Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 5964

Огородников В.П.

Материализм и постпозитивизм.

К 90-летию выхода в свет работы В.И.Ленина "Материализм и эмпириокритицизм"

 

1.Исторические условия создания работы.

В.И.Ленин работал над книгой с февраля по октябрь 1908 г. (она издана в мае 1909 г.). За удивительно короткий срок - 8 месяцев был создан главный философский труд Владимира Ильича, содержащий постановку и решение множества философских проблем, ставший настоящей настольной книгой каждого философа-марксиста, каждого ученого-естественника, стремящегося к овладению и использованию диалектико-материалистического метода, каждого коммуниста, овладевающего теорией борьбы за новое, более совершенное общественное устройство.

Безусловно, написание книги явилось итогом колоссальной теоретической и практической деятельности 38-летнего Владимира Ульянова. Как показывает его переписка с некоторыми единомышленниками, мысль о написании специальной работы, посвященной критике философских взглядов махистов, появилась у Владимира Ильича еще в 1904 году.

Что же побудило Ленина к срочному написанию книги именно в 1908 г.?

Вспомним, что политическая обстановка России того периода характеризуется разгулом реакции после поражения первой русской революции 1905 - 1907 г.г. В это время были объявлены вне закона и закрыты свыше 600 рабочих профессиональных союзов, прекратили свое существование около 1000 газет и журналов, ведущие деятели большевистских организаций оказались в тюрьмах, ссылке, в эмиграции. Сам Владимир Ильич в период написания "Материализма и эмпириокритицизма" был в эмиграции сначала в Женеве, а затем в Лондоне и Париже.

В этой обстановке развивались упаднические настроения среди интеллигенции, разуверившейся в победе социальной справедливости. Данные настроения нашли выражение в моде на мистику, спиритизм, философский идеализм (в России в то время очень увлекались работами В.С.Соловьева), в культе эгоизма и декадентских настроений в искусстве. Неправда ли очень напоминает атмосферу сегодняшней России?

Особенно усиливает это сходство то обстоятельство, что в России того периода официальные СМИ проповедовали дух смирения и покаяния. Группа бывших "легальных марксистов" - П.Струве, Н.Бердяев и С.Булгаков в сборнике "Вехи" выступила против марксистского учения о классовой борьбе, призвала к отказу от материализма и атеизма.

Но хуже всего было то, что распространение идеализма не только не получило должного отпора со стороны руководителей рабочего движения, лидеров П Интернационала, но и поддерживалось рядом из них. Философию австрийского физика Эрнста Маха стала проповедовать среди социал-демократов как добавление, исправление и развитие марксизма. На международном конгрессе социалистов в Штутгарте было заявлено, что рабочий класс может одинаково успешно руководствоваться в своей борьбе как материалистической, так и идеалистической философией.

Особо опасным для русского революционного движения было то, что проповедь махизма велась людьми, состоявшими в большевистской партии - А.Богдановым, В.Базаровым, А.Луначарским. В 1908 г. они и еще несколько авторов выпустили сборник "Очерки по философии марксизма", знакомство с которым привело В.И.Ленина в негодование и послужило непосредственным поводом для весьма жарких споров, а затем и работы над "Материализмом и эмпириокритицизмом".

В тоже время многие сподвижники Ленина, не понимая связи "абстрактных", как им представлялось, философских споров с животрепещущими проблемами политической жизни, резко отрицательно отнеслись к его философским дискуссиям - как устным, так и письменным, видели в этом чуть ли не отход Владимира Ильича от революционной борьбы. "Когда начался спор Ильича с Богдановым по поводу эмпириомонизма, - вспоминал старый большевик М.Н.Покровский, - мы руками разводили: Момент критический, революция идет на убыль. Стоит вопрос о какой-то крутой перемене тактики, а в это время Ильич погрузился в Национальную библиотеку, сидит там целыми днями и в результате пишет философскую книгу".

Действительно, в "Материализме и эмпириокритицизме" нет ни слова о проблемах революционной борьбы. Однако Ленин видел величайшую опасность в смене материалистического мировоззрения на идеализм. Это означало потерю методологического основания стратегии и тактики революции. Сегодня некоторые коммунисты предполагают, что в культивируемом сверху религиозном, субъективно-идеалистическом, мистическом, откровенно обскурантистском мировоззрении нет ничего опасного. Мало того, предполагается, что все эти формы мракобесия можно использовать в пропаганде некоторых коммунистических идей и идеалов. Именно в подобных проявлениях субъективного идеализма в революционном движении и видел 90 лет тому назад основную опасность В.И.Ленин. Русские махисты А.Луначарский и А.Богданов на основании поддерживаемого ими субъективного идеализма, выдвинули теорию "богостроительства", предполагая, что марксистское учение будет легче усваиваться массами через религиозную форму. При этом религия объявлялась неким нравственным и эстетическим идеалом, способным стать организующей силой социализма.

В.И.Ленин видел, что на практике подобный философский ревизионизм питает политический оппортунизм, ибо с позиций идеализма роль двигателя истории исполняет либо бог, либо некая выдающаяся личность. Массам остается лишь молиться, уповая на волю всевышнего или вождя - и позитивные, и негативные изменения в их жизни от них оказываются независимыми. Доказав связь идеализма с оппортунизмом, значительная часть русских махистов, во главе с А.Богдановым, отстаивала в дальнейшем, в период Великой Октябрьской революции, оппортунистические, соглашательские в отношении старого режима позиции.

 

2. Принципы критики буржуазной философии

Подзаголовок "Материализма и эмпириокритицизма" указывает на суть работы "Критические заметки об одной реакционной философии".

Как серьезный ученый В.И.Ленин строит работу в соответствии со строгим планом. Таким планом являются последовательно реализуемые Владимиром Ильичом принципы критики всякой реакционной философии. Эти, раскрытые в заключение книги, принципы имеют непреходящую актуальность и потому заслуживают отдельного рассмотрения.

1. Первый выступает принцип сравнения теоретических основ рассматриваемой философии с фундаментальными положениями диалектического материализма.

Такой прием позволяет Ленину в первых трех главах работы продемонстрировать несовместимость и коренную противоположность теории познания диалектического материализма и эмпириокритицизма, раскрыть субъективно-идеалистическую сущность последнего.

Напомним, что русские последователи Э.Маха предполагали, что они развивают марксизм, привносят в это учение новые моменты, соответствующие достижениям естествознания рубежа Х1Х - ХХ веков.

