Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 19238

Доброхотов В. Я.

Разработка В. И. Лениным научных основ партийной пропаганды

 

Книга посвящена важнейшему вопросу идеологической работы. Показана роль В. И. Ленина в разработке принципов партийной пропаганды, форм и методов идейно-политического воспитания масс. Приводятся материалы о личном участии В. И. Ленина я его соратников в агитационно-пропагандистской работе. Дается анализ комплексного подхода к делу коммунистической пропаганды.

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

История человечества богата выдающимися личностями. Одни прославили себя замечательными творениями искусства, другие получили всемирную известность за те или иные научные открытия, третьи завоевали любовь и долгую память поколений своими подвигами в борьбе за счастье трудящихся. Но самое дорогое, самое известное имя на Земле — Ленин. Никто не сделал больше, чем он, для счастья людей, для их освобождения от эксплуатации. Вечно будут жить ленинские идеи — незаменимый компас в борьбе за победу коммунизма, идеи, на основе которых переделывается и будет переделан весь мир. Время — лучший судья жизненности идей, теорий, политических партий, разного рода движений. Ленинские идеи с успехом выдержали испытание временем. Более того, каждый новый этап исторического развития с еще большей силой подтверждает их революционную преобразующую силу.

Сложность и возросшие масштабы коммунистического строительства в СССР и других социалистических странах, обострение идеологического противоборства между миром социализма и миром капитализма, необходимость решительной борьбы с антикоммунизмом, ревизионизмом — все это не только стимулирует, но и обязывает коммунистов постоянно «советоваться с Лениным», изучать его труды, познавать современное значение ленинских идей, строить свою политику на фундаментальных выводах и положениях В. И. Ленина. «Изучайте труды Ленина»! В них вы найдете неиссякаемый источник вдохновенья для борьбы против реакции и угнетения, за социализм и мир. Знакомство с ними поможет молодому поколению яснее увидеть революционные перспективы нашей эпохи»1. Этот призыв международного Совещания коммунистических и рабочих партий (1969) нашел широкий отклик у советского и зарубежного читателя.

В современных условиях развитого социализма возросла роль идеологической работы партии, поскольку великое дело строительства коммунизма может быть успешным лишь при условии всестороннего развития человека. «Без высокого уровня культуры, образования, общественной сознательности, внутренней зрелости людей коммунизм так же невозможен, как невозможен они без соответствующей материально-технической базы»2.

В постановлении ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы» с особой силой подчеркнуто требование «обеспечить высокий научный уровень пропаганды и агитации»3, показаны пути его осуществления. В этом важном партийном документе нашли органическое единство преемственность и дальнейшее развитие партией ленинских идей о революционном воспитании масс, о методах политико-воспитательной работы. Только за последние годы центральные и местные издательства выпустили ряд ценных книг о научных основах партийной пропаганды4. Советские обществоведы проявляют большой интерес к ленинским положениям о научных основах партийной пропаганды. Опираясь на ленинское идейное наследие, на высказывания В. И. Ленина о методологии и методике агитационно-пропагандистской работы, авторы акцентируют внимание на ленинских принципах партийной пропаганды и идейно-воспитательной работы5. Эти принципы выступают теми основополагающими требованиями, от осуществления которых зависят эффективность идеологического воздействия, органическое слияние науки и искусства убеждать; они составляют сердцевину научности пропаганды6.

Анализ ленинских произведений, партийных документов и практики идейно-политической работы, трудов советских обществоведов дает основание выделить принципы партийной пропаганды: партийность; научность; правдивость; связь с жизнью, ясность, доходчивость, воодушевленность.

Принципы коммунистической пропаганды теснейшим образом связаны между собой, взаимообусловливают друг друга, составляют единое целое. Забвение любого из них отрицательно влияет на весь процесс разъяснительной работы и достижение поставленной задачи.

Вполне логично, что многие авторы открывают анализ этих основополагающих требований с принципа партийности, который является исходным, определяющим в ряду всех принципов, ибо означает идейную позицию пропагандиста, предопределяет возможность классового, всестороннего подхода в оценке фактов и явлений, правдивого освещения событий, связи пропаганды с жизнью. В качестве одного из основополагающих требований коммунистической пропаганды советские обществоведы обоснованно называют принцип научности. Глубина понимания научных истин марксизма-ленинизма, искусство убеждать людей зиждется в первую очередь на идейных позициях, собственной убежденности, однако эффективность работы пропагандиста зависит также от степени его теоретической подготовки, от научной эрудиции, от умения на практике руководствоваться ленинскими принципами партийной пропаганды.

Ученые, разрабатывающие вопросы теории и методов идеологической работы, единодушны в оценке высокого значения правдивости коммунистической пропаганды в борьбе за умы и сердца людей. Во многих трудах правдивость рассматривается как один из основополагающих принципов агитационно-пропагандистской работы. Дело в том, что правдивость — это не только выяснение сущности процессов, явлений, научное, объективное освещение событий и фактов, положительных и отрицательных сторон того или иного явления. Это и глубина убеждений самого пропагандиста, непримиримость к формализму в работе, «показухе», неискренности и ложному пафосу. В правдивости находят конкретное выражение критика и самокритика, политическая острота и нравственная сила коммунистической пропаганды.

Коренным ленинским принципом партийной пропаганды является связь с жизнью, с задачами коммунистического строительства. Это положение многократно разъяснено и развито в решениях партийных съездов, в документах ЦК КПСС, в трудах Л. И. Брежнева. Оно всесторонне раскрыто в общественно-политической литературе.

Наконец, неотъемлемый принцип коммунистической пропаганды — ясность, доходчивость, воодушевленность. Этот принцип логически завершает весь комплекс основополагающих требований к партийной пропаганде. Без выделения этого принципа характеристика научных основ коммунистической пропаганды будет неполной, незаконченной. Надо учитывать, что практическое осуществление принципов партийности, научности, правдивости, связи с жизнью в решающей степени зависит от образности, ясности, одушевленности слова оратора и журналиста. В свою очередь, все взятые вместе принципы партийной пропаганды составляют фундаментальную основу для разработки методики, дидактических принципов (сознательное и активное овладение  теорией, систематичность  и последовательность, доступность, наглядность обучения, дифференцированный подход и др.).

Таким образом, эффективность партийной пропаганды в решающей степени зависит от успешного претворения в жизнь ленинских принципов идеологического воздействия. Основная цель предлагаемой монографии и состоит в том, чтобы ознакомить читателей с ленинской системой взглядов на научные основы партийной пропаганды. Особенность разработки взятой темы исследования состоит в том, что ленинские идеи раскрываются в книге в тесной связи с революционной практикой, с деятельностью самого В. И. Ленина, особенно после установления Советской власти, когда большевистская партия стала правящей. Поэтому выводы и обобщения опираются не только на ленинские положения, но и на анализ конкретно-исторического материала, взятого из различных источников (партийные документы, периодическая печать, центральные и местные архивы, воспоминания и т. д.). Типичной чертой деятельности Коммунистической партии являлось и является обобщение и творческое использование предшествующего опыта революционной борьбы и социалистического строительства. Многое из того конкретного опыта агитационно-пропагандистской работы, который был накоплен под непосредственным руководством В. И. Ленина, весьма актуально и сегодня.

* * *

Объектом рассмотрения автора является массовая пропаганда и частично агитация, играющая огромную роль в политическом просвещении масс. Книга открывается главой, где анализируется начало ленинского этапа революционной пропаганды. В ней подчеркивается, как В. И. Ленин с первых же шагов своей революционной деятельности развивал дальше марксистское учение о научных основах коммунистической пропаганды; говорится о взглядах В. И. Ленина на существо пропаганды и агитации, их соотношение. В последующих главах освещаются ленинские идеи о партийности, научности, правдивости коммунистической пропаганды, об ее связи с жизнью, единстве идеологической и организаторской работы партии, об искусстве убеждать. Исследование ленинского идейного наследия сочетается с анализом конкретно-исторического материала, что позволило показать роль В. И. Ленина как руководителя, организатора агитационно-пропагандистской работы, раскрыть существенные моменты истории идеологической работы партии. Каждую главу завершает заключение, где освещается современное значение ленинских идей о научных основах партийной пропаганды, дальнейшее их развитие в материалах партийных съездов, документах ЦК КПСС, в трудах Л. И. Брежнева, особенно в его двухтомнике «Актуальные вопросы идеологической работы КПСС», в книгах-воспоминаниях «Малая земля», «Возрождение», «Целина».

Примечания:

1 Международное Совещание коммунистических и рабочих партий. Документы и материалы. Москва, 5—7 июня 1969 г. М., 1969, с. 333.

2 Брежнев Л. И. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС. В 2-х томах. М., 1978, т. 1, с. 473.

3 Коммунист, 1979, № 7, с. 13.

4 См.: Основы коммунистической пропаганды. Учебное пособие/ Под ред. Байковой В. Г., Ненашева М. Ф. Провоторова В. Ф. М., 1978; Коммунистическая пропаганда. Вопросы теории и методики. М., 1974; Поздняков П. В. Эффективность коммунистической пропаганды. М., 1975; Методика партийной учебы. Учебное пособие. М., 1978; Изучать, пропагандировать, организовывать. Пути совершенствования системы идейно-воспитательной работы. Научный редактор Доброхотов В. Я. Горький; 1976 и др.

5 См.: Мостовой С. Н. Ленинские принципы идейно-воспитательной работы. 2-е изд., перераб. М., 1977; Доброхотов В. Я Слово ленинской правды. Партийная пропаганда: наука и искусство. Горький, 1972.

6 См.; Поздняков П. В. Эффективность коммунистической пропаганды, с. 140.

 


 

Глава 1

НАЧАЛО ЛЕНИНСКОГО ЭТАПА РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПРОПАГАНДЫ

Начало ленинского этапа в развитии марксизма — это и начало нового этапа в разработке научных основ революционной пропаганды, в их практическом осуществлении, хотя В. И. Ленин опирался при этом на основополагающие идеи К. Маркса и Ф. Энгельса, на опыт их пропагандистской работы.

Уже в первом программном документе марксизма «Манифесте Коммунистической партии» содержатся важные положения о методологии коммунистической пропаганды. Превратив социализм из утопии в науку, К. Маркс и Ф. Энгельс создали революционную теорию пролетариата, дали рабочему классу могучее идейное оружие, заложили научный фундамент для боевой, целеустремленной пропаганды и агитации.

Великие учителя рабочего класса первостепенное значение придавали классовому воспитанию пролетариата. Они писали, что ни на минуту нельзя переставать вырабатывать у рабочих возможно более ясное сознание враждебной противоположности между буржуазией и пролетариатом1. А для этого в качестве исходного принципа деятельности коммунистов К. Маркс и Ф. Энгельс назвали необходимость открыто излагать свои взгляды, свои цели, свои стремления. «Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения»2. Это положение следует рассматривать как признание боевой партийности, последовательности и принципиальности идеологической работы коммунистов.

В «Манифесте» определены и направления коммунистической пропаганды: разъяснение основ революционной науки, обоснование путей борьбы за избавление от капиталистического рабства, за торжество пролетарской революции. Конкретными задачами революционной пропаганды могут рассматриваться те десять пунктов, которые сформулировали Маркс и Энгельс в качестве переходных мер после завоевания власти пролетариатом в наиболее передовых странах3. Вывод авторов «Манифеста» о том, что коммунисты — самая решительная, всегда побуждающая к движению вперед часть рабочего класса4, имеет прямое отношение и к характеристике революционной пропаганды. Партийная пропаганда всегда должна быть активной преобразующей силой, устремленной в будущее, связанной с решением революционных целей и задач. Актуально и сегодня звучит предостережение Маркса и Энгельса о том, что нужна постоянная бдительность в отношении фальшивых «друзей народа», что необходимо разоблачать социальную демагогию.

Исключительное значение К. Маркс и Ф. Энгельс придавали форме, языку своих теоретических трудов и агитационно-пропагандистских выступлений. Хорошо известно, сколь высоко В. И. Ленин отзывался о стиле произведений К. Маркса и Ф. Энгельса. Современники также отмечали их высокое искусство пропаганды революционной теории. К. Либкнехт вспоминал, что Маркс обладал замечательным талантом популяризатора. «Никто не обладал в большей степени, чем он, способностью ясно выражать свою мысль»5,— писал он. Аналогичное высказывал Ф. Лесснер: «Его (Маркса. — В. Д.) речь была краткой, связной, неумолимо логичной... Каждая фраза — мысль, каждая фраза — необходимое звено в цепи доводов»6. Маркс ценил ясность и точность выражения самых сложных ситуаций и самых тонких чувств у Гете, Лессинга, Шекспира, Данте, Сервантеса, которых он читал почти ежедневно, называя своими учителями в области слова7.

Важным качеством революционного пропагандиста К. Маркс и Ф. Энгельс считали умение писать и говорить для масс ярко, образно, доступно. Энгельс делился впечатлением, которое на него произвели воскресные чтения, охотно посещаемые рабочими, где в докладах давался «полный простор бьющему ключом английскому остроумию и юмору»8. В то же время они с негодованием клеймили краснобайство, ложный пафос, призывали дифференцированно подходить к массам, учитывать социальную психологию различных классов, групп, слоев населения. «Чтобы действовать с какими-либо шансами на успех, надо знать тот материал, на который предстоит воздействовать»9,— писал К. Маркс.

Российские большевики во главе с В. И. Лениным, взяв на вооружение идеи основоположников марксизма, развили их дальше в новых исторических условиях.

 

СУЩНОСТЬ РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПРОПАГАНДЫ И АГИТАЦИИ, ИХ СООТНОШЕНИЕ

На заре большевизма, когда вырабатывалась программа, тактика партии, важно было определить принципы идеологической работы, методы пропаганды и агитации. От этого во многом зависела судьба партии, превращение ее в массовую революционную рабочую организацию, способную выполнить свою историческую миссию. Требовалось изучить, переосмыслить опыт революционной работы, в частности пропаганды и агитации, в других странах и творчески применить его в условиях России. «А для такого претворения, — писал Ленин, — недостаточно простого знакомства с этим опытом или простого переписывания последних резолюций. Для этого необходимо уменье критически относиться к этому опыту и самостоятельно проверять его»10.

Во многих странах Западной Европы, где существовали определенные буржуазно-демократические свободы, социал-демократические партии работали легально. В России же свирепствовал полицейский произвол. От революционеров требовались особая гибкость в работе, смелость, мужество, беззаветная самоотверженность. Следовало учесть сильные и слабые стороны предшественников марксизма в России, избежать тех ошибок, которые допускали, например, революционные народники. Кроме того, надо было «свести счеты» с оппортунистами II Интернационала, с российскими «экономистами», «легальными марксистами» не только по вопросам теории, тактики, организации, но и по способам ведения пропаганды и агитации.

Оппортунистические лидеры социал-демократических партий Запада взяли на вооружение печально знаменитую формулу Бернштейна: «Движение все, конечная цель — ничто». Отсюда следовал вывод: рабочая партия должна вести пропаганду и агитацию за реформы, за достижение только «осязаемых целей» — улучшение экономического положения рабочих и т. п. Они выбросили из революционного учения то, что являлось его сущностью, — идею социалистической революции и диктатуры пролетариата. Пропаганда бернштейнианства вела рабочее движение к подчинению буржуазии. Теорию притупления классовой борьбы проповедовали в России «легальные марксисты» — буржуазные интеллигенты, рядящиеся в марксистские одежды. Взгляды западноевропейских оппортунистов и «легальных марксистов» взяли на вооружение «экономисты», сводя к нулю роль политического воспитания рабочего класса; они стояли за реформистскую, тред-юнионистскую пропаганду и агитацию. Отрицая своевременность политической пропаганды и политической агитации, «экономисты» принижали роль сознательности, преклонялись перед стихийностью рабочего движения. Их утверждения, что никакие усилия самых вдохновенных идеологов не в состоянии повлиять на стихийный процесс борьбы, направить его в нужное русло, говорят сами за себя.

«Экономисты» обвиняли В. И. Ленина и его сторонников в том, что они отрываются от жизни, от действительности, проявляют субъективизм, требуя ведении революционной пропаганды и агитации ставить во главу угла политическое воспитание рабочего класса. В. И. Ленин вскрыл догматизм, начетничество «экономистов» в книге «Что делать?». Здесь же он дал классическое определение функций пропагандиста и агитатора, подчеркнув, что в отличие от пропагандиста, который освещает много идей, агитатор берет одну из них, чтобы побудить людей к размышлениям и действиям11. О соотношении пропаганды, агитации говорится в ленинских трудах, написанных ранее. В статье «Задачи русских социал-демократов» (1897) он отмечал, что задача пропаганды — разъяснение идей научного социализма, распространение среди рабочих правильных взглядов о современном общественно-политическом строе, его развитии, о различных классах русского общества, об их взаимоотношении и борьбе, об исторической задаче международной социал-демократии и русского рабочего класса.

Партийная пропаганда, марксистско-ленинская учеба в наши дни «призвана вооружать коммунистов, всех трудящихся знаниями идейного наследия Маркса — Энгельса — Ленина, исторического опыта КПСС, ясным пониманием политики партии, умением отстаивать принципы коммунистической идеологии, советского патриотизма и пролетарского интернационализма, с научных позиций оценивать новые явления общественной жизни и делать правильные выводы для практической работы»12,— говорится в постановлении ЦК КПСС «О задачах партийной учебы в свете решений XXV съезда КПСС».

В. И. Ленин определил также цели и задачи агитации. Он видел ее назначение в том, чтобы социал-демократы принимали участие во всех стихийных проявлениях борьбы рабочего класса, соединяли революционную деятельность с жизнью, бытом рабочих, помогали им разбираться в этих вопросах, формулировать практические требования к капиталистам, развивали у пролетариев общность интересов13. Одним словом, цель пропаганды и агитации в те годы состояла в том, чтобы содействовать политическому воспитанию, политической организации рабочего класса14.

После установления диктатуры пролетариата в нашей стране вплоть до сегодняшнего дня суть агитации (массово-политической работы) осталась прежней — откликаться на все сколько-нибудь значительные события в нашей стране и за рубежом, бороться за решение очередных хозяйственно-политических задач, определять место каждого коллектива, каждого человека в общем строю борцов за коммунизм. Агитация связана прежде всего с текущими событиями, с повседневной жизнью, с фактами, которые волнуют людей сегодня, с задачами, решение которых нельзя откладывать на завтра. Отсюда вытекают какие требования к агитации, как злободневность, оперативность, конкретность, теснейшая связь с организационной работой. Стало быть, агитация — это средство политического воздействия на массы путем разъяснения текущих событий и фактов, очередных задач революционной борьбы, коммунистического строительства, средство мобилизации масс на решение конкретных хозяйственно-политических вопросов.

Важное методологическое значение имеет ленинское указание о том, что между пропагандой и агитацией нет китайской стены, грани между ними условны и подвижны. Владимир Ильич еще на заре рождения нашей партии писал об их неразрывности15. И пропаганда, и агитация имеют общую цель — развивать самосознание рабочего класса и всех трудящихся масс, политически их просвещать и организовывать. И пропаганда, и агитация опираются на революционную теорию и политику партии. Взаимосвязь пропаганды и агитации проявляется в том, что первая создает почву для второй, пропаганда воспитывает, обучает, выдвигает кадры агитаторов, подготавливает теоретическую базу для массово-политической работы. Соотношение пропаганды и агитации не остается раз и навсегда данным. Если в период образования партии при тех исторических условиях и при существовавшем тогда уровне развития рабочих масс агитация выдвигалась на первый план, то в современной обстановке положение значительно изменилось. Произошло сближение пропаганды и агитации.

Сфера партийной пропаганды расширяется. Она охватывает не только коммунистов, но и всех трудящихся, что, кстати, предопределяет необходимость большей гибкости в формах и методах идеологической работы партии. В свою очередь, повысились требования к агитации, массово-политической работе, к ее идейно-теоретическому уровню. Сегодня нередко пропагандист выступает как агитатор, а агитатор — как пропагандист. Усиливается взаимодействие пропагандистской, агитационной и организаторской деятельности партии.

Этот процесс нашел свое яркое выражение в возникновении института политинформаторов, в новом подходе к развертыванию политической информации среди населения. Речь идет о том, что современный этап коммунистического строительства, возросший образовательный, культурный уровень трудящихся СССР диктует необходимость более глубокого, обстоятельного знакомства самых широких кругов населения с задачами внутренней и внешней политики КПСС, с методами и средствами их решения. Именно это дает возможность привлекать трудящихся к активному осуществлению этих задач, развивать инициативу народных масс. С другой стороны, политическая информация должна еще теснее увязываться с конкретными задачами коммунистического строительства, чтобы стать еще более действенной и эффективной. Создание института политинформаторов на всех участках хозяйственного и культурного строительства углубило специализацию политической информации, способствовало повышению качества массово-политической работы, привлекло руководящие кадры к широкому участию в идейно-политическом воспитании масс.

Развитие и совершенствование политической информации населения — следствие дальнейшего развития советского демократизма, ее назначение — еще шире привлечь трудящихся к управлению государственными делами. Кроме того, политическая информация —--средство изучения и формирования общественного мнения. С этой целью опытные политинформаторы используют сведения с мест, личные наблюдения, письма трудящихся, вопросы, задаваемые во время лекций, докладов и бесед, результаты социологических исследований, материалы статистики.

Расширение сферы партийной пропаганды нашло отражение в появлении и развитии различных форм массовой пропаганды, начиная от школ коммунистического труда и кончая народными университетами по различным областям знаний, во все более широком развертывании деятельности общества «Знание», радио и телевидения. Конечно, это происходит не за счет сокращения агитации, «поглощения» ее пропагандой. Объем агитации растет не  в меньшей степени, чем пропаганды. Об этом подробно сказано в постановлении ЦК КПСС «О повышении роли устной политической агитации в выполнении решений XXV съезда КПСС»16.

Вместе с тем нельзя не видеть и различия, специфики партийной пропаганды, с одной стороны, и агитации — с другой. «От пропагандиста требуются не те качества, что от агитатора»17, — писал В. И. Ленин в книге «Что делать?». Игнорирование этих различий приводит к изъянам в практической работе: смешиваются пропагандистские и агитационные задачи, начинается дублирование,- затрудняется учеба кадров идеологического фронта, их специализация, ухудшаются возможности внедрения научных основ в организацию идеологической работы. Нельзя, например, ограничивать функцию пропаганды только изучением революционной теории, а агитации — разъяснением политики партии. Это сужает значение пропаганды и агитации, проводит искусственную границу между ними. И то и другое теснейшим образом связано с политикой партии, ее осуществлением. Только партийная пропаганда характеризует все движение в целом, показывает его прошлое, настоящее и будущее, а агитация раскрывает лишь часть этого процесса в данный момент наиболее важную, существенную, злободневную.

Агитация ведется на незыблемой основе революционной науки, ее задача не только политически, но и теоретически просвещать массы. В. И. Ленин видел первостепенную задачу печати (крупнейшего агитатора!) в том, чтобы освещать теорией каждый частный факт18. От агитатора требуется не меньше теоретической подготовки, чем от пропагандиста, объясняющего общие задачи движения, ибо разглядеть конкретный факт, конкретное событие через призму революционной науки невозможно без научного анализа, теоретического подхода. Мнение, что агитация является «менее теоретической», чем пропаганда, вольно или невольно оправдывает принижение теоретического уровня массово-политической работы, эмпиризм обобщений и выводов, отсутствие глубины анализа.

В сложном механизме превращения идей в убеждения и поступки людей агитация занимает особое место. Она разъясняет те идеи марксизма-ленинизма, которые особенно важны в данный момент для осуществления политики партии.

Если партийная пропаганда освещает политику партии в широком плане и связана с коренными, долговременными проблемами революционной борьбы и коммунистического строительства, то агитация сводится к изложению и разъяснению проблем сегодняшнего дня, требующих более подробного анализа. Агитация концентрирует внимание на том или ином основном звене современного этапа коммунистического строительства.

Пропаганда и агитация отличаются также формами, методами воздействия на людей. Здесь, однако, нам бы хотелось поспорить с товарищами, которые утверждают, что пропагандист действует по преимуществу на разум слушателей с помощью логических, доказательств, агитатор же прежде всего обращается к чувствам людей. Конечно, эмоциональный момент в агитации имеет большее значение, чем в пропаганде. Но во всех случаях главное — это воздействие на ум, сознание людей. Противопоставление роли «эмоционального» и «рационального» в пропаганде и агитации нам кажется неправомерным. Не спасает здесь и ссылка на В.И. Ленина, который, говоря об агитации, применил термин «возбуждать»19. Ведь у В. И. Ленина речь идет не только о проявлении  эмоций (гнев, негодование и т. п., но прежде всего возбуждении сознательности, осмысленного действия. Кроме того, нельзя не учитывать индивидуальные особенности агитаторов. У одних есть способность влиять на эмоции, у других, напротив, очень силен элемент рационального. В. И. Ленин советовал индивидуализировать агитацию. Он придерживался взгляда, что один агитатор производит наибольшее впечатление благодаря своему одушевлению, другой — благодаря своему едкому сарказму, третий — благодаря умению приводить массу примеров и т. д.

Конечно, в период образования партии, когда политическое сознание основной массы рабочих было еще неразвито, эмоциональный фактор имел большее значение, чем, скажем, в современных условиях. Его роль была также заметнее в годы Великой Отечественной войны, поскольку требовалась максимальная мобилизация всех духовных и физических сил людей, ведь речь шла о жизни и смерти народов Советского Союза, о судьбах всего человечества. В мирных условиях люди склонны более спокойно анализировать события, и попытки искусственного возбуждения эмоций не всегда вызывают положительную реакцию. Поэтому как в пропаганде, так и в агитации все же главную роль играет воздействие на сознание, ум, волю людей, а влияние на эмоции — лишь средство облегчать решение основной задачи.

Здесь, кстати, лежит известный водораздел между коммунистической и буржуазной пропагандой. Последняя, апеллируя прежде всего к эмоциям, стремится затуманить сознание, привить человеку ложные представления и понятия. Цель же нашей идеологической работы — обращаться прежде всего к разуму, помогать советским людям овладевать научным мировоззрением, используя в то же время и такие рычаги как эмоции, настроение, психология и т. д.

 

ЭНЦИКЛОПЕДИЯ ИДЕОЛОГИЧЕСКОЙ РАБОТЫ КОММУНИСТОВ

Общеизвестна выдающаяся роль книги В. И. Ленина «Что делать?», в которой он, развивая идеи Маркса и Энгельса о пролетарской организации, разработал основы учения о революционной марксистской партии — партии нового типа. Это произведение по праву можно назвать также энциклопедией идеологической работы коммунистов, так как здесь в концентрированном виде изложены научные основы партийной пропаганды, дано классическое определение функций пропагандиста и агитатора, обоснованы принципы разъяснительной работы, необходимость учета социальной психологии в политическом просвещении масс.

Важное методологическое значение имеет ленинское указание о том, что значение революционной организации, ее идеологической деятельности возрастает в связи с переломными моментами революционной борьбы, с расширением масштабов движения20. Выводы Программы партии, XXIII, XXIV и XXV съездов КПСС о возрастании роли партии в условиях коммунистического строительства опираются на это ленинское положение и развивают его дальше.

Лейтмотивом книги является идея о партийности идеологии, пропаганды и агитации. Принцип партийности означает, что в проведении разъяснительной работы следует исходить с позиций марксизма-ленинизма, мировоззрения рабочего класса, т. е. с классовых позиций. По-прежнему актуально звучит ленинское высказывание O том, что «всякое умаление социалистической идеологии, всякое отстранение от нее означает тем самым усиление идеологии буржуазной»21. В. И. Ленин блестяще доказал справедливость своего вывода на примере деятельности бернштейнианцев и их российских союзников — «экономистов».

Партийная пропаганда — не простое просветительство. Она не самоцель, а важнейшее средство решения политических и социально-экономических задач. Какие же требования в связи с этим предъявляются к пропагандистским кадрам? В.И. Ленин так ответил на этот вопрос: «Идеалом социал-демократа должен быть не секретарь тред-юниона, а народный трибун...»22.

Секретарь тред-юниона (английского профсоюза) помогал рабочим вести экономическую борьбу. Но все, что лежало за пределами экономических интересов рабочих, его не интересовало (колониальная политика английского империализма, буржуазная лжедемократия, не говоря уже о вопросах социалистической революции, диктатуры пролетариата и т. д.). Революционный деятель не может удовлетвориться такой позицией, так как она являлась бы предательской по отношению к рабочему классу, означала бы забвение его коренных интересов. Наоборот, он выступает как народный трибун, использующий каждую возможность для формирования классового, политического сознания у трудящихся, умеющий «излагать пред всеми свои социалистические убеждения...»23.

В. И. Ленин видел цель революционной пропаганды и агитации в том, чтобы на конкретных фактах показывать экономическую природу и социально-политический облик помещика и попа, сановника и крестьянина, студента и босяка, познавать их сильные и слабые стороны, учить разбираться в ходячих фразах и всевозможных софизмах, в демагогических лозунгах буржуазии, ее мелкобуржуазных прислужников, выяснять, чьи интересы выражают те или иные партии, учреждения, теории24. Задача пропаганды и агитации — обобщать все проявления  произвола и гнета в одну картину полицейского насилия и капиталистической эксплуатации, разъяснять всем и каждому всемирно-историческое значение освободительной борьбы пролетариата25.

Книгу «Что делать?» пронизывает идея о решающем значении теоретической деятельности марксистов, ибо она выступает основой научности пропаганды и агитации, а также главной предпосылкой для целеустремленной организаторской, политической, идеологической работы партии нового типа. «Без революционной теории не может быть и революционного движения»26. В. И. Ленин констатирует, что освещение всех поднимаемых агитацией вопросов должно даваться в неуклонно революционном духе, «без всяких потачек умышленным и неумышленным искажениям марксизма»27.

Партийность пропаганды проявляется в широте кругозора и твердости классовых позиций, в остроте и боевитости. Критикуя «экономистов» за отсутствие того и другого, В. И. Ленин писал: «Сдавленная узким кругозором «экономизма», мысль ударяется здесь в детали, от которых так и отдает волокитой и канцелярщиной»28. Это ленинское замечание бьет не в бровь, а в глаз тому, кто в погоне за деталями, ничего не значащими фактами упускает из вида главное — идейно-теоретическую глубину, политическую остроту разъяснительной работы, проявляет догматизм и начетничество.

Одним из показателей научности пропаганды является точность, краткость, образность понятий и терминов общественных наук — ведь они представляют собой обобщение важнейших закономерностей. В. И. Ленин проявлял исключительную заботу о точном смысле формулировок, понятий, терминов. Как практически решал эту задачу Ленин, можно проследить на примере «Что делать?». Мы уже привели некоторые из ленинских определений, ставших крылатыми выражениями (о непримиримости социалистической и буржуазной идеологии, о роли теории в деятельности партии и т. д.). Лейтмотивом всего произведения стал знаменитый призыв: «Дайте нам организацию революционеров, — и мы перевернем Россию!»29 Ленинский вывод о том, что «газета — не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор»30  — один из самых распространенных лозунгов и в наши дни.

Большой интерес представляют ленинские советы об учете общественной психологии классов, социальных слоев и групп при проведении организаторской, идейно-политической работы. В. И. Ленин считает важным наталкивать людей, недовольных только университетскими или только земскими и тому подобными порядками, на мысль о негодности всего политического строя, уметь в нужную минуту «продиктовать положительную программу действий» и волнующимся студентам, и недовольным земцам, и возмущенным сектантам, и обиженным народным учителям, и проч., и проч.»31.

Автор рекомендует учитывать влияние растущего рабочего движения на настроения, психологию и других социальных слоев и групп, поскольку оно вызывает «недовольство в одних, надежды на поддержку оппозиции в других, сознание невозможности самодержавия и неизбежности его краха в третьих»32. Ленин считает боевой задачей революционной демократии использовать все и всякие проявления недовольства, собирать и направлять в необходимое русло «все крупицы хотя бы зародышевого протеста»33.

Благодатную почву для революционной проповеди В. И. Ленин видит в многомиллионной массе трудящегося крестьянства, кустарей, мелких ремесленников, которые способны жадно слушать речь «сколько-нибудь умелого социал-демократа»34.

Но на первое место он ставит пролетарскую массу, называя рабочий класс идеальной аудиторией для политических обличений, поскольку последний более чем кто-либо способен усваивать политические знания и «претворять это знание в активную борьбу»35.

Все ленинское произведение пронизано светлым оптимизмом, несокрушимой верой в силы и способности российского рабочего класса, его революционного авангарда. Несмотря на кустарничество и разброд, царившие тогда в российской социал-демократии, несмотря на непреодолимые, казалось бы, трудности, Ленин призывает мечтать о партии, о вооруженном восстании против самодержавия, о выдвижении из среды русских революционеров Желябовых, из среды наших рабочих русских Бебелей, «которые встали бы во главе мобилизованной армии и подняли весь народ на расправу с позором и проклятьем России»36.

В книге остро ставится вопрос о том, что внесение сознательности в рабочее движение должно опираться на такие элементы общественной психологии, как недовольство, возмущение, обида, негодование, протест и тому подобные. Он положительно отзывался об опыте, когда возбуждается политическое недовольство во всех классах, расталкиваются сонные, подтягиваются отсталые, дается всесторонний материал для развития политического сознания и политической активности пролетариата37.

В. И. Ленин всесторонне показал, в чем состоит опасность кустарничества «экономистов» в организационных вопросах и особенно в области идеологической работы. Эти ленинские указания не потеряли своего значения и сегодня. Не секрет, что в нашей идейно-политической работе встречается еще кустарничество, проявляющееся в фактах несогласованности действий средств массовой информации, в отсутствии в ряде случаев целеустремленности, в элементах формализма при подготовке кадров агитаторов и пропагандистов и т. д.

В. И. Ленин говорил: «Характер организации всякого учреждения естественно и неизбежно определяется содержанием деятельности этого учреждения»38. Это положение редко рассматривается применительно к организационной структуре идеологических учреждений и организаций, тогда как понимание органического единства организации и содержания идеологической работы трудно переоценить. Разъясняя, в чем заключается неразрывное единство идеологической и организаторской работы, Ленин на одно из первых мест ставит необходимость: первое — централизации всего дела, второе — продуманного перспективного плана деятельности. В книге «Что делать?» подчеркивается также значение «преемственности и связности работы»39, развития специализации. «...Специализация необходимо предполагает централизацию и, в свою очередь, безусловно требует ее»40.

В. И. Ленин высказал ценнейшие соображения о формах, методах, средствах идеологической работы. Наиболее обстоятельно он рассмотрел печать, поскольку требовалось выяснить значение общерусской политической газеты, которой предназначалась роль коллективного пропагандиста, агитатора и организатора. Революционным социал-демократам рекомендуется проявлять особую заботу о принципиальной устойчивости, идейной выдержанности общепартийного органа; дается характеристика листовок, брошюр, определяются их функции и задачи. То, что Ленин относил к печати, самым тесным образом касалось и устной пропаганды и агитации. Например, задача быть не только пропагандистом и агитатором, но и организатором возлагалась на всех революционных социал-демократов: «Идти во все классы населения» мы должны и в качестве теоретиков, и в качестве пропагандистов, и в качестве агитаторов, и в качестве организаторов»41. Экономисты в своих теоретических построениях и практике работы стремились принизить возможности рабочего класса в усвоении политических идей. Ленин считал это проявлением недоверия, оскорблением российских пролетариев. В то же время он признавал «необходимость популярной литературы для рабочих и особо популярной (только, конечно, не балаганной) литературы для особенно отсталых рабочих»42. В ленинском произведении намечены пути и методы обучения искусству революционной пропаганды, работы с идеологическими кадрами. Ленин отмечает обязанность революционных социал-демократических организаций «помогать всякому выдающемуся по своим способностям рабочему превращаться в профессионального агитатора, организатора, пропагандиста...»43.

Работа «Что делать?» и сегодня учит нас творчески решать вопросы коммунистического воспитания трудящихся, постоянно заботиться о внедрении в пропаганду и агитацию научных основ. Эта книга — выдающееся произведение творческого марксизма, она — яркий образец ленинского искусства убеждать, вести полемику, разъяснять просто, доходчиво, ярко сложнейшие вопросы революционной теории, организаторской, идеологической работы партии.

Глубокое изучение работы В. И. Ленина «Что делать?» помогает пропагандистам в их стремлении донести до слушателей значение целей и задач, поставленных XXV съездом КПСС перед партией и народом сегодня. В. И. Ленин учил неуклонно развивать сознательность и активность народных масс. Следуя ленинским заветам, партия вырабатывает правильные ответы на самые жгучие, жизненные вопросы современности, учит смелому, творческому решению назревших проблем, вооружает научным пониманием перспектив общественного развития44. В постановлении ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы» (1979 г.) подчеркнута необходимость вооружать советский народ, «каждое новое поколение непобедимым оружием исторической правды, глубоким пониманием законов и перспектив общественного развития, опираясь на незыблемую основу марксистско-ленинского учения», помогать советским людям в ясной, конкретной и убедительной форме разоблачать всю фальшь и коварные методы империалистической пропаганды, «нести людям земли правду о первой в мире стране победившего социализма»45.

 

II СЪЕЗД РСДРП И РАЗРАБОТКА НАУЧНЫХ ОСНОВ ПАРТИЙНОЙ ПРОПАГАНДЫ

II съезд РСДРП — знаменательная дата в истории нашей ленинской партии, в истории нашей страны, в истории всего международного коммунистического и рабочего движения. «На этом съезде завершился процесс объединения революционных марксистских организаций и была образована партия рабочего класса России на идейно-политических и организационных принципах, которые были разработаны В. И. Лениным»46.

Важная заслуга съезда состоит и в том, что в ходе его подготовки и в процессе его работы были развиты научные основы, методология и методика революционной пропаганды партии в ее неустанной борьбе за умы и сердца людей. Те актуальные проблемы идеологической работы революционных социал-демократов, которые освещались В. И. Лениным в «Что делать?», стали предметом ожесточенной полемики. Оппортунисты стремились во что бы то ни стало принизить значение ленинского труда, выступали против основополагающих принципов революционной пропаганды и агитации. Опыт работы социал-демократических организаций с начала их возникновения и до съезда убедительно продемонстрировал правильность ленинских выводов. Изучение съездом положительных сторон и выяснение отрицательных моментов в деле революционной пропаганды и агитации послужило важным уроком на будущее, явилось базой для совершенствования идеологической работы.

Дальнейшее развитие II съездом РСДРП научных основ партийной пропаганды и агитации выразилось в разработке путей и методов разъяснения Программы партии. Именно при решении данной задачи В. И. Ленин и его единомышленники показали суть боевой партийности, научности, правдивости, доходчивости революционной пропаганды и агитации. Большой теоретический и практический интерес представляет то, как В. И. Ленин, революционные социал-демократы руководствовались этим важнейшим документом в борьбе за массы.

Известно, что принципы идеологической работы коммунистов продолжают уточняться, наполняться новым содержанием по мере накопления, анализа и обобщения современного опыта революционной борьбы, социалистического и коммунистического строительства. Вот почему для глубокого понимания творческого характера содержания этих принципов столь полезно изучать историю их разработки и осуществления, особенно в переломные моменты жизни партии и народа. Канун II съезда РСДРП и сам съезд содержат много поучительного в этом отношении.

Не потеряли своей актуальности ленинские выводы о значении научной программы партии для боевой, наступательной пропаганды и агитации коммунистов. Критикуя второй проект Программы, предложенный Плехановым, за отвлеченную характеристику капитализма, за отсутствие описания особенностей русского капитализма, В. И. Ленин замечает, что это серьезный просчет, ибо программа должна давать руководство для агитации против русского капитализма47. Известно, как с первых же шагов своей революционной деятельности Владимир Ильич заботился о точности формулировок теоретических выводов и обобщений. Особое значение он придавал строгой научности положений Программы. В. И. Ленин критикует Плеханова за расплывчатые формулировки, которые неизбежно породят самые опасные недоразумения и серьезно затруднят как теоретическую борьбу, так и пропаганду48. В Программе марксистской партии не должно быть ни одного лишнего слова. Здесь место лишь кратким, чеканным формулировкам, не допускающим кривотолков. А более широкие комментарии Программы, замечает Ленин, дадут пропагандисты и агитаторы49. Он заботился о ясности изложения Программы, стиле формулировок ее пунктов и разделов, делая замечания такого рода, как: «почистить бы слог», «неловко стилистически», «эти лишние слова и не совсем точны», «надо подправить» и др.50. Владимир Ильич предостерегал против торопливости в написании Программы, ибо это снижает качество документа. «От торопливости кроме худа ничего не будет» 51,— писал он. Серьезный порок комиссионного проекта Программы, по его мнению, — «непереваренность», тогда как нужен не «склеенный, а цельный проект»52. Ясно, что, внося такие рекомендации, Ленин заботился и о создании благоприятных предпосылок для боевой, убедительной пропаганды и агитации.

Серьезную и широкую постановку политической агитации среди крестьянства В. И. Ленин ставил в зависимость от наличия у партии принципиально выдержанной и политически целесообразной аграрной части Программы53. Оппортунист Акимов тщился доказать на съезде, что Программа должна быть или теоретическим документом, или сводкой для агитации. Раскрывая всю абсурдность такой постановки вопроса, Ленин утверждал: «Если же программа верна, то она не может не дать практически пригодного лозунга для агитации... ибо верное теоретическое решение обеспечивает прочный успех в агитации»54. Вот почему В. И. Ленин столь решительно  выступал на II съезде РСДРП против всяческих попыток оппортунистов исказить, извратить положения Программы партии, а также требовал тщательности, скрупулезности, высокой ответственности от своих коллег за каждое слово, за каждую мысль этого основополагающего партийного документа.

Рассмотрим далее ленинскую методологию и методику разъяснения Программы партии. Анализ выступлений В. И. Ленина показывает, что он всегда учитывал характер аудитории, вел дифференцированное разъяснение положений Программы. Большой интерес представляет сама «технология» ленинского подхода, которую можно проследить на примере двух ленинских работ: «Ответ на критику нашего проекта программы» и «К деревенской бедноте».

«Ответ на критику нашего проекта программы» появился в связи со статьей П. П. Маслова (Икса) «Об аграрной программе», где подвергалась критике аграрная часть Программы РСДРП. Статья В. И. Ленина вместе со статьей и проектом Маслова была издана отдельной брошюрой и роздана делегатам съезда в качестве доклада об аграрной программе РСДРП.

Отвечая Иксу, В. И. Ленин опровергает ходячие возражения против третьего и четвертого пунктов аграрной программы, предложенной искровцами. Его аргументация рассчитана на подготовленных в политическом отношении людей, имеющих достаточное образование, чтобы разобраться в существе спора. Стиль «Ответа», используемая терминология предполагают также наличие у читателей значительного запаса знаний по общественно-политическим вопросам, довольно развитое теоретическое мышление. Защищая требования проекта программы о возвращении отрезков, Ленин приводит статистические данные, которыми могли воспользоваться лишь лица, умеющие понимать статистику.

Совершенно иной характер носит брошюра «К деревенской бедноте», ибо она предназначена для другой аудитории, для массовой пропаганды и агитации. Уже подзаголовок «Объяснение для крестьян, чего хотят социал-демократы» как бы предваряет агитационно-пропагандистское назначение брошюры. Ее стиль резко отличается от стиля «Ответа». Написанная, по существу, разговорным языком, короткими фразами, она содержит много народных оборотов, изречений, читается легко. Неудивительно поэтому, что большевистские пропагандисты полностью или частично зачитывали ее крестьянам, и она воспринималась как устная речь. Примечательно то, что у автора нет и тени недоверия к своим читателям, к их способности разобраться в сложнейших социально-политических вопросах. Беседа ведется равного с равными? А между тем в брошюре разъясняются такие трудные понятия, как «социалистическое общество», «политическая свобода», «социал-демократическая партия», «классовая борьба» и др.

Характерная черта ленинского пропагандистского мастерства — использование образов, предельно ясно и живо иллюстрирующих самую суть вопроса, путем анализа известных людям фактов обыденной жизни. Этот прием (индуктивный метод доказательства) связан с учетом общественной психологии людей труда. Дело в том, что большинство рабочих и крестьян дореволюционной России, не имея возможности получить образование и заниматься теорией, не привыкли мыслить отвлеченно, обобщениями; им легче было все понять через образы, путем восприятия конкретных примеров.

Постепенно, на доступных простому человеку фактах брошюра подводит к мысли, что царское самодержавие — злейший враг народа, что оно — самодержавие чиновников и полиции, что сам царь — крупнейший помещик и дворянин — защищает их интересы. Характерно, что для пояснения, популяризации глубоких выводов и обобщений Ленин использует детали, хорошо знакомые каждому крестьянину. «В каждом волостном правлении, — говорит он, обращаясь к крестьянской аудитории, — вы можете найти такую картину: на картине представлен царь (отец нынешнего, Александр III). Царь говорит речь волостным старшинам, прибывшим на его коронацию. Царь приказывает им: «Слушайтесь Ваших предводителей дворянства!» И нынешний царь, Николай II, повторял то же самое. Значит, цари и сами признают, что управлять государством они не могут иначе, как при помощи дворян, через посредство дворян. Надо твердо помнить эти царские речи о повиновении крестьян дворянам»55. Можно с уверенностью предположить, что крестьянин, ознакомившись с ленинской брошюрой «К деревенской бедноте», иначе, другими глазами стал смотреть на примелькавшуюся ему картину с изображением царя. Обобщая опыт партии и свой личный опыт пропагандистской деятельности, В. И. Ленин писал, что агитация среди неразвитой политически массы должна сначала захватить ее конкретной картиной того или иного революционного действия, чтобы затем перейти на другую ступеньку — ко всему марксистскому миросозерцанию в целом56.

Много поучительного в области методологии и методики разъяснения партийной программы было и в других ленинских работах изучаемого периода. Например, при анализе национальной программы партии Ленин блестяще применяет принцип историзма для аргументации своих выводов, используя с этой целью исторические экскурсы, аналогии, сравнения, показывая диалектический процесс поиска истины.

После II съезда партии большевистские пропагандисты и агитаторы, несмотря на преследования полиции, проводили большую работу среди трудящихся города и деревни по разъяснению основных положений Программы партии. Ленин принимал в популяризации Программы активное участие. Большевик С. И. Гусев в письме к Ленину из Парижа в конце декабря 1903 г. просил его «указаний», в особенности насчет «занятий с рабочими», и просил «прислать хотя бы в кратких чертах... комментарии к программе». В январе — феврале 1904 г. в Женеве В. И. Ленин провел две беседы с пропагандистами по вопросу пропаганды Программы партии. Осенью 1904 г. он составил план трех бесед о социал-демократической программе57. Каждое ленинское выступление (устное и печатное) в той или иной степени содержало разъяснение Программы партии, стратегии и тактики большевизма.

В связи с подготовкой и работой II съезда РСДРП во всей полноте раскрылась еще одна важнейшая особенность революционной пропаганды и агитации — принципиальность, аргументированность, логичность в деле разоблачения оппортунизма, врагов рабочего класса, их фальшивых программ, социальной демагогии, софизмов и лжи. Именно на заре рождения нашей партии под руководством В. И. Ленина складывались и развивались научные приемы и методы революционной контрпропаганды: доискиваться до корней идеологии и политики оппортунистов, выявляя прежде всего теоретическую несостоятельность, политическую вредность их основных документов, требований, уличать их в противоречиях мысли и действий, срывать фальшивые маски. Как это выглядело на практике, посмотрим на примере ленинской критики эсеров и меньшевиков.

«Программа — двойная бухгалтерия, тактика —двойная бухгалтерия, практическая деятельность — демагогия»58  — так оценивал В. И. Ленин существо поведения  социалистов-революционеров, называя их «экономистами наизнанку», поскольку как первые, так и вторые преклонялись перед стихийностью рабочего движения. У эсеров не было ни определенных научных убеждений, ни твердой политической линии. В. И. Ленин называл их взгляды мелкобуржуазной вульгаризацией социализма59. Важнейшим средством «возбуждения» масс они считали индивидуальный террор.

Фальшивость программы и политической позиции эсеров предопределила содержание, формы и методы их агитационно-пропагандистской работы, которая отличалась беспринципностью, нелогичностью, отсутствием целеустремленности, была рассчитана на политические сенсации,  сопровождалась льстивыми речами в адрес рабочих, несбыточными обещаниями, демагогическими посулами, дешевым популярничаньем. О вреде такого рода «агитации» не раз писал В.И. Ленин: «...легкомысленные обещания только компрометируют революционную партию»60» а «вредные иллюзии могут привести только к быстрому разочарованию и к ослаблению работы»61. Демагогия, игра на неразвитости масс, стремление к сенсациям заслуживают самого строгого осуждения. «Не может быть ничего опаснее и преступнее демагогического заигрывания с неразвитостью рабочих»62. Вождь нашей партии считал громкую фразу, хвастовство нравственной гибелью и верным признаком гибели политической. Ленин всегда советовал реально оценивать обстановку, видеть трудности и помехи на пути революционной борьбы, не преувеличивать, но и не преуменьшать силу противника, вред оппортунизма.

В связи со II съездом РСДРП В. И. Ленин и его сторонники всесторонне и убедительно раскрывали типичные черты полемики «экономистов» и их преемников — меньшевиков. Эти приемы агитационно-пропагандистской деятельности противников большевизма, писал Ленин, вызывают «только негодование»63. Стремясь всячески уйти от теоретического анализа своих позиций, идейно-политических установок и тактики, оппортунисты больше всего боялись правдивого освещения своего поведения. Они из кожи вон лезли, чтобы увести споры в сторону, научный анализ подменить обывательскими аргументами, дрязгами, сплетнями, разного рода инсинуациями и просто-напросто ложью. Еще на съезде Мартов пошел на прямой подлог, обвинив Ленина в единоличном предложении о выборе в руководящие органы партии (ЦК и ЦО) двух троек. В. И. Ленин показал всю фальшь этого утверждения. Оказалось, что Мартов сам предлагал такой вариант до съезда, но теперь, будучи недоволен итогами выборов, прибег к грубой фальсификации64.

Будучи «последовательным», Мартов, потерпев поражение в вопросе личного состава руководящих центров партии, предложил в проекте резолюции съезда «О партийной литературе» не печатать в газете «Искра» статьи теоретического характера, против чего решительно возражал В. И. Ленин65.

Вместо анализа идейно-политических позиций меньшевики все свое внимание сосредоточили на обывательских догадках о «политических похоронах Ивана Ивановича», о «разрушении репутации Ивана Никифоровича», о том, «кто похож на прямолинейного Собакевича, наступающего всем на самолюбие, то бишь на мозоли? Кто похож на увертливого Чичикова, покупающего вместе с мертвыми душами также и молчание? Кто на Ноздрева и на Хлестакова? на Манилова и на Сквозника-Дмухановского?»66. Так со ссылкой на гоголевских героев В. И. Ленин характеризовал методику полемики меньшевиков.

В полной мере проявился и такой типичный прием оппортунистов, как стремление уйти от разоблачении, обвинение своих оппонентов в «излишней резкости», «неуживчивости», карьеризме, стремлении к личной власти и пр. Мартынов жаловался на «излишнюю страстность» и «беспощадность» Ленина в борьбе с экономизмом, называя это вредным политическим приемом. Бундовцы сокрушались по поводу «бестактности «Искры», не отличающей якобы своих врагов от друзей67.

Излюбленным приемом оппортунистов явилось также выдергивание цитат из произведений Маркса и Энгельса. Это особенно наглядно проявилось при обсуждении проекта Программы партии, когда «экономист» Мартынов произнес длинную речь, изобиловавшую ссылками на основоположников марксизма, пытаясь с их помощью опровергнуть важнейшие ее положения. Таким же приемом оратор пытался «разнести» книгу В. И. Ленина «Что делать?», в том числе и ленинские взгляды на роль политической агитации.

В. И. Ленин и его единомышленники развили дальше методологию, пути и средства революционной агитационно-пропагандистской работы, которую партия вела в обстановке постоянной борьбы с оппортунистами. Для правильного воспитания активистов партии и всего рабочего класса крайне необходима широкая гласность, правдивое освещение сути разногласий, поведения деятелей партии, их положительных и отрицательных сторон. Это незаменимое средство для всей массы «влиятельных партийных работников узнать своих вождей и поставить каждого из них на надлежащую полочку»68. «Света, побольше света!» — требовал В. И. Ленин. И это для того, чтобы правильно расставить силы, определить роли в громадном концерте политической борьбы; «...одному дать сентиментальную скрипку, другому свирепый контрабас, третьему вручить дирижерскую палочку»69.

Гласность о положении дел в партии В. И. Ленин расценивал как один из важнейших признаков связи с рабочими, которые в противном случае «перестанут понимать нас»70. Он настаивал на широком ознакомлении партийных и рабочих масс с партийными делами. «Пусть партия знает все, пусть будет ей доставлен весь, решительно весь материал для оценки всех и всяческих разногласий, возвращений к ревизионизму, отступлений от дисциплины и т. д.»71. В своем знаменитом произведении «Шаг вперед, два шага назад» В. И. Ленин страстно призывал партийные массы изучать протоколы партийного съезда (против чего выступали оппортунисты), именно изучать, чтобы самостоятельно разобраться в политическом значении деления партии на «большинство» и «меньшинство», по достоинству оценить позиции каждого политического деятеля, той или иной группы делегатов съезда. Образец такого анализа — сама ленинская книга.

