§ 2. ЛЕНИНСКАЯ СТАТЬЯ «КАК НАМ РЕОРГАНИЗОВАТЬ РАБКРИН» В ЦЕНТРЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ БОРЬБЫ БОЛЬШЕВИКОВ-ЛЕНИНЦЕВ И ТРОЦКОГО

Второй проблемой, поднятой В.И. Лениным в «Завещании» и оказавшейся в центре политической борьбы, стал предложенный им в статье «Как нам реорганизовать Рабкрин» план реорганизации ЦКК—РКИ. В ходе дискуссии возник тот же фронт противостояния, что и в связи с обсуждением вопроса о реорганизации системы управления народным хозяйством: Ленин и его сторонники против Троцкого и его сторонников. В отличие от дискуссии по Госплану эта статья сыграла, как представляется, особую роль в появлении тех текстов «Завещания», ленинское авторство которых доказать не удается.

К концу 1922 г. назрела необходимость реорганизации высшего эшелона партийного и государственного руководства в целях повышения эффективности его работы. Работа над новым Уставом началась еще накануне XI съезда, вопросы приема в партию обсуждались на самом съезде. В августе 1922 г. XII партийная конференция специально рассмотрела вопросы организационно-партийного строительства. Ленин и Троцкий предложили XII съезду две совершенно разные концепции реорганизации центральных органов партии.

В.И. Ленин сформулировал и обосновал свои предложения в двух последних статьях — «Как нам реорганизовать Рабкрин (Предложение XII съезду партии)» и «Лучше меньше, да лучше». Их содержание было раскрыто выше, поэтому мы отметим лишь то, что в них предусматривалось сохранить ЦК без структурных изменений, без изменения функций и соотношения органов ЦК. Укрепление положения и авторитета ЦК партии должно было быть обеспечено благодаря глубокой реорганизации ЦКК. Ленин предложил расширить состав ЦКК за счет включения в него рабочих от станка и крестьян от сохи, установить практику присутствия их на заседаниях ЦК и Политбюро, разрешить знакомиться со всеми документами и участвовать в подготовке вопросов к заседаниям Политбюро, чтобы дать им навык решения важных партийных и государственных дел, повысить эффективность обсуждения и решения их. Это должно было, по мысли Ленина, уменьшить трения в Политбюро и опасность раскола ЦК[1349]. Вся эта работа должна была быть организована Секретариатом ЦК и вестись под его контролем. Полученные знания члены ЦКК должны были использовать в ходе инспекций госаппарата, проводимых совместно с работниками НК РКИ. Наращивание политической силы ЦКК достигалось не за счет умаления роли и властных полномочий ЦК партии, наоборот, реорганизованная ЦКК должна была обеспечить усиление способности ЦК решать проблемы, стоявшие перед партией и государством. Этим и достигался желаемый эффект — укрепление системы центральных органов партии.

Впервые с этими предложениями Ленина Политбюро было ознакомлено в конце января 1923 г., когда Ленин передал для публикации статью «Как нам реорганизовать Рабкрин». Эта была первая из работ В.И. Ленина, входящих в комплекс его «Политического завещания», которая оказалась в центре политической борьбы Троцкого против Ленина и его сторонников. Со временем история обсуждения в Политбюро вопроса о публикации этой статьи обросла мифами и легендами, которые мы проанализируем несколько позднее, а здесь восстановим эту историю по документам.

Члены и кандидаты в члены Политбюро ЦК РКП (б) — участники этих событий — в письме в ЦК РКП (б) от 31 декабря 1923 г. писали*, что статья Ленина «была по ошибке или по рассеянности адресована Президиуму съезда Советов, заседавшего как раз в это время в Москве. Такой адрес и вызывал недоумение у членов Политбюро»[1350]. Ознакомление со статьей вызвало не только живое обсуждение, но и определенное недоумение по поводу отдельных положений статьи. Куйбышев писал, что «до заседания Политбюро, когда еще не все члены Политбюро собрались и заседание еще не открылось, в кабинет т. Сталина входили постепенно один за другим члены ПБ и бегло знакомились со статьей Ленина, при знакомстве с ней по отдельным отрывкам, на которые обращал внимание то тот, то другой товарищ, у меня лично вначале сложилось впечатление, что усилившаяся к тому времени болезнь Влад[имира] Ильича отразилась на статье. Это впечатление усиливалось нервным настаиванием т. Ленина и нажимом на т. Бухарина, чтобы статья во что бы то ни стало была помещена в завтрашнем номере и ему показана. Между тем обращалось внимание на некоторые отдельные места статьи, которые, будучи взяты обособленно, были непонятны и казались странными: раскол партии, лучший наркомат НКИД, детальное определение количества служащих РКИ и т.д.**, наконец, обращалось внимание на неверный адрес статьи. Особенно поражали места о расколе, поскольку они не соответствовали тогдашним конкретным взаимоотношениям внутри ЦК и Политбюро. Оттиск статьи Ильича ходил из рук в руки, раздавались отдельные реплики (я помню, например, реплику т. Троцкого — «почему НКИД лучший наркомат?»). Высказывались летучие отзывы и предложения. В этой нервной обстановке, создавшейся благодаря опасениям за здоровье Ильича, у меня, повторяю, не ознакомившегося по-настоящему со статьей в целом, мелькнула мысль: "Если Ильич болен и в статье эта болезнь отразилась, и если Ильичу необходимо показать эту статью напечатанной, то не набрать ли специальный номер «Правды»?" Эту мысль я высказал. Но это были летучие мысли вслух. Я сразу же от этой мысли отказался. Больше ее не повторил, на обсуждении ее не настаивал». «Не все еще было ясно (а для кого статья Ильича была сразу ясна?), многое сразу не укладывалось в сознании»[1351]. По прочтении статьи на заседании Политбюро, писал Куйбышев, «не раздалось ни одного голоса против напечатания ни со стороны членов Политбюро, ни со стороны других присутствующих. Вопрос обсуждался лишь о том, когда напечатать и в какой форме: передовой статьей или обычной статьей, сопровождать ли статью Ленина пояснением о том, как нужно толковать фразу о возможном расколе в партии; если помещать такую статью, то можно ли успеть к завтрашнему номеру, не отложить ли в связи с этим печатание статьи т. Ленина; как оповестить местные организации, чтобы не было ложного истолкования фразы Ильича о расколе — вот приблизительно те вопросы, вокруг которых вертелось обсуждение». Было решено статью отпечатать немедленно, а местные организации оповестить специальным письмом за подписью всех членов Политбюро о том, что в Политбюро царит единодушие по всем крупным вопросам и что практика работы ПБ не дает никаких оснований для тревоги за единство партии»[1352].

Сталин, рассказывая 26 октября 1923 г. на заседании объединенного Пленума ЦК и ЦКК РКП (б) об обсуждении вопроса о ленинской статье, признавал, что члены Политбюро «колебались, печатать ли статью Ленина о Рабкрине», потому что в ней «в 3-х местах было упоминание об опасности раскола. Боялись, чтобы партия не была дезорганизована». Относительно вопроса, публиковать статью или нет, то здесь «и тени разногласий в ПБ не было. Нашли  выход: разослать в губкомы одновременно со статьей извещение от всех членов ПБ, что и тени раскола нет»[1353]. То же, но в более развернутом виде Сталин повторил в своем ответе на запрос партийной конференции Хамовнического района, подчеркнув, что «Политбюро единогласно постановило без промедления опубликовать статью о Рабкрине», подробнее остановившись на объяснении причин тревоги по поводу «целости ЦК» и о поиске мер, способных предотвратить «в партии тревогу»[1354].

Такое удивление можно понять. Опасность раскола — не рядовая опасность. Она говорит о глубоком кризисе партии. Но указания на такой кризис или угрозу его нарастания в статье не было. Наоборот, в ней была выражена уверенность в успешном решении всех стоящих перед страной проблем. Троцкий также был поражен тезисом об угрозе раскола, иначе он не согласился бы подписать письмо, дезавуирующее данное положение статьи, тем более принять на себя ответственность за подготовку проекта письма Политбюро ЦК РКП(б) «Губкомам и обкомам партии», в котором, в частности, говорилось: «Некоторые товарищи обратили внимание Политбюро на то, что эта статья тов. Ленина может быть истолкована товарищами на местах в том смысле, будто внутренняя жизнь ЦЕКА за последнее время обнаружила какой-либо уклон в сторону раскола и именно этим побудила тов. Ленина выдвинуть изложенные в его статье организационные предложения... тов. Ленин не принимает участия в заседаниях Политбюро и ему даже не посылаются — опять-таки в строгом соответствии с предписаниями врачей — протоколы Политбюро и Оргбюро»***. «Уже эти внешние условия написания статьи "Как нам реорганизовать Рабкрин" свидетельствуют о том, что предложения, заключающиеся в этой статье, внушены не какими-либо осложнениями внутри ЦЕКА, а общими соображениями тов. Ленина о трудностях, которые еще предстоят партии в предстоящую эпоху... во внутренней работе ЦЕКА совершенно нет таких обстоятельств, которые давали бы какие бы то ни было основания для опасения раскола»[1355].

Троцкий отрицательно отнесся к принципиальным предложениям Ленина, он считал, что «партия чересчур сливается с государством», «контрольные] ком[иссии] перенимают партийно-политические функции»[1356]. Как видно, его возражения были направлены против того главнейшего общеполитического положения — о целесообразности определенного соединения, слияния учреждений партийных с государственными, которое было исходным для Ленина.

Тогда же встал вопрос о совершенствовании работы самого ЦК партии. 25 января 1923 г. на заседании Политбюро Троцкий предложил упорядочить работу ЦК и его органов. Возможно, его предложения были связаны с обсуждением ленинских предложений, содержащихся в статье «Как нам реорганизовать Рабкрин». Политбюро решило: «Поручить Секретариату ЦК собрать и систематизировать все уже существующие постановления, касающиеся точного распределения функций Пленума ЦК, Политбюро, Оргбюро и Секретариата, а также внести в Политбюро свои предложения о более правильном их распределении»[1357].

29 января 1923 г. Секретариат ЦК РКП(б) дал свои предложения о распределении функций между Пленумом ЦК, Политбюро, Оргбюро и Секретариатом ЦК РКП(б). Предлагалось увеличить состав ЦК до 50 человек за счет «выдвинувшихся на практической партийной и хозяйственной работе товарищей, главным образом рабочих (директоров, руководителей областных организаций, наиболее авторитетных членов национальных компартий и пр.)» «для обеспечения прочной связи с местами», для «формирования новых кадров политических руководителей из числа пока еще малоопытных, но достаточно выдвинувшихся товарищей»[1358]. Эти предложения означали, что ленинская идея расширения ЦК с целью усиления его связи с массами и повышения способности вести эффективное руководство социально-экономическим строительством была принята.

2 февраля 1923 г. Политбюро рассмотрело вопрос «О регулирующих органах» и, поскольку ожидались отклики на статью Ленина о Рабкрине, решило этот вопрос «отложить для следующего заседания»[1359]. В процессе обсуждения было достигнуто соглашение «не выступать по этому острому вопросу с какими-либо сепаратными предложениями, а попытаться сговориться путем обмена мнений на каждом заседании». Но Зиновьев, нарушив эту договоренность, в обход Политбюро внес свои тезисы о партстроительстве для февральского (1923) Пленума ЦК. Троцкий выступил с формальным протестом и направил свои предложения по реорганизации ЦК, во всех пунктах противостоявшие как предложениям Ленина, известным по статье «Как нам реорганизовать Рабкрин», так и Секретариата ЦК.

Троцкий предлагал: «ЦеКа должен сохранить свою строгую оформленность и способность к быстрым решениям. Поэтому дальнейшее расширение его не имеет смысла. Оно ввело бы в ЦеКа лишь некоторое дополнительное количество центровиков (преимущественно "генерал-губернаторов"), очень мало увеличивая, таким образом, связь с массами. Между тем, расширение состава ЦК и установление новых, более сложных отношений между Политбюро и пленумом грозит нанести чрезвычайный ущерб точности и правильности работ ЦК». Исходя из этих общих соображений, Троцкий предлагал сократить, а не расширять ЦК партии и организовать его следующим образом: «Цека создается в составе Политбюро, Оргбюро и Секретариата с небольшим, может быть, дополнительным количеством членов или кандидатов. Таким образом, Цека как таковой, несколько сокращается, по сравнению с нынешним, и, во всяком случае, не расширяется»[1360].

По варианту Троцкого ЦК партии не выбирает из своего состава свои руководящие органы, а «составляется» из них. Троцкий не пояснял, как он мыслил процесс формирования ЦК, но по смыслу фразы органы ЦК должны были формироваться не Пленумом ЦК, а съездом партии. По Уставу партии ЦК РКП(б) избирался съездом и затем сам формировал необходимые для его работы органы, в частности, формирование секретариата и назначение генерального секретаря также являлись прерогативой Пленума ЦК.

В существовавшей системе возможности Троцкого прибрать к рукам ЦК партии были сильно ограничены, поскольку в отличие от делегатов съезда члены ЦК лучше знают не только видимую, но и подспудную часть борьбы. На съезде же можно было воспользоваться недостаточной осведомленностью большинства его делегатов, попытаться повлиять на их мнение****. Предложения Троцкого были ориентированы на завоевание ЦК без создания оформленной фракции, обходя, таким образом, решение X съезда партии о запрете фракций и групп: изменить внутреннюю структуру и состав ЦК, увеличить в нем число своих сторонников, провести их на ключевые должности в руководящих органах ЦК. Политический интерес Троцкого просматривается без труда, если оценивать его предложения в контексте той борьбы, которую он вел в 1921—1927 гг.

Мы вышли на важное для нашей темы положение: только в том случае, если отдельные органы ЦК, в том числе и его Секретариат, формируются съездом партии, получало смысл обращение к съезду партии с предложением решить персональный вопрос о генеральном секретаре.

То есть одно из центральных мест «Письма к съезду», не получая опоры в ленинском политическом наследии, оказывается прямо связанным с предложениями Троцкого о реорганизации ЦК! Для Ленина, завершившего 23 января 1923 г. статью «Как нам реорганизовать Рабкрин», проблема предупреждения съезда партии о недопустимости избрания Сталина генеральным секретарем или о «перемещении» его с этой должности съездом, просто не существовала. Это требование противоречит тем мыслям, которые он развивал в последних своих работах, зато оно органично вписано в схему, которую предложил Троцкий XII съезду. Ленин стремился к упрочению положения ЦК в партии, повышения его роли. Троцкий выступил с прямо противоположным предложением — о создании наряду с ЦК РКП(б) Совета партии. Он должен был избираться съездом партии из членов и кандидатов в члены ЦК РКП (б) и членов ЦКК партии, а также двух-трех десятков представителей обкомов и местных партийных организаций. Совет партии должен был давать директивы ЦК партии и контролировать его деятельность[1361]. Это предложение было оценено как попытка ввести «двоецентрие» в партии и с неизбежностью вело к умалению роли и значения ЦК партии и его органов (Политбюро, Оргбюро, Секретариат)[1362].

Политически заинтересованность Троцкого в такой реорганизации (явно противостоящей ленинскому плану) легко объясняется. Двоецентрие позволяло Троцкому и его сторонникам создать вне ЦК точку опоры для продолжения борьбы против ЦК в том случае, если бы не удалось провести свою схему реорганизации ЦК и завоевать большинство в нем. В предложении Троцкого также проявилась попытка возродить те организационные формы, от которых большевистская партия давно отказалась как от несоответствующих характеру и духу революционной марксистской партии. Неудивительно, что в это время о Троцком говорили как о полуменьшевике, небольшевике*****.

Политический смысл предложения Троцкого состоял в том, чтобы не допустить укрепления связи ЦК с партийными, государственными и хозяйственными органами. Ленин же желал именно укрепления этих связей. Очевидна разница не только позиций, но и подходов к проблеме строительства политической системы диктатуры пролетариата в ее важнейшей части.

Впрочем, Троцкий шел уже проторенным путем, не был в этом вопросе первопроходцем. Еще на XI съезде партии противники Ленина Д.Б. Рязанов и В.Е. Цифринович высказывали мысль о предоставлении ЦКК функций контроля над ЦК от имени съезда партии. Тогда тоже речь фактически шла о создании двоецентрия в партии. Этим предложениям, откровенно отдававшим меньшевизмом и направленным на ослабление ЦК, Ленин противопоставил линию на укрепление ЦК, что достигалось прежде всего усилением его Секретариата, введением должности генерального секретаря и проведением на нее Сталина.

Теперь Ленин предлагал сделать в этом направлении еще один шаг — с помощью повышения эффективности работы ЦК и реорганизации ЦКК, а также определенного соединения, слияния ЦКК с РКИ.

Февральский (1923) Пленум ЦК, по свидетельству К.Е. Ворошилова[1363], прошел под знаком острой борьбы большинства ЦК РКП(б) и Троцкого. Об остроте борьбы говорят итоги голосования. «За» предложение Зиновьева: «проект реорганизации и улучшения работы центральных учреждений партии принять за основу» проголосовали 20 человек и 5 — «против». «За» расширение состава ЦК — 17, «против» — 7, «воздержался» — 1. За установление численности ЦК в 35 человек проголосовало незначительное большинство — 13 человек. За сохранение и расширение Центральной Контрольной Комиссии проголосовало 20, против было 5. Вопрос о числе членов ЦКК и все остальные поправки были переданы в комиссию, в которую вошли Зиновьев, Сталин, Троцкий, Томский, Фрунзе, Рудзутак, Сольц и Молотов. Ей также поручалась окончательная разработка тезисов и доклад Пленуму ЦК. Было решено: «Тезисы не публиковать до предварительного сообщения их тов. Ленину. В случае требования последнего о пересмотре вопроса, созвать экстренный Пленум»[1364]*****. Этот документ поступил в ленинский секретариат, но Ленин ввиду плохого состояния здоровья не был с ним ознакомлен.

Встретив отпор, Троцкий дезавуировал свое предложение, заявив, что его не так поняли, и попытался представить его как соответствующее ленинским идеям о повышении роли ЦКК и развивающее его. Это была бесперспективная затея, поскольку в ленинских предложениях о реорганизации ЦКК не было никакого намека на ограничение задач и функций ЦК. Коль скоро Троцкий отступил, то члены ЦК приняли разъяснение Троцкого, и «недоразумение» было исчерпано. Позднее Троцкий не раз ссылался на это, пытаясь обосновать несостоятельность упрека в стремлении к установлению двоецентрия в партии. Это неправда, и Троцкий хорошо знал, что со стороны ЦК это заявление было лишь тактическим ходом, что свою оценку предложения Троцкого как попытку установления двоецентрия в партии члены Политбюро подтвердили в письме в ЦК от 31 декабря 1923 г., оценив ее как антиленинскую по своей сути[1365].

Февральский (1923) Пленум ЦК решил организационный вопрос вынести самостоятельным пунктом повестки дня XII съезда партии и утвердил с некоторыми поправками подготовленные ЦК тезисы об улучшении работы центральных органов партии, не только учитывавшие предложения Ленина, но и шедшие дальше их.

После третьего инсульта Ленина, положившего конец его политической деятельности, перед Троцким не только открылись новые перспективы в борьбе за лидерство в партии, но и появилась возможность использовать для ее ведения авторитет Ленина. 22 марта Политбюро рассмотрело вопрос о реорганизации и улучшении центральных учреждений партии»[1366], а на следующий день Троцкий направил в Политбюро письмо, в котором поднял (среди прочих) вопрос о недостатках партийной работы: «Острые вопросы внутрипартийной жизни (принципиальные и организационные конфликты внутри организации) оставались совершенно вне поля зрения Политбюро как учреждения. Вообще, внутренние вопросы партийной жизни отчасти вернулись в Политбюро после годового отсутствия в результате известной статьи т. Ленина о Рабкрине»[1367].

Такое утверждение не соответствует действительности: между Политбюро и Оргбюро и Секретариатом как органами ЦК существовало разделение труда: основная масса вопросов партийного строительства и партийной жизни шла через Оргбюро и Секретариат. Все вопросы внутрипартийной жизни, если они не получали разрешения в Секретариате или Оргбюро, переходили в Политбюро. Принципиальные же вопросы политики партии решались в Политбюро. Всего в Политбюро за период между XI и XII съездами было рассмотрено 1322 вопроса, в том числе касающихся личных назначений в партии — 20 (1,5%) и внутрипартийных — 113 (8,5%), а всего — 133, что составит 10%. Если учесть еще вопросы, указанные как «организационные» (54, т.е. 4,1%), «агитационно-пропагандистские» (92, т.е. 6,9%), которые если не полностью, то в значительной своей части касались партийного строительства и деятельности партии, то общее количество внутрипартийных вопросов достигнет 259 (21 %)[1368]. Троцкий не мог не знать этого. Он нарочно сгущал краски.

Новая атака на партию и ее руководство ничего не дала Троцкому. Его предложения не были приняты, за основу взяты ленинские предложения об увеличении численности ЦК и реорганизации ЦКК. 5 апреля Политбюро приняло тезисы «О реорганизации и улучшении центральных учреждений партии», подготовленные Зиновьевым по поручению Политбюро от 30 марта 1923 г. Окончательная формулировка этих тезисов была поручена Сталину, Молотову и Зиновьеву, после чего «в случае отсутствия разногласий» было решено опубликовать их «как одобренные ЦК»[1369].

XII съезд рассмотрел предложение о реорганизации центральных органов власти, подготовленное ЦК партии. Троцкий свои предложения о сокращении ЦК партии на обсуждение съезда уже не выносил. В основе принятых XII съездом РКП(б) решений лежали предложения Ленина, серьезно скорректированные, однако, в ряде важных вопросов. Состав ЦК увеличивался до 40 членов и 15—20 кандидатов (по предложению Сталина[1370]) за счет главным образом «местных работников, в особенности рабочих, наиболее связанных с пролетарскими массами», с привлечением «практиков-администраторов и студентов высших учебных заведений». ЦКК создавалась из 50 членов — «преимущественно из рабочих и крестьян, с серьезнейшим партийным стажем и пригодных для партийно-контрольной и советско-контрольной работы». Основная задача ее определялась как «работа по обеспечению во всех отношениях партийной линии в деятельности всех советских органов». Ее Президиум составлялся из тех членов, которые отвечали требованиям, предъявляемым к членам ЦК. Именно они получали право участвовать в работе ЦК. Допускалось присутствие на Пленумах ЦК членов Президиума ЦКК, а на заседаниях Политбюро и Оргбюро трех постоянных представителей из Президиума ЦКК. Они могли знакомиться с поступающими в них материалами, но не получали никаких прав в деле подготовки их заседаний. Наоборот, все свои предложения ЦКК вносила в ЦК для их обсуждения, а решения Всероссийской конференции Контрольных комиссий подлежали утверждению ЦК партии. Разрешалось совмещение членства в ЦКК и статуса кандидата в члены ЦК[1371]. На первом Пленуме нового ЦК РКП(б) был рассмотрен также вопрос о «представительстве ЦК в ЦКК». Это существенно меняло баланс отношений между ЦК и ЦКК по сравнению со схемой, изложенной в ленинских статьях о реорганизации ЦКК— РКИ, но не противоречило главной идее — повышению роли и авторитета ЦК и ЦКК, и соответствовало принципиальной схеме строительства центральных органов партии, принятой съездом. Пленум постановил «утвердить представителями ЦК в ЦКК тт. Сталина, Зиновьева, Дзержинского, Зеленского и Молотова»[1372]. Достаточно сравнить представительство ЦКК в ЦК и представительство ЦК в ЦКК, чтобы понять, что политическое усиление ЦКК никак не умаляло возможностей ЦК партии и его положение в системе центральных органов партии оставалось доминирующим. Это соответствовало духу ленинских предложений.

Аналогичные решения, идущие, с одной стороны, в русле предложений Ленина, сделанных им в последних письмах и статьях, а с другой, идущие вразрез с предложениями Троцкого, были приняты и в отношении реорганизации ЦКК—РКИ[1373]. Следовательно, съезд поддержал предложение Ленина о соединении, слиянии партийного и государственного аппаратов.

Предсъездовская дискуссия и решения XII съезда партии свидетельствуют, что политические позиции Ленина и его сторонников в Политбюро и ЦК партии, с одной стороны, и Троцкого — с другой, расходились в это время все больше. Примечательно, что в ходе этой дискуссии Троцкий использовал ленинскую статью «Как нам реорганизовать Рабкрин» в качестве орудия борьбы со сторонниками Ленина в Политбюро. Как знать, может быть, именно обстоятельства обсуждения статьи «Как нам реорганизовать Рабкрин» и дискуссия вокруг нее породили мысль использовать в этой борьбе тексты, авторство которых можно приписать Ленину.

 

* Это письмо подписано Бухариным, Зиновьевым, Калининым, Каменевым, Молотовым, Рудзутаком, Рыковым, Сталиным, Томским (Известия ЦК КПСС. 1991. № 3. С. 218).

** В предложенной Лениным схеме предполагается, что рабочий или крестьянин — член ЦКК сможет реально контролировать решения, принимаемые ЦК. Иначе говоря, он должен разбираться в сложнейших практических и теоретических проблемах, в вопросах экономики, политики, финансов, судить о разногласиях людей, гораздо более его знающих и опытных в этих делах, более информированных. Правомерность такого допущения не очевидна. Неясно, почему они могут сделать то, чего не удалось обеспечить членам ЦК — «добиться... строжайшей правильности дела», почему они гарантированы от включения во внутрипартийную борьбу на стороне одной из сторон или как самостоятельная сила.

*** Точнее, они направлялись ему в секретариат, но не передавались лично.

**** Именно этим Троцкий и занимался накануне XII съезда партии, поднимая вопрос о ленинской статье по национальному вопросу, и перед XIII съездом — вопрос о генеральном секретаре и об опасностях, исходящих от старого состава ЦК, старых большевиков, старого поколения партии и пр.

***** Некоторые историки предложения Троцкого трактуют как направленные на поддержку ленинских предложений и полностью соответствующие им. Например, В.И. Старцев, имея в виду такие вопросы, как расширение численности ЦК, вопрос о генсеке, о реорганизации ЦКК—РКИ, писал: «Нельзя не видеть, что в эти месяцы, февраль и март 1923 г., Троцкий пытался помочь Ленину в отстаивании его точки зрения на ряд вопросов внутрипартийной политики» (Старцев В.И. Политические руководители Советского государства в 1922 - начале 1923 года // История СССР. 1988. № 5. С. 121).

****** Это положение, а также аналогичная постановка вопроса в отношении тезисов по нацвопросу («Тезисы не публиковать, сообщив их тов. .Ленину (с разрешения врачей). Если тов. Ленин потребует пересмотра тезисов, созвать экстренный Пленум») говорит, во-первых, против «блокады Ленина» и пр. и, во-вторых, о сохранении им авторитета, которым он пользовался прежде.

Примечания:

 

[1349] Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 383-388.

 

[1350] Известия ЦК КПСС. 1991. № 3. С. 215.

 

[1351] Известия ЦК КПСС. 1989. № 11. С. 189.

 

[1352] Там же. С. 188-189.

 

[1353] Там же. 1990. № 10. С. 185.

 

[1354] Там же. 1989. № 11. С. 190, 192.

 

[1355] Там же. С. 179-180.

 

[1356] Архив Троцкого. Т. 1. С. 20.

 

[1357] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 331. Л. 2.

 

[1358] Архив Троцкого. Т. 1. С. 19—20.

 

[1359] РГАСПИ. Ф. 17. Оп.3. Д. 333. Л. 1.

 

[1360] Архив Троцкого. Т. 1. С. 30, 31.

 

[1361] См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 45. С. 600.

 

[1362] Известия ЦК КПСС. 1991. № 3. С. 215; см. также: Известия ЦК КПСС. 1989. № 11. С. 182.

 

[1363] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 109. Л. 4.

 

[1364] Там же. Д. 88. Л. 2.

 

[1365] Известия ЦК КПСС. 1991. № 3. С. 215; см. также: Известия ЦК КПСС. 1989. № 11. С. 182.

 

[1366] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 94. Л. 1.

 

[1367] Там же. Ф. 325. Оп. 1. Д. 412. Л. 111.

 

[1368] Двенадцатый съезд Российской Коммунистической партии (большевиков). Стенограф. отчет. С. 43—44.

 

[1369] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 346. Л. 2.

 

[1370] Сталин И.В. Соч. Т. 5. С. 218–219, 234–235.

 

[1371] КПСС в резолюциях... Изд. 9-е. Т. 3. М., 1984. С. 91, 94–96.

 

[1372] РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 2. Д. 98. Л. 2.

 

[1373] КПСС в резолюциях... Т. 2. С. 89—92.