепощает их.

Общественные закономерности, диктующие необходимость свободы и всестороннего развития всех индивидов при коммунизме, заложены в самом характере современных производительных сил, точнее, тех орудий труда, с помощью которых осуществляется производство в настоящее время.

Современное производство, писал К. Маркс, требует «частичного рабочего, простого носителя известной частичной общественной функции, заменить всесторонне развитым индивидуумом, для которого различные общественные функции суть сменяющие друг друга способы жизнедеятельности»16.

Как известно, в развитии техники существуют три крупных этапа: 1) орудия ручного труда, 2) машины, 3) автоматика. Если в мануфактуре рабочий приводит в движение средства труда, то в машинном производстве он должен следовать за движением машины. Рабочий превращается в часть механизма. В автоматизированном производстве работник не зависит от машин. Происходит диалектическое отрицание отрицания. Человек становится вновь полным господином орудий труда, но на новой, несравненно более высокой основе. Если раньше он был им в силу того, что орудия труда являлись крайне примитивными, то в развитом коммунистическом обществе человек станет полным господином орудий труда благодаря их гигантскому развитию, при котором сохранение прежнего разделения труда было бы тормозом в прогрессе производительных сил.

Развитие техники достигло такой ступени, о которой не могли и мечтать люди античности. Появились «умные» кибернетические машины, которые решают сложнейшие математические задачи, переводят тексты с одного языка на другой и т. п. И это становится условием уничтожения какого бы то ни было технического закрепощения человека.

При коммунизме труд в любой отрасли деятельности по своему объективному содержанию будет требовать высококвалифицированных и всесторонне развитых работников, знающих как весь производственный процесс в целом, так и отдельные его области. Практически все производство предметов, необходимых людям для жизни, притом в любых размерах, будет совершаться машинами-автоматами. За людьми же сохранится функция качественного совершенствования этих предметов. Труд во всех его звеньях станет в полном смысле творческим. Для этого потребуются работники-ученые, работники — изобретатели и рационализаторы. Наукой станет заниматься каждый член общества, так что можно сказать, что коммунизм — это «общество ученых».

Новая техническая база производства по-новому ставит вопрос о соотношении между специализацией производства и разделением труда. Известно, что специализация производства — это объективный, постоянно углубляющийся и бесконечный процесс. Она, как указывал Ленин, «по самому существу своему, бесконечна — точно так же, как и развитие техники» 17. Но увеличение специализации не только не противоречит всестороннему развитию человека, но и содействует ему, так как, чем многообразнее способности людей (при свободе выбора), тем более полное применение получают они. Далее, рост специализации отраслей производства не означает, что и деятельность человека должна бесконечно дробиться, что человеческий труд будет приобретать все более частичный характер.

В антагонистических формациях, когда люди непосредственно зависят от орудий труда, приспосабливаются к ним, когда отдельные индивиды и целые социальные группы закрепляются за определенными видами деятельности, специализация производства по существу совпадает с дроблением труда, притом с непрерывно сужающимися родами деятельности человека. В коммунистическом обществе этого совпадения быть не может, так как здесь все углубляющаяся специализация производства будет связана со специализацией отдельных машин, их комплексов, а также отдельных машинных операций, в то время как человек должен будет руководить этим комплексом.

Основанная на автоматизации, принимающая на себя функции производственного процесса, новая техническая база дает возможность человеку изучить весь этот процесс в целом, подняться над ним и выступать не в качестве простого исполнителя одной частичной операции, а в качестве всесторонне развитого человека, контролирующего весь производственный цикл.

Труд, его содержание, условия, в которых он будет совершаться, станут адекватными природе человека. В любой отрасли деятельности человек сможет развиваться не односторонне, а проявлять все свои физические и духовные задатки, действовать всесторонне. По мере продвижения к коммунизму, указывал Ленин, общество будет «переходить к уничтожению разделения труда между людьми, к воспитанию, обучению и подготовке всесторонне развитых и всесторонне подготовленных людей, людей, которые умеют все делать»18.

