ПРИЛОЖЕНИЯ

1

НАБРОСОК ТЕЗИСОВ И.В. СТАЛИНА

ПО ВОПРОСУ ОБЪЕДИНЕНИЯ СОВЕТСКИХ РЕСПУБЛИК

Октябрьский переворот и независимые республики

1. Октябрьский переворот в России выдвинул на первый план вопрос об освобождении угнетенных национальностей бывшей Российской империи и показал, что радикальное разрешение национальной проблемы и действительное освобождение народов в обстановке массового восстания возможно лишь в форме образования самостоятельных национальных республик, на основе учета особенностей быта, языка и культуры.

Период гражданской войны и сближение советских республик в форме военного союза

2. Открывшаяся вслед за октябрьским переворотом гражданская война поставила перед раскрепощенными народами России вопрос с кем идти? Им было ясно, что изолированная борьба с контрреволюцией неизбежно приведет к возврату национального гнета и рабства и что только военным союзом всех советских республик можно будет на деле отстоять национальное раскрепощение.

Период хозяйственного строительства и дальнейшее сближение советских республик в форме хозяйственного союза

3. Переход к мирному периоду после гражданской войны выдвинул на первый план задачу восстановления разрушенного войной народного хозяйства. Первые же попытки на пути хозяйственного строительства показали, что изолированные усилия отдельных советских республик поднять промышленность и сельское хозяйство не только безуспешны, но они грозят окончательно разрушить последние остатки их ресурсов и что только хозяйственным союзом всех советских республик — объединением хозяйственных усилий и соединением материальных ресурсов — можно достигнуть общего хозяйственного подъема и рационального распределения сил и средств.

Период Генуэзско-Гаагских переговоров и дальнейшее сближение советских республик в форме установления единого дипломатического и внешнеторгового фронта

4. Победоносный конец гражданской войны и хозяйственное оживление в советских республиках прорвали экономическую блокаду России и привели к Генуэзско-Гаагским переговорам. Эти переговоры показали, что только единым дипломатическим и внешне-торговым фронтом можно будет отстоять существование советских республик от колонизаторских покушений империалистов и реставрационных попыток бывших правительств. Такое выступление на Генуе-Гааге вполне оправдало необходимость единого дипломатического и внешне-торгового фронта крахом Генуи-Гааги.

Крах Генуэзско-Гаагской конференции, выяснившаяся невозможность привлечения заграничных капиталов в ближайший период и необходимость более тесного хозяйственного союза

5. Крах Генуи-Гааги показал, что, с одной стороны, заграничный капитал привлечь в Россию почти невозможно, а с другой — не лишена возможность интервенции. Поэтому отстоять внешнюю безопасность и сберечь и умножить материальные богатства советских республик в настоящих условиях возможно только более тесным военно-хозяйственным союзом всех советских республик. Такой союз обеспечит возрождение хозяйства и рациональное использование ресурсов советских республик в общие цели.

ВЫВОД: необходимо завершить процесс все усиливающегося сближения республик объединением их в одну федерацию, слив военное и хозяйственное дело и внешние сношения (иностранные дела, внешняя торговля) в одно целое, сохраняя за республиками автономию во внутренних делах*.

Август 1922 г.

РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 2. Д. 278. Л. 2 (машинописный текст);

Ф. 558. Оп. 1. Д. 2479. Л. 262-265 (рукопись-автограф).

* В рукописном тексте последняя фраза выглядит так: «...в одно целое во всем остальном сохраняя за республиками самостоятельность, полную автономию».

 

2

ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ ПРЕДЛОЖЕНИЯ И.В. СТАЛИНА ОБ ОБРАЗОВАНИИ СССР

Первоначальный проект *

Проект предложения

Признать своевременным объединение республик: РСФСР, Украины, Белоруссии и Закавказской федерации в Союз Сов. Соц. Республик.

В основу объединения положить принцип добровольности и равноправия республик с сохранением за каждой из них права свободного выхода из союза.

Поручить комиссии в составе...** выработать проект декларации об образовании Союза с изложением обстоятельств, диктующих объединение республик в одно союзное государство.

Поручить той же комиссии выработать проект договора об образовании Союза Республик, положив в основу договора:

а) образование соответствующих союзных законодательных и исполнительных органов;

б) слияние комиссариатов Военно-Морского, Путей сообщения, Иностранных дел, Внешней торговли, Потель***;

в) подчинение комиссариатов НКФ, НКПрод, ВСНХ, НКТруд, РКИ в составе республик директивам соответствующих комиссариатов Союза;

г) полное обеспечение интересов национального развития народов договаривающихся республик.

Оба проекта представить комиссии на одобрение Президиума ВЦИКа, после чего внести на рассмотрение Первого съезда Советов Союза Сов. Соц. Республик.

РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 1. Д 2479. Л. 241.

* Написано рукой И.В. Сталина на листе с отпечатанным текстом.

** Так в тексте.

*** Потель — народный комиссариат почт и телеграфов.

 

3

ТЕЗИСЫ О ПРОВЕДЕНИИ В ЖИЗНЬ НАЧАЛ НОВОЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ *

1. На 10-ом съезде партии и на всероссийской партийной конференции намечены новые пути экономической политики. Необходимо, однако, констатировать, что осуществление намеченных директив в области непосредственной хозяйственной деятельности советских органов, проведение соответствующих декретов и усвоение широкой массой партийных и советских работников новых начал экономической политики — совершается медленно и не идет тем темпом, которого требует ужасающее положение народного хозяйства. Одной из главных причин медленного проведения новой политики, а также той практической путаницы и идейной смуты, которая ею вызывается, является крайне несистематический характер разработки намеченных начал. В области хозяйства политика крупных поворотов, тем более внутренне не согласованных, совершенно недопустима. Отсутствие действительного хозяйственно-политического центра, который следит за хозяйственной деятельностью, варьирует ее опыты, учитывает и обобщает результаты, практически объединяет все стороны хозяйственной деятельности и таким образом на деле вырабатывает внутренне согласованный хозяйственный план, отсутствие такого действительного хозяйственного центра приводит не только к тягчайшим для хозяйства потрясениям, как топливный и продовольственный кризисы (1921 г.), но и исключает возможность планомерной внутренне согласованной разработки новых начал хозяйственной политики. Отсюда система толчков и контртолчков, тяжело отдающихся внизу, на корнях нашего хозяйства.

Мы видим прогрессивное падение всех без исключения отраслей промышленности. Даже в тех областях, где при помощи исключительных мер были достигнуты успехи, как на транспорте, мы наблюдаем сейчас угрожающий распад. Совершенно очевидно, что те исключительные усилия партии и рабочего класса, которые необходимы для возрождения хозяйства, могут быть достигнуты только при том условии, если партия, а за ней и рабочий класс, получат уверенность, что хозяйственная работа практически, действенно и непрерывно объединяется единством плана и единством руководящего центра.

2. При новом курсе, как и при старом, главной задачей является восстановление и укрепление крупной национализированной промышленности. В организационном отношении эта первостепенной важности задача достижима только при установлении действительного единства управления. Постоянные столкновения хозяйственных, профессиональных и партийных органов, особенно по вопросам личных назначений и перемещений, способны были бы погубить самую здоровую промышленность. При нынешних условиях руководство государственным хозяйством есть на три четверти вопрос подбора и сочетания работников всех степеней ответственности. Эта работа может быть выполняема только при наличности единства воли в управлении национализированной промышленностью.

2а. Поскольку новый курс экономической политики состоит в переводе значительного числа предприятий на коммерческие и даже арендные начала, и восстановлении в известных пределах свободного рынка, эволюция профсоюзов в сторону огосударствления должна не только испытать задержку, но и получить толчок в обратном направлении.

Вместе с тем система аренды и договорных отношений вообще открывает полную возможность перед профсоюзами практически самостоятельно подойти к вопросу организации производства, хотя бы в виде скромных опытов на первых порах.

3. Наша экономическая политика до настоящего времени характеризовалась в основном следующими чертами:

а) Советское государство по причинам, в обсуждение коих здесь нет надобности входить, взяло на себя непосредственное руководство громадной массой самого разнообразного типа предприятий, обслуживание которых далеко не соответствовало тем сырьевым и продовольственным ресурсам, которые находились в распоряжении государства. Национализация получила не столько хозяйственное, сколько бюрократическое содержание. Предприятия классифицировались по формальным признакам, вырывались из реальных жизненных условий (связь с местным населением, с соседними предприятиями, обеспечение топливом, сырьем и пр. и пр.) и включались в вертикальные главки. Механическое нарушение основных жизненных связей в области корней каждого промышленного предприятия сразу привело к тому, что национализированная промышленность получила полупаразитический характер, питаясь, главным образом, старыми запасами сырья. Быстрое сужение этих запасов приводило к постоянным перераспределениям их путем бюрократических нарядов, что означало непрерывные толчки и удары по организму всей промышленности и неизбежно подкашивало ее.