Как известно, борьба с оппортунизмом обычно обострялась в переломные периоды жизни партии, страны, в годы тяжелых испытаний, в связи с трудностями революционной борьбы, социалистического строительства. В. И. Ленин с самого начала своей революционной деятельности требовал воспитывать у партийных масс, рабочего класса, у всех трудящихся стойкость и веру в победу правого дела. После II съезда РСДРП, когда меньшевики стали тянуть партию назад, он заявил, что было бы «преступнейшим малодушием усомниться хоть на минуту в неизбежном, полном торжестве принципов революционной социал-демократии, пролетарской организации и партийной дисциплины»72.

В период подготовки и созыва II съезда РСДРП выдвинулась как необходимейшая задача разработки научных основ партийного руководства идеологической работой, создания цельной системы воспитания масс, понимая под этим тесную координацию всех форм и средств идейно-политической работы, их гибкое взаимодействие, четкое распределение функций между ними, способность партийных организаций быстро, оперативно и надежно учитывать изменение обстановки. Особый интерес в этом плане представляет ленинская работа «Письмо к товарищу о наших организационных задачах», в которой, по существу, содержится ответ на вопрос, что такое научная организация идейно-политического воспитания масс.

Требуют глубокого осмысления высказывания В. И. Ленина о роли руководящих партийных органов. Он подчеркивает, что ЦК и ЦО (в соответствии с разрабатываемым Уставом партии) должны осуществлять идейное и практическое руководство революционным движением, распоряжаться всеми общепартийными делами. «Все постановления ЦК обязательны для всех партийных организаций»73.

Успех всей партийной работы ставится в зависимость от степени осведомленности Центрального Органа партии о положении дел на местах, о составе и деятельности комитетов, т. е. от хорошо поставленной информации снизу вверх. Вот какими яркими словами В. И. Ленин обосновывает эту мысль: «Чтобы центр мог не только советовать, убеждать, спорить (как делалось до сих пор), а действительно дирижировать оркестром, для этого необходимо, чтобы было в точности известно, кто, где и какую скрипку ведет, где и как какому инструменту обучался и обучается, кто, где и почему фальшивит (когда музыка начинает ухо драть), и кого, как и куда надо для исправления диссонанса перевести и т. п.»74.

Информация, идущая от партийных организаций в центр, является, по ленинскому определению, основой для партийной гласности75, т. е. для информации, идущей сверху вниз, для широкого актива. Руководящие партийные органы, располагая полной информацией снизу, могут со знанием дела анализировать плюсы и минусы партийной работы, делать положительный опыт достоянием всей партии. «Только тогда вся партия в целом будет в состоянии учиться у каждого ведущего практическую работу кружка»76. В. И. Ленин указывал, что руководящие партийные органы должны разработать методику обобщения этого опыта, с тем чтобы полученная информация не превращалась в груду сырого, ненужного материала, не становилась бюрократической, никому не нужной перепиской. Уже в те далекие годы образования нашей партии он придавал огромное значение научному характеру партийной информации. Яркой иллюстрацией этого является разработанный Лениным документ «К вопросу о докладах комитетов и групп РСДРП общепартийному съезду». Документ примечателен как раз тем, что здесь обоснована методология и методика обобщения опыта партийной работы, в том числе и агитационно-пропагандистской. Связывая успех работы съезда партии с полнотой и солидностью докладов комитетов, В. И. Ленин советовал поэтому готовить доклады как можно тщательнее, коллективно, использовать партийную литературу, содержащую ответы на интересующие съезд вопросы. Здесь же дается список вопросов, разделенных на восемь отделов или групп, с пометкой, что все вопросы теснейшим образов связаны друг с другом и выделены для удобства обозрения77.

Важное методологическое значение имеет ленинское замечание о том, что для разных сторон революционной работы нужны разные способности, что нередко плохой организатор может быть незаменимым пропагандистом, и наоборот. Предостерегая против привлечения к пропагандистской работе малоспособных людей, В. И. Ленин в то же время призывал товарищей по борьбе помнить, что стать хорошим пропагандистом трудно («надо порядочно поучиться и понабрать опыта»), предлагал таких людей «специализировать, занимать их целиком и беречь сугубо»78. Резолюция II съезда РСДРП «О постановке пропаганды» написана в духе этих требований79. Проект резолюции был подготовлен Лениным, обратившим внимание на важность повышения теоретического уровня пропагандистов и создания разъездных общерусских групп лекторов; которые помогли бы объединению пропагандистской работы в России80. Разумеется, не могли быть «революционными трибунами» лица, зараженные оппортунизмом, у кого слова расходились с делом, а партийная дисциплина считалась «закрепощением» и пр. Это относилось к меньшевикам, барский анархизм, индивидуализм, хвостизм которых был всесторонне разоблачен в книге «Шаг вперед, два шага назад».

Интересные соображения о критериях эффективности агитационно-пропагандистской работы имеются в ряде ленинских трудов, связанных со II съездом РСДРП. Разработка такого рода критериев является одним из важнейших показателей научного руководства идейно-политическим воспитанием масс. В. И. Ленин писал: «Надо стремиться довести этот аппарат до такой степени совершенства, чтобы в одну ночь все рабочее население С.-Петербурга можно было оповестить и, так сказать, мобилизовать»81. Результаты деятельности социал-демократических организаций он предлагал оценивать также по правильно поставленной, регулярной работе по распространению литературы, получению сведений и корреспонденциях с мест, по умению руководить массовыми выступлениями рабочих, студентов и т. д., по увеличению числа активных демонстрантов, по подготовке организаторов («распорядителей») демонстраций, по расширению агитации в массах. Эффективность работы должна определяться и по числу «толпы любопытных» в демонстрации, и по степени влияния на войско82.

В резолюции II съезда РСДРП «О демонстрациях» эта точка зрения нашла свое воплощение83.

Таким образом, ленинские идеи о научных основах коммунистической пропаганды, высказанные им в связи с подготовкой и проведением II съезда РСДРП, и сегодня помогают лучше организовывать идейно-политическую работу среди трудящихся. Возрастание роли идеологической работы партии в условиях развитого социализма диктует потребность снова и снова обращаться к бессмертному ленинскому идейному наследию. Анализ трудов В. П. Ленина, созданных им в период образования большевистской партии, важен и потому, что именно в это время закладывались идеологические и организационные основы партии нового типа, разрабатывались принципы, формы и методы большевистской пропаганды и агитации.

 

БЛИЖЕ К ЖИЗНИ,  РЕВОЛЮЦИОННОЙ ПРАКТИКЕ

Накануне создания большевистской партии пропаганда марксизма велась в кружках, участниками которых были передовые рабочие, студенты, интеллигенция. Серьезным недостатком в их деятельности было то, что они работали в отрыве от жизни, от рабочего движения, политические занятия не связывались с насущными задачами революционной борьбы. Члены кружков не умели применять учение Маркса к российской действительности и делать из него практические выводы. Отрыв пропаганды от непосредственных революционных действий порождал догматизм, схоластику.

Между тем некоторые руководители кружков полагали, что нельзя считать рабочего социал-демократом до тех пор, пока он досконально не изучит «Капитал» и другие произведения Маркса. Так, представитель революционной интеллигенции нижегородец П. Н. Скворцов требовал от своих учеников заучивания целых страниц из первого тома «Капитала» Маркса, что вело к догматизму и формализму84. На агитационно-пропагандистские брошюры, а тем более листовки они смотрели с презрением, считая их не полезными, а вредными. Членам кружка из-за конспирации, т. е. опасности провала, нередко запрещалось агитировать на заводах и фабриках. В Донском социал-демократическом комитете, например, в начале 1900 г. шла борьба между так называемыми умеренными и более революционными элементами. Вопрос о том, выпустить первую прокламацию или нет, дебатировался три недели. Большинством в один голос этот вопрос был решен положительно (из доклада представителя Донского комитета II съезду РСДРП)85.

В 1898 г. в Туле со стороны многих рабочих, участников кружков, стали раздаваться голоса о необходимости широкой агитации с помощью листовок. Руководители кружков, пропагандисты выступили против, и их мнение восторжествовало86.

Даже лучшие пропагандистские кружки того времени страдали аналогичными недостатками. Марксистский кружок, в который входили главным образом студенты Петербургского технологического института,— С. И. Радченко, Г. М. Кржижановский, В. В. Старков, Г. Б. Красин и др., — не был тесно связан с рабочим движением. Члены кружка пропагандировали марксистскую теорию среди узкого круга передовых рабочих. Как это делалось, откровенно рассказывал Г. М. Кржижановский: «Вспоминая, как терзали мы наших первых друзей из рабочего класса «сюртуком» или «холстом» из первой главы «Капитала», я и по сие время чувствую угрызения совести»87. В. И. Ленин по приезде в Петербург вступил в марксистский кружок студентов Технологического института. «С момента появления Ленина кружок начал новую жизнь»88.

Ленин сразу же зарекомендовал себя выдающимся пропагандистом, став скоро признанным руководителем петербургских марксистов. Уже первые выступления В. И. Ленина среди петербургских марксистов ясно показали, что на политической арене России появился человек, способный стать вождем и теоретиком революционного движения. Глубокое проникновение в законы развития природы и человеческого общества, знание истории стран и государств, классов и классовой борьбы, современности позволяли ему увлекать своих слушателей. Революционная теория и глубочайшие исторические обобщения, диалектическое понимание современной обстановки и задач революционной борьбы — все это сливалось, связывалось в единый узел с помощью неотразимой ленинской логики.

М. И. Васильев-Южин, рассказывая об одном выступлении Ленина в Женеве, подчеркивал «общеизвестную способность Владимира Ильича необыкновенно просто излагать самые сложные вопросы, почти гипнотизировать, слушателей своей могучей логикой...»89.

Несмотря на свою обширную эрудицию в вопросах марксизма, будучи необычайно одаренным человеком, Ленин всегда очень ответственно относился к любому выступлению, тщательно к нему готовился, обдумывал его со всех сторон. Н. К. Крупская считает это одной из характерных черт Владимира Ильича как пропагандиста.

«Ленин не полагался на свою память, хотя память у него была прекрасная. Он никогда не излагал фактов по памяти, «приблизительно», он излагал их с величайшей точностью»90.

Ленин прививал и своим слушателям серьезное отношение к предмету. В 1903 г. в Женеве он проводил занятия по Программе партии с большевиками, отъезжавшими на партийную работу в Россию. «Ильич умел так вести занятия, что они захватывали всех участников, и все в одинаковой мере чувствовали важность изучаемых ими основ партийной грамоты»91.

Но главный секрет неотразимого влияния ленинского слова на массы — связь с жизнью, с практикой революционной борьбы. Эта связь необычно широка и многогранна. Общеизвестно, например, ленинское требование— не только учить массы, но и учиться у масс. Сам Владимир Ильич Ленин всегда неуклонно следовал этому правилу. Выдающуюся роль в революционном движении России, как известно, сыграл Г.В. Плеханов, но годы эмиграции сказались: он был оторван от развертывающегося рабочего движения, свысока смотрел на рядовых рабочих-революционеров. «Это было видно по тому, — рассказывает Н. К. Крупская, — как мало он интересовался рабочими корреспонденциями, как не умел слушать приезжавших с мест работников, как мало ставил им практических вопросов»92.

Будучи пропагандистом рабочих кружков, Ленин самым тщательным образом выяснял у своих слушателей условия их труда, быта, заставлял самих делать выводы и обобщения. «Вспотеешь, так закидает вопросами», — вспоминает один рабочий. Вот молодой Ленин (под именем Николая Петровича) первый раз пришел к рабочим, чтобы проводить политические занятия. «Подойдя к собравшимся, он познакомился с ними, сел на указанное ему место и начал знакомить собрание с планом той работы, для которой мы все собрались, — рассказывает рабочий В. А. Князев... — Собравшиеся слушали его внимательно. Они отвечали на его вопросы: кто и где работает, на каком заводе, каково развитие рабочих завода, каковы их взгляды, способны ли они воспринимать социалистические идеи, что больше всего интересует рабочих, что они читают и т. д.»93. Внимательно, вдумчиво анализируя происходящие события, В. И. Ленин использовал каждую возможность, чтобы поближе узнать жизнь трудящихся. Его листовка «К рабочим и работницам фабрики Торнтона», написанная на основе тщательно собранных и проанализированных фактов из жизни торнтоновских рабочих, произвела огромное впечатление на них глубоким пониманием их интересов, оказалась близкой и понятной ткачам, и это во многом предопределило успех листовки. Через одного из своих знакомых Ленину удалось достать разрешение на посещение Путиловского завода. В один из осенних дней 1894 г. он вместе с сестрой Анной Ильиничной приехал на завод. Начав со сталелитейного и мартеновского цехов, Ленин обошел цех за цехом, попутно беседуя с инженерами, мастерами. Завод произвел на Ленина сильное впечатление94.

В. И. Ленин жил, горел своим революционным делом, пользовался каждой возможностью для углубления своих знаний, знакомства с историей революционной борьбы масс. Н. К. Крупская вспоминает один случай. Владимира Ильича обычно быстро утомляла пестрота музейных материалов. Но однажды «в двух комнатенках исторического, знаменитого своей революционной борьбой рабочего квартала Парижа была устроена выставка революции 1848 года. И надо было видеть, с каким глубоким интересом буквально впивался в каждую мелочь Владимир Ильич. Для него это был кусок живой борьбы»95.

Учить людей самостоятельно мыслить, действовать и побеждать — вот в чем видел Ленин главную цель партийной пропаганды, основной смысл политического просвещения масс. Первые ученики В. И. Ленина, слушатели его кружка в Петербурге — И. В. Бабушкин, В. И. Князев, сразу же подметили характерную черту в деятельности Ленина-пропагандиста — заботиться не о формальных знаниях научного социализма, а прежде всего о том, чтобы подготовить из участников кружка боевых пропагандистов, агитаторов, организаторов масс, мыслящих, творческих революционеров. Как рассказывает И. В. Бабушкин, Владимир Ильич стремился завязать дискуссию, вызвать слушателей на спор, заставлял аргументировать свою точку зрения, так направлял ход обсуждения, чтобы вопросы были наилучшим образом усвоены слушателями. Для того чтобы споры не были беспредметными, не вырождались в голословные «теоретические» дуэли, молодой лектор поручал рабочим самим изучить, осмыслить, как то или иное положение политэкономии капитализма подтверждается в жизни, на примере их фабрики, завода. «Такие занятия, — писал Бабушкин, — ...приучили нас к самостоятельной работе, к добыванию материалов. Мы получали от лектора листки с разработанными вопросами, которые требовали от нас внимательного знакомства и наблюдения заводской и фабричной жизни»96.

Половину времени на занятии Ленин уделял разъяснению рабочим главных положений «Капитала» Маркса. И хотя слушатели были малограмотные люди, он не считал, что им надо давать что-то упрощенное, так как глубоко верил в способности рабочих, в их желание овладеть революционной наукой.

В. И. Ленин, как никто другой, понимал, что к признанию, усвоению революционной теории люди приходят по-разному: пролетарии по-своему, иначе крестьяне, по-другому интеллигенты. Состав партийной школы в Женеве (1903) был довольно разношерстным; здесь занимались и рабочие, и интеллигенты. Однако Ленин добивался равного интереса неравных по подготовке слушателей. Каким образом? Он предъявлял более высокие требования к слушателям-интеллигентам, борясь с их расплывчатой фразеологией, и в то же время чутко улавливал всякую интересную, подчас подсказанную пролетарским инстинктом мысль рабочего, придавал ей четкое, законченное выражение. Ленину удавалось так глубоко привить интерес к революционной науке у своих слушателей, что они ощущали это на протяжении всей своей жизни. Ленинские занятия в женевской партийной школе, изучение марксистской философии сделали, например, О. Б. Лепешинскую, по ее собственному выражению, «энтузиасткой материалистического естествознания»97. Секрет здесь состоял в том, что во время занятий Владимир. Ильич делал экскурсы в различные области философий и естествознания (Лепешинская в это время изучала в Лозаннском университете естественные науки), увлек, заинтересовал слушательницу проблемами марксистской философии.

Что бы Ленин ни разъяснял, где бы он ни выступал, всегда в фокусе его пропаганды был призыв к действию, к борьбе. «Другие ораторы восхищают, но слушаешь их точно со стороны, — Ленин зовет к действию. Его речи зажигают энтузиазмом и желанием действовать»98,— вспоминают очевидцы. К такому же выводу приходишь, когда читаешь ленинские произведения. Ленин-пропагандист, как и Ленин-теоретик, организатор, всегда устремлен вперед и только вперед. Вся революционная деятельность самого Владимира Ильича, все его заветы подтверждают четко сформулированную им истину: «...от коммуниста следует ждать большего внимания к задачам завтрашнего, а не вчерашнего дня»99. В этом ленинском определении заложен ключ к пониманию существа связи партийной пропаганды и вообще идеологической работы с жизнью.

Призыв к действию был смыслом пропагандистской работы Ленина в кружках на заре рождения нашей партии. Владимир Ильич тесно увязывал занятия с революционной борьбой. «... Он помогал рабочим на основе обнаруженных фактов организовывать борьбу против капиталистов, — писала Крупская. — Выпуск листовок с использованием материалов, собранных рабочими, быстро привился и дал блестящие результаты»100.

В начальный период образования партии В. И. Ленин видел главное средство связи партийной пропаганды с жизнью в широкой политической агитации. Необходимость перехода от пропаганды марксизма в кружках к широкой политической агитации под влиянием развивающейся борьбы рабочего класса стала признаваться многими марксистами. Об этом свидетельствовало Петербургское совещание членов социал-демократических групп Петербурга, Москвы, Киева, Вильно в феврале 1895 г., где обсуждался вопрос о переходе от пропаганды марксизма в кружках к массовой политической агитации, об издании популярной литературы для рабочих и т. д. На совещании совместно с петербургскими рабочими обсуждалась гектографированная брошюра «Об агитации», изданная вильненскими социал-демократами. Некоторые участники совещания считали преждевременным переходить к новым формам политической деятельности. Ленин доказывал необходимость такого перехода. Присутствовавшие на собрании рабочие единодушно поддержали ленинское выступление, и большинством голосов его предложение было принято101.

Деятельность ленинского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» была новой ступенью в организации пропаганды и агитации. Здесь делается попытка централизовать революционную работу вообще и дело политического просвещения и агитации в частности. На крупных предприятиях были созданы кружки, которые наряду с пропагандой теории марксизма обсуждали вопросы политической жизни, организовывали политическую агитацию. В. И. Ленин, вспоминая об этом периоде, писал: «Десятки и сотни рабочих (подобных покойному Бабушкину в Петербурге) не только слушали лекции в кружках, но сами вели агитацию уже в 1894—1895 годах, а затем переносили организации рабочих в другие города (основание екатеринославских организаций высланным из Питера Бабушкиным и т. п.)»102.

 

ПРОПАГАНДА НАСУЩНЫХ ПОЛИТИЧЕСКИХ ЛОЗУНГОВ

В период борьбы за образование партии В. И. Ленин всесторонне раскрыл взаимосвязь теории, пропаганды, агитации и организации. В годы первой русской революции он продолжал теоретическую разработку путей и методов убеждения масс. Но особое внимание в этот революционный период он уделяет обоснованию того, как на практике следует осуществлять связь партийной пропаганды с жизнью, повышать ее эффективность.

Решающую предпосылку успеха пропаганды и агитации В. И. Ленин видел в возросшей энергии, инициативе, в самоотверженности народных масс. Эта вера в революционные возможности рабочего класса и крестьянства пронизывает все печатные и устные выступления Владимира Ильича. В работе «Две тактики социал-демократии в демократической революции» он писал: «Революции — локомотивы истории,— говорил Маркс.— Революции — праздник угнетенных и эксплуатируемых. Никогда масса народа не способна выступать таким активным творцом новых общественных порядков, как во время революции»103. Всеобщая Октябрьская политическая стачка, Декабрьское вооруженное восстание в Москве и в других городах, возникновение Советов, рост рабочих и крестьянских организаций — все это явилось блестящим подтверждением справедливости ленинского предвидения. Возвращаясь к данному вопросу в марте 1906 г., Ленин утверждал: «Организаторское творчество народа, особенно пролетариата, а затем и крестьянства, проявляется в периоды революционных вихрей в миллионы раз сильнее, богаче, продуктивнее, чем в периоды так называемого спокойного (гужевого) исторического прогресса»104.

В противоположность Ленину и его сторонникам меньшевики не верили в возможность гегемонии рабочего класса, в его союз с крестьянством, твердили о руководящей роли либеральной буржуазии, не видели огромной революционной энергии народа. Неудивительно поэтому, что они злобно критиковали большевиков за их революционный оптимизм, сеяли пессимизм и неверие. На IV (Объединительном) съезде РСДРП Плеханов иронизировал над ленинским термином «народное творчество», обвиняя большевиков в идеализации народа105. «Большевики идут по пути революционного авантюризма»106,— заявил он на V съезде РСДРП. Мол массы были не готовы идти на вооруженное восстание, а большевики их к этому призывали. Эту идею с предельной ясностью Плеханов выразил еще в декабре 1905 г. в «Дневнике социал-демократа». «Несвоевременно начатая политическая забастовка,— писал он,— привела к вооруженному восстанию в Москве, в Сормове, в Бахмуте и т. д. В этих восстаниях пролетариат показал себя сильным, смелым и самоотверженным. И все-таки его сила оказалась недостаточной для победы. Это обстоятельство нетрудно было предвидеть. А потому не нужно было и браться за оружие»107. Подобные реверансы по адресу пролетариата лишь подслащивают плехановское неверие в силы революции.

В революционные периоды коммунистическая пропаганда падает на благодатную почву, значительно расширяются каналы для ее воздействия, и дело стоит лишь за тем, чтобы открывшиеся возможности политического воспитания масс превратить в действительность, овладеть наукой и искусством убеждения трудящихся, иными словами, соединить социализм с рабочим движением. В книге «Что делать?» В. И. Ленин дал классическое обоснование и всесторонне раскрыл диалектику внесения социалистического сознания в стихийное рабочее движение. «Политическое воспитание народа — вот наше знамя, вот смысл философии всей»108. От результатов идеологической работы партии зависит успех всей борьбы. «Сила революции — в развитии классового сознания пролетариата, в развитии политического сознания крестьянства»109,— писал В. И. Ленин.

Первостепенное значение для усиления эффективности пропаганды и агитации В. И. Ленин придавал теоретической обоснованности, ясности политических лозунгов партии. Отсутствие ясных лозунгов «способно лишь посеять колебания, нерешительность, путаницу в умы борцов»110. Лозунг «Долой самодержавие!» за годы первой русской революции под влиянием пропаганды и агитации большевиков стал воистину крылатым выражением. Однако опыт революционной борьбы показал, что он недостаточно определенен, и Ленин порекомендовал заменить его более точным: «Долой царскую монархию, да здравствует республика!»111  Одна из политических статей Ленину на этого периода так и озаглавлена: «Спорьте о тактике, но давайте ясные лозунги!»112

Теоретическая обоснованность политических лозунгов партии определяется научностью ее программы, стратегии и тактики. Вот почему разногласия большевиков и меньшевиков по программным, общетеоретическим вопросам неизбежно сопровождались спорами о тактике, об основных политических лозунгах.

Убийственная критика расплывчатости меньшевистских резолюций и лозунгов, их двусмысленности, мертвенного резонерства содержится в книге В. И. Ленина «Две тактики социал-демократии в демократической революции». «Это не язык политических деятелей, это — язык каких-то архивных заседателей! — негодует Ленин,— ...Вместо лозунга получается описание, вместо бодрого призыва идти вперед получается какой-то меланхолический взгляд назад. Перед нами точно не живые люди, которые вот теперь же, сейчас хотят бороться за республику, а какие-то одеревеневшие мумии...»113.

В работе «Две тактики социал-демократии в демократической революции» В. И. Ленин сформулировал важное методологическое правило об отношении революционной партии к своим лозунгам: шире и смелее ставить задачи в условиях революции, добиваться, чтобы лозунги партии «шли всегда впереди революционной самодеятельности массы», служили маяком для нее, показывали «во всем его величии и во всей его прелести наш демократический и социалистический идеал» и указывали «самый близкий, самый прямой путь к полной, безусловной, решительной победе»114.

Диалектика развития политических лозунгов была раскрыта Лениным в статье «Новые задачи и новые силы», опубликованной в газете «Вперед» 8 марта (23 февраля) 1905 г., на примере выработки лозунга о вооруженном восстании: первый этап — «...от узких пропагандистских кружков к широкой экономической агитации в массе», второй — «...к политической агитации в крупных размерах и к открытым, уличным демонстрациям», третий — «к настоящей гражданской войне, к непосредственной революционной борьбе, к вооруженному народному восстанию»115.

В другой статье — «Революция учит» (см.: «Пролетарий», 1905, июль) В. И. Ленин дал исторический и логический анализ развития вопроса о вооруженном восстании на различных этапах революционной борьбы.

Обзор ленинских статей и выступлений за вторую половину 1905 г. показывает образец действенной агитации и пропаганды лозунга вооруженного восстания.

Ленин неоднократно разъяснял принципиальный подход большевиков к этому вопросу: «Лозунг восстания есть лозунг решения вопроса материальной силой, — а таковой в современной европейской культуре бывает лишь военная сила»116. Иначе говоря, в условиях революции неразумно было бы ограничиваться «оружием критики», когда нужна «критика оружием». Наряду с разъяснением общеполитического значения восстания первостепенное значение следует уделить его организационно-технической подготовке.

Шаг за шагом разбирает Ленин конкретно-практические задачи по осуществлению лозунга вооруженного восстания. Вождь большевистской партии демонстрирует при этом глубокое понимание вопросов военной тактики, роли различных форм и средств вооруженной борьбы. Поразительна его осведомленность о конкретном опыте боевых действий пролетариата, крестьянства, солдат и матросов в различных районах огромной страны. Так, в статье «Черные сотни и организация восстания» он призывает изучать «военные вопросы, вплоть до самых детальных», и показывает, в чем они заключаются. Статья заканчивается призывом: «Пусть же близится вооруженное народное восстание!»117 В сентябре 1905 г. на страницах газеты «Пролетарий» Ленин одобряет опыт рижских революционеров и развивает мысль об использовании новинок военной техники, например ручных бомб, успешно примененных японцами при взятии Порт-Артура. «Бомба, — писал Ленин, — перестала быть оружием одиночки — «бомбиста». Она становится необходимой принадлежностью народного вооружения... Изготовление бомб возможно везде и повсюду»118. Он анализирует идеи Маркса и Энгельса о революции и восстании, изучает книги по военному искусству, обобщает опыт Парижской Коммуны, разрабатывает практическую сторону вооруженного восстания.

Таким образом, в годы первой русской революции связь идеологической работы большевиков с жизнью диктовалась прежде всего задачами организации вооруженного восстания, руководства боевыми выступлениями пролетариата, крестьянства, революционных войск.

Меньшевики в своей пропаганде и агитации исходили из того, что возможность планомерного восстания исключается. Они обвиняли большевиков в том, что те выбрасывают за борт, недооценивают пропаганду и агитацию, экономическую борьбу, не в меру увлекаются военной подготовкой. Они зубоскалили по поводу обсуждения большевиками вопросов о ночных и дневных атаках, о штаб-квартирах восстания и прочих «мелочах».

В. И. Ленин решительно разоблачал эти софизмы. Он считал, что партии грозит опасность совсем с другой стороны, что, наоборот, делается еще мало для практической подготовки вооруженного восстания. В письме «В боевой комитет при Санкт-Петербургском комитете» (от 16 октября 1905 г.) Ленин дает четкие и ясные советы, что надо делать пропагандистам, агитаторам, организаторам в период начавшейся революции. Проанализировав отчет боевого комитета, записки о подготовке восстания, схемы организации, он предупреждает против опасности разрыва слова и дела, против вырождения всего дела в канцелярщину, в игру схемами, бумагами и т. д. «Я с ужасом, ей-богу с ужасом, вижу, что о бомбах говорят больше полгода и ни одной не сделали!» — тревожился Владимир Ильич. «Тут надо действовать широкой проповедью!»119 — призывает он, имея в виду образование вооруженных отрядов, развитие инициативы масс, инструктирование по конкретным действиям, организацию военного обучения в процессе самих операций и т. д.

Разумеется, сосредоточивая свое внимание на пропаганде вооруженного восстания, В. И. Ленин, большевики не замыкались в кругу проблем вооруженной борьбы. Характерной чертой большевистской пропаганды и агитации в годы первой русской революции являлось всестороннее обоснование демократических и социалистических задач пролетариата, тесной связи повседневных задач революционной борьбы с перспективами движения, неразрывного единства и взаимозависимости политических лозунгов партии.

Возьмем для анализа вопрос о единстве, цельности политических лозунгов партии. С исключительной глубиной эта мысль была выражена В. И. Лениным: «Нас упрекают за то, что мы «вдалбливаем» упорно одни и те же лозунги. Мы считаем этот упрек за комплимент. Наша задача в том и состоит, чтобы наряду с общими истинами с.-д. программы вдалбливать неустанно насущные политические лозунги. Мы добились широчайшего распространения ненавистной либералам «четыреххвостки» (всеобщее, прямое, равное, тайное голосование). Мы ознакомили рабочие массы с «шестеркой» политических свобод (слова, совести, печати, собраний, союзов, стачек). Мы должны миллионы и миллиарды раз повторять теперь «тройку» ближайших революционных задач (вооруженное восстание, революционная армия, временное революционное правительство)»120.

В. И. Ленин постоянно подчеркивает общность целей вооруженного восстания и временного революционного правительства: «Не сконцентрированная революционным правительством революционная энергия народа после первой удачи восстания лишь раздробится, рассыплется на мелочи, утратит общенациональный размах, не осилит задачи удержать захваченное и осуществить провозглашенное»121. В статье «Бойкот Булыгинской думы и восстание» он поясняет, что для широкой пропаганды и агитации за восстание необходима также полная ясность в программе временного революционного правительства: созыв всенародного учредительного собрания; вооружение народа; политическая свобода и немедленная отмена всех законов, противоречащих ей; полная культурная и политическая свобода всех народов, их равноправие; 8-часовой рабочий день; учреждение крестьянских комитетов122. Эта программа и должна лежать в основе массово-политической работы.

Показателем эффективности большевистской пропаганды и агитации являлось то, в какой мере эти лозунги  доходили до сознания масс, становились для них руководством к действию.  

Эффективность пропаганды и агитации В. И. Ленин ставил в прямую зависимость от осуществления ряда требований. Первое: учитывать влияние самой революционной практики, жизни и борьбы масс на их взгляды и поступки, развертывать пропаганду дифференцированно, с учетом политического, жизненного опыта масс. Второе: в связи с ростом партии и с расширением масштабов массово-политической работы проявлять особую заботу о боевой партийности, высокой идейности пропаганды и агитации, решительно разоблачать приемы и методы царистской, кадетской пропаганды, их социальную демагогию, последовательно вскрывать софистику, эклектику, фальшь и лицемерие меньшевистской, эсеровской пропаганды. Третье: вести агитацию и пропаганду ясно, доходчиво, убедительно, на понятном и доступном широким массам языке.

Политическое просвещение пролетариата, трудящихся В. И. Ленин советовал тесно связывать с революционной практикой народа.

Весной 1905 г. в статье «Социал-демократия и временное революционное правительство» он писал: «...просвещение дается не одной книжкой, и даже не столько книжкой, сколько самим ходом революции, раскрывающей глаза, дающей политическую школу»123. Революция учит «не только руководителей,— но и массы»124,— констатирует Владимир Ильич в «Двух тактиках...». Здесь же Ленин еще раз подчеркивает, что она (революция) «быстро сплачивает и быстро просвещает»125.

Большой интерес в этом плане представляет незаконченная статья В. И. Ленина «О смешении политики с педагогикой», написанная в связи с попытками меньшевиков оторвать политическое просвещение масс от насущных задач революционной борьбы, превратить его в безобидное просветительство. Протащить эти вредоносные идеи меньшевики пытались с помощью демагогических ссылок на требования жизни, на необходимость учиться у нее и пр.

Пессимистически оценивая первомайские демонстрации 1905 г. в России, меньшевики доказывали, что надо учить массу еще азам движения, ибо к большему она не подготовлена и не в состоянии, конечно, принять лозунги большевиков о временном революционном правительстве, о революционно-демократической диктатуре пролетариата и крестьянства. В противоположность оппортунистам Ленин утверждает, что большевики вели, ведут и будут вести работу по просвещению масс как после поражений, так и после побед, и в эпоху политического застоя, и в самое бурное революционное время. Однако массы надо учить не только книжкой, но и участием их в повседневной революционной борьбе, учить азам революционной науки, но не отказываясь от привлечения их к решению коренных проблем революции, объясняя программу, стратегию и тактику социал-демократии.

В произведениях В. И. Ленина всесторонне раскрыты особенности идейно-политического воспитания пролетариата, крестьянства, различных слоев населения в годы революции.

Считая крестьянство союзником рабочего класса и революции, он высоко оценивал его революционные возможности: «Серый русский мужик перестал быть политическим сфинксом»126. Одновременно Ленин разъяснял, что крестьяне смутно сознают, что им надо, еще не умеют связывать свои требования с общим политическим строем. Даже борясь «за землю и волю», они не доходят до требования республики; облекают свои стремления в форму утопий, т. е. неосуществимых пожеланий вроде уравнительного землепользования при сохранении власти капитала. Ленин рекомендовал учитывать, что крестьяне сами отчасти хозяева и собственники, поэтому-то они тянутся за буржуазией, хотят подражать ей, мечтают о развитии и укреплении своей мелкой собственности. Все эти особенности крестьянства В. И. Ленин, большевики учитывали в своей пропаганде и агитации.

С самого начала своей революционной деятельности В. И. Ленин придавал большое значение разработке путей и методов осуществления принципа партийности пропаганды и агитации. Подъем революции 1905 г. создал новые условия для деятельности партии. Сохраняя нелегальный аппарат, большевики всемерно использовали открывавшиеся легальные возможности, налаживали выпуск легальных рабочих газет, создавали открытые и полуоткрытые партийные органы печати, сеть прилегающих к ним организаций. Социал-демократическая партия росла численно. Расширились масштабы ее пропаганды и агитации. В начале ноября 1905 г. Ленин нелегально вернулся в Россию. Весьма примечательно, что сразу же в программной статье «О реорганизации партии» он поднимает вопрос о новом подходе к формам и методам партийной пропаганды и агитации, подчеркивая, что и в изменившихся обстоятельствах по-прежнему надо разъяснять всю важность «выдержанной социал-демократической программы, тактики, организации»127.

Как это надо конкретно понимать, В. И. Ленин разъясняет через два дня в своей знаменитой и не потерявшей актуальности до нашего времени статье «Партийная организация и партийная литература», опубликованной в большевистской легальной газете «Новая жизнь». Здесь в широком плане обоснован принцип партийности, идейности коммунистической пропаганды, дано принципиальное обоснование того, как должны сочетаться политическая зрелость и свобода творчества партийных литераторов, публицистов, свобода слова, печати и верность революционной теории, программе, стратегии и тактике. Центральное место в статье занимает идея об обязательности партийного руководства всеми видами партийной литературы и его особенностях. Ленинская статья предостерегает об опасности принижения идейного уровня партийной пропаганды из-за возможных отступлений от принципа партийности. Выводы о фальшивой «свободе печати» в условиях буржуазного строя, о несостоятельности буржуазной клеветы по поводу якобы несовместимости принципа партийности и свободы творчества и пр. носят программный характер и до сих пор являются вескими аргументами для разоблачения идеологии антикоммунизма.

Важные черты идейной борьбы партии, ее пропаганды и агитации В. И. Ленин раскрывает в связи с отношением социал-демократической партии к религии. Эта проблема приобрела существенное значение в связи с усилением попыток царизма, буржуазных партий использовать для раздробления пролетарских сил черносотенные погромы, разжигание религиозной вражды. Кроме того, в самой партии возник вопрос о том, должна ли партия добиваться сближения с рабочими, зараженными религиозными предрассудками. Статья «Социализм и религия» (декабрь 1905 г.) дает диалектическое толкование принципа партийности атеистической пропаганды. Основную методологическую посылку для решения этого вопроса Ленин видит в том, что религия не может быть частным делом для марксистской партии. Поэтому он требует подходить к атеистической пропаганде с классовых позиций, взяв за отправную точку интересы революции. Программа партии построена на научном, материалистическом мировоззрении, поэтому пропаганда массовая обязательно должна включать и моменты атеизма. Но религиозный вопрос нельзя выдвигать на первое место, он подчиняется главным задачам классовой борьбы. Единство «действительно революционной борьбы угнетенного класса за создание рая на земле, — подчеркивает В. И. Ленин, — важнее для нас, чем единство мнений пролетариев о рае на небе»128. Тем более что рассеять религиозные предрассудки чисто проповедническим путем невозможно, если пролетариат не просветит борьба против темных сил капитализма.

В рассматриваемый период актуальность ленинского учения о партийности объясняется еще и тем, что буржуазные партии, особенно кадеты, всячески прикрывали свою контрреволюционность лозунгом «беспартийности». Меньшевики вели агитацию за созыв беспартийного «рабочего съезда». В. И. Ленин беспощадно разоблачает увертки и тех, и других. В статье «Учитесь у врагов» он писал: «Долой беспартийность! Беспартийность всегда и везде была орудием и лозунгом буржуазии»129. В работе «Социалистическая партия и беспартийная революционность» он вновь и вновь обосновывает роль классового подхода, боевой партийности в оценке задач революции, в пропаганде и агитации, в организации. «Беспартийность есть равнодушие к борьбе партий... Беспартийность есть идея буржуазная. Партийность есть идея социалистическая»130,— доказывал Ленин.

Продолжая совершенствовать в теории и на практике пути и методы разоблачения пропаганды врагов революции, мелкобуржуазных соглашателей, В. И. Ленин советовал объективно оценивать возможности правительственного лагеря в области контрреволюционной пропаганды. Он призывал считаться с тем, что демагогические обещания, посулы, уступки царизма могут оказать известное воздействие, особенно на крестьянство. «Правительство выступает опять со старыми попытками надуть крестьян лжеуступками, — говорил В. И. Ленин на III съезде партии. — Необходимо противопоставить этой политике разврата лозунги нашей партии»131. Интересный прием использовал Ленин в статье «Политика правительства и грядущая борьба». Он описывает карикатуру на царя Николая II, помещенную в одной из юмористических газет немецких социал-демократов. Смеющийся царь изображен в военной форме с куском хлеба, которым он дразнит лохматого мужика, то подсовывая ему ломоть чуть не в рот, то отнимая его назад. Крестьянин соответственно то довольно улыбается, то озлобленно хмурится и наконец вместе с куском хлеба откусывает и голову Николая Романова132. Так образно Владимир Ильич разоблачал трусливую двойственную тактику правящих верхов.

Очень опасным для революции было влияние кадетов. «Черносотенец, — отмечал В. И. Ленин, — враг открытый и грубый, который может жечь, убивать, громить, но не может убеждать даже серого мужика. А кадет убеждает и мужика, и мещанина... Поэтому нельзя убедить в необходимости серьезной борьбы ни наивного мужика, ни наивного мещанина, не подорвав влияния на него кадетских фраз, кадетской идеологии»133. Вот почему Ленин столь настойчиво призывал разоблачать кадетов и сам это делал последовательно, страстно, используя каждый сколь-либо значительный повод для раскрытия контрреволюционной сути российского либерализма. Особое внимание он уделял разоблачению социальной демагогии, революционного фразерства. Кадеты подчас излагали столь «смелые вещи» о классовой борьбе, о рабочем движении, о самодеятельности пролетариата, что неискушенный человек мог принять их за социал-демократов. «Когда г. Струве заговорил от имени революции, мы невольно вспомнили Тьера»134 (палача Парижской Коммуны.— В. Д.). В работе «Победа кадетов и задачи рабочей партии» Владимир Ильич дает оценку роли буржуазного либерализма: «Кадеты — могильные черви революции»135. Их стратегия и тактика с предельной ясностью раскрываются уже в названии статьи: «Пролетариат борется, буржуазия крадется к власти»136.

Много сил и энергии В. И. Ленин отдавал разоблачению конституционных иллюзий, усиленно распространявшихся кадетами, особенно после поражения Декабрьского вооруженного восстания. В начале января 1906 г. в газете «Молодая Россия» была опубликована ленинская статья «Рабочая партия и ее задачи при современном положении». Лейтмотив статьи: долой конституционные иллюзии! Владимир Ильич несколько позднее писал так: «Конституционные иллюзии, это политически — оппортунистический и буржуазный яд, который теперь миллионы экземпляров кадетской печати вливают в народные мозги...»137  Он показал конкретную тактику кадетов в период избирательной кампании: запугивание массы черносотенной и левой опасностью, приспособление к обывательщине, к трусости и дряблости мещанина, уверение его в особой мудрости кадетов, ибо они, мол, «всего безопаснее, всего скромнее, всего умереннее, всего аккуратнее»138.

Завуалированными союзниками кадетов также выступали меньшевики, затемнявшие народное сознание конституционными иллюзиями, путаными лозунгами, оппортунистической, реформистской стратегией и тактикой. В устной и печатной пропаганде большевики разъясняли лжесоциализм эсеров, несостоятельность их политической линии в революции. В. И. Ленин со свойственной ему железной логикой освещал в своих многочисленных работах теоретическую фальшь, политическую вредность меньшевистской и эсеровской пропаганды.

В годы первой русской революции получило свое дальнейшее развитие большевистское искусство убеждать массы. В. И. Ленин упорно и настойчиво разъяснял партийным кадрам, что в связи с вовлечением в революционное движение широких масс пролетариата и крестьянства необходимо всемерно повышать искусство владения словом, как печатным, так и устным. Чтобы политика партии, ее лозунги стали достоянием миллионов, они, естественно, должны излагаться на доступном им языке; требовалось найти подход к самым неразвитым слоям, «наименее затронутым и нашей наукой и наукой жизни». «Суметь заговорить с ними, суметь сблизиться с ними, суметь выдержанно, терпеливо поднять их до социал-демократического сознания»139 — вот в чем заключается первостепенная задача партии.

Под популярностью, доходчивостью революционной пропаганды В. И. Ленин понимал глубокое изложение мыслей, исходя из самых простых и общеизвестных аудитории данных, уважительное отношение к людям, стремление видеть в любом человеке серьезное намерение добираться до истины, умение поднимать его сознание со ступеньки на ступеньку, учить его идти дальше самостоятельно140. Настоящая популярность ничего общего не имеет с демагогическими приемами воздействия. Пропаганду следует вести достойно, просто, спокойно, решительно бороться с малейшими попытками демагогии в разговоре с массами141.

* * *

Итак, каковы характерные черты ленинского этапа революционной пропаганды, начальный этап которого рассматривался в данной главе? Ответ на этот вопрос вытекает из самого определения ленинизма как марксизма «эпохи империализма и пролетарских революций, эпохи крушения колониализма и победы национально- освободительных движений, эпохи перехода человечества от капитализма к социализму и строительства коммунистического общества»142. Его надо искать также в ленинском учении о партии нового типа, ее стратегии и тактике, о неразрывности теоретической, организационной и агитационно-пропагандистской работы коммунистов. Короче говоря, ленинское учение о науке и искусстве убеждать является важнейшей составной частью ленинизма. Весь опыт КПСС свидетельствует о том, что без овладения этой наукой и искусством нельзя ни побеждать в революционной борьбе, ни успешно решать задачи коммунистического строительства. Этот опыт имеет огромное международное, интернациональное значение для всего коммунистического и рабочего движения.

Важнейшими вехами развития В. И. Лениным научных основ партийной пропаганды является его произведение «Что делать?», борьба Владимира Ильича по этому вопросу на II съезде РСДРП, последовательная и целеустремленная деятельность Ленина по повышению эффективности большевистской пропаганды в годы первой русской революции. Ленинская разработка методологии идеологической работы партии в 1893—1907 гг. имеет особое значение, так как в этот период были заложены и получили проверку на практике его идеи о партии нового типа, ее организаторской и идеологической деятельности.

Ленинский этап революционной пропаганды означает творческое теоретическое развитие и осуществление таких принципов коммунистической пропаганды, как партийность, научность, правдивость, тесная связь с жизнью, ясность, доходчивость изложения.

Ленинские принципы партийной пропаганды — наш верный компас в идейно-политическом просвещении и воспитании масс. В последующих главах книги мы попытаемся показать, как В. Й. Ленин обосновывал и развивал дальше научные основы партийной пропаганды, причем основное внимание сосредоточим на анализе его деятельности после победы Великого Октября, когда Коммунистическая партия стала правящей.

 

Примечания:

1 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. (далее: Соч.), т. 4, с. 459.

2 Там же..

3 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 4, с. 446.

4 См. там же, с. 437.

5 Воспоминания о Марксе и Энгельсе. М., 1956, с. 93.

6 Там же, с. 151.

7 См. там же, с. 97.

8 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 1, с. 520.

9 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 16, с. 195.

10 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 24.

11 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 66.

12 См.: Об идеологической работе КПСС. Сб. документов. М., 1977, с. 438.

13 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 2, с. 448.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 4, с. 374.

15 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 2, с. 447.

16 См.: Коммунист, 1977, № 4.

17 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 67.

18 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 4, с. 328

19 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 66.

20 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 52.

21 Там же.

22 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6.

23 Там же, с. 8:.

24 См. там же, с. 70.

25 См. там же, с. 81.

26 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 24—25.

27 Там же, с. 90.

28 Там же, с. 118.

29 Там же, с. 127.

30 Там же, с. 165.

31 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 86

32 Там же, с. 88.

33 Там же.

34 Там же.

35 Там же, с. 89.

36 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 171.

37 См. там же, с. 98.

38 Там же, с. 99.

39 Там же, с. 102.

40 Там же, с. 130.

41 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 82.

42 Там же, с. 131.

43 Там же, с. 132.

44 См.: О 110-й годовщине со дня рождения Владимира Ильича Ленина. Постановление ЦК КПСС от 13 декабря 1979 г. М., 1979, с. 4.

45 О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы. Постановление ЦК КПСС от 26 апреля 1979 года. М., 1979, с. 3, 6.

46 Об идеологической работе. Сборник документов, с. 392—393.

47 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 237.

48 См. там же, с. 237.

49 См. там же, с. 238.

50 Там же, с. 241, 242, 244, 251, 252.

51 Там же, с. 252.

52 Там же, с. 253.

53 См. там же, с. 306.

54 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 281.

55 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 136.

56 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 19, с. 159.

57 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 9, с. 392—393.

58 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 68.

59 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 374.

60 Там же, с. 375.

61 Там же, с. 376.

62 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 4, с. 315.

63 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 180.

64 См.: Протоколы II съезда РСДРП, с. 371—374.

65 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 180.

66 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 180.

67 См.: Протоколы II съезда РСДРП, с. 149, 151.

68 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 96.

69 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 8, с. 96.

70 Там же, с. 95.

71 Там же, с. 94

72 Там же, с. 403.

73 Протоколы II съезда РСДРП, с. 426.

74 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 22.

75 См. там же, с. 24.

76 Там же, с. 20.

77 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 72—82.

78 Там же, с. 15.

79 См.: Протоколы II съезда РСДРП, с. 434.

80 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 252.

81 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 13.

82 См. там же, с. 33.

83 См.: Протоколы II съезда РСДРП, с. 431.

84 См.: Очерки истории Горьковской организации КПСС. В 2-х томах. Горький, 1961, ч. I, с. 32.

85 См.: Протоколы II съезда РСДРП, с. 587.

86 См. там же, с. 601.

87 Воспоминания о В. И. Ленине. В 3-х томах. М., 1956, т. 1. с. 150, с. 151.

88 Владимир Ильич Ленин. Биография. М., 1960, с. 42.

89 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, с. 291.

90 Крупская Н. К. О Ленине. М., 1960, с. 337.

91 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, с. 169.

92 Крупская Н. К. О Ленине, с. 160.

93 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, с. 119.

94 См.: История Путиловского завода. 1801 —1917. М., 1961, с. 96.

95 Крупская Н. К. Педагогические сочинения. М., 1960, т. 9, с. 453.

96 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, с. 114.

97 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, с. 170.

98 Там же, с. 249.

99 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 313.

100 Крупская И. К. О Ленине, с. 320.

101 См.: Шелавин К. И. Рабочий класс и его партия. М.—Л., 1924, с. 46.

102 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 24, с. 22.

103 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 103.

104 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 12, с. 335.

105 См.: Четвертый (Объединительный) съезд РСДРП. Протоколы. М., 1959, с. 141.

106 Пятый (Лондонский) съезд РСДРП. Протоколы. М., 1963, с. 308.

107 Плеханов Г. В. Соч. М.—Л., 1926, т. XV, с. 12

108 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 13, с. 168.

109 Там жег. с. 104.

110 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 142.

111 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 21, с. 17.

112 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 246.

113 Там же, с. 28, 29.

114 Там же, с. 103.

115 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 9, с. 294.

116 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 367.

117 Там же, с. 193.

118 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 9, с. 269—270.

119 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 336, 337.

120 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 207.

121 Там же, с. 143.

122 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 170—171.

123 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 10, с. 14.

124 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 3.

125 Там же, с. 45.

126 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 13, с. 334.

127 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 12, с. 88.

128 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 12, с. 146.

129 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 12, с. 118.

130 Там же, с. 137, 138.

131 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 10, с. 151.

132 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 13, с. 383.

133 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 14, с. 193.

134 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 118.

135 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 12, с. 292.

136 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 149.

137 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 12, с. 347.

138 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 14, с. 229—230.

139 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 10, с. 357.

140 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 5, с. 358—359.

141 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 12, с. 85.

142 Об идеологической работе КПСС. Сборник документов. М., 1977, с. 247.


 

Глава 2

ВЫСШИЙ ПРИНЦИП

 

С КЛАССОВЫХ ПОЗИЦИЙ

Партийность — высший принцип коммунистической пропаганды, предопределяющий возможность осуществления и других основополагающих требований — научности, правдивости, связи с жизнью. Коммунисты не только не скрывают, но и подчеркивают партийность, классовость пропаганды, тогда как империалистические идеологи стремятся всячески завуалировать классовую сущность своей идеологической деятельности, пытаясь представить ее беспартийной, надклассовой, отражающей якобы общенародные, общенациональные интересы. Классовые интересы заставляют буржуазию изыскивать доказательства вечного существования «общества свободного предпринимательства», мнимых его преимуществ перед социализмом, прибегают к разного рода псевдонаучным теориям, к прямому обману масс. Принцип партийности означает, что в проведении разъяснительной работы партия исходит позиций марксизма-ленинизма и руководствуется при этом интересам и коммунистического строительства.

Требование классового анализа включает учет условий места и времени, конкретной исторической обстановки. В дореволюционной России классовому подходу к оценке явлений общественной жизни рабочих учила сама жизнь, капиталистическая действительность. И хотя без революционной теории они не могли подняться до понимания коренных интересов пролетариата, школа жизни делала их весьма восприимчивыми к революционной науке и политике.

Юноши и девушки, выросшие после Великой Отечественной войны, естественно, не знали капиталистического угнетения, не пережили тягот военного времени. И то, что для предшествующего поколения представлялось само собой разумеющимся, послевоенная молодежь постигала заново. Каждое новое поколение своими путями познает мир; изменившиеся жизненные условия диктуют новые средства классового воспитания. В. И. Ленин подчеркивал, что молодежь «...по необходимости вынуждена приближаться к социализму иначе, не тем путем, не в той форме, не в той обстановке, как ее отцы»1. Научное мировоззрение формируется также через призму производственной, общественно-политической деятельности людей. «...Инженер придет к признанию коммунизма не так, как пришел подпольщик-пропагандист, литератор, а через данные своей науки... по-своему придет к признанию коммунизма агроном, по-своему лесовод и т. д.»2. Высокая образованность нашего молодого поколения позволяет ему значительно шире смотреть на события внутри страны, на процессы и тенденции мирового развития.

Научный анализ исторической деятельности людей, их общественного сознания также немыслим без строгого классового отношения к этим проблемам. В. И. Ленин писал по этому поводу: «...Об исторических событиях надо судить по движениям масс и классов в целом, а не по настроениям отдельных лиц и группок»3. События, происходящие в той или иной стране, невозможно правильно оценить, если их рассматривать изолированно от развития других государств и народов, всего человечества, от борьбы двух мировых общественных систем — социализма и капитализма. По мысли В. И. Ленина, научная политика должна учитывать «все классовые силы в международном масштабе»4.

Последовательным и концентрированным выражением классовых позиций и является партийность, которая в пропагандистской работе означает соблюдение следующих требований: высокая идейность, непримиримость к любым проявлениям враждебной нам идеологии, наступательность, целеустремленность, умелое разоблачение буржуазных фальсификаторов, боевитость и принципиальность, политическая острота.

В первые годы Советской власти остро встал вопрос о свободе печати. Пропагандисты антикоммунизма и сегодня поднимают на щит эту проблему, пытаясь обвинить КПСС в нарушении свободы слова, свободы творчества, на том основании, что в СССР запрещено распространение антисоветской литературы. Посмотрим, как большевистская партия во главе с В. И. Лениным пресекала попытки врагов диктатуры пролетариата использовать печать в контрреволюционных целях.