Используя названный принцип, В.И.Ленин доказал, что все "новации" махистов не что иное, как новые словесные обозначения старого содержания. Так, Мах считал, что физика призвана "открывать законы связи между ощущениями", а не между телами, ибо "не вещи (тела), а ощущения настоящие элементы мира". Словечко "элемент" - это и есть, пишет Владимир Ильич, единственно "новое", что внес Мах по отношению к отцу-основателю субъективного идеализма Джорджу Беркли, который еще в начале XVIII века утверждал: "Окружающий мир есть лишь комбинации ощущений человека".

Словно предвидя бесконечные псевдонаучные рассуждения конца ХХ века о "ментальном мире", возможности существования мысли вне и помимо мыслящего существа, Ленин дает развернутую критику философии Рихарда Авенариуса - швейцарского философа, выдвинувшего в конце Х1Х столетия концепцию "эмпириокритицизма". Последняя по основным своим постулатам смыкалась с махизмом и потому вошла в название рассматриваемого философского труда Владимира Ильича.

В работе "Критика чистого опыта" (1890 г.), Авенариус утверждал, что наш мозг "не есть обиталище, седалище, создатель, не есть инструмент или орган, носитель или субстрат и т.д. мышления". В связи с этим, справедливо характеризуя философию Авенариуса как "безмозглую", Ленин отмечает, что мысль, хотя и не продуцируется мозгом непосредственно, но, безусловно, является функцией мозга, его деятельности.

Диалектико-материалистическому подходу претят как метафизический разрыв мысли и ее материального носителя, так и не менее метафизическая абсолютизация единства материального и идеального, доходящая до их отождествления. Развивая эту мысль, В.И.Ленин указывает, что "ощущение есть действительная связь сознания с внешним миром, есть превращение энергии внешнего раздражителя в факт сознания".

 

2. Второй принцип определяет необходимость выяснения места рассматриваемой "маленькой школки философов-специалистов" среди остальных философских школ. Этому посвящена IV глава работы, раскрывающая прямую связь эмпириокритицизма и махизма с субъективно-идеалистическими учениями от Беркли до идеалистов ХХ века. Глава открывается следующими словами: " До сих пор мы рассматривали эмпириокритицизм, взятый в отдельности. Теперь следует посмотреть на него в его историческом развитии, в его связи и соотношении с другими философскими направлениями. На первое место здесь выдвигается вопрос об отношении Маха и Авенариуса к Канту".

Ленин показывает, что кантовская философия может быть подвергнута критике с принципиально разных позиций. Слева ее критикует материализм, который видит главный порок данной доктрины в постулате принципиальной непознаваемости сущности мира, существующей по Канту как "вещь в себе". То есть материализмом отвергается кантовский агностицизм, ограничивающий познание человека миром явлений - феноменов. С этих позиций Канта критикуют такие известные мыслители материалисты как Фейербах, Маркс и Энгельс, а также материалистически мыслящие политические деятели - Лафарг, Каутский и другие.

Мах, Авенариус и их русские последователи третируют Канта за признание существования вещей вне человека, его ощущений. Авенариус, отмечает Ленин, "боролся не против агностицизма Канта:, а за более чистый агностицизм, за устранение того противоречащего агностицизму допущения Канта, будто есть вещь в себе, хотя бы непознаваемая.." Таким образом, махисты критикуют Канта справа - со стороны субъективного идеализма. Это вполне ясно указывает на принадлежность махизма к субъективно-идеалистической школе в философии.

 

3. Третий принцип критики буржуазной философии состоит в установлении характера связи основных идей данной философской школы с современным ей естествознанием, с определенным мировоззрением, развиваемым в одной из отраслей естествознания (в рассматриваемом случае с так называемым "физическим идеализмом").

Такая связь выясняется Лениным в V главе работы, где рассматривается истинное основание кризиса физики конца XIX - начала ХХ столетия - устаревшие философские представления, связанные с метафизической интерпретацией материи.

Предпринятый в связи с этим В.И.Лениным научный анализ связи философии и естествознания вновь актуален в наши дни, когда массы людей, отчаявшиеся увидеть "свет в конце тоннеля" в своей повседневной жизни бегут в мир фантазий и грез и попадают в объятия шарлатанов, использующих псевдонаучные аргументы и фразеологию для рекламы своих старых как мир "услуг". При этом часто используется ссылка на авторитет известных ученых, имевших неосторожность обнародовать свои философские мировоззренческие взгляды, далеко уходящие от сферы и предмета непосредственной научной работы.

Тоже произошло и с незаурядным физиком, но посредственным философом Э.Махом, научные заслуги которого придавали ему авторитет и среди философствующих физиков и среди философов. Складывалось впечатление, что новая философия - махизм имеет солидное естественнонаучное основание.

Ленин показал, что основанием кризиса физики конца Х1Х - начала ХХ веков были не сами по себе новые открытия связанные с проникновением науки в микромир, но негодная философско-мировоззренческая интерпретация этих открытий. Новый материал нельзя было интерпретировать в рамках старых метафизических принципов. Метафизическое объяснение природы было связано, прежде всего, с уверенностью, что материя представляет собою вещество, главной характеристикой которого является постоянство массы и принципиальная наблюдаемость.

Открытие в самом конце Х1Х века явления радиоактивности, а затем электрона опрокинуло эти представления. Обнаружившаяся несостоятельность метафизического материализма была интерпретирована как крах научного познания и материалистической философии в целом. Физики и философы стали икать выход в идеализме.

В.И.Ленин выделил две основные причины породившие "физический идеализм" и, надо сказать, по сей день его питающие.

1. Математизация физики - переход от чувственно-наглядного к абстрактным математическим описаниям, кажущийся отрыв от объективной реальности. На этом было основано два родственных положения - "материя исчезает, остаются одни уравнения" и конвенционализм выдающегося французского физика А.Пуанкаре, утверждавшего, что законы науки, прежде всего физики, являются результатом соглашения, конвенции между учеными-специалистами и не отражают никакой объективной реальности. Оба тезиса - рафинированный субъективный идеализм, объявляющий концепцию единственно данной человеку реальностью.

2. Принцип релятивизма, абсолютизирующий относительность наших знаний о мире. Еще вчера атом считался неделимым, а состоящая из атомов материя связывалась с постоянством массы покоя. Сегодня новые открытия этот взгляд перечеркнули.: А что будет открыто завтра? Быть может то, что разрушит наши сегодняшние представления. В таком случае отражает ли наше мнение о мире объективную реальность? Таковы доводы релятивизма, ведущие к агностицизму - отрицания возможности познания человеком объективной реальности.