б) Одновременно с механическим нарушением и разрушением хозяйственной связи от всей промышленной деятельности была отнята ее субъективная движущая сила — личная заинтересованность каждого работника, или группы работников, предприятий и пр. в успехе производства. Тарифная деятельность и рабочее снабжение оказывались, также механически оторваны от самого производственного процесса и сосредоточены в руках вертикального главка при профессиональных союзах. Практически тарифно-снабженческая работа профсоюзов в корне парализовала личную заинтересованность рабочего и вела кратчайшим путем к параличу промышленности. Существующая в этом отношении бесформенность совершенно нетерпима. Оплата труда, и в том числе все виды рабочего снабжения, должны находиться в руках органов, непосредственно руководящих хозяйством и за него ответственных.

4. В целях предотвращения дальнейшего падения народного хозяйства, необходимо перестроиться на следующих началах:

Государство в лице ВСНХ и его местные органы сосредотачивают в своем непосредственном управлении отдельные отрасли производства и определенное число крупных, или почему-либо с государственной точки зрения важных, а также подсобных к ним предприятий, при чем должен широко проводиться принцип комбинирования предприятий, взаимно дополняющих друг друга.

5. Принцип хозяйственной заинтересованности должен быть принят во внимание также в отношении к советским ведомствам и учреждениям.

Нужно радикально покончить с бюрократическим уродством, в силу которого под знаменем борьбы с параллелизмом у ведомств отбираются необходимейшие вспомогательные учреждения и предприятия и сосредотачиваются в одном главке. Совершенно очевидно, что возрождение, в частности, совершенно ныне убитого типографско-издательского дела лежит на пути к раскрепощению. Минимальное количество типографий, необходимых определенным ведомствам и учреждениям могут быть и будут (или)** возрождены без дополнительных общегосударственных затрат.

6. Передача и распределение между ведомствами вспомогательных предприятий и хозяйств должно, следовательно, исходить не из бюрократической уравнительности, а из наибольшей жизненной заинтересованности.

Отсюда, например, вытекает, что передача военным частям совхозов для самообслуживания только в том случае может дать положительные результаты, если воинские части непосредственно заинтересованы в урожае. Между тем нынешний порядок, силой коего урожай целиком зачисляется в паек, другими словами отбирается в общегосударственный котел, неизбежно приводит к крайне неряшливой обработке огородов, и крайне низкой урожайности.

7. Промышленные предприятия будут, следовательно, в ближайший период разбиты на три группы: государственные, находящиеся в определенных договорных отношениях с государством и сдаваемые в аренду на частно-капиталистических началах. Взаимоотношения этих предприятий с государственными органами, учреждениями и предприятиями, особенно с железными дорогами, станет неизбежно новым источником волокиты, придирок и злоупотреблений. Необходимо в этом отношении, с одной стороны, перенести инициативу и ответственность на места, а, с другой стороны, обеспечить тесную работу центрального хозяйственного аппарата, которая давала бы действительную и при том непрерывную регулировку хозяйственной жизни, устраняя бюрократические помехи и помогая установлению простейших взаимоотношений между зависимыми друг от друга органами и предприятиями.

К пункту 77***. Необходим предварительный доклад о намеченных мероприятиях и перспективах. При нынешнем положении дела возникает очень реальная опасность, что органы по обратному приливу денег в кассы государства будут поглощать несколько меньше, чем доставят государству, денег, а, главное, нужно выяснить возможное соотношение между приливом и отливом.

К пункту 13. При такого рода — единственно правильной — постановке задачи Госплана, он подлежит полной реорганизации в смысле личного состава и методов работы. Хозяйственный план не может быть выработан теоретически, он должен вырабатываться в процессе его практического осуществления. Это значит, что хозяйственный план может выработать только тот, кто его осуществляет. В этом отношении нынешнее положение Госплана исключает всякую возможность действительного планового руководства хозяйством. Совершенно очевидно, что СТО фактического непрерывного руководства хозяйством не осуществляет и осуществлять не будет. Задача СТО сводится к установлению основ хозяйственной политики, к общему наблюдению над хозяйственной работой и к практическому разрешению тех казусов, которые неразрешимы на других ступенях хозяйственной организации.

Весь этот хозяйственный план должен строиться вокруг крупной национализированной промышленности как стержня. Вокруг этого стержня должен быть построен и ВСНХ. Кто практически руководит промышленной жизнью, тот должен идейно, организационно руководить выработкой, проверкой, регулировкой осуществления хозяйственного плана изо дня в день, из часу в час. При не достижении соглашения в Госплане вопрос переносится в СТО. Но по общему правилу единство хозяйственного плана вырабатывается и обеспечивается в повседневной работе Госпланом под углом зрения крупной национализированной промышленности как руководящего хозяйственного фактора.

К пункту 14. Предварительный контроль РКИ снимается не на каких- либо условиях, а снимается безусловно, как явно вредный делу.

К пункту 15. Условиями успеха в хозяйственной области являются:

Решительная идейная борьба против пассивной потребительской уравнительной, в крайнем своем выражении пауперской психологии, которая сплошь да рядом парализует производственную энергию наиболее активных элементов партии во всех областях хозяйственной жизни.

Новый курс экономической политики естественно ведет к предоставлению гораздо большей свободы в обращении со всеми материальными ресурсами не только государственным промышленным предприятиям и хозяйственным организациям, но и всем вообще учреждениям и организациям советского государства. Это обстоятельство может стать источником нового ряда вредных для общегосударственных интересов действий и прямо преступных [действий]. В этом отношении органы контроля должны руководствоваться следующими основными соображениями:

Самостоятельные хозяйственные товарообменные мероприятия органов и учреждений советского государства могут быть признаны правильными и допускаемыми только в тех случаях, когда они увеличивают ресурсы данного ведомства или учреждения, содействуя общему увеличению материальных благ в стране. И, наоборот, те действия государственных органов неправильны, нецелесообразны, или, по крайней мере, требуют особого расследования, которые увеличивают или стремятся увеличить материальные ресурсы данного учреждения или ведомства путем понижения ресурсов других ведомств или учреждений или же путем уменьшения материальных благ страны в целом.

Ясное и открытое ознакомление партии с действительным положением вещей в области хозяйства, без всякого приукрашивания и фальшивых обнадеживаний.

Выяснение прежде всего внутри самой партии, что бюрократизм состоит в несоответствии между словом и делом, между задачами и действительной практикой, а вовсе не в строгом распределении труд а, точности, исполнительности, ответственности, требовательности.

Самым опасным является дальнейшее развитие в партии настроения пассивности и безответственности. Получить незаконный паек для голодной семьи считается в известных кругах партии тяжким преступлением. Провалить предприятие, от которого зависит жизнь тысяч семейств, — в порядке вещей. Над производственной точкой зрения слишком часто получает преобладание потребительская и, нередко, пауперская.

В общей системе советских учреждений это выражается в дальнейшем переложении инициативы и ответственности с хозяйственных органов и ответственных лиц на партийные комитеты, а в центре — на Центральный] Комитет][РКП(б)]. Вместо тщательного внутреннего отбора работников по хозяйственным признакам происходит массовое и потому безличное их распределение через органы партии. Это явление, наблюдавшееся и раньше, теперь чрезвычайно возросло. Ответственные советские работники стремятся всякое решение провести через Политбюро, которое вынуждено заниматься...****

Нужно решительно порвать с системой чрезвычайных и полномочных комиссий, назначаемых решением Политбюро и Оргбюро, и..." в работу существующих советских органов. Нужно как можно решительнее разгрузить губкомы и Центральный] Комитет][РКП(б)] от чисто хозяйственной и. ..***** работы. Нужно ввести большую ответственность в хозяйственную работу и тем самым большую ее самостоятельность от партийных организаций.

Необходимо до осени, до сбора хлебов, по-новому ориентировать в указанных отношениях советский аппарат и партийные организации, иначе продовольственный фонд не даст больших результатов, как в прошлом году.

Троцкий

7-го авг[уста] 1921 г.

РГАСПИ. Ф. 325. Оп. 1. Д. 88. Л. 1–6;

Ф. 17. Оп. 2. Д. 27. Л. 14–15, 16–18.