 

«МЫ НЕ МОЖЕМ ДАТЬ БУРЖУАЗИИ ВОЗМОЖНОСТЬ КЛЕВЕТАТЬ НА НАС»

Так заявил В. И. Ленин на заседании ВЦИК 4(17) ноября 1917 г.5. Враги Советской власти прекрасно понимали роль прессы в мобилизации сил контрреволюции против победившего пролетариата. Они дружно выступали с требованием «свободы слова», «свободы печати», что было своего рода «теоретическим» прикрытием их идеологической интервенции. Так, меньшевистский ЦК в конце февраля 1918 г. выпустил специальную листовку, протестующую против удушения независимости печати. Причем фальшивые «друзья народа» не стеснялись сравнивать Советскую власть с царским самодержавием: они, мол, одинаково боятся правдивого слова.

Требуя «свободы печати», враждебные силы пытались заставить Советскую власть, РКП(б) отступить от своих принципов, заставить пойти на компромисс, на сосуществование в идеологической области. Но партия не пошла на это.

26 октября (8 ноября) 1917 г. по постановлению Военно-Революционного комитета за контрреволюционную пропаганду и агитацию были закрыты буржуазные газеты «Речь», «День», «Петроградский листок» и др. 27 октября Ленин подписал декрет Совнаркома о печати, которым предписывалось закрывать газеты, «...1) призывающие к открытому сопротивлению или неповиновению рабочему и крестьянскому правительству, 2) сеющие смуту путем явно клеветнического извращения фактов, 3) призывающие к деяниям явно преступного, т. е. уголовно наказуемого характера»6. Через несколько дней 4(17) ноября этот вопрос обсуждался на заседании ВЦИК и вызвал ожесточенные дебаты. Против декрета о печати выступил Ю. Ларин (его поддерживали Д. Рязанов, В. Ногин) и левые эсеры Колегаев, Карелин, Прошьян и др. Выступивший в защиту декрета В. И. Ленин разъяснил, что терпеть существование газет, которые клевещут на Советскую власть и призывают к ее свержению, играют роль контрреволюционных центров,— значит перестать быть коммунистами. «Если мы идем к социальной революции, мы не можем к бомбам Каледина добавлять бомбы лжи»7,— так ставил вопрос вождь партии.

Пресса российской буржуазии и ее союзников — эсеров и меньшевиков — не только не подчинилась декрету о печати, а, напротив, умножила свои нападки на большевиков. Совнарком под председательством Ленина вынужден был вновь вернуться к вопросу о печати и в дополнении к имеющемуся решению принял декрет «О революционном трибунале печати», главная задача которого состояла в том, чтобы пресекать всяческие попытки использовать печать против интересов народа. На поступающие с мест в ЦК РСДРП(б) запросы об отношении к враждебной прессе Секретариат Центрального Комитета отвечал: «Боритесь и с газетами, а в случаях их явно контрреволюционного выступления просто прикрывайте их, а типографиями пользуйтесь для собственных своих рабочих органов»8.

Первоначально были закрыты не все буржуазные газеты, а лишь те, которые являлись рупором организаторов вооруженной борьбы против диктатуры пролетариата. В газете «Петроградская правда» в середине мая 1918 г. сообщалось, что по постановлению комиссариата по делам печати, пропаганды и агитации за антисоветскую клевету закрыты буржуазные газеты: «Новые ведомости», «Вечерние ведомости», «Вечерний час», «Вечерние огни», «Вечернее слово», «Петроградское эхо», «Последние новости вечера»9. Однако сохранившиеся буржуазные газеты продолжали свое черное дело. На заседании Петроградского комитета большевиков 18 июля 1918 г. обсуждался вопрос о борьбе с буржуазной прессой. Н. Н. Кузьмин, ставший после убийства В. Володарского петроградским комиссаром печати, пропаганды и агитации, докладывал о враждебной позиции буржуазных газет. Было решено подготовить закрытие всех буржуазных печатных органов, постановление это обсудить на районных партийных собраниях. Кузьмину поручили еженедельно докладывать о ходе борьбы с буржуазной прессой10.

Комиссариат печати, пропаганды и агитации в начале августа 1919 г. докладывал 2-му областному съезду Советов Союза коммун Северной области о том, что закрыты буржуазные, эсеро-меньшевистские газеты: «Петроградский вестник», «Кабаре», «Чортова перечница», «Новая жизнь», «Эра», «Дело народа», «Луч», «Заря», «Знамя борьбы», «Борьба», «Молва», «Церковный вестник». Ряд редакторов газет за неподчинение декрету о печати, за антисоветскую деятельность были арестованы11. На IV Чрезвычайном Всероссийском съезде Советов (14 марта 1918 г.) глава Советского государства отмечал, что еще, к сожалению, закрыли не все контрреволюционные газеты, «...Но закроем все»12,— заявил Ленин.

Владимир Ильич собственноручно набросал, например, проект резолюции ВЦИК о закрытии меньшевистской газеты «Всегда вперед», подрывающей оборону страны лозунгом «Долой гражданскую войну». Выставлять такое требование в условиях, когда Колчак развернул наступление, было равносильно поддержке белогвардейщины. Со страниц газеты раздавались злобные крики против ленинского лозунга о создании трехмиллионной Красной Армии. Мелкобуржуазные предатели видели в этом «развитие милитаризма», «почву для бонапартизма» и т. д. Разумеется, все это было лишь на руку злейшим врагам пролетарской революции.

Рабочие и крестьяне горячо поддерживали действия Советской власти по ликвидации контрреволюционной печати, о чем не раз сообщалось в «Правде». На одной из беспартийных конференций, например, в президиум поступила записка от рабочего. Автор, негодуя, спрашивал: «Зачем вы даете такой с... вести контрреволюционную агитацию среди рабочих и крестьянских масс?»13 Крестьянский съезд в Нижнеудинске (январь 1918 г.) в своем постановлении записал: «Буржуазные газеты, которые травят Советскую народную власть, объявляются хулиганскими, издатели и редакторы их караются как хулиганы». На основе декрета о печати в первые месяцы Советской власти в Сибири было запрещено издание буржуазных газет «Сибирская жизнь» (Томск), «Жизнь Алтая» (Барнаул), «Голос Сибири» (Новониколаевск), «Свободная Сибирь» (Красноярск) и др. В то же время росли количество и тираж большевистских газет и журналов. По неполным данным, на территории от Урала до Байкала в 1917 г. — первой половине 1918 г. выходило 63 советских издания14.

К августу 1918 г. под давлением советской общественности и благодаря возросшему авторитету и влиянию партийно-советской печати была закрыта 461 буржуазная и мелкобуржуазная газета15. Закрытие буржуазных, эсеро-меньшевистских газет и журналов сопровождалось конфискацией типографий, запасов бумаги и пр. Эти материально-технические средства использовались для организации партийно-советской печати.

Уже после окончания гражданской войны В. И. Ленин как бы подытожил свои взгляды о принципиальной недопустимости для социалистического государства неограниченной свободы печати. «Мы, — утверждал он, — ясно видим факт: «свобода печати» означает на деле немедленную покупку международной буржуазией сотни и тысячи кадетских, эсеровских и меньшевистских писателей и организацию их пропаганды, их борьбы против нас. Это факт. «Они» богаче нас и купят «силу» вдесятеро большую против нашей наличной силы. Нет. Мы этого не сделаем, мы всемирной буржуазии помогать не будем»16.

Борьба против контрреволюционных вылазок буржуазии, мелкобуржуазных пропагандистов нередко принимала трагические формы. 28 мая 1918 г. на фабрике б. Торнтона в Петрограде эсеры и меньшевики, воспользовавшись продовольственными трудностями, созвали митинг, на котором протащили решение о забастовке. Председательствующий из их группы предложил изорвать знамя, находившееся в цехе, и тем самым продемонстрировать протест против политики большевиков. Кое-кто бросился было к знамени, но рабочий-большевик Медовников успел схватить знамя и спрятать его на груди. «Разорвите меня, но знамя не отдам», — крикнул он. Его стали бить, пытались отнять знамя. Медовников хотя и был вооружен, но не стал стрелять в обманутых враждебной пропагандой людей, потерявших над собой контроль. Подоспевшие красноармейцы спасли Медовникова и арестовали организаторов провокации17. На пятой Нижегородской губернской конференции РКП (б) (октябрь 1918 г.) представитель Прудищевской организации рассказал, как кулаки злобно мстили большевистским агитаторам, били и убивали их18. 1 апреля 1919 г. был застрелен рабочий-коммунист петроградской фабрики «Скороход» Я. А. Калинин. Возвращаясь с работы, он увидел, как подозрительная группа людей разбрасывала листовки. Выхватив пачку листовок у человека из толпы, он хотел задержать его, однако тот (это был левый эсер) в упор выстрелил. «Это показывает, — говорил по данному поводу В. И. Ленин,— к каким средствам эсеры обращаются»19.

В те годы выступление на митинге, собрании нередко было связано со смертельным риском для представителя большевистской партии. Но без правдивого слова нельзя было просвещать массы. И большевики шли на этот риск, несмотря на пули и угрозы врагов, пользуясь каждым случаем для пропаганды и агитации своих идей. Известно, что В. Володарский был убит по дороге на митинг на Александровском паровозостроительном заводе20. Секретарь МК В. М. Загорский просил Ленина не выступать на заводе Михельсона21. Но Владимир Ильич знал, что его ждут, что в сложившейся обстановке разъяснить людям смысл событий — значит одержать немалую победу в развернувшейся гражданской войне. Ленин пошел на митинг. При выходе с завода он был тяжело ранен. 25 сентября 1919 г. в помещение Московского комитета, где проходило заседание идеологических работников, была брошена бомба. Несколько человек, в том числе секретарь МК В. М. Загорский, были убиты, многие ранены. ЦК РКП (б) постановил повсеместно провести митинги в связи с этим злодейским актом22, показать советским людям тактику врага, его методы, повысить бдительность в борьбе с классовыми врагами.

Вполне закономерно, что органы Советской власти подвергали буржуазных, эсеро-меньшевистских пропагандистов и агитаторов арестам, судили и строго наказывали их. На Нижегородской губернской партийной конференции (февраль 1918 г), была принята резолюция, где отмечалось, что правые социалисты-революционеры в нападках на Советскую власть ничем не отличаются от черносотенцев. Конференция объявила борьбу с правыми социалистами, как изменниками революции23. На заседании МК РКП (б) 3 февраля 1919 г. приводились факты легальной и нелегальной агитации левых эсеров против Советской власти. Этот материал было решено передать в Революционный трибунал, чтобы пресечь антисоветскую агитацию мелкобуржуазных союзников контрреволюции24.

При этом Коммунистическая партия, Советское правительство были против огульных репрессий, требовали внимательно относиться к судьбам людей, проявлять гибкость в борьбе с идейными противниками. Один из лидеров левых эсеров М. Спиридонова вела усиленную антисоветскую пропаганду, на что обратил внимание В. И. Ленин25. В феврале 1919 г. Московский трибунал рассмотрел дело М. Спиридоновой по обвинению ее в контрреволюционной пропаганде и агитации, в клевете на Советскую власть. Трибунал признал обвинение обоснованным, но, учитывая «болезненно истерическое состояние обвиняемой», постановил: «Изолировать М. Спиридонову от политической и общественной деятельности на один год посредством заключения ее в санаторий с предоставлением ей возможности здорового физического и умственного труда»26. Разумеется, в борьбе против идеологических диверсий противников Советской власти главное заключалось в организации наступательной революционной пропаганды и агитации, убедительно показывающей, что дала и даст народу Советская власть, в чем преимущества нового строя.

 

ВЫСОКАЯ ИДЕЙНОСТЬ

Это одно из главных требований партийной пропаганды. Большевики всегда вели идейную и политическую борьбу против буржуазного либерализма, разоблачали меньшевиков и эсеров как агентуру буржуазии в рабочем движении.

В «Детской болезни «левизны» в коммунизме» В. И. Ленин особо подчеркнул непозволительность идейных уступок, раскритиковал «левых» коммунистов за склонность к соглашениям с противниками по вопросам программным, теоретическим и в то же время за отрицание компромиссов в практических вопросах.

Каждое ленинское выступление носит печать непримиримости к враждебной идеологии. В первые годы после Великой Октябрьской социалистической революции среди некоторой части коммунистов наблюдалась известная терпимость к писаниям эсеро-меньшевистских и даже буржуазных авторов. Такая линия вольно или невольно на деле вела к признанию возможности мирного сосуществования социалистической и буржуазной идеологии. Особенно это стало ощущаться в период нэпа. Некоторые коммунисты политику партии на допущение капиталистических элементов в хозяйстве поняли как компромисс и в области идеологии. Именно этим можно объяснить появление работы эсеровского толка «Крестьянское хозяйство» С. Маслова. В. И. Ленин писал в Наркомзем и Госиздат, выпустившим эту работу: «Из просмотра видно, что — насквозь буржуазная пакостная книжонка, одурманивающая мужичка показной буржуазной «ученой» ложью.

Почти 400 страниц и ничего о советском строе и его политике — о наших законах и мерах перехода к социализму и т. д.

Либо дурак, либо злостный саботажник мог только пропустить эту книгу»27.

В. И. Ленин потребовал назвать ему всех ответственных за редактирование и выпуск этой книги. Заместителю Наркомзема Н. Осинскому, рецензировавшему книгу, Владимир Ильич высказал серьезное неодобрение за либеральное отношение к опубликованию порочной, вредной работы28.

В. И. Ленина в немалой степени беспокоило то обстоятельство, что по данным «Известий» от 5 февраля 1922 г. в Москве было зарегистрировано свыше 143 частных издательств. После ознакомления с этим материалом «Известий» он немедленно поручил управделами СНК проверить, на основании каких законов и правил допущено существование этих издательств, каков состав ответственных администраторов за каждое издательство и редакцию, какова их гражданская ответственность, кто заведует этим делом в Госиздате, в чем состоит и как организован надзор за деятельностью частных издательств со стороны Наркомюста, РКИ, ВЧК29. По рекомендации Ленина при Оргбюро ЦК РКП (б) создается Комитет по наблюдению над частным книжным рынком под председательством зав. Агитпропотделом ЦК РКП (б) А. С. Бубнова30. 21 февраля 1922 г. состоялось заседание коллегии Агитационно-пропагандистского отдела ЦК РКП (б), где был поставлен вопрос «О состоянии рынка частной литературы». В обсуждении приняли участие представители Госиздата Н. Мещеряков, О. Ю. Шмидт, В. Лебедев-Полянский и др.31.

Известное примиренчество с буржуазной идеологией проявлялось не только по отношению к буржуазным и мелкобуржуазным изданиям, но и к опубликованию ущербных в идейном отношении материалов на страницах партийно-советской печати. «Покровителем» подобного рода изданий выступал Е. Преображенский, бывший одно время руководящим работником ЦК РКП (б). Его позиция довольно ярко проявилась, например, при следующих обстоятельствах.

Издательство «Московский рабочий» через газету «Правда» сообщило о подготовке «Библиотеки коммуниста», куда наряду с марксистскими произведениями намечалось включить труды западноевропейских социал-демократов32. Обосновывая это решение, Преображенский утверждал, что «надо дать молодежи получить возможность критически понять противника». По его мнению выходило, что, поскольку рабочий класс «стихийно влечется к материализму», опасность заразиться идеалистической философией для него равна почти нулю. Возражения против публикации работ оппортунистического характера он расценивал как «недоверие к здоровому материалистическому инстинкту сознательного рабочего»33. Такого рода «логика» вела к признанию сосуществования в области идеологии, свободы печати для контрреволюционеров. В газете «Сельскохозяйственная жизнь» от 6 мая 1922 г. были опубликованы политически вредные статьи о продовольственном налоге, по поводу которых В. И. Ленин имел специальную беседу с Н. Осинским34.

Такие факты, разумеется, радовали врагов Советской власти. Небезызвестный Питирим Сорокин, высланный за свою антисоветскую деятельность за границу, писал в кадетской газете «Воля России», что вопреки партийно-советскому контролю контрреволюционные книги в Советской Республике все же выходят. Его весьма устраивала «безграмотность цензоров, порой пропускающих действительно вредное для коммунизма»35.

В. И. Ленин тщательно анализировал многие издания общественно-политической литературы, вскрывал теоретические и политические просчеты авторов. Достаточно вспомнить ленинскую критику «Экономики переходного периода» Н. Бухарина. Примечательно, что В. И. Ленин изучал эту работу в очень тяжелое для страны время, в конце мая 1920 г., т. е. в разгар советско-польской войны. Вождь партии и государства был, естественно, до предела занят партийными и государственными делами. Кроме того, завершалось издание его труда «Детская болезнь «левизны» в коммунизме». Много сил отнимала подготовка II конгресса Коминтерна. Однако Владимир Ильич нашел время для анализа бухаринской работы. Это надо было сделать потому, что книга могла нанести ущерб марксистскому образованию кадров, тем более что некоторые идеологические работники пытались представить ее как образец марксистского учебника. Именно так оценил книгу Преображенский, откликнувшийся на нее рецензией в «Правде»36.

Обширность и глубина ленинских замечаний охватывают все основные вопросы книги и свидетельствуют об исключительной научной добросовестности В. И. Ленина. Помимо подчеркиваний и замечаний по тексту на полях Владимир Ильич изложил свое резюме об ошибках Бухарина. Он писал, что «автор — слишком часто впадает в противоречащий диалектическому материализму (т. е. марксизму) схоластицизм, в идеализм, дает много теоретических невероятностей, ученого сора, академических благоглупостей»37. Эти замечания Ленина могут быть своего рода эталоном непримиримости к теоретической путанице, к отступлениям от марксизма. Книга Бухарина была подвергнута критике в партийно-советской печати. Обстоятельный разбор ее сделал М. С. Ольминский, заявив в заключение, что автор оказался «в одном лагере с Мартовым, меньшевиками, ревизионистами»38  и подчеркнул, что Бухарин ведет теоретический поход против Маркса.

Противники коммунизма, усилившие после гражданской войны свои атаки на идейные позиции партии, ухватились за бухаринскую работу, увидели в ней своего союзника. «Ученый крепостник», как назвал его Ленин, Питирим Сорокин одобрительно отозвался о книге Бухарина. Заслугу автора он видел в том, что тот сильно модернизировал ряд положений, смягчил по сравнению с «ортодоксальными догмами марксизма».

Бухарин не воспринял правильно замечания и советы В. И. Ленина и других товарищей. Более того, в новой своей работе «Теория исторического материализма» (также претендовавшей на роль учебника) он продолжил пропаганду эклектической мешанины из марксистских и богдановских идей. Естественно, что и эта книга была подвергнута критике с весьма нелестными выводами для Бухарина39. Полемизируя с М. С. Ольминским (и анонимно с ленинскими замечаниями), Бухарин развязным тоном изрекал: «Кроме шума и пушечных газов у т. Ольминского ничего не получилось — выстрел оказался холостым, и книжечка оказалась невредимой»40. Такая линия поведения Бухарина с очевидностью подтвердила ту истину, что теоретическая нетвердость, «мягкость» в отношении мелкобуржуазной идеологии, качания то вправо, то влево, как правило, уживаются в одном лице с непомерными претензиями на непогрешимость, на особую роль и т. д.

В. И. Ленин был в немалой степени озабочен тем, чтобы изгнать богдановско-махистские «теории» из учебников, книг по общественным наукам. А политическая литература того времени была основательно засорена положениями идеалистической философии. Например, имя Богданова, «теоретика» Пролеткульта и автора «Начального курса политической экономии», было довольно популярным. Его работы по политэкономии значились в числе основных пособий для партийно-советских школ. Случалось, что богдановская «Организационная наука» возводилась в ранг обязательных предметов преподавания. Даже в Социалистической академии общественных наук лекции по политэкономии читались в богдановско-махистском духе. Один из преподавателей, например, вступительную лекцию курса «Экономика переходного периода» озаглавил так: «Дезорганизационные и организационные процессы в эпоху военного хозяйства». Автор не видит других авторитетов в области политической экономии, кроме Богданова, которого он усиленно цитирует. Вся лекция — сплошная дань богдановской «всеобщей организационной науке»41. В. И. Ленин сделал замечания на новое издание книги А. Богданова «Краткий курс экономической науки», в которых указывал на ее серьезные недостатки. В этот же день обсуждался на заседании Политбюро вопрос о работе Богданова42.

2 сентября 1920 г. В. И. Ленин высказывает В. Д. Бонч-Бруевичу пожелание срочно выпустить вторым изданием «Материализм и эмпириокритицизм». В этот же день он знакомится со статьей В. И. Невского «Диалектический материализм и философия мертвой реакции», написанной по поручению Ленина в качестве приложения ко второму изданию книги «Материализм и эмпириокритицизм», вносит в статью ряд поправок, делает пометки43.

Идеалистическую махистскую философию пытались взять на вооружение антипартийные группировки, например «рабочая оппозиция». Глубокое возмущение вызвала у Ленина помещенная в «Правде» статья В. Плетнева «На идеологическом фронте»44, пропагандировавшая враждебные социализму идеи о литературе и искусстве. Ленин заявил Бухарину, как редактору «Правды», решительный протест против фальсификации В. Плетневым исторического материализма45. Бухарин, однако, не случайно допустил опубликование статьи В. Плетнева. Он и сам разделял ряд ошибочных установок пролеткультовцев. В одной из записок В. И. Ленину в октябре 1920 г. он прямо указывал на свое несогласие с Владимиром Ильичей по ряду вопросов о Пролеткульте46. Позже (осенью 1922 г.) Бухарин пытался обосновать, почему с его точки зрения использование старых буржуазных специалистов таит опасность «внутреннего перерождения нашей партии и Советской власти и возврата окольным путем к капитализму»47. Командные кадры, вышедшие из масс, утверждал он, могут вместе со старыми буржуазными спецами «превратиться в зародыш нового господствующего класса»48. Смысл этих выводов Бухарина ничем, по сути дела, не отличался от того, что пропагандировали «коллективисты» из Пролеткульта, подпольная антипартийная группа «Рабочая правда».

Вопрос о Пролеткульте рассматривался 6 октября 1922 г. на расширенном заседании Агитационно-пропагандистского отдела ЦК РКП (б) в связи со статьей В. Плетнева и подготовкой ко II съезду Пролеткульта. В обсуждении принимали участие А. С. Бубнов, Н. К. Крупская, Н. Мещеряков и др. Идейная позиция Пролеткульта была подвергнута резкой критике49. Через день после этого заседания «Правда» опубликовала статью Н. К. Крупской «Пролетарская идеология и Пролеткульт»50, а несколько позже — статью заместителя заведующего Агитпропотделом ЦК Я. А. Яковлева с критикой ошибочных взглядов председателя Пролеткульта В. Плетнева51.

Новому осуждению подверглись и выступления Бухарина. Видный теоретик-пропагандист нашей партии И. И. Скворцов-Степанов поместил в «Правде» статьи «Опять об условиях успешной борьбы за культуру (по поводу доклада т. Бухарина)»52, «Опять о наших культурных задачах (в отдаленной связи с докладом т. Бухарина)»53, «Молодые зубы, гранит и наука (почти без всякой связи с докладом т. Бухарина)»54, где высказал интересные мысли о путях подготовки квалифицированных, политически зрелых кадров рабоче-крестьянской интеллигенции, раскритиковал пролеткультовские «погремушки», догматическую линию Бухарина.

В. И. Ленин внимательно следил за дискуссией. Когда Скворцов-Степанов в одной из статей на обсуждаемую тему55 допустил некоторые ошибки, Владимир Ильич написал ему письмо, где очень тактично, по-товарищески разъяснил суть теоретических неточностей56. При анализе событий и явлений В. И. Ленин учил ставить вопросы: «кому это выгодно?», «какому классу?», «какой партии?», интересам социализма или его противникам?». Тогда лучше прослеживается классовая подоплека деятельности партий, правительств, классов, социальных групп и отдельных лиц.

«Есть такое латинское изречение «cui prodest»...—, «кому выгодно?», — писал Ленин. — Когда не сразу видно, какие политические или социальные группы, силы, величины отстаивают известные предложения, меры и т. п., следует всегда ставить вопрос: «Кому выгодно?»... В политике не так важно, кто отстаивает непосредственно известные взгляды. Важно то, кому выгодны эти взгляды, эти предложения, эти меры»57.

В. И. Ленину и его соратникам пришлось вести борьбу с «левыми» коммунистами, троцкистами, децистами, «рабочей оппозицией» и другими антипартийными группировками за чистоту революционной науки, за высокую идейность пропаганды и агитации.

Критикуя, например, «левых» коммунистов, В. И. Ленин выставил их перед всей партией и народом как проводников идеологии деклассированной интеллигенции, защитников мелкобуржуазной распущенности, носителей психологии взбесившегося мелкого буржуа, сеятелей паники, уныния, настроений безнадежности и т. д.

Самыми неприятными для «левых» крикунов были вопросы, выдвинутые перед ними Владимиром Ильичем со всей определенностью и четкостью: «кому это выгодно?», «какому классу ты служишь?». В итоге оказывалось, что, несмотря на видимую революционность, воинственные клики и прочее, «левые» объективно играли провокаторскую роль, помогая буржуазии втравливать Советскую Россию в войну с Германией, ставя тем самым под угрозу жизнь миллионов людей, существование диктатуры пролетариата в нашей стране. На примере «левых» коммунистов Ленин показал, что политика оценивается не по заявлениям, а по классовому содержанию дел и поступков тех или иных лиц. Эту идею он продолжал развивать и далее, разоблачая взгляды децистов, троцкистов, «рабочей оппозиции», оппортунистов в международном коммунистическом движении. Как бы завещанием для всех революционеров звучат ленинские слова, написанные им весной 1920 г.: «Как можно трезвее и точнее противопоставить учет фактических классовых сил и бесспорные факты нытью и панике филистеров от реформизма и филистеров от революционаризма — такова задача марксистов»58.

 

ЗНАТЬ СВОЕГО ПРОТИВНИКА, ЕГО ПРИЕМЫ И МЕТОДЫ

Идеологическая борьба между социализмом и капитализмом — это борьба упорная, бескомпромиссная. Надеяться на самотек в преодолении вражеской пропаганды — значит отдать инициативу в руки противника. Любое упущение в области пропаганды наших идей незамедлительно используется противниками коммунизма. Разоблачать идеологические происки врагов коммунизма, вести наступательную контрпропаганду невозможно, не зная своего противника, приемов и методов его борьбы.

Одним из самых распространенных приемов империалистической пропаганды является ложь, клевета, дезинформация, сеяние паники, провокации. В. И. Ленин охарактеризовал этот прием буржуазии словами: «Лги, шуми, кричи, повторяй ложь — «что-нибудь останется»59.

Он говорил о «неподражаемом искусстве», виртуозной ловкости буржуазной прессы и ее подголосков сеять панику, распускать провокационные слухи. «Это стало настоящим оружием в классовой борьбе буржуазии против пролетариата»60,— писал Владимир Ильич в 1919 г.

Распространенным методом буржуазной пропаганды является фабрикация подложных документов, принадлежащих якобы коммунистам. На Восточном фронте колчаковцами, например, было сочинено от имени Советской власти несколько документов. В одном из них предлагалось всем, кто организует продовольственные отряды, выслать в Москву представителей за оружием. Эта фальшивка была явно рассчитана на то, чтобы толкнуть крестьян на борьбу с Советской властью. В ней содержался провокационный призыв: «Товарищи, не медлите ни минуты. Нужна вооруженная сила в борьбе с крестьянами для добычи от них хлеба. Чем скорее отберете от крестьян хлеб, тем лучше для нас. Торопитесь. Москва. Кремль, 20 января 1919 г.»61  Деникинцы выпускали газету — подделку под московскую «Бедноту». Аналогичным образом белогвардейцы печатали газету «Красноармейская правда», публикуя в ней провокационные материалы62.

От имени Красной Армии распространялись также подложные листовки. В одной из них, например, говорилось: «Товарищи рабочие! Мы торжественно обещали вам — в первый же день нашего прихода мы направим отряды в деревни и станицы для реквизиции хлеба, скота, мяса и все за гроши отдадим вам... Вы должны, отбросив всякую мягкость, твердо помнить, что каждый крестьянин и казак, имеющий собственность, — наш враг... враг не меньший, чем фабрикант и заводчик»63. С помощью такой клеветы деникинцы пытались разрушить союз рабочего класса с крестьянством, навербовать союзников.

Империалистические круги Запада также не брезговали провокационными приемами. В Западной Европе и в США распространялись подложные документы Советского правительства с целью его дискредитации. В 1918 г. в США была опубликована серия фальшивок о мнимых сношениях между Советским правительством и Германией. В них Октябрьская революция рисовалась как дело германского генерального штаба, приводились фантастические измышления о тайных договорах между ними и лидерами большевизма. Изощренно клеветали наши противники на коммунистов. Во время неудач Красной Армии белогвардейцы распространяли слухи об «измене штабов», об «измене комиссаров». В начале 1921 г. главари кулацко-эсеровского мятежа в Петропавловском и Читинском уездах Сибири печатно и устно распространяли следующие слухи: коммунисты постановили собрать на каждую волость женских волос по 3—4 пуда, женского молока по 7 пудов, а из каждых 100 жителей 75 человек будто бы уничтожались64.

Буржуазная, белогвардейская пресса не гнушалась злостной клеветой по адресу партийных и государственных деятелей молодого Советского государства. Излюбленным приемом империалистической пропаганды было распространение провокационных слухов, панических сообщений. «Нужно помнить, — указывал В. И. Ленин, — что буржуазию мы победили, но буржуазия у нас осталась, и борьба осталась. И одно из средств борьбы ее против нас — сеять панику»65. Для этого интервенты и белогвардейцы в листовках пытались запугать красноармейцев своей всесокрушающей силой, могучей техникой. Так, генерал Гроган, командующий 238 британской бригадой, обратился с воззванием «К крестьянам и рабочим Красной Армии Северного фронта», где «устрашал» красноармейцев танками, которые «косят солдат, как рожь», огнеметами, фосфорными бомбами, и самодовольно напоминал о том, что в русской песне «Дубинушка» поется об «англичанине-мудреце»66.

По-прежнему в арсенале империалистической пропаганды одно из центральных мест занимает социальная демагогия, игра на отсталых настроениях, предрассудках людей. Социальная демагогия как таковая — не новый прием для империалистической пропаганды. В. И. Ленин однажды заметил, что слово «демократия» встречается в каждой строчке газет Деникина. «Под каким прикрытием идут Колчак и Деникин, под каким прикрытием душат Россию европейский капитал и буржуазия? Они все говорят только об этом — о свободе и равенстве!»67

После Октябрьской революции эти требования были основными спекулятивными лозунгами контрреволюции. Враги Советской власти требовали «свободы печати» (чтобы иметь легальные политические центры для борьбы с большевиками), ратовали за «свободу личности» (понимая под этим свободу действий для контрреволюционеров), добивались «демократии» (т. е. перехода власти к Учредительному собранию, легализации всех политических партий и т. д.).

Особые надежды враги большевизма возлагали на крестьянство, учитывая его мелкобуржуазную природу. С этой целью белогвардейцы, эсеры, меньшевики выступали за «свободу торговли», играя, таким образом, на частнособственнических инстинктах крестьянина.

Они ловко подогревали укоренившийся крестьянский предрассудок, что коль крестьянин — производитель хлеба, то хлеб принадлежит ему, и он волен его продавать или не продавать. Многие крестьяне смотрели на запрет торговать хлебом, на государственную монополию как на ущемление их прав, не понимая, что свободная продажа хлеба в голодной стране ведет к необузданной спекуляции, т. е. оборачивается в конечном итоге против них самих, и прежде всего против основной массы крестьянства — бедняков и середняков.

На вооружении буржуазной пропаганды находился (и находится) такой прием, как фальшивое использование популярных лозунгов рабочего, освободительного движения. Так было, например, в первые годы Советской власти. Убедившись, что идея «учредилки» изжила себя, что рабочие и крестьяне видят в ней требование возврата власти помещиков и буржуазии, что Советы прочно вошли в сознание масс, стали авторитетными органами трудящихся, империалистическая буржуазия и ее «социалистические» союзники изменили тактику. Весной 1921 г. они провозгласили лозунг: «Советы, но без коммунистов».

Это не был новый лозунг. Еще в апреле 1919 г. ЦК партии левых эсеров (интернационалистов) рекомендовал очищать Советы от большевиков, свергнуть коммунистическое правительство и «восстановить советский строй», требовали, чтобы коммунисты отдали власть в руки «свободно избранных Советов».

На лозунге «Советы, но без коммунистов» сошлись все контрреволюционные силы — от Милюкова до Мартова. Наиболее ярко эта тактика врага проявилась в период Кронштадтского мятежа. Пытаясь всеми мерами замаскировать белогвардейский характер мятежа, контрреволюционные заговорщики представили его как «народное» движение за «справедливые» Советы, за социализм.

Газета мятежников писала: «В Кронштадте никакого белогвардейского мятежа нет, а наоборот, матросы и рабочие свергли власть комиссародержавия». «Никакой белогвардейской организации нет и быть не может», — убеждали руководители мятежа солдатскую массу и матросов. Вопреки очевидной истине они заявляли: «Среди гарнизона нет ни царских генералов, ни белогвардейцев». Контрреволюционеры понимали, что если рядовые участники мятежа узнают, кто в действительности командует ими, то они отшатнутся от восстания, поймут, в какую западню попали. Мятежники прикидывались истинными революционерами, защитниками трудового народа. Они говорили о «светлых идеалах социализма», призывали к поддержке «свободного социалистического хозяйства». Называя свой мятеж началом новой (третьей) революции, они заявляли, что это выступление против большевиков являет пример нового, «социалистического творчества», что все происходившее до сих пор в России «не было социализмом». Контрреволюционеры, таким образом, требовали всего-навсего «беспартийных Советов», провозглашали тезис «Власть Советам, а не партиям». Они хотели лишь освободить Советы от большевиков. Этой «передвижки» власти было бы достаточно, чтобы восстановить в России капитализм.

В решении своих стратегических и тактических задач антикоммунизм опирается на содружество с реформизмом, национализмом, ревизионизмом. Одной из самых существенных черт империалистической пропаганды является поддержка ею оппортунистов всех мастей по принципу: чем больше они клевещут на КПСС, Советский Союз, подрывают единство стран социалистического содружества, коммунистического и рабочего движения, тем активнее им надо помогать.

Во время ожесточенной борьбы большевиков с меньшевиками либеральная буржуазия, кадеты не скупились на комплименты меньшевикам, рекламируя их как «трезвых» революционеров, «последовательных учеников Маркса», и не жалели чернящих слов в адрес В. И. Ленина и его единомышленников. После Великой Октябрьской социалистической революции буржуазия поощряла оппортунистов внутри РКП (б), перепечатывая их материалы в своей прессе. Около «рабочей оппозиции» ютились меньшевики и эсеры, раздувающие слухи, сплетни, небылицы. В. И. Ленин квалифицировал этот метод как «политический прием буржуазии...»68 И в настоящее время он находится на вооружении империализма. Хозяева капиталистического мира и их идеологи для пропаганды антикоммунизма не брезгуют использовать отщепенцев, предателей рабочего и коммунистического движения.

Большое внимание В. И. Ленин уделял критике методов буржуазной пропаганды, манеры, стиля выступлении буржуазных и мелкобуржуазных ораторов. Ему принадлежит меткое замечание о характере буржуазной пропаганды: «Все буржуазные партии... рекламируют свои партии точно так же, как отдельные капиталисты рекламируют свои товары»69. Как известно, в торговой рекламе буржуазия проявляет исключительную изобретательность, умудряясь негодный товар выдать за шедевр. Ленин разъяснял, что к торговой рекламе публика привыкла и знает ей цену. Политическая же реклама сбивает с толку несравненно больше народа, разоблачение ее гораздо труднее, обман здесь держится прочнее. Он неоднократно указывал также на то, как ловко буржуазная печать с помощью сенсаций, броского освещения второстепенных, третьестепенных вопросов умеет отвлекать общественное мнение от главных проблем. Яркий заголовок, эффектная фраза, аршинные аншлаги — все это идет в ход. «Избитый прием буржуазных писак: не все читают газету до конца, а эффектное первое слово статьи увидит всякий...»70

Капиталистическая печать убеждена, что политический деятель должен быть хорошим актером, обладать искусством выдавать добро за зло и зло за добро. Действуя прежде всего на эмоции людей, буржуазные и мелкобуржуазные идеологи прибегают к различным трюкаческим приемам, чтобы скрыть или замаскировать истинные свои цели и перспективы. При этом первостепенное значение придается форме политических выступлений (печатных и устных), совершенствованию ораторского искусства, которое поставлено на службу надувательства масс. Ленин охарактеризовал, например, Ллойд-Джорджа как буржуазного дельца и политического пройдоху, популярного оратора, умеющего «говорить какие-угодно, даже революционные речи перед рабочей аудиторией»71. Эту характеристику можно отнести ко многим буржуазным деятелям прошлого и настоящего.

Фразерство, игра в слова были в полной мере присущи либеральным народникам, меньшевикам, эсерам и другим оппортунистам в России. Свои мелкобуржуазные взгляды они камуфлировали социалистической фразеологией. В. И. Ленин едко критиковал словесные выкрутасы Троцкого, пытавшегося оправдать создание в 1912 г. объединенного блока противников большевизма, квалифицируя их как «верх комизма и лицемерия». «В том-то и суть политики авантюриста, — писал Ленин, — что ему приходится перманентно увиливать», он «засоряет сознание рабочих», бросает «песок в глаза рабочим». «С Троцким нельзя спорить по существу», а надо его разоблачать, как «дипломата самой мелкой пробы», приемы Троцкого — «целиком приемы Ноздрева и Иудушки Головлева». В. И. Ленин писал о забвении Троцким «элементарных правил литературной честности», назвав его доводы «букетом беспардонного хвастовства и фразистой лжи», прикрываемых «революционной фразой, которая ему (Троцкому.— В. Д.) ничего не стоит»72.

Г. В. Плеханов был исключительно талантливым человеком и много сделал для распространения марксизма в России. Его высоко ценил В. И. Ленин. Но если Плеханову приходилось защищать фальшивую позицию, его талант явно мельчал. «Когда Плеханов говорит, — писал Ленин, — он острит, шутит, шумит, трещит, вертится и блестит, как колесо в фейерверке. Но беда, если такой оратор точно запишет свою речь и ее подвергнут потом логическому разбору»73

Типичным методом оппортунистов являлась и является критика «слева», когда истинные марксисты «обвиняются в отступничестве» от пролетарской классовой позиции. При этом «критики» выступают крайне непоследовательно, часто опровергая сами себя, не заботясь об элементарной логике.

На II съезде РСДРП меньшевики усиленно ратовали против «якобинства» большевиков и превращения, по их мнению, партии в секту. В годы первой русской революции они считали недопустимым участие социал-демократов во временном революционном правительстве, ибо «пролетариат должен оберегать классовую чистоту». После Великой Октябрьской социалистической революции меньшевики обвинили большевиков в «искажении марксизма», в отсутствии у них «революционного мышления» за то, что, объединив Советы рабочих и крестьянских депутатов, большевики будто бы «растворили пролетарскую власть»74. Нэп меньшевики расценивали как политику, которая «отдает рабочий класс, связанный по рукам и ногам, на растерзание русской буржуазии».

Еще в годы первой русской революции В. И. Ленин называл литературу меньшевиков «наезднической» за крикливость, передержки, нечестность, за то, что вместо серьезного анализа в ней преобладали выпады, «внушающие прямо-таки чувство гадливости»75. Они пытались с помощью сплетен, небылиц, инсинуаций замять принципиальные вопросы. Их попытки шумом и криком затемнить истину иногда могли оглушить, запутать незрелых в идейном отношении людей. Но В. И. Ленин, глубоко веря в разум, революционное чутье рабочего класса, высказал твердое убеждение, что «рабочие все же разберутся сами и скоро отмахнутся от брани»76.

Партия всегда внимательно изучала пропагандистские методы противника В. И. Ленин, до тонкостей разбиравшийся во всех ухищрениях буржуазных и мелкобуржуазных идеологов, внимательно следил за их литературой и учил этому других руководителей партии и государства, всех коммунистов. В декабре 1919 г. он телеграфирует М. Литвинову. «Нам крайне важны все документы, резолюции, брошюры, газетные статьи и речи, касающиеся идейных течений в левом социализме и коммунизме, особенно анархо-синдикалистские извращения коммунизма или вылазки против коммунизма»77. Ленин требовал все это тщательно собирать, делать вырезки. 4 января 1920 г. Владимир Ильич высказал М. Литвинову неудовольствие небрежным подбором западной социалистической литературы и дал ряд советов, как эту работу проводить78.

20 августа 1918 г. Ленин просит Воронежский губисполком выслать все выходящие в Воронеже меньшевистские журналы за последний год79.

В январе 1920 г. Ленин обращается с просьбой к М. Н. Покровскому отдать распоряжение государственным библиотекам собирать и хранить все белогвардейские газеты (русские и заграничные). На заседании СНК 17 января 1920 г. утверждается постановление о сборе белогвардейской литературы. Все гражданские и военные власти должны были собирать и сдавать эти газеты в государственные библиотеки80.

В письме Ф. Э. Дзержинскому (май 1922 г.) В. И. Ленин предлагает обязать членов Политбюро ЦК РКП (б) уделять 2—3 часа в неделю просмотру ряда изданий и книг, «проверяя исполнение, требуя письменных отзывов и добиваясь присылки в Москву без проволочки всех некоммунистических изданий»81.

Уже будучи тяжело больным, Владимир Ильич дает указание присылать ему в Горки наряду с «Правдой», «Известиями ВЦИК», «Экономической жизнью» заграничные русские издания: «Накануне» (газета, издававшаяся с участием «сменовеховцев»), «Социал-демократ» (меньшевистская), «Заря» (меньшевистская), «Современные записки» (эсеровская), «Русская мысль» (кадетская) и др.82

Неопровержимость ленинской критики буржуазных и ревизионистских идей объясняется теоретической глубиной, политической остротой, конкретностью и убедительностью анализа. В его выступлениях мы находим многочисленные ссылки на высказывания буржуазных авторов и их мелкобуржуазных подголосков. Ленинская методология и методика контрпропаганды является и сегодня  нашим действенным и незаменимым оружием в борьбе за торжество идей марксизма-ленинизма.

 

НАСТУПАТЕЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР

В идейной борьбе между социализмом и капитализмом, в борьбе бескомпромиссной, непримиримой, только хорошо организованное, широкое наступление на идейные позиции противника может принести успех. «Наша основная задача состоит в том,...— указывал В. И. Ленин,— чтобы в противовес буржуазной «правде» противопоставить свою правду и заставить ее признать»83.

Стало быть, в понятие наступательности коммунистической пропаганды входит прежде всего требование всестороннего анализа неодолимости поступательного хода  истории, непобедимости идей марксизма-ленинизма, неизбежности торжества коммунизма. Кроме того, сюда же относится активная, боевая пропаганда достоинств и преимуществ социализма перед капитализмом, показ коренного отличия жизни трудящихся в условиях той и другой системы. Наступательность пропаганды означает также целеустремленную идеологическую работу по проведению политики партии в жизнь. Эффективность и воспитательная сила пропаганды во многом зависят от того, в какой степени она полемически заострена против всякого рода антимарксистских теорий, буржуазных и ревизионистских фальсификаций революционной науки и политики. Решение этой всеобъемлющей задачи связано, конечно, с использованием всех ленинских принципов идеологического воздействия. Исходные позиции нашей пропаганды, суть ее наступательности определяет принцип партийности.

После победы Великого Октября В. И. Ленин настойчиво и целеустремленно разъяснял широким народным массам, что такое Советская власть, что она дала и даст трудящимся, какие цели преследует большевистская партия. Об этом он рассказывал в многочисленных речах на митингах, с трибуны партийных съездов и съездов Советов, в записях на граммофонных пластинках, в докладах и речах перед рабочими, крестьянами, представителями интеллигенции, перед коммунистами и беспартийными, руководящими работниками и рядовыми тружениками. Лейтмотивом речей и печатных ленинских работ было обоснование жизненности и великого будущего советского строя, убеждение народных масс в том, что у коммунистов нет других интересов, кроме интересов трудящихся.

Наступательность коммунистической пропаганды проявляется также в том, что она выдвигает на первый план  те узловые проблемы, которые стоят в данный момент перед партией и народом. По этим же вопросам, как правило, ведут свою враждебную пропаганду и противники социализма. Это наглядно проявилось в первые годы Советской власти. Вот почему наряду с разъяснением важнейших вопросов революционной теории, политики партии характерной чертой большевистской пропаганды того времени была: острая критика клеветы буржуазной и мелкобуржуазной пропаганды, их лжи и социальной демагогии.

Главное значение во всей идеологической работе партии после Октября 1917 г. приобрели вопросы укрепления и развития Советской власти, диктатуры пролетариата. Все остальные теоретические и практические задачи вытекали из этой основополагающей проблемы. Построение государственного аппарата и создание основ социалистической экономики, образование Красной Армии и превращение ее в могучую силу для защиты молодой Советской Республики, укрепление союза рабочего класса и крестьянства как решающей силы в борьбе за построение нового общества, сплочение партии, незыблемое единство ее рядов — все это и многое другое было направлено к единой цели: укрепить в нашей стране диктатуру пролетариата, создать условия для успешного строительства социализма.

Как В. И. Ленин пропагандировал идеи Советской власти, защищал ее от нападок политических противников, свидетельствуют, например, его работы об Учредительном собрании в 1918 г. 9 ноября 1917 г. Ленин пишет предисловие к брошюре «Как обманули народ социалисты-революционеры и что дало народу новое правительство большевиков», в которую включает законопроект о земле бывшего министра земледелия Временного  правительства и свою статью об этом законопроекте. Во введении к брошюре он обращается с призывом к крестьянам сравнить эсеровский законопроект с законом о земле II Всероссийского съезда Советов84. Ленин глубоко убежден, что сравнение будет в пользу декрета Советской власти. «Крестьяне еще не все поняли,— писал Ленин,— но скоро поймут, что их Советы крестьянских депутатов и есть настоящая, доподлинная, верховная государственная власть»85.

Кадеты, главная партия контрреволюции, планировали свергнуть Советскую власть, открыв явочным порядком заседание Учредительного собрания 28 ноября (11 декабря) 1917 г. На этот день они назначили демонстрацию. Накануне, на заседании Петроградского Совета, после сообщения В. Володарского о готовящемся контрреволюционном выступлении было принято воззвание Петроградского Совета «К рабочим и солдатам Петрограда», опубликованное на следующий день в газетах «Правда» и «Известия ВЦИК». В. И. Ленин предложил добавить в воззвание ряд пунктов, в том числе: «Трудящийся народ требует, чтобы Учредительное собрание признало Советскую власть и Советское правительство!»86 На заседании ВЦИК 1 (14) декабря 1917 г. Ленин заявил: «Кадеты кричат: «Вся власть Учредительному собранию», а на деле это у них значит: «Вся власть Каледину». Надо это сказать народу, и народ нас одобрит»87.

Разоблачая попытки контрреволюции во главе с кадетами свергнуть Советскую власть, Ленин дал высокую оценку роли и значения Советов: «Советы выше всяких парламентов, всяких учредительных собраний»88; они нечто великое, новое и небывалое в истории мировой революции89. В выступлениях В. И. Ленина и его соратников, в документах Советского правительства было показано, что всякая попытка лишить Советы государственной власти, каким бы «демократическим флагом» она ни прикрывалась, влечет за собой восстановление господства помещиков и капиталистов. Только власть Советов может защитить отобранную у помещиков землю, только власть Советов может ликвидировать эксплуатацию человека человеком, добиться выхода страны из войны.

Центральные газеты, местная печать широко развивали и комментировали ленинские идеи об отношении большевиков к Учредительному собранию. В «Правде» помещаются не только статьи руководящих деятелей партии, но и выступления рабочих, солдат, крестьян. Так, на ее страницах была изложена резолюция Литовского полка, отражающая отношение основной солдатской массы к Учредительному собранию: «Мы, солдаты гвардии Литовского полка, всеми силами и средствами поддерживаем власть Советов и Совета Народных Комиссаров. Мы верим, что только это правительство может закрепить завоеванные нами свободы и заключить всеобщий, честный демократический мир. Громко заявляем тем, кто посягает на Советскую власть, что они будут сметены с лица земли»80. Солдаты требовали от Учредительного собрания признания Советской власти и ее декретов.

В Центральный Комитет большевистской партии поступали запросы о том, какой линии придерживаться партийным агитаторам и пропагандистам в связи с роспуском Учредительного собрания. Петроградский Комитет разослал агитаторам письмо, в котором разъяснялось, что враги народа под видом защиты Учредительного собрания губят нашу революцию, хотят сбить с толку борющихся рабочих и солдат. «Товарищи, не поддавайтесь обману, — призывал ПК. — Будем здраво смотреть на дело»81.

В действие были приведены все средства агитации и пропаганды, в том числе и поэзия. Боевой трибун революции Д. Бедный опубликовал в «Правде» стихотворение «Толкователи»:

Народ родной, смотри же в оба!
Господская вокруг тебя бушует злоба!
Вновь обкарнать тебя хотят враги,
Сгибавшие доселе в три дуги.
Ужель не слышишь ты, что в
Барском завывании об Учредительном собрании
Слова и замыслы — нет, не одно и то ж:
Свобода на словах, а за спиною нож.

Большевистские ораторы, выступавшие на митингах и собраниях, вели острую полемику с представителями эсеро-меньшевистских партий, разъясняли массам свое отношение к Учредительному собранию. В эти дни в Петрограде митинги стали ареной ожесточенных споров. 6 января 1918 г. в цирке «Модерн» выступает А. Луначарский с докладом «Либерализм, демократия и социализм»92, на следующий день — В. Володарский на тему «Большевики у власти». 13 января в цирке перед многочисленными слушателями держали речи делегаты III Всероссийского съезда Советов, а в Путиловском театре Володарский разоблачал предательское поведение соглашателей93.

Боевая, наступательная массово-политическая работа партии и советских государственных органов подняла политическую бдительность трудящихся, привела к изоляции врагов Советской власти, которые хотели под лозунгом «Вся власть Учредительному собранию» свергнуть диктатуру пролетариата и ликвидировать завоевания Октябрьской революции. В ходе гражданской войны враги Советской власти еще не раз хватались за лозунг Учредительного собрания, но его идея была полностью дискредитирована. Отказавшись признать Советскую власть, декреты II Всероссийского съезда Советов, противопоставив себя народным интересам, Учредительное собрание бесславно закончило свое существование.

Белогвардейская пропаганда, а также пропаганда эсеров и меньшевиков в годы гражданской войны направляла свое острие в первую очередь против Коммунистической партии. Соглашатели утверждали, что-де большевистская партия не является марксистской, а есть не что иное, как «диктатура меньшинства над большинством населения». Уже через два дня после Октябрьского вооруженного восстания меньшевики писали: «Поражение новой власти, пока она остается властью меньшинства демократии,— неизбежно94. Они доказывали, что Россия и русский народ не готовы к строительству социализма, выступали против перехода власти в руки Советов. Коммунистическую партию обвиняли в «бонапартизме», в провозглашении «диктатуры одной партии», в нарушении демократических свобод и т. д. Поэтому в первые годы Советской власти одна из центральных задач большевистской пропаганды и агитации заключалась в том, чтобы дать глубокое, научное, правдивое освещение целей и задач Коммунистической партии. Большевистские агитаторы и пропагандисты разъясняли массам, кто такие коммунисты-большевики, как они относятся к рабочему классу, крестьянству, как решают национальный вопрос, как организуют оборону страны, с кем и во имя чего борются, не щадя своей жизни. Для этого широко использовались митинги, собрания трудящихся, беспартийные конференции. В январе 1918 г. Петроградский губком организовал лекции на темы: «Большевики у власти», «Большевики и другие политические партии России»75. В конце июля — начале августа 1918 г. петроградские коммунисты провели около десятка митингов на темы: «История нашей партии», «Программа нашей партии», «Советская власть и партия» и т. д.76 На митингах, где бы они ни проходили, нередко разгоралась ожесточенная полемика. Политотдел агитпарохода «Красная звезда» во время рейса по Волге летом 1919 г. выпустил брошюру-листовку «Кто такие коммунисты?», в которой были разделы: «Откуда взялась рабочая партия», «Что значит большевик», «Чем большевики завоевали сочувствие трудящихся», «Большевики и коммунисты — это одно и то же», «Из кого состоит Коммунистическая партия», «Кто против коммунистов», «Идите в Коммунистическую партию» и др.97

Правду о Коммунистической партии несли в массы многочисленные листовки, брошюры, устная и печатная пропаганда. Трудящиеся, кроме того, на деле убеждались в преданности коммунистов интересам народа. Коммунисты шли первыми на фронт, они вели за собой красноармейцев в бой, первыми принимали на себя удары контрреволюции, показывали примеры героизма, самопожертвования, вместе со всем народом переживали трудности и лишения гражданской войны, показывали образцы трудового энтузиазма, сознательности. Все это наглядно опровергало клевету врагов. В процессе борьбы с внешними и внутренними врагами Октябрьской революции рабочие и трудящиеся крестьяне с еще большим доверием стали относиться к РКП(б) как к единственному руководителю, который в состоянии организовать разгром белогвардейских полчищ и не допустить восстановления ненавистной власти помещиков и капиталистов. Усилилась тяга лучших людей в Коммунистическую партию.

12 октября 1919 г. в газетах «Правда» и «Известия» публикуется ленинская статья «Государство рабочих и партийная неделя»98, где дается исключительно четкое и ясное разъяснение, кого РКП (б) зовет в партию и для какой цели. Ленин подчеркивает, что показных членов партии «нам не надо и даром», что тем, кто вступает в партию, не будет никаких выгод от этого, а наоборот, на членов партии ложится более тяжелая, более опасная работа, чем на беспартийных. Это правдивое обращение вождя партии через печать ко всему народу еще более возвысило РКП (б) в глазах масс и послужило директивой руководящим кадрам — заботиться прежде всего о качественном составе партии.