Релятивизм, как форма метафизики. Ведет к идеализму. Суть кризиса физики, - резюмирует Ленин, - состоит в ломке старых законов и основных принципов, в отбрасывании объективной реальности:, т.е. в замене материализма идеализмом и агностицизмом".

Где же выход? Беда физиков и философов-махистов в том, что "двери, открытой диалектическим материализмом, они не видят".

В чем же состоит диалектико-материалистический подход к данной проблеме? Никогда не следует представлять, что сделанное сегодня открытие есть абсолютная истина, истина в последней инстанции, но это не означает, что относительная истина, которой владеет и успешно использует в практической деятельности человечество не является объективной. Качественная неисчерпаемость природы компенсируется неограниченной возможностью человеческого познания.

Раскрывая приведенный подход, Ленин постоянно подчеркивает необходимость различения за новой терминологией старые философские заблуждения. Об актуальности этого предостережения свидетельствует новейшая история нашего общества. Идеологическая интервенция в сознание граждан со стороны буржуазной идеологии десятилетиями настойчиво проводилась западными спецслужбами под видом новых и перспективных философских теорий. Таких, как идея исключительной роли молодежи в современном мире, "автономности личности" (абсолютизирующая свободу развития индивидуальности), "демократизации советской модели социализма", "демократии

без берегов" и тому подобных концепций. Только внимательный взгляд грамотного в философском отношении человека мог разглядеть субъективно-идеалистическую основу этих теорий их классовую сущность. Последней специально уделяется внимание в предлагаемом Лениным четвертом принципе критики всякой реакционной философии.

3. Четвертый принцип призывает распознать классовую сущность рассматриваемого философского учения, увидеть за гносеологической схоластикой (т.е. за рассуждениями по поводу невозможности познания объективного мира) эмпириокритицизма борьбу партий в философии.

Иначе говоря, четвертый принцип - принцип партийности, классового подхода в философии, этот принцип полностью реализован В.И. Лениным в VI главе, где рассматриваются варианты применения теории эмпириокритицизма в исследовании общественных закономерностей, демонстрируется непримиримость данной концепции и исторического материализма.

Ленин показывает, что основными борющимися партиями в философии остаются материализм и идеализм. В этом смысле, новейшая философия партийна, как и две тысячи лет назад. Однако партийность философско-мировоззренческой системы не может быть сведена только к тому или иному решению первой стороны основного вопроса философии.

Владимир Ильич убедительно и ярко показал, что борьба основных направлений в философии, в конечном счете, отражает борьбу классов, составляющих действительную материальную основу столкновения всех противоположных сил и тенденций в области политики и идеологии. Эта мысль получила веское подтверждение и в идеологической борьбе наших дней. Захлестнувшая страну мутная волна мировоззренческого "плюрализма" обернулась на деле соскальзыванием миллионов людей на идеалистические мировоззренческие установки - от ренессанса религиозного сознания, до примитивного, прямо-таки пещерного суеверия.

В чем же тут проявляются классовые интересы? Секрет в том, что идеализм, во всех своих вариантах, выступает в качестве апологии правящего, эксплуатирующего класса. Так, объективный идеализм, постулируя генетическую первичность по отношению к объективному миру некоторого идеального начала (бога, мировой воли, мирового проекта, абсолютной идеи и тому подобного), снимает тем самым ответственность за свои деяния и поступки, как с отдельных людей, так и с достаточно больших групп.

Развал государства, его разворовывание, беспрецедентное обнищание граждан, физическое вымирание и нравственную деградацию нации выгодно списать на неисповедимые пути Господни, действие безличной мировой воли, осуществление проекта Абсолютной идеи. Либо (с позиций субъективного идеализма) на недомыслие, нерадивость, нечестность отдельных лиц, которых можно, в связи с этим, отправить на почетный отдых, выдвинув из того же класса новых руководителей, не успевших лично себя скомпрометировать, но готовых проводить ту же политику защиты экономических интересов своего класса.

Ленин отметил характернейшую черту буржуазной философии - склонность представлять себя как "свободную", "беспартийную" науку.

"Беспартийность философии, - писал он по этому поводу, - есть только презренно-прикрытое лакейство перед идеализмом и фидеизмом". В справедливости этих слов мы убеждаемся сегодня, знакомясь с мировоззренческими перлами "свободной демократической прессы", сплошь состоящими из слегка подновленных, "онаученных" средневековых мистических воззрений.

Борьба материализма и идеализма, как борьба двух непримиримых партий в философии, отражающая борьбу противоположных по своим интересам и социальным целям классов, продолжается. Идеализм сегодня оброс большим количеством новых "измов" - постпозитивизм, неореализм, неотомизм, неофрейдизм, критический реализм, постструктурализм, персонализм, постмодернизм, эпистемологический анархизм, интуитивизм и интуиционализм - всего, пожалуй, не перечислить. Однако научные принципы критики всех этих школ и школок идеализма, разоблачения их общей философской и классовой сущности, разработанные В.И.Лениным при анализе давно ушедшего с научной арены эмпириокритицизма, сохраняют свою актуальность, являются сильнейшим оружием в борьбе с буржуазной философией, во всей современной идеологической борьбе. Эти принципы могут с успехом быть применены, как мы постараемся далее показать, в критике современных фальсификаций марксистской философии.

 

III. Современные направления фальсификации философии марксизма.

В начале напомним, что термин "фальсификация" означает "подделка", "подмена", "заведомо неверное истолкование".

Метод фальсификации стар как мир - сначала оппоненту приписывается мысль, ему не принадлежащая, а затем сие опровергается с применением всего арсенала логики и современной науки. Получается очень впечатляюще, особенно для определенной части интеллигенции, любящей научную аргументацию, но не привыкшей со студенческой скамьи утруждать себя знакомством с первоисточниками.

Напишет, например, некий поборник религии и церкви, что теоретической основой борьбы с религией и уничтожения храмов в СССР послужило положение Маркса "религия - опиум для народа" и большинство читателей воспринимают эту цитату как точный перевод. Однако данное положение высказывается не Марксом, а : Остапом Бендером, вопрошающим в известном произведении Ильфа и Петрова, другого литературного героя - отца Федора: "Почем опиум для народа?". Судя по всему огромное большинство наших соотечественников, включая и лиц обремененных высокими учеными званиями, знакомились с идеями Маркса именно по подобным произведениям.

Принципиальное отличие подлинного Маркса от Бендера в высказанной мысли состоит в том, что у Маркса нет предлога "для", меняющего смысл высказывания на противоположный. Большинство верующих сами стремятся к религии, являющейся их опиумом, а не опиумом, поставляющимся некими злокозненными лицами для них. Поясняя эту мысль, Маркс тут же добавляет

"религия - вздох угнетенной твари, душа бездушного мира". Отсюда вытекает и важнейший вывод в отношении религии и церкви - бороться нужно не с ними, а с их социальными основаниями - эксплуатацией, бесправием, нищетой, неуверенностью в завтрашнем дне. Именно эти основания выступают сегодня, в конце ХХ века, причиной расцвета религиозного мировоззрения и многочисленных суеверий. Люди тем настойчивее ищут духовного прибежища в иллюзорном мире, чем больше реалии объективного мира перестают их удовлетворять.

Человеку, освоившему рассмотренные выше ленинские принципы критического анализа философских концепций, становится совершенно ясно, что в приведенном искажении мысли Маркса осуществляется попытка подменить развиваемый Марксом диалектико-материалистический подход к сущности религии субъективно-идеалистическим. То, что имеет объективные основания в обусловленных способом производства производственных отношениях, представляется следствием субъективных намерений некоторых лиц.

В многочисленных вариантах современной фальсификации марксизма наиболее распространен прием приписывания ему какой-либо метафизической (антидиалектической) доктрины с последующим опровержением данной метафизики.

Этот старый метод, как форма, соединяется сегодня с не менее старым содержанием. Рассмотрим магистральные направления подобных фальсификаций.

 

1. Марксизм - это "экономизм"?

Известно, что учение Маркса и Энгельса еще при их жизни пытались представить как экономический материализм, "экономизм", то есть как концепцию, согласно которой все общественные отношения определяются лишь одной, и при том абсолютно необходимой причиной, - экономическими производственными отношениями в их взаимодействии с производительными силами общества.

Против такой фальсификации решительно выступил Ф.Энгельс в своих письмах к видным сторонникам и популяризаторам марксизма того времени. "Согласно материалистическому пониманию истории, - писал он в сентябре 1890 г. редактору журнала "Социалист" Й.Блоху, - в историческом процессе определяющим моментом, в конечном счете, является производство и воспроизводство действительной жизни. Ни я, ни Маркс большего никогда не утверждали. Если же кто-нибудь искажает это положение в том смысле, что экономический момент является будто бы единственно определяющим моментом, то он превращает это утверждение в ничто не говорящую, абстрактную, бессмысленную фразу. Экономическое положение - это базис, но на ход исторической борьбы также оказывают влияние и во многих случаях определяют преимущественную форму ее различные моменты надстройки: политические формы классовой борьбы и ее результаты - государственный строй, установленный победившим классом после выигранного сражения, и т.п., правовые формы и даже отражение этих действительных битв в мозгу участников, политические, юридические, философские теории, религиозные воззрения и их дальнейшее развитие в систему догм".

Так писал Энгельс в 1890 году. Но вот, в 1994 году, издательство "Прогресс" выпускает в свет "Краткую философскую энциклопедию". Открывается она вступительной статьей, где утверждается: "Главное отличие Энциклопедии от ее аналогов, выходивших в свет в России в последние 75 лет, - это беспристрастный и объективный подход ко всем рассматриваемым вопросам, суть которого в том, что коль скоро существуют самые разные теории, то задача авторов и издателей лишь изложить их".

Похвальные намерения! Посмотрим же, как они воплощены. Начинаем искать на букву "М" "марксизм": и не находим ни его, ни автора, Маркса. Есть Марк Аврелий, Маркузе, Марсель Габриель:Поиск статей, посвященных Энгельсу, Ленину и другим видным марксистам также не дает результата. Но вот маленькая статья "Материализм исторический". Здесь нам объясняют, что исторический материализм это материалистическое, или (как утверждалось более столетия назад в фальсификациях марксизма, с которыми боролся Энгельс) экономическое понимание истории, в котором экономические условия рассматриваются как "нечто определяющее общественное развитие". При этом авторство данной мысли приписывается Энгельсу, о котором читателям данной энциклопедии ничего, как уже отмечалось, не сообщается. "Научным методом исторического материализма, - читаем мы дальше, - является позитивизм:, натурализм и причинно-механическая картина мира".

Воистину, обвини другого, в чем сам более виноват! Позитивизм - философия субъективного идеализма на всем протяжении своей истории настаивал на упразднении из науки учений об общем, закономерном. Метод позитивизма предлагает ограничиться в научном познании тем, что непосредственно дано человеку в чувственном опыте как единственной реальностью. Именно в этом состоит субъективно-идеалистическая сущность данной доктрины, сохраняющаяся во всех ее исторических формах - первом позитивизме Огюста Конта, втором позитивизме - эмпириокритицизме, или махизме уничтожающую критику которого произвел 90 лет тому назад, В.И.Ленин, третьем позитивизме - неопозитивизме, получившем развитие в 30 - 60 гг. ХХ века и, наконец, в постпозитивизме, критическому анализу основных сторон которого мы уделим место ниже.

Философский натурализм, пытающийся вывести социальные законы из биологических, представляет собой вариант метафизического редукционизма, сводит сущность к явлению и в этом смыкается с позитивизмом, и не имеет ничего общего с марксизмом. Таким образом, обвинения марксизма в натурализме беспочвенны, голословны и алогичны. Ну и, наконец, причинно-механическая картина мира - это та самая

мировоззренческая и методологическая система, критике которой посвятил немало страниц своих наиболее известный произведений - "Анти-Дюринга" и "Диалектики природы" Ф.Энгельс. Похоже, что авторы "Краткой философской энциклопедии" их в глаза не видели. Не читали они и "Материализма и эмпириокритицизма". В противном случае им было бы известно, что В.И.Ленин аргументировано показал – причинно-механическая картина мира является основой кризиса физики конца Х1Х - начала ХХ века, мировоззренческой и методологической предпосылкой махизма, и, как метод, принципиально расходится с созданным Марксом и Энгельсом диалектическим материализмом.

 

2. Плюрализм - основа демократии?

Все тот же прием обвинения марксизма в метафизичности, приписывания ему односторонности, абсолютизации каких-то моментов природного или социального бытия, используется в доктрине, под флагом которой развалили СССР, а сегодня разваливают Россию. Мы имеем виду доктрину плюрализма. Ее реанимация в "перестроечные" времена была вызвана необходимостью найти альтернативу диалектико-материалистическому монизму. Последний был объявлен метафизическим, ибо никакой другой монизм наши "перестройщики" и "реформаторы" и не представляют.

Монизм был отождествлен с политическим и идеологическим тоталитаризмом, а его альтернатива - плюрализм - с демократией. Настоящим триумфом плюрализма явилось его полная легализация - занесение в Конституцию РФ, протащенную в декабре 1993 г. через "всенародный" референдум. В статье 13 этого документа говорится: 1. В Российской Федерации признается идеологическое многообразие. 2. Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. 3.В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность.

Однако пункт 5 той же статьи весь этот плюрализм перечеркивает: "Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели (т.е. идеология! - В.О.) или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности РФ, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни". Значит, если мы заявим, что в нашей стране высшая власть стала главной антинародной и антипатриотической силой, или даже только то, что несколько тысяч очень богатых людей в нищей, ограбленной стране могли разбогатеть только за счет ограбления своего народа, то уже "разжигаем социальную рознь" и по столь "плюралистической" и "демократической" 13-й статье можем быть отправлены на нары.

Реальный "плюрализм" состоит, следовательно, в том, чтобы высказываться по-разному, но не супротив существующего режима, а в его пользу и поддержку. Вот вам и равноправное "многообразие"! В чем же тогда сей плюрализм обеспечивает подлинную демократию? И чем построенный на таком основании политический режим отличается от тоталитаризма, в котором также не возбраняется очень "плюралистично", то есть на разные лады расхваливать строй и его мудрых руководителей?

Рассмотрим плюрализм с позиций тех принципов критики всякой реакционной философии, которые разработал Владимир Ильич.

1. Сопоставим сию доктрину с фундаментальными положениями диалектического материализма. Что означает "плюрализм"? В уже упомянутой очень "объективной" Энциклопедии читаем: "Плюрализм - философская: точка зрения, согласно которой действительность состоит из многих самостоятельных сущностей, не образующих абсолютного единства".

В целом верно, но с небольшой поправкой, не абсолютного, а никакого единства не признает плюрализм, так как он связан с признанием не простого многообразия, а равноправного, равновесного, несубординированного ни с чем многообразия. В противном случае всякое признание качественного многообразия мира надо было бы объявить плюрализмом. А кто же сегодня будет утверждать обратное - то, что мир абсолютно однороден, состоит из содержательно и структурно одинаковых элементов?

Плюрализм метафизически абсолютизирует именно независимость, изолированность элементов системы и друг от друга, и от системообразующего основания - закона структурирования и развития системы. Метафизика (антидиалектика) и есть главная черта доктрины плюрализма, ее философская сущность.

2.Определяя, в соответствии со вторым принципом, место данного учения среди крупных философских школ современности, мы приходим к выводу, что плюрализм явно тяготеет к субъективному идеализму.

Аргументировать данный тезис можно при помощи следующих фактов. В 50-е годы ХХ века доктрина плюрализма впервые приобретает социально-политический смысл и направленность на решение определенных политических задач. В работе "Истоки истории и ее цель" (1949 г.) видный западный философ Карл Ясперс, рассматривая центральный для всего экзистенциализма вопрос о сущности и основании человеческой свободы, провозглашает лозунг "Демократия - это плюрализм".

Взятый "напрокат" без всякого критического переосмысления, этот лозунг стал знаменем нашей "перестройки", а затем, и "реформирования". Из него, как из аксиомы, выводят множество положений, отличающихся такой же "аргументированностью", как и приведенная выше статья Конституции РФ.

Субъективно-идеалистическая сущность указанного лозунга обнаруживается в следующем рассмотрении. "Демократия" даже в дословном переводе означает, как известно, "народовластие", то есть осуществление народом, основными производителями материальных и духовных благ, своей власти в данном обществе. При этом власть должна быть единым и системно представленным волеизъявлением всего народа, а не выражением, как того требует доктрина плюрализма, "равноправного множества мнений". Последний вариант не осуществим на практике, что хорошо показано еще в известной басне И.А.Крылова "Лебедь, Рак и Щука". Единство действий предполагает системное их согласование - субординацию и координацию усилий. В противном случае "воз" так и не стронется с места.

Однако усилия отечественных плюралистов были столь мощны, что "воз", то есть СССР, был разорван на части. Столь печальный результат доказал методологическую деструктивность плюрализма.

Сегодня под этим же лозунгом осуществляется дальнейшее разрушение России. Плюрализм нашел свое наиболее полное воплощение в главной, если не единственной идее "концепции реформирования" нашего общества - идее ничем не ограниченного и не регулируемого рынка, уповающей на то, что стихийное взаимодействие "равноправного множества" экономических деятелей - частных собственников возродит Россию и приведет к высокому уровню благосостояния каждого ее гражданина. Результаты известны - Россия практически замыкает рейтинговый список стран мира по уровню валового внутреннего продукта, а подавляющая часть населения находится за официальной (и очень низкой) чертой бедности и, все более деградируя в физическом, интеллектуальном и нравственном отношении, вымирает - смертность уже более чем в два раза превышает рождаемость и разрыв неуклонно увеличивается.

Спасение в одном - консолидации усилий всех прогрессивных сил страны на решение сложнейших задач восстановления разрушенного хозяйства, экономики, культуры, при возвращении государству роли мощного организующего начала, изгнании нынешнего преступного руководства и коренной смене внутренней и внешней политики.

Единство действий возможно только на основе единства цели, что с необходимостью предполагает единство идеологии - монизм, а не "плюрализм мнений". Постулировать последний в качестве основания демократии означает не различать мысли и разговоры о демократии, и действительную демократию, осуществляемую отнюдь не в сознании и речи. Еще родоначальник немецкой классической философии И. Кант призывал отличать "десять талеров в кармане от десяти талеров в голове". Судя по всему, идеологам нашей "демократии" такое различение не доступно.

Впрочем, было бы наивно предполагать (подобный вариант нам услужливо подсовывают те же идеологи), что деградация нашего общества имеет своим основанием недомыслие, непонимание, или "отсутствие опыта в таком сложном деле" у высших руководителей страны, приводящие последних к ошибочным решениям. Нередко пойманный на обсчете или обвесе покупателя продавец кается "Простите, ошибся!" Ясно, что постоянные "ошибки" в свою пользу говорят о преступной злонамеренности. Огромные состояния, нажитые руководителями страны и некоторыми государственными служащими "губернского" ранга именно в тот период, когда их "ошибки" вели к распаду, обнищанию и потери экономической и политической самостоятельности некогда могущественной державы, раскрывают истинный характер и направленность этих "ошибок".

Разговоры о плюрализме явились лишь прикрытием подлинных целей и результатов политики, направленной на собственное обогащение. Впечатляющие масштабы достигнутого на этом пути свидетельствуют о том, что руководящая элита руководствовалась в своих действиях отнюдь не плюралистической методологией, но действовала с позиций материалистического монизма. Плюрализму не оставлено место ни в сфере общественного бытия, ни даже в сфере сознания. Разговоры о демократическом разделении властей обернулись абсолютным, закрепленным Конституцией РФ верховенством президентской власти. Разговоры о демократическом равноправии граждан - полным бесправием основного населения перед насквозь криминализированной и коррумпированной верхушкой. Законодательная, исполнительная и судебная власть заменена в стране властью денег, выраженных в долларах США. Стала вновь актуальной знаменитая фраза М.Ю.Лермонтова "Пред вами суд и правда - все молчи". Ликвидированы все социальные завоевания советского периода. У людей отнято не только право на труд, но и право получить уже заработанное. Полноценный отдых, лечение, образование, духовная культура становятся все более и более недоступны трудящимся, выступают привилегией немногих богатых людей.

Монополия на средства массовой информации не оставляет места плюрализму и в сфере сознания, ибо оборачивается монизмом худшего свойства - монополией на истину, правду, мораль. СМИ прививают населению совершенно определенные, без тени плюрализма, мировоззренческие, политические, эстетические, этические взгляды, нормы и установки. Так, в сфере мировоззрения СМИ постоянно прививают населению идеалистические, религиозные и мистические взгляды. Повальное увлечение астрологическими прогнозами, экстрасенсорными чудодейственными воздействиями, вычислениями будущего и прошлого личности по "закону кармы", снятием "сглаза и порчи" и тому подобными суевериями - свидетельство того, что социальная почва была хорошо подготовлена нашими "реформаторами", СМИ не пожалели "семян" и "урожай" собирается богатый.

О социально-политической направленности, целях подобной идеологической обработки, уводящей людей от мира реального в иллюзорный, уже говорилось.

С другой стороны, формирование в людях очень монистичного культа насилия, наживы, стяжательства, аморализма, вседозволенности, крайнего индивидуализма, эгоцентризма, эстетической безвкусицы, пошлости, примитивизма подтверждает известное положение марксизма "Идеология господствующего класса становится господствующей идеологией".

Молодежь стремится приблизиться к элите хотя бы в одежде, манерах, лексике (смыкающейся ныне с криминальным жаргоном), интересах к определенным материальным или духовным псевдоценностям, пристрастием к той или иной марке пива, сигарет и т.п. (вспомним хотя бы назойливую рекламу: "Молодежь выбирает "Пепси").

3. Третий принцип ориентирует нас на установление связи анализируемой философской доктрины с современным естествознанием. Это выводит нас на вопрос: "Осуществляется ли плюрализм в объективной реальности?"

Факты, получаемые современным естествознанием, свидетельствуют материальный мир во все его проявлениях, на любом уровне организации - физическом, химическом, биологическом и социальном - монистичен.

Нет ни одной системы, которая не представляла бы субординированное и координированное единство элементов. Постулируемое плюрализмом отсутствие субординации между элементами означает отсутствие связи между ними, то есть отсутствие системы.

В то же время всякая естественная, да и общественная наука имеет дело с закономерными процессами, познает все в мире как систему направленных изменений. Такая направленность выступает как субординированность сил, определяющих изменение, что противоречит аксиоме плюрализма о равновестности, равноправности сил, детерминирующих всякое изменение. Последнее положение особенно характерно представлено в позитивистской концепции "теории факторов", признающей равноправность в историческом процессе множества факторов: экономических, культурно-исторических, географических, политических, нравственных, религиозных и тому подобных. С таких позиций оказывается невозможным системный анализ исторического процесса, определение его закономерности и относительной направленности. Вместе с тем, задачей любой науки является нахождение закономерного, раскрытие его сути. Незакономерное, абсолютно случайное просто непознаваемо, ибо познать мы можем только повторяющееся, воспроизводящееся, общее. Познать - значит понять, дойти от чувственно-единичного, конкретно-образного отражения предмета, до абстрактного, существенно-общего в определенном классе предметов - до понятия. Без понятий невозможно не только познание, но и мышление в целом. В связи с этим, "теория факторов", не давая возможности исследовать процесс, демонстрирует свой антинаучный характер.

Плюрализм входит в явное противоречие и современной общенаучной метаконцепцией - синергетикой. Ее основной автор - лауреат Нобелевской премии Илья Пригожин показал, что движущей силой в эволюции природы выступает "энергетическая диссипация" - неравномерность распределения энергии в пространстве физических систем. Диссипативные структуры, как промежуточное звено между неживым и живым, главным своим свойством имеют неравновестность. Неравновестность и необратимость служат источником упорядоченности, структурирования, негэнтропийной направленности изменений всех систем.

4. В чем состоит классовая сущность доктрины плюрализма? На этот вопрос можно ответить вполне определенно, рассмотрев мировоззренческие и методологические функции этой доктрины.

а) Главная социальная функция данной доктрины - деструкция социальной системы, подрыв ее единства. Постулируя равноправность элементов социальной системы, приверженцы плюрализма разрушили, прежде всего, систему управления экономикой, всей жизнедеятельностью нашего государства. Это оказалось чрезвычайно выгодно и для отечественного криминального капитала, возникшего на почве бесконтрольного, беспрецедентного по своим масштабам расхищения созданного многими поколениями общественного богатства, и для западного капитала (прежде всего, для США), получившего новый огромный сырьевой придаток и рынок сбыта низкокачественной продукции.

б) Важнейшей социально-культурной функцией плюрализма является и проповедь крайнего индивидуализма. Каждому человеку внушается идея о его самоценности, уникальности, неповторимости, Судьба каждого с этих позиций зависит только от него самого, Государство же не должно помогать гражданину, ибо это якобы формирует иждивенчество, неумение постоять за себя, активно себя "творить". Все недостатки системы списываются при этом на элементы - на отдельно взятые личности. Если потерял работу или мало получаешь, то это свидетельство личной пассивности, необразованности, низкого интеллекта и тому подобных сугубо индивидуальных недостатков. При этом предполагается, что условия реализации достоинств в "демократическом" обществе у всех одинаковы.

В этом контексте плюрализм оборачивается деструкцией социальной системы, разобщением людей по полу, возрасту, образованию, религиозным убеждениям, месту жительства, национальности, профессии : Кому это выгодно? Старый как мир частной собственности принцип "разделяй и властвуй" способствует закреплению классового господства имущих над неимущими.

в) Наконец, плюрализм, абсолютизируя единичное, служит философско-методологическим основанием для всех концепций, оперирующих абстрактно-единичным как чем-то самостоятельно существующим, это и постулируемый идеологический плюрализм, и разрушающая основы науки идея множественности, плюральности истин, и концепция "социального равноправия", социального партнерства, призванная объединить, привести к "согласию" объективно противоположные по своим социальным целям и интересам общественные классы и группы.

Ясно, что все эти чисто умозрительные, не имеющие никакого основания в объективной реальности, построения выгодны новому классу эксплуататоров в деле насаждения ложного, уводящего от истины мировоззрения и не менее ложной, ведущей в тупик методологии. Их мафиозному единству мы можем противопоставить только свое, основанное на принципе диалектико-материалистического монизма, единство людей труда.

 

3. "Историцизм" и историзм.

В 1992 году, в Москве, тиражом в 400000 экземпляров, была издана двухтомная работа одного из виднейших представителей нео- и постпозитивизма Карла Поппера (1902 - 94) "Открытое общество и его враги", с предисловием польщенного автора к первому русскому и последнему прижизненному изданию (первое было осуществлено в 1945 году). Чем же объясняется такое внимание к достаточно старой работе со стороны нового "демократического" руководства и международного фонда "Культурная инициатива" (фонд Сороса), субсидировавшего это русское издание?

Выясним, прежде всего, что понимает Поппер под "открытым обществом". Вот определение автора: "Магическое, племенное или коллективистское общество мы будем именовать закрытым обществом, а общество, в котором индивидуумы вынуждены принимать личные решения, - открытым обществом". При этом (в точном соответствии с доктриной плюрализма, которая и является одной из основополагающих идей рассматриваемой работы) предполагается, что индивиды принимают личные решения в отношении не личной (что было бы естественным), а общественной жизни, то есть каждый выступает субъектом социальных процессов.

Как такая непосредственная демократия, где никто даже не координирует свое решение, свой выбор с решением и выбором других (в противном случае это было бы уже "коллективистское общество") может быть осуществлена практически, Поппер нигде не пишет, но лишь утверждает, что ведущие страны Европы и США будто бы уже достигли сего "открытого общества". Однако подобная система управления общественными процессами может быть иллюстрирована только как усилия все тех же Лебедя, Рака и Щуки, и, на практике, приводит к достигнутому этими басенными героями результату. Смысл "открытости" в том, что, по мысли Поппера, такое общество открыто любому направлению в своем дальнейшем развитии, ибо ему не предписывается в этом никакого закона, никакого порядка, никакого ограничения.

Кто же, с точки зрения Поппера, выступает врагом открытого общества?

Это - Платон, Гегель и Маркс. В чем общность столь разных авторов? Поппер справедливо отмечает, что все они постулировали закономерность общественного развития, закономерность истории. Но, утверждает далее Поппер, история общества не ведает законов, всякое постулирование закономерности оборачивается фатализмом и на практике приводит к "закрытому", тоталитарному обществу, где индивиды подчинены единой цели и единому плану ее реализации. Вера в закономерность истории = это, по Попперу, - "историцизм". Таким образом, объективного закона общественного развития нет, общность действия подчиненных единому плану индивидов - химера разума, но тоталитарное общество, подчиненное законам есть?

Развернутую критику "историцизма" Поппер предпринимает в другой своей работе "Нищета историцизма", представляющей, по сути, краткое популярное изложение "Открытого общества и его врагов" (первое издание - 1957г., русское - 1993г.). Примечательно посвящение-эпиграф, которым отрывается книга: "Памяти бесчисленных жертв фашистской и коммунистической веры в Неумолимые Законы Исторической судьбы". Здесь объединено, отождествлено несовместимое. Именно эта попперовская фразеология была заимствована нашими "демократами" для борьбы с "коммуно-фашизмом" как с реальным врагом.

В чем сущность заблуждения (если не понимать указанные писания как выполнение социального заказа) Поппера?

Поппер утверждает, что история не имеет объективных законов только потому, что в каждом своем "повороте" она зависит от непредсказуемых открытий выдающихся ученых, или от столь же непредсказуемых действий политиков. При этом не только метафизически абсолютизируется случайность исторических событий, но и отождествляется субъективная возможность предсказания и объективная закономерность, воспроизводимость, повторяемость процесса в каждом новом его состоянии. Это, со всей очевидностью, свидетельствует о субъективно-идеалистическом характере концепции Поппера.

Мало того, концепция Поппера воспроизводит главные постулаты позитивизма - философской концепции, начала которой положены еще в середине Х1Х века Огюстом Контом, использованы вторым позитивизмом - эмпириокритицизмом, сохранены в фундаменте неопозитивизма и, на новом материале, развиваются поспозитивизмом.

Мировоззренческое и методологическое единство всех этапов позитивистской доктрины можно представить следующими положениями, представляющими её основные черты:

1. Крайний номинализм - абсолютизация единичного в познании. Наука с этой точки зрения не может претендовать на знание общего, закономерного, сущностного (отсюда вытекает и концепция плюрализма).

2. Крайний сенсуализм - абсолютизация чувственного познания как единственного источника знания (данный постулат достаточно логично сочетается с номинализмом).

3. Индетерминизм - абсолютизация случайности, неопределенности мира. При этом не замечается, что абсолютно случайное абсолютно непознаваемо, так как познать можно только устойчивое, воспроизводящееся.

4. Постулирование на указанных основаниях невозможности предсказания, предвидения будущего состояния любых процессов.

"Моей главной целью, - пишет Поппер в предисловии к "Нищете историцизма", - была критика марксового "материалистического понимания истории" - попытки предсказать, что социализм (или коммунизм) неизбежно наступит в результате надвигающейся социальной революции, но я намеривался дать критику всей сферы исторических пророчеств - любых предсказаний будущего, основанных на материалистическом, идеалистическом или любом другом модном мировоззрении, - вне зависимости от того, что за будущее нам предсказывают - социалистическое, коммунистическое, капиталистическое, черное, белое или желтое". Здесь метафизика, субъективный идеализм и фальсификация марксизма сливается в единое целое.

Из какого произведения Маркса и Энгельса можно заключить, что они постулировали неизбежность коммунизма, т.е. его неотвратимость, абсолютную необходимость? Классики марксизма всегда подчеркивали закономерность коммунистического общества. Но закономерность не является абсолютной необходимостью, хотя и дает основание вероятностному прогнозу, в котором нет ни пророчества, ни фатализма. Без подобного прогнозирования никакое научное исследование не имеет смысла, ибо цель, задача всякой науки, определив общую закономерность, направленность процесса, дать его объяснение и показать возможные пути развития, вооружив, таким образом, практику.

Если мы прогнозируем, что с наступлением весны зазеленеют и раскроются почки на деревьях, при этом на клене появятся характерные кленовые листики, а не листья банана, то это, по Попперу будет пророчеством и фатализмом, а с точки зрения научного познания - прогнозированием на основе известного закона. При этом никакой абсолютной необходимости ни в природе, ни в общественном процессе нет. Конкретное дерево может замерзнуть за зиму и никаких почек весной на нем не появится. Конкретное общество может деградировать и вместо социализма перейти к "лавочному" капитализму, что и случилось с нашей страной.

Но общей закономерности развития такие случаи не отменяют. Закономерность представлена относительной необходимостью, системой различных тенденций-возможностей, каждая из которых закономерна, но с различной вероятностью реализации. Целесообразное воздействие на исторический процесс предполагает сознательный и активный выбор благоприятных тенденций-возможностей. Именно в этом смысле можно интерпретировать знаменитое положение Спинозы "Свобода - осознанная необходимость". Познание тенденций-возможностей исторического процесса позволяет обществу свободно выбирать ту, что благоприятна для большинства его членов в данный момент развития (или благоприятна правящему меньшинству). В таком выборе нет ни абсолютной свободы (ибо выбор осуществляется из имеющихся вариантов), ни абсолютной несвободы, так как возможность изменения всегда представлена несколькими вариантами и потому нет ничего фатально предустановленного.

У Поппера история исчезает, ибо не может существовать процесс, в котором прошлое состояние никак не связано с настоящим, а настоящее никак не продолжает себя в будущем. Как только прерывается повторимость, воспроизводимость, то есть закономерность, так пропадает связь состояний - исчезает процесс. Представьте, например, что Вы сегодняшний ни в чем не совпадаете, ничем не повторяете Вас вчерашнего. Такая метаморфоза может означать лишь одно - это уже не Вы, это другой человек. Только откуда он появился?

Называя учение Маркса "историцизмом", Поппер, на самом деле, выступает против историзма - одного из важнейших диалектико-материалистических принципов, предполагающего познание любых процессов в единстве с детерминирующими их причинами и условиями, в системном единстве всех фаз-состояний конкретного процесса. Один из главных аргументов Поппера в пользу незакономерности, случайности истории состоит, как отмечалось, в утверждении, что на человеческую историю оказывают воздействия научные открытия, а они носят чисто случайный характер, так как непредсказуемы. Следовательно, случайна, непредсказуема и история, но так ли случайны научные открытия?

"Коллега" Поппера по постпозитивизму - Томас Кун (р.1922) в работе, сделавшей ему имя, "Структура научных революций" (1963) признает детерминированность и закономерность в развитии научного знания. Мало того, он указывает на явную связь научного знания с объективным миром.

Действительно, история науки показывает, что никакое открытие не делается случайно, но опирается на предшествующие разработки. Преемственность и закономерность развития научного познания - бесспорный факт. И этот факт Поппер отрицает на основании смешения, отождествления объективного - закономерной связи в природе и обществе и субъективного - возможности предсказания будущего состояния системы. Второе, безусловно, имеет своим основанием первое, но полагать обратное, означает вставать на позиции субъективного идеализма. Поппер делает это уверенно, не утруждая ни себя, ни читателя дополнительными аргументами.

Постулируя отсутствие закономерности в историческом развитии, Поппер пишет: "Возможно, анализируя социальную жизнь, мы обнаружим и интуитивно поймем, как и почему произошло то или иное событие; мы ясно поймем причины и следствия (здесь и далее курсив Поппера - В.О) - силы, которые вызвали это событие к жизни, и влияние, которое оно оказало на другие события. В то же время мы поймем, что не способны сформулировать общие законы, описывающие причинные связи. Может оказаться, что обнаруженные нами силы правильно объясняют эту и толь ко эту социологическую ситуацию. Да и сами силы могут оказаться уникальными: раз проявившись в этой ситуации, они никогда больше не вступят в действие".

Мы привели эту большую цитату, чтобы показать неразрывную связь философии Поппера с общепозитивистскими установками - номинализмом, эмпиризмом и индетерминизмом. Все это здесь ярко проявляется. Проявляется и другое - Поппер не доказывает, он постулирует. Это видно и по используемым выражениям "могут оказаться", "возможно", и по отсутствию умозаключений. Нет даже примеров, ибо факты - вещь упрямая, - где же найти пример открытия причинно-следственной связи, который бы не свидетельствовал об открытии закона? Всякая причина только потому и является таковой, что она, как закон, действует не только в конкретно-единичной ситуации, но и во всех подобных. Уникальная, нигде более не повторяющаяся связь систем не только непознаваема (так как познание есть подведение под закон, включение данного явления в понятие), но и не может существовать, ибо существование, всегда является сосуществованием - предполагает включенность в общее, в универсальную связь, т.е. в закономерность. Таким образом, доктрина Поппера в своей антиномологичности (отрицании объективнозакономерного) проявляет агностицизм (отрицание возможности познать мир), противостоит всему научному познанию.

Что же касается критики марксизма, то Поппер критикует не теорию Маркса, а продукт собственной фальсификации этой теории. В подтверждении сказанного дадим еще одну цитату из книги "Открытое общество и его враги": "Маркс смотрел на людей-актеров на сцене истории, включая "больших" актеров, как на простых марионеток, неумолимо подталкиваемых экономическими пружинами - историческими силами, над которыми у них нет никакой власти". Где же эту мысль можно найти у Маркса? Поппер, так любящий цитировать, приводить всяческие отступления и примечания, не воспроизводит ни одного отрывка из работ Маркса, подтверждающего данное обвинение. Видимо потому, что найти такой отрывок не представляется возможным. Подобный метафизический "экономизм" ни в чем не совпадает, как было показано, с марксистским учением о законах исторического развития.

Опираясь на методологию, разработанную В.И.Лениным в "Материализме и эмпириокритицизме", мы произвели достаточно краткий критический анализ лишь наиболее фундаментальных современных концепций, фальсифицирующих учение Маркса. Данный анализ показал эффективность и актуальность ленинской разработки. Современная ситуация характеризуется резким обострением идеологической, идейно-теоретической борьбы вокруг учения К.Маркса, Ф.Энгельса и В.И.Ленина, что говорит о необходимости расширения и углубления критики современных концепций наших классовых противников.

 

24 сентября 1999 г.

 

Доктор философских наук, профессор

Огородников В.П.