Любая область производительного труда объективно станет творческой, будет требовать высоких нравственных качеств и эстетических вкусов, так как все вещи будут производиться по законам красоты. Именно в этом, а не в чем-либо другом, и, конечно, не в возможности одного человека делать все на свете, видит марксизм-ленинизм преодоление ограничивающего и порабощающего человека разделения труда.

Нелепо, конечно, представлять, что при коммунизме один человек будет знать в одинаковой мере все науки, которые потребуются для развития производства, что он будет компетентен во всем. Это под силу лишь целому обществу. «Современное универсальное общение не может быть подчинено индивиду никаким иным путем, как только тем, что оно будет подчинено всем им вместе» 19.

Вслед за коренным изменением отношений людей к средствам производства, достигаемым при социализме, т. е. изменением в распределении средств производства, завершится изменение и второй стороны производства — распределение людей в производстве, распределение труда между людьми. Это будет тем коренным изменением, которое совершит коммунизм в области производства, в этой главной сфере человеческих отношений. Вместе с этим последуют соответствующие изменения и во всех других областях производственных отношений: в распределении, обмене и потреблении. Коммунистическая форма распределения людей в производстве не будет закрепощать их, прикреплять помимо их воли к одному какому-либо виду деятельности, ограничивать свободу жизнедеятельности людей, как это наблюдается во всех антагонистических формациях, создавать социальное неравенство между людьми, общественными группами, не будет, следовательно, вызывать те неисчислимые противоречия в обществе, которые создавались стихийным разделением труда.

Этого не будет потому, что, во-первых, механизация и автоматизация всех производственных процессов устранит неравенство условий труда. В каждой области деятельности индивид сможет проявить все свои способности—умственные, физические, нравственные, эстетические. И в какой бы отрасли человек ни работал, он по своей объективной значимости станет равен любому другому члену общества и получит все необходимое, как любой другой. Во-вторых, в связи с неуклонным и прогрессирующим научно-техническим развитием характер производственной деятельности людей постепенно изменится и обусловит их всестороннее развитие. В-третьих, будет обеспечена реальная и полная свобода выбора рода деятельности и каждый человек благодаря политехнической подготовке сможет со знанием дела выбирать для себя род деятельности, который позволит ему в наибольшей степени проявить свои способности в производительном труде, свои дарования и склонности. В-четвертых, так как необходимое рабочее время в общественном производстве должно быть сведено к минимуму, люди одновременно будут заниматься многими другими видами деятельности (наука, искусство и т. д.), притом опять-таки по своей склонности. Все это означает, что каждый индивид сможет заниматься всем тем, чем он захочет заниматься. Старое разделение труда уступит место разумному распределению его, проводимому на основе равноценности всех видов труда (в смысле их механизированности и возможности доставить наслаждение людям) и самих индивидов (в отношении их подготовки, знаний, понимания своей роли в обществе).

Это должно привести не только к полной ликвидации неравенства в производстве в узком смысле этого слова, т. е. внутри предприятий (профессии, квалификация, разряды и т. д.), но и к полной ликвидации социального неравенства внутри всего общества. Исчезнут все остатки былого неравенства между городом и деревней, основанного на разделении труда между ними. Полностью будут устранены существенные различия между умственным и физическим трудом.

Говоря об отмирании государства, которое произойдет при коммунизме, В. И. Ленин указывал: «Экономической основой полного отмирания государства является такое высокое развитие коммунизма, при котором исчезает противоположность умственного и физического труда, исчезает, следовательно, один из важнейших источников современного общественного неравенства и притом такой источник, которого одним переходом средств производства в общественную собственность, одной экспроприацией капиталистов сразу устранить никак нельзя»20.