В. И. Ленин не раз специально выступал с критикой приемов и методов враждебной пропаганды. Установление диктатуры пролетариата в Советской России вызвало бешеную злобу империалистов всего мира. Выполняя их социальный заказ, реформисты II Интернационала в союзе с российскими «социалистами» из эсеров и меньшевиков пытались подвести «теоретическую» базу для свержения Советской власти. Наиболее ярким выражением этого ренегатства была брошюра Каутского «Диктатура пролетариата», вышедшая в 1918 г. и послужившая поводом для написания В. И. Лениным сначала статьи в «Правде», а затем капитального труда «Пролетарская революция и ренегат Каутский». Разобрав предательские софизмы автора, Ленин пришел к выводу: «Решительно никакой разницы, ни тени разницы между Каутским и контрреволюционным буржуа на деле не осталось. Сладенькие речи, подделанные «под социализм», повторяют то, что грубо, без обиняков, без прикрас говорят корниловцы, и дутовцы, и красновцы в России»99.

В. И. Ленин блестяще показал главную суть ренегатства Каутского — оппортунистическое извращение марксистского учения о диктатуре пролетариата с помощью подмены марксистской диалектики эклектицизмом и софистикой, с помощью уверток, мошеннической фальсификации. Чтобы обосновать свой отказ от диктатуры пролетариата, Каутский спекулировал на примерах из истории. Важничая, он рассуждал о Вейтлинге, об иезуитах в Парагвае и о многом другом, пуская «ученый» песок в глаза рабочим, чтобы приукрасить, обойти сущность капиталистической, буржуазной демократии. Он отрекся от марксизма и как историк. Это видно хотя бы из того, что, охаивая Советы и восхваляя Учредительное собрание, Каутский даже не пытался дать классовый анализ Советов и Учредительного собрания, истории их развития, не использовал для этого статистики их состава и пр. Подобные действия Ленин называл «утонченным лакейством перед буржуазией!», цивилизованной манерой «ползать на брюхе перед капиталистами и лизать их сапоги!»100.

Каутский густо насыщал свои «труды» цитатами из Маркса и Энгельса, но, как правило, не теми, которые относились к данному вопросу. Лидер ренегатства любил также подсовывать противнику бессмыслицу, чтобы потом опровергать ее. Так, Каутский приписывал большевикам идею, что они якобы строили свою тактику, идя к власти и захватив ее, на ожидании революции в других странах к определенному сроку, т. е. действовали на авось. На основе недобросовестного толкования одной фразы из речи Ленина Каутский тщился доказать анархо-синдикалистскую позицию большевиков. Аналогичным образом он сознательно искажал сущность аграрной политики РКП (б). «Приписывать противнику явную глупость и потом опровергать ее есть прием не очень-то умных людей»101,— отмечал Ленин. Ученая ложь, прикрываемая претензией на объективность, формальный подход к оценке событий, каша и путаница вместо марксистского анализа, эклектика и софистика — вот арсенал приемов Каутского и ему подобных.

19 мая 1919 г. на I Всероссийском съезде по внешкольному образованию с речью «Об обмане народа лозунгами свободы и равенства»102  выступил В. И. Ленин. Она была произнесена для широкой аудитории и является весьма показательной для анализа ленинских методов разъяснительной работы. Речь содержит интереснейшие соображения по методологии и методике разоблачения идейных противников диктатуры пролетариата, является непревзойденным образцом того, как надо коммунистам вести контрпропаганду.

В самом начале речи В. И. Ленин определил наиболее существенные теоретические и вместе с тем практические вопросы современности, составлявшие самую существенную основу всех политических дебатов, споров с противниками Советской власти. Многие не понимали существа теоретических и политических споров с мелкобуржуазными предателями. Опираясь на силу революционной науки, силу диалектической логики, В. И. Ленин убедительнейшим образом показал классовую подоплеку, политический смысл рассуждений эсеро-меньшевиков о «свободе» «демократии», «равенстве», заключавшийся в защите злобной корысти денежного мешка, интересов буржуазии, в запуганности и холопстве ее прихлебателей. Речь В. И. Ленина насыщена интересными фактами, примерами, разнообразными сведениями в соответствии со своей принципиальной установкой: «Мы, марксисты, всеми силами должны стремиться к научному изучению фактов, лежащих в основе нашей политики»103.

Оратор разбивает наиболее ходкое эсеро-меньшевистское обвинение против большевиков: «Большевики вам, трудящиеся, обещали хлеб, мир и свободу; они не дали ни хлеба, ни мира, ни свободы, они вас обманули и обманули тем, что отступили от демократии»104. Разоблачая этот софизм противников Советской власти, В. И. Ленин доказывает, что большевики ничуть не впали в противоречие, когда звали трудящихся на революцию, обещая им мир. Но развитие событий оказалось таково, что против Советской России начался поход империалистических хищников, развернулась ожесточенная гражданская война. Причина тому — грабительская, антинародная политика империалистов, действия внешней и внутренней контрреволюции. В. И. Ленин призывает своих слушателей повнимательнее «присмотреться к рассуждениям» эсеров и меньшевиков, к их «теоретическим» толкованиям.

Пропаганда марксизма-ленинизма, борьба против любых проявлений буржуазной идеологии — не самоцель, а средство для обоснования революционных действий, повышения политической и трудовой активности масс. Так и в речи от 19 мая 1919 г., разоблачив эсеро-меньшевистские, обывательские обвинения Советской власти и большевиков, В. И. Ленин дает практический совет: к подобного рода деятелям надо относиться, как к колчаковцам, независимо от того, что они о себе говорят. Затем вождь Коммунистической партии и руководитель Советского государства определяет важнейшую цель всей работы РКП (б): «В стране, которая разорена, — говорит он,— первая задача — спасти трудящегося. Первая производительная сила всего человечества есть рабочий, трудящийся»105.

Эта ленинская речь явилась замечательным пособием для всех идеологических кадров в их борьбе за повышение эффективности большевистской пропаганды и агитации против фальшивых доводов враждебной пропаганды, ее приемов и методов.

Наступательность предполагает острую полемичность. Но всегда ли надо вступать в полемику? Один из коварных приемов буржуазной пропаганды состоит в том, чтобы отвлекать внимание пролетарской партии от важных вопросов, втягивать ее в пустую, отвлеченную полемику и тем заменять существо вопроса. Имея в виду это обстоятельство, В.И. Ленин указывал, что задача коммунистической контрпропаганды состоит вовсе не в том, чтобы отвечать на каждый выпад идейных противников. «...Мы никогда не придаем значения болтовне наших противников... Мы идем своей дорогой»106. Он советовал, например, не брать всерьез и не спешить официально, от имени Советского правительства, опровергать буржуазную, эсеро-меньшевистскую клевету о том, что Советское правительство якобы вскоре будет заменено коалиционным (с участием меньшевиков и эсеров). «Лучше подождем и посмеемся»107,— рекомендует Ленин. В августе 1919 г. в «Правде» и «Известиях ВЦИК» были напечатаны статьи, в которых высмеивались эти слухи, разъяснялось, что надеждам империалистов свергнуть Советскую власть с помощью социал-предателей сбыться не суждено108.

Но коммунисты должны быть бдительны, своевременно, без промаха разоблачать ту буржуазную ложь, которая может серьезно повредить революционной борьбе. На заседании ЦК РКП (б) 3 апреля 1922 г. рассматривался вопрос о контрреволюционной агитации за рубежом в связи с отношением Советской власти к анархистам, меньшевикам, эсерам. ЦК предложил принять меры для разоблачения антисоветской, антикоммунистической истерии за границей.

Важное принципиальное значение имеет ленинское указание о том, что не следует создавать рекламу идейным противникам 2 февраля 1922 г. в газете «Известия ВЦИК» была опубликована телеграмма из Варшавы с изложением содержания брошюры Парвуса «Дорога к хозяйственному спасению», в которой защищались захватнические планы немецкого империализма на Востоке, планы колониального порабощения народов Советской России. Ленин с негодованием потребовал: «По выяснении виновного, предлагаю заведующему этим отделом Роста объявить строгий выговор, непосредственно виновного журналиста прогнать со службы, ибо только круглый дурак или белогвардеец мог превратить наши газеты в орудие рекламы для такого негодяя, как Парвус»109.

Из сказанного напрашивается вывод: в ходе критики буржуазных, ревизионистских идей должны раскрываться позитивно-созидательные функции марксизма-ленинизма, показываться творческий характер этой революционной науки. Сильнейшие аргументы несостоятельности пропаганды противника дают революционная практика, успехи социалистического строительства, борьба за мир, демократию, национальное освобождение.

* * *

Ленинские идеи о партийности коммунистической пропаганды находятся на вооружении КПСС, братских марксистско-ленинских партий; они по-прежнему освещают путь борьбы за умы и сердца людей, учат целеустремленности и организованности, творческому подходу в области идеологической работы.

В материалах XXV съезда КПСС, в постановлении ЦК партии «О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы», в трудах Л. И. Брежнева, видных деятелей КПСС и Советского государства раскрыты особенности осуществления ленинских заветов в современных условиях. Так, конкретная реализация ленинского принципа партийности прослеживается в процессе формирования у широчайших масс трудящихся коммунистического мировоззрения, воспитания их на идеях марксизма-ленинизма.

Преданность делу коммунизма, непоколебимая убежденность в правильности политики партии, животворный советский патриотизм и социалистический интернационализм, партийная принципиальность, творческое отношение к делу, непримиримость к любым проявлениям враждебной нам идеологии, ко всяким отступлениям от норм коммунистической морали — именно такие качества у советских людей призвана формировать партийная пропаганда, таковы критерии осуществления принципа партийности идеологической работы.

Конечно, морально-политические качества советских людей формируются всем социалистическим укладом жизни, всем ходом дел в обществе. Но первостепенное значение имеет целенаправленная, настойчивая идейно-воспитательная работа партии, всех ее организаций. В ходе ее, как призывает партия, необходимо всемерно воспитывать у советских людей чувство гордости за свою Родину, за свой народ, за его великие свершения, добиваться уважения к достойным страницам прошлого страны, воспитывать новое, коммунистическое отношение к труду. Тем более что для успешного решения этих задач имеются необходимые объективные и субъективные предпосылки. Убедительные аргументы для обоснования особых достоинств и преимуществ социалистического строя перед капиталистическим дает сама жизнь, успехи общества реального социализма, его экономическое и социальное развитие. Их предоставляет новая Конституция СССР — конституция общества развитого социализма.

Вместе с тем в связи с обострением идеологической борьбы между социализмом и капитализмом в мировом масштабе, усилением и расширением идеологических диверсий империализма и ревизионизма против СССР, других социалистических стран, особой изощренностью буржуазной пропаганды, сегодня как никогда, важно руководствоваться ленинскими требованиями при критике и разоблачении буржуазной и ревизионистской идеологии. К числу их нужно отнести хорошее знание идеологического противника, содержания, приемов и методов его работы, выбор основного звена для полемики с тем, чтобы не давать противнику отвлекать внимание от важного на второстепенное, сохранить и усилить наступательный характер нашей пропаганды, целеустремленность, согласованность всех средств массовой информации, в пропаганде и агитации, для того, чтобы вести контрпропаганду широким фронтом, все более расширяя  ее обеспечение дифференцированного идеологического : воздействия, которое учитывала бы особенности различных слоев и групп населения постоянное совершенствование искусства полемики.

На одном из первых мест в области пропаганды выдвигается разъяснение международных событий. На это обстоятельство обратил внимание Л. И. Брежнев в своем выступлении на Пленуме ЦК КПСС 27 ноября 1978 г. «Пора сделать так, — подчеркнул он, — чтобы информация по международным делам была более оперативной. доходчивой, насыщенной конкретными фактами, а международные комментарии, шли, как говорится, по горячим следам событий и обобщали их»110.

 

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 226.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 346.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 22, с. 85.

4 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 81.

5 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 54.

6 О партийной и советской печати. Сб. документов. М., 1954, с. 173.

7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 54.

8 Переписка Секретариата ЦК РСДРП (б) с местными партийными организациями (февраль 1918 — ноябрь 1919). Сборник документов. М., 1957, т. 11, с. 139.

9 См.: Петроградская правда, 1918, 14 мая.

10 Партийный архив Института истории партии при Ленинградском ОК КПСС (далее: ЛПА), ф. 1, on. 1, ед. хр. 64, л. 31.

11 ЛПА, ф. 1, on. 1, ед. хр. 221, л. 5 об.

12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 100.

13 Правда, 1919, 26 января.

14 См.: Соскин В. Л. Очерки истории культуры Сибири в годы революции и гражданской войны. Новосибирск, 1965, с. 78.

15 См.: Окороков А. 3. Октябрь и крах русской буржуазной прессы. М., 1970, с. 310—311.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 79

17 См.: Петроградская правда, 1918, 26 мая.

18 ПАГО, ф. 1, ед. хр. 30, лл. 18—19.В.

19 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 255.

20 См.: Красная газета, 1918, 21 июня, № 121.

21 См.: О Владимире Ильиче Ленине. Воспоминания. 1900—1922. М., 1963, с. 379.

22 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 7, с. 523.

23 ПАГО, ф. 1, on. 1, ед. хр. 26, лл. 16—17.

24 Партийный архив Института истории партии при Московском ГК и ОК КПСС (далее: МПА), ф. 3, on. 1, ед. хр. 69, л. 8.

25 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 222.

26 Там же, с. 457—458. Примечания.

27 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 53, с. 104.

28 См.: Ленинский сборник XXIII, с. 206.

29 См.: Ленинский сборник XXXV, с. 321.

30 ЦПА ИМЛ, ф. 17, он. 60, д. 178, л. 1.

31 ЦПА ИМЛ, ф. 17, он. 60, д. 141, л. 16.

32 См.: Правда, 1922, 1 октября.

33 Правда, 1922, 1 октября.

34 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 680.

35 На идеологическом фронте борьбы с контрреволюцией. М., 1923, с. 82.

36 См.: Правда, 1920, 15 августа

37 Ленинский сборник XI, с. 400—401.

38 Красная новь, 1921, № 1, с. 247.

39 См.: Под знаменем марксизма, 1923, № 10.

40 Красная новь, 1921, № 1, с. 260.

41 Народное хозяйство, 1919, № 6.

42 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 621

43 См. там же, с. 662.

44 См. Правда, 1922, 27 сентября.

45 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 54, с. 291.

46 См.: Ленинский сборник XXXVI, с. 132.

47 Правда, 1922, 14 октября.

48 Под знаменем марксизма, 1922, № 7—8, с. 81.

49 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 60, Д. 141, лл. 64—65.

50 См.: Правда, 1922, 8 октября.

51 См.: Правда, 1922, 22 октября.

52 См.: Правда, 1922, 13 октября.

53 См.: Правда, 1922, 15 октября.

54 См.: Правда, 1922, 17 октября.

55 См.: Правда, 1922, 28 октября.

56 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 54, с. 310—311.

57 Ленин В И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 61.

58 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 102

59 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 217

60 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 233.

61 Еженедельник «Правды», 1919, № 7.

62 См.: Правда, 1919, 22 июня.

63 Правда, 1919, 18 сентября.

64 Правда, 1919, 18 сентября.

65 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 361.

66 Правда, 1919, 18 сентября.

67 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 137

68 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 302.

69 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 21, с. 275.

70 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 24, с. 179.

71 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 176.

72 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 19, с. 359; т. 20, с. 44—46; т. 21, с. 31, 252, 358; т. 25, с. 3, 193.

73 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 16, с. 306.

74 Правда, 1918, 22 мая.

75 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 13, с. 390.

76 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 71.

77 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 106.

78 См. там же, с. 110, 111.

79 См. там же, с. 36.

80 См. там же, с. 113.

81 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 54, с. 265.

82 См. там же, с. 269.

83 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 399.

84 Владимир Ильич Ленин. Биохроника, т. 5, с. 44.

85 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 83

86 Там же, с. 125.

87 Там же, с. 137.

88 Там же, с. 140.

89 См. там же, с. 238.

90 Правда, 1918, 18 января.

91 ЛПА, ф. 1, on. 1, ед. хр. 26, л. 28.

92 См.: Правда, 1918, 19 января.

93 См.: Правда, 1918, 25 января.

94 Вперед, № 193, 1917, 27 октября.

95 ЛПА, ф. 1, on. 1, ед. хр. 175, л. 4, об.

96 ЛПА, ф. 1, on. 1, ед. хр. 177, лл. 9—23.

97 Центральный государственный архив Октябрьской революции (далее ЦГАОР), ф. 1252, on. 1, ед. хр. 392, лл. 2—5.

98 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 224—226.

99 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 330—331.

100 Там же, с. 254.

101 Там же, с. 299.

102 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 333—372.

103 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 109.

104 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 334.

105 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 359.

106 Там же, с. 192.

107 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 29.

108 См. там же, с. 381. Примечания.

109 Ленин В. И. Полн. собр. соч., г. 44, с. 381.

110 Коммунист, 1978, № 17, с. 16.


 

ГЛАВА 3

МАКСИМУМ МАРКСИЗМА

В. И. Ленин в плане доклада об Апрельской конференции большевиков  1917 г. писал: «Максимум марксизма = максимум популярности и простоты» («Unischlag»)1 (переход одного в другое. — В. Д.). В этой формуле выражены сущность коммунистической пропаганды и агитации, неразрывное единство их содержания и формы. Остановимся на первой части этого положения. Максимум марксизма — это, по сути дела, максимум научности. Научность же — важнейший принцип идеологической работы партии. Марксизм-ленинизм — единственно правильная наука о закономерностях общественного развития.

Почему труды империалистических идеологов нельзя назвать научными? Не потому, разумеется, что их авторы необразованные люди. Но, выполняя социальный заказ своих хозяев и руководствуясь буржуазным мировоззрением, они исходят из ложной посылки, что капитализм вечен, что нет никаких закономерностей его гибели и т. д. Буржуазные идеологи пытаются опровергнуть возможность научного познания законов общественного развития вообще. Сущность современной буржуазной гносеологии наглядно проявляется в отказе от какого-то бы ни было соответствия понятий, идей, теорий реальным объектам действительности.

Одной из теорий, отрицающих истину, является так называемый плюрализм, по которому наука, религия, искусство, мораль, философия обладают особыми истинами. Более того, каждый человек, поскольку он по-своему понимает мир, рассматривается как носитель собственных истин. Но, как известно, объективная истина одна, она есть отражение сущности вещей, окружающего мира и объективных законов их развития, что получает подтверждение в решающем критерии — в общественной практике человека. Руководящим началом является здесь марксистская диалектика, марксистско-ленинское учение о соотношении абсолютной, относительной и объективной истины.

Что включает в себя принцип научности партийной пропаганды? Он означает объективное отражение действительности, законов ее развития и изменения, обстоятельств, убедительность аргументов, неотразимость доказательств, железную логику выводов и обобщений, теоретическое богатство и насыщенность выступлений интересным фактическим материалом. Сила коммунистической пропаганды — в ее связи с теорией, в ее научной обоснованности. Условие же эффективности — оптимальное использование теории и методов идеологического воздействия, научных основ обучения и воспитания. Вот почему является аксиомой, многократно подтвержденной опытом КПСС и мирового коммунистического движения, что для успеха коммунистической пропаганды необходимо прежде всего знание трудов основоположников марксизма.

 

«ПОСТОЯННО СОВЕТОВАТЬСЯ С МАРКСОМ»

Отношение большевиков к идейному наследию Маркса и Энгельса В. И. Ленин выразил такими словами: «Марксизм есть чрезвычайно глубокое и разностороннее учение»2. Оно, это учение, требует творческого подхода, учета конкретной исторической обстановки.

В. И. Ленин писал о богатстве мыслей в произведениях Маркса и Энгельса, о точности, краткости, ясности их научного, классового анализа. Известно, какую восторженную оценку еще до революции давал Владимир Ильич «Манифесту Коммунистической партии», «Капиталу». В лекции «О государстве», характеризуя работу Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», он утверждал: «Это — одно из основных сочинений современного социализма, в котором можно с доверием отнестись к каждой фразе, с доверием, что каждая фраза сказана не наобум, а написана на основании громадного исторического и политического материала»3.

Сам Владимир Ильич, по свидетельству современников и судя по его произведениям, обращался к трудам Маркса и Энгельса всю жизнь. Глубокое понимание марксизма позволило В. И. Ленину развить это учение дальше, применительно к новой эпохе, эпохе империализма, мастерски связать его с революционным движением в России. Ленин был образованнейшим марксистом, крупнейшим знатоком произведений Маркса и Энгельса.

Несмотря на свою гениальную память, необычайно глубокое знание работ классиков марксизма, Владимир Ильич не считал, что можно обойтись без нового чтения их трудов. «...Он постоянно «советовался» с Марксом, — рассказывала Н. К. Крупская. — В самые трудные, переломные моменты революции он брался вновь за перечитывание Маркса»4.

Возьмем для примера лишь первые месяцы трудного 1918 года. Они заполнены бурными, подчас трагическими событиями: надо было выйти из войны, начать овладевать наукой управления страной, приступать к созданию социалистического уклада, укрепить союз рабочего класса и трудящегося крестьянства. И все это делалось в обстановке оголтелой идеологической войны против Советской власти, большевистской партии со стороны многочисленных внутренних и внешних врагов, в обстановке заговоров, мятежей, голода, начавшейся гражданской войны и иностранной интервенции. Все это вызвало настроения уныния, паники, растерянности у так называемых «левых» коммунистов, которые искали спасения от тяжелой действительности в революционной фразе, прикрывали свое неверие в революцию в России возгласами о мировой революции и т. д.

В это тяжелое и опасное время В. И. Ленин не раз обращался к трудам Маркса и Энгельса, несмотря на крайнее перенапряжение своих сил, вызванное решением бесчисленного множества практических вопросов, что позволяло ему еще и еще раз обдумать ход событий, выявить возможные тенденции развития, найти единственно правильное решение. История далеко, шагнула вперед по сравнению с эпохой Маркса и Энгельса, но основополагающие выводы марксизма не только не устарели, а получили новое, еще более сильное звучание, ибо были подтверждены жизнью, практикой. В сочинениях Маркса и Энгельса содержалось немало идей, которые могли помочь большевистской партии разобраться в новой обстановке, помочь определить пути укрепления партии, диктатуры пролетариата, движения страны к социализму. В. И. Ленин всегда связывал положения основоположников марксизма с жизнью, анализируя их в свете практики революционной борьбы.

Так, в первом полугодии 1918 г. Ленин неоднократно обращается к работе Энгельса «Введение к брошюре Боркхейма «На память ура-патриотам 1806—1807 годов». Он использует ее в докладе о пересмотре Программы и названия партии на VII съезде5, ссылается в докладе о борьбе с голодом (4 июня 1918 г.)6 и, наконец, публикует в «Правде» 2 июля 1918 г. статью «Пророческие слова»7. Чем же так привлекла Ленина эта статья? Прежде всего гениальным предвидением Ф. Энгельса о неизбежных революционных последствиях будущей мировой войны, которую Энгельс считал неизбежной (хотя писал он об этом в 1887 г.!). «Какое гениальное пророчество! — восторженно подчеркивал Ленин.— И как бесконечно богата мыслями каждая фраза этого точного, ясного, краткого, научного классового анализа!» Энгельс в названном введении писал, что в случае мировой войны неизбежен рост классовых противоречий, короны дюжинами полетят с глав коронованных особ и либо установится власть рабочего класса, либо создадутся условия, делающие это господство необходимым.

В. И. Ленин подчеркивает, что жизнь подтвердила правильность прогнозов Энгельса. «Несколько корон уже свалилось, и из них одна такая, какая стоит дюжины других: корона самодержца всероссийского Николая Романова»8. И хотя, отмечает Ленин, кое-что из того, что предсказывал Энгельс, вышло иначе, он оказался провидцем в главном и основном: революции неизбежны, хотя они и будут трудными. Ленин дополняет, что революцию можно сравнить с родами, которые не бывают безболезненными. Но это не остановит деторождения. Трудности социалистической революции — не аргумент против ее осуществления и развития. «Пусть каркают «социалистические» хлюпики, пусть злобствует и бешенствует буржуазия»9, — пишет Ленин, выражая твердую веру в будущее нашей революции.

Мы рассказали об использовании В. И. Лениным одного произведения Маркса и Энгельса. Всего же он цитировал и упоминал более 300 их трудов и писем10. В библиотеке Ленина в Кремле насчитывалось 167 книг Маркса и Энгельса на русском и иностранных языках. Но В. И. Ленин не только опирался на труды Маркса и Энгельса при разработке революционной науки и политики партии, он являлся непревзойденным пропагандистом идейного наследия основоположников марксизма, уделял большое внимание изданию произведений Маркса и Энгельса, собиранию их трудов, писем и документов11.

Для каждого идеологического работника, для всех, кто изучает политическую литературу самостоятельно, представляют большой интерес ленинские конспекты произведений Маркса и Энгельса. Они показывают поистине любовное, можно сказать, благоговейное отношение Владимира Ильича к трудам основоположников марксизма, его тщательность и глубину работы с этой литературой.

Прежде чем конспектировать книгу, Ленин записывал ее подробное название, год издания и по какому поводу она написана. Затем переходил к краткому изложению текста, записывая всегда самое важное, основное, наиболее показательное. Его записи условно можно подразделить на следующие виды: подробный конспект источника, краткие выписки из прочитанного материала, выписки в форме цитат, статистические сводки, хронологические записи, выписки в форме краткого плана источника, краткие аннотации, отзывы, рецензии на источник.

Интереснейший материал о содержании и форме конспектов дают ленинские «Философские тетради», «Тетради по империализму» и другие материалы. Они заслуживают самого внимательного изучения, так как помогают лучше постичь глубину ленинской мысли, его лабораторию научного исследования. И, наконец, ленинские конспекты являются непревзойденным образцом активной работы над книгой, образцом, достойным всяческого подражания.

Возьмем «Философские тетради» В. И. Ленина. Здесь содержится, например, ленинский конспект произведения К. Маркса и Ф. Энгельса «Святое семейство». Конспект начинается с общей характеристики этого произведения в сжатых, весьма скупых выражениях. В конце небольшого введения вывод: «Маркс подходит здесь от гегелевой философии к социализму: переход наблюдается явственно — видно, чем уже овладел Маркс и как он переходит к новому кругу идей»12. Приведенные строки свидетельствуют, что В. И. Ленин тщательнейшим образом прочитал все произведение, составил о нем полное представление. Собственные замечания Ленина перемежаются в конспекте с цитатами из «Святого семейства», нередко предшествуют дословным выпискам из книги. Зачастую 3—4 строчки подводят резюме нескольким страницам.

Ленинские замечания, написанные на полях конспектов в его «Философских тетрадях», предельно кратко, точно выражают глубокие идеи. Для людей, занимающихся, например, марксистской философией, замечания В. И. Ленина в «Философских тетрадях» и по сей день являются неисчерпаемым источником для научных поисков, осмысливания процессов прошлого и современности. В качестве иллюстрации приведем некоторые из них: «Закон есть прочное (остающееся) в явлении»; «Явление богаче закона»; «Необходимость не исчезает, становясь свободой»; «От созерцания к познанию объективной реальности...»; «Истина есть процесс. От субъективной идеи человек идет к объективной истине через «практику» (и технику)» и т. д.

Часто В. И. Ленин подчеркивает наиболее интересные места замечаниями: «Остроумно!», «Очень хорошо!», «Замечательное место!», «Глубоко верно!» и пр. Чтобы сопоставить различные точки зрения, В. И. Ленин штудирует не только труды Маркса и Энгельса, но и книги других авторов. Свое несогласие, негодование по поводу тех или иных рассуждений, иронию он выражает так: «Ха-ха!», «Попался идеалист», «Вздор! Ложь! Клевета!», «Бога жалко!», «Архипошляк» и т. д.

Восхищает научная добросовестность В. И. Ленина, его постоянное стремление составить собственную точку зрения о предмете размышлений, несмотря на имеющиеся авторитетные оценки. Так, при подготовке книги «Материализм и эмпириокритицизм» он подверг основательному разбору труд Ф. Лассаля «Философия Гераклита Темного из Эфеса». В. И. Ленин знал оценку Марксом этой книги (из письма Маркса Энгельсу от 1 февраля 1858 г.) и тем не менее решил сам проанализировать написанное Лассалем. На первой странице своего конспекта Ленин дает следующую резюмирующую запись: «Понятно, почему Marx назвал это сочинение Лассаля «ученическим» (см. письмо к Энгельсу от ...): Лассаль просто повторяет Гегеля, списывает его, пережевывает миллион раз по поводу отдельных мест Гераклита, снабжая свой труд невероятной бездной ученейшего, гелертерского архибалласта. Отличие от Магх`а: у Магх`а тьма нового и интересует его только движение вперед от Гегеля и от Фейербаха дальше, от идеалистической диалектики к материалистической. У Лассаля рюминирование Гегеля на взятую частную тему: в сущности, списывание Гегеля по поводу цитат из Гераклита и о Гераклите»13.

Эта выдержка из ленинского конспекта красноречиво говорит о высочайшей творческой активности его работы с книгой.

Не лишена интереса система подчеркиваний, заметок, расположения материала в конспектах В. И. Ленина.

Нередко Владимир Ильич при конспектировании книг составлял схемы, таблицы, диаграммы, которые поражают своей железной логикой выводов и обобщений. Достаточно ознакомиться с ленинскими «Тетрадями по империализму», чтобы убедиться в этом14.

 

СООТНОШЕНИЕ ТЕОРИИ И ПРОПАГАНДЫ

Верное теоретическое решение В. И. Ленин считал базой, основным условием прочного успеха в революционной пропаганде и агитации. Эту взаимосвязь он подчеркивал с самого начала своей деятельности. В 1894 г. в послесловии к произведению «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» Ленин писал: «Мотивом, побудившим нас предпринять эту работу, была уверенность в том, что предлагаемое сочинение послужит к некоторому оживлению нашей социал-демократической пропаганды15.

Особое значение для идейно выдержанной, целеустремленной пропаганды и агитации он придавал программным документам марксистской партии, обосновывающим задачи политической, организаторской, идеологической работы коммунистов. Эти документы отражают уровень теоретической деятельности партии, а следовательно, и предпосылки эффективности ее разъяснительной работы.

Из истории известно, например, как пропаганда эсеров и меньшевиков вырождалась во фразерство, носила демагогический, противоречивый характер. Происходило это не столько по причине личных ошибок, личных качеств деятелей этих партий, сколько являлось неизбежным результатом их фальшивой программы, политической линии. Политика и ее связь с пропагандой имеют свою объективную логику. «Без программы, — писал В. И. Ленин, — партия невозможна, как сколько-нибудь цельный политический организм, способный всегда выдерживать линию при всех и всяких поворотах событий»16.

После II съезда партии большевистские пропагандисты и агитаторы, несмотря на преследования полиции, проводили большую работу в городе и деревне по разъяснению трудящимся основных положений Программы партии. Активное участие в этом деле принимал Ленин. Так, осенью 1904 г. в Женевской группе большевиков по инициативе В. И. Ленина был создан кружок пропагандистов, большинство слушателей которого составляли низовые партийные работники — рабочие и молодежь, не имевшие теоретических знаний. Кружок готовил людей для революционной работы в России. Занятия проводились в форме докладов и рефератов. Главным руководителем кружка был В. И. Ленин, проводивший занятия по вопросам партийной программы. Сохранились ленинские заметки, планы бесед и запись прений по рефератам17. Владимир Ильич составил план трех бесед о Программе партии. В первой беседе предусматривался анализ современного строя, во второй речь должна была идти о социалистических целях и классовой борьбе, в третьей — о борьбе с самодержавием18.

В своих многочисленных трудах Ленин выступал непревзойденным пропагандистом программы, стратегии и тактики большевиков. Так он поступал и после установления Советской власти. Закрывая VIII съезд партии, принявший вторую Программу нашей партии, В. И. Ленин сказал: «Наша программа будет сильнейшим материалом для пропаганды и агитации...»19.

Программное значение имеют также и материалы партийных съездов, где находит свое дальнейшее развитие революционная наука, стратегия и тактика партии, где аккумулируется коллективная мудрость, коллективный опыт партии. Решения съездов, будучи концентрированным выражением политики партии, определяют содержание, идейно-теоретическую направленность агитационно-пропагандистской работы.

Как надо пропагандировать итоги работы партийных съездов, В. И. Ленин показал в своих работах «Шаг вперед, два шага назад», «Две тактики социал-демократии в демократической революции» и др. Достоинством ленинских работ является то, что он разъяснял историю развития теоретической мысли в тесной связи с революционной политикой и практикой, с прошлым, настоящим и будущим революционного движения. Эталоном такого подхода может служить его крупное произведение «Аграрная программа социал-демократии в первой русской революции 1905—1907 годов». На основании огромного фактического, статистического, исторического материала автор обосновывает научную глубину, политическую и практическую значимость программы национализации земли, раскрывает классовую подоплеку дебатов об аграрной программе с помещичьими кругами, буржуазными и мелкобуржуазными идеологами20. Учитывая важную мобилизующую роль большевистской программы национализации земли в борьбе за победу социалистической революции в России, Ленин счел полезным ее вторичное издание (со своим «Послесловием») после Февральской революции 1917 г.21

В. И. Ленину принадлежат многочисленные высказывания о значении теории для выдержанной, целеустремленной пропаганды и агитации. Их и сегодня следует учитывать каждому коммунисту, идеологическому работнику. Еще до образования большевистской партии Ленин писал о необходимости слияния теоретической и практической работы революционных социал-демократов, о пропаганде результатов этой теории среди рабочих22. Раскрывая теоретическую несостоятельность и практическую вредность отзовизма и ликвидаторства, он подчеркивал, что без ответа на важнейшие, коренные вопросы «... нельзя сделать ни шагу ни в пропаганде, ни в агитации, ни в организации»23. Эти принципиальные положения В. И. Ленин продолжал отстаивать и развивать в условиях Советской власти. В одной из своих речей в декабре 1917 г. он заявил: «Для нас теория есть обоснование предпринимаемых действий для уверенности в них...»24

Новым моментом в ленинских выступлениях послеоктябрьского периода, на наш взгляд, является подчеркивание сближения теоретической и агитационно-пропагандистской работы с конкретными задачами социалистического строительства, с практикой борьбы за упрочение Советской власти. Размышляя о перспективах вовлечения широких народных масс в активное социалистическое строительство с помощью соревнования, В. И. Ленин замечает: «...наступил именно тот исторический момент, когда теория превращается в практику, оживляется практикой ... проверяется практикой...»25. Это ленинское положение нельзя, разумеется, понимать так, что можно ставить знак равенства между теорией и практикой, считать, что это одно и то же. Речь шла о более глубокой связи теоретической деятельности с очередными и перспективными проблемами строительства нового общества. Это, в свою очередь, означало, что и пропаганда, и агитация должны стать более конкретно-практическими, чем это было до завоевания власти рабочим классом, ибо сейчас требовалось решение не только политических, но и множества хозяйственных, организационных, управленческих задач.

Необходимо было превратить коммунистические идеи с помощью пропаганды, агитации, организации из готовых формул, советов, программ в живую практическую деятельность, в руководство для практической работы. Выступая в декабре 1920 г. на VIII Всероссийском съезде Советов, В. И. Ленин назвал план ГОЭЛРО второй программой нашей партии, программой, которая должна пойти во все школы. Оратор выдвинул задачу, чтобы в каждой школе, в каждом кружке на вопрос о том, что такое коммунизм, говорили не только об общетеоретических вопросах, а и о том, как выйти из разрухи, как практически строить новую жизнь26. Этот ленинский доклад — наглядная иллюстрация пропаганды знаменитого лозунга: «Коммунизм — есть Советская власть плюс электрификация всей страны» — лозунга, составляющего и сегодня важную идейно-теоретическую основу нашей идеологической работы. В этом докладе В. И. Ленин ставит следующую задачу: «Нашу пропаганду нам надо перевести теперь на то, что гораздо труднее, — на то, что касается повседневной работы...»27

Большое практическое значение имели и имеют ленинские советы о формах и методах пропаганды программных документов партии, например, ленинское положение о том, что чем глубже преобразование, которое осуществляется под руководством партии в обществе, тем выше надо поднять интерес к нему и сознательное отношение, убедить в этой необходимости новые и новые миллионы и десятки миллионов трудящихся28. В. И. Ленин советовал как можно доходчивее популяризировать большевистские лозунги в массах. Так на VII (Апрельской) Всероссийской конференции РСДРП (б) он говорил: «...все наши резолюции пишутся для руководящих слоев, для марксистов, они не годятся никоим образом для чтения масс, но должны дать объединяющее руководство всей политики для любого пропагандиста и агитатора»29.

Большевистская партия во главе с В. И. Лениным сумела свои теоретические установки, решения по вопросам стратегии и тактики и другим переложить на язык, доступный пониманию полуграмотных и неграмотных рабочих и крестьян. В своей политической программе, в своих лозунгах и обращениях к народу большевики находили простые, близкие, понятные каждому слова, предельно ясно выражающие мысли и чаяния, требования рабочих и крестьян. Это прежде всего лозунг «мира!», которого жаждала измученная войной страна; лозунг «хлеба!», нехватка которого вела к всеобщему голоду; лозунг «земли!», без которого не мыслило своего дальнейшего существования крестьянство. Весь период от Февраля к Октябрю насыщен боевой, доходчивой и наступательной большевистской пропагандой и агитацией. Характеризуя их, В. И. Ленин писал: «Наша пропаганда: вся власть в государстве должна перейти в руки только Советов рабочих, солдатских, крестьянских и т. д. депутатов, ибо эти Советы заведомо представляют огромное большинство народа»30.

В. И. Ленин не только подчеркивал значение революционной теории для действенной пропаганды и агитации, но и неустанно сам ее развивал. В этом также заключался его неоценимый вклад в развитие научных основ партийной пропаганды. На каждом этапе деятельности партии он выступал гениальным теоретиком, пропагандистом и организатором.

В. И. Ленин учил относиться к марксизму как к науке творческой, развивающейся в тесной связи с практикой революционной борьбы, социалистического и коммунистического строительства. Вслед за Энгельсом он подчеркивал, что революционная теория «... не догма, а руководство для действия»31. В. И. Ленин продолжил дело Маркса и Энгельса, создал марксизм новой эпохи, имя которому ленинизм.

«Выйдя на мировую арену классовой борьбы как верный и стойкий последователь Маркса и Энгельса, Ленин всесторонне развил их революционное учение. Обладая непревзойденным даром научного предвидения, глубочайшего проникновения в самую суть происходящих событий и явлений, творчески применяя диалектико-материалистический метод к анализу новых исторических условий, он обогатил принципиально важными положениями все составные части марксизма, открыл новый этап в его развитии»32, — подчеркивается в постановлении ЦК КПСС «О 110-й годовщине со дня рождения Владимира Ильича Ленина» (1979 г.).

В трудах В. И. Ленина учтены особенности новой эпохи, эпохи империализма, пролетарских революций и перехода человечества от капитализма к коммунизму. Он обогатил выводы марксизма об исторической миссии рабочего класса в освободительной борьбе трудящихся, разработал учение о союзе рабочего класса и крестьянства, создал учение о марксистской партии нового типа, дал новую теорию социалистической революции. Ленин открыл Советскую власть как государственную форму диктатуры пролетариата в России, обосновал программу партии по аграрному и национальному вопросам, вооружил партию и весь народ планом построения социалистического общества в Советской стране, развил учение о построении высшей фазы коммунистического общества. В ленинском учении содержатся непреходящей ценности выводы о сущности империализма, его политике, условиях его гибели, о стратегии и тактике мирового коммунистического движения. Вот почему ленинизм — вечно живой источник революционной мысли и революционного действия.

Ленинские выступления, печатные и устные, содержали новые мысли, новые идеи. Они являлись образцом пропагандистского искусства, нередко включали конкретные советы о методологии и методике идеологического воздействия. Опыт В. И. Ленина в этом смысле столь грандиозен, столь многопланов, столь всеобъемлющ, что он может быть изучен (и изучается) лишь коллективно, силами многих обществоведов, причем не одного поколения. Общеизвестна неисчерпаемость ленинского идейного наследия.

Мы же возьмем для анализа лишь один сюжет: как ленинская статья «О кооперации» повлияла на теоретический уровень, политическую направленность партийной пропаганды, что позволит, по нашему мнению, хотя бы в ограниченной мере проиллюстрировать не только научное, политическое, но и агитационно-пропагандистское значение ленинских трудов. Начнем с того, что первые шаги социалистического переустройства сельского хозяйства были сделаны в годы гражданской войны. Однако в первые два года новой экономической политики стала все явственнее обнаруживаться недооценка социалистического преобразования деревни. Известно, что в связи с введением нэпа часть коммун перешла на положение сельскохозяйственных артелей, отказалась от уравнительного распределения, а некоторые, наиболее слабые, распались. Несколько уменьшилось и количество совхозов за счет укрупнения и ликвидации особо слабых, убыточных хозяйств. Темп развития общественных форм хозяйства в 1921—1922 гг. упал. Не только середняки, но и беднейшая часть деревни энергично взялась за укрепление своего индивидуального хозяйства. Подняло голову кулачество.

Некоторые коммунисты, в том числе и ряд руководящих работников, восприняли все это как крах идей социалистического преобразования деревни вообще, заразились неверием в создание общественных форм хозяйства на селе. Интерес к совхозам, коммунам, колхозам у некоторых работников явно упал. Это нашло свое отражение и в печати, и устной пропаганде. В февральском (1921 г.) номере «Вестника агитации и пропаганды» автор одной из статей откровенно признает: «Что  будет с совхозами дальше, сейчас трудно гадать»33.  «Вопросы обобществления сельского хозяйства отодвигаются несколько в тень»34, — вторит корреспондент из «Правды». Через несколько дней в другой заметке выражается беспокойство по поводу того, что «в области организации совхозов замечается пораженчество или ликвидаторство»35. «Колхозы теоретически признают, но на практике их игнорируют. А они нуждаются в поддержке больше, чем когда-либо»36, — беспокоится автор еще одной статьи. В «Правде» была опубликована статья Бухарина «Хозяйственные формы в Советской России»37. Не говоря уже о том, что Бухарин игнорировал здесь ленинское определение пяти общественно-экономических укладов, существовавших в нашей стране в то время, он не включил в число социалистических форм совхозы, колхозы, объединив их под общей рубрикой: «Мелкобуржуазные хозяйства и их объединения».

В июле 1921 г. проходило Всероссийское совещание заведующих агитационно-пропагандистскими отделами губкомов, обкомов, республик. В докладе Преображенского рекомендовалось «сдать в архив» саму пропаганду  социалистического строительства в деревне, ибо, по его мнению, пропаганду о пользе коллективного хозяйства надо вести в то время, когда у крестьян есть настроение, так сказать, к душеспасительным разговорам, когда люди более менее сыты, когда они с делами управились38. Против такого издевательского отношения к самой идее социалистического переустройства деревни решительно выступили рядовые участники совещания, в частности представитель Саратовского губкома. Возражая докладчику, он заявлял, что в деле агитации за коллективное хозяйство нужно прибегнуть не к душеспасительным беседам в минуты крестьянского досуга, а вести эту работу всегда, ибо жизненная необходимость диктует трудящемуся крестьянину стремление к коллективным формам труда39.

В связи с введением нэпа все враждебные Советской власти элементы, кулачество усилили борьбу против социалистических форм хозяйства в деревне. Это нашла свое отражение и в идеологической области. Буржуазные экономисты протаскивали идеи о неизбежности и целесообразности лишь капиталистического пути развития  сельского хозяйства, о буржуазном характере кооперации и т. д. По существу, то же самое проповедовали троцкисты.

Логика подобного рода пропаганды была такова: в деревне неизбежно выделяются и будут выделяться буржуазные верхи, которые заберут в свои руки распоряжение землей, сосредоточат у себя средства производства, машины, скот и т. д. Деревенские же низы, в первую очередь бедняки, начнут терять землю и средства производства, сдавать свои наделы в аренду богатеям, пойдут наниматься к ним в работники. Средний крестьянин также «обуржуазится». И все это не только неизбежно, так-де будет и лучше, ибо только на этом пути можно поднять производительность крестьянского хозяйства. Отсюда следовал практический вывод: надо снять рогатки с развития производительных сил, разрешить  полностью аренду, наемный труд. Это, дескать, наиболее верный путь к поднятию производительности сельского хозяйства. Партия же большевиков займется организацией выделяющегося полупролетарского и пролетарского слоя в деревне для борьбы с крупными арендаторами и нанимателями.

Из такого рода установок вытекала и пресловутая троцкистская теория «первоначального социалистического накопления»: за счет разорения деревни получить средства для индустриализации. «Поскольку у нас народное хозяйство разрушено, необходимо вновь первоначальное накопление, которое капитализм уже проводил»40, — развивал эту мысль Троцкий. Преображенский ратовал за «перераспределение производительных сил между промышленностью и сельским хозяйством»41, что означало, если снять словесную шелуху с этих рассуждений, строить промышленность за счет эксплуатации крестьянства.

Усиленно обсуждался в печати, на собраниях, в лекциях и докладах, в устной и печатной пропаганде вопрос о роли и месте кооперации. Дело в том, что значение ее возрастало. Особенно большие надежды на нее возлагались в деле организации продуктообмена, а затем и торговли, когда выяснилось, что продуктообмен не получился. Кооперация была выведена из подчинения Наркомпрода. Роль кооперации, по существу, признавалась всеми, но оценка ее была разной. 10 марта в Доме Союзов под председательством наркома земледелия Яковенко состоялся диспут на тему «Грядущее сельского хозяйства», в котором приняли участие руководящие работники наркомата, деятели кооперации, экономисты, стоящие на позициях буржуазной политэкономии. Последние показали себя как заядлые проводники эсеровской, «сменовеховской» идеологии. Так, профессор Чаянов горой стоял за кооперацию буржуазного типа, требовал невмешательства в ее работу со стороны партии и Советского государства. Профессор Бруцкус иронически говорил об утопических стремлениях коммунистов осуществить идеалы земного рая. Как продразверстку, так и продналог он объявлял причиной разорения крестьянства, насилием над свободной человеческой личностью. Выход он видел только в частном крупном землевладении.

В устной и печатной пропаганде того времени высказывалось немало правильных мыслей по поводу будущего деревни, роли кооперации. Так, В. Карпинский на  страницах «Правды» выступает за кооперирование деревни, подчеркивает, что Советское государство должно высказаться за коллективное землепользование. «Трудовая земледельческая артель — наиболее целесообразная ее форма»42,— резюмирует автор. Г. Каминский (впоследствии председатель правления Колхозцентра СССР) в статье «Сельскохозяйственная кооперация в кампании 1922 года»43 предлагал объединить в кооперацию маломощный элемент деревни, обеспечить ему поддержку и вырвать кооперацию из-под влияния кулацких верхов, избегая методов административного воздействия. В ряде статей («Правда») и брошюр работника Наркомзема П. Гурова на тему о кооперации развивается мысль о том, что беднота должна организоваться при поддержке государства в артели, коммуны, товарищества совместно с середняцким крестьянством44. Рассказывая об итогах обследования по поручению ЦК одной из волостей Волоколамского уезда Московской области, он приходит к выводу, что противодействием кулачеству в деревне является прежде всего создание разных форм кооперативов, в том числе организация машинных товариществ и т. д. Например, Яропольское кооперативно-техническое товарищество имело небольшую гидростанцию, освещая 9 деревень. От электростанции работала кооперативная мельница и ремонтная мастерская. Кооперация имела 10 лавок и вела закупку льна45.

Видный деятель партии П. Стучка опубликовал в «Правде» статью под заголовком: «Что ждет от нас крестьянин?» Поставив вопрос, «по какому пути в самом деле у нас пойдет крестьянское хозяйство?», автор сам и отвечает на него: «Прежде всего надо отбросить старое недоверие к будущему крестьянства». П. Стучка выражает несогласие с утверждением, что крестьянин превращается в своей массе в кулака. Напротив, автор убежден, что трудящийся крестьянин умеет ценить свою дружбу с коммунизмом. Что же касается вопроса о конкретных мерах перехода к высшей стадии развития, то он предлагает его разрешение «предоставить будущему».

Обозревая те споры, которые велись в 1921 — 1922 гг. по вопросам кооперативного строительства в деревне, нельзя не видеть, что даже у горячих сторонников сельскохозяйственной кооперации не было достаточно ясного представления о путях социалистического строительства в деревне. Некоторые связывали кооперацию с госкапитализмом (хотя последний у нас не привился, а получил развитие социалистический уклад), считали сельскохозяйственную производственную кооперацию важным шагом к социализму, но не самим социализмом. Причиной подобных заблуждений явилось непонимание сущности «коммуны», «сельскохозяйственной артели», отрыв их от общего понятия «кооперация», нередкое противопоставление одного другому. Ленинские идеи, развитые им в ряде печатных и устных выступлений, не были в достаточной степени усвоены партийными массами. Партийно-советская печать отражала обеспокоенность общественности оживлением и ростом капиталистических элементов в деревне, усилением их политической активности. Материалы печати свидетельствовали о противоречивости имеющихся взглядов по этому коренному вопросу. Одни недооценивали кулацкую опасность, другие, особенно троцкисты, ее преувеличивали, считали невозможным вовлечение крестьянства в социалистическое строительство через кооперацию. Требование немедленного огосударствления крестьянских хозяйств перемежалось с предложениями фермерского пути развития. Проявлялось непонимание роли кооперации в борьбе с капиталистическими отношениями в деревне.

Противоречивы были и практические шаги. В газетах говорилось о нездоровых тенденциях в самой практике кооперативного строительства. Приводились факты третирования кооперативных организаций со стороны государственных органов, отказа в необходимой финансовой помощи, увлечения реорганизацией и соподчинением различных видов кооперации46.

В этой обстановке В. И. Ленин, зная, что особенно волнует партию, что особенно важно для правильной политики в настоящем и будущем, диктует свою статью «О кооперации». Здесь вождь партии и руководитель Советского государства дал ответы на вопросы, поставленные самой жизнью, теоретически обосновал сложнейшую проблему социалистического преобразования сельского хозяйства.

Ленинская работа «О кооперации» явилась выдающимся документом творческого марксизма, крупнейшим событием в жизни партии. Здесь В. И. Ленин подытожил и развил дальше свои взгляды о путях социалистического преобразования деревни, дал стройное изложение знаменитого кооперативного плана. Более того, В. И. Ленин подвел черту под всеми спорами и разногласиями о будущем деревни, которые имели место в партии в 1918— 1922 гг., дал четкий и ясный ответ на вопрос о преобразовании раздробленного мелкого крестьянского хозяйства в крупное социалистическое производство.

Статья «О кооперации» была очень своевременна. Отсутствие четкой и ясной перспективы социалистического строительства могло самым серьезным образом затормозить пропаганду и практическую работу по дальнейшему укреплению союза рабочего класса и крестьянства. Ленин с огорчением отмечал: «У нас, мне кажется, недостаточно обращается внимания на кооперацию... переходя к нэпу, ... забыли думать о кооперации ... недооцениваем теперь кооперацию ... начали забывать уже гигантское значение кооперации...»47

Произошло примерно то же, что имело место в партии после Февральской революции 1917 г., когда не было ясного понимания дальнейшего хода революции, и лишь в связи с принятием ленинских Апрельских тезисов партия обрела уверенность и силу. В работе «О кооперации» Ленин дал отповедь тем, кто не верил в возможность втягивания крестьянства в социалистическое строительство, наметил конкретные пути работы партии по строительству социализма в деревне. Его вывод о том, что «...строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства, при классовой победе пролетариата над буржуазией — это есть строй социализма»48, явился тем гениальным открытием, которое опровергло догматизм противников кооперации и окрылило ее сторонников верой в правильность избранного пути.

Ленинская статья дала громадный толчок к усилению теоретической, агитационно-пропагандистской, организаторской работы партии. Эта ее особенность была подмечена партийно-советской печатью сразу же после ее опубликования. «После появления статьи т. Ленина о кооперации места сильно заинтересовались кооперативными вопросами», — сообщает «Правда». «Надо шире популяризировать гениальные мысли т. Ленина о роли советской кооперации, — призывает ее передовая. — Повторяя слова тов. Ленина, мы должны подчеркнуть, что социализм в нашей стране — это объединение трех могучих китов: Советская власть, электрификация и кооперация». «Полемика, которая разгорелась вокруг статьи тов. Ленина, совершенно необычна, и не по числу и жанру статей, а главным образом, по их глубине и искренности»49,— говорилось в центральном органе нашей партии. Только за июнь 1923 г. в московских газетах было помещено 17 материалов по поводу ленинской статьи «О кооперации».

На страницах печати развернулось активное обсуждение ленинских принципов социалистического кооперирования сельского хозяйства: добровольности членства и материальной заинтересованности крестьян от участия в кооперации; всесторонней помощи рабочего класса, государства в развитии кооперации; постепенности перехода от простых форм кооперирования к более сложным производственным объединениям крестьянских хозяйств; необходимости классового подхода к кооперации как важнейшему средству борьбы с капиталистическими элементами в деревне.

 На первых порах не все сумели правильно осмыслить содержание и значение статьи В. И. Ленина «О кооперации». Материалы прессы показывают, что в ряде случаев она рассматривалась вне связи с другими ленинскими  работами о социалистическом кооперировании крестьянства. Наблюдалась недооценка роли кооперации в борьбе с частным торговым капиталом, отрицался социалистический характер кооперативных организаций, неправильно истолковывалась ленинская идея постепенности перехода от снабженческо-сбытовых объединений к производственному кооперированию, высказывались предложения о превращении кооперации в придаток государственной промышленности.