* Этот документ имеет сложную историю. В фонде Л.Д. Троцкого в РГАСПИ хранится первоначальный вариант тезисов (Ф. 325. Оп. 1. Д. 88. Л. 1—6, 8—14). На августовский (1921) Пленум ЦК РКП(б) он представил сокращенный вариант, не оговорив этого. Сравнение этих двух вариантов показывает, что в представленном Пленуму тексте есть фрагмент, отсутствующий в первоначальном. В апреле 1922 г. Троцкий направил в ЦК РКП (б) письмо, в котором сообщал об этом и объяснял, что с опозданием узнал о Пленуме и не смог подготовить текст в полном объеме; в письме были воспроизведены опущенные фрагменты текста, которые соответствуют отмеченному выше первоначальному варианту текста. Вместе с тем среди них оказались два фрагмента, которых в первоначальном варианте тезисов не было (Ф. 17. Оп. 2. Д. 27. Л. 14—15). Возможно, они были написаны Троцким заново, так как касаются актуальных для него в это время вопросов, связанных с правомерностью инспектирования МКК, чему он противился. В январе 1923 г. Троцкий приложил текст этих тезисов к письму, которое направил Сталину, однако этот текст значительно отличается от первоначального (основного) варианта и от представленного августовскому Пленуму ЦК РКП(б) (Ф. 5. Оп. 2. Д. 307). Этот, сильно сокращенный, вариант тезисов опубликован в «Архиве Троцкого» (М., 1990. Т. 1. С. 15—17). Мы воспроизводим первоначальный текст тезисов, который Троцкий считал полным, с включением фрагментов, имеющихся в письме, направленном в ЦК РКП(б) в апреле 1922 г. (они выделены курсивом). Фрагмент текста, отсутствующий в первоначальном варианте тезисов, но имеющийся в варианте, представленном Пленуму, выделен курсивом и подчеркиванием. Блоки текста, имеющиеся в этом письме, которые не встречаются в первоначальном (основном) тексте тезисов, выделены жирным курсивом. Текст той части тезисов, которая была представлена августовскому Пленуму ЦК РКП(6), представлена в редакции, в которой Троцкий решил ознакомить членов ЦК партии. От первоначального варианта она отличается незначительной правкой, не меняющей смысла фраз, поэтому в данной публикации разночтения не оговорены.

** Слово в скобках зачеркнуто Л. Троцким.

*** Здесь и далее имеются в виду пункты подготовленного комиссией ЦК РКП(б) проекта «Тезисов о проведении в жизнь начал новой экономической политики» и представленные Пленуму ЦК (о его подготовке см.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 537–538).

**** Последнее слово не прочитывается.

***** Несколько слов не поддаются прочтению.

4

ПИСЬМО Л.Д. ТРОЦКОГО ЧЛЕНАМ ЦК РКП(б).

24 декабря 1922 г.

с. секретно

т. Ленину

Членам Ц.К.

На последнем заседании Пленума мои предложения относительно организации хозяйства были некоторыми членами ЦК поняты в том смысле, что я хочу предоставить административные права Госплану. После Пленума я опять натолкнулся на такое же понимание моей позиции. Дело совершенно не в этом. Является ли причиной указанного недоразумения недостаточно точное и полное изложение мною моих взглядов, или же виной тут то обстоятельство, что взгляды мои ложно преломляются вследствие глубоко неправильного, на мой взгляд, подхода к основным практическим вопросам организации хозяйства — этого я разбирать сейчас не стану. Но я считаю необходимым сделать попытку настоящим письмом устранить недоразумение и внести большую ясность в вопросе, от которого в значительной мере зависит, по-моему, наше хозяйственное развитие.

Основной задачей государства в хозяйственной области является правильное распределение ресурсов между различными отраслями и частями хозяйства, установление правильных взаимоотношений, связи и пропорций, перераспределение сил по мере изменения обстоятельств, предвидение потребностей завтрашнего и послезавтрашнего дня, своевременная подготовка к этим потребностям через разные ведомства и разные отрасли хозяйства. Это и есть плановое хозяйственное руководство. Такое непрерывное, изо дня в день проявляемое руководство возможно только на основании объединяющего хозяйственного плана на определенный, более или менее длительный, период: на полгода, на год. Возражения в том смысле, что при крайней неустойчивости нашей валюты длительный план невозможен, свидетельствуют о полном непонимании существа вопроса. Никто не требует и не ждет какого-либо математически законченного плана. В нынешних условиях план неизбежно должен быть эластичным, во многих своих частях условным (т.е. должен иметь несколько вариантов) и должен приспособляться к рынку, а не механически противопоставлять себя ему. Такой план предполагает непрерывные поправки, — не импровизацию от случая к случаю, не чрезвычайные меры, когда вода подходит под горло. А частичные, хотя бы и очень крупные в своей сумме, поправки, вытекающие из процесса выполнения плана и проверки его выполнимости.

Именно отсюда вытекает, что такое положение, при котором одни (учреждения и лица) создают план или планы, а другие ведут практическую хозяйственную работу (будто бы на основании этих планов), — такое положение является несостоятельным, чудовищным и убийственным по своим практическим последствиям. Между тем, таково именно положение центральных хозяйственных органов, руководящих нашим хозяйством.

Есть ли в самом деле, у нас такое учреждение, которое изо дня в день практически сочетает работу финансов и промышленности, финансов и транспорта, транспорта и промышленности, промышленности и внешней торговли и проч.? Отчасти эту работу выполняет СТО. Отчасти — финкомитет. Отчасти — Госплан. Отчасти — ЦК партии и его многочисленные хозяйственные комиссии. Отчасти Совнарком. Но есть ли такое учреждение, которое держало бы в своих руках, изо дня в день, все хозяйственные нити, которое на основании своей практически руководящей работы создавало бы общий хозяйственный план (в указанном выше смысле), фактически руководило бы проведением этого плана, вносило бы в него необходимые поправки в процессе проведения и проч.? Такого, действительно объединяющего и руководящего государственного органа у нас нет.

СТО есть авторитетная междуведомственная комиссия — и только. Госплан есть совещательный, полу-академический орган. Правда, вопреки первоначальным замыслам и неправильной позиции Политбюро в этом вопросе, Госплан под давлением жизни, фактически невольно толкался и толкается в сторону превращения в хозяйственно-руководящее учреждение — за неимением другого. Но ни по своим взаимоотношениям с хозяйственными комиссариатами, ни по своему составу, Госплан ныне для руководящей работы в указанном выше смысле не приспособлен. В этих условиях финкомитет является, в моих глазах, совершенно независимо от своего состава, одним из элементов хаоса, идущего сверху вниз.

Правда, связь этих не координированных, не согласованных центральных учреждений друг с другом и с ЦК достигалась через личное посредство тов. Ленина. Это обеспечивало от крупных ошибок. Но результат этот достигался личными усилиями т. Ленина, направленными на то, чтобы овладеть всеми деталями и частными вопросами, не прошедшими через правильную систему учреждений, непроработанными и неподготовленными. Думаю, что одной из причин чрезвычайного переутомления тов. Ленина явилась неправильная постановка работы центральных хозяйственных учреждений. Между тем, связующая и объединяющая личная роль тов. Ленина, обеспечивавшая нас в большинстве случаев от крупных ошибок, вовсе не освобождала и не могла освобождать от частных несогласованностей. Хозяйственное же руководство есть именно непрерывная цепь частичных согласований, поправок, изменений в рамках общего хозяйственного плана.

При нынешнем же положении, когда рабочее время т. Ленина должно быть строго ограничено, тем более необходимо личную связь заменить правильной организационной связью. Для того, чтобы общее хозяйственное руководство могло сохраниться в руках ЦК, прежде всего — т. Ленина, необходима правильная система изо дня в день действующих учреждений, руководящих хозяйством.

Разумеется, нужно было бы быть организационным фетишистом, чтобы думать, будто Госплан есть единственная организация или инстанция для объединительной руководящей хозяйственной работы. За точку отправления можно было бы взять и СТО, и Финкомитет, и Коллегию замов, и Малый Совнарком, и ВСНХ, т.е. почти любое из наших несогласованных хозяйственных учреждений. Если я беру за точку отправления Госплан, то потому, что по идее, он все же ближе всего отвечает указанным задачам, имеет уже необходимые для этого подсобные учреждения и с меньшей, чем другие органы, ломкой и перестройкой может приблизиться к роли практического объединителя и руководителя деятельностью органов государственного хозяйства.

В основу хозяйственного плана должно быть, само собой разумеется, положено поддержание, укрепление, развитие объединенной государственной промышленности, как основы всего нашего социалистического строительства. В полном соответствии с этим, председательствование в Госплане должно принадлежать лицу, на которое возложено руководство нашей промышленностью. В этом смысле я и заметил в своей речи, что если вообще можно говорить о «диктатуре» по отношению к хозяйству, то не о диктатуре финансов, а о диктатуре промышленности. Разумеется, дело идет о «диктатуре» в плановом порядке, а не в порядке

командования, т.е. не в порядке подчинения руководителю промышленности остальных хозяйственных ведомств. Такое подчинение было бы, разумеется, неправильным и чреватым величайшими опасностями. Но руководящая (в смысле председательствования) роль руководителя промышленности, в выработке хозяйственного плана и в повседневной работе по практическому согласованию частей этого плана, безусловно, необходима. Как достигнуть этого: назначить ли нынешнего председателя ВСНХ также и председателем Госплана, или нынешнего председателя Госплана назначить также и председателем ВСНХ, или же одного из замов назначить и председателем ВСНХ и председателем Госплана — это уже вопрос принципиальный и в обсуждение его я сейчас не вхожу.

При этом я не настаивал бы вовсе на том, чтобы Госплану сразу же дать какие-либо широкие права. Единственное и неотъемлемое право Госплана состоит в том, что ни один центральный хозяйственный вопрос не проходит мимо него. СТО остается над Госпланом с нынешними своими функциями. Недовольные ведомства могут по-прежнему переносить вопросы в СТО. Стало быть, только те решения Госплана выполняются, которые достигнуты согласованием и соглашением ведомственной работы. Для этого изменения прав, пожалуй, и не понадобится, по крайней мере, на первых порах, так как принятые решения будут проводиться через аппараты ведомств. Фактическое превращение Госплана в руководящий хозяйственный центр будет достигнуто, если СТО в девяти, а то ив десяти случаях из десяти не отклонит* жалобы недовольных ведомств. Разумеется, этот результат может быть достигнут только надлежащим личным составом самого Госплана. Считаю, что в Госплан надо, при настоящем положении, дать наиболее квалифицированных администраторов-хозяйственников.

Таким образом, указанный план не требует ни радикальных организационных перестроек, ни радикальных законодательных изменений в отношении прав и полномочий центральных хозяйственных органов.

Я здесь не касаюсь побочных, хотя и очень важных, хозяйственных вопросов, в частности — ликвидации совершенно фантастических и романтических функций Рабкрина и необходимой замены их правильно поставленной государственно-хозяйственной бухгалтерией и соответственным контролем. Без этого, конечно, Госплан ничего не сможет планировать. Но это все же вопросы — если и не второй важности, — то второго порядка.

Возможно, что преодолеть хаос наших центральных государственно- хозяйственных органов можно и другим путем. Но только я не слышал других проектов и поэтому не могу об них высказываться. Я готов без всякой предвзятости выслушать другие предложения. Но я считаю преступлением ограничиваться констатированием хаоса (а это было сделано на Пленуме почти всеми) и не искать путей выхода. Времени потеряно больше, чем достаточно.

24/ХII-22 г.

Л. Троцкий

РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 2. Д. 305. Л. 1–5.

* По-видимому, частица «не» — след неудачного редактирования текста; по смыслу она не нужна

 

5

ПИСЬМО Л.Д. ТРОЦКОГО ЧЛЕНАМ ЦК РКП(б).

26 декабря 1922 г.

с.секретно

Тов. Ленину

ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЦЕКА РКП

В своей записке от 24-го см. я упустил одно соображение, которое представляется крайне существенным, в некоторых отношениях, прямо-таки решающим.

ВСНХ неоднократно поднимал вопрос о сосредоточении в его руках всех видов кредитования промышленности, о передаче ему комиссии по внутренней торговле, об установлении более тесной связи с Наркомвнешторгом и пр. Эти предложения слишком часто объяснялись как ведомственный аннексионизм и отвергались. Наркомфин же, наоборот, всегда настаивает на всемерной изоляции финансового дела, в качестве самодовлеющего дела, которое ведется замкнуто и конспиративно, в Политбюро или Финкомитете. Практически это сплошь да рядом сводилось к тому, что Наркомфин выдавал довольно непроизвольно назначенные для промышленности суммы по возможности с запозданием, фактически спекулируя на падении валюты — за счет промышленности. Это довольно первобытная финансовая «диктатура», неизбежно ведущая ко все более катастрофическим падениям рубля, встречала и встречает со стороны ВСНХ отпор в виде требований о присоединении к ВСНХ все новых и новых учреждений и частей ведомств, т.е. о большем или меньшем восстановлении ВСНХ старого типа.

Независимо от того, в какой мере те или другие притязания ВСНХ основательны, совершенно очевидно, что положение нынешнего ВСНХ в корне несостоятельно. В сущности нынешние взаимоотношения наших центральных хозяйственных органов как бы сознательно направлены на то, чтобы разрушить централистическую связь трестов и предприятий, уничтожив элементарные предпосылки планового хозяйства. Правда, государство напоминает о своем существовании тяжелой промышленности, отбирая у нее сплошь да рядом продукты за бесценок. Но это только усугубляет тяжелое положение промышленности.

Где же выход? В постепенном восстановлении и упрочении элементов действительного планового хозяйства — под углом зрения восстановления и упрочения государственного объединения промышленности в первую очередь. В плановом порядке и комиссия по внутренней торговле, и Госбанк, и Наркомвнешторг должны будут свою деятельность проводить через Госплан, не будучи подчинены ему формально, т.е. сохраняя внешнее свое подчинение. Деятельность Госплана будет состоять в том, чтобы установить практическое согласование, изо дня в день, комиссии по внутренней торговли с ВСНХ. То же самое в отношении кредитования, внешней торговли и пр. и пр. Поскольку Госплан не имеет прямых административно-законодательных прав, постольку все эти учреждения сохраняют свою нынешнюю иерархическую зависимость. Но поскольку, с другой стороны, Госплан будет компетентен и авторитетен в деле фактического осуществления руководства, постольку будут фактически решаться при его участии те задачи, ради разрешения которых ВСНХ требует ныне присоединения к нему тех или иных учреждений и целых ведомств.

Разумеется, на этом пути может возникнуть потребность дальнейших организационных и ведомственных перегруппировок, но лишь постепенно, в меру обнаружения необходимости на опыте, т.е. в процессе фактического согласования работы разных хозяйственных учреждений изо дня в день.

26 декабря 1922 г.

Л. Троцкий

РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 2. Д 306. Л. 1–2.

 

6

ПИСЬМО И.В. СТАЛИНА ЧЛЕНАМ ЦК РКП(б).

6 января 1923 г.

Строго секретно.

ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЦК РКП

Зампредсовнаркома т. Цюрупе,

Замлредгосплана т. Пятакову

По поводу писем тов. Троцкого от 24/ХII и от 26/ХII.

(о Госплане и СТО).

Прежде всего некоторые фактические замечания.

1) В своих письмах о Госплане, как в декабрьских (1922 г.), так и в апрельских (тоже 1922 г., когда тов. Троцкий полемизировал с т. Лениным), тов. Троцкий неизменно отстаивал идею присвоения Госплану руководящей роли в работе хозяйственных органов государства. Особенно ярко выразилось это в письме от 24/ХII—22 г., где он предлагал приблизить Госплан «к роли практического объединителя и руководителя деятельностью органов государственного хозяйства». Кто должен быть руководителем государственных хозяйственных органов, СТО или Госплан, — в этом, стало быть, суть вопросов, а не в предоставлении Госплану тех или иных административных прав. Так именно и расценивалось это предложение тов. Троцкого на Пленумах ЦК как в начале 1922 г., так и в конце его. Поэтому нет оснований, по-моему, обвинять членов Цека в том, что они неправильно поняли тов. Троцкого.

2) Совершенно неправильно, по-моему, утверждение тов. Троцкого о том, что Цека ограничивается констатированием хаоса в деле руководства деятельностью наших хозяйственных органов (см. письмо т. Троцкого от 24/ХII: «...я считаю преступлением ограничиваться констатированием хаоса, а это было сделано на Пленуме почти всеми, и не искать путей выхода»). Выходит, что за год Цека не сделал ничего для того, чтобы выйти из «хаоса». Между тем, известно, что за истекший год мы значительно продвинулись вперед в деле ликвидации «хаоса», создав институт замов Предсовнаркома и сосредоточив дело объединения работы наших хозяйственных органов в руках СТО и его руководителей — замов. Едва ли решится кто-либо из непредубежденных членов Цека отрицать, что за год (с начала [19]22 г. до его конца) мы продвинулись вперед от «хаоса» к порядку, именно благодаря работе замов, как в СТО, так и Финкомитете. Дело обстояло бы, конечно, еще лучше, если бы мы имели в числе замов Предсовнаркома и тов. Троцкого. Но почему же тов. Троцкий не оказался в числе замов, по чьей вине? По вине самого же тов. Троцкого, ибо на предложение тов. Ленина (11/IX—22 г.) о назначении т. Троцкого замом, тов. Троцкий ответил решительным отказом, в виду чего Политбюро было вынуждено констатировать отказ т. Троцкого и ограничиться назначением т. Каменева. Где тут преступление (говоря языком т. Троцкого), в том ли, что Цека, в целях ускорения ликвидации «хаоса», предлагал т. Троцкого в замы, или в том, что т. Троцкий, несмотря на «хаос», все же отказался от замства, — пусть судят члены Цека.

А теперь перейдем к существу вопроса.