Разумеется, должно быть полностью преодолено разделение труда и неравенство между мужской и женской частями населения, что приведет к полному уничтожению «домашнего рабства» женщин. Развитие техники и внедрение ее в самые различные области жизни позволит женщинам принимать участие в любой сфере деятельности наравне с мужчинами.

Все это обусловит полное исчезновение из сознания и поведения людей всех пережитков идеологии, порожденной антагонистическими общественными отношениями. «...Мы знаем,— писал Ленин,— что коренная социальная причина эксцессов, состоящих в нарушении правил общежития, есть эксплуатация масс, нужда и нищета их. С устранением этой главной причины эксцессы неизбежно начнут «отмирать» 21».

Однако совершенно ясно, что этот процесс нельзя ограничить созданием одних объективных предпосылок. Он предполагает активную борьбу против пережитков капитализма в сознании, активную воспитательную работу государства, партии, всех общественных организаций.

При коммунизме будет достигнуто полное господство коммунистических взглядов во всех областях общественного бытия. Это приведет к тому, что нормы коммунистической жизни станут соблюдаться людьми добровольно, без принуждения, в силу привычки, что обусловит отмирание государства. «...Стремясь к социализму,— писал Ленин,— мы убеждены, что он будет перерастать в коммунизм, а в связи с этим будет исчезать всякая надобность в насилии над людьми вообще, в подчинении одного человека другому, одной части населения другой его части, ибо люди привыкнут к соблюдению элементарных условий общественности без насилия и без подчинения» 22.

Всякого рода отклонения поведения отдельных людей от принятых норм могут быть пресечены самим обществом, без особого аппарата принуждения. Что же касается управления производством и общественной жизнью, то здесь опять-таки не возникнет неразрешимых проблем. В. И. Ленин в свое время уделял громадное внимание вопросам привлечения всех трудящихся к управлению делами государственной, производственной, общественной жизни. Для коммунистической партии, подчеркивал он, «важно привлечение к управлению государством поголовно всех трудящихся. Это — гигантски трудная задача. Но социализма не может ввести меньшинство — партия. Его могут ввести десятки миллионов, когда они научатся это делать сами» 23.

В деле привлечения трудящихся к управлению партия проделала громадную работу. Но для перехода к коммунизму требуются еще большие усилия в этом деле. Работники коммунистического общества сами должны будут выполнять функции руководства. Как писал Ленин, «в с е будут управлять по очереди и быстро привыкнут к тому, чтобы никто не управлял» 24.

В коммунистическом обществе деятельность индивидов, их знания, способности не будут разделять людей и противостоять знаниям, способностям и деятельности других индивидов, как это происходит в условиях антагонистического разделения труда. Деятельность и способности одних людей будут гармонично дополнять деятельность и способности других. Только так и можно мыслить присвоение человеком коммунистического общества всей окружающей действительности и его развитие.

Тогда будет достигнута и осуществлена та цель, которая сформулирована словами Ленина о подготовке всесторонне развитых и всесторонне подготовленных людей. Это — главная цель коммунистического общества, и поэтому в наше время борьба за это общество есть высшая форма гуманизма.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 1, стр. 159.

2 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 1, стр. 424.

3 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 1, стр. 142—143.

4 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 207.

5 Р. Роллан. Соч., т. 11. М., 1957, стр. 490.

6 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 30, стр. 122.

7 Там же.

8 Дж. Верная. Наука в истории общества. М., 1956, стр. 699.

9 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 35, стр. 195.

10 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 425—426.

11 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 33, стр. 94.

12 См. «Народное хозяйство СССР в 1967 г.». М., 1968, стр. 34.

13 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, стр. 24.

14 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 40, стр. 316.

15 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 33, стр. 95.

16 К.Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 23, стр. 499.

17 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 1, стр. 95.

18 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 41, стр. 33.

19 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 3, стр. 68.

20 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 33, стр. 96.

21 Там же, стр. 91.

22 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 33, стр. 83.

23 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 36, стр. 53.

24 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 33, стр. 116.