Однако тот мощный идеологический заряд, который  дала партии, ее агитационно-пропагандистской работе ленинская статья «О кооперации», помог преодолеть старые и ошибочные представления о кооперации, отразить попытки всех антипартийных элементов ревизовать ленинский кооперативный план и таким образом подготовить условия для его практического осуществления.

Аналогичную роль в повышении научности, эффективности партийной пропаганды играли и другие ленинские произведения дооктябрьского и послеоктябрьского периода. Это особенно ярко прослеживается при глубоком анализе конкретно-исторической обстановки, положения в партии, тех конфликтных ситуаций, той борьбы, которая имела место в ходе поиска истины, разработки научно обоснованной стратегии и тактики партии.

 

КОНКРЕТНО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ПОДХОД

Важнейшим показателем научности партийной пропаганды является конкретно-исторический подход к оценке событий и явлений. В. И. Ленин учил рассматривать факты и события в соответствии с реальной действительностью прошлого и настоящего, с их значением для будущего. «Весь дух марксизма, — писал он, — вся его система требует, чтобы каждое положение рассматривать лишь (а) исторически; (b) лишь в связи с другими; (c) лишь в связи с конкретным опытом истории»50.

Ha V съезде РСДРП В. И. Ленин критиковал, например, меньшевиков за то, что они проводили знак равенства между реакционностью либералов и реакционным утопизмом крестьян. Крестьянская идея об уравнительности землепользования была утопична и реакционна с точки зрения социализма, но революционна с точки зрения буржуазно-демократического движения, ибо выражала стремление крестьянства разгромить помещиков, отнять у них землю. Тогда как либералы желали свернуть революцию, низвести ее до конституционной монархии. Вот почему приравнивание реакционности либералов и утопических представлений крестьянства Ленин называл вопиющей исторической и логической ошибкой. В лекции «О государстве», раскрывая историю возникновения и развития государства, В. И. Ленин призывает своих слушателей не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление возникло, какие главные этапы в своем развитии оно проходило, и с учетом этого оценивать явление теперь51. Так оратор характеризовал научный подход к вопросу о единстве исторического и логического анализа. Принцип историзма, таким образом, воплощает диалектическое единство логического и исторического анализа. В развитии любой науки должна сохраняться преемственность. В области марксистско-ленинской теории эта  преемственность состоит в том, что выводы и обобщения,  сделанные ранее, составляют идейный багаж, необходимую предпосылку для дальнейшего развития революционной науки.

Особое значение исторического подхода, исторического исследования для общественных наук объясняется еще и их спецификой. Если в естественных науках обычно применяются лабораторные исследования, включающие эксперимент, а исследователь природы может наблюдать изучаемые им явления, повторяющиеся много раз и продолжительное время, то в области общественных наук возможность эксперимента очень ограничена, а иногда и вовсе исключена. Историк лишен этой возможности и в своих обобщениях в большей мере использует опыт, зафиксированный в различных исторических источниках. Поэтому общественные науки в значительной мере пользуются историческим методом исследования. В то же время любой историк-марксист не может обойтись без логического метода, без выявления закономерностей, иначе его работа будет представлять груду примеров, ни в какой мере не выявляющих логику исторического развития. Точно так же исследователи марксистской философии, политэкономии и других наук нуждаются в конкретных фактах, рассмотренных в их историческом развитии. Короче говоря, исторический метод без логического слеп, а логический без исторического беспредметен.

Обращение к истории вопроса, проблемы — характерный ленинский прием. Именно так поступил В. И. Ленин в отношении животрепещущей проблемы — диктатуры пролетариата. После установления Советской власти все теоретические и практические вопросы сводились, по сути дела, к одному — как укрепить диктатуру пролетариата в нашей стране, как построить социализм. Осенью 1920 г. появилась ленинская работа «К истории вопроса о диктатуре». Объясняя побудительные мотивы написания статьи, В. И. Ленин пишет, что для полного выяснения вопроса о диктатуре пролетариата «необходимо знать его историю», и дает читателям цельное, связное, последовательное изложение того, как большевики с первых же дней своего существования разрабатывали этот коренной вопрос марксизма в борьбе с оппортунистами самого различного толка52.

Еще раньше Ленин подчеркивал важность исторического подхода к тому или иному событию, как, например, к вопросу о Брестском мире, по поводу которого он опубликовал в конце февраля 1918 г. в «Правде» статью «К истории вопроса о несчастном мире». Статья начинается так: «Теперь не до истории, могут сказать, пожалуй. Да, если неразрывной, непосредственной практической связи прошлого с настоящим по известному вопросу нет, тогда допустимо утверждение подобного рода. Но вопрос о несчастном мире, архитяжком мире, вопрос такой злободневный, что на выяснении его надо остановиться»53. И действительно, в своей полемике с «левыми коммунистами» Ленин не раз обращался к истории разногласий. Точно так же в период профсоюзной дискуссии он советует не только изучать платформу оппортунистов в их «последнем издании», но и тщательно ознакомиться с ходом борьбы, проследить столкновение мнений от начала до конца, ибо сущность разногласий развертывается, конкретизируется, сплошь и рядом видоизменяется в ходе борьбы.

В. И. Ленин широко использует такие средства исторического анализа, как аналогии, сравнения, экскурсы.

В. И. Ленин часто прибегал к историческим аналогиям, чтобы с их помощью выяснять сущность, перспективы развития того или иного явления общественной жизни. При этом Ленин всегда руководствовался тезисом, что старые ситуации не повторяются в их прежнем виде. Он резко критиковал тех, кто забывал, что схожесть явлений и событий, их кажущаяся повторяемость носят относительный, а не абсолютный характер.

В период борьбы за Брестский мир В. И. Ленин неоднократно проводил аналогию между тем, что было в большевистской партии летом 1907 г. и в феврале — марте 1918 г. Летом 1907 г. значительная часть большевиков была за бойкот III Думы, а Ленин защищал участие в ней и из-за этого «подвергался ожесточенным нападкам», по его собственному выражению. В начале 1918 г. Ленин оказался в меньшинстве по вопросу о необходимости заключения мира с Германией.

«Левые» коммунисты и троцкисты критиковали его. «Объективно, вопрос стоит теперь, равным образом, вполне аналогично...»54, — констатировал Владимир Ильич. Аналогичное заключалось в том, что как «левые» летом 1907 г., так и «левые» коммунисты в период борьбы за Брестский мир дали увлечь себя фразе, не поняли новой общественно-экономической и политической ситуации, не учли изменения условий, требующих крутых изменений в тактике. История, последующие события подтвердили правильность ленинской позиции.

Ленинские аналогии восхищают своей разносторонностью, изобретательностью, точностью. Подчас лишь одно упоминание о прошедших событиях, подчеркивание главного, что их объединяет, дает чрезвычайно яркое освещение событий.

На X съезде партии в политическом отчете Ленин говорил о том, что мы совершили аналогичные по своему характеру ошибки: слишком быстро продвигались к Варшаве, нерасчетливо расходовали хлеб, полученный по продразверстке, то же самое допустили в отношении топлива. И вывод, собственно говоря, напрашивался сам собой: нельзя переоценивать свои силы и возможности, недооценивать силы противника, недооценивать трудности социалистического строительства. «Нужна гораздо более длительная подготовка, более медленный темп,— вот урок, который мы за этот год пережили...»55,— таков был вывод из приведенной Лениным аналогии.

Важное место в ленинском арсенале занимают исторические сравнения. Они используются Лениным для выяснения особенностей переживаемого момента с помощью сравнения тех или иных ситуаций, выявления того особенного, отличительного от предыдущих этапов развития, что составляет характерную черту современной действительности. В. И. Ленин обращает внимание на то, что сравнивать можно только сравнимое, ибо формальный догматический подход к историческим экскурсам не только не приблизит к истине, а, напротив, запутает вопрос. Здесь особо важное значение имеет ленинское указание о том, что марксизм требует учета объективных условий и их изменений, что всегда надо ставить вопрос конкретно. Общее или различное в сравниваемых ситуациях носит всегда относительный, а не абсолютный характер. Глубокий философско-политический смысл имеет ленинское указание о том, что «пример — не доказательство. Всякое сравнение хромает. Это — истины бесспорные и общеизвестные, но их не мешает напомнить, чтобы нагляднее представить границы значимости всякого сравнения вообще»56.

В самом деле, примеров, в том числе и из истории, можно тенденциозно надергать для подтверждения любого положения. Марксизм-ленинизм считает, что для анализа надо брать не первые же попавшиеся под руку, а типичные факты, отражающие основные тенденции явлений, и на основе их развертывать теоретические положения. Как утверждал Ленин, сравнение не есть отождествление. Обратимся к примерам. Ленин, как известно, глубоко изучил опыт Парижской Коммуны по произведениям Маркса и Энгельса, по другим источникам. Он часто обращался к нему до 1917 г. и в послеоктябрьский период.

Свой доклад на III Всероссийском съезде рабочих, солдатских и крестьянских депутатов (январь 1918 г.) Ленин начинает сравнением нашей пролетарской революции с Парижской Коммуной. Ко времени съезда Советская власть просуществовала 2 месяца и 15 дней, т. е. на 5 дней больше того срока, в течение которого жила и боролась Парижская Коммуна. Докладчик призывает бросить взгляд назад и сравнить Парижскую Коммуну с Советской властью, затем он подчеркивает, что Советская власть сделала много больше по сравнению с Парижской Коммуной, хотя находится до сих пор в весьма тяжелых условиях. Такое сопоставление позволило Ленину с чрезвычайной убедительностью подвести аудиторию к пониманию всемирно-исторического значения Октябрьской революции, и призвать участников съезда к дальнейшей выдержке, настойчивости и бодрости духа57.

Часто В. И. Ленин применяет сравнения для того, чтобы показать движение нашей революции вперед через все препятствия и преграды, чтобы яснее вычленить те задачи, на решение которых надо сосредоточить главное внимание. В момент начала деникинского наступления на Москву Ленин докладывал о современном положении и ближайших задачах Советской власти на широком заседании советских и профсоюзных работников в Москве (4 июля 1919 г.). Ленин предложил слушателям припомнить пережитое за год и сличить июль 1919 г. с июлем 1918 г. Опираясь на хорошо известные присутствующим факты, он доказал, что в июле 1918 г. положение было несравненно тяжелее, что к современному моменту Советская власть укрепилась и «поэтому тысячу раз было бы преступно поддаваться панике»58. Используя методический прием сравнения, Ленин не только дал глубоко научный и конкретный анализ обстановки и вытекающих из нее задач, но и весьма эффективно воздействовал на сознание и чувства людей.

Очень содержательны и поучительны экскурсы В. И. Ленина в прошлое, которые помогали извлекать из опыта прошлого уроки для настоящего и будущего, давать объяснение происходящего. Многие доклады, речи, печатные выступления Ленина прямо начинаются с совета обратиться к прошедшим событиям, изучить их, выявить самое существенное и основное, сделать из анализа практические выводы. Такова его речь в Московском Совете рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов (12 марта 1918 г.). Для преодоления уныния и разочарования Ленин предлагает посмотреть на окружающее и вспомнить, что сделала революция за истекший после Февральской революции год. Присутствующие с затаенным дыханием следили за рассуждениями Владимира Ильича; их сомнения рассеивались; они проникались уверенностью в завтрашний день революции.

В докладе на VII съезде партии В. И. Ленин дает «очерк революции в целом», на IV Чрезвычайном Всероссийском съезде Советов предлагает аналитически рассмотреть, «каков был ход революции до сих пор», на VIII съезде партии свою задачу докладчика он видит в том, чтобы «дать отчет о нашей революции». В конце гражданской войны в речи на совещании председателей уездных комитетов Московской губернии (15 октября 1920 г.) Ленин заявил, что «... как раз теперь можно и следует бросить общий взгляд на эту войну, на ее значение и попытаться обдумать те уроки, которые дает всем нам только что закончившаяся и еще неизвестно действительно ли прочно окончившаяся война»59.

Величайшая ценность ленинских аналогий, сравнений, экскурсов в историю общественного развития заключается в том, что они даются на основе высших достижений марксизма, являются синтезом гениального ленинского обобщения теории и практики революционной борьбы.

Но самой существенной чертой ленинского конкретно-исторического анализа является заостренность его на будущее, целеустремленный взгляд вперед, в завтрашний день борьбы. В. И. Ленин самым энергичным образом подчеркивал, что революционер не может стоять лицом к прошлому. Основной порок меньшевизма, так убедительно раскрытый Лениным в его произведениях, состоял в том, что они всегда боялись будущего, обращались к нему спиной, стояли лицом к прошлому, вследствие такой позиции всегда отставали от жизни, от действительной революционной борьбы, не могли правильно, научно предвидеть ход событий. Меньшевики выступали, например, против курса большевиков на вооруженное восстание, но когда оно в 1905 г. стало фактом, они признали на словах необходимость вооруженного восстания, однако выступали за стихийный ход его развития, боролись против ленинской установки на практическое руководство вооруженным восстанием, путались в ногах, тащили революцию не вперед, а назад.

В. И. Ленин учил относиться к истине как к процессу конкретно-историческому. Ему принадлежит знаменитое изречение, что абстрактной истины нет, истина всегда конкретна. Ленин считал одним из самых больших грехов в поисках истины — подмену конкретного абстрактным. Он утверждал: «... всякая абстрактная истина становится фразой, если применять ее к любому конкретному положению»60.

Весьма поучительно, как В. И. Ленин разоблачал «героев фразы» в период борьбы за заключение Брестского мира в 1918 г. Важнейшим ленинским оружием в преодолении абстрактных лозунгов «левых» коммунистов и был конкретно-исторический подход к анализу событий.

В. И. Ленин ставил перед «левыми» фразерами такие вопросы, на которые нельзя было ответить уклончиво; требовалось дать определенный, не допускающий двух толкований ответ. А для оппортунистов всех мастей типичны расплывчатость во взглядах, неопределенность позиции, виляние и шараханье в крайность. Точно так же и «левые» коммунисты виляли, щеголяли звонкой фразой, отделывались бессодержательными отговорками, «пускали мыльные пузыри», по ленинскому выражению, сеяли путаницу в умах людей. Вот почему так важно было «прижать (их. — В. Д.) к стене» и заставить высказаться по существу, чтобы наглядно вскрыть всю фальшь их позиции. Ленин настаивал, например, чтобы «левые» вразумительно, без обиняков изложили свое мнение по вопросу: «Можем ли мы воевать?» Он советовал сторонникам войны с Германией поехать на фронт и своими глазами убедиться, в каком состоянии находится армия.

В. И. Ленин называл ноздревщиной игру «левых» коммунистов словами, вроде «международная революционная пропаганда делом». «Хотите воевать сейчас, так говорите это прямо. Не хотите отступать сейчас, так говорите прямо, — настаивал Ленин. — Иначе вы — орудие империалистской провокации, по вашей объективной роли»61, — так разоблачал он «словесные кюнштуки» противников Брестского мира.

Типичной ноздревщиной и пустозвонством изобиловало, например, выступление Троцкого на III Всероссийском съезде Советов (январь 1918 г.) о ходе переговоров с Германией. Всячески доказывая, что Германия не только не в состоянии наступать, а даже не сможет, если и попытается, закрепить, аннексировать занятые ею территории, Троцкий продолжал слепо верить в неизбежность восстания рабочих на Западе в том случае, если Германия перейдет в наступление. Троцкий по-прежнему считал российский рабочий класс, прошедший огонь трех революций, показавший всему миру свою революционность, самопожертвование и героизм, несмышленым «младшим братом», судьба которого зависела прежде всего от прямой помощи «старшего брата» — рабочих Западной Европы.

Воинственные призывы неслись также со страниц многочисленных статей сторонника Троцкого — Радека, требовавшего мира с Германией «без аннексий и контрибуций». «Или такой мир, или никакой». «Пусть двинет немецкий империализм свои войска ... пусть попробует!»62— заявляли они.

В. И. Ленин проявил исключительную выдержку, твердость и сумел доказать необходимость принятия тяжелых условий мира. В борьбе с Троцким, Бухариным и их единомышленниками Владимир Ильич продемонстрировал еще раз сущность марксистского научного предвидения.

В спорах о мирном договоре с Германией столкнулись два метода мышления: ленинский — диалектический и догматический антиисторический метод троцкистов и бухаринцев.

«Левые» коммунисты превратили в фразу бесспорную философско-историческую истину, что окончательная победа социализма в Советской стране зависит от победы революций в других странах. На основании схоластических доводов, оторванных от жизни, «левые» доказывали, что европейская революция вспыхнет и победит непременно до тех пор, пока немцы успеют дойти, если только отважатся наступать, до Петрограда, Москвы, Киева. Ленин заклеймил позором эти авантюристические представления «левых». «А вы это измерили, вы нашли такой инструмент, чтобы определить, что немецкая революция родится в такой-то день? — спрашивал Ленин.— Нет, вы этого не знаете, мы тоже не знаем. Вы все ставите на карту»63. В. И. Ленин посчитал необходимым разъяснить этот вопрос в своем «Письме к американским рабочим»: «Мы ставим ставку на неизбежность международной революции, но это отнюдь не значит, что мы, как глупцы, ставим ставку на неизбежность революции в определенный короткий срок»64.

Таким образом, принцип историзма не обращен только в прошлое, когда речь идет об оценке событий исторической давности. Подлинно исторический анализ предполагает применение своего рода трехчленной формулы: прошлое — настоящее — будущее.

* * *

На протяжении всей своей истории КПСС свято соблюдала и соблюдает ленинские указания о творческом развитии революционной науки в тесной связи с практикой. Она всегда руководствовалась и руководствуется ленинским принципом научности партийной пропаганды. Эта закономерность в деятельности партии нашла свое яркое воплощение и в условиях зрелого социализма. На ее существе не раз останавливался Л. И. Брежнев: «Ни одно общество не нуждалось так в научной теории, как социалистическое общество»65.

Марксистско-ленинская теория в наши дни прокладывает путь практике, обеспечивает строго научный подход к руководству экономической и культурной жизнью народа, является незыблемым фундаментом всей идейно-воспитательной работы, формирования научного мировоззрения советских людей. «Изучение революционной теории— это большой и напряженный труд, труд благодарный, который обогащает человека, поднимает его до понимания великих задач созидания коммунизма, делает его сознательным участником мирового революционного процесса»66.

Вести пропаганду и агитацию на уровне современных достижений общественных и других наук, в тесной связи с задачами коммунистического строительства — это и есть практическое осуществление ленинского принципа научности.

Фундаментальной основой партийной пропаганды являются труды Маркса, Энгельса, Ленина. Бесценные страницы ленинских трудов сохраняют свою актуальность и в наши дни. Ленинизм — теоретическая база решения сложнейших вопросов революционной борьбы и строительства нового общества, организации эффективной идеологической работы в условиях развитого социализма. «Верным компасом во всей нашей жизни и работе было и остается марксистско-ленинское учение,— говорил Л. И. Брежнев. — Мы обязаны постоянно обращаться к гениальным трудам нашего вождя и учителя Ленина, изучать их и руководствоваться ими»67.

Следуя ленинским заветам о творческом развитии революционной теории, КПСС во все больших масштабах развертывает эту работу. Возрастающее значение общественных наук со всей силой подчеркнул XXV съезд КПСС. Съезд стал важным этапом в развитии марксизма-ленинизма. Так, большой теоретический и практический интерес имеют выдвинутые положения о построении в СССР развитого социалистического общества, о соединении достижений НТР с преимуществами социалистической системы хозяйства, о возникновении в нашей стране за годы социалистического строительства новой исторической общности — советского народа, о дальнейшем возрастании руководящей роли КПСС.

Крупным достижением теоретической деятельности КПСС следует считать дальнейшее развитие ленинских идей о мирном сосуществовании двух систем как особой формы классовой борьбы. Теоретические и политические оценки особенностей современного мирового развития позволили съезду партии принять конкретную, научно обоснованную программу коммунистического строительства.

XXV съезд КПСС развил дальше учение о построении коммунистического общества. Он всесторонне обосновал сущность комплексного подхода в области экономики, социального развития, идейно-воспитательной работы, вскрыл их диалектическую связь и взаимозависимость. На съезде говорилось о том, что наряду с созданием материально-технической базы коммунизма, совершенствованием социалистических общественных отношений важнейшей предпосылкой перехода к коммунизму является утверждение социалистического образа жизни. Впервые эта задача была поставлена в ряд с другими коренными проблемами строительства коммунизма.

Глубокие теоретические выводы содержатся в документах ЦК КПСС, в трудах Л. И. Брежнева, других руководителей партии и Советского правительства.

Идеологические работники располагают сегодня таким научным арсеналом, какого еще никогда не было. По богатству, глубине и силе воздействия марксистско-ленинская наука не имеет себе равных. Ее непрерывное творческое развитие и обогащение КПСС, другими марксистско-ленинскими партиями — важнейшая предпосылка для повышения эффективности партийной пропаганды. Необходимость «усилить разработку актуальных проблем марксистско-ленинской теории» подчеркнута в постановлении ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы» (1979 г.).

Партия требует от работников идеологического фронта творческой пропаганды великого марксистско-ленинского учения, с тем чтобы люди не просто хорошо знали его основные положения, а учились находить в теории, в трудах Маркса, Энгельса, Ленина, в документах КПСС ключ, самый правильный метод для решения тех вопросов, которые ставит на повестку дня наша сегодняшняя действительность.

 

Примечание:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 32, с. 442.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 34, с. 415.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 67.

4 Крупская Н. К Педагогические сочинения, т. 9, с. 496.

5 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 45—46.

6 См. там же, с. 396—397.

7 См. там же, с. 472—478.

8 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 473.

9 Там же, с. 477.

10 См.: Справочный том к Полному собранию сочинений В. И.Ленина. М., 1970, ч. II, с. 339—356.

11 См.: Левин Л. А. Из истории пропаганды В. И. Лениным литературного наследия К. Маркса и Ф. Энгельса в годы Советской власти. — Вопросы истории КПСС, 1976, № 11.

12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 8.

13 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 305.

14 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 28.

15 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 1, с. 205.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 20, с. 357.

17 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 9, с. 468.

18 См. там же, с. 392—393.

19 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 212

20 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 16, с. 193—413.

21 См. там же, с. 542—543.

22 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 1, с. 309.

23 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 19, с. 277.

24 Ленин В. И. Полн. собр. соч.. т. 35, с. 172.

25 Там же, с. 202.

26 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 161.

27 Там же, с. 144.

28 См. там же, с. 140.

29 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 395.

30 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 279.

31 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 20, с. 84.

32 О 110-й годовщине со дня рождения Владимира Ильича Ленина. Постановление ЦК КПСС от 13 декабря 1979 г. М., 1979, с. 3

33 Вестник агитации и пропаганды, 1921, № 5—6, с. 16.

34 Правда, 1921, 10 августа.

35 Правда, 1921, 14 августа.

36 Правда, 1921, 31 декабря.

37 См.: Правда, 1922, 7 февраля.

38 См.: Вестник агитации и пропаганды, 1921, № 16—17, с. 26.

39 См. там же, с. 28.

40 Правда, 1922, 13 октября.

41 Правда, 1921, 23 декабря.

42 Правда, 1921, 21 декабря.

43 См.: Правда, 1922, 24 февраля.

44 См.: там же.

45 См.: Правда, 1922, 12 сентября.

46 См.: Борисов В. Г. Партийная печать как источник изучения  пропаганды и практики осуществления ленинского кооперативного ) плана (1923—1925 гг.). Автореф. канд. дис. Горьковский университет, ) 1970. с. 12—13.

47 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 369, 371.

48 Там же, с. 373.

49 Правда, 1923, 7 июля.

50 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 49, с. 329.

51 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 67.

52 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 369—391.

53 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 243.

54 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 253.

55 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 13.

56 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 417.

57 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 261—279

58 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 32.

59 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 344.

60 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 396.

61 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 290.

62 Правда, 1918, 5 февраля.

63 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 19.

64 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 64.

65 Брежнев Л. И. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС, т. 1, с. 28.

66 Там же, с. 409.

67 Брежнев Л. И. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС, т. 1, с. 58.

 


 

 

ГЛАВА 4

ИСТОЧНИК СИЛЫ И ДЕЙСТВЕННОСТИ

Правда, справедливость, истина — сколько сил и энергии пришлось потратить на их поиски! Эти поиски начались с тех пор, как человек выделился из царства животных. Многие века люди полагали, что справедливость существует только на небе, в загробном мире. Так их учила религия.

Передовые представители человечества не раз пытались установить правду на земле. И тогда рабовладельческие деспотии сотрясались под ударами рабов, а феодальные монархии трещали под напором крестьянских восстаний. Это неистребимое стремление трудящихся масс к правде, справедливости нашло отражение в народных сказаниях и легендах о правдолюбцах, в пословицах и поговорках, как, например: «Правда дороже золота», «Правда — свет разума», «Правда — светлей солнца», «Правда силу родит» и т. д.

Но только с возникновением марксизма эта борьба за правду стала на реальный, научно обоснованный путь. И глубоко символично, например, что центральный печатный орган КПСС носит название «Правда». Правдивость — источник силы и действенности коммунистической пропаганды, важнейший ленинский принцип идейно-политического воспитания масс.

В годы гражданской войны В. И. Ленин не раз подчеркивал решающую роль правдивости пропаганды и агитации в борьбе за умы и сердца людей. Он говорил на IX съезде партии: «Если наши противники говорили и признавали, что мы сделали чудеса в развитии агитации и пропаганды, то это надо понимать не внешним образом, что у нас было много агитаторов и было истрачено много бумаги, а это надо понимать внутренним образом, что та правда, которая была в этой агитации, пробивалась в головы всех»1.

Успех идеологической работы и сегодня во многом зависит от наиболее полного воплощения в жизнь ленинского требования. Нельзя не учитывать, что ленинский принцип правдивости пропаганды и агитации подвергается ожесточенным нападкам со стороны буржуазных фальсификаторов. Апологеты империализма всеми силами стремятся подорвать доверий к агитации и пропаганде коммунистов, клевещут на идеологическую работу КПСС.

 

БУРЖУАЗНЫЕ ФАЛЬСИФИКАТОРЫ «ЗА РАБОТОЙ»

Труды антикоммунистов при всей многочисленности публикаций очень бедны идеями и построены по шаблонной схеме. Все они стремятся представить дело так, что идеологическая работа коммунистов лишена научной основы, неправдива, строится на фальсификации, обмане масс. То, что является неотъемлемой сущностью капиталистической прессы, радио, телевидения, они приписывают и нашим органам пропаганды. В своей пропаганде буржуазные идеологи действительно предпочитают ложь, считая правду вредной для успеха идеологического воздействия, манипулируют общественным сознанием. Одни из них говорят об этом прямо, другие — завуалированно.

Еще в 20-е годы в Англии вышла книга об опыте английской пропаганды в годы первой мировой войны2. Здесь содержатся и «теоретические» обобщения сути буржуазной пропаганды вообще. Лейтмотивом книги выступает формулировка из «Британской энциклопедии»: «Отличительная черта пропаганды (буржуазной. — В. Д.) — безразличие к правде. Правда ценна лишь постольку, поскольку она может оказывать желаемое воздействие. Полная правда была бы вообще излишней и приводила бы к ошибкам»3. Сказано довольно ясно, и особых комментариев не требуется. Автор книги не только разделяет эту точку зрения, но и дает рекомендации, как на практике надо сие осуществлять. По его мнению, первостепенное правило пропаганды — «пользоваться только правдоподобными утверждениями». Он советует своим коллегам, буржуазным пропагандистам, опасаться прежде всего одного — «не пользоваться противоречащими друг другу доводами», хотя бы и фальшивыми, ложными. Автор призывает действовать «осмотрительно и осторожно», создавать определенную систему идеологического воздействия4.

Аналогичные установки выдвигают и современные буржуазные идеологи. В одной из книг, посвященных внутренней пропаганде в капиталистических странах, американские и английские социологи по-прежнему отводят средствам массовой информации роль манипуляторов сознанием и чувствами людей5. Американский социолог Майкл Чукас призывает использовать данные различных наук в борьбе за души людей, координировать фабрикации общественного мнения путем массового распространения лжи, заблуждений, выгодных буржуазии стереотипов6.

В отношении коммунистической пропаганды у буржуазных идеологов наблюдаются разные оттенки. В одних случаях действенность коммунистической пропаганды и агитации даже преувеличивается, в других эффективность ее принижается. Но все без исключения антикоммунистические идеологи отказывают коммунистической пропаганде в правдивости. Причем на различных этапах борьбы двух систем, борьбы социализма и капитализма, эта буржуазная фальсификация была то более грубой, то более завуалированной, но неизменной оставалась лживая сущность антикоммунистических писаний.

В годы гражданской войны буржуазная пропаганда стремилась грубо скомпрометировать большевиков и их идеологическую деятельность. Народные массы рисовались ими как «жертвы» большевистской пропаганды.С этой целью идеологи II Интернационала, меньшевики, эсеры, а за ними и буржуазные идеологи «теоретически» обосновывали ошибочность политической линии большевиков, нереальность их планов. Отрицался социалистический характер Октябрьской революции. Широкое хождение имели утверждения, что она всего лишь запоздалая буржуазная революция; оспаривался тезис о возможности социалистической революции в отсталой крестьянской стране; власть в Советской Республике представлялась не как диктатура пролетариата, а как диктатура большевистской партии, ее вождей и пр. И как вывод из всего этого — предсказания неизбежного разочарования масс, краха якобы «фальшивой» пропаганды и агитации коммунистов.

Какое представление пытались создать о большевиках, об их массово-политической работе империалисты, можно видеть из такого документа периода гражданской войны, как официальный отчет так называемой «Овермескoй комиссии» сената США (февраль—март 1919), в котором содержатся признания, что «пропаганда большевиков организована изумительно. В России она  ведется с громадным успехом»7. Весь клеветнический спектакль (допрос «свидетелей» в комиссии сената) преследовал цель создать в США шумную пропагандистскую (антисоветскую) кампанию. В нее включился бывший американский посол в России Дэвид Френсис, который, не  моргнув глазом, лгал, что в ряде губерний «большевики национализировали женщин». Эсеровская «бабушка» Брешко-Брешковская, эмигрировавшая в 1918 г. в США, также внесла свою лепту в этот антикоммунистический шабаш. Она доказывала на заседании сенатской комиссии, что «большевистская пропаганда играет на дурных инстинктах людей», а во главе Советов стоят уголовники8. Вызванные на заседании комиссии США в  качестве свидетелей Л. Брайянт, Джон Рид, Альберт Рис  Вильямс убедительно опровергли несусветную клевету буржуазных слуг на Советскую Россию, большевиков, их пропаганду.

Очень широко были распространены в буржуазной, мелкобуржуазной прессе в 1918—1920 гг. утверждения, что власть большевиков держится лишь на терроре, насилии. Коммунистическая пропаганда и агитация изображались как одно из средств запугивания населения, клеветы на противников Советской власти и пр. Вплоть до 30-х годов такая оценка большевистской пропаганды и агитации была преобладающей в буржуазной, правосоциалистической, белогвардейской литературе. Генерал Деникин, опубликовавший после гражданской войны обширные мемуары, лживо утверждал, будто коммунистическая пропаганда рассчитана на заведомый обман темных, заблуждающихся масс. Он считал, что во  всем повинна слепота народа, одурманенного искусной  большевистской пропагандой9.

В начале 30-х годов в буржуазной печати намечаются некоторые отклонения от «аргументации» 20-х годов. Происходило это по ряду причин. Прежде всего буржуазным идеологам пришлось отказаться от ряда «теоретических» посылок о неизбежности провала «социалистического эксперимента», о неизбежности драчки между рабочим классом и крестьянством, о неизбежности крушения Советской власти и пр. Социалистическая страна удивляла весь мир своими успехами. Теперь даже неискушенный в политическом отношении человек в капиталистических странах начал понимать, что не может Советская власть «держаться лишь на терроре, обмане», как ему твердили ряд лет подряд буржуазные пропагандисты.

Нельзя, далее, не учитывать, что правда о Советской стране так или иначе за эти годы пробивала дорогу и в капиталистические страны. Поэтому буржуазные идеологи в 30-х годах не столь грубо клевещут на коммунистическую пропаганду и агитацию, фальсифицируют ее более утонченно и гибко. Например, крупный политический деятель Англии Ллойд-Джордж в своих военных мемуарах вынужден был нехотя признать, что политика большевиков в годы гражданской войны в той или иной мере соответствовала интересам народных масс. Именно это и объясняет в конечном счете высокую действенность коммунистической пропаганды10.

Современные идеологи антикоммунизма тщатся представить всю деятельность КПСС как стремление любыми средствами привлечь на свою сторону массы, завлечь их в свои сети ради интересов «мирового коммунизма». Рассматривая идеологическую работу КПСС в целом, без учета ее особенностей на различных этапах деятельности, они не видят творческого характера коммунистической пропаганды и агитации. В книге Лейтеса «Исследование большевизма» имеется глава «Пропаганда», где автор по-своему пытается обосновать принципы большевистской пропаганды. Усиленно цитируя В. И. Ленина,  чтобы придать весомость выдвигаемым положениям, он, как и его предшественники, отказывает большевистской  пропаганде в правдивости и научности11. В таком же духе  выступает А. Мейер в книге «Ленинизм». В главе «Партия и массы», фальсифицируя ленинское понимание пропаганды и агитации, он обрисовывает их как «систему манипуляций», более или менее далеких от истины, от реальных интересов масс и преследующих цель удержать власть в своих руках12.

Идеологи антикоммунизма обрушиваются прежде всего на теоретические, научные основы коммунистической пропаганды и агитации. Именно так поступает Р. Конквест в книге «Марксизм сегодня»13. Он пытается усмотреть противоречивость марксизма, доказать его несоответствие с действительностью вообще и с жизнью социалистических стран в частности. Автор отрицает возможность научного предвидения в области общественной жизни, а факты разногласий в международном коммунистическом движении использует как аргумент для отрицания научности марксизма. В 1963 г. в США вышла книга Вольдемара Гуриана «Большевизм. Из анализа советского коммунизма». Здесь большевизм характеризуется как социально-политическая религия; автор сетует на монополию коммунистической пропаганды в СССР, недоволен руководящей ролью КПСС в области идеологической работы14.

В последующие годы буржуазными фальсификаторами опубликовано немало литературы, посвященной специально идеологической работе коммунистов. Повышение их интереса к этой области деятельности компартий не случайно. В современных условиях еще более усилилась идеологическая борьба между социализмом и капитализмом. Наши противники особое внимание уделяют идейной обработке трудящихся масс в своих странах, расширяют идеологические диверсии в отношении социализма. Вот почему они «в поте лица» трудятся над тем, чтобы, с одной стороны, оклеветать, скомпрометировать идеологическую работу коммунистов, а с другой — разработать конкретные меры по распространению буржуазной идеологии, антикоммунизма. С этой точки зрения представляют интерес книги Генриха Фалька (ФРГ), Теодора Арнольда (ФРГ), Теодора Кругляка (США).

Книга Фалька имеет претенциозное название — «Идеологические основы коммунизма»15, но содержит все те же клеветнические утверждения типа: для коммунистов цель в конечном счете оправдывает любые средства. Автор тщится обосновать, что марксизм не является наукой, а представляет собой лишь субъективную идеологию, оформленную внешне достаточно научно. Пропаганда и агитация большевиков рассматривается как средство обмана масс. С помощью пропаганды, т. е. идеологического воздействия, малочисленному меньшинству (большевикам), по мнению автора, удалось привлечь на свою сторону широкие массы населения, скрыв свои истинные коммунистические замыслы. Брошюра Т. Арнольда «Коммунистическая пропаганда и борьба с ней» выпущена реакционной антикоммунистической организацией и отражает страх буржуазных кругов Запада перед силой воздействия идей коммунизма на широкие массы трудящихся.

Начав с «анализа» некоторых принципов современной коммунистической пропаганды, автор делает вывод: перечисленные принципы принесли успех большевикам в Октябрьской революции, в гражданской войне потому, что население России в то время было неграмотным и малограмотным. В идейном отношении, мол, перед Лениным был почти полный вакуум, который коммунистам, к несчастью, и удалось заполнить. В брошюре рекомендуются наиболее эффективные, по мнению автора, тактические приемы и методы борьбы против распространения коммунистических идей, прежде всего изучение коммунизма. Книга Т. Кругляка «Два лица ТАСС»16 искажает историю деятельности РОСТА, ТАСС, используя всевозможные клеветнические измышления буржуазной прессы. Автор пытается подорвать у читателей доверие к информации, сообщениям ТАСС, называя его «официальным фальсификатором, официальным лжецом Советского правительства».

Следует отметить еще одну типичную особенность буржуазной фальсификации идеологической работы КПСС. Как правило, идеологи антикоммунизма избегают ссылаться на подлинные документы нашей партии, на агитационно-пропагандистские материалы. И это понятно. Использование их затруднило бы клевету на идейно-политическую работу КПСС.

В книгах антисоветчиков, появившихся в 70-е годы, лейтмотивом являются утверждения, что коммунистическая идеология в СССР распространяется якобы «принудительным путем», а это ведет к утрате ее эффективности17.

Выдавая желаемое за действительное, буржуазные идеологи стремятся доказать, что сегодня советские люди, особенно молодежь, менее восприимчива к пропаганде марксистско-ленинских идей, коммунистических идеалов, чем это было раньше. В действительности же правдивость коммунистической пропаганды и агитации является неотъемлемым принципом нашей идеологической работы, принципом, который всегда был на вооружении КПСС и сегодня является важнейшей закономерностью ее идейно-воспитательной работы.

Несостоятельность утверждений буржуазных фальсификаторов неотразимо показывает теория и практика идеологической работы КПСС. Обратимся с этой целью к ленинским трудам, к анализу конкретного исторического  материала.

 

ПРАВДИВОСТЬ. КАК ЕЕ ПОНИМАТЬ

Правдивость партийной пропаганды — это научное, объективное освещение событий и фактов, явлений общественной жизни, это воплощение на практике боевой партийности, классового, научного подхода к оценке собственных успехов и достижений,  решенных и нерешенных задач внутреннего и международного движения. Без этого нельзя воспитать у людей непримиримость к недостаткам, учить их на лучших образцах коммунистического строительства, исправлять ошибки, преодолевать трудности.

Большой теоретический и практический интерес имеют ленинские высказывания о сущности правдивости коммунистической пропаганды. Стоять на классовых, партийных позициях, оценивать исторический процесс с точки зрения интересов рабочего класса отнюдь не означает игнорирования тех сторон и явлений процесса, которые противоречат этим интересам. Классовый анализ тогда будет глубоким, когда он, по мысли Ленина, проводится «совершенно трезво, независимо от наших симпатий и желаний...»18.

Оценивая постановку информации в международном коммунистическом движении, Владимир Ильич писал в 1921 г. о том, что нужна «...полная и правдивая информация. А правда не должна зависеть от того, кому она должна служить»19.

Может возникнуть вопрос: раз правдивость является выражением научности пропаганды и агитации, стоит ли тогда ее выделять особо? Да, стоит. Ибо принцип правдивости выражает такие качества партийной пропаганды и агитации, такие оттенки и свойства, которые не укладываются полностью в понятие научности. Правдивость — это твердость убеждений пропагандиста и агитатора, искренность, задушевность, отсутствие всякой искусственности, наигранности, ложного пафоса в разговоре с людьми, учет их социальной психологии, единство слова и дела.

 В правдивости коммунистической пропаганды находит конкретное выражение политическая острота и нравственная сила нашей идеологической работы, сочетание объективности анализа и смелости, в признании действительных недостатков нашей работы, а также конкретное проявление критики и самокритики. Этот принцип напоминает каждому идеологическому работнику, каждому пропагандисту и агитатору: мы — не  бесстрастные просветители, а политические бойцы. По существу,  правдивость является как бы фокусом партийности и научности, связи с жизнью и доходчивости нашей разъяснительной работы.

Таким образом, когда мы говорим о правдивости, то имеем в виду не только содержание, но и определенные требования к формам и методам партийной пропаганды и агитации.

В. И. Ленин настойчиво учил руководящие кадры, пропагандистов и агитаторов правдивой оценке событий и явлений. «Не будем бояться называть зло и бедствие настоящим именем»20,— убеждал он. Ленин считал, что массам надо говорить всю правду. Всякий обман — величайший вред делу революции, ибо было бы преступлением скрывать от рабочих и крестьян тяжелую истину. В знаменитой статье «Главная задача наших дней» он писал:

«Не надо самообманов. Надо иметь мужество глядеть прямо в лицо неприкрашенной горькой правде»21. Сам Владимир Ильич всегда придерживался этого правила. Его выступления на партийных съездах, съездах Советов, на митингах и беспартийных конференциях, на собраниях и в печати — непревзойденный пример откровенного, честного, прямого разговора с массами. Вождь партии и глава первого в мире Советского государства никогда не преуменьшал опасности, трудности, встававшие перед партией и народом.

В. И. Ленин видел правдивость пропаганды и агитации в том, чтобы не бояться говорить о наших собственных  ошибках, слабостях, просчетах. Широко известно его знаменитое высказывание в книге «Детская болезнь с «левизны» в коммунизме» о критическом отношении марксистской партии к допущенным ошибкам22. Важность осуществления этого требования Ленин выразил с большевистской прямотой и определенностью на II Всероссийском съезде горнорабочих в январе 1921 г.: «Никто не может нас погубить, кроме наших собственных ошибок»23.

— Нельзя сказать, что эти ленинские положения о необходимости серьезной критики своих собственных ошибок  были правильно поняты всеми коммунистами. Даже из числа видных деятелей партии были такие, которые сомневались в целесообразности широкой, открытой критики недостатков в работе партийных, государственных органов. На I Всероссийском съезде советских журналистов редактор «Известий» Ю. Стеклов развивал именно такую точку зрения. Он объяснял, что самим нам говорить нам о наших просчетах и промахах вряд ли полезно, ибо Советская власть и так опутана целой сетью злопыхательств со стороны ее многочисленных врагов24. Давая отпор подобного рода взглядам, В. И. Ленин говорил на III конгрессе Коминтерна: «Мы не должны скрывать наши ошибки  перед врагом. Кто этого боится, тот не революционер»25. Словно к нам, живущим сегодня, обращены ленинские слова: «Не бояться признавать своих ошибок, не бояться многократного, повторного труда исправления их — и мы будем на самой вершине»26.

В. И. Ленин выступал также против урезанной правды, считая, что для коммунистов одинаково неприемлемой является полуправда, когда истина показывается не до конца, когда в ее поисках останавливаются на полпути. Такая непоследовательная «правда» подчас столь же вредна, как и заведомая ложь. В печати не раз обращалось внимание на то,  что некоторые пропагандисты, например, говоря о коммунизме, расписывали лишь блага, которые он несет людям, подогревая тем самым потребительское отношение к коммунизму, и не показывали трудности на пути его созидания, не нацеливали на то, чтобы каждый реально понимал свое место в общем строю борцов за коммунизм. В итоге, столкнувшись в жизни с реальными трудностями и противоречиями, люди убеждались, что перед ними нарисовали слишком идеальную картину нашего движения вперед.

Возражения против признания ошибок подчас обосновывались тем, что самокритика якобы демобилизует волю и энергию трудящихся в борьбе (об этом говорилось, в частности, в ряде выступлений на VII Московской губпартконференции, октябрь 1921 г.). В. И. Ленин во всеоружии теории и фактов разбил эти настроения27. Рассчитывая продолжить разговор на данную тему, в плане доклада IX съезду Советов он записал: «Отступаем (не будем бояться признать это; не страшно отступление, страшны иллюзии и самообманы, губительна боязнь истины)»28.

В. И. Ленин самым серьезным образом предостерегал наши кадры против хвастливого тона разъяснительной работы, против легкомысленных обещаний, безответственных посулов. Он твердо держался мнения, что такого рода обещания компрометируют революционную теорию, пропаганду и агитацию, а вредные иллюзии могут привести только к быстрому разочарованию и ослаблению всей революционной работы.

Громкую фразу и хвастовство В. И. Ленин считал нравственной гибелью и верным залогом гибели политической. В разгар гражданской воины он советовал не забывать о том, что чем крупнее революционные победы, в известных условиях одерживаемые, тем чаще появляется опасность, что люди дадут себя обольстить этими победами, не думая хладнокровно, спокойно и внимательно над тем, при каких условиях они оказались возможными. В другом случае, в начальный период нэпа, он подчеркивал: «Не надо обольщать себя неправдой. Это вредно. Это — главный источник нашего бюрократизма»29.

Выступая против проявлений ложного пафоса, крикливости, фразеологии в пропаганде, В. И. Ленин еще до Октябрьской революции писал: «Единственное, что губило все революции, это — фраза, это лесть революционному народу. Весь марксизм учит не поддаваться революционной фразе, особенно в такой момент, когда она особенно ходка»30. Но этому ленинскому предостережению, как известно, не вняли «левые» коммунисты, революционная фраза которых о необходимости войны с Германией во имя мировой революции грозила гибелью Советской власти, утратой всех завоеваний Октябрьской революции. Ленин не раз подчеркивал, что большевики не обещали молочных рек и кисельных берегов трудящимся, зовя их на борьбу, что партия «...не обманывает рабочих. Она не дает обещаний, которых выполнить нельзя»31. В период борьбы с Деникиным Владимир Ильич Ленин точно так же говорил и о пропаганде среди крестьянства. «Мы не рисовали крестьянину сладеньких картин, что он может выйти из капиталистического общества без железной дисциплины и твердой власти рабочего класса, что простое собирание бюллетеней решит всемирно-исторический вопрос о борьбе с капиталом»32.

А. Шляпников, лидер «рабочей оппозиции», пытаясь сыграть на законном недовольстве трудящихся волокитой, невниманием к нуждам масс со стороны некоторых работников государственного аппарата, выбросил лозунг: «Покончить с бюрократизмом государства и бюрократизмом народного хозяйства». Ленин дал этому фальшивому призыву соответствующую оценку. «Кто вам предлагает покончить с бюрократизмом,— тот демагог»33,— заявил он в речи на II Всероссийском съезде горнорабочих (январь 1921г.), потому что бюрократизм нельзя убить одним ударом, борьба с ним требует десятилетий.

В. И. Ленин утверждал: «Пролетариат нуждается в правде, и нет ничего вреднее для его дела, как благовидная, благоприличная, обывательская ложь»34.

 

«ПРАВДУ НАДО УМЕТЬ ГОВОРИТЬ»

Обоснование необходимости вести коммунистическую пропаганду правдиво представляет большой интерес. Но главное все же состоит в анализе того, как практически воплощать этот ленинский принцип в жизнь.

В одной из статей 1913 г., посвященной вопросам международного рабочего движения, В. И. Ленин высказал положение, которое носит обобщающий характер, имеет отношение к деятельности всех революционных организаций. Он заявил: «... правду надо уметь говорить, хотя бы она была резка»35. Уметь говорить правду. Что это значит? Обратимся за разъяснением к ленинскому идейному наследию.

Прежде всего следует подчеркнуть, революционный оптимизм ленинских выступлений, как бы ни велика была опасность, как ни тяжела была допущенная ошибка, Ленин всегда был полон веры в торжество коммунизма. Ни тени уныния, пессимизма вы не найдете в речах, статьях Ленина. Они вселяют энтузиазм, поднимают людей на преодоление трудностей.

«Социалистическое отечество в опасности! Да здравствует социалистическое отечество!»36, — гласит знаменитое воззвание СНК от 21 февраля 1918 г., написанное Лениным. Выступая в Моссовете 12 марта 1918 г., Владимир Ильич говорил о тяжелых днях, переживаемых страной, когда многие готовы были впасть в разочарование. Он предлагает шире посмотреть на окружающее, вспомнить, что сделала революция, чтобы рассеять отчаяние и уныние37. На VI Всероссийском Чрезвычайном съезде Советов (ноябрь 1918 г.) Ленин предупреждал: «Мы знаем, что опасность велика. Может быть, нам судьба готовит еще более тяжелые жертвы»38. И в то же время он убеждает, доказывает, что нет оснований для пессимизма или отчаяния.

В. И. Ленин воспитывал массы в духе стойкости, героизма, самопожертвования и железной дисциплины, вселял в них веру в свои силы, в свою победу, ин призывал не терять трезвости и ясности понимания обстановки в период побед, предостерегал против опьянения успехами и сам всегда учитывал возможность появления подобного рода настроений.

Ленинские аргументы в пользу правдивости коммунистической пропаганды и агитации опираются на неиссякаемую веру его в разум трудящихся, их творчество, инициативу, способность на героизм ради великой цели. Весьма примечательно и символично заявление В. И. Ленина на II съезде Советов, на второй день после победы Октября, что Советское государство сильно сознательностью масс, «когда массы все знают, обо всем могут судить и идут на все сознательно»39.

Важное принципиальное значение имеет ленинское указание о том, как говорить о наших успехах и просчетах, достижениях и недостатках. Необходимо учить правильно понимать и объяснять соотношение положительного и отрицательного в жизни, в политике. Ленин требовал отделять, а не смешивать то, что составляет всемирно-историческое завоевание Советской власти, и то, что в практической работе делается нами плохо, с ошибками и промахами. В «Письме к американским рабочим» он дал страстную отповедь попыткам империалистической пропаганды очернить российских коммунистов и Советскую власть на том основании, что в их деятельности имеются ошибки: «На каждую сотню наших ошибок, о которых кричит на весь свет буржуазия и ее лакеи (наши меньшевики и правые эсеры в том числе), приходится 10 000 великих и геройских актов — тем более великих и геройских, что они просты, невидны, спрятаны в будничной жизни фабричного квартала или захолустной деревни, совершены людьми, не привыкшими (и не имеющими возможности) кричать о каждом своем успехе на весь мир»40.

В. И. Ленин гневно осуждал оппортунистов за то, что они при виде трудностей и ошибок впадали в истерику, начинали сомневаться во всем и вся, готовы были охаять и охаивали самое для нас дорогое, отрекались от всего завоеванного, способны были сдать принципиальные позиции.

Владимир Ильич решительно протестовал против выступлений коммунистов, пропагандистов и агитаторов с позиций постороннего наблюдателя, а всегда требовал гражданской, партийной ответственности, добросовестности, зрелости в суждениях. Он решительно выступал против вольного или невольного умаления действительных успехов социалистического строительства, против спекуляции на недостатках и безответственного критиканства.

Известно, как В. И. Ленин резко обрушивался на те или иные недостатки нашего государственного аппарата. Никто так остро не критиковал бюрократизм, комчванство, взяточничество, другие болезни госаппарата, как сам председатель СНК. И в то же время он гневно осуждал тех, кто за деревьями не видел леса. Прибегнув к сравнению: первая паровая машина была плоха и даже неизвестно, работала ли она, но зато теперь мы имеем паровоз, Ленин убежденно говорил: «Пусть наш государственный аппарат из рук вон плох, но все-таки он создан, величайшее историческое изобретение сделано, и государство пролетарского типа создано»41. Кто охаивал пролетарское государство как систему управления, как политическую форму союза рабочего класса и крестьянства, тот играл на руку белогвардейцам и внешней контрреволюции, всем врагам Советской власти. Такова была логика ленинских рассуждений.

Вместе с тем В. И. Ленин требовал от идеологических работников решительной критики наших недостатков. В известной статье «О характере наших газет» он писал: «Травим ли мы трусливых полководцев и разинь? Очернили ли мы перед Россией полки, никуда не годные? «Поймали» ли мы достаточное количество худых образцов, которых надо бы с наибольшим шумом удалить из армии за негодность, за халатность, за опоздание и т. п.?»42

Ленинская вера в силу партии, разум народных масс выражалась и в том, что он рекомендовал решительно выставлять на суд общественности тех коммунистов, которые позорят высокое звание члена партии. В. И. Ленин не раз публично высказывался за необходимость очищения партии от примазавшихся, от негодных элементов. В докладе о работе в деревне на VIII съезде партии он говорил: «К нам присосались кое-где карьеристы, авантюристы, которые назвались коммунистами...»43 Трудящиеся массы видели, что у большевистской партии слово не расходится с делом. Немалое значение для подъема авторитета партии имело опубликование корреспонденции о решительной борьбе партии за чистоту своих рядов.

 

ПРАКТИКА — КРИТЕРИЙ ИСТИНЫ

Развивая революционное учение, В. И. Ленин раскрыл диалектический путь познания, показав, что познание находится в постоянном движении от живого созерцания к абстрактному мышлению и от него снова к практике как критерию истинности полученных знаний44. Лишь практика в конечном счете может окончательно решить вопрос о том, что  истинно, а что ложно. К.. Маркс писал по этому поводу: «Вопрос о том, обладает ли человеческое мышление предметной истинностью, — вовсе не вопрос теории, а практический вопрос. В практике должен доказать человек истинность, т. е. действительность и мощь ... своего мышления»45.

Учитывая марксистско-ленинское учение об объективной, абсолютной, относительной истине, их взаимоотношении, следует иметь в виду, что наши знания всегда относительны и неизбежно изменяются, пополняются в процессе развития общественного познания и практики. Но это не лишает их объективности, а вместе с тем и абсолютности.

Революционная наука дает возможность правильно оценивать процессы и явления общественной жизни. Но случается, что сама жизнь, практика не дают еще необходимого материала для тех или иных бесспорных выводов и обобщений.

