Подготовка сербскими террористами убийства В. И. Ленина в 1917 году

Об "охоте" террористов на Ленина рассказывают документы, опубликованные в 1957 году в Югославии. В июне офицер русской армии, черногорец по происхождению, Липовац завербовал и привез в Петроград 14 сербов — солдат и унтер-офицеров сербского добровольческого корпуса. Один из них Мехмед Звоно, 24 июня писал другу: «Здесь создан клуб, задача которого — арестовать и убрать с этого света Ленина и его главных агитаторов, всего двенадцать человек... Сейчас началось наступление, а эти люди суются в военные дела... Этим поступком мы думаем помочь нашему общему делу». Это письмо попало к командиру корпуса сербов, генералу Живковичу, и он поручил юнкеру С. Кашиковичу вмешаться в[45] затеянное дело и пресечь его, если оно может повредить Сербии[46]

 

2 июля в Сербскую миссию на Захарьевскую, 13 (ныне улица Каляева), явился приехавший из Одессы юнкер Кашикович. Посланника М. Спалайковича не было, и он пошел тогда к представителю Югославского комитета, либеральному адвокату Анте (Антону Францевичу) Мандичу. Тот был противником вмешательства в русские дела и сразу обратился в Министерство иностранных дел, но ведомство Терещенко отослало его к военным властям. 3 июля Мандича и Кашиковича принял генерал Половцов. Он сказал:

- А чем я, собственно, могу вам служить? Охранять мне Ленина, что ли?

Революционные события 3-5 июля спутали планы террористов. Спалайкович был разъярен вмешательством Мандича. Посланник-монархист,полагал, что успех покушения на Ленина обеспечил бы Сербии благодарность всего мира. 8 июля Кашикович случайно встретил на Невском проспекте переодетого в казачью форму Мехмеда Звоно, и тогда выяснилось, что за спиной обманутых сербов стояли некоторые министры, контрразведка, генерал Половцов и некоторые руководители партии кадетов. Неудачливые террористы были возвращены в Одессу.[59]

 

Источник: Владимир Черняев. "Пять дней в Нейволе" // Белые ночи: Очерки. Зарисовки. Воспоминания. Документы. Л., «Лениздат», 1985, с. 45-46 , 59

 

В монархических, черносотенных, контрреволюционных кругах, питавших безудержную ненависть к трудящимся, вступившим на путь освобождения от векового гнета, в глубокой тайне вынашивались гнусные планы уничтожения вождя революции В. И. Ленина. Одну из таких попыток было решено совершить руками наемных убийц, завербованных в Добровольческом корпусе сербов. хорватов и словенцев не без ведома партии кадетов

С этой целью 15 (28) июня в Одессу приехал русский офицер черногорского происхождения Липовац *. Он без труда завербовал 14 солдат и унтер-офицеров корпуса и без ведома командования увез их в Петроград. Из письма, отправленного одним из завербованных, неким Мехмедом Звоно, 24 июня (7 июля) из Царского Села, командованию корпуса стало известно, с какой целью эти люди покинули корпус. «Хочу объяснить тебе, зачем мы уехали из Одессы, — писал М. Звоно одному из своих друзей. — Здесь создан клуб, задача которого — арестовать и убрать с этого света Ленина и его главных агитаторов, всего двенадцать человек. Сейчас началось наступление, а эти люди суются в военные дела, поэтому их надо устранить... Этим поступком мы думаем помочь нашему общему делу. Поэтому не волнуйтесь по поводу того, что эта задача выпала именно на долю нас — сербов». По поручению командира Добровольческого корпуса генерала М. Живковича в Петроград на розыски дезертиров был направлен юнкер С. Кашикович, получивший инструкцию вмешаться в эту историю и пресечь готовившееся покушение в том случае, если он увидит, что это может повредить Сербии. Если же окажется, что можно[57] будет «спрятаться за спинами крупных фигур», он должен будет взять руководство в свои руки.

Кашикович прибыл в Петроград 2 (15) июля и в тот же день сообщил о своей миссии представителю Югославянского комитета А. Мандичу.Тот немедленно сообщил обо всем министерству иностранных дел Временного правительства и сербской миссии.

В МИДе Мандичу посоветовали обратиться к военным властям. На следующий день Мандич и Кашикович отправились в штаб Петроградского военного округа, где были приняты его командующим генералом Половцевым. «А чем я, собственно, могу вам служить? Охранять мне Ленина, что ли?» — с усмешкой спросил Половцев, выслушав Мандича и Кашиковича. Они заявили, что разыскивают дезертиров из сербского корпуса и не желают быть замешаны в возможном скандале. Половцев пообещал содействие в розысках.

Прибывший 4 (17) июля в Петроград М. Спалайкович был весьма недоволен активностью Мандича. Он сказал, что ему было известно об этом деле, но предпочитал выждать и посмотреть, что из этого получится.По мнению Спалайковича, успех покушения обеспечил бы Сербии благодарность всего мира.

Ни Половцев ни Спалайкович не оказали Мандичу и Кашиковичу содействия в розысках дезертиров. 8 (21) июля Кашикович случайно столкнулся на Невском проспекте с Мехмедом Звоно, одетым в русскую казачью форму. Тот попытался скрыться, но Кашиковичу удалось догнать его. Звоно рассказал, что он и его соучастники находятся в одной казачьей части в Средней Рогатке, близ Царского Села. Кашикович поехал туда, и сербы рассказали ему некоторые подробности этого предприятия. Так, по приезде в Петроград их поместили в доме графа Воронцова, где они прожили пять дней. За это время им были сшиты гражданское платье и казачья военная форма. Их сытно кормили, дали по 100 рублей, а в случае успеха обещали выдать каждому по 15 тысяч рублей. По словам Звоно и других, о цели их прибытия в Петроград знали князь Вяземский, контрразведка, генерал Половцев, а также члены Временного правительства и кадеты. Все эти события описаны в докладной записке А. Мандича лондонскому Югославянскому комитету и подтверждаются в меморандуме, который в 1918 году[58] направил Совету Народных Комиссаров Радослав Йованович. Он писал:"После июльского восстания большевиков в Петрограде из Одессы, из Сербского корпуса, убежала группа национальных революционеров, несомненно кем-то подкупленных, чтобы убить Ленина, и моему ближайшему коллеге, члену Югославянского комитета в Лондоне, специально оставленному в России, пришлось изрядно помучиться, прежде чем ему удалось найти этих фанатиков и вернуть их назад в корпус».

Мандич поспешил отправить завербованных террористов обратно в корпус(57).

 

*Этот Липовац был сыном генерала русской службы, довольно известного черногорского поэта Поповича-Липоваца, жившего в России и незадолго перед войной уехавшего в Францию

 

Источник: Зеленин В. В. Под Красным знаменем Октября: югославянские интернационалисты в Советской России, 1917-1921 гг. М.: Мысль, 1977. с.57-59

 

http://yroslav1985.livejournal.com/119357.html