1) По-моему план т. Троцкого о предоставлении Госплану фактически руководящей роли по народному хозяйству, при условии назначения председателя ВСНХ председателем Госплана и при сохранении в деталях нынешней конструкции существующих регулирующих центральных органов — неприемлем. Неприемлем он потому, что:

а) либо Госплан при таких условиях превратится в подсобное орудие ВСНХ, в виду чего он, Госплан, лишится всякого авторитета для других хозяйственных комиссариатов (Наркомпрод, Наркомфин с Госбанком, Наркомпуть, НКВТ), что нецелесообразно и несовместимо с природой Госплана;

б) либо Госплан, являющийся комиссией СТО, в свою очередь являющегося комиссией СНК, превратится в действительно руководящий орган народного хозяйства (а не только промышленности), и тогда Совнаркому и СТО, собственно говоря, нечего будет делать, что в корне нарушает основы строительства наших центральных органов власти (я уже не говорю о том, что нельзя отдавать народное хозяйство организации спецов, какой, несомненно, является и останется в будущем Госплан, как бы мы не меняли состав его верхушки);

в) немыслимо вообще серьезно улучшить дело регулирования деятельности наших хозорганов, совершенно обходя вопрос о составе и некотором изменении конструкции некоторых наших центральных регулирующих органов.

Исходя из сказанного выше, я думаю, что следовало бы:

1) Сосредоточить дело увязывания и руководства деятельностью наших хозорганов не в Госплане, а в СТО и превратить СТО из междуведомственной согласительной комиссии в надведомственную руководящую комиссию, введя в его состав исключительно замов Предсовнаркома, плюс Предгосплана, плюс Наркомфин и передавая СТО, таким образом, и функции Финкомитета;

2) оставить Госплан, как комиссию СТО, дающую заключения для СТО;

3) поставить во главе ВСНХ тов. Пятакова и дать последнему одним из замов т. Богданова (для меня ясно, что т. Богданов не сумел и не сумеет собрать разгулявшиеся тресты под свое начало);

4) назначить т. Троцкого замом Предсовнаркома (предложение т. Ленина), отдав ему под специальную его заботу ВСНХ.

Я думаю, что эти изменения могли бы облегчить нашу работу по ликвидации «хаоса».

Член ЦК – И. Сталин

6 января 1923 г.

РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 2. Д. 274. Л. 1–2.

 

7

ПИСЬМО Л.Д. ТРОЦКОГО В ПОЛИТБЮРО ЦК РКП(б).

15 января 1923 г.

с. секретно

ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЦЕКА

Зампредсовнаркоматов. Цюрюпе

Зампредгосплана тов. Пятакову

1. В центре ряда моих письменных предложений, внесенных в ЦК, стоял вопрос о необходимости обеспечить правильное плановое руководство изо дня в день государственным хозяйством — под углом зрения, в первую голову, восстановления и развития государственной промышленности. Я утверждаю, что органа, непосредственно ответственного за плановое руководство государственным хозяйством и способного по своим правам, обязанностям и составу осуществлять такое руководство, у нас нет. Я утверждаю, что именно отсюда вырастает стремление нагромоздить все новые и новые руководящие и объединяющие органы, которые в конце концов только мешают друг другу. Помимо Совнаркома и Президиума ВЦИКа мы сейчас имеем: коллегию замов (тройка), СТО, Финкомитет, Малый Совнарком, Госплан. При этом вопросы сплошь да рядом переходят в ЦК (Секретариат, Оргбюро, Политбюро). Я считаю, что эта множественность руководящих учреждений с неопределенными взаимоотношениями и распыленной ответственностью насаждает хаос сверху.

Тов. Сталин предлагает теперь слить СТО, Коллегию замов и Финкомитет. Это предложение, независимо  от своей непосредственной практической ценности, является во всяком случае признанием нецелесообразности существования самостоятельной коллегии замов и самостоятельного Финкомитета.

Когда я вносил в первый раз свое предложение о Госплане, как об объединяющем хозяйственном органе, я не мог, разумеется, оценить предложения т. Сталина, потому что это последнее внесено на два года позже моего предложения. Притом чрезвычайно важное по существу предложение тов. Сталина о реорганизации центральных органов вносится тов. Сталиным попутно в порядке критики моих повторных предложений.

2. Ошибочную сторону нашей хозяйственной политики последнего периода я видел в самодовлеющей постановке финансовых вопросов. Скачущий рубль не может быть регулятором хозяйства и потому финансовая диктатура сплошь да рядом выражается в азартную спекуляцию за счет государственного хозяйства. Временно такая политика может давать фиктивные успехи. Но она неизбежно подготовляет свое собственное поражение.

Во главу угла я считал и считаю необходимым поставить интересы объединенной государственной промышленности и — со всеми необходимыми оговорками — равняться по интересам этой последней. Этим объясняется мое предложение: председателя ВСНХ сделать председателем Госплана, дабы разработка всех плановых вопросов шла прежде всего под углом зрения интересов промышленности. Если бы перспектива была при этом нарушена, поправки могли бы идти сверху со стороны СТО. Проект т. Сталина исключает из СТО все ведомства, в том числе и ВСНХ, но оставляет там Наркомфин. Этим самым неправильное взаимоотношение между финансами и промышленностью находит в проекте тов. Сталина новое организационное выражение.

3. Далее тов. Сталин привлекает к этому организационному вопросу вопрос о личных назначениях Это вынуждает и меня остановиться на этом вопросе. Совершенно верно, что через несколько недель после своего возвращения к работе, тов. Ленин предложил мне занять место зама. Я на это ответил, что если ЦК назначит, то, разумеется, как всегда, подчинюсь ЦК, но что буду смотреть на такое решение, как на глубоко нерациональное, целиком идущее против всех моих организационных и административно-хозяйственных воззрений, планов и намерений.

Причины, которые я развил в разговоре с тов. Лениным, таковы:

а) Само существование коллегии замов считаю вредным, так как, отрывая наиболее ответственных товарищей от определенных административных и административно-хозяйственных постов, коллегия замов создает для них неопределенное положение, при котором все они отвечают как бы за все и в то же время как бы ни за что. Считал и считаю, что необходимо и достаточно иметь постоянного зама по Совнаркому и, может быть, другого по СТО с правильным их взаимоотношением (СТО — комиссия Совнаркома).

б) Вторая причина, на которую я указал тов. Ленину, — это политика Секретариата ЦК, Оргбюро и Политбюро в советских вопросах. Последние два года были временем очень частых решений Оргбюро, Секретариата и Политбюро по вопросам, например, военным — решений, выносившихся фактически помимо заинтересованного ведомства и даже за его спиной (частые сокращения армии вместо обдуманных плановых сокращений, что приводило к чрезвычайной дезорганизации и к чрезвычайному увеличению расходов вещевого и продовольственного снабжения; такие же явления были в бюджетной части, аналогичные явления в области личных назначений... *). Все это совершенно нарушало возможность правильной работы, отбора и воспитания работников и сколько-нибудь правильного расчета и предвидения, сколь-нибудь планового хозяйства. Естественно, если при таком положении, которое не было тайной ни для кого из ответственных работников военного ведомства, я не считал возможным брать на себя ответственность еще и за другие учреждения.

Тов. Ленин ответил, что против моего желания он не станет предлагать меня замом. Указав на то, что руководящий аппарат и подбор работников у нас действительно крайне плохи и что нам нужна особая авторитетная партийная комиссия для рассмотрения вопроса о более правильном подборе, воспитании и продвижении работников и о более правильных организационных взаимоотношениях, т. Ленин предложил мне вступить в таковую, когда он более определенно обдумает ее функции и состав. Я с полной готовностью согласился. Больше, однако, тов. Ленин до своего нового заболевания не поднимал вопроса об этой комиссии.

Т. Сталин, выдвигая проект о назначении меня замом (предложение, которое никогда не вносилось ни в Политбюро, ни в Пленум и никогда не обсуждалось в них), предлагает «отдать под специальную заботу» мою ВСНХ. Такая постановка вопроса, как указано выше, в корне неправильна. Под специальной заботой ВСНХ должно находиться у председателя ВСНХ. Роль специального «попечителя» только раздваивает ответственность и вносит неопределенность и путаницу в ту область, где важнее и ценнее всего определенность и ясность. Нам нужно правильное практическое согласование работы хозяйственных ведомств, а вовсе не двухэтажное руководство каждым из них в отдельности.

ПРИМЕЧАНИЕ: совершенно неверно, будто бы предложение т. Сталина есть предложение тов. Ленина, как говорится в пункте 4. Тов. Ленин предложил мне взять под свое наблюдение именно не хозяйственные ведомства, в первую голову, Наркомпрос.

5. Без объединяющего плана и объединенного руководства никакая хозяйственная работа невозможна. План должен быть не академическим, а практическим. Отделить план и наблюдение за его выполнением невозможно. Наш плановый орган — Госплан; высшие органы (СТО, Совнарком, Финкомитет, коллегия замов, ЦК) вынуждены либо полагаться на Госплан, либо импровизировать и создавать бесчисленные комиссии. Единственный выход из положения — прибрать Госплан к рукам, т.е. дать в его состав для постоянной текущей работы ответственных работников, комбинируя их в надлежащем сочетании со спецами. Нужно, чтобы высшие учреждения получали, от Госплана доброкачественный материал, хорошо разработанный, просмотренный, согласованный и притом, само собой разумеется, под советским, коммунистическим углом зрения.

При таком, правильно действующем Госплане вверх будут восходить только крупные принципиальные вопросы, требующие законодательного решения или принципиального нового направления.

Для аналогии скажу, что Госплан будет играть роль штаба, а СТО — роль Реввоенсовета.

Л. Троцкий

15 января 1923 г.

РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 1. Д. 275. Л. 2–3**.

* Так в тексте.

** Письмо с незначительными изменениями опубликовано в: Архив Троцкого. Коммунистическая оппозиция в СССР. 1923—1927. Т. 1. М, 1991. С. 9—11.

 

8

ПИСЬМО И.В. СТАЛИНА В ЦК РКП(б).

17 января 1923 г.

ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЦЕКА

Зампред СНК тов. Цюрупе

Зампред Госплана тов. Пятакову

(По поводу нового письма тов. Троцкого от 15/1—23 г.)

ФАКТИЧЕСКИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

1. Тов. Троцкий пишет о «самостоятельной Коллегии Замов», как об одном из руководящих и объединяющих органов в центре. Я утверждаю, что никакой самостоятельной Коллегии Замов, якобы руководящей и проч., нет и не бывало. Есть Финкомитет, как один из объединяющих органов в центре, но он, как по составу, так и по характеру своей работы, не имеет ничего общего с тем, что представляется тов. Троцкому, как Коллегия Замов.

2. Тов. Троцкий вновь возвращается к вопросу о том, что было внесено или сказано в Политбюро два года назад отдельными Членами Политбюро по вопросу об улучшении дела нашего планового хозяйства, при этом, касаясь моего предложения, замечает, что оно внесено мною попутно, в порядке критики повторных предложений тов. Троцкого. Я должен заявить, что, внося свое предложение, я имел в виду, главным образом, практику СТО и, особенно, практику Финкомитета, превращающегося в ходе работы в фактически руководящий орган. Я считаю, что практика Финкомитета доказала необходимость превращения СТО из органа согласительного в орган руководящий. Именно поэтому я предложил известное изменение в составе СТО и упразднение Финкомитета (см. мое письмо от 6 января). Иметь в виду при этом предложение тов. Троцкого, внесенное, как он утверждает, два года назад, я не мог уже по тому одному, что два года назад, когда Госплан (утвержден формально в феврале 21 года), не мог еще определиться, как вполне установившаяся в ходе работы организация, не было еще ни Замов, ни Финкомитета, ни, само собой понятно, практики этих органов. Я вообще против обращений к прошлому, хотя бы потому, что они вносят в дело элемент ненужный и вызывает в памяти старые споры тов. Ленина с тов. Троцким и старые, не оправдавшиеся сомнения некоторых членов Цека насчет прочности Советской власти. Я помню, например, как тов. Троцкий, кажется, полтора года назад, уверял нас в Политбюро, что «дни Советской власти сочтены», что «кукушка уже прокуковала» и проч. Неужели нужно воскресить все эти воспоминания для того, чтобы разрешить все текущие вопросы об улучшении дела нашего планового хозяйства? — Я в этом очень сомневаюсь.

3. Правильно, что тов. Ленин никогда не предлагал передачу ВСНХ под наблюдение тов. Троцкого. Но я этого и не утверждаю в своем письме. В моем письме от 6-го января сказано: «Назначить тов. Троцкого Замом Предсовнаркома (предложение тов. Ленина), отдав ему под специальную его заботу ВСНХ». Всякому ясно, что сказанное в скобках «предложение тов. Ленина» относится к предыдущей фразе о назначении тов. Троцкого Замом ПредСНК, а не ко второй фразе, которая следует после скобки. Стало быть, в чем же «неверность» сообщения Сталина? Я еще раз утверждаю, что тов. Ленин предлагал тов. Троцкого в Замы ПредСНК, предложение же об отдаче ВСНХ под попечение тов. Троцкого является моим собственным, а не тов. Ленина.

4. Вносил ли в Политбюро тов. Ленин предложение о назначении тов. Троцкого [замом] ПредСНК или нет — пусть судят об этом по следующим документам:

а) «Секретарю ЦК тов. Сталину.

В виду того, что тов. Рыков получил отпуск с приезда Цюрупы (приезд ожидается 20/IX), а мне врачи обещают (конечно, лишь на случай, что ничего худого не будет) возвращение на работу (вначале очень умеренную) к 1/Х, я думаю, что на одного тов. Цюрупу взвалить всю текущую работу невозможно и предлагаю назначить еще двух замов (Зампред СНК и Зампред СТО), именно: т.т. Троцкого и Каменева. Распределить между ними работу при участии моем и, разумеется, Политбюро, как высшей инстанции».

11 сентября 1922 г.

В. УЛЬЯНОВ (ЛЕНИН).

Голосование членов политбюро по телефону:

«Я за» — (Сталин)

«Категорически отказываюсь» — (Троцкий)

«За» — (Рыков)

«Воздерживаюсь» — (Томский)

«Не возражаю» — (Калинин)

«Воздерживаюсь» — (Каменев)».

б) Выписка из протокола заседания Политбюро от 14 сентября 22 г. №26.

СЛУШАЛИ ПОСТАНОВИЛИ
16. О ЗамПред СНК и СТО (предложение тов. Ленина). 16. а) Предложение тов. Ленина о назначении двух зам. председ. СНК и СТО принять, б) Политбюро ЦК с сожалением констатирует категорический отказ т. Троцкого и предлагает т. Каменеву приступить к исполнению обязанностей заместителя с приездом т. Цюрупы, в) Предоставить тов. Каменеву отпуск до приезда тов. Цюрупы. Секретарь Цека И. Сталин.

 

Из этих документов ясно, что

а) совершенно неточно заявление т. Троцкого о том, что предложение о назначении тов. Троцкого Замом «никогда не выносилось в Политбюро» (см. последнее письмо т. Троцкого, стр. 3).

б) Предложение о назначении тов. Троцкого Замом было внесено не «через несколько недель после возвращения тов. Ленина к работе», как это утверждает тов. Троцкий, а до возвращения.

 

ПО СУЩЕСТВУ ВОПРОСА

1. Свое предложение об упразднении Финкомитета и превращения СТО из междуведомственной согласительной комиссии в надведомственную руководящую хозяйственную комиссию СНК я считаю основным;

2. Не возражаю против того, чтобы в состав СТО был введен, кроме Замов, ПредГосплана и Наркомфина, и представитель ВСНХ;

3. Думаю, что количество Замов придется не уменьшить, как это предлагает тов. Троцкий, а увеличить, назначив еще двух Замов: т. Троцкого и от Украины (практика работы Замов показывает, что одному или двум Замам — предложение т. Троцкого — не управиться);

4. Согласен на то, чтобы Госплан давал заключения или разрабатывал задания, данные СТО, а СТО представлял бы единственно руководящий и объединяющий орган по плановому хозяйству;

5. Возражаю против совмещения в одном лице ПредВСНХ и ПредГосплана по мотивам, изложенным в первом моем письме;

6. Я предлагал отдачу ВСНХ под специальное попечение тов. Троцкого в согласии с тем методом распределения работы между Замами, который установлен тов. Лениным, причем не согласен с тов. Троцким, утверждающим, что такой метод (метод отдачи тех или иных Комиссариатов под наблюдение того или иного Зама) понижает будто бы чувство ответственности соответствующих Наркомов. Но в виду возникших по этому вопросу разногласий, я бы не возражал против того, чтобы тов. Троцкий был назначен одновременно либо Замом ПредСНК и Председателем ВСНХ, либо Замом ПредаСНК и Председателем Госплана.

Я думаю, что следовало бы на одном из ближайших заседаний Политбюро обсудить все эти вопросы, хотя бы в порядке предварительном.

ЧЛЕН ЦЕКА И. СТАЛИН

17 января 1923 г.

РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 2. Д. 275. Л. 4–6.

 

9

ПИСЬМО Л.Д. ТРОЦКОГО ЧЛЕНАМ И КАНДИДАТАМ ЦК РКП(б).

20 января 1923 г.

Сов. Секретно.

Тов. Ленину

ВСЕМ ЧЛЕНАМ И КАНДИДАТАМ ЦК

Письменный обмен мнениями по вопросу об организации центрального хозяйственного аппарата имеет, разумеется, свои неудобства. Но он имеет также и то крупное преимущество, что вводит ближе в существо вопроса всех членов ЦК, которые на заседаниях Пленума вынуждены бегло рассматривать вопросы, накопившиеся в течение двух, а иногда и более месяцев.

1) Совершенно очевидно, что Совнаркому, кроме постоянного председателя, нужен заместитель как руководитель работы совнаркома. Так как СТО есть важнейшая комиссия Совнаркома, то возможно назначение второго заместителя — специально для СТО. Но совершенно очевидно — и по существу работы и по формальным соображениям, — что заместитель вне руководящей работы в Совнаркоме и СТО невозможен. Нельзя давать людям какие-то неопределенные права и обязанности заместителей вообще. Что это за институт «заместитель как таковой»? И ярче всего неправильность такой постановки дела подчеркивает предложение тов. Сталина: «ввести в реорганизованный СТО еще одного зама — от Украины». Что это значит «зам от Украины»? Кого замещает этот зам? Председателя Союзного Совнаркома? Или это заместитель Председателя Украинского Совнаркома?

Я допускаю, что в виду организации Союза может понадобиться участие в работе Совнаркома (или СТО) лица, отстаивающего интересы Украины. Можно понять, если такое лицо будет называться наркомом по делам Украины. Но дать ему звание зама можно лишь для того, чтобы всем разъяснить, что это звание не имеет никакого практического значения, другими словами, что это чин, а не должность.

2) Каковы доводы в пользу умножения замов? Доводы те, что много работы. Работы действительно немало. Но присмотримся к делу конкретнее.

а) Зам тов. Каменев. В качестве Председателя Московского Совета руководит хозяйственной и культурной работой важнейшего города и важнейшей губернии в Республике. Кроме того выполняет обязанности зама.

б) Зам тов. Цюрупа. В качестве Наркомрабкрина имеет задачей проверять деятельность всех вообще государственных учреждений и под углом зрения целесообразности и под углом зрения законности. Кроме того состоит замом.

в) Зам тов. Рыков. Выполняет только обязанности зама.

г) Предполагается назначить замом Троцкого, который состоит Наркомвоеном и которого предполагается еще назначить либо предВСНХ, либо предГосплана.

Таким образом, почти каждый делает несколько дел, а одно и то же дело раздается нескольким. От этого получается, конечно, не экономия сил, а, наоборот, их расхищение. Совместительство у нас, по общему правилу, ни в каких областях не давало положительных результатов. Нужна более углубленная специализация на всех вопросах, в том числе и на замстве.

Если решить, что тов. Каменев полезнее в качестве зама, — нужно освободить его от Московского Совета, руководство которым представляет самостоятельную и притом все усложняющуюся задачу.

Если придать серьезное значение Рабкрину (разумеется, не как универсальному воспитателю всего народонаселения, а как советскому госконтролю), то нужно освободить тов. Цюрупу от функций зама. Если же наоборот — освободить его от Госконтроля, назначив замом. При таком решении вопроса (т.е. в качестве замов тт. Рыков — Цюрупа или же Рыков — Каменев) получилось бы несравненно более экономии сил, а значит, и порядка.

Думать, что можно достигнуть вневедомственности или надведомственности учреждения тем, что членов его освободить от определенных обязанностей и дать им звание замов — в корне не верно. Если нынешние члены Совнаркома и СТО слишком узкие ведомственники, надо поставить во главе ведомств, по крайней мере, наиболее важных, т.е. тех, что входят в СТО, наиболее ответственных и компетентных работников. Другого пути нет.

ПРИМЕЧАНИЕ — Как обстоит ныне дело с замством, видно из официального распределения работы между ними. Из хозяйственных ведомств попечению тов. Цюрупы подчинены: Наркомзем, НКПС, Нар- компочтель, ВСНХ; Тов. Рыкову — Наркомфин, Комвнуторг, Госплан, Госбанк и проч. В то же время тов. Цюрупа, в качестве нарком Рабкрина, должен следить за всеми комиссариатами под тем же углом зрения: «проверка исполнения, наблюдение за сокращением штатов и за улучшением аппарата». У замов, как замов, никакого аппарата наблюдения и контроля нет. Один наблюдает за ВСНХ, другой — за Госпланом. Может ли быть успешным такой режим? А ведь нам предлагают еще увеличить количество замов, этих почетных попечителей над ведомствами, без аппарата и без...* определенных занятий.

3) Тов. Сталин против «обращений к прошлому». Но инициатива таких обращений целиком на его стороне. Я внес после последнего Пленума заявление в ЦК о необходимости ликвидации центрального хаоса в аппарате управления хозяйством. Тов. Сталин в ответ на это внес впервые свои предложения по поднятому вопросу. Дальнейший спор мог бы вполне уместиться в рамки вопроса о том, какие учреждения с какими сливать, кого куда назначить и проч. Но тов. Сталин обратился «к прошлому» и рассказал о том, как меня собирались назначить замом, но я отказался.

Только потому я оказался вынужденным рассказать о беседе с тов. Лениным и о мотивах, которые я приводил в пользу моего отказа.

Теперь тов. Сталин снова говорит: не нужно обращаться к прошлому, иначе он, тов. Сталин, может нечаянно вспомнить и рассказать (чтобы показать другим, как это плохо и неуместно), что «тов. Троцкий, кажется, полтора или год тому назад уверял нас в Политбюро, что дни советской власти сочтены — кукушка уже прокуковала» и прочее. Совершенно очевидно, что если в первый раз тов. Сталин обратился к прошлому по соображениям политическим и вынудил меня внести поправки, то второй раз он делает это уже по соображениям педагогическим: с целью показать, что обращение к прошлому может довести серьезного человека до кукушки.

Да, мне не раз приходилось в Политбюро — и не полтора года, а полгода тому назад, в ответ на поверхностный и, с моей точки зрения, непростительный оптимизм тех или других товарищей, говорить: если будем так хозяйничать, то и кукушке не дадим времени прокуковать. Если это оценивалось кем-либо как «пессимизм», то я неизменно отвечал: да, я не оптимист в нашей бесхозяйственности, ибо это оптимизм за счет ряда интересов нашей революции. Чаще всего я выдвигал этот вывод, когда у нас в Политбюро решалось в одно заседание десять—двенадцать огромной важности практических хозяйственных вопросов, без малейшей подготовки, после десятиминутного обсуждения, на слух и на глаз. В борьбе против этого режима я не раз упоминал кукушку, а если мы создадим особый корпус замов, из которых каждый в отдельности отвечает за все и ни за что, то без кукушки трудно будет явиться на заседания СТО.

«Неужели нужно воскресить все эти воспоминания?» — спрашивает тов. Сталин, после того как он их воскресил. Нет, можно бы и не воскрешать, отвечу я.

4) В своем письме от 15 января я писал, что предложение о моем назначении замом «никогда не вносилось ни в Политбюро, ни в Пленум и никогда не обсуждалось на них». Тов. Сталин делает неожиданную для меня попытку опровергнуть это на основании документов. Опять-таки я вынужден остановиться на этом в нескольких словах, ибо документы эти могут с неожиданной для меня самого яркостью ввести всех членов ЦК в то, как иногда решаются вопросы. Тов. Сталин приводит записку тов. Ленина от 11 сентября, в которой предлагается назначить тов. Каменева и меня замами в виду того, что «тов. Рыков получил отпуск с приезда Цюрупы» и проч. Об этой записке тов. Сталин сообщил мне по телефону. В это время я сам просил о четырехнедельном отпуске (и получил его) — главным образом для подготовки к намеченным для меня докладам на предстоящем тогда международном конгрессе. Таким образом, совершенно независимо даже от моего принципиально отрицательного отношения к расширению замства, совершенно очевидно, что та практическая задача, которую хотел разрешить т. Ленин в виду отпуска тов. Рыкова, совершенно не разрешалась назначением меня замом, так как на предстоящие недели я сам получил отпуск, а в дальнейшем наступил Конгресс, целиком меня поглотивший. Совершенно очевидно, что эти неоспоримые практические соображения были бы достаточны по крайней мере для отложения вопроса о моем назначении даже в глазах тех товарищей, которые были сторонниками такого назначения. Казалось бы, если все же хотели решить вопрос сейчас или зафиксировать мнение Политбюро, то нужно было созвать заседание Политбюро. После краткого разговора с тов. Сталиным по телефону, я был убежден, что самый вопрос снимается, по крайней мере, до моего возвращения. Но нет. Голосование (по телефону или письменно с моей отметкой на документе) было все же проведено, и я впервые узнал о результатах его только теперь из письма тов. Сталина. Оказывается, что Сталин и Рыков голосовали «за», Томский и Каменев «воздержались», Калинин «не возражал».

После этого Политбюро на заседании своем от 14 сентября вынесло постановление, в котором «с сожалением констатируется категорический отказ тов. Троцкого». Из текста письма тов. Сталина члены ЦК могут подумать, будто я присутствовал на этом заседании Политбюро. Ничего подобного. Я уже находился в отпуску. Тем не менее, несмотря на практическую неотразимость моих доводов, по крайней мере в пользу отложения вопроса, Политбюро в мое отсутствие «с сожалением констатирует» и проч. Я совершенно не вхожу в оценку всего этого эпизода, который был поднят не мною. Но я еще раз констатирую, что вопрос ни разу не вносился в Политбюро и не обсуждался на нем — по крайней мере, в моем присутствии. А я думаю, что мое присутствие было бы не лишним, так как дело шло о моем назначении.

Для того, чтобы основной вопрос, подлежащий разрешению, не отошел на задний план в виду этих экскурсий в прошлое, инициатива которых, как указано, целиком принадлежит тов. Сталину, я даю дальше точные выписки по интересующему нас основному вопросу из моих внесенных в ЦК предложений от 7-го августа 1921 г.** и моего письма, внесенного в Политбюро 29-го апреля 1922 г.***

Л. Троцкий

20 января 1923 г.

РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 2. Д. 307. Л. 1–5****.

* Так в тексте.

**См.: Приложение № 3.

*** Опубликовано в: Архив Л. Троцкого. Коммунистическая оппозиция в СССР. 1923-1927. Т. 1. С. 17–18.

**** Опубликовано с незначительными изменениями в: Архив Л. Троцкого. Коммунистическая оппозиция в СССР. 1923—1927. Т. 1. С. 12—15.

 

10

ПИСЬМО И.В. СТАЛИНА ЧЛЕНАМ ЦК РКП(б).

24 января 1923 г.

С. секретно

ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЦК

Я думаю, что после обмена мнений в порядке переписки между товарищем Троцким и мною можно прийти к некоторым выводам, могущим облегчить работу членов Цека по разрешению вопроса о наших регулирующих органах.

1) Где должно быть сосредоточено дело регулирования, в Госплане или в СТО, преобразованном на началах, изложенных в моем письме от 17-го января? Я предложил в качестве такого органа СТО, состоящий из замов, плюс НКФ, плюс ПредВСНХ, плюс ПредГосплана. Мотивы: а) в составе СТО будут преобладать замы, являющиеся по своему положению (а не по своим качествам) неведомственными, а неведомственность является первым условием, необходимым для увязывания работы отдельных комиссариатов с точки зрения неведомственной, общегосударственной; б) между замами будет распределено наблюдение за работой комиссариатов, замы, стало быть, ближайшим образом будут знакомы с деятельностью комиссариатов, а такое знакомство со стороны людей не ведомственных, является первым условием, необходимым для правильного руководства из центра с точки зрения планового хозяйства.

Рассуждая так, я исходил не из писем тов. Троцкого, писанных «два года назад», когда Госплан только зарождался, а Финкомитет и замы еще не существовали, а из практики этих органов.

Что показала нам эта практика?

Она показала, во-первых, что Госплан, состоящий главным образом из спецов, не пошел в своем развитии дальше вспомогательного органа СТО, подготавливающего материалы для СТО и разрабатывающего задания последнего. Следует ли из этого, что Госплан, являющийся комиссией СТО, в свою очередь являющегося комиссией СНК, — нужно превратить в практически руководящий орган наших комиссариатов, проводящий свои заключения без обязательной санкции СТО? Нет, не следует.

Она показала, во-вторых, что нынешний СТО, состоящий в своем большинстве из представителей ведомств, не осилил задачу регулирования, ибо представители ведомств, естественно, тянут в разные стороны, а это обстоятельство исключает возможность регулирования с точки зрения общегосударственной.

Она показала, в-третьих, что ввиду слабости СТО по части регулирования, руководство перешло фактически в руки непредусмотренного советскими постановлениями Финкомитета, состоящего из трех замов и Наркомфина.

Отсюда вывод: либо легализовать Финкомитет и упразднить СТО, либо упразднить Финкомитет и сделать СТО единственно руководящим по плановому хозяйству органом, превратив его из междуведомственной согласительной комиссии СНК в надведомственную руководящую комиссию.

Я уже говорил в предыдущих письмах, что последнюю комбинацию считаю единственно целесообразной в данный момент.

Серьезных возражений против такой комбинации я не нашел в письмах тов. Троцкого, также как не нашел там убедительных доводов в пользу превращения Госплана в руководящий орган.

2) Не прав тов. Троцкий, утверждая, что права и обязанности замов не ясны (см. письмо тов. Троцкого от 20/1). Замы помогают председателю СНК исправить недочеты комиссариатов и объединять работу последних с точки зрения планового хозяйства. Они — помощники Преда. Права и обязанности замов ясны. Если Пред СНК тов. Ленин в своем письме осенью прошлого года находит необходимым иметь четырех замов (Рыков, Каменев, Троцкий, Цюрупа), то с этим, я думаю, нельзя не считаться. Кроме того практика замов показывает, что одному или двум замам при усталости и истощенности наших руководящих работников не управиться. Дело не в том, чтобы руководить заседаниями СНК и СТО, а прежде всего в том, чтобы быть в курсе текущей  работы комиссариатов.

3) Украинец-зам нужен не в качестве наркома по Украине, ибо тогда пришлось бы иметь наркома по Белоруссии, наркома по Закавказью, наркома по РСФСР и проч., что, конечно, неприемлемо. Зам-украинец нужен в составе Союзного СНК, как полномочный с прочими замами и действительный зам. Кого будет замещать этот зам, — спрашивает т. Троцкий. Очевидно, председателя Союзного СНК. Никого больше. Отчего не мог бы быть украинец одним из замов Союзного ПредСНК, наблюдающим за деятельностью союзных наркоматов, скажем, по внешним сношениям (НКВД плюс НКВТ)?

4) Я сослался в предыдущем письме на предложение тов. Ленина о назначении тов. Троцкого замом ПредСНК, имея в виду неправильное утверждение тов. Троцкого о том, что такое предложение (будто бы) не обсуждалось в Политбюро. Протоколы Политбюро от 14/IX показывают, что оно обсуждалось в Политбюро и было принято после того, как тов.

Троцкий категорически отказался от замства при голосовании членов Политбюро по телефону. Тов. Троцкий имел в руках эти протоколы еще в сентябре прошлого года и, если он находил поведение Политбюро неправильным, он мог, конечно, в продолжении более чем четырех месяцев опротестовать его в Пленуме, или потребовать нового обсуждения, чего он, однако, не сделал почему-то. Сталин, здесь очевидно не при чем.

5) Что касается обращения к прошлому и выкапывания без нужды старых документов, то для всякого ясно, что тов. Троцкий валит с больной головы на здоровую. Стоит только посмотреть приложенные к его последнему письму старые документы, рассылаемые им членам ЦК, кажется, третий раз, чтобы убедиться в этом.

6) Я думаю, что следовало бы перейти от слов к делу и поставить затронутые в переписке вопросы на обсуждение Политбюро в ближайшие дни.

24 января 1923 г.

ЧЛЕН ЦЕКА

И. Сталин

РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 2. Д. 276. Л. 2–5.

 

11

ПИСЬМО Л.Д. ТРОЦКОГО ЧЛЕНАМ ЦК РКП(б).

25 января 1923 г.

Сов. Секретно.

ВСЕМ ЧЛЕНАМ ЦК.

Я тоже думаю, что переписку мою с тов. Сталиным, как исчерпавшую себя, можно закончить ниже следующими выводами:

1) Реорганизация СТО совершенно не решает поднятого мною вопроса о практическом объединении хозяйства изо дня в день, так как пять замов, между которыми распределяются комиссариаты, вовсе не являются «неведомственными». Каждый зам, если он будет серьезно заниматься «своими» комиссариатами, станет главой ведомства, только комбинированного.

2) Что Госплан не выполняет сейчас работы по практическому согласованию хозяйства во всем объеме, — это верно. Но и никто ее не выполнял. Она выполнялась сама собой — путем кризисов, прорех, потерь, новых кризисов и пр. Только реорганизация Госплана из учреждения, выполняющего отдельные задания, в хозяйственный штаб способна создать нормальные предпосылки для работы СТО, Совнаркома, Финкомитета и проч. Последние назначения в составе Госплана, произведенные Политбюро, убеждают меня в том, что мы удаляемся от этой цели, а не приближаемся к ней.

3) Работа зама в нынешней ее постановке противоречит целиком всем моим навыкам и представлениям о целесообразно организованной работе. Назначение меня на такую работу означало бы, в моих глазах, ликвидацию меня, как советского работника.

4) Думаю, что назначение «украинца» в качестве зама означало бы ликвидацию одного из украинцев.

5) Совершенно верно, что я не протестовал против постановления Политбюро, состоявшегося относительно меня в мое отсутствие. В этом т. Сталин прав. Но я не протестовал и против многого другого.

6) «Старые документы», которые я привел, имеют для меня то значение, что формулируют практическую задачу, как она стояла перед нами полтора года тому назад и как она в основе своей стоит перед нами сейчас.

Л. Троцкий

25 января 1923 г.

РГАСПИ. Ф. 5. Оп. 2. Д. 308. Л. Г.*

* Письмо с незначительными изменениями опубликовано в: Архив Л. Троцкого. Коммунистическая оппозиция в СССР. 1923—1927. Т. I. С. 18—19.

 

От авторов сайта спасибо ТОИ и Александру Андреевичу за помощь в редактировании книги