 После X съезда партии мыслилось, что хозяйственные отношения социалистических предприятий друг с другом и с мелкотоварным крестьянством будут осуществляться путем прямого продуктообмена, без денег, без торговли (к торговле перейдут лишь частные товаропроизводители — крестьяне, ремесленники). Но продуктообмен по ряду причин сорвался, вылился в куплю-продажу. После XI съезда партии главным звеном нэпа стала торговля. Изменилось направление и массово-политической работы. Теперь она была нацелена на организацию торговли. На этом основании, конечно, нельзя было обвинять ее в отсутствии научности, правдивости и пр. Жизнь заставила внести уточнения в политику партии, в методы социалистического строительства.

В. И. Ленин говорил осенью 1921 г. о том, что при решении задачи, в которой очень много неизвестных, трудно без соответствующего практического опыта определить с абсолютной точностью или хотя бы приблизительно, какой метод работы является наиболее целесообразным46. Поясняя данную мысль, он сравнивает политическую тактику с военной тактикой японского генерала Ноги против гарнизона Порт-Артура в русско-японскую войну. Взятие Порт-Артура японцами прошло две совершенно различные стадии: неудачный штурм и длительная осада, приведшая к падению крепости. Возникает вопрос: можно ли считать ошибкой штурмовые атаки на крепость? На первый взгляд ответ прост: раз штурм не удался, значит он был ошибкой. Но это далеко не так. Без попытки взять крепость штурмом нельзя было определить, какой способ лучший, тем более что условия войны требовали скорейшего взятия крепости и в этом случае даже большие жертвы окупались. Штурм позволил также выяснить, какую силу представляет из себя крепость, какова мощь ее укреплений, каково состояние боевого духа войск. Так что он был целесообразен и оправдан.

Продуктообмен в 1921 г. — попытка установить прямую связь промышленности и земледелия, минуя промежуточные ступени, наладить социалистическую смычку между городом и деревней. Но когда выяснилось, что продуктообмен в данных условиях не может быть нормальной базой экономических связей между рабочим классом и крестьянством, решено было перейти к «длительной осаде» — к широкому развертыванию торговли.

В. И. Ленин, разъясняя на III конгрессе Коминтерна сущность взаимоотношений рабочего класса и крестьянства, подчеркивал, что все марксисты хорошо и легко разрешали этот вопрос теоретически, но теория и практика — не одно и то же, это разные вещи47. Еще раньше Владимир Ильич говорил: «Чтобы научиться плавать, надо лезть в воду. Такой борьбы, в которой бы заранее известны были все шансы, на свете не бывает»48.

Важное методологическое значение имеет также ленинское указание о том, что ни одна партия, ни одно даже самое близкое к массам правительство не в состоянии охватить сразу все стороны жизни49. Требуется время, достаточное развитие событий и явлений, накопление опыта, чтобы иметь окончательное суждение по тому или иному вопросу.

В. И. Ленин неоднократно подчеркивал также, что те или иные просчеты, ошибки даже неизбежны в таком важнейшем деле, как строительство социализма и коммунизма. Нет и быть не может идеальных решений. Вот некоторые его высказывания на этот счет: «Не ошибается только тот, кто не действует»; «Мы не боимся наших ошибок. От того, что началась революция, люди не стали святыми»; «Мы будем неизбежно делать ошибки, но на каждой ошибке теперь будут учиться не группы студентов... а миллионы трудящихся»; «Еще бы обойтись без неудач и ошибок в таком новом, для всей мировой истории новом деле, как создание невиданного еще типа государственного устройства!» Ленин учил также, что «погибшими наверняка надо бы признать тех коммунистов, которые бы вообразили, что можно без ошибок, без отступлений, без многократных переделываний недоделанного и неправильно сделанного закончить такое всемирно-историческое «предприятие», как завершение фундамента социалистической экономики»50.

Однако некоторые товарищи видят слабость перечисленных аргументов в том, что тогда можно, мол, оправдать любой просчет, любую ошибку, ибо «не ошибается только тот, кто ничего не делает». В том-то и дело, что речь идет не о любой ошибке, лишь о такой которую заранее, без соответствующего опыта нельзя было с точность предвидеть, предугадать, предвосхитить. Так, В. И. Ленин считал ошибкой (хотя и небольшой, легко поправимой) бойкот большевиками I (Виттевской) Думы в 1906 г., ибо он был проведен в условиях спада революции. Но в тот момент нельзя было еще судить о спаде революции, наоборот, можно было питать надежду на новый ее подъем.

В своей знаменитой книге «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» В. И. Ленин писал: «К политике и партиям применимо — с соответственными изменениями — то, что относится к отдельном людям. Умен не тот, кто не делает ошибок. Таких людей нет и быть не может. Умен тот, кто делает ошибки не очень существенные и кто умеет легко и быстро исправлять их»51.

Стало быть, есть ошибки и ошибки. Нельзя все валить в одну кучу, измерять одной меркой. Нужен дифференцированный анализ общественно-политической жизни.

Говоря о характере коммунистической пропаганды, В. И. Ленин подчеркивал, что ей противоестественны «хитрые» уловки, свойственные буржуазной пропаганде. Он говорил: «Политика, которую мы ведем ... такова, что мы всегда открыто излагаем ее перед глазами всей массы...»52. Отсюда вытекает, что такие приемы, как однобокое освещение событий, очковтирательство, произвольное жонглирование цифрами, фактами, недопустимы для партийного  пропагандиста.

Для коммунистов превыше всего революционная целесообразность, которая не противоречит принципиальности, последовательности марксистской теории и политике, а лишь дополняет ее. А революционная целесообразность подчас диктует: не ставить на всенародное обсуждение вопросов, которые не являются важными для всего населения, находятся в процессе изучения или по тем или иным соображениям обнародование их целесообразно отложить на более поздний срок. «...В нашей деятельности, — говорил В. И. Ленин уже после Октябрьской революции, — которая, несмотря на ее громадные размеры, была открытой, все же нелегальная работа оставалась, остается и будет оставаться. Мы не боялись упрека в своей нелегальности и в тайности, нет, мы гордились  этим»53.

Да, могут быть решения, которые составляют партийную тайну (и тем более государственную, военную) и ни в коем случае не должны доходить до наших противников, как об этом заявлял, например, Ленин на VII съезде  партии54. В феврале 1922 г. В. И. Ленин направил письмо Наркому юстиции Д. И. Курскому «О задачах Наркомюста в условиях новой экономической политики». В нем шла речь об усилении мер против политических врагов Советской власти и агентов буржуазии, о борьбе против злоупотреблений нэпманов, капиталистических элементов, поднявших голову в связи с введением нэпа. В самом начале письма Ленин выделил такое указание: «С особой просьбой: не размножать, только показывать под расписку, не дать разболтать, не проболтать перед врагами». В ходе изложения своих мыслей Ленин вновь напоминает: «...запретить под страхом партийной ответственности болтать о нем (об этом письме), ибо врагам показывать нашу стратегию глупо»55.

Ленинские принципы партийности, научности, правдивости пропаганды требуют от работников идеологической го фронта добросовестности, зрелости в суждениях, гражданской заинтересованности и ответственности.

 

ОБ ОТВЕТАХ НА ОСТРЫЕ ВОПРОСЫ

Возглас: «Не уходите от острых вопросов!» — раздается довольно часто в самых разных аудиториях. В это понятие включаются различные требования: по-боевому, неотразимо разоблачать ложь и клевету антикоммунистов, обстоятельно отвечать на злободневные, животрепещущие вопросы аудитории.

Большой вред воспитанию людей наносит то, что отдельные пропагандисты стремятся уйти от ответов на такого рода вопросы. Речь идет, конечно, не о том, что иной пропагандист сознательно стремится к этому. Нет, подчас не хватает знаний, умения, смелости дать обстоятельный, правдивый ответ. Нередко пропагандисты недостаточно информированы по тому или иному вопросу. Сказывается подчас и привычка вещать истины, а не разъяснять их, угощать слушателей «мумией истины».

Удручающее впечатление на аудиторию производит попытка лектора, руководителя кружка изворачиваться, заниматься эквилибристикой. Еще хуже, когда пропагандист, получив тот или иной так называемый «острый» вопрос,  с улыбкой авгура дает понять аудитории, что у него-де есть, конечно, свое мнение на этот счет, но поделиться им он не может, ибо «рискует сам пострадать за откровенность». И у людей складывается мнение: официальная идеология — это одно, а в жизни — другое. Такая, с позволения сказать, «пропаганда» лишь способствует появлению людей с двойным дном, у которых для общественного употребления одни слова, а наедине с собой другие.

В постановлении ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы» говорится о несовместимости с политикой партии таких проявлений, как боязнь открыто ставить на обсуждение актуальные вопросы нашей общественной жизни, склонность к парадности, тенденция сглаживать, обходить нерешенные проблемы, острые вопросы, замалчивать недостатки и трудности, существующие в реальной жизни. Все это затрудняет решение наших общих задач, ибо там, где не в чести критика и самокритика, где недостает гласности в общественных делах, там наносится прямой ущерб активности масс, там подрывается важный источник силы социалистического строя. Нельзя не учитывать и следующие обстоятельства: ослабление внимания к освещению актуальных проблем внутреннего и международного положения, Недостаточная оперативность, вопросы, оставленные без ответа, выгодны лишь нашему классовому противнику. Вот почему должно стать правилом: каждый вопрос, волнующий трудящихся, должен быть разъяснен. Причем в центре внимания должны находиться самые животрепещущие проблемы внутренней и международной жизни (борьба за повышение эффективности производства и качества работы, укрепление дисциплины и организованности, воспитание непримиримости к антиобщественным явлениям, к враждебной идеологии и морали). Таковы требования партии.

Как надо прямо, откровенно разъяснять смысл событий, показывает В. И. Ленин — величайший мастер революционной пропаганды. С исключительным умением он отвечал на записки, вопросы, поступавшие к нему во время докладов и речей. Типичная черта ленинских ответов — политическая острота. Он никогда не пытался обойти «щекотливую» тему, отделаться шуткой, незначительной фразой; всегда называл вещи своими именами.

На IV конференции профессиональных союзов (28 июня 1918 г.) В. И. Ленин в ходе своего заключительного слова, отвечая на записку: «Почему до сих пор выходят контрреволюционные газеты?» заявил, что одна из причин — подкуп части рабочих-печатников буржуазией. Знал ли Владимир Ильич, что его слова вызовут крики эсеров и меньшевиков, протесты представителей профсоюза печатников? Конечно, знал. И действительно в зале возник шум, раздались возгласы: «Неправда!» На что Ленин тут же отвечал: «Вы можете кричать сколько угодно, но вы не помешаете мне сказать правду...»56. Затем руководитель Коммунистической партии и Советского правительства дал краткое, но ясное объяснение этого факта, опираясь на имеющийся международный опыт. Буржуазия в Англии и других странах подкупала и подкупает определенные слои рабочего класса. Подобные явления имеются еще и в Советской Республике. Под аплодисменты присутствующих он заявил, что Советская власть будет клеймить позором таких рабочих, которым нет дела до того, что они набирают, лишь бы платили побольше, хотя выпускаемые ими листовки, газеты являются опиумом, ядом, несут ложь и провокации57.

Представляет интерес, как В. И. Ленин отвечал на записки, в которых критиковались те или иные действия Советского правительства. На той же IV конференции профсоюзов в ответ на вопрос, почему запрещается провоз хлеба отдельными рабочими, когда они везут его для своей семьи, Владимир Ильич терпеливо, последовательно разъяснял, что в противном случае начался бы полный развал продовольственных органов и как следствие — спекуляция и усиление голода; спасти сотни тысяч голодных можно только путем организованной заготовки хлеба и правильного его распределения58.

Весной 1919 г. многие трудящиеся были недовольны прекращением пассажирского движения с 18 марта по 10 апреля 1919 г. Об этом не раз спрашивали В. И. Ленина. И он убедительно доказывал несправедливость этих жалоб, ибо за счет сокращения пассажирских перевозок можно было дополнительно подвезти к промышленным центрам миллионы пудов хлеба59. Учитывая остроту данного вопроса, Ленин остановился на нем в речи на митинге 13 марта 1919 г.: «Разумеется, найдутся кулаки, спекулянты и даже отдельные рабочие, которые поднимут по этому поводу вой и станут говорить, что у них отнимают последнюю возможность провезти даже пудик хлеба; мы знаем, что явятся эсеры и меньшевики, которые будут играть на голоде и восстанавливать население против Советской власти ... Лучше пойти на лишения, лучше встретиться с враждебной агитацией эсеров и меньшевиков, но надо посмотреть опасности прямо в лицо и открыто заявить: «Мы не вылезем из продовольственных затруднений, если не примем самых решительных мер, если не напряжем все усилия для вывоза хлеба»60.

В. И. Ленину приходилось доказывать необоснованность заявлений о том, что революционный налог всей тяжестью ложится на середняка, а такие жалобы раздавались и со стороны трудящихся деревни. С цифрами и фактами в руках он показывал, что в большинстве случаев налог распределяется справедливо61.

Иногда слушатели требовали незамедлительного и обстоятельного ответа на тот или иной вопрос. Случалось, что В. И. Ленин не мог сразу ответить на конкретные вопросы или обосновать далеко идущий прогноз. На заседании Петроградского Совета (12 марта 1919 г.) в одной записке Ленина спросили о положении дел на Балтийском флоте. «Я вопроса о Балтийском флоте не разбирал,— сказал он,— и ответить сейчас не могу; может  быть, он исчерпан выступлением товарища от флота»62.

В конце декабря 1921 г. состоялось совещание беспартийных делегатов IX съезда Советов. На нем шла речь о восстановлении сельского хозяйства. Кроме беспартийных делегатов на совещании присутствовали В. И. Ленин, М. И. Калинин. Ленин тщательно записывал все высказывания и предложения беспартийных делегатов и трижды выступал: два раза при обсуждении вопроса о трудгужналоге и раз в конце совещания, после прений по земельным делам. В своей первой речи он предупреждал присутствующих, что на отдельные вопросы, которые ему задавались, трудно ответить немедленно, без соответствующей справки63.

На некоторые вопросы вообще нельзя дать исчерпывающего ответа, ибо жизнь не подсказала еще наиболее целесообразного их решения; еще недостаточно накоплено опыта, чтобы вынести окончательное суждение по интересующей людей проблеме. Приведем несколько примеров.

В октябре 1920 г. в Москве проходило совещание сельских работников, на котором с речью и заключительным словом выступал В. И. Ленин. Один из ораторов сказал, что Ленин «увернулся» от ответа на те вопросы, которые они выдвигали (ораторы более всего говорили о тяжелом положении деревни, трудностях продразверстки и пр.)64.

В действительности же Ленин и не мог дать такого рецепта, по которому можно было сразу «вылезти»  из голода, разрухи, тем более что гражданская война продолжалась, поэтому Владимир Ильич в своей речи и говорил больше о международном положении, о необходимости мобилизации всех сил для разгрома Врангеля. Лишь позднее, после окончания гражданской войны, было принято решение о переходе к нэпу.

Немало писем от рабочих, крестьян, интеллигенции поступало в Совнарком, ЦК партии на имя В. И. Ленина. Хорошо известно, как внимательно относился к ним Владимир Ильич, стремясь лично познакомиться с этими подлинными человеческими документами. Они не раз служили ему как важные аргументы в разработке партийной политики. В ряде случаев он специально откликался на них в печати. В. И. Ленин однажды предложил напечатать отрывные блокноты. Они имелись в приемной Совнаркома. На первом листке блокнота было дано разъяснение, что все товарищи, имеющие какое-либо дело к В. И. Ленину (в том числе и просьбы о беседах), должны обращаться не только непосредственно к нему, но и к одному из его помощников в СНК.

На листках отрывных блокнотов записывались просьбы товарищей, а В. И. Ленин решал далее, куда направить посетителей, чтобы они получили исчерпывающее разъяснение, и, если нужно, намечал, какие материалы требуются ему, если беседа должна состояться лично с ним. Отрывные блокноты давали Ленину возможность заранее получить необходимые справки, документы для ответов по существу на поставленные просьбы, вопросы, заявления65. Эта любопытная черточка ленинского стиля — быть во всеоружии для бесед с людьми — весьма поучительна для всех руководящих работников, для всех пропагандистов и агитаторов.

Ленинское отношение к вопросам, письмам трудящихся было взято на вооружение «Правдой», другими печатными, агитационно-пропагандистскими органами партии и государства, соратниками Владимира Ильича. В газете «Правда», например, летом 1918 г. было помещено такое объявление: «Редакция «Правды» просит всех товарищей агитаторов, выступающих на митингах, все записки, которые им подают на митингах, немедленно доставлять в редакцию «Правды»66.

В те грозные годы особенно тяжело было с продовольствием в городах и ряде неземледельческих губерний. Поэтому естественно, что на митингах и собраниях больше всего спрашивали ораторов о снабжении трудящихся хлебом, предметами первой необходимости, о борьбе с голодом, спекуляцией. Ответы на эти вопросы содержались в выступлениях В. И. Ленина, других руководящих деятелей. В начале февраля 1919 г. А. И. Свидерский, заместитель Наркомпрода, выступил в «Правде» со статьей «Крушение мешочнических иллюзий»67. «Летом и осенью минувшего года, — писал автор, — в десятках записок задавали один и тот же вопрос: «Почему преследуют мешочников? Почему не дают возможности им снабжать продовольствием голодающее население?»... Теперь десятки записок других: «Почему не ведется борьба с мешочничеством?» — В статье убедительно раскрывается целесообразность, необходимость строгого соблюдения продовольственной политики Советской власти.

Через некоторое время печатается в «Правде» еще одна статья Свидерского «Вопросы и ответы относительно Сухаревки»68  в связи с тем, что в последнее время рабочие засыпают лиц, выступающих на митингах, вопросами о спекуляции, главным образом на Сухаревском рынке. Самому Свидерскому на одном из собраний было подано 35 записок, из них 12 касались Сухаревского торжища. В их числе были такие: откуда Сухаревка берет товар? какие меры принимаются для борьбы с уличной спекуляцией и воровством государственных запасов, питающих уличные рынки? почему не запрещается торговля на Сухаревке? Автор статьи дал на них обстоятельный ответ и призвал рабочих усилить общественный контроль, ибо одними запретительными мерами нельзя побороть спекуляцию.

Большая, интересная и, пожалуй, самостоятельная тема — как В. И. Ленин полемизировал с открытыми и скрытыми врагами Советской власти, с демагогами, отвечал на их провокационные вопросы, реплики, заявления. В одних случаях, несмотря на провокационный характер вопросов, он давал подробный ответ, так как проблема представляла определенный интерес. На IV конференции профессиональных союзов (28 июня 1918 г.) Ленин разоблачал тайные договоры империалистов, говорил об открытой, честной политике Советской власти. В этом месте его речи, видимо, со стороны левых эсеров раздалась ироническая реплика: «Скажите нам про Черноморский флот!»69  В конце своего выступления Ленин перешел к ответам на вопросы, начав с разъяснений о Черноморском флоте, однако счел нужным заметить, что вопрос «задан был как будто для того, чтобы нас изобличить»70. Затем Владимир Ильич четко объяснил причины потопления Черноморского флота.

В других случаях В. И. Ленин давал резкую отповедь оппортунистическим, антисоветским элементам, сразу вскрывая провокационный характер их рассуждений и невозможность спора с ними по существу. 23 августа 1918 г. Ленин выступал на митинге в Политехническом музее. Это был тяжелейший момент нашей революции. Трусы, паникеры, оппортунисты гадали, когда же победит революция на Западе, и в зависимости от этого рассматривали будущее Советской власти, социализма. Разоблачая подобного рода взгляды, Владимир Ильич говорил: «Но только глупец может спрашивать, когда наступит революция на Западе»71.

Левый эсер Камков в речи на IV Чрезвычайном Всероссийском съезде Советов (март 1918 г.) требовал от Ленина, чтобы он ответил на вопрос: неделя, две или больше будет передышка, полученная в связи с Брестским миром? Ленин отпарировал ему известным народным изречением: «Один дурак может больше спрашивать, чем десять умных ответить»72, т. е. нельзя задавать вопрос о том, чего нельзя знать. И хотя левые эсеры тоже понимали неправомерность подобного рода требований, они все же делали такие запросы для того, чтобы поставить в затруднительное положение партию, скомпрометировать Брестский мир. Владимир Ильич прямо, без обиняков разоблачил всю фальшь левоэсеровской постановки вопросов. Конечно, если бы такого рода вопрос задавал рабочий, крестьянин, малограмотный человек, Ленин, разумеется, ответил бы иначе, терпеливо, по-товарищески. Но в лице левых эсеров он имел оппонентов, которые и не желали понимать большевистских аргументов, были глухи к ленинским доказательствам. Поэтому Ленин и назвал здесь вещи своими именами.

До сих пор мы говорили о содержании ленинских ответов на вопросы, поступающие к нему во время докладов и речей. Но большой интерес представляет и сама методика классификации записок, последовательность ответов и т. д. Ленин использовал для этого различные приемы. Иногда он последовательно разбирал одну записку за другой. Но чаще группировал их по определенным узловым проблемам. На Чрезвычайном Всероссийском железнодорожном съезде (январь 1918 г.) Владимир Ильич распределял записки по их содержанию на две группы: об Учредительном собрании и о хозяйственной разрухе.

На заседании Петроградского Совета (март 1919 г.) после доклада о внешней и внутренней политике СНК В. И. Ленин отвечал на многочисленные вопросы присутствующих, начав с анализа наиболее принципиальных проблем, поднимавшихся в записках (о политике большевиков и меньшевиков, о крестьянских восстаниях). Здесь он продолжал логически углублять и развивать то, что было высказано им в докладе. Каждый вопрос разбирался научно, просто, ясно. Автор одной из записок протестовал против того, что его арестовали за выступление против насилий над средним крестьянством. Ленин в своем ответе дал убедительное определение, что такое средний крестьянин, в чем отличие его от кулака, бедняка, рассказал о политике партии в отношении среднего крестьянства.

Огромное внимание, например, вызвал доклад В. И. Ленина о замене разверстки натуральным налогом на X съезде партии. Более 80 делегатов обратились к нему с письменными вопросами и просьбами. 9 апреля 1921 г. Ленин выступал с докладом о продовольственном налоге на собрании секретарей и ответственных представителей ячеек РКП (б) Москвы и Московской губернии. В этой речи он подробно анализировал многие вопросы, волновавшие тогда людей73.

Таким образом, правдивость выступлений пропагандиста и агитатора — это политическая острота и научность, классовая непримиримость ко всему, что мешает нам идти вперед, мужество и твердость в достижении поставленной цели.

* * *

Ленинские идеи о правдивости коммунистической пропаганды приобрели сегодня особую актуальность. Это вызвано, с одной стороны, внутренними причинами — возросшими масштабами коммунистического строительства, усилением роли субъективного фактора в развитии общества зрелого социализма, с другой — обострением идеологической борьбы между силами социализма и капитализма. Повышение эффективности идеологической работы находится в прямой зависимости от умелого претворения в жизнь этого ленинского принципа. Именно так ставится вопрос в руководящих партийных документах, в трудах Л. И. Брежнева.

Л. И. Брежнев связывает прочность наших позиций в идеологической борьбе, активность и наступательность пропаганды и агитации с великой правдой исторического развития, которая на стороне коммунистов и которую представляет наш социалистический строй, наша программа строительства коммунизма, те идеалы, за которые мы боремся. «Речь идет о том, чтобы сделать эту правду понятной и доходчивой для сотен миллионов людей, в том числе и за рубежами нашего социалистического мира»74.

Вновь возвращаясь к этому вопросу, Л. И. Брежнев рекомендовал идеологическим кадрам раскрывать великую правду коммунистических идей, показывать успехи коммунистического строительства в нашей стране75. «Наше идейное оружие, сила которого неодолима,— подчеркивает Л. И. Брежнев,— ...оружие правды: оно всегда должно быть остро отточенным, должно быть всегда наготове»76.

Правдивость коммунистической пропаганды и агитации соответствует самому содержанию, духу политики КПСС. Тем более что в современных условиях в связи с непрерывным обогащением КПСС опытом мирового коммунистического движения, в связи с достижениями реального социализма появились новые убедительные аргументы, повышающие эффективность партийной пропаганды. Нашей пропаганде абсолютно чуждо искажение истины. Другое дело, что не всем пропагандистам, идеологическим работникам удается решать эту задачу на уровне, который требует партия.

Чаще всего те или иные отступления от принципа правдивости в работе отдельных пропагандистов, лекторов, сотрудников газет связаны с. недостаточной квалификацией, эрудицией, а то и с недобросовестностью самих представителей идеологического фронта, с. их методологической и методической малограмотностью. В итоге в печатной и устной пропаганде встречаются еще искажения фактов, публикация непроверенных данных, скороспелые выводы и обобщения. Причины таких явлений многочисленны. Надо, в частности, учитывать то обстоятельство, что повседневная пропаганда (печатная и устная) говорит в значительной мере о явлениях, фактах, событиях, многие из которых еще находятся в становлении, развитии, подчас в зародыше. Естественно поэтому, что часть конкретных оценок, прогнозов или не подтверждается жизнью, или оправдывается лишь частично. Необходимо время, опыт, практика, чтобы высказать окончательное суждение по тому или иному вопросу. Задача состоит в том, чтобы правильно уловить тенденции развития, вовремя обнаружить просчет в суждениях и затем внести коррективы.

Практика показывает, что некоторым пропагандистам и лекторам мешает привычка все, что они говорят, выдавать (вольно или невольно) за официальную точку зрения. Даже в тех случаях, когда события только возникли и об их дальнейшем развитии говорить трудно. В таких случаях оратор может, конечно, высказать и свою точку зрения, свое суждение о возможных последствиях, хотя в дальнейшем его прогнозы могут и не подтвердиться. И нужно предупредить слушателей о такой возможности. Куда хуже, если человек во всех случаях претендует на официальное толкование, на истину в последней инстанции и не учит людей мыслить самостоятельно.

Ленинский принцип правдивости является руководящим требованием не только в деле политической пропаганды, но и в области литературы, искусства, воспитательную роль которых невозможно переоценить. Здесь правдивость воплощается в принципе социалистического реализма, в показе правды жизни. В противном случае неизбежны идейная и художественная ущербность, неполноценность произведений. Именно так случилось с некоторыми литераторами, пытавшимися свести многообразие сегодняшней действительности к проблемам, которые бесповоротно отошли в прошлое в результате работы, проделанной партией по преодолению последствий культа личности. Другой крайностью являлась попытка обелить явления прошлого, которые партия подвергла решительной и принципиальной критике, законсервировать представления и взгляды, идущие вразрез с тем новым, творческим, что партия внесла в свою практическую и теоретическую деятельность в последние годы77.

Бывают, например, такие ораторы, которые, стремясь во что бы то ни стало заинтриговать аудиторию, щеголяют своим знанием негативного материала, иногда и кокетничают своей мнимой «остротой», «смелостью», опускаясь до сомнительных сенсаций. Однако отсутствие глубокого анализа причин и следствий отрицательных явлений, а главное — отсутствие конкретного анализа путей их преодоления ведет к искажению истины, однобокому подходу с позиции «кривого зеркала», порождает у людей настроения невозможности успешной борьбы со злом, не мобилизует их.

Таким образом, необходимо диалектически анализировать живую действительность с ее положительными и отрицательными сторонами. Л. И. Брежнев говорил, например, о том что трудности в развитии социалистических стран были, есть и, вероятно, будут и в дальнейшем. Причем на каждом этапе развития свои трудности. Одни из них имеют объективный характер, обусловленный историческими, природными и иными факторами, другие вызваны субъективными причинами, когда было найдено не самое удачное решение той или иной проблемы, были допущены какие-то просчеты, ошибки, когда не смогли, не научились еще полностью использовать все возможности, объективно сложившиеся в социалистическом строе. И весь вопрос в том, как реагировать на трудности и допущенные ошибки.

Мелкобуржуазные деятели при наличии трудностей впадают в истерику и начинают сомневаться во всем и вся, ревизионисты готовы перечеркнуть все имеющиеся достижения, отрекаясь от завоеванного, сдавая принципиальные позиции. Настоящие коммунисты ищут наилучших решений возникших проблем, опираясь на социалистические завоевания, преимущества социализма. Они честно признают допущенные в том или ином вопросе ошибки, анализируют, исправляют их, с тем чтобы закрепить достигнутое и еще более уверенно идти вперед78.

Наглядным уроком осуществления ленинского принципа правдивости является оценка Л. И. Брежневым недостатков в ходе социалистического преобразования деревни в нашей стране. «В процессе колхозного строительства,— говорил он,— мы не избежали известных ошибок. Но это были ошибки поиска, ошибки из-за отсутствия опыта. Партия сама смело вскрывала ошибки, открыто говорила о них народу и исправляла их»79. Сам же курс на коллективизацию был обоснован научно, назрел исторически.

Глубокий анализ достижений и просчетов, успехов и недостатков в нашей работе дан в речи Л. И. Брежнева на ноябрьском (1978 г.) Пленуме ЦК КПСС. Поучительным для каждого лектора является здесь методология и методика показа общего положения дел в экономике страны, масштабов достигнутых успехов, стоящих перед советским народом задач, путей их решения80.

В постановлении ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы» перед всеми кадрами идеологического фронта поставлена боевая задача: неустанно овладевать оружием ленинской правды, строго и объективно подходить к освещению фактов, обоснованно давать положительные и критические оценки. Весь могучий комплекс информации и воспитания, охватывающий миллионы людей, призван вооружать советский народ, каждое новое поколение непобедимым оружием исторической правды, глубоким пониманием законов и перспектив общественного развития, опираясь на незыблемые основы марксистско-ленинского учения.

 

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 252.

2 См.: Стюарт К. Тайны дома Крю. Английская пропаганда в мировую войну 1914—1918 гг. М.—Л., 1920.

3 См.: там же, с. 9.

4 См. там же, с. 10.

5 См.: Tunstall J. Media Sociology Constable and Co. London, 1970, p. 570.

6 Cm.: Chohael M. Propaganda Comes of Age. Washington, 1965, p. 93.

7 Октябрьская революция перед судом американских сенаторов. М., 1927, с. 40.

8 См.: Октябрьская революция перед судом американских сенаторов, с. 38.

9 См.: Деникин А. И. Поход и смерть генерала Корнилова. М., 1928, с. 10.

10 См.: Ллойд-Джордж Дэвид. Военные мемуары. М., 1937, т. VI.

11 См.: Leites N. A Studu of Bolshevism. The free press, publishers, Glencoe Illinois. 1953, p. 368—372.

12 Cm.: Meyer A. Leninism. Combridge—Massachusetts, 1957, p. 55.

13 Cm.: Congusst R. Marxism today. London, Ampersand Books, 1964.

14 См.: Gurian W. Bolssevism. Ап introduction to Soviet Communism. Notre Dome, Indiana, 1963, p. 21.

15 Cm.: Falk H. Die ideologischen Grundlagen des Kommunismus Gunter Olzog Verlag. Miinchen, 1961.

16 См.: Kxuglak Т. The two faces of TASS. Uniwersity of Minnesota Press. Minneapolis, 1962.

17 См.: Алахвердов Г. Г., Касьяненко В. И. О некоторых буржуазных фальсификациях роли и значения идейно-воспитательной работы КПСС. — Вопросы истории КПСС, 1974, № 4.

18 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 131.

19 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 54, с. 446.

20 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 104.

21 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 79.

22 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 41.

23 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 249.

24 См.: Правда, 1918, 16 ноября.

25 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 33.

26 Там же, с. 423.

27 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 215.

28 Там же, с. 487.

29 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 46.

30 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 108.

31 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 252—253.

32 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 402.

33 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 260.

34 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 97.

35 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 156.

36 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 358.

37 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 83.

38 Ленин В. И. Полн. собр. соч., г. 37, с. 168.

39 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 21.

40 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 61.

41 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 108—109.

42 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 91.

43 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 199.

44 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 29, с. 152—153.

45 Маркс К-, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 3, с. 1.

46 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 195.

47 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 41.

48 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 21, с. 228.

49 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 187.

50 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 362; т. 37, с. 60, 452; т. 44, с. 148, 418.

51 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 18.

52 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 306.

53 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 150.

54 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 42.

55 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 396, 399.

56 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 462.

57 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 462.

58 См. там же, с. 464—465.

59 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 20—21.

60 Там же, с. 33.

61 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 16—17.

62 Там же, с. 15.

63 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 330.

64 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 363.

65 См.: Два месяца работы В. И. Ленина (январь—февраль 1921). М., 1934, с. 28—29.

66 См.: Правда, 1918, 14 июля.

67 См.: Правда, 1919, 9 февраля.

68 См.: Правда, 1919, 27 июня.

69 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 456.

70 Там же, с. 463.

71 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 69—70.

72 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 116.

73 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 146—161.

74 Брежнев Л. И. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС, т. 1, с. 181.

75 См. там же, с. 202.

76 Там же, с. 239.

77 См.: Брежнев Л. И. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС. т. 1, с. 245—246.

78 См.: Брежнев Л. И. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС, т. 1, с. 479.

79 Там же, с. 329.

80 См.: Коммунист, 1978, № 17, с. 8—16.


 

ГЛАВА 5

ЛЕНИНСКИЙ  СТИЛЬ ОРГАНИЗАЦИИ ПРОПАГАНДЫ

Коренным ленинским принципом партийной пропаганды является связь с жизнью, единство идеологической и организаторской работы. Воплощение принципов партийности, научности, правдивости партийной пропаганды в решающей степени зависит от учета условий, места и времени, от глубины связи разъяснительной работы с практикой революционной борьбы, социалистического и коммунистического строительства. Связь партийной пропаганды с жизнью определяется прежде всего конкретно-историческим подходом при осуществлении целей  и задач политико-воспитательной работы, при выработке форм, методов и средств идеологического воздействия.

Так, в период образования партии агитационно-пропагандистская работа революционных социал-демократов во главе с В. И. Лениным была направлена прежде всего на то, чтобы обосновать, какая партия нужна рабочему классу России, каковы ее основные цели и задачи. Необходимо было воспитывать единомышленников, поднимать рабочих до уровня сознательных борцов. В годы первой русской революции большевистские пропагандисты действовали словом и делом, являлись организаторами конкретных революционных выступлений пролетариата. По-иному пришлось работать в годы реакции. Партийные  пропагандисты и агитаторы учились сочетать легальную и нелегальную работу, разъясняли массам уроки революции 1905 года, воспитывали пролетариат, трудящихся в духе революционного оптимизма. В тяжелейших условиях оттачивалось искусство использования каждой возможности для пропаганды революционных идей, например, «эзоповский» язык в легальной печати, на открытых сходках, собраниях и т. д. Богатейший опыт  борьбы за умы и сердца людей партия накопила в период  февраля — октября 1917 г. Восемь месяцев для истории совсем немного, но по насыщенности событиями, по разнообразию, размаху агитационно-пропагандистской работы революционной партии они поистине равны десятилетиям, не имеют аналогов в истории освободительного движения не только в России, но и во всем мире. В годы гражданской войны важнейшей предпосылкой победы над многочисленными внешними и внутренними врагами было развитие большевистской пропаганды и агитации, которая, по ленинскому определению, «пробивалась в головы всех». Победе на полях сражений предшествовала победа в области идеологии.

Неотъемлемым требованием принципа связи партийной пропаганды с жизнью является органическое единство агитационно-пропагандистской работы и непосредственной революционно-практической деятельности людей. К. Маркс и Ф. Энгельс в свое время писали о том, что как для массового формирования коммунистического сознания, так и для преобразования старого общества «необходимо массовое изменение людей, которое возможно только в практическом движении, в революции»1.

В свете данного методологического тезиса становится понятным, почему ныне особое значение приобрело единство идейно-политического, трудового и нравственного воспитания в условиях трудового коллектива. Ведь именно здесь реализуется все, от чего зависят успехи коммунистического строительства, наше настоящее и будущее: выполнение планов экономического развития, соединение достижений научно-технической революции с преимуществами социалистической системы хозяйства, формирование коммунистического отношения к труду, утверждение нравственных норм социализма. Вот почему целью агитационно-пропагандистской работы в трудовом коллективе становится формирование у его членов социалистического образа жизни.

Ленинский принцип связи партийной пропаганды с жизнью включает, на наш взгляд, и такой важный элемент воспитательной работы, как определение критериев ее эффективности, без чего не может быть и речи об осуществлении этого принципа.

Решение всех этих задач зависит не только от содержания, но и в решающей степени от стиля партийного руководства идеологической работой, от наиболее полного претворения в жизнь ленинских заветов. В. И. Ленин учил относиться к партийной пропаганде и агитации как к большому и сложному искусству идейного воздействия на массы, суть которого заключается в умении организовывать, направлять идейно-политическую работу так, чтобы добиваться высокой эффективности пропаганды и агитации, сливать агитационно-пропагандистскую работу, по ленинскому определению, в «одну планомерную деятельность»2. Ленин подчеркивал, что партийное руководство идеологической работой, как и другими областями социалистического строительства, должно быть строго научным, опираться на глубокое знание субъективных и объективных факторов общественного развития, на понимание научных основ идейно-политического воспитания масс. В этом он видел залог тесной связи партийной пропаганды и агитации с жизнью.

В. И. Ленин всегда ставил рядом такие понятия, как пропаганда, агитация и организация. В послеоктябрьский период, в условиях диктатуры пролетариата, единство идеологическое и организаторской работы, по мысли Владимира Ильича, должно быть еще более тесным, неразрывным, органическим.

Большим достоинством идеологической работы Ленин считал связь ее с решением конкретных задач. Ему неоднократно приходилось разъяснять эту, казалось бы, азбучную истину, потому что не все понимали сущность связи агитации и пропаганды с жизнью. В 1919 г. на страницах «Правды» появились статьи Преображенского, в которых высказывалось недовольство «конкретно-практическим характером» нашей агитации в деревне. Предлагалось вести агитацию «без всяких корыстных целей», т. е. независимо от переживаемого момента. «Работа партии должна носить, в полном смысле слова, политико-просветительный характер... агитация должна носить характер бескорыстного просвещения деревни»3,— писал автор. Ясно, что такое отвлеченное «просветительство», бессильное мобилизовать массы на решение конкретных задач, не было поддержано партией.

Принципиальное значение имело ленинское указание о том, что агитатор-пропагандист в условиях советского строя должен выступать как организатор всего нового, передового, пропагандировать не только словом, но и делом, быть руководителем масс4.

Выступая на объединенном заседании ВЦИК и Московского Совета (4 июня 1918 г.), В. И. Ленин ставил преодоление продовольственных трудностей в зависимость от успехов пропаганды, агитации, организаторской работы5. В своей знаменитой работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», обобщая опыт российского и международного коммунистического движения, Ленин подчеркивал: «Газеты, брошюры, прокламации выполняют необходимую работу пропаганды, агитации, организации»6. В полной мере это относилось (и относится) и к устной пропаганде и агитации.

Из сказанного напрашивается вывод: при выборе, определении средств, форм и методов массово-политической работы необходимо учитывать, насколько они обеспечивают единство идеологической и организаторской работы, способствуют организации и мобилизации масс на решение конкретных задач классовой борьбы, социалистического и коммунистического строительства.

Рассмотрим характерные черты ленинского стиля организации партийной пропаганды.

 

ВЫБИРАТЬ ОСНОВНОЕ ЗВЕНО

На одно из первых мест в области партийного руководства вообще и агитационно-пропагандистской работы в частности В. И. Ленин выдвигал целеустремленность, единство действия всех звеньев партийного и государственного механизма, централизацию всего дела идейно-политического воспитания масс. Еще накануне II съезда РСДРП он писал: «Пропаганда должна вестись в одном духе всем комитетом, и ее следует строго централизовать»7.

В. И. Ленин заботился о создании системы воспитания масс, понимая под этим тесную координацию всех звеньев, форм и средств идейно-политической работы, их гибкое взаимодействие, четкое распределение функций между ними, способность партийных организаций быстро, оперативно и глубоко учитывать обстановку, требования жизни, интересы революционной борьбы, коммунистического строительства, добиваться оптимального результата. Под руководством Ленина в нашей партии сложилась прочная традиция считать вопросы идеологической работы первостепенными.

Базой, объединяющим фактором для централизации, специализации и координации агитационно-пропагандистской работы являются программные документы партии, ее важнейшие решения. Вот почему В. И. Ленин так настойчиво подчеркивал значение идейно выдержанной, научно обоснованной программы партии для боевой, наступательной пропаганды и агитации коммунистов.

Первая Программа партии, принятая II съездом РСДРП в 1903 г., была тем теоретическим документом, который наряду с ленинскими произведениями лежал в основе большевистской пропаганды и агитации. Огромное значение для развертывания идеологической работы имела вторая. Программа партии — программа строительства социализма в нашей стране. Закрывая VIII съезд партии, В. И. Ленин сказал: «Наша программа будет сильнейшим материалом для пропаганды и агитации»8. Третья Программа КПСС, принятая XXII съездом партии, решения XXIII, XXIV и XXV съездов партии, документы ЦК КПСС, конкретизировавшие задачи, пути и методы строительства коммунизма в нашей стране, являются теоретическим фундаментом и практическим руководством для организации партийной пропаганды и агитации.

Ленинский принцип демократического централизма, закрепленный в Уставе партии, также определяет исходные требования к централизации, координации, специализации в области идеологической работы.

В. И. Ленин не раз указывал на такую закономерность партийного руководства идейно-политическим воспитанием масс, как систематичность, непрерывность, возрастание масштабов организаторской работы. Еще в начале революции 1905—1907 гг. он подчеркивал, «что работа углубления и расширения влияния на массы нужна одинаково всегда»9. Задача Коммунистической партии состоит в том, чтобы правильно расставить «акценты», учесть своеобразие обстановки. При поражении, неудачах революционной борьбы Ленин советовал изучать, анализировать, в чем заключались недостатки идейно-политического воспитания масс, и с удвоенной энергией звать их «на активное, передовое участие в событиях»10. После победы разъяснительная работа крайне необходима для закрепления достигнутого. В противном случае успех может даже оказаться отрицательным, «если частичная победа усыпит нашу бдительность, ослабит недоверие к ненадежным союзникам, позволит пропустить момент для дальнейшего и более серьезного натиска на врага»11,— предупреждал Владимир Ильич.

Как известно, возрастание роли народных масс, расширение их участия в историческом творчестве является объективным законом истории. Особенно это проявляется после победы пролетарской революции и установления диктатуры пролетариата, когда значение сознательности масс приобретает решающее значение. Вот почему в первые годы Советской власти на пленумах ЦК, заседаниях Политбюро, Оргбюро под руководством В. И. Ленина систематически решались вопросы идейно-политического воспитания масс, организации и содержания пропаганды, агитации. В ЦК обсуждались состояние периодической печати, расстановка пропагандистских кадров, разрабатывались планы важнейших политических кампаний. За 1918—1920 гг. такие вопросы более 40 раз значились в повестке дня заседаний пленумов ЦК  большевистской партии12. Важнейшими руководящими документами партии были письма, директивы ЦК РКП (б), объединяющие военную, хозяйственную, организаторскую и идейно-политическую работу в стране. Многие из них были подготовлены В. И. Лениным.

Одним из показателей правильного политического руководства является выбор основного звена, ухватившись за которое можно решать задачу в целом. Ленинское учение об основном звене целиком и полностью относится и к области идеологической работы. Предметом обсуждения Центрального Комитета в 1918—1920 гг. являлись проблемы агитации и пропаганды в связи с важнейшими событиями внутри страны и за рубежом. Здесь ярко проявилось умение руководящего штаба большевистской партии творчески определять главное направление в массово-политической работе.

Во второй половине 1918 г. Коммунистическая партия проводила огромную работу по созданию регулярной Красной Армии. И вполне естественно, что задачи политической работы в армии были в центре внимания ЦК РКП (б). 19 мая 1918 г. ЦК обсуждал вопрос о привлечении для строительства Красной Армии военных специалистов старой армии и постановил широко разъяснять недоуменные вопросы, возникающие в связи с этим мероприятием Советской власти13. В конце октября Центральный Комитет рассматривал положение о партийных организациях в Красной Армии14. 19 декабря Политбюро анализировало политическую работу на фронте, роль коммунистов в боевой обстановке15. В связи с колчаковским нашествием ЦК РКП (б) принимает решительные меры по усилению массово-политической работы в стране. 23 апреля 1919 г. Политбюро анализирует ход чрезвычайной мобилизации, разрабатывает план массовой политической кампании по отражению вражеского похода, 25 мая обсуждает меры по усилению партийной работы в Новгородской, Псковской, Витебской областях (28 мая 1919 г.)16. Аналогичным образом решались вопросы массово-политической работы в период борьбы с армией Деникина, во время войны против Польши и Врангеля.

Концентрация всех сил на главных направлениях борьбы осуществлялась с помощью различных средств, форм и методов, наиболее соответствующих обстановке. В годы гражданской войны большой размах, например, получила «ударная» агитация, рассчитанная на мобилизацию усилий трудящихся для ликвидации того или иного «прорыва» на фронте и в тылу, — «дни» и «недели». Эта форма была порождена прежде всего военными условиями. Возникновение грозных опасностей то на одном, то на другом военном и хозяйственном фронтах требовало немедленных, героических действий, быстрого перемещения сил и внимания от одной задачи к другой.

Использование таких методов позволяло направлять деятельность всех организаций к единой цели, обеспечивать координацию в работе партийных, государственных, общественных организаций, добиваться целеустремленности идеологической и организаторской деятельности. Организация «дней» и «недель» осуществлялась под непосредственным руководством В. И. Ленина. Исключительно многогранным, например, было его участие в проведении зимой 1920 г. «недели транспорта». Недостаток топлива отрицательно сказался на работе и без того разрушенного, изношенного железнодорожного транспорта. В свою очередь, подвоз топлива зависел от самого транспорта. Создавался заколдованный круг, из которого, казалось, не было выхода. Со всей реальностью встала угроза остановки движения на жизненных артериях страны. «На транспорт!» — этот лозунг партии стал боевым кличем для всех коммунистов и всего народа. «Вперед же, товарищи, на новую героическую борьбу на новом фронте! Победа здесь означает победу по всей линии и в первую голову над голодом и холодом»17,— говорилось в Обращении ЦК РКП (б) «Ко всем членам партии». «Неделя транспорта» сопровождалась митингами и беспартийными конференциями, публикацией многочисленных материалов о транспорте в прессе, распространением листовок и воззваний, мобилизациями коммунистов на транспорт и т. д.

Характерно, что В. И. Ленин в данном случае прежде всего обращается к массам, к их сознательности. 5 февраля 1920 г. он появляется на трибуне конференции железнодорожников Московского узла. Не скрывая правды, Владимир Ильич сообщает присутствующим: «Сейчас железнодорожный транспорт висит на волоске. Если поезда станут — это явится гибелью пролетарских центров»18. Он призывает к героизму и, если понадобится, к жертвам на бескровном транспортном фронте. На другой день, 6 февраля, в речи на IV конференции губернских чрезвычайных комиссий Ленин рекомендует работникам ЧК опираться на коммунистические ячейки, на профсоюзы, вести пропаганду и агитацию, чтобы «вызвать в массе железнодорожников сознательное отношение к борьбе»19. 9 февраля 1920,г. его горячо встречают делегаты беспартийной конференции Благуше-Лефортовского района столицы. В сердце каждого присутствовавшего запали ленинские слова: «...самые добросовестные, самые честные, самые хорошие, самые твердые, вперед! За каждый поезд, за каждый паровоз надо воевать, надо бороться. К этому я призываю беспартийную конференцию»20.

Придавая огромное значение печати в деле мобилизации масс, В. И. Ленин выступает 8 февраля в «Правде» со статьей «Коль война, так по-военному». Первым и основным шагом восстановления промышленности и земледелия, пишет он, является «немедленное, во что бы то ни стало, с революционной энергией проводимое, с военной решительностью, сплоченностью, быстротой, беззаветностью осуществляемое восстановление транспорта»21. Статья Ленина сыграла роль важнейшей директивы для всех органов Советской власти и общественных организаций. Ее положения развивались в печати, во всей массово-политической работе.

В том же номере «Правды» помещены материалы о транспорте под рубрикой «На бескровном фронте», рассказывающие о неделе транспорта на Николаевской и Мурманской дорогах. На видном месте напечатано стихотворение Д. Бедного «Моя мольба перед саботажником-паровозом»:

Поведай мне всю правду, без утайки,
Какой тебе должны мы дать уход,
Чтоб завтра ты из-за пустяшной гайки,
Вновь не ушел в ремонт на целый год22.

Десятитысячным тиражом издается плакат: «Революции — паровоз истории, — сказал Карл Маркс. — Паровоз спасет нашу революцию — должны понять мы»23. Главполитпуть выпускает массовую листовку, посвященную «Неделе транспорта»24. В большом количестве (75 тысяч экземпляров) было распространено выступление Ленина на съезде работников водного транспорта25. Трудящиеся слушали в грамзаписи ленинскую речь «О работе для транспорта»26.

Вся эта целеустремленная массово-политическая работа давала определенный настрой, привлекала внимание трудящихся к главным задачам борьбы. В. И. Ленин говорил по этому поводу на IX съезде партии: «...если государство во всей своей прессе, в каждой статье, в каждом номере газеты ставит вопрос о транспорте, то это является общим делом!»27 На призыв партии и правительства трудящиеся страны, и в первую очередь рабочие, ответили героическим трудом по ремонту подвижного состава железнодорожного транспорта, расчистке путей, заготовке топлива и т. д. Катастрофа на железнодорожном транспорте была предотвращена.

Целеустремленный характер носила массово-политическая работа среди населения по борьбе с эпидемиями, которые с конца 1919 г. приняли угрожающий характер. В 1919 г. по 40 губерниям европейской части РСФСР было зарегистрировано более 2 млн. случаев заболевания сыпным тифом. Недоедание, отсутствие медикаментов, мыла, белья, недостаток медицинских работников, скученность и грязь на станциях железных дорог, на пристанях — все это способствовало небывалому распространению эпидемий. Необходимы были поистине героические усилия для того, чтобы остановить их развитие. С трибуны VII Всероссийского съезда Советов (декабрь 1919 г.) В. И. Ленин во весь голос заявил об этой надвигающейся опасности. «Товарищи, — все внимание этому вопросу. Или вши победят социализм, или социализм победит вшей28 — так поставил вопрос вождь партии и глава государства. Он сообщил делегатам съезда о предпринимаемых мерах, о посылке больших групп врачей на фронт и т. д.

В начале января 1920 г. ЦК РКП (б) обратился с письмом «Ко всем организациям РКП (б)» о грозной опасности эпидемии сыпного тифа. В письме была изложена программа борьбы с массовыми заболеваниями тифом. Рекомендовалось везде и всюду вести разъяснительную работу, создавать комиссии чистоты в городах и селах, ремонтировать и строить новые бани, улучшать медицинское обслуживание населения, формировать санитарные ячейки при фабрично-заводских комитетах и в деревнях, организовывать субботники для приведения в порядок железнодорожных вокзалов, пристаней, разгрузки эпидемических поездов и т. д. «Нужно немедленно провести партийную мобилизацию на этот противоэпидемический фронт...»29,— указывал ЦК партии.

По-военному, ударно проводилась агитационно-массовая работа по ликвидации эпидемий сыпного тифа. Газета «Правда» опубликовала 2 марта 1920 г. статью наркома здравоохранения Н. Семашко «К неделе очистки». Все медицинские работники, общественные организации, само население должны были включиться в борьбу за очищение улиц, дворов, помещений от грязи, развернуть массовую пропаганду санитарии и гигиены среди жителей столицы30. В «Правде» же извещалось и о начале «банной недели»: «30 марта во вторник начинается банная неделя. Московская чрезвычайная санитарная комиссия предлагает всему населению Москвы бесплатно помыться в бане. Каждый получит кусок мыла»31. Пропаганде санитарно-гигиенических знаний много внимания уделялось и в других городах. В Петрограде «Неделя борьбы с сыпным тифом» проводилась в феврале 1920 г. Газета «Петроградская правда» известила население о задачах недели и проводимых мероприятиях. Чрезвычайный штаб недели распределил для бань дрова, 200 пудов мыла, которое раздавалось бесплатно. В течение недели члены санитарных комиссий, медицинские работники обходили дома, казармы, вокзалы, проводили беседы, в клубах читались лекции, санитарное просвещение велось через кинематографы. Состоялись специальные партийные собрания. 31 января коммунисты и члены Совета 1-го Городского района обсудили вопрос «Борьба с сыпным тифом»32. В «Петроградской правде» изо дня в день шла подборка материалов под рубрикой «Неделя борьбы с сыпным тифом». В одном из номеров газеты рассказывалось о формах агитации в дни недели, о привлечении студентов-медиков к борьбе с эпидемией, перечислялись бани, открытые для населения, и пр. В Екатеринбурге летом 1920 г. была объявлена «Неделя водоснабжения», в течение которой обследовались все источники питьевой воды для населения, принимались профилактические меры для предотвращения эпидемических заболеваний33.

Широкий размах приняла печатная пропаганда. За 1919—1920 гг. было издано более 434 000 брошюр, 8 199400 листовок, 395625 плакатов на медицинские темы. По линии Наркомздрава действовало 7 передвижных выставок, 13 санитарно-просветительных вагонов, 1 агитационно-санитарный поезд. В Москве был открыт музей социальной гигиены, в губерниях и уездах имелось 33 музея и выставки34. В избах-читальнях и на вокзалах, в парткомах и помещениях профсоюзов, везде, где скапливалось много людей, расклеивались плакаты о борьбе с сыпным тифом. Среди них были, например, такие: «Меры общей борьбы с сыпным тифом», «Меры личной борьбы с сыпным тифом», «Мухи могут переносить заразу», «Прививайте оспу» и т. д.

Вспоминая эти тяжелые дни, Е. М. Ярославский писал: «Наши газеты были полны статьями о борьбе с вошью. Вошь огромных размеров испещряла заборы, раскрашенная, чудовищная, казалось, она грызет, все погубит. Госпитали были переполнены тифозными. Станции железных дорог, вагоны, пристани, школы, все стало очагами страшной тифозной заразы. Мы бросились на борьбу с вошью, тифом, грязью... Мы победили»35.

На Всероссийском съезде работников медико-санитарного труда указывалось, что вся решительность, весь опыт гражданской войны были обращены на борьбу с эпидемиями. Огромная разъяснительная и организаторская работа, проходившая под руководством партии, помогла сбить волну эпидемий и победить тиф. 24 апреля 1920 г. Н. А. Семашко писал в статье «Победа над сыпняком»: «Сыпняк сломлен. Это теперь можно смело утверждать...»36. Аналогичным образом проводились неделя фронта, неделя крестьянина, неделя молодежи.

В. И. Ленин настоятельно требовал от руководящих органов, деятелей идеологического фронта оперативной организации массово-политической работы, своевременности в проведении тех или иных мероприятий воспитательного характера. В условиях острого экономического и политического кризиса весны 1921 г., в связи с переходом к нэпу оперативность массово-политической работы приобрела особую значимость. Требовалось в наикратчайший срок разъяснить прежде всего коммунистам и всему народу сущность, значение, перспективы новой экономической политики. Это и стало центральным звеном партийной пропаганды и агитации.

Коммунистическая партия выдвинула задачу немедленного оповещения населения о решении X съезда партии заменить продразверстку продналогом. В. И. Ленин заботился о том, чтобы об этом сообщили без промедления по радио37, возражал против мнения тех делегатов, которые предлагали не объявлять этого важнейшего документа съезда до нового хозяйственного года39. «Все советские учреждения обязаны теперь ознакомить крестьян как можно шире с законом о продналоге и объяснить его значение»40,— настаивал Ленин.

После X съезда партии было развернуто широкое разъяснение новой экономической политики. Эту деятельность направлял ЦК РКП (б) во главе с В. И. Лениным, который руководил работой X и XI партийных конференций, XI съездом партии. 29 марта 1921 г. на заседании Политбюро под председательством В. И. Ленина обсуждался проект тезисов для агитаторов о натуральном налоге. 9 апреля Ленин выступил с докладом о продовольственном налоге на собрании секретарей ячеек и ответственных представителей ячеек РКП (б) Москвы и Московской губернии. Он написал проект циркулярного письма ЦК РКП (б) всем губкомам партии о порядке проведения беспартийных рабочих конференций и мерах по укреплению связи с беспартийными массами, а 27 апреля участвовал в заседании Политбюро ЦК, на котором обсуждались вопросы о беспартийных рабочих конференциях. 29 апреля 1921 г. Ленин беседовал со Скворцовым-Степановым о его впечатлениях от поездки на места41. Поездка Скворцова-Степанова продолжалась с 23 марта до 27 апреля 1921 г. Он выступал с докладами о продналоге в Самаре, Уфе, Златоусте, Челябинске. «На всех заводских собраниях говорили о натурналоге, торговых договорах, концессиях. К этой теме самый жгучий интерес»,— вспоминал он. 9 мая 1921 г. он выступал с докладом о продовольственном налоге на общем партийном собрании Кремлевского участка Москвы42.

Почти сразу же после окончания X съезда партии, примерно с конца марта 1921 г., В. И. Ленин приступил к работе над брошюрой «О продовольственном налоге» и закончил ее 21 апреля. Ленинский труд был опубликован отдельной брошюрой и одновременно в № 1 журнала «Красная новь». Книга В. И. Ленина была также переиздана в ряде промышленных центров страны и перепечатывалась полностью или в выдержках как центральной, так и местной печатью. По рекомендации ЦК РКП (б) работа В. И. Ленина обсуждалась на собраниях партийных ячеек. На этих же собраниях разбирались практические задачи ячейки по реализации нэпа, заслушивались сообщения рабочих, вернувшихся из деревни после отпуска или проведения там агитационной работы43.

В. И. Ленин внимательно следил за ходом разъяснения и пропаганды новой экономической политики. По его совету брошюру «О продналоге» написал Е. Ярославский44. 6 января 1922 г. в ЦК РКП (б) специально рассматривался вопрос о подготовке популярного сборника по нэпу. В «Правде» появилась статья «IX съезд и беспартийное крестьянство»45, в которой высказывались интересные мысли о путях пропаганды нэпа, особенно через сельские сходы. Владимир Ильич обратил на нее внимание. Он пишет записку для членов Политбюро: «Думаю, что «беспартийный» в сегодняшнем номере «Правды» развивает вполне правильный и своевременный план»46. Ленин предложил создать комиссию для немедленной разработки и проведения этого плана в жизнь, причем рекомендовал включить в нее и автора статьи. На другой же день Политбюро ЦК РКП (б) приняло ленинский проект. Через некоторое время в «Правде» и в «Известиях ЦК РКП (б)» было опубликовано указание ЦК РКП (б) о массово-политической работе в деревне47.

С первых месяцев существования Советской власти В. И. Ленин со всей остротой выдвигает проблему воспитания сознательного отношения к труду. В работах «Как организовать соревнование?», «Очередные задачи Советской власти» он показывал роль социалистического соревнования в борьбе за высшую производительность труда. Эти идеи были развиты Лениным в статье «Великий почин». Ленинская поддержка коммунистических субботников сыграла огромную роль в распространении этой инициативы передовых рабочих по всей стране. На страницах «Правды» появился специальный отдел «Коммунистические субботники», где публиковались корреспонденции с мест.

После IX съезда партии, принявшего важные решения в области хозяйственного строительства, пресса начала широко освещать производственные вопросы. «Партийная печать, — говорилось в резолюции IX съезда партии по организационному вопросу, — должна стать могущественным органом возбуждения трудового соревнования»48.

В центральных и местных газетах рассказывается о ходе первомайского субботника 1920 г., отмечаются особо отличившиеся коллективы, рабочие, служащие.

Работники московских газет на субботнике 10 апреля 1920 г. выпустили однодневную газету «Коммунистический субботник», в которой была помещена статья В. И. Ленина «От разрушения векового уклада к творчеству нового», явившаяся для всей партии, для работников идеологического фронта, в том числе и печати, важнейшим руководящим документом, ибо вносила ясность в понимание коммунистического труда, давала ориентировку для дальнейшей борьбы за новую дисциплину, новые общественные отношения.

В 1920 г. в печати широко обсуждается вопрос о производственной пропаганде. Развивая дальше свои идеи о трудовом воспитании масс, В. И. Ленин сформулировал важные положения о производственной пропаганде, научно поставил вопрос о необходимости экономического воспитания масс, понимая под ним борьбу за воспитание социалистической дисциплины труда и повышение его производительности, организацию социалистического соревнования, широкое развертывание производственной пропаганды. Размах социалистического соревнования во многом определял и уровень социалистической дисциплины труда, а то и другое, в свою очередь, находится в прямой зависимости от содержания, масштабов, качества производственной пропаганды. Наконец, именно здесь находит наиболее полное воплощение единство идеологической и организаторской работы.

Реализация ленинских идей о производственной пропаганде предусматривала самую широкую осведомленность масс в вопросах экономики страны и организации производства. В. И. Ленин придавал большое значение публикации отчетов о состоянии производства, чтению лекций, докладов, проведению собраний рабочих и т. д. В 1920 г. им была выдвинута величественная идея широкой пропаганды второй программы партии — плана электрификации страны.

Во всех случаях, когда Ленин касается вопросов экономической пропаганды, он неизменно подчеркивает политическое значение этого дела. Вовлечение народных масс в круг народнохозяйственных интересов — сильнейшее средство политического воспитания масс, ибо пропаганда и агитация такого рода помогут наиболее верно решить задачу воспитания чувства хозяина у трудящихся. Цель всей политической работы и экономической пропаганды состояла в том, чтобы каждый рабочий проникся сознанием, «что он правит страной»49.

Широкое и квалифицированное освещение передового опыта организации производства, обеспечение сравнимости результатов работы, распространение лучших образцов труда, организация социалистического соревнования, тщательное изучение нового, заботливое выращивание ростков коммунизма — вот на что должны быть нацелены пропаганда и агитация. В то же время было важно систематически выявлять недостатки экономического строительства, вскрывать их причины, намечать пути устранения недостатков, критиковать негодных организаторов производства, выявлять прогульщиков, рвачей, лодырей. «Сколько из них мы поймали, скольких изобличили, скольких пригвоздили к позорному столбу?» — спрашивал Ленин в статье «О характере наших газет»50.

Особо ставились вопросы пропаганды научно-технических знаний, повышения деловой квалификации работников. В «Тезисах о производственной пропаганде» В. И. Ленин дал ценнейшие рекомендации на этот счет. Одна из них не только пропагандировать наши планы, лучшие образцы труда, но и организовывать работу по осуществлению намеченных заданий, по внедрению передового опыта в жизнь. Самое главное во всей работе состоит в том, чтобы «уметь вызвать и соревнование и самодеятельность масс для того, чтобы они тотчас принялись за дело»51.

IX съезд партии записал в резолюции «Об очередных задачах хозяйственного строительства» о необходимости широкой популяризации естественнонаучных и технических знаний (электрификация, научное земледелие и т. д.), о развертывании массовой производственной пропаганды с таким расчетом, чтобы каждый рабочий завода знал роль и место предприятия в общей системе социалистического хозяйства. С этой целью рекомендовалось ввести в систему периодические (например, ежемесячные) обсуждения общим собранием рабочих завода докладов его руководителей об итогах производства, о планах на будущее. Съезд решил также внедрить в практику выделение образцовых предприятий, которые должны были стать «школой промышленного воспитания и очагом хозяйственно-технического творчества для обширного района, для целой отрасли промышленности, если не для всей страны»52. Подчеркивалась огромная роль социалистического соревнования в развитии экономики. Начавшийся новый поход Антанты заставил основное внимание партии и народа сосредоточить вновь на решении военных задач. Поэтому претворение в жизнь указаний IX съезда о производственной пропаганде затормозилось, и лишь осенью 1920 г. к ним обращаются вновь. «В связи с военными победами РСФСР и ее международным положением вообще, производственная пропаганда, — отмечал Ленин, — должна быть снова выдвинута на первый план, усилена и организационно укреплена»53.

«Правда» открывает широкую дискуссию о сущности, задачах, методах производственной пропаганды. На ее страницах выступают в октябре — ноябре 1920 г. Н. К. Крупская — «Работницы и производственная пропаганда», В. Смирнов — «Тезисы о производственной пропаганде», Ю. Ларин — «Производственная пропаганда»54  и др. Ряд статей на эту тему посвящает газета «Экономическая жизнь». Ноябрьский номер 1920 г. «Вестника агитации и пропаганды» почти полностью заполнен материалами о производственной пропаганде: В. Милютин — «О производственной пропаганде», М. Савельев — «Печатная агитация в производственной кампании» и др.

В. И. Ленин набрасывает «Проект тезисов о производственной пропаганде», положенный в основу «Тезисов о производственной пропаганде» Главполитпросвета, опубликованных в «Правде» 26 ноября 1920 г. Это наиболее полный, четкий, теоретический документ о производственной пропаганде. Под ней понимались агитационно-пропагандистские и организационные мероприятия по трудовому воспитанию масс, развитию социалистического соревнования, привлечению трудящихся к активному и сознательному участию в решении производственных вопросов, управлению предприятиями, по пропаганде научно-технических знаний.

В. И. Ленин дал глубоко продуманные рекомендации о роли печати в развертывании производственной пропаганды: центральные органы — «Правда», «Известия»  должны стать глашатаями производственной пропаганды. Ленин высказывает мысль о необходимости создания единого популярного органа производственной пропаганды — газеты с тиражом 1/2 - 1 млн. экземпляров, на страницах которой уделять «главное место — единому хозяйственному плану, трудовому фронту, производственной пропаганде, обучению рабочих и крестьян управлять, проверке действительного осуществления законов и мероприятий советских учреждений и хозяйств, широкому и правильному обмену мнений с читателем-массовиком»55.

Настойчиво рекомендуя печатать брошюры, листовки, обзоры, где бы систематизировались материалы по производству, В. И. Ленин подчеркивал, что они должны служить также для распространения профессионально-технического и политехнического образования.

Наряду с «Проектом тезисов о производственной пропаганде» важными работами этого плана явились статья Ленина «Об едином хозяйственном плане» и его письмо в редакцию газеты «Экономическая жизнь» от 1 сентября 1921 г. В этих произведениях дана программа развития экономической науки, ее использования в управлении народным хозяйством страны, ее пропаганды в печати.

Ленин резко выступает против «бюрократического самомнения», увлечения командованием, учит побольше и глубже заниматься изучением практических ошибок и практического опыта в центре и на местах. Эффект будет тогда, когда «дельный экономист, вместо пустяковых тезисов, засядет за изучение фактов, цифр, данных, проанализирует наш собственный практический опыт и скажет: ошибка там-то, исправлять ее надо так-то»56.

Ленинская рекомендация о том, что нужно уделять больше места корреспонденциям с мест, с заводов, с рудников, из совхозов, с железных дорог, мастерских и т. д., относилась ко всей партийно-советской печати.

В. И. Ленин уделял много внимания организации дела производственной пропаганды. В середине ноября 1920 г. он беседует на эту тему с представителем ВЦСПС. Отдел агитации и пропаганды ЦК РКП (б) провел специальное совещание о производственной пропаганде, пригласив на него представителей ВЦСПС, ВСНХ, ЦК профсоюзов горняков, металлистов, Цектрана, Наркомтруда, Главполитпросвета, Наркомздрава и др.57.

8 декабря 1920 г. задачи производственной пропаганды обсуждал Пленум ЦК РКП (б). В. И. Ленин написал первый пункт постановления Пленума по этому вопросу: «Создать Всеросбюро производственной пропаганды при ВЦСПС, усилив представительство НКПроса и не перенося аппарат от НКПроса, а соподчиняя весь аппарат НКПроса Всеросбюро производственной пропаганды»58. Это дополнение сделано не случайно. Были споры: где должно быть Всеросбюро производственной пропаганды? При ВЦСПС или в Наркомпросе? Представители Наркомпроса, в частности Н. К. Крупская, полагали, что оно должно быть у них, ибо производственную пропаганду надо вести и среди крестьян, а «профсоюзы в незначительной степени могут это делать»59. В Главполитпросвете сложилось мнение о нецелесообразности организации Всеросбюро производственной пропаганды при ВЦСПС. После обмена мнениями Пленум принял предложение Ленина: создать Всеросбюро производственной пропаганды при ВЦСПС, усилив представительство Наркомпроса и обеспечив участие хозяйственных органов.

Через несколько дней после Пленума, 20 декабря 1920 г., В. И. Ленин дает разъяснение о задачах печати в области производственной пропаганды: «1. Дать директиву «Известиям» и «Правде» превратиться более в производственные, чем в политические органы и учить тому же все газеты РСФСР; 2. Превратить «Бедноту» в производственную газету, с обязательным конкретным материалом и задачей сближать крестьян с рабочими и земледелие с промышленностью»60.

В. И. Ленин резко выступал против попытки Троцкого подменить работу по развертыванию производственной пропаганды одними разговорами о ней, против затушевывания им существа вопроса отвлеченными понятиями вроде «производственная атмосфера», «производственная демократия», что только мешало правильному пониманию задач, содержания, методов производственной пропаганды.

В конце 1920 г. развернуло свою работу Всероссийское бюро производственной пропаганды при ВЦСПС под руководством видного деятеля партии А. А. Андреева. В обязанность Бюро входило: разработка общего плана производственной пропаганды; объединение и руководство практической работой соответствующих отделов профсоюзов; утверждение плана издания листовок, брошюр, книг, справочников, плакатов, диаграмм по производственной пропаганде различными органами и учреждениями. По мере надобности Всеросбюро могло создавать временные и постоянные комиссии, созывать совещания и конференции по вопросам производственной пропаганды. Создавались губернские и уездные бюро производственной пропаганды. К середине января 1921 г. во Всеросбюро были созданы несколько комиссий из ответственных работников: организационная, по разработке отчетности хозяйственных органов, по научно-технической пропаганде, по использованию агитпоездов и агитпароходов ВЦИК, литературная (по организации массовой производственной пропаганды в газетах, изданию бюллетеней), художественно-изобразительная, по пропаганде сельскохозяйственных знаний61. Начал выходить журнал «Производственная пропаганда».

В первых числах марта 1921 г. проходило I Всероссийское совещание по производственной пропаганде. В докладе А. А. Андреева сообщалось, что Бюро провело известную работу по объединению производственной пропаганды, намечены план ее развития, формы проведения; в процессе подготовки находится ряд брошюр, плакатов62. Совещание признало необходимым усилить пропаганду прежде всего по вопросам плана электрификации страны, помощи сельскому хозяйству.

Совещание заслушало также доклады В. Маяковского и В. Мейерхольда о работе художественной секции по производственной пропаганде63. Маяковский не впервые выступал на эту тему. 21 января 1921 г. он делился своими соображениями по производственной пропаганде на заседании художественной комиссии Всеросбюро64.

Маяковский был горячим сторонником использования художественных средств в борьбе за трудовую дисциплину, за развитие производственной пропаганды, предлагал шире использовать опыт агитации в гражданскую войну65. 29 января 1921 г. он выступил с докладом «Производственная пропаганда в искусстве» в Доме печати, а 23 февраля Всероссийское бюро производственной пропаганды поручило поэту сделать доклад на эту тему на Всероссийском совещании по производственной пропаганде.

Ленинские заветы о сущности производственной пропаганды, путях ее развития имеют программное значение для организации политической работы в наши дни в деле решения задач научно-технической революции в области трудового воспитания масс.

Вот так под руководством большевистской партии, ее вождя В. И. Ленина в первые годы Советской власти осуществлялось единство идеологической и организаторской работы, связь партийной пропаганды и агитации с жизнью. Вот так на практике складывался ленинский стиль организации идейно-политического воспитания масс.

 

СОЗДАНИЕ СИСТЕМЫ ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ УЧРЕЖДЕНИЙ И ЗАБОТА О КАДРАХ

В. И. Ленин подчеркивал неразрывное единство централизации и специализации партийного руководства, писал об их взаимообусловленности и взаимозависимости66. Конкретным подтверждением жизненности этого тезиса является его деятельность по совершенствованию структуры идеологических органов и учреждений, стиля их работы, по налаживанию координации в их деятельности, гибкого взаимодействия, четкого распределения функций между ними.

Немалый опыт по созданию идеологических учреждений партии был накоплен партией большевиков еще в дооктябрьский период. Научным историко-партийным центром являлись библиотека и архив при ЦК РСДРП в Женеве, организованные в начале 1904 г. К весне 1905 г. там было собрано 4760 томов книг и около 2000 партийных документов67. Инициатором создания библиотеки и архива выступили В. Д. Бонч-Бруевич, П. Н. Лепешинский, В. В. Воровский, М. С. Ольминский, М. Н. Лядов и др. В. И. Ленин горячо одобрил это начинание и всемерно его поддерживал68. Большое значение большевики придавали своим печатным органам (газетам, журналам), издательской деятельности. Прообразом будущих партийных научных заведений Советской страны явилась знаменитая ленинская партийная школа в Лонжюмо, созданная по инициативе Владимира Ильича весной 1911 г.69.

После победы Октября строительство идеологических учреждений партии и Советского государства получило подлинный размах. Первым научным центром Советской Республики явилась Социалистическая академия общественных наук. Идея ее организации возникла весной 1918 г. в ходе подготовки первой Советской Конституции и была одобрена В. И. Лениным, определившим основные задачи, принципы, перспективы работы Академии70.

В конце 1920 г. ЦК РКП (б) по предложению В. И. Ленина принял постановление о создании Института Маркса и Энгельса при Социалистической академии.  Через два года он становится самостоятельным исследовательским центром. В 1921 Г. ОТКРЫЛСЯ Институт Красной профессуры. По свидетельству М. Н. Покровского, «фактически Владимир Ильич был основателем института»71. История образования этих научных идеологических учреждений освещена в трудах советских историков И. С. Смирнова, Е. Н. Городецкого, Г. Д. Алексеевой, Л. В. Ивановой, Г. Д. Обичкина72.

По предложению В. И. Ленина была создана Комиссия по истории Октябрьской революции и РКП(б)  (Истпарт). Вопрос о ней значился в повестке дня Пленума ЦК 5 августа 1920 г.73 Около 20 августа 1920 г. Владимир Ильич беседует с М. Н. Покровским о необходимости написать в возможно кратчайший срок историю или хронику Октябрьской революции. Вскоре, буквально через несколько дней, Ленин вторично встречается с Покровским и обсуждает организацию работы по истории партии и истории Октябрьской революции74. В. И. Ленин наметил привлечь к этой работе видного деятеля большевистской партии В. В. Адоратского, которому еще в 1919 г. дал задание заняться сбором материала по истории гражданской войны и Советской Республики. В конце августа 1920 г. Ленин беседует с Адоратским и предлагает ему подготовить к изданию в переводе на русский язык сборник писем К. Маркса и Ф. Энгельса75.

Вообще следует заметить, что В. И. Ленин высоко ценил в партийных работниках глубокое знание истории партии. Характеризуя, например, Я. М. Свердлова, он назвал наряду с другими положительными качествами, присущими этому выдающемуся деятелю революционного движения, его знание истории партии76.

В августе 1920 г. по предложению В. И. Ленина была создана небольшая инициативная комиссия при Госиздате, в задачу которой входило проведение подготовительной работы по созданию Истпарта. В нее вошли М. С. Ольминский, А. С. Бубнов, Н. Н. Батурин, М. Н. Покровский, В. В. Адоратский и др.77. 1 сентября 1920 г. вопрос об Истпарте стоял на заседании Политбюро. 1 сентября Ленин знакомится с проектом его учреждения, вносит некоторые поправки, а 21 сентября подписывает «Постановление Совета Народных Комиссаров об учреждении Комиссии для собирания и изучения материалов по истории Октябрьской революции и истории Российской Коммунистической партии»78. В. И. Ленин постоянно держал в поле своего зрения деятельность таких идеологических учреждений, как Госиздат, РОСТА, Центропечать.

Сразу же после Октябрьской революции встала задача систематически, оперативно, централизованно снабжать партийно-советскую прессу общеполитической информацией, материалами о положении внутри страны и за рубежом. Декрет Совнаркома от 1 декабря 1917 г. объявлял о создании центрального информационного органа при СНК РСФСР на базе Петроградского телеграфного агентства под руководством большевистской партии. Параллельно с ПТА существовало Бюро печати при СНК, также занимавшееся снабжением прессы информацией о событиях внутри страны и за рубежом79.

Весной 1918 г. В. И. Ленин запросил материалы о деятельности Бюро печати. Представленная записка не удовлетворила Ленина, он запросил дополнительные данные. Изучив все материалы, В. И. Ленин предложил разработать меры по улучшению работы в этой области. 7 сентября 1918 г. ВЦИК принял постановление «О Российском телеграфном агентстве»80. Здесь излагались задачи Российского телеграфного агентства (РОСТА). Руководство РОСТА было поручено П. М. Керженцеву. В начале мая 1919 г. Ленин беседовал с Керженцевым о необходимости мобилизации литературных сил и усиления руководства работой РОСТА со стороны ЦК РКП (б)81.

Под руководством ЦК РКП (б) в первые годы Советской власти развернул свою деятельность Госиздат. 11 января 1918 г. СНК принял декрет о государственном издательстве при Наркомпросе, где была определена политика Советской власти в области издательского дела. В качестве одной из первоочередных задач намечалось дешевое издание русских классиков, массовое печатание учебников82.

Но издательское дело не было еще централизовано. Им занимались партийные органы, советские учреждения, военное ведомство и частные лица. Публикацию общественно-политической литературы осуществляли издательство «Прибой» (Петроград), «Волна» (Москва). Затем они были по решению ЦК РКП (б) объединены в одно издательство «Коммунист», редактором которого был назначен И. Скворцов-Степанов83. Но продолжали отдельно существовать издательства ВЦИК, Наркомпроса, Петроградского и Московского Советов, что приводило к несогласованности в выпуске литературы, дублированию и т. д., а в условиях бумажного голода, изношенности полиграфического оборудования это было особенно недопустимо. Сама жизнь требовала объединения издательского дела.

21 мая 1919 г. ВЦИК утвердил положение «О государственном издательстве» (Госиздате), которому рекомендовалось организовать партийный отдел, выпускающий свои издания под грифом РКП (б), ведающий изданием агитационно-пропагандистской литературы и сочинений К. Маркса и Ф. Энгельса. ЦК предложил Политбюро и Оргбюро принять меры к слиянию местных издательств. Тесную связь с Госиздатом поддерживал В. И. Ленин, направляя его деятельность, указывая на упущения и ошибки в работе.

В. И. Ленин настойчиво добивался упорядочения доставки газет, журналов библиотекам, избам-читальням, рабочим и крестьянам. Его интересовала работа Центропечати. В феврале 1918 г. в Москве возникло Центральное агентство ВЦИК по распространению печати. Оно было создано на основе национализированного предприятия «Контрагентства Суворина», распространявшего литературу до Октябрьской революции во всех железнодорожных киосках. По мере расширения сети партийно-советской печати дело ее распространения усложнялось.

26 ноября 1918 г. ВЦИК вынес постановление о Центральном агентстве по распространению печати, его задачах. Это и означало действительное рождение Центропечати. В связи с образованием Госиздата Центропечать перешла в его ведение.

Большой заслугой Центропечати являлось использование граммофонных пластинок для политической пропаганды и агитации. Была организована запись тринадцати речей В. И. Ленина84. В 1918—1920 гг. на грампластинки были записаны речи ряда деятелей Коммунистической партии — А. В. Луначарского, А. М. Коллонтай, М. И. Калинина и др. С 1919 г. по май 1921 г. было выпущено 750 тыс. советских грампластинок85. При Центропечати существовал специальный отдел «Советская пластинка».

Сразу же после окончания гражданской войны В. И. Ленин решительно ставит вопрос об улучшении распространения печати. Его беспокоило то обстоятельство, что значительная доля книг и газет оседала в государственных учреждениях и мало доходило до рабочих и крестьян. Ленин требует коренной реорганизации этого дела. Программой ее проведения служили ленинские «Директивы ЦК коммунистам — работникам Наркомпроса» и статья «О работе Наркомпроса»86. Владимир Ильич запросил и внимательно изучил предложения заведующего Центропечатью Б. Ф. Малкина об организации работы этого учреждения в связи с новыми условиями и новыми требованиями87.

Важную роль в объединении и координации всей массово-политической работы в стране сыграл Главполитпросвет Наркомпроса.

Вопрос о его создании обсуждался в Агитпропотделе ЦК партии 31 июля 1920 г.88 В. И. Ленин написал проект постановления Политбюро ЦК РКП (б) о Главполитпросвете. Главполитпросвет создавался для объединения всей политико-просветительной работы в РСФСР при сохранении, конечно, руководящей и направляющей роли Коммунистической партии. Его задачей являлось объединение всех параллельных культурно-просветительных учреждений во всех наркоматах. В. И. Ленин указывал на необходимость детальной разработки организационных взаимоотношений агитационно-пропагандистских органов партии и политпросветов Наркомпроса89.

2 ноября 1920 г. проект Положения о Главполитпросвете рассматривался в Совнаркоме90. В этот же день в Москве открылось Всероссийское совещание политпросветов губернских и уездных отделов народного образования. 3 ноября на Совещании выступил В. И. Ленин, раскрывший сущность связи агитационно-пропагандистской, культурно-просветительной работы с политикой партии, задачами коммунистического строительства. Со всей остротой он подчеркнул значение борьбы по преодолению идейного сопротивления буржуазии91. Ленинская речь — боевая программа развертывания высокоидейной, наступательной, тесно связанной с жизнью большевистской пропаганды и агитации.

8 декабря 1920 г проект Положения о Главполитпросвете заслушивался на Пленуме ЦК, где была образована Комиссия по доработке положения о задачах и функциях Главполитпросвета92. X съезд партии заслушал специальный доклад о Главполитпросвете и агитационно-пропагандистской работе партии. В прениях выступили А. Луначарский, Н. Крупская, С. Гусев, П. Красиков и др. В развернутой резолюции были определены цели, задачи, формы и методы работы политпросветов, их взаимоотношения с партийными комитетами, профсоюзными, комсомольскими организациями, партийно-политическими органами Красной Армии93. Главполитпросвет стал объединять деятельность изобразительного, театрального, литературного, фотокино отделов Наркомпроса, а также Центрагита, РОСТА, Госиздата, Центропечати, координировать работу агитпросветотделов ПУРа, профсоюзов, комсомола, в его ведение переходил отдел агитпоездов ВЦИК.

Ленинский стиль организаторской работы органически включает глубокое и всестороннее знание кадров, правильную их расстановку и систематическую проверку исполнения. После победы Великой Октябрьской социалистической революции проблема рационального использования кадров стала чрезвычайно острой. Во-первых, их не хватало, особенно это относилось к работникам идеологического фронта, во-вторых, уровень их специальной подготовки, компетентность, знание дела также были недостаточны. Кроме того, каждый из них должен был не только убедить, но и организовать людей. От кадров идеологического фронта В. И. Ленин требовал прежде всего глубокой идейно-теоретической подготовки, принципиальности, непримиримости к любым проявлениям буржуазной идеологии, знания научных основ идейно-политического воспитания масс.

Об этом свидетельствует его практическое руководство подбором, расстановкой, воспитанием идеологических кадров. В. И. Ленин проявлял неустанную заботу о том, чтобы решающие участки идеологического фронта возглавляли люди, преданные делу социализма, испытанные организаторы, закаленные в идейной борьбе с противниками марксизма, образованные, теоретически хорошо подготовленные, мастера печатной и устной пропаганды и агитации, люди большой общей культуры, разносторонних знаний. Большинство из них прошли школу политической работы в массах, многие бок о бок работали с В. И. Лениным, другие не раз с ним встречались.

Социалистическая академия общественных наук была укреплена кадрами. Ее сотрудники — деятели партии и Советского государства, известные ученые-марксисты М. И. Покровский, В. Д. Бонч-Бруевич, М. С. Ольминский, В. В. Адоратский, В. П. Волгин, Н. М. Лукин, В. П. Милютин, М. А. Рейснер, А. В. Луначарский, Н. К. Крупская, И. И. Скворцов-Степанов и др. В нее были также избраны виднейшие деятели международного рабочего и коммунистического движения — Р. Люксембург, Ю. Мархлевский, К. Либкнехт, К. Каутский, Фр. Меринг, К. Цеткин, Ф. Адлер, Сен-Катаяма. В Истпарте. деятельностью которого не раз интересовался В. И. Ленин, работали М. С. Ольминский, А. С. Бубнов, В. А. Быстрянский, Н. Н. Батурин, В. И. Невский, В. В. Адоратский, Ц. С. Бобровская, А. И. Елизарова, П. Н. Лепешинский и др.

30 декабря 1920 г. по решению ЦК был создан Институт К. Маркса и Ф. Энгельса, в становлении и работе которого большую роль сыграли ВТ В. Адоратский, В. А. Быстрянский, Ф. А. Ротштейн, Д. Б. Рязанов, И. И. Скворцов-Степанов.

В Институт Красной профессуры на преподавательскую работу были направлены М. Н. Покровский, В. В. Адоратский, Ю. Ю. Мархлевский, В. П. Волгин, А. Д. Удальцов, Ф. А. Ротштейн, С. С. Кривцов и другие крупные ученые-марксисты94.

Большую заботу В. И. Ленин, ЦК партии проявляли об укреплении редакций газет и журналов идейно выдержанными квалифицированными кадрами. «Все органы печати, находящиеся в руках партии, должны редактироваться надежными коммунистами», — говорил В. И. Ленин. За 1918—1920 гг. ЦК РКП (б) около 20 раз включал в повестку дня своих заседаний вопросы, связанные с расстановкой кадров центральных газет («Беднота», «Известия ВЦИК», «Коммунар»)96.

Особое внимание ЦК РКП (б) уделял газете «Правда». Центральный Комитет постоянно заботился об обеспечении редакции высококвалифицированными идейно-выдержанными кадрами. На протяжении 1917—1918 гг. I в «Правде» работали М. С. Ольминский, К. С. Еремеев, I Н. Н. Батурин, В. А. Карпинский (вскоре ставший редактором газеты «Беднота»), И. Скворцов-Степанов, Н. Л. Мещеряков. Душой редакции, бессменным секретарем «Правды» на протяжении ряда лет была М. И. Ульянова.

 Видные пропагандисты партии работали в Агитационно-пропагандистском отделе ЦК. РКП (б), начавшем свою  деятельность  летом 1920 г. Одним из организаторов этого отдела и первым его заведующим был Р. П. Катанян, член партии с 1905 года. Он прошел большую школу журналистской, пропагандистской, партийно-политической работы. С середины 1922 г. отдел возглавил А.С. Бубнов, крупный организатор и пропагандист. В составе Агитпропотодела ЦК РКП (б) в первые годы Советской власти сотрудничали известные идеологические работники: Я. А. Яковлев, К. С. Еремеев, В. А. Воробьев, В. И. Соловьев, В. В. Васильевский, Н. Н. Лобова, И. П. Флеровский.

Во Внешкольном отделе Наркомпроса, а затем в Главролитпросвете трудились Н. К. Крупская, профессиональная революционерка 3. П. Кржижановская-Невзорова, которую В. И. Ленин хорошо знал еще по петербургскому «Союзу борьбы за освобождение рабочего класса» и по ссылке в Сибири, В. Н. Мещеряков. член партии с 1905 г., активный участник Октябрьской революции, автор ряда работ по социалистическому переустройству сельского хозяйства. С 1921 г. фотокиноотделом Главполитпросвета руководил П. И. Воеводин, член партии с 1899 г. В годы гражданской войны он выполнял большую военно-политическую и литературную работу, в 1919 г. был уполномоченным ЦК РКП (б) и политическим комиссаром агитпоезда «Октябрьская революция».

Библиотечным отделом заведовала в годы гражданской войны известная революционерка, участник Декабрьского вооруженного восстания в Сормове О. И. Чачина. Известный деятель женского движения, большевичка с 1904 г. Н. Н. Колесникова возглавляла также отдел работы в массах.

Старые коммунисты стояли во главе и других идеологических учреждений. Так, Всероссийский кинокомитет возглавлял опытный большевик Д. И. Лещенко, член партии с 1900 г. До Октябрьской социалистической революции он был секретарем редакций легальных большевистских газет «Волга», «Эхо», сотрудничал в «Звезде» и «Правде». Председателем Радиосовета работал в первые годы Советской власти А. М. Николаев, член партии с 1904 г., активный участник революционной борьбы.

Даже этот далеко неполный перечень имен руководящих работников ряда центральных идеологических учреждений партии и Советского государства показывает, сколь внимательно партия, ее Центральный Комитет, В. И. Ленин подходили к использованию идейно-теоретических, агитационно-пропагандистских кадров.

 

ТВОРЧЕСКИ ОБОБЩАТЬ И РАСПРОСТРАНЯТЬ ПЕРЕДОВОЙ ОПЫТ

Вот что считал В. И. Ленин одним из главных критериев эффективности партийного и государственного руководства, шла ли речь о хозяйственном строительстве или об идеологической, политико-воспитательной работе.

Теоретический и практический интерес имеют рекомендации В. И. Ленина о внедрении научных основ управления обучением и воспитанием подрастающего поколения, идейно-политическим просвещением масс со стороны ведущего государственного идеологического учреждения — Народного комиссариата просвещения. Успехи работы Наркомпроса Ленин ставил в зависимость от практичности и деловитости его работников, что в свою очередь зависело от постановки учета и проверки практического опыта, систематичности его использования. Он критиковал представителей Наркомпроса за недостатки в этой области, за увлечение общими лозунгами и абстрактными рассуждениями. «Поменьше политической трескотни, — настоятельно советует Ленин, — поменьше общих рассуждений и абстрактных лозунгов... а всего больше делового, умелого, приспособленного к уровню развития массы учета практического опыта»97. Он рекомендует по-научному поставить подведение итогов работы Наркомпроса, а для этого наладить отчетность, отвечающую таким условиям, как практичность, краткость, ясность и точность форм98.

Разумеется, обобщение и распространение передового опыта идеологической работы подчинялось общим требованиям ленинского стиля партийного государственного руководства.

Цельное представление о взглядах В. И. Ленина на роль отчетов государственных, а равно и партийных органов в деле обобщения практики социалистического строительства дает, например, история разработки и проведения в жизнь «Наказа от СТО (Совета Труда и Обороны) местным советским учреждениям». Идея «Наказа» возникла у Ленина после принятия нэпа. В условиях перехода от войны к миру проверка опытом взятого курса, определение наилучших способов и методов его проведения, своевременного выявления отрицательных сторон и их устранения приобрели решающее значение. «Мы стоим перед новой задачей, не испробованной еще нигде в мире»99,— заявил Ленин. Именно поэтому настоятельно требуется широкое обобщение и освещение опыта проведения нэпа. Владимир Ильич считал важнейшим рычагом проведения этой работы правильно поставленную информацию.

«Вопрос о правильной отчетности местных органов перед СТО,— писал он,— приобретает исключительную важность, ибо одно из главных зол, которым мы страдаем, состоит в недостатке изучения практического опыта, обмена опытом, взаимоконтроля — распоряжений центра практикой мест и практики мест руководством центра»100. Для проведения этой работы необходимо было выработать единую методику, схему. В проекте «Наказа» Ленин предложил четыре группы вопросов, на которые должен был даваться ответ в отчетах советских учреждений, дал общую характеристику каждой группе, обрисовал методику составления отчетов (соединение возможно большей краткости с точностью ответа, строгая ответственность за правильность и своевременность и др.).

Предостерегая от превращения отчетности «еще в один из источников усиления бюрократизма», В. И. Ленин предупреждал, что такого рода исход вовсе не исключен, если отчетов будет чрезмерное количество, если способ их составления и изучения не даст гарантии для проверки отчетов, принятия тех или иных мер по результатам их анализа. В. И. Ленин умел быть суровым и требовательным руководителем, когда те или иные докладные записки, отчеты его не удовлетворяли. Он резко отчитал, например, Рухимовича: «Прочел Ваш доклад и ругаю Вас ругательски. Доклад составлен неряшливо... нет таблицы нужной, а чрезмерной цифирью загроможден доклад... Ясно не сказано. И я и всякий читающий доклад должен дорабатывать его за вас»101. Настоящую головомойку Ленин устроил Рыкову за неудовлетворительность представленных им материалов о концессионных договорах, содержащих тьму никчемных, второстепенных мелочей, за то, что не было выделено главное: «Потоплено серьезное в бюрократическом соре. Не видно головы думающей»102. В. И. Ленину пришлось дать свой набросок основных принципов концессионных договоров.

Отчеты не должны стать грудой мертвого материала, а быть объектом серьезного изучения — только такая постановка дела может привести к желаемым результатам. Ленин и старался поддерживать ценные начинания в этой области. Он незамедлительно откликнулся кратким, но энергичным, содержательным письмом Осинскому (копия в «Правду», «Известия», СНК) в связи с опубликованием последним статьи в «Правде» под заглавием «Новые данные из местного опыта»103. Автор статьи сделал обзор отчетов из Витебской, Иваново-Вознесенской, Нижегородской, Симбирской, Смоленской, Тамбовской, Тверской губерний, изложив наиболее важные, с его точки зрения, выводы и факты, содержавшиеся в докладах с мест.

Настойчивость и упорство В. И. Ленина дали свои плоды. Большое внимание освещению местного опыта стала уделять пресса. В передовой «Правды», например, «Республика должна знать» говорилось: «Нам важны не широкие планы (их легко писать), а изучение того опыта, который уже имеется... Больше фактов, больше изучения практического опыта, больше освещения его, больше освещения отстающих от передовых, больше поощрения передовых»104.

Были предприняты и организационные шаги. В центре и на местах выделяются специальные группы, лица для учения и обобщения местной работы. Например, в мае  1922 г. при Орготделе ЦК был создан подотдел учета и изучения местного опыта, который являлся «партийной лабораторией». Занимаясь изучением материалов, поступающих в ЦК, отдел направлял письма в 17 губерний, проводил опросы, личные беседы с партийными работниками. С мая 1922 г. по январь 1923 г. подотдел разработал вопросы: об организаторах, о промышленных ячейках, о деревенских ячейках, о марксистских кружках и т. д.105 Создается аналогичный орган и в Агитпропотделе. Материалами для систематического учета местного опыта были: ежемесячные отчеты губкомов, доклады ответственных инструкторов ЦК, статьи из газет, журналов, личные поездки на места. За первые восемь месяцев своего существования подотдел местного опыта Агитпропа направил 162 письма в губкомы по вопросам идеологической работы (анализ газет, журналов, отчетов губкомов и т. д.)106.

Обобщение местного опыта и разработка на основе этого практических рекомендаций составляли основную задачу Комиссии по работе в деревне, созданной по инициативе В. И. Ленина после XI съезда партии. Руководящим принципом ее деятельности было ленинское требование об изучении практического опыта (хотя бы по одному уезду, хотя бы по одной волости!) и обобщении его. Это несравненно лучше, чем теоретизировать вообще, изобретать кабинетным путем резолюции и постановления. Накануне XII съезда партии Комиссия предприняла специальное обследование ряда уездов и волостей. В «Правде» сообщалось, что полученные данные настолько ценны, что могут помочь партии выяснить целый ряд важнейших вопросов политики партии в деревне. Газета отвела две полосы интересным извлечениям из материалов Комиссии. Со статьей «Очерки деревенской дифференциации» (по материалам обследования Николаевской волости Курской губернии) выступил представитель ЦК РКП (б) Я. Яковлев. Статью «Что происходит в настоящее время в деревне» (по материалам Яропольской волости Московской губернии) написал член коллегии Наркомзема П. Гуров107.

Изучение и обобщение местного опыта проводилось, разумеется, не только в деревне. ЦК РКП (б) был взят под особое наблюдение ряд крупных промышленных предприятий с той целью, чтобы добиться наиболее глубокого анализа партийной, и в частности идеологической, работы. Деятельность около 100 партийных ячеек изучали работники губкомов, ЦК РКП (б): В. Я. Чубарь — ячейку Луганского паровозостроительного завода, Г. И. Петровский — Брянского завода108.

С особой настойчивостью В. И. Ленин добивался, чтобы съезды партии, партийные конференции и собрания проходили по-деловому, содержали обобщение лучшего опыта партийно-государственного руководства. Он был решительным противником пустых, бессодержательных, «парламентских» речей. На X Всероссийской конференции РКП (б), например, Ленин в заключительном слове под аплодисменты присутствующих заявил: «...мы должны заниматься учетом практического опыта...»109. В речи на II Всероссийском съезде политпросветов Владимир Ильич признавал, что главным недостатком наших собраний является отсутствие прямой, непосредственной связи с практическими задачами, которые надлежало решать. В заключительном слове на Совещании председателей уездных, волостных и сельских исполнительных комитетов Московской губернии в 1920 г. Ленин сделал такое критическое замечание ораторам: «но когда я выслушал ваши замечания, мне пришлось удивляться, как мало вы дали определенных и точных предложений»110

Разрабатывая план социалистического строительства, В. И. Ленин определил также и место печати как важного орудия мобилизации масс, обобщения опыта местной работы. Об этом он писал в своей знаменитой работе «Очередные задачи советской власти», в программной для нашей прессы статье «О характере наших газет».

На следующий день после опубликования ленинской статьи в «Правде» появилось обращение редакции «Ко всем партийным организациям». Редакция призывала местных партийных, советских работников регулярно присылать в ЦК РКП (б) или непосредственно в «Правду» самые подробные сведения о партийной и советской работе, о политработе в Красной Армии, причем рекомендовала давать не сухую информацию, а живые материалы111. Статья Ленина была перепечатана во многих губернских газетах. Под ее влиянием печать стала больше места отводить обобщению практического опыта, экономическому строительству. По примеру «Известий ВЦИК» многие газеты вводят специальную рубрику «О недостатках механизма» и т. п., в которых публикуются критические корреспонденции о работе учреждений, организаций, предприятий.

Современники В. И. Ленина восхищались его необычайной осведомленностью о событиях в стране, о содержании даже малоизвестных газет и книг. После победы Октябрьской социалистической революции, несмотря на колоссальную загруженность делами по руководству партией и государством, он живо интересовался освещением в печати текущих событий. Некоторые сообщения в газетах послужили поводом для выступления Ленина по конкретным вопросам социалистического строительства. Опираясь на сообщения печати о коммунистических субботниках, Ленин написал свою знаменитую статью «Великий почин».

В. И. Ленин считал для себя обязательным поддерживать тех, кто проявляет успехи в этой области. Он пользовался каждой возможностью, чтобы публично, нередко с трибуны съездов, не только назвать фамилии авторов хороших статей и брошюр, но и подчеркнуть, что в их работах особенно ценного, поучительного об опыте строительства нового общества. Расскажем о нескольких примерах. Владимир Ильич тепло отзывается на VII Всероссийском съезде Советов (6 декабря 1919 г.) о статье М. Ф. Владимирского по истории советского строительства, высоко оценивает статью Ю. Мархлевского, напечатанную в журнале «Коммунистический Интернационал». В речи на I съезде земледельческих коммун (4 декабря 1919 г.) он ссылается на понравившуюся ему статью С. П. Середы из газеты «Известия ВЦИК», в докладе на IX съезде партии положительно говорит о брошюре С. Гусева «Очередные задачи хозяйственного строительства» как примере делового, конкретного подхода к решению стоящих задач112.

В случае надобности В. И. Ленин сам следил за тем, чтобы та или иная ценная работа об опыте социалистического строительства поскорее увидела свет. Так обстояло дело с книжкой И. Скворцова-Степанова об электрификации (Владимир Ильич написал к ней предисловие)113 и с брошюрой Е. М. Ярославского «О продналоге». По предложению Ленина вопрос о распространении этой брошюры рассматривался на Политбюро ЦК РКП (б) и был решен положительно114. В конце 1918 г. или в начале 1919 г. Ленин написал статью «Маленькая картинка для выяснения больших вопросов»115, поводом для которой послужила книга А. Тодорского «Год с винтовкой и плугом», изданная в уездном городке Весьегонске Тверской губернии. Скромный, но чрезвычайно важный опыт социалистического строительства в Весьегонском уезде явился для В. И. Ленина материалом для глубочайших обобщений, важных выводов.

В. И. Ленин много времени и сам отводил анализу идеологической деятельности партийных и советских организаций, до деталей, до мелочей знал положительные и отрицательные стороны партийной пропаганды и агитации. Неоценимое значение для всех работников идеологического фронта имеют его высказывания о формах и средствах массово-политической работы. Владимир Ильич настойчиво поддерживал все новое и прогрессивное в организации пропаганды и агитации, в развитии ее материально-технических средств.

Известно, что в годы гражданской войны широкий размах приняли беспартийные конференции. Первая такая конференция состоялась в Пресненском районе г. Москвы (14—16 декабря 1918 г.). В. И. Ленин выступил на ней с речью в первый же день работы. Позднее, когда беспартийные конференции приняли «права гражданства», он часто появлялся на трибунах самых массовых собраний такого рода, особенно в тяжелые моменты деникинского нашествия. Кроме того, Ленин внимательно изучал материалы о конференциях. Мимо его взора не прошла статья Н. П. Растопчина «Беспартийные крестьянские конференции»116, опубликованная в «Правде» от 20 ноября 1919 г. На нее он счел нужным сослаться в докладе на VIII Всероссийской конференции РКП (б), подчеркнув тем самым и важность беспартийных конференций, и важность обобщения опыта их подготовки и проведения117. Получив такую авторитетнейшую поддержку со стороны В. И. Ленина, беспартийные конференции после VIII Всероссийской конференции приобрели еще больший вес в арсенале средств массово-политической работы. Ленинские соображения были положены в основу письма ЦК РКП (б) о беспартийных конференциях (декабрь 1919 г.)118.

В годы гражданской войны при непосредственной поддержке В. И. Ленина получили распространение агитпоезда и агитпароходы. Обстановка гражданской войны заставляла искать такие средства массово-политической работы, которые позволяли бы быстро, оперативно развертывать политическую агитацию прежде всего на главных направлениях, в наиболее важных районах.

Крупные промышленные города, пролетарские районы были, разумеется, в центре внимания РКП (б) и Советской власти. Но судьба гражданской войны в решающей степени зависела также от позиции крестьянства, от прочности Советской власти на окраинах страны. Особенно важно было хорошо наладить партийно-государственную работу, политическую агитацию среди населения и частей Красной Армии в прифронтовой полосе, а также на территории, освобожденной от белогвардейцев и интервентов. Большую роль в решении этих задач и сыграли агитационно-инструкторские поезда и пароходы.

Используя железнодорожные и водные пути, агитпоезда и агитпароходы имели возможность сравнительно быстро передвигаться и охватывать своим влиянием значительную массу населения.

Идея создания агитационно-инструкторских поездов принадлежит военному отделу издательства ВЦИК. Она была одобрена руководящими органами партии и правительства. 11 января 1919 г. Президиум ВЦИК под председательством Я. М. Свердлова утвердил положение об организации литературно-инструкторских поездов и их работе. При ВЦИК был создан специальный отдел агитпоездов и агитпароходов.

 Деятельность агитационно-инструкторских поездов и пароходов весьма заинтересовала В. И. Ленина. Он пристально следил за их рейсами, не раз давал ценнейшие указания о характере, содержании, целях работы. Как вспоминает Н. К. Крупская, он сам был не прочь принять участие в таких поездках, но неотложные дела по руководству партией и государством не позволяли ему это сделать.

Ленин с большим вниманием отнесся, например, к рейсу агитпарохода «Красная звезда» по Волге и Каме (1919). Н. К. Крупская, которая приняла в нем участие, впоследствии писала: «Перед отъездом мы долго беседовали с Ильичем, как и что надо будет делать, чем помогать населению, на каких вопросах больше всего останавливаться, во что особенно вглядываться»119. После окончания рейса Ленин с громадным интересом слушал рассказ Крупской об итогах поездки, не оставляя без внимания ни одной мелочи.

В мае 1919 г. агитпоезд «Октябрьская революция» совершил свой первый рейс по восточной части европейской территории страны. Высоко оценивая его миссию, Ленин счел нужным 13 мая от имени Политбюро ЦК РКП (б) послать телеграмму М. И. Калинину с предложением строго соблюдать общую продовольственную политику и уделять главное внимание агитационно-массовой работе среди крестьянства120. 25 октября 1919 г. Ленин обменивается мнениями с Калининым перед его отъездом из Москвы в прифронтовой район с агитпоездом «Октябрьская революция»121. Ленинские советы легли в основу работы группы агитаторов и инструкторов агитпоезда.

В. И. Ленин прилагал немалые усилия к тому, чтобы положительный опыт работы агитпоездов и агитпароходов обобщался и распространялся. Он внимательно изучает итоги поездок, принимает меры к лучшей организации и использованию агитпоездов и агитпароходов. В конце января 1920 г. Владимир Ильич беседует с заведующим Отделом агитационно-инструкторских поездов и агитпароходов ВЦИК Я. И. Буровым, заслушивает его доклад об итогах работы в 1919 г. и дает советы об усилении деятельности агитпоездов и агитпароходов ВЦИК в 1920 г. Он предлагает Бурову в срочных случаях обращаться непосредственно к нему122. Самым настоятельнейшим образом советовал обобщать практику массово-политической работы, анализировать ее. Он не упускал случая побеседовать с политическими комиссарами агитпоездов. В конце января 1920 г. у него состоялась встреча с бывшим политкомом агитпоезда им. В. И. Ленина — Л. И. Рузером. Речь шла о работе агитпоезда на Южном Урале и в Сибири. Ленин предложил Рузеру написать докладную записку об опыте работы агитпоезда123. Он рекомендовал Н. К. Крупской вести дневник для записей виденного и пережитого во время ее поездки на агитпароходе «Красная звезда124. Одобрительно он отзывался о предложении издать воспоминания участников этого агитационного рейса по Волге и Каме. В 1920 г. вышла в свет небольшая брошюра «Агитпартпоезда ВЦИК (их история, аппарат, методы и формы работы)» под редакцией В. Карпинского.

Итоги работы агитпоездов неоднократно рассматривались в ЦК РКП (б).

В начале 1918 г. В. И. Ленин выдвинул свой замечательный план монументальной пропаганды. «В разных местах, — говорил он, — на подходящих стенах или каких-либо специальных сооружениях для этого можно было бы разбросать краткие, но выразительные надписи, содержащие наиболее длительные, коренные принципы и лозунги марксизма, а также, может быть, крепко сколоченные формулы, дающие оценку тому или другому великому историческому событию... Еще важнее надписей,— продолжал Ленин, — я считаю памятники: бюсты или целые фигуры, может быть барельефы, группы. Надо составить список тех предшественников социализма или теоретиков и борцов, а также тех светочей философской мысли, науки, искусства, которые, хотя и не имели прямого отношения к социализму, но являлись подлинными героями культуры»125. В этих ленинских словах содержалась целая программа эстетического, политического воспитания масс с помощью художественных средств.

12 апреля 1918 г. СНК под председательством В. И. Ленина утвердил «Декрет о памятниках республики», внесенный А. В. Луначарским. В нем говорилось о снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и о создании проектов памятников, «долженствующих ознаменовать великие дни Российской социалистической революции»126. 12 июля 1918 г. Ленин беседует с секретарем Комиссии по снятию старых и сооружению новых памятников архитектором Н. Д. Виноградовым и просит его регулярно докладывать о ходе выполнения декрета127. Через пять дней, 17 июля, на заседании Совнаркома обсуждался доклад заместителя наркома просвещения М. Н. Покровского об установлении в Москве 50 памятников выдающимся революционным и общественным деятелям, представителям литературы, науки, искусства128. Владимир Ильич после этого заседания СНК имел встречу со скульптором С. Д. Меркуловым, с которым обсуждал вопрос о выполнении решения СНК129. 30 июля 1918 г. на заседании СНК под председательством В. И. Ленина рассматривался проект списка памятников великих деятелей социализма, революции, культуры. Совнарком постановил в первую очередь соорудить памятники величайшим деятелям революции — Марксу и Энгельсу.

В. И. Ленин энергично настаивал, чтобы план монументальной пропаганды проводился в жизнь без промедления. Когда в этом деле появились задержки, он направил 13 мая 1918 г. А. В. Луначарскому энергичный протест такого содержания: «Удивлен и возмущен бездеятельностью Вашей и Малиновского в деле подготовки хороших цитат и надписей на общественных зданиях Питера и Москвы»130, а 18 сентября в телеграмме наркому просвещения А. В. Луначарскому выражает возмущение бездействием лиц, ответственных за выполнение плана монументальной пропаганды131. Известно далее, как Ленин строго отчитал Президиум Моссовета за то же самое132. Благодаря этой энергии, настойчивой деятельности В. И. Ленина некоторые памятники были готовы к первой годовщине Советской власти. 7 ноября 1918 г. в торжественной обстановке были открыты 11 памятников великим революционерам. По этому поводу проводились митинги, где рассказывалось о тех выдающихся деятелях, память которых, как писала «Правда» «увековечивалась волею трудового народа»133.

Несмотря на разруху, экономические трудности, Коммунистическая партия и Советское правительство использовали все возможные средства для развития таких перспективных средств коммунистического воспитания масс, как кино и радио. В. И. Ленин дал глубокую оценку их роли в развертывании идеологической, политико-воспитательной работы. Ему принадлежат известные слова о том, что «из всех искусств для нас важнейшим является кино». Он называл радио, эту «газету без бумаги и «без расстояний», великим делом. Надо иметь в виду, что эти ленинские идеи были выдвинуты в начальный период развития кино и радио, когда в полной мере их возможности еще далеко не развернулись.

В указаниях о работе агитационно-инструкторских поездов и пароходов, данных в январе 1920 г., Ленин особое внимание обратил на необходимость расширения показа кинокартин для политической, атеистической, производственной пропаганды. «Обратить внимание,— писал В. И. Ленин, — на необходимость тщательного подбора кинолент и учет действия каждой киноленты на население на время демонстрирования ее»134.

Большое значение он придавал кинохронике, ее оперативности, созданию злободневных политических картин. Так, в момент обострения борьбы с церковниками Ленин советовал ускорить создание кинокартины о вскрытии «святых мощей». В связи с новым походом сил внешней и внутренней контрреволюции весной и летом 1920 г. Владимир Ильич торопил с изготовлением документального кинофильма «Суд над колчаковскими министрами», требовал доклада ему лично о ходе работы 135.

Широкая программа партийной политики в области кино была изложена В. И. Лениным в письме к Е. А. Литкенсу (январь 1922 г.).

Подчеркнув важность идейности, политической выдержанности любых кинокартин, Ленин большое значение придавал созданию кинолент «Из жизни народов всех стран», где бы разъяснялась сущность капитализма, колониальная политика империалистических держав. Кинокартины пропагандистского и воспитательного характера он предлагал давать на проверку старым марксистам и литераторам, чтобы избежать казусов, когда фильмы «достигают обратных целей»136.

В 1919—1920 гг. были сделаны важные шаги в создании советского кино. Эту работу возглавлял Фотокиноотдел Наркомпроса, имевший в своей структуре техническую часть (конструкторский и контрольно-учетный отделы, отдел снабжения) и научно-просветительную часть (литературно-художественный, научно-популярный отделы, отдел научных съемок, лекторский отдел и отдел рецензий и цензуры)137. К обсуждению проблем кинематографии привлекались известные деятели науки, искусства. Так, в октябре 1918 г. состоялось первое совещание представителей исторической науки, музееведения и работников искусств, где речь шла о задачах советского кино, о создании кинематографической студии138.

Коммунистическая партия и Советское правительство, В. И. Ленин заботились о развитии и использовании радио. В. И. Ленин был автором первых призывов, обращений, переданных советскими радиостанциями. Он часто пользовался радио, особенно в тех случаях, когда надо было довести до сведения народа важнейшие сообщения. Им лично были составлены радиограммы об установлении Советской власти, ее упрочении и т. д. Радио передавало декреты Советского правительства, указания местным органам власти и т. д.139 В. И. Ленин мечтал о том времени, когда радио широко войдет в быт населения, когда то, что передается по беспроволочному телеграфу, будет непосредственно сообщаться широким массам140. Благодаря его настойчивой поддержке Нижегородской радиолаборатории советские ученые уже в первые годы Советской власти добились успехов в развитии радио. 21 августа 1922 г. в эфире прозвучали слова: «Говорит Москва». В этот день начала опытные передачи радиовещательная станция, построенная в Москве работниками Нижегородской радиолаборатории под руководством профессора М. А. Бонч-Бруевича.

В наши дни практика коммунистического строительства стала значительно шире, многообразнее, сложнее, чем это было в первые годы Советской власти. Именно поэтому ленинские рекомендации о методологии и методике обобщения конкретного опыта хозяйственного, политического руководства, коммунистического воспитания масс актуальны, жизненны, заслуживают самого пристального и глубокого изучения.

 

«ЛИЧНОЕ ВОЗДЕЙСТВИЕ ОЧЕНЬ МНОГО ЗНАЧИТ...»

Неотъемлемым признаком ленинского стиля идеологической работы является личное участие руководящих работников в идейном воспитании масс. В первые годы Советской власти под руководством В. И. Ленина сложилась замечательная традиция систематических выступлений членов Центрального Комитета, Советского правительства перед народом. Еще в дооктябрьский период В. И. Ленин высказывал мысль о том, что личное воздействие, личное выступление на собрании очень много значит. «Без них нет политической деятельности...»141, — констатировал Владимир Ильич. Это ленинское положение стало еще более актуальным после победы Октября.

В 1918—1919 гг. МК РКП (б) широко привлекал для выступлений на «пятничных митингах» виднейших деятелей партии и государства во главе с В. И. Лениным. Владимир Ильич был одним из самых аккуратных ораторов, добросовестнейшим образом выполнял поручения партийного комитета. Своим личным примером он показывал, как надо серьезно относиться к выступлениям перед народом. Секретарь Московского комитета РКП (б) А. Ф. Мясников вспоминал, что «в списке агитаторов и пропагандистов Московского комитета товарищ Ленин считался самым исправным и, разумеется, наиболее ценным оратором»142. Его первое выступление по путевке МК РКП (б) на «пятничном митинге» состоялось 7 апреля 1918 г. в манеже бывшего Алексеевского военного училища на митинге протеста против расстрела меньшевистским правительством Грузии рабочего митинга в Тифлисе143. За июнь — август Владимир Ильич принял участие в 8 «пятничных днях» из 10, причем в некоторые из них он выступал по нескольку раз. В общей сложности и за июнь — август 1918 г. Владимир Ильич сделал 16 выступлений только на «пятничных митингах»144.

Огромное воспитательное, мобилизующее значение имело празднование годовщины Великой Октябрьской социалистической революции в 1918 г., которое явилось смотром боевых сил молодой Советской Республики, демонстрацией тесного единства Коммунистической партии и народа145. В дни праздника впервые были организованы всенародные торжества, заложены традиции проведения революционных праздников вообще.

Характерной чертой в работе руководящих деятелей партии и государства было и то, что они использовали каждую возможность для политических выступлений среди масс во время поездок в губернии, уезды, на многочисленные фронты гражданской войны.

В 1918—1920 гг. практиковался систематический выезд видных работников на места для организации обороны страны, решения важных хозяйственно-политических задач. В их деятельности особенно наглядно проявилось единство идеологической и организаторской работы.

После VIII съезда партии по решению ЦК РКП(б) в ряд губерний были направлены уполномоченные Центрального Комитета и ВЦИК. В их задачу входило оказание помощи местным органам в проведении мобилизаций для отпора внутренней и внешней контрреволюции, в развертывании агитации и пропаганды решений VIII съезда партии. Бригады ЦК и ВЦИК были направлены по всей стране: Владимирская губерния — во главе с Н. В. Крыленко; Воронежская — К. С. Еремеев; Вятская — Ю. М. Стеклов; Калужская — Е. М. Ярославский; Нижегородская — Н. А. Семашко; Пензенская — Н. Осинскнй; Тамбовская — В. Н. Подбельский; Тульская — С. И. Канатчиков; Московская — В. И. Невский146. Выступая на партийных, профсоюзных, комсомольских собраниях, перед рабочими и крестьянами, проводя беседы с коммунистами и беспартийными, представители ленинской партийной гвардии считали все это само собой разумеющимся явлением, видели свой долг в разъяснении массам партийной политики. М. И. Калинин за 12 рейсов агитационно-инструкторского поезда «Октябрьская революция» W1919—1920) сделал около 450 выступлений. В большинстве своем это были речи перед крестьянами, рабочими, красноармейцами. Во время поездки на агитпароходе «Красная звезда» Н. Крупская за пять дней пребывания в Нижнем Новгороде 19 раз выступала перед различными аудиториями.

В мае — июне 1920 г. на Юго-Западный фронт выезжал нарком просвещения А. В. Луначарский. Этот пламенный пропагандист марксизма, политики партии поражал своим неуемным стремлением отдавать все свои силы, всю свою энергию делу просвещения масс. Трудно даже представить, как можно было физически выдерживать тот темп выступлений, которого придерживался Анатолий Васильевич в эту поездку147.

Следует отметить, что эта ленинская традиция систематических выступлений руководящих кадров перед массами была нормой поведения не только видных деятелей партии и правительства, но и губернских, уездных работников, которые регулярно беседовали с народом. Владимир Ильич вновь и вновь напоминал руководящим кадрам о большой важности политических выступлений среди рабочих и крестьян. Так, в речи на съезде комиссаров труда (май 1918 г.) он говорил: «Пользуйтесь, товарищи комиссары труда, каждым своим свиданием на любом заводе и фабрике, своими свиданиями с любой делегацией рабочих, пользуйтесь возможностью объяснить это положение...»148

В широких масштабах используется посылка руководящих работников центральных партийных и советских органов для проведения агитационно-пропагандистской работы.

Агитационно-пропагандистский отдел ЦК РКП (б) периодически направлял на места ответственных работников на срок до двух недель для чтения лекций и докладов в совпартшколах, на курсах, на партийных и рабоче-крестьянских собраниях, причем главной темой их выступлений была новая экономическая политика. В связи с этим был разослан запрос к работникам центральных партийных и советских учреждений о тематике лекций и докладов, с которыми они могли бы идти в различные аудитории. Ответы на этот вопрос заслуживают внимания.

Старый большевик С. Мицкевич изъявил желание взять на себя чтение курсов по истории революционного движения и по истории РКП (б). Очень широкой оказалась тематика выступлений А. В. Луначарского: что такое марксизм; жизнь, деятельность и сочинения Маркса; религия и коммунизм; общий очерк истории Великой Октябрьской революции; очерк истерии РКП (б); новая экономическая политика; рабочий класс, его история, задачи; III Интернационал; текущий момент; история религии; история искусства. «Могу все это предложить к Вашим услугам»,— сообщал Анатолий Васильевич149.

 А.И. Свидерский, заместитель наркома продовольствия, считал само собой разумеющимся, что темами его выступлений могут быть: продналог, нэп, кооперация, а также вопросы теории марксизма и политики партии. Б. М. Волин сообщал, что хотя он в настоящее время болен, но просит числить за ним темы лекций: история РКП (б), новая экономическая политика. «Пожалуй, хватило бы?» — спрашивает он в своей записке. Но, видимо, сомневаясь в этом, предлагает следующее: «Да, я еще прочел бы большой доклад с документальными и фактическими статистическими данными о чистке партии». Вот что ответил на запрос ЦК РКП (б) член коллегии Наркомзема Н. Мещеряков: «...считаю наиболее целесообразным использовать меня на курсах для чтения лекций по аграрной политике Р.К.П. Крайне желательна посылка меня по окончании работы Всероссийского съезда Советов на места, как в губернии, так и уезды». А. Лозовский предложил свои услуги для чтения лекций по вопросам международного и российского профдвижения150.

Через некоторое время многие руководящие работники выехали по путевкам Агитпропотдела ЦК РКП (б). Среди них были: А. Андреев, Н. Семашко, А. Луначарский, А. Свидерский, С. Мицкевич, Г. Мельничанский, П. Красиков, А. Середа, П. Лепешинский, Н. Мещеряков, Ф. Кон, А. Лозовский и др.151

 В.И. Ленин всячески поощрял также лекторскую, преподавательскую деятельность партийно-советских руководителей в комвузах, совпартшколах, на факультетах общественных наук. ЦК РКП (б) и ВЦИК утвердили в июле 1919 г. программу Центральной школы партийной советской работы. В числе лекторов значились: вождь и организатор РКП (б) В. И. Ленин, глава ВЦИК М. И. Калинин, известные руководящие работники А. Ломов (Оппоков), В. Милютин, В. Ногин, Ф. Дзержинский и др. Характерно, что распределение тем сделано с учетом направления деятельности самих лекторов, их сложившихся интересов. По вопросу о государстве было поручено выступить В. И. Ленину, а о борьбе с контрреволюцией — Ф. Э. Дзержинскому и т. д. Учебные планы и программы были утверждены в начале июня 1919 г., а 11 июля этого же года уже состоялась лекция В. И. Ленина «О государстве». Владимир Ильич пунктуально выполнил принятое решение, давая тем самым пример руководящим работникам, которые должны были выступать в Центральной школе партийной и советской работы.

Несмотря на огромную занятость партийными и государственными делами В. И. Ленин считал своим долгом беседовать по теоретическим вопросам марксизма с руководящими работниками и рядовыми коммунистами, зарубежными товарищами. Сам он вспоминал, например, что венгерский коммунист Бела Кун приходил беседовать к нему «на темы о коммунизме и коммунистической революции»152. По свидетельству американского коммуниста Альберта Рис Вильямса, Ленин в 1918 г. изъявил желание проводить занятия по марксизму с группой иностранных коммунистов, предлагал с этой целью организовать кружок-семинар. Он не был создан только лишь потому, что зарубежные товарищи не хотели отрывать Владимира Ильича от важных дел по руководству обороной страны, партией, государством, занимать его драгоценное время. Причем Ленин не раз интересовался, как было принято его предложение о кружке153.

Для политического просвещения актива широко используются выступления руководящих работников на собраниях коммунистов с широкими обзорами внутренней и международной обстановки, партийной политики. Петербургский комитет регулярно отчитывался в каждом районе на общем собрании коммунистов154.

Самым желанным оратором на собраниях коммунистов, партийных активах был, конечно, В. И. Ленин. Так, в 1918 г. он не раз выступал перед такого рода аудиторией. В ночь с 23 на 24 февраля Ленин участвовал в заседании большевистской фракции с активом Петроградской партийной организации, произнес речь, отвечал на вопросы. Не раз Владимир Ильич появлялся перед коммунистами Москвы. Его доклады и речи, посвященные злободневным, самым животрепещущим проблемам революционной борьбы, являлись непревзойденными уроками того, как надо понимать революционную науку и применять ее на практике. 19 июня В. И. Ленин выступал с речью о текущей продовольственной кампании на собрании представителей партийных ячеек заводов Замоскворецкого района. В конце июня или в начале первой половины июля он рассказывал на партийном собрании коммунистов Кунцевской волости о текущем моменте. 27 ноября на собрании партийных работников Москвы сделал доклад об отношении пролетариата к мелкобуржуазной демократии.

В первые годы Советской власти сложилась замечательная традиция регулярных выступлений ответственных работников партии и государства перед пропагандистами и агитаторами. В число руководителей, наиболее часто встречавшихся с работниками идеологического фронта, был В. И. Ленин. В наиболее трудные, тяжелые моменты гражданской войны он считал своим долгом и обязанностью выступать с напутственным словом перед пропагандистами, агитаторами, культурно-просветительными работниками. Ленинские доклады и речи являются и поныне непревзойденным образцом того, как надо инструктировать, учить, готовить людей для ведения разъяснительной работы в массах. Сам факт появления Ленина на совещаниях идеологических работников и его выступлений свидетельствовал о том большом внимании и заботе, которые проявляли партия и правительство к массово-политической работе среди населения. Это не могло не повышать чувство ответственности работников идеологического фронта.

В период, когда Советская Республика находилась в большой опасности, В. И. Ленин особенно часто выступал перед идеологическими работниками. Так было, например, летом 1918 г., в решающий период борьбы с Колчаком и Деникиным, в ответственнейший этап перехода к мирному социалистическому строительству, при введении новой экономической политики.

27 июля 1918 г. Ленин беседует с агитационно-продовольственной группой Выборгского района Петрограда, отъезжающей в деревню; 2 августа 1918 г. он дважды выступает с напутственным словом перед агитаторами, отправляющимися на Восточный фронт; 3 мая 1919 г. делает доклад о политике партии по отношению к крестьянству перед слушателями Агитационных курсов ВЦИК и Пролетарского университета, а после доклада отвечает на вопросы, беседует со слушателями; 24 октября 1919 г. Ленин с большой речью выступает перед слушателями Свердловского университета, отправляющимися на фронт155.

Характерной чертой этих ленинских речей было глубочайшее освещение политического, военного, экономического положения страны в переживаемый момент. И это не случайно. Ведь правильная ориентировка в сущности происходящих явлений и событий — первостепенное условие для эффективного подхода агитаторов и пропагандистов к массам. Агитаторы и пропагандисты находили в речах В. И. Ленина важнейшие выводы об особенностях агитационно-пропагандистской работы в различные периоды жизни партии, всего народа.

Центральный Комитет большевистской партии во главе с В. И. Лениным прилагал большие усилия к тому, чтобы и в те трудные годы обеспечивать общественно-политической литературой партийные школы, коммунистов, руководящие кадры. Именно этой заботой было продиктовано решение ЦК РКП (б) в начале июля 1919 г. об упорядочении издания партийной литературы. В нем говорилось: «Всю имеющуюся бумагу использовать для газет, партийной литературы, учебников и наиболее необходимой советской литературы»156.

В октябре 1920 г. ЦК РКП (б) дал задание ряду видных работников подготовить учебники по общественным наукам: по истории партии — А. С. Бубнову, по антирелигиозным вопросам — И. Скворцову-Степанову, по истории рабочего движения, Интернационала — Ю. М. Стеклову, по русской истории — М. Н. Покровскому, по всеобщей истории — Н. М. Лукину157.

В дальнейшем Центральный Комитет не раз возвращался к этому вопросу. В первом полугодии 1922 г. Оргбюро ЦК РКП (б) пять раз обсуждало планы издания общественно-политической литературы и их выполнение158.

В. И. Ленин всемерно поощрял тех руководителей, которые занимались подготовкой книг, статей, брошюр на общественно-политические темы. Несмотря на исключительную загруженность, он все же стремился своевременно проанализировать ту или иную работу, вышедшую из-под их пера, подчеркнуть положительное, покритиковать идейные изъяны159.

* * *

 В условиях развитого социализма возрастает значение тесной связи идеологической работы с жизнью. Это объясняется глубиной и размахом революционно-преобразующей деятельности партии и народа, развитием науки и техники, повышением благосостояния советских людей, крупными сдвигами в международной обстановке в пользу социализма, необходимость дальнейшей активизации борьбы с буржуазной, ревизионистской, маоистской идеологией на мировой арене. Эффективность агитационно-пропагандистской работы зависит от успешного овладения ленинским стилем идеологического воздействия, стилем творческим, чуждым косности, догматизму, проникнутым научным подходом к проблемам коммунистического воспитания.

Вот почему большой интерес для нынешних идеологических кадров представляет ленинский опыт руководства идеологической работой, его умение выбирать основное звено в области пропаганды и агитации, его опыт борьбы за повышение оперативности политической информации.

Ярчайшим примером ленинской заботы о воспитании масс служит деятельность В. И. Ленина по созданию и развитию идеологических учреждений партии и Советского государства, воспитанию и подбору кадров агитационно-пропагандистских работников.

Ленинские советы о творческом обобщении и распространении передового опыта идеологической работы настолько современны, что могут и сегодня с успехом использоваться партийными руководителями. Особенно это касается ленинской методики научного анализа эффективности партийной пропаганды и агитации.

Характерной чертой ленинского стиля партийного руководства было и то, что В. И. Ленин настойчиво поддерживал все новое и прогрессивное в организации пропаганды и агитации, в развитии их материальных средств. Он стоял у истоков всех более или менее известных средств, форм и методов массово-политической работы, настойчиво и целеустремленно добивался их совершенствования и развития.

Ленинская традиция систематических выступлений руководящих кадров перед народом нашла свое дальнейшее развитие в материалах XXIII, XXIV и XXV съездов КПСС, в ряде постановлений ЦК партии. Так, анализируя вопрос об участии руководящих и инженерно-технических работников Череповецкого металлургического завода в идейно-политическом воспитании коллектива, Центральный Комитет разработал долговременную программу решения этой задачи. Он предложил партийной организации завода обеспечить активное участие в идейно-политическом воспитании трудящихся всех руководящих и инженерно-технических работников, прививать им навыки умелого сочетания хозяйственной и воспитательной работы. В постановлении ЦК КПСС указаны и основные формы этого участия: пропаганда марксизма-ленинизма, истории КПСС, экономических знаний, руководство школами коммунистического труда, выступление с лекциями и докладами, проведение бесед и политинформаций160. Широко распространенными формами участия руководящих кадров в агитационно-пропагандистской работе стали единые политдни, дни цеха, лекторские группы, группы политинформаторов и т. д.

Конечно, жизнь далеко шагнула вперед по сравнению с первыми годами Советской власти. Партийные организации накопили и используют разнообразный опыт управления агитационно-пропагандистской работой, создания системы сбора, изучения идеологической информации. Все шире используется современная техника управления и в области идеологической работы. Партийные органы при решении вопросов коммунистического воспитания опираются на данные конкретно-социологических исследований, рекомендации идеологических учреждений, кафедр общественных наук вузов и т. д. Можно сказать, что это стало характерной приметой нашего времени. Многие коллективы имеют планы социально-экономического развития. В большинстве партийных организаций составляются перспективные планы идейно-воспитательной работы. И при решении всех задач по-прежнему непревзойденным ориентиром был, есть и будет ленинский стиль идеологической работы.

Как надо руководствоваться ленинскими заветами сегодня, всесторонне раскрыто в постановлении ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы». «Усилить деловитость и конкретность пропаганды и агитации, ее связь с жизнью, с решением хозяйственных и политических задач»161,— призывает ЦК партии. Только при этом условии советский человек может ясно осознать общественную значимость своего личного участия в выполнении народнохозяйственных планов, ускорении научно-технического прогресса, в создании духовных ценностей, дальнейшем укреплении могущества нашей Родины, в победе коммунизма.

 

Примечания:

1  Маркс К, Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 3, с. 70. 6—40

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 4, с. 250.

3 Правда, 1919, 27 июня.

4 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 404—-405.

5 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., д. 36, с. 418.

6 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. с. 99.

7 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 13.

8 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 212.

9 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 10, с. 357.

10 Там же, с. 356.

11 Там же, с. 357.

12 Подсчет сделан автором (ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 2, ед. хр. 1).

13 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 5, с. 469.

14 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 703. Примечания.

15 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 6, с. 328.

16 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая Хроника, т. 7, с 117-238

17 Известия ЦК РКП (б), 1920, 2 марта, № 13.

18 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 111.

19 Там же, с. 121.

20 Там же, с. 127.

21 Там же, с. 124.

22 Правда, 1920, 8 февраля.

23 ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 60, д. 19, л. 54.

24 Там же, л. 158

25 Там же л 54

26 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 230—231.

27 Там же, с. 285.

28 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 410.

29 Известия ЦК РКП (б), 1920, 14 января, № 12.

30 См.: Правда, 1920, 2 марта.

31 Правда, 1920, 27 марта.

32 См.: Петроградская правда, 1920, 3 февраля.

33 См.: Петроградская правда, 1920, 11 февраля.

34 См.: Уральский рабочий, 1920, 27 июля.

35 См.: Вестник агитации и пропаганды, 1920, № 2, с. 10.

36 Вождь пролетариата — Российская Коммунистическая партия. Сб. М., 1923, с. 115.

37 Известия ВЦИК, 1920, 24 апреля, № 87.

38 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 73.

39 См.: X съезд РКП (б). Стенографический отчет. М., 1963, с. 434.

40 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 246.

41 См. там же, с. 513, 518, 527, 528.

42 ЦПА ИМЛ, ф. 17, он. 60, ед. хр. 93, лл. 51—55.

43 См.: Правда, 1921, 10 мая.

44 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 52, с. 182, 399.

45 Правда, 1922, 28 января.

46 Ленинский сборник XXXVI, с. 412.

47 См.: Правда, 1922, 9 февраля.

48 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 8-е изд. М., 1970, т. 2, с. 174.

49 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 322.

50 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 91.

51 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 52, с. 39.

52 КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК, т. 2, с. 163

53 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 14.

54 См.: Правда, 1920, 12 октября, 17 октября, 22 октября.

55 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 15

56 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 345.

57 Известия ЦК РКП(б), 1920, № 26, с. 7.

58 Ленинский сборник XXXVI, с. 147.

59 Правда, 1920, 4 декабря.

60 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 88.

61 См.: Правда, 1921, 15 января.

62 См.: Правда, 1921, 2 марта.

63 См.: Правда, 1921, 9 марта.

64 См.: Маяковский В. Сочинения, т. 13, с. 277.

65 См. там же, т. 12, с. 455.

66 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 6, с. 130.

67 См.: История Коммунистической партии Советского Союза. В шести томах. М., 1967, т. 1, с. 516.

68 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 9, с. 150, 451.

69 См.: Нелидов Н., Барчугов П. Ленинская школа в Лонжюмо. М., 1967.

70 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 372—373.

71 Покровский М. Н. Деятельность Института Красной профессуры.— Правда, 1931, И февраля.

72 См.: Смирнов И. С. В. И. Ленин и советская культура. М., 1960; Городецкий Е. Н. Ленин — основоположник советской исторической науки. М., 1970; Алексеева Г. Д. Создание центров исторической науки и их деятельность в 1918—1923 гг. В сб.: История и историки. М., 1965; Иванова Л. В. Коммунистические университеты и их роль в подготовке историков-марксистов в 1918—1929 гг.—Там же; Обичкин К Д. Важный центр пропаганды марксистско-ленинской теории. -4Вопросы истории, 1961, № 6.

73 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 9, с. 159.

74 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 658, 659.

75 См.: Владимир Ильич Ленин. Биохроника, т. 9, с. 216.

76 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., г. 38, с. 223.

77 См.: Городецкий Е. Н. В. И. Ленин и создание центров историко-партийной науки. — Вопросы истории КПСС, 1964, № 8, с. 24—25.

78 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 666, 668.

79 См.: Пельгунов П. Г. Основы информации в газете. ТАСС и его роль. М. 1955. С. 25

80 Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства, 1918, 12 сентября, № 65

81 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 545.

82 См.: Декреты Октябрьской революции, т. 1, с. 396—398.

83 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 7, с. 79—80.

84 См.: Малкин Б. Ф. Как мы записывали голос Ленина.— Воспоминания о В. И. Ленине, т. 3, с. 233—236.

85 См.: Катков Н. Ф. Пропагандистская и агитационная работа Коммунистической партии в годы военной интервенции и гражданской войны (лето 1918—1920 гг.). Л., 1959, с. 27.

86 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 319—332.

87 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 52, с. 68.

88 ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 60, ед. хр. 3, л. 1.

89 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 397.

90 См. там же, с. 398.

91 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 406.

92 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 9, с. 540.

93 См.: X съезд РКП (б). Стенографический отчет. М., 1963, с. 594—597.

94 См.: Очерки истории исторической науки в СССР. М., 1966, с. 210, 228

95 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 205.

96 См.: Протоколы Центрального Комитета РСДРП (б) (август 1917 —февраль 1918 гг.). М., 1958, с. 156, 166.

97 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 42, с. 330.

98 См. там же, с. 320.

99 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 270.

100 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 273.

101 Ленинский сборник XXIII, с. 81.

102 Ленинский сборник XXXVI, с. 212—213.

103 См.: Правда, 1922, 12 апреля.

104 Правда, 1922, 13 сентября.

105 См.: Известия ЦК РКП (б), 1923, март, № 3 (51), с. 23—24.

106 См. Там же, с. 88.

107 См.: Правда, 1923, 6 апреля.

108 См.: Известия ЦК РКП(б), 1923, март, № 3 (51), с. 19.

109 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 332.

110 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 362.

111 См.: Правда, 1918, 21 сентября.

112 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 419, 378; т. 41, с. 169; т. 40, с. 256.

113 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 51—52.

114 См.: Ленинский сборник XXXVI, с. 231.

115 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 407—411.

116 См.: Правда, 1919, 10 августа.

117 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 361.

118 См.: Справочник партийного работника, 1921, вып. 1, с. 83—87.

119 Большевик, 1937, № 1, с. 39.

120 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., г. 38, с. 551.

121 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 606.

122 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 73.

123 См. там же, с. 475.

124 См.: Еженедельник «Правды», 1919, № 12.

125 Аболина Р. Я. Советское искусство периода гражданской войны и первых лет строительства социализма. М., 1962, с. 7—8.

126 Владимир Ильич Ленин. Биохроника, т. 5, с. 379.

127 См.: там же, с. 629.

128 См. там же, с. 645.

129 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 727.

130 Ленинский сборник XXI, с. 205.

131 См.: Владимир Ильич Ленин. Биохроника, т. 6, с. 134.

132 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 50, с. 191—192.

133 Правда, 1918, 9 ноября.

134 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 72—73.

135 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 215—216.

136 Самое важное из всех искусств. Ленин о кино. Сб. документов и материалов. М., 1963, с. 37.

137 ЦГАОР, ф. 2306, оп. 27, ед. хр. 1, лл. 2, 5.

138 ЦГАОР, ф. 2306, оп. 27, ед. хр. 10, лл. 2, 3—5.

139 См.: Николаев А. М. Ленин и радио. М., 1958; Шамшур В. И. Ленин и развитие радио. М., 1960; Остроумов Б. А. В. И. Ленин и Нижегородская радиолаборатория. История лаборатории в документах и материалах. Л., 1967.

140 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 54, с. 253.

141 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 47, с. 54.

142 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, с. 151.

143 См.: Владимир Ильич Ленин. Бнохроника, т. 5, с. 366.

144 Подсчет сделан автором по. материалам: Владимир Ильич Ленин. Биохроника, т. 5, 6.

145 См.: Правда, 1918, 31 октября, 9 ноября.

146 См.: Известия ЦК РКП (б), 1919, 28 мая, № 1.

147 См.: Анатолий Васильевич Луначарский. Жизнь и деятельность в фотографиях и документах. М., 1979, с.67.

148 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 369.

149 Известия ЦК РКП (б), 1922, № 3, с. 8.

150 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 60, ед. хр. 46, лл. 10, 19, 21, 49.

151 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 60, ед. хр. 141, лл. 10, И, 19, 21.

152 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 232.

153 Вильямс Альберт Рис. Путешествие в революцию. М., 1977, с. 270.

154 См.: Петроградская правда, 1918, 28 ноября.

155 См.: Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 7, с. 596.

156 Там же, с. 350.

157 См.: Правда, 1920, 10 октября.

158 Подсчет сделан по документам ЦПА НМЛ, ф. 17, оп. 60. ед. хр. 137, лл. 2—83.

159 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 51, 52, с. 24; Ленинский сборник XXXVI, с. 469—470; Библиотека В. И. Ленина в Кремле, с. 395.

160 См.: Об идеологической работе КПСС. Сборник документов, с. 338.

161 Коммунист, 1979, № 7, с. 14.

 


 

Глава 6

МАКСИМУМ ПОПУЛЯРНОСТИ И ПРОСТОТЫ

Так определил В. И. Ленин один из важнейших принципов большевистской пропаганды и агитации1. Марксизм-ленинизм — это учение миллионов, стало быть, и разъясняться оно должно понятным для масс языком. Стоит обратиться к произведениям К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, чтобы еще и еще раз убедиться, как сложнейшие вопросы философии, политэкономии, истории излагаются простым, живым, образным языком. Вот почему ленинское пропагандистское мастерство, его советы о путях достижения доходчивости, простоты заслуживают самого пристального анализа.

 

ИСКУССТВО УБЕЖДАТЬ

Слово для пропагандиста и агитатора — главное оружие в пропаганде идей марксизма-ленинизма, в пропаганде политики партии. Но как и всяким оружием, им надо овладеть, научиться пользоваться умело, искусно. Слово обладает огромной силой: оно способно возвысить человека и ранить его, повести на подвиг и сделать равнодушным. Силу слова люди познали давно. В Древней Греции ораторское искусство считали «высшим даром богов».

В. И. Ленин уже в начальный период создания партии уделял большое внимание доходчивости, популярности, простоте революционной пропаганды и агитации. Яркость формы, доступность слова, одушевленность он считал важнейшим требованием идеологической политико-воспитательной работы партии.

Владимир Ильич ставил перед коммунистами задачу агитировать и пропагандировать так, чтобы их всегда  можно было понять. «Ясность пропаганды и агитации есть основное условие успеха»2 говорил он на IX съезде партии.

Вопрос об искусстве идеологической работы приобрел после Октябрьской революции еще большую остроту, ибо в движение пришли массы, к творчеству новой жизни приобщились миллионы рабочих и крестьян. Это требовало расширения массовости, усиления популярности пропаганды и агитации. Обобщая опыт большевистской партии вообще и особенно ее послеоктябрьскую историю, В. И. Ленин писал в 1920 г. о том, что коммунисты должны вести идеологическую работу «...наиболее доступно, наиболее понятно, наиболее ясно и живо как для городской, фабричной „улицы”, так и для деревни»3.

Нельзя великие идеи марксизма-ленинизма излагать бесстрастно, сухим, канцелярским языком. Нашей пропаганде противоестественны, конечно, трюкаческие приемы буржуазных ораторов, реформистов, их эстетствующая, крикливая манера выступлений. Идеи марксизма- ленинизма не нуждаются в ложном пафосе. Точно также и массам, познающим идеи Коммунистической партии, не требуется опьянение словом. Им нужна трезвость мысли.

В. И. Ленин рассматривал язык выступлений в тесной связи с содержанием. С этих позиций он высмеивал пустословие, казенный стиль бюрократических документов царского правительства, разоблачая словесную эквилибристику либералов, язык которым был дан, по его выражению, «чтобы скрывать свои мысли». Вождь партии не  раз критиковал язык оппортунистов, мелкобуржуазных соглашателей, стремящихся избегать четких и ясных лозунгов и предпочитающих туманные, завуалированные, обтекаемые положения или щеголяющих революционной фразой, политической трескотней подменяющих научный анализ явлений. Короче говоря, не может быть убедительной пропаганды и агитации, если она слаба по языку, по форме. Известно, что любая аудитория равнодушна к сухому языку, ибо шаблонные фразы говорят об отсутствии своей мысли, об оторванности от практики; от громких фраз страдает убедительность речи, а с помощью ходячих формул никак нельзя передать внутреннее состояние оратора.

В. И. Ленин не раз подчеркивал: необходимо учитывать особенности аудитории, перед которой выступаешь. Ему принадлежат известные слова, что нельзя говорить одинаково на заводском митинге и в казачьей деревне, на студенческом собрании и в крестьянской избе. «Искусство всякого пропагандиста и всякого агитатора в том и  состоит, чтобы наилучшим образом повлиять на данную аудиторию, делая для нее известную истину возможно более убедительной, возможно легче усвояемой, возможно нагляднее и тверже запечатлеваемой»4, — отмечал Владимир Ильич.

Чтобы успешно решать эту проблему, нужна была научная разработка метода идейно-политического воспитания масс. С первых же шагов своей революционной деятельности В. И. Ленин заботится о повышении агитационно-пропагандистского мастерства революционных социал-демократов.

Как надо вести массово-политическую работу, в чем сущность ее методики? — ответ на этот вопрос содержится в трудах Ленина, в его личных выступлениях перед массами. Он обладал удивительной способностью быстро и целиком овладевать вниманием слушателей, будь то политические деятели, ученые или простые люди из народа. «Для каждой аудитории он умел найти свой особый подход, подбирал особые аргументы, применял особую методику изложения»5, — вспоминал В. А. Карпинский.

В массовой пропаганде и агитации В. И. Ленин советовал опираться на известные людям факты обыденной жизни, приспособляя массово-политическую работу к практическим потребностям масс. Сам Владимир Ильич, выступая перед массовой аудиторией, часто пользовался индуктивным методом доказательств (от частного к общему), учитывая логику мышления людей труда. Еще в дореволюционный период, говоря о популярной, массовой литературе, он рекомендовал начинать изложение той или иной темы с азов, с простейшего, с доступного читателю материала и, постепенно углубляя анализ, разжевать вопрос со всех сторон. Ленин говорил о необходимости подводить читателя, слушателя к глубокой мысли исходя из самых простых и общеизвестных данных и при помощи несложных рассуждений или удачно выбранных примеров суметь донести до аудитории главные выводы из этих данных, наталкивая людей на дальнейшее осмысление проблемы. Вождь партии и народа учил связывать каждый частный вопрос с общими задачами пролетариата, разъяснять массам политику партии терпеливо, на уроках жизни6. По мысли Ленина, агитация среди неразвитой политически массы должна сначала захватить ее конкретной картиной того или иного революционного действия, чтобы затем перейти на другую ступеньку ко всему марксистскому миросозерцанию в целом7. Таким образом, легче всего политика партии, революционные взгляды усваиваются тогда, когда пропаганда и агитация учитывают жизненный опыт людей, связаны с тем, что волнует, занимает аудиторию, что пережито и прочувствовано.

В годы иностранной интервенции и гражданской войны В. И. Ленин логично и доходчиво разъяснял рабоче-крестьянской аудитории внешнюю и внутреннюю политику партии, сложнейшие вопросы революционной теории. Многие крестьяне летом 1918 г. верили демагогии левых эсеров, выступавших против хлебной монополии, «протестующих» против продовольственной диктатуры Советской власти. Ленин с удивительной ясностью разоблачал их как прислужников, агентов буржуазии, защитников кулачества. Он использовал для доказательства очевидные, всем известные факты обыденной жизни. Владимир Ильич писал в письме к питерским рабочим «О голоде», опубликованном в «Правде», что левые эсеры отражают в политике «...нечто подобное тому, что бывает в жизни, когда кулак науськивает бедноту против Советов, подкупает ее, дает, например, какому-нибудь бедному крестьянину пудик хлеба не за шесть, а за три рубля, с тем, чтобы этот развращенный бедняк сам «попользовался» спекуляцией, сам «поживился» спекулятивной продажей этого пудика за 150 рублей, сам превратился в крикуна против Советов, запрещающих частную торговлю хлебом»8. А ведь не только крестьянин, а и рабочий, имеющий связь с деревней, мог не раз наблюдать такую картину подкупа кулачеством бедноты. И через эту реальную жизненную картинку любому трудящемуся после ленинского разъяснения легко было перебросить мостик к оценке поведения левых эсеров.

В другом случае В. И. Ленин через призму одного примера наглядно показывает, что Советская власть — подлинно народная власть. Выступая на митинге в Сокольническом клубе (21 июня 1918 г.), он сослался на сообщение печати о том, что в Усманском уезде Тамбовской губернии продовольственный отряд из реквизированных 6 тыс. пудов хлеба 3 тыс. отдал беднейшему крестьянству. Величайшей гордостью за революцию звучит вывод оратора, вызвавший аплодисменты всех присутствующих: «Если бы даже мне доказали, что до сего времени в России есть только один такой отряд, я все-таки сказал бы, что Советская власть свое дело делает. Ибо ни в одном государстве такого отряда нет!»9. Это убедительный пример того, как надо подниматься до глубоких научных обобщений, понятных в то же время даже самому неразвитому рабочему и крестьянину.

Характерной чертой ленинского пропагандистского мастерства является использование образов, предельно ясно и живо иллюстрирующих самую суть вопроса.

Этот прием связан с учетом общественной психологии людей труда. Дело в том, что большинству рабочих и крестьян того периода присуща черта — мыслить образами, так как они, не имея возможности заниматься теорией, не привыкли мыслить отвлеченно, обобщениями. Приведем несколько примеров.

Невозможно было точнее, убедительнее, доходчивее разоблачить авантюристическую тактику эсеров, как это сделал Ленин накануне первой русской революции в статье «Основной тезис против эсеров». Представьте, говорил он, что мы находимся в громадном, темном и сыром, густом и полудевственном лесу и только истребление этого леса может расчистить дорогу для культурного освоения земли, занятой лесом. Единственно правильным решением здесь может быть осушение болота, кропотливое собирание горючего материала, упорная подготовка общего пожара, тщательное оберегание зажженного огня, раздувание его в пламя. Так аллегорически Ленин обрисовывает тактику революционной социал-демократии в подготовке свержения царизма в условиях полукрепостнической России. Эсеровскую же тактику он рисует в соответствующем виде.

В. И. Ленин остроумно и едко высмеивает вспышко-пускательство эсеров, их стремление вместо настойчивой, терпеливой подготовки пожара «пускать ракеты, ожигающие верхушки деревьев». Их, тактика индивидуального террора, разумеется, не могла уничтожить самодержавный строй. «...Они только — пиротехники»10, — заключает Владимир Ильич. И в этих словах вся сущность авантюризма эсеров.

Воюя против ликвидаторов, пытающихся похоронить нелегальную революционную организацию, Ленин сравнивает существующую РСДРП в период реакции с локомотивом, лежащим на боку. И задачу всех честных революционеров, хотя и расходящихся между собой по тем или иным вопросам тактики, но заинтересованных в существовании нелегальной рабочей партии, он видел в том, чтобы «локомотив поднять... обновить, укрепить, усилить, поставить на рельсы...»11. И это было блестяще сделано в дальнейшем большевиками во главе с В. И. Лениным.

Хорошо известен также пример с автомобилем и бандитами из книги Ленина «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», исключительно метко показывающий сущность допустимых и недопустимых компромиссов для коммунистов12.

Даже самый неграмотный человек не мог не согласиться с ленинским сравнением, что после семилетней империалистической и гражданской войн наша страна была похожа на человека, которого избили до полусмерти и который не может иначе двигаться, как на костылях. Об этом В. И. Ленин говорил на X съезду партии. И как само собой разумеющийся следовал вывод о том, что необходимо сделать максимум усилий для залечивания ран, нанесенных интервенцией, войнами, для укрепления союза рабочего класса и крестьянства с помощью нэпа. В том-то и заключалось, по Ленину, искусство пропагандиста и агитатора, чтобы уметь подойти к массе особым образом в каждом отдельном случае, достичь при минимуме трений подъема этой массы на ступеньку выше в культурном, хозяйственном, политическом отношениях.

Важное методологическое значение имеет ленинское указание о том, что надо «больше разъяснять, чем «громить»13. Вождь партии и народа призывал тем самым к максимальной убедительности пропаганды и агитации, требовал глубокой аргументации и порицал бездоказательную ругань то ли по адресу противников коммунизма, то ли в отношении недостатков нашей работы или заблуждений масс, их ошибочных взглядов.

В период широкого распространения «революционно го оборончества» после Февральской революции 1917 г. Ленин предупреждал товарищей по партии, что к простым рабочим и крестьянам, попавшим в сети эсеро-меньшевистской демагогии, нельзя относиться как к социал-шовинистам. Добросовестно заблуждающимся людям надо по-товарищески, умело «просветлять мозги» доходчивой пропагандой и агитацией, тогда как соглашателей следовало клеймить позором как предателей.

На V съезде РСДРП В. И. Ленин говорил: «Нельзя писать про товарищей по партии таким языком, который систематически сеет в рабочих массах ненависть, отвращение, презрение и т. п. к несогласномыслящим. Можно и должно писать именно таким языком про отколовшуюся организацию»14. Владимир Ильич имел в виду меньшевиков. Здесь же он со всей присущей ему страстностью заявил: «По отношению к таким политическим врагам я вел тогда — и в случае повторения или развития раскола буду вести всегда — борьбу истребительную»15. Владимир Ильич на протяжении всей своей жизни был верен этому принципу. Он всегда говорил правду в глаза, беспощадно срывал маски с противников марксизма.

Что касается массовой пропаганды и агитации, то Ленин учил тактичному, доброжелательному отношению к трудящимся. Он всячески порицал раздражительность, не говоря уж о грубых выпадах по адресу слушателей со стороны ораторов, если присутствующие проявляли то или иное непонимание, несогласие с положениями пропагандиста и агитатора. В области преодоления предрассудков, мелкособственнической психологии трудящихся задача состоит в том, чтобы массово-политическую работу вести просто, спокойно, деловито, серьезно, по-товарищески.

В. И. Ленин исходил из того, что политически неразвитые люди, условиями жизни обреченные на блуждание в потемках, не в состоянии правильно понять и сразу верно оценить происходящие события. И не они виноваты в этом! Поэтому он советовал разъяснительную работу вести по-товарищески. Владимир Ильич не случайно замечал, что если пропагандист, агитатор, вместо того чтобы сколько-нибудь толково, по-человечески рассказать о происходящем, будет начальствовать, то он вызовет «законную ненависть»16.

Факты показали, что нередко это ленинское требование нарушалось. Олонецкий губком РКП (б) сообщал в ЦК партии, что в качестве агитаторов иногда подвизаются «политические недоросли», в результате деятельности которых «получается не просвещение, а раздражение масс». В письме губкома рассказывается: «Один  агитатор в деревне перед крестьянами начал свое слово с того, что бога нет, и был побит стариками и бабами. Другой ответственный и видный питерский работник на  уездном съезде начал свой доклад с того, что авансом охарактеризовал слушателей как «темную невежественную массу», «глупцами», за что едва не был удален со съезда. И хотя с положениями докладчика присутствующие делегаты-крестьяне были согласны, они не приняли предложенной докладчиком резолюции, будучи рассержены грубой манерой выступления. То же самое, но предложенное другим человеком, было принято единогласно17.

Владимир Ильич рекомендовал обращать особо пристальное внимание на те группы трудящихся, которые по тем или иным причинам наиболее темны, отсталы, политически не развиты. Он советовал вести политическую работу среди них аналогично тому, «как мать заботливо ухаживает за больным ребенком и лучше кормит его»18. Ленин учил задушевности, искренности в обращении с трудящимися, в разговоре с ними. Его беседы, речи поражали своей сердечностью, теплотой, наполнявшей каждое слово, каждый жест вождя. Рабочие и крестьяне любили В. И. Ленина за его мудрость, за то, что относился он к ним, как к равным, умел находить путь к сердцу любого, вызвать на откровенный разговор. Источник ленинского личного обаяния заключался в скромности, в задушевной отзывчивости. Он был «прост, как правда», такими же были и его слова. По мнению Ленина, пропагандист всегда должен думать о людях, с которыми он разговаривает, с уважением относиться к ним. Сам он всегда придерживался этого правила.

Выдающаяся немецкая революционерка Клара Цеткин, слушавшая речь В. И. Ленина на III Конгрессе Коминтерна, была восхищена его выступлением. Она поделилась своими впечатлениями с Владимиром Ильичем, сравнивая его по искусству слова с Л. Н. Толстым. Ленин, по словам Клары Цеткин, ответил на это так: «Когда я выступал в качестве оратора, я все время думал о рабочих и крестьянах, как о своих слушателях. Я хотел, чтобы они меня поняли. Где бы ни говорил коммунист, он должен думать о массах, он должен говорить для них»19.

Наши противники (эсеры, меньшевики, кадеты, белогвардейцы) пытались объяснить успехи большевистской пропаганды и агитации по-своему. Они тщились все дело свести к тому, что большевики якобы «подлаживались» под народ с помощью, например, таких «искусственных мужичков», как Калинин, Петровский, разъезжавших по России, беседовавших с крестьянами «по-простецки»,  «по душам». М. И. Калинин дал уничтожающую отповедь  этим измышлениям. «Неужели настолько глуп русский мужик, что достаточно с ним мягко потолковать, а он уши развесит... В чем сила наша,— таких, как я, Петровский? Не в том, что мы умеем заговаривать зубы,— кто же в этом может соперничать с вами, такими, как Керенский, — она в том, что мы подходим к мужику без интеллигентской слащавости, говорим с ним не как с „меньшим братом” (как с ним говорили вы в прошлом), а обыкновенным языком, подразумевая в собеседнике не меньшее количество ума, сообразительности и понимания своих интересов, чем у нас самих»20.

В. И. Ленин не раз предостерегал против опошления, упрощения пропаганды революционных идей; учил принципиальности во всем. Случается, что в погоне за внешней красивостью тот или иной оратор впадает в ложный пафос, пытается достичь «эффекта» с помощью «образных» примеров (вплоть до анекдотов), а иногда прибегает даже к демагогии. Владимир Ильич решительно осуждал такого рода приемы. Как известно, Ленин был не только великим теоретиком и организатором, но и великим популяризатором марксизма. Но он «...никогда не опускался до вульгаризации, не подделывался под рабочую или крестьянскую аудиторию, ничего не скрывал от нее и не давал невыполнимых обещаний»21, — вспоминает один из его соратников.

Важно не только что говорить, подчеркивал Ленин, но и как говорить. Придавая большое значение форме, языку выступлений, он разъяснял, что популярность и простота коммунистической пропаганды и агитации не имеют ничего общего с подделкой под народную речь,  с вульгаризацией, преподнесением материала «в уродливо-упрощенном, посоленном шуточками и прибауточками, виде». «...Это не популярность, а дурного тона популярничанье»22.

Владимир Ильич не раз подчеркивал, что коммунисты должны «не сюсюкать», не кормить «молочной кашицей» рабочих23, а рассчитывать на серьезное стремление даже у политически неразвитого рабочего, крестьянина, работать своей головой. И задача агитатора, пропагандиста — помогать ему делать эту серьезную и трудную работу, учить людей самостоятельно мыслить, учить действовать и побеждать. Популярность массовой пропаганды предполагает ясность, краткость изложения. Здесь недопустимы многоречивость, многословие, повторения. В неоконченной рецензии на одну книжку (сентябрь 1922 г.) В. И. Ленин заметил, что «популярное изложение» требует устранения повторений. «Читать большие книги «народу» некогда»24. «Для массы нужна краткость»25 — это ленинское положение может служить девизом для каждого работника идеологического фронта, воспитателя масс. Знаменитая ленинская формула «Коммунизм — это есть Советская власть плюс электрификация всей страны» убеждала людей лучше, чем самые длинные речи и доклады.

Доходчивость ленинских выступлений во многом объяснялась также тем, что он систематически включал в свои речи и статьи факты и примеры из бесед с  рабочими, крестьянами. Это усиливало убедительность изложения, позволяло глубже затронуть умы и сердца людей. Обосновывая особенности вооруженных сил молодой Советской Республики, В. И. Ленин под горячие аплодисменты присутствующих рассказал на III Всероссийском съезде Советов о разговоре в вагоне Финляндской железной дороги, свидетелем которого ему довелось быть. Одна старушка сказала в беседе: «Теперь не надо бояться человека с ружьем»26. И этим она выразила новое отношение простого народа к своей защитнице — к армии социалистического государства. В докладе на IV съезде рабочих швейной промышленности (февраль 1921 г.) В. И. Ленин сослался на свою беседу с крестьянином, как тот был обижен на то, что его деревенская беднота называет буржуем. Оратор, используя этот факт, популярно объяснил аудитории, что даже зажиточные середняки хорошо понимают противоположность интересов трудящихся и эксплуататоров.

В. И. Ленин использовал в своих выступлениях для доказательства цифры, статистические данные. При этом следует заметить, что при устном изложении он приводил их минимальное количество. По его собственному замечанию, цифры читать и особенно слушать трудно. Как правило, Владимир Ильич прибегал к итоговым, самым необходимым показателям. В любом его выступлении, печатном и устном, где приводятся какие-либо данные, нельзя найти ни одной лишней цифры.

Ленин был яростным противником коверканья русского языка. употребления без надобности иностранных слов. Эти мысли он высказывал и до и после Великой Октябрьской социалистической революции. Революционные социал-демократы «...должны уметь говорить просто и ясно, доступным массе языком, отбросив решительно прочь тяжелую артиллерию мудреных терминов, иностранных слов...»27,— писал он в 1906 г. В письме к Я. Ганецкому (март 1917 г.) Владимир Ильич также советовал вести агитацию популярно, ясно, без ученых слов излагать рабочим и солдатам необходимость революционной борьбы против войны. В своей речи на собрании большевиков 4 апреля 1917 г. Ленин, излагая сущность своих Апрельских тезисов, подчеркивал, что к народу надо подходить без латинских слов, просто, понятно.

Однