§ 1. ПОЛИТИЧЕСКОЕ ПРОТИВОСТОЯНИЕ ЛЕНИНА И ТРОЦКОГО

Поскольку значительное место в ленинском «Завещании» занимает оценка политических и личных качеств Сталина, Троцкого, Зиновьева, Каменева, Бухарина и Пятакова, необходимо рассмотреть вопрос о политических и личных отношениях внутри Политбюро в 1921 — начале 1923 г.

Распространенное в традиционной историографии мнение о том, что Ленин стремился и умел использовать способности всех своих политических оппонентов и противников для коллективной работы, не вполне соответствует действительности. Вернее будет сказать, что он был вынужден работать со своими оппонентами и противниками. Ленин выстраивал свои деловые отношения с другими членами ЦК, учитывая не только их деловые и личные качества, но и близость политических позиций. И это естественно для политика. Этим определялись отношения Ленина к Троцкому.

Время их тесных рабочих контактов, относящихся к периоду гражданской войны, ушло с ее окончанием и уже никогда не возвращалось. В 1921—1922 гг. нарастающее противостояние по все более широкому кругу теоретических и принципиальных политических вопросов, так и вопросам организации текущей политики, были налицо. На этой почве летом 1921 г. между Лениным и Троцким резко обострились политические и личные отношения, началась открытая борьба за обладание реальными рычагами власти. Ленин отстаивал свое право оставаться политическим лидером партии и революции. Троцкий открыто бросил ему вызов, фактически заявив о своих правах на это лидерство. Для стороннего наблюдателя это могло представляться как борьба за власть (так она оценивается иногда в литературе), но это было борьбой за возможность проведения того политического курса, который каждый из них считал единственно верным. Борьба за власть служила лишь средством достижения этой цели. Вопрос о власти упирался в вопрос о лидерстве в партии, которое позволяло определяющим образом влиять на формирование и проведение политического курса. Эта борьба определила поиск Лениным такой политической комбинации, которая бы позволила ему и его сторонникам одержать победу. В это время и в этих условиях в Политбюро (и в ЦК партии) произошла определенная перегруппировка политических сил. Сложилось ленинское ядро, противостоящее Троцкому и его немногочисленным сторонникам. Опираясь на эту политическую силу, Ленин повел наступление против Троцкого.

Представления о деловых отношениях Ленина с другими членами Политбюро в 1921—1922 гг. можно составить на основе информации, содержащейся в книгах регистрации входящей и исходящей документации секретариата В.И. Ленина[367].

Контакты Ленина со Сталиным, Троцким, Каменевым и Зиновьевым

 

Общее кол-во контактов

Парт.-госуд. строит-во*

Экономическая политика

Внутренняя политика

Внешняя политика

Коминтерн

Идеология

Прочие

Сталин

115 (38,7%)

35 (53,0%)

36 (45,6%)

3 (13,6%)

20 (60,6%)

2 (4,9%)

4 (33,3%)

11 (30,6%)

Троцкий

70 (23,5%)

18 (27,3%)

17 (21,5%)

7 (31,8%)

7 (21,2%)

7 (17,1%)

7 (58,3%)

5 (13,9%)

Каменев

59 (19,8%)

9 (13,6%)

20 (25,3%)

12 (54,5%)

5 (15,2%)

3 (7,3%)

1 (8,3%)

7 (19,4%)

Зиновьев

53 (18,0%)

4 (6,1%)

6 (7,6%)

0

1 (3,0%)

29 (70,7%)

0

13 (36,1%)

Всего

297 (100%)

66 (100%)

79 (100%)

22 (100%)

33 (100%)

41 (100%)

12 (100%)

36 (100%)

 

* Включая вопросы национально-государственного, военного строительства и кадровые вопросы.

 

Хорошо видно, что Сталин далеко опережает других членов Политбюро по общей численности зарегистрированной корреспонденции, заметно уступая Троцкому только в количестве контактов по вопросам внутренней политики, Коминтерна и идеологии, Каменеву — по вопросам внутренней политики, а Зиновьеву — в вопросах Коминтерна. За ним следуют Троцкий и Каменев, замыкает список Зиновьев.

О многом говорит статистика контактов (по группе дел, хранящих переписку В.И. Ленина за 1922 г.)[368], инициатором которых был Ленин.

 

Контакты, осуществленные по инициативе Ленина

Корреспондент/адресат

Общее число корреспонденции

В т.ч. направленная В.И. Лениным

Кол-во

%

Сталин

47

33

70,2%

Троцкий

59

10

16,9%

Каменев

32

20

62,5%

Зиновьев

33

14

42,4%

 

Обращает на себя внимание факт, что наибольшая по объему корреспонденция относится к контактам Ленина и Троцкого, но Ленин по собственной инициативе обращался к Троцкому много реже, чем к другим. Эти цифры придется скорректировать в сторону понижения, если учесть, что в числе этих писем был велик удельный вес тех, которые направлялись по списку всем членам ЦК или Политбюро. В это время Троцкий стал вводить в систему новую форму общения с членами ЦК — рассылку писем, что, естественно, увеличивало общий объем корреспонденции, которую Ленин получал от него. Надо учесть и то, что значительная часть ее была посвящена вопросам, по которым между ним и Лениным велась острая дискуссия, поэтому высокая численность их говорит не столько о близости их политических взглядов, позиций и отношений, сколько о существовавших здесь проблемах. Члены Политбюро ЦК свидетельствовали: «Сотрудничество между тов. Троцким и большинством Политбюро уже не один год происходит преимущественно в форме рассылки тов. Троцким писем и деклараций, в которых он неизменно подвергает критике чуть ли не всю деятельность ЦК. Большей частью большинство Политбюро воздерживалось от письменного ответа на эти документы. Лишь изредка, в отдельных случаях, тов. Ленин отвечал письменными объяснениями на то или другое из особенно неверных заявлений тов. Троцкого»[369]. В отношении частоты контактов по инициативе Ленина выделяется Сталин.

Показательна также частота упоминаний Троцкого, Сталина, Зиновьева и Каменева в отдельных документах (текст, название, адресат), опубликованных в 45-м и 54-м томах Полного собрания сочинений В.И. Ленина: Троцкий упоминается на 61 странице, Зиновьев на 62-х, Каменев на 112-ти, Сталин на 116-ти. Не забывая об известной условности этого подсчета, отметим, что его результаты вполне корреспондируются с приведенными выше данными.

Конечно, приведенная статистика не дает абсолютно точной картины реальных контактов Ленина с другими членами Политбюро. Регистрировалась на бумаге в том или ином виде лишь малая часть их. Значительно большее число контактов проходило без регистрации — в ходе личных бесед, телефонных разговоров, разговоров во время заседаний Политбюро, пленумов ЦК РКП (б) и т.д., однако если говорить о политически важных контактах, то многие из них были связаны с теми проблемами, которые нашли свое отражение в письменных контактах. Кроме того, есть основания полагать, что такие оперативные и поэтому не фиксировавшиеся контакты Сталина и Каменева с Лениным были более или менее одинаковыми и значительно более частыми, чем у Троцкого. Из других источников известно, что многие вопросы в это время Ленин решал вместе с ними. У Зиновьева, значительную часть времени проводившего в Петрограде, контакты по необходимости были значительно более скромными, чем у Сталина и Каменева. И, возможно, даже менее частыми, чем у Троцкого. Если учесть это, то появляются основания считать, что приведенные выше цифры, несмотря на их неполноту, достаточно точно передают общий характер контактов Ленина с другими членами Политбюро.

О формировании в Политбюро новой расстановки политических сил, о понижении политического веса Троцкого, об усилении позиций Сталина в ЦК может свидетельствовать практика рассылки информационных сводок ОГПУ о положении в стране. Они рассылались через день по 31—33 адресам. В списке адресатов просматривается четкая система, позволяющая увидеть «кто есть кто» в тогдашнем политическом руководстве партии и страны и подтверждающая сделанные нами наблюдения. С мая (именно с этого времени хранятся сводки) по 26 сентября 1921 г. фамилии в списке идут таким чередом: 1) Ленин и Сталин, 2) Троцкий и Склянский, 3) Молотов и Михайлов (секретари ЦК РКП(б); к ним иногда добавлялся третий секретарь — Ем. Ярославский). Ни Каменев, ни Зиновьев среди первых лиц списка не числятся. Показательно и то, что Ленину и Сталину направлялся один и тот же экземпляр. Ясно, что не по причине экономии бумаги. По одному экземпляру направлялись сводки Троцкому и Склянскому, а также Молотову и Михайлову. Положение Троцкого в этом смысле оттенено его блокированием со Склянским, указывающим на то, что сводка направлялась Троцкому не как члену партийного руководства и лидеру № 2 в партии, а как Председателю Реввоенсовета республики. Это положение Троцкого не менялось и позднее (списки имеются до середины июля 1922 г.)[370].

Расширение фронта борьбы между Лениным и Троцким по принципиальным вопросам развития социалистической революции и проведения НЭПа отразилось на их деловых и личных отношениях. Вне рамок заседаний Политбюро и других коллегиальных органов, в которых они контактировали по необходимости, эти отношения были незначительны, активизировались лишь временами и, как правило, ограничивались вопросами, по которым они вели дискуссию, т.е. были по своему характеру в основном негативными. Контакты, не отмеченные разногласиями, все более ограничиваются политической текучкой. Ленин лишь изредка делал позитивные «кивки» в адрес Троцкого[371]. Их переписка говорит о том, что сужался круг обсуждаемых ими вопросов внутренней и внешней политики. Ленин старается избегать личных контактов с Троцким даже по телефону, предпочитая вести их через посредников[372]. Конечно, из этого нельзя сделать вывод, что Троцкий как политик Лениным игнорировался. Но все, что можно было решить без прямого контакта с Троцким, решалось Лениным именно так. Ем. Ярославский, бывший в 1921 г. секретарем ЦК РКП(б), вспоминал, что «Ленин неоднократно выражал крайнее недовольство Троцким, говорил, что он "смертельно устал" от истерики Троцкого»[373].

Контакты Ленина и Троцкого на заседаниях Политбюро в этот период, особенно с середины 1921 г., нередко принимали конфликтный характер. Молотов вспоминал, что в первое время после X съезда партии на заседаниях Политбюро «мы сидели почти рядом с Троцким в Политбюро. Верней так: я возле Ленина, а Троцкий — напротив, наискосок. Троцкий был первым и постоянным противником Ленина, а в этот период он приспособился и шел в общей упряжке, поэтому Ленин его ценил все-таки», правда, уже летом 1921 г. ситуация изменилась и «с Троцким невозможно уже стало работать»[374]. М.И. Ульянова вспоминала: «На одном заседании ПБ Троцкий назвал Ильича "хулиганом". В.И. побледнел, как мел, но сдержался. "Кажется, кое у кого тут нервы пошаливают", что-то вроде этого сказал он на эту грубость Троцкого, по словам товарищей, которые передавали мне об этом случае. Симпатии к Троцкому и помимо того он не чувствовал — слишком много у этого человека было черт, которые необычайно затрудняли коллективную работу с ним»[375].

Яркая картина отношений Ленина и Троцкого, исключавших совместную не только товарищескую, но и просто затруднявших более или менее продуктивную работу Политбюро, дает письмо 9 членов и кандидатов Политбюро от 31 декабря 1923 г. Бухарин, Зиновьев, Калинин, Каменев, Молотов, Рудзутак, Рыков, Сталин и Томский писали: «До заболевания тов. Ленина, в те времена, когда т. Ленин непосредственно руководил работой Политбюро», оно «не могло работать спокойно именно потому, что т. Троцкий вносил и тогда же те элементы фракционности и обособленности, какие еще в большей мере стал вносить с тех пор, как тов. Ленин заболел (курсив наш. — B.C.).

Тов. Троцкий и тогда, и теперь жалуется на то, что в работе Политбюро отсутствует плановый элемент. Но если кто несет вину за то, что работы Политбюро протекали и отчасти протекают еще и теперь в чрезвычайно напряженной и нервной обстановке, то это т. Троцкий. В течение месяцев и месяцев т. Троцкий является на заседания Политбюро (и это в те времена, когда председательствовал в Политбюро тов. Ленин) с толстым английским словарем и в течение почти всего заседания демонстративно изучал английский язык, время от времени отвлекаясь от этого занятия лишь для того, чтобы подать желчную реплику о плохой системе работы в Политбюро. Дело не раз доходило до острых столкновений и тяжелых конфликтов между т. Троцким, с одной стороны, и председательствовавшим в Политбюро т. Лениным и другими членами Политбюро — с другой. В виду крайней нервности обстановки, т. Ленин все чаще обращался к нижеподписавшимся с предложением разрешить тот или другой вопрос голосованием по телефону, дабы только избегнуть лишних сцен, конфликтов и т.п.»[376].

На Пленуме ЦК ВКП(б) 1 января 1926 г. во время полемики Троцкого со Сталиным по вопросам организации работы Политбюро и участия в ней Троцкого Петровский заявил: «А между прочим, я должен сказать, что в свое время Владимир Ильич жаловался на заседаниях Политбюро, что мало кто работает. Вот т. Троцкий, — говорил Ильич, — сидит и английские книжки читает — мало работает». Петровского поддержал Ярославский, бывший в 1921 г. секретарем ЦК РКП(б). Никто из присутствующих членов Политбюро не опротестовал этого заявления. Троцкий отвечал, не опровергая сказанного по существу[377].

Неудивительно, что Ленин начал принимать меры, которые могли как-то снять или смягчить возникшую проблему. Молотов рассказывал о приемах, к которым Ленин прибегал во время заседаний Политбюро для ведения политической борьбы против Троцкого. В частности, он говорил, что в 1921 г. «участвовал в сговоре Ленина против Троцкого»: «Ленин предложил собираться на заседания Политбюро без Троцкого. Мы сговорились против него»[378]. Интересные документы, подтверждающие свидетельства Молотова, привел Д.А. Волкогонов[379]. Так, например, когда Каменев внес предложение о финансировании армии, Ленин написал на письме: «Вполне присоединяюсь»; Сталин, Зиновьев и Молотов также написали о своем согласии, а Троцкий воздержался. Тогда Ленин написал: «Предлагаю сойтись сегодня же у меня... вместе со Сталиным (Зиновьевым и Молотовым) и условиться о созыве Политбюро, думаю сегодня же»[380].

Назревавший между Лениным и Троцким политический конфликт уже летом 1921 г. обострился настолько, что Ленин предпринял попытку отправить Троцкого на работу куда-нибудь из Москвы. Обсуждались разные варианты, остановились на Украине, где работа по заготовке хлеба шла с трудом и нуждалась в организационном усилении. Формальный повод был найден. Подлинная причина была иная: Ленин хотел убрать Троцкого из Москвы, чтобы развязать себе руки для проведения избранного курса, отделаться от назойливого критика и избавиться от дезорганизатора работы Политбюро. Кроме того, отсутствие Троцкого в Москве в течение длительного времени позволило бы со временем поставить вопрос о необходимости его замены как руководителя военного ведомства, так как трудно совместить напряженную работу по заготовке хлеба Наркомпрода Украины и руководство армией вне Москвы. О наличии такого намерения у Ленина рассказывал Молотов: «Ленин понимал, что с точки зрения осложнения дел в партии и государстве очень разлагающе действовал Троцкий. Опасная фигура. Чувствовалось, что Ленин рад был бы от него избавиться, да не может. А у Троцкого хватало сильных, прямых сторонников, были также и ни то, ни се, но признающие его большой авторитет... Ленин не хуже Сталина понимал, что такое Троцкий, и считал, что придет время снять Троцкого, избавиться от него Ленин решил: "Давайте поедем к Зиновьеву сговориться, как быть?" Мы трое — Ленин, Каменев и я... поехали к Зиновьеву договариваться, как быть с Троцким. Его надо было снять с поста наркомвоенмора»[381].

Стараясь смягчить негативное впечатление от этой истории, Троцкий в письме в ЦК РКП(б) от 23 октября 1923 г. пытался создать впечатление, что речь шла о рядовой командировке, каких у него и других членов Политбюро было много и которые «не имели никакого отношения ко внутренним разногласиям в Политбюро, а вызывались неотложными деловыми потребностями». Эту историю Троцкий охарактеризовал как «десятистепенный эпизод»[382]. Многие его объяснение воспринимали охотно. Волкогонов поддержал эту версию тем, что, рассказывая об этой истории, проигнорировал архивные материалы, к которым он имел доступ и не мог их не знать. Величая Троцкого «палочкой-выручалочкой» Ленина, все время сидевшего в Кремле, он уверял читателя, что на этот раз Троцкий отказался от поездки из-за своей перегруженности делами и сумел убедить Ленина «в правильности своей позиции»[383]. Эту версию поддерживают и публикаторы письма Троцкого членам ЦК и ЦКК РКП(б) от 23 октября 1923 г., которые предприняли попытку сгладить конфликт Ленина и Троцкого и представить эту историю если и не с пользой для политического авторитета Троцкого, то во всяком случае без ущерба для него. Это достигается ссылкой на согласие Политбюро «не приводить в исполнение этого решения до созыва Пленума ЦК РКП(б)»[384]. В Биохронике Ленина факт конфликта не скрывается, но его история представлена в искаженном виде, сокрытие остроты конфликта лакирует истинные отношения Ленина и Троцкого и поддерживает, таким образом, легенду о стремлении Ленина сплачивать вокруг себя всех своих политических оппонентов и противников[385].

Что же произошло на самом деле? Члены Политбюро ЦК РКП(б) в письме от 19 октября 1923 г. рассказывали: «Никто другой, как тов. Ленин, к концу 1921 г. (дата указана ошибочно. — B.C.) провел в Политбюро решение о назначении тов. Троцкого на Украину уполномоченным Наркомпрода»; это решение, позднее отмененное, «вызвано было именно тем нестерпимым положением, которое создалось постоянными декларациями тов. Троцкого против большинства ЦК»[386].

В решении этой проблемы Ленин никаких особых надежд лично с Троцким не связывал. Непосредственно вопросами борьбы с голодом занимался так называемый «Помгол», в состав которого входил и Троцкий. Вся работа шла под контролем Политбюро, в котором эти вопросы шли в основном через Ленина и Каменева. На Украине ожидался хороший урожай, на него возлагались большие надежды в борьбе с голодом. Обсуждались вопросы о том, как организовать сбор урожая и продналога, размер возможного изъятия хлеба[387]. 16 июля 1921 г. Ленин внес в Политбюро предложение «о назначении тов. Троцкого НКПродом Украины». Троцкий протестовал. Чем он аргументировал свой отказ, нам неизвестно; протест, видимо, был достаточно энергичным, но неубедительным для Политбюро, ибо принятое решение гласило: «а) Назначить т. Троцкого НКПродом Украины.

б) В виду протеста т. Троцкого не приводить в исполнение этого решения до созыва Пленума.

Поручить Оргбюро созвать Пленум в возможно более короткий срок»[388].

Троцкий и следующая за ним историография не случайно пытаются смягчить остроту возникшей проблемы. Налицо «ЧП»: член Политбюро отказывается выполнить постановление Политбюро, и для решения возникшей проблемы решено ускорить созыв Пленума ЦК партии. Это не рядовой случай. Чем бы он ни аргументировал свой поступок (он не был болен), этот отказ Троцкого подчиниться означал грубое нарушение партийной дисциплины. Из постановления ясно, что Троцкий не убедил Политбюро в своей правоте. Были даже приняты меры, чтобы скорее вынести вопрос на обсуждение Пленума ЦК партии и решить его там положительным образом. Это решение говорит, следовательно, что Ленин тоже не отказался от своего намерения «направить» Троцкого на Украину.

Но и Троцкий не так прост. Уж если ему не хочется добывать хлеб на Украине для голодающей России (иные у него планы!), то он найдет нужные аргументы. Что именно произошло, не совсем ясно. Позднее Троцкий так описал произошедшее: «Я снесся по телефону с тов. Раковским, который заявил, что все необходимые меры для обеспечения хлебом рабочих центров приняты и без того[389]. Владимир Ильич сперва настаивал на моей поездке, но потом отказался от этой мысли»[390]. Вот такая благостная картина. Впрочем, позднее он предлагал и другую версию событий: «Тов. Ленин опасался осенью (ошибка в определении времени. — В. С), что украинцы не проявят достаточной энергии в деле сбора продналога (а в этот период этот вопрос имел очень большое значение) и предлагал отправить меня (не от наркомпрода, а от ЦК (это — прямая ложь. — B.C.)) для соответственного "нажима"... так как я из предшествовавшего посещения Украины вынес впечатление, что украинские товарищи сделают сами, что нужно, то свою поездку считал не нужной. Разногласие имело чисто практический характер. Предложение т. Ленина было принято. Тогда я предложил во избежание путаницы взаимоотношений назначить меня временно (дело шло о 4—6 неделях) наркомпродом Украины. Это и было принято (без освобождения, разумеется, от других обязанностей)[391]. На другой день сам Ленин, получивший более успокоительные сведения из Харькова, приехал ко мне в военный комиссариат и предложил отменить вчерашнее решение, что я встретил, разумеется, с сочувствием, так как считал принятое решение нецелесообразным»[392]. Троцкий запутался в своих версиях. У него то сам Ленин предлагает назначить его наркомпродом, то эту мысль ему подсказал Троцкий. То Ленин вносит это предложение, то сам же признает его нецелесообразным. То Троцкий согласен ехать в качестве наркомпрода, то выражает решительный протест. То он связывается с Раковским после принятия решения Политбюро и получает от него заверения, что и без него справятся, то, оказывается, он в своих возражениях опирался на собственные впечатления от предыдущей поездки на Украину. Пойми, кто может... То же можно сказать и об утверждении Троцкого, что Ленин навещал его в военном ведомстве, не находит подтверждения данный факт в других документах, молчит о нем и Биохроника Ленина. В ней фиксируется беседа Ленина с Троцким 27 июля 1921 г. о направлении его на Украину и о предстоящем Пленуме ЦК РКП (б), но ничего не говорится о том, что для этого Ленин ездил к Троцкому[393].

Постоянный элемент в рассказах Троцкого только тот, что Ленин признает свою неосведомленность, неправильность своих оценок, нерациональность своих предложений и превосходство Троцкого над собой. Причем считает необходимым зафиксировать это не просто устно перед Троцким, но и письменно перед Политбюро, а свое почтение к Троцкому засвидетельствовать личным посещением его в военном ведомстве.

Впечатляющая картина! Но верить Троцкому нельзя! Документы, которые в эти дни поступали к Ленину с Украины, говорили о том, что проблема сбора продналога оставалась очень сложной и острой, требующей полного напряжения сил. Имеющиеся документы говорят о том, что Ленин сам общался с руководителями Украины, был в курсе всех дел и не нуждался в посредничестве Троцкого[394]. Обращение 2 августа Ленина к международному пролетариату с просьбой оказать помощь Советской России[395], говорит о том, что он оценивал сложность ситуации совсем не так, как Троцкий.

Троцкий нашел какие-то иные аргументы, чтобы добиться отказа Ленина от своего первоначального замысла. Возможно, что убедить Ленина пойти на уступку Троцкому могла угроза представить отправление его на Украину как проявление политической борьбы, проявление фракционности и пр. и на этой основе начать новый тур внутрипартийной борьбы. Ленин считал, что время открытой схватки еще не пришло, условия для нее еще не созрели. Для такого предположения есть основания. Известно, что дело решалось в ходе беседы Ленина и Троцкого с глазу на глаз в период между 16 и 23 июля. Об этом Ленин писал 23 июля 1921 г. в записке Молотову: «Я Вам уже говорил о своей беседе с ним». И все. О ее содержании Ленин умалчивает. Молотов о ней тоже не вспоминал. О намерениях Ленина говорит другая его записка Молотову, в которой он сообщал о той же беседе: «Я думаю, что на этой попытке "Мира и уступок" (хотя бы на время — мир все же лучше ссоры, огласки на Пленуме и т.п.) — мы бы все могли сойтись». «Попытаем», — заключал Ленин. Он также информировал Молотова, что Каменев и Зиновьев согласны, Троцкий «тоже как я понял, согласен»[396].

28 июля 1921 г. Ленин написал проект постановления Политбюро, который направил Троцкому и другим членам Политбюро. Ленин предложил интересный и небывалый прежде в истории партии документ: «Проект единогласного постановления Пбюро» (выделено нами. — В.С). Он гласил: «1. Отменяется решение Пбюро о назначении т. Троцкого на партработу в Украине.

2. Постановляется, что т. Троцкий, в связи с обострением международного положения (признаки агрессивной политики Франции; нечто вроде "опыта" интервенции в Мурманске и т.д.) уделяет больше сил военной работе (усилению боевой подготовки армии)[397].

3. Постановляется, что т. Троцкий вправе взять (в расстоянии не слишком далеком от Москвы, чтобы не отрываться от работы в центре) один или несколько находящихся в ведении военного ведомства совхозов; к этим совхозам в виде опыта применяется закон о расширении финансовой и материальной самостоятельности крупных предприятий; эти совхозы берут в аренду окрестные промышленные предприятия в целях соединения земледелия с промышленностью и создания хозяйственного целого с особой задачей проверки снизу правильности и целесообразности наших декретов, анализа условий найма и применения невоенной рабочей силы и т.д. Опыт этот должен быть произведен в условиях, исключающих в целях чистого проведения этого опыта, какое бы то ни было привилегированное положение для этих предприятий и совхозов. Не исключая взятие в аренду в тех же целях совхозов других ведомств, если имеется на то добровольное согласие соответствующих учреждений.

Особым постановлением:

Признается необходимость поставить на очередь вопрос о более усиленном переводе армии на хозработу и поручается РВСРесп[ублики] в ряде заседаний специально обсудить и поставить это»[398].

Вдумаемся в название, оно заслуживает особого внимания: проект единогласного постановления. О чем может говорить это более чем странное название, придуманное Лениным? О том, что «единогласное решение» Политбюро 9 августа 1921 г., на которое ссылается Троцкий, было не результатом обсуждения и признания членами Политбюро ошибочным собственного решения о направлении Троцкого наркомпродом на Украину (16 июля 1921 г.), а результатом какой-то договоренности, достигнутой Лениным и Троцким, компромисса между ними. Требование единогласия было адресовано Лениным как своим сторонникам, так и Троцкому. Первых надо было подтолкнуть к изменению своего решения, а Троцкого — к компромиссу.

Для понимания истинных причин, побуждающих Ленина и его сторонников отправить Троцкого на работу на Украину (вернее — удалить его из Москвы), неоценимое значение имеют два письма Молотова Ленину, из которых становится ясно, что действительная причина вопроса о работе Троцкого заключалась в стремлении удалить его из Москвы. Куда угодно! Под любым приемлемым предлогом! А вся эта история предстает в истинном свете как проявление одной из острейших фаз политической борьбы Ленина против Троцкого.

30 июля 1921 г. Молотов сообщил Ленину ответ Троцкого на ленинский проект «единогласного постановления», который обсуждался в Политбюро. Из письма Молотова становится ясно, что Троцкий имел возражения. Он считал, что «пункт третий сформулирован... неправильно. Что значит: "Троцкий вправе взять один или несколько находящихся в ведении военного ведомства совхозов". Поскольку совхозы находятся в военном ведомстве, нет необходимости в каком бы то ни было постановлении Политбюро ЦК. Речь идет о совхозах и предприятиях, не находящихся в руках военного ведомства. Я полагаю, что пункт третий должен бы был сформулирован так: Политбюро предлагает ВСНХ, Наркомзему, Наркомпроду (или их Московским органам) договориться с военным ведомством в лице т. Троцкого о передаче на тех или других договорных основаниях в эксплуатацию военного ведомства нескольких совхозов и пром[ышленны]х предприятий в пределах московской губернии, которые в своей совокупности могли бы создать комбинированное предприятие, на основе которого возможно было бы изучение и применение новых декретов, правильности и целесообразности различных хозяйственных методов и пр. и пр. При установлении договорных отношений руководствоваться существующим на этот счет и имеющим последовать декретам о сдаче в аренду и пр. ив то же время оказывать всемерное содействие указанному хозяйственному опыту»[399].

В тот же день Молотов пишет Ленину еще одно письмо: «Сообщу свое мнение:

Я считаю, что В[аше] предложение ("проект единогласного] постановления]") не дал выхода сколько-нибудь желательного из создавшегося положения, а главное, может создать ореол "гонимого" т. Троцкому. "Опыты", подобные предлагаемому Вами и т. Троцким помимо сомнительной их ценности, по существу дела вряд ли будут понятны для большинства членов партии[400].

Мне кажется, было бы лучшим выходом одно из следующих решений:

Первое (лучшее). Троцкий — председатель Петроградского Совета с директивой ему обратить внимание на хозяйственную] работу. Или Тр[оцкий] формально заместитель] председателя Петр[оградского] Совета (временно, на 1/2 года в виду необходимости т. Зиновьева после конгресса заняться Коминтерном, а потому временно остаться в Москве). Или другая комбинация в этом роде (напр[имер], Тр[оцкий] председатель экономического] совещания] Сев[ерной] обл[асти], оставаясь в РВСР).

Второе. Троцкий занимается и армией и наркомтруда в виду связи армий с хозяйственной] работой и специальных заданий в области сохранения пролетариата, предохранения основного кадра от распыления и т.д. Здесь 2 неудобства (главных): 1) связанное с его участием в СТО при теперешнем его настроении, 2) возможность острых конфликтов в ВЦСПС.

Третье. Тр[оцкий] председатель эконом[ическонго] совещания] на Урале или Украине. Но это опять возможно, что будет принято, как высылка и т.п.

Все подобные комбинации были бы, мне кажется, более прочными, чем другие»[401].

Во время подготовки Пленума ЦК Ленин собственноручно дополнил повестку дня пунктом о Троцком: «15. Реш[ение] Пб о тов. Троцк[ом]»[402]. Значит, он хотел довести решение о Троцком до конца. 9 августа 1921 Пленум ЦК РКП(б) отменил решение Политбюро о посылке Троцкого наркомпродом на Украину, принял подготовленный Лениным (28 июля 1921 г.) проект «единогласного постановления».

Попытка убрать Троцкого не удалась. Приходилось не только продолжать работать с ним в Москве, но и предпринимать меры противодействия его попыткам пройти к рычагам управления экономикой, что в сочетании с его положением в армии превратило бы его в экономического и, следовательно, политического диктатора.

Разрешая Троцкому начать «хозяйственный эксперимент», Ленин, судя по всему, преследовал политические цели. Молотов вспоминал о реакции Ленина на решение Пленума: «Ленин пожимал руки! Говорил: "Попробуй в сельском хозяйстве что-нибудь за один год сделать! Ничего нельзя!"»[403]. Кое-кто из нынешних критиков Ленина может сказать: вот, подбросил человеку безнадежное дело и радуется неизбежной неудаче. Это не по-товарищески. Ответим: не спешите! У Ленина были основания так ставить вопрос. Троцкий считал, что Ленин медлит, плохо организует дело, поэтому революция теряет темпы и т.д. Ленин же считал, что в вопросах экономики невозможно идти так быстро и получать такие скорые результаты, о которых говорил Троцкий.

Об этом рассказывали члены Политбюро: «Уже в самом начале "хозяйственных" выступлений тов. Троцкого против большинства ЦК, два-три года тому назад, не кто иной, как тов. Ленин, десятки раз разъяснял тов. Троцкому, что хозяйственные вопросы принадлежат к числу тех, где быстрые успехи невозможны, где требуются годы и годы терпеливой и настойчивой работы, дабы достигнуть серьезных результатов. Не раз и не два тов. Ленин разъяснял, что в области поднятия нашего хозяйства ничего серьезного достигнуть нельзя нахрапом, наскоком, крепкими словцами, а тем более, паническими преувеличениями"»[404]. С учетом этих дискуссий смысл слов Ленина, передаваемых Молотовым, будет таков: попробуй сам на деле показать, как надо делать. Опыт тебе пойдет на пользу, может быть.

Во второй половине 1921 — 1922 гг. процесс выключения Троцкого из партийно-государственной работы проходил без лишнего шума, но неуклонно. Шаг за шагом продвигался Ленин в этом направлении. Это отметил еще Д.А. Волкогонов, который привел обширный материал, характеризующий этот процесс. Отклонялись его попытки навязать свою схему реорганизации управления, блокировалось стремление Троцкого получить ключевые рычаги власти в экономике (стать «экономическим диктатором»). Вне рамок Политбюро и военного ведомства (где его самостоятельность стала сильно ограничиваться) «лидеру № 2» не отводилось никакой серьезной роли, он загружался важной, но политически второстепенной работой: возглавлял работу по изъятию церковных ценностей, участвовал в работе по реализации ценностей Гохрана, вел работу по линии Помгола и АРА, принимал участие в обсуждении отдельных вопросов развития промышленности[405]. Со временем в его переписке с Лениным увеличивается поток относительно второстепенных и даже мелких вопросов, относящихся в Коминтерну, вопросам внешней и внутренней политики, отдельным вопросам кадровых назначений, которые он либо поднимает перед Лениным, либо участвует в их решении[406]. Сферой, где он продолжал поддерживать более или менее регулярный контакт с Лениным, были идеология и пропаганда, Коминтерн, внешняя политика, в частности вопросы организации и проведения Генуэзской конференции[407].

Стремление Ленина оттеснить Троцкого от управления экономикой, загрузить его политической текучкой проявляется особенно отчетливо, если учесть, что в это же самое время идет процесс расширения власти у Сталина и Каменева.

Примечания:

 

[367] РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 4. Д. 3. Л. 4 об., 9, 10 об., 11, 32 об., 35, 41 об., 43, 45 об., 49, 49 об., 51, 53, 55–57, 59, 60, 60 об., 67–68 об., 74–75, 77 об.. 78, 80 об., 81, 83 об., 84, 92 об., 93, 94, 94 об., 95 об., 97–102, 104, 104 об., 106–106 об., 107 об., 108, 109, 110, 111–111 об., 112 об., 114–116 об., 118; Д. 7. Л. 4, 4 об., 5 об., 8, 10 об., 11, 14 об., 24 об., 36 об., 38, 40, 45–47, 49, 53 об., 57 об., 61 об, 62 об. –65, 68 об., 69, 70 об., 72 об, 73 об, 76, 83–84 об, 86 об, 94 об, 114 об, 116, 116 об, 118, 121 об, 123 об, 124 об, 125, 126 об, 127, 127 об, 129, 133, 134 об.-136, 137 об, 139; Д. 8. Л. 6, 6 об, 8, 9 об, 11, 13, 13 об, 18-19 об., 25 об, 26 об, 33 об, 34 об, 38, 39 об, 45 об.-46 об, 64 об.-65 об, 73 об, 76 об, 80, 94 об, 96, 96 об, 101, 102 об, 141, 159 об.; Д. 9. Л. 2, 4 об, 7, 8, 8 об, 18-21, 23, 24, 24 об., 30 об, 31, 34, 38, 39, 40, 53 об, 71, 73, 80, 86, 89 об, 90, 92 об, 93, 94 об, 95 об, 96.

 

[368] Там же. Д. 26, 28, 30, 32–35, 37, 38, 40, 41, 43.

 

[369] Известия ЦК КПСС. 1990. № 7. С. 176.

 

[370] РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 2623. Л. 146; Д. 2624–2636.

 

[371] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 6, 7.

 

[372] Там же. Т. 54. С. 131.

 

[373] Известия ЦК КПСС. 1989. № 4. С. 189.

 

[374] Сто сорок бесед с Молотовым. С. 205.

 

[375] Известия ЦК КПСС. 1989. № 12. С. 197.

 

[376] Там же. 1991. № 3. С. 212. Документы Ленина подтверждают это. Ленин часто предлагал Молотову провести решение того или иного вопроса опросом членов Политбюро, «вкруговую» (см.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 54. С. 57, 58, 70; Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф. Чуева. С. 200.

 

[377] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 209. Л. 9-11.

 

[378] Сто сорок бесед с Молотовым. С. 201—202, 204—208.

 

[379] Волкогонов Д.А. Ленин... Кн. 2. С. 23.

 

[380] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 54. С. 305.

 

[381] Сто сорок бесед с Молотовым. С. 182, 207.

 

[382] Известия ЦК КПСС. 1990. № 10. С. 173.

 

[383] Цит. по: Волкогонов Д.А. Ленин... Кн. 2. С. 21.

 

[384] Известия ЦК КПСС. 1990. № 10. С. 182.

 

[385] Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 11. С. 127—128.

 

[386] Известия ЦК КПСС. 1990. № 7. С. 187.

 

[387] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 179. Л. 5; Д. 184. Л. 1; Д. 186. Л. 1; Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 67–69.

 

[388] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 190. Л. 4.

 

[389] Получается, что все чрезвычайные меры, за которые голосовал и сам Троцкий, принимавшиеся в это время и позднее Политбюро, были ни к чему?

 

[390] Вопросы истории. 1989. № 8. С. 138–139.

 

[391] Вот и Троцкий увязывает свое назначение с судьбой других своих обязанностей, главные из которых: член Политбюро, наркомвоенмор РСФСР, Председатель РВСР.

 

[392] Известия ЦК КПСС. 1990. № 10. С. 173.

 

[393] Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 11. С. 105, 106; Ленинский сборник. Т. XXXIX. С. 359.

 

[394] РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 2723. Л. 1–1 об.; Оп. 2. Д. 42. Л. 3, 4, 7 об.

 

[395] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 75–76, 77.

 

[396] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 71. Л. 5, 24; Ф. 2. Оп. 1. Д. 20015. Л. 1–1 об.

 

[397] Ссылки на опасность войны нельзя принять всерьез, потому что сам Ленин не считал такую опасность серьезной. В ленинском проекте это выразилось в предложении ускорить перевод армии на хозяйственные работы в условиях продолжающейся демобилизации, против которой в Политбюро возражал Троцкий и на которой настаивали Ленин и Сталин (см.: РГАСПИ. Ф. 2. Оп. 1. Д. 24619. Л. 1-2; Ф. 5. Оп. 1. Д. 1954. Л. 12; Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 3-4, 35-36; Известия ЦК КПСС. 1990. № 10. С. 182).

 

[398] Там же. Л. 5, 24 –25.

 

[399] Там же. Ф. 2. Оп. 1. Д. 24608. Л. 1–2 об.

 

[400] Отсюда можно заключить, что Молотов придерживался в отношении Троцкого более жесткой линии, чем Ленин. Или, может быть, проявлял большее нетерпение в этой борьбе.

 

[401] Там же. Л. 2–3.

 

[402] Там же. Д. 24613. Л. 1.

 

[403] Сто сорок бесед с Молотовым. С. 207.

 

[404] Известия ЦК КПСС. 1990. № 7. С. 177.

 

[405] РГАСПИ. Ф. 325. Оп. 1. Д. 407. Л. 7а; Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 176.

 

[406]  РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 2. Д. 293. Л. 1; Ф. 17. Оп. 3. Д. 303. Л. 1–7.

 

[407] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 54. С. 148; РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 2. Д. 297. Л. 1; Ф. 17. Оп. 3. Д. 247. Л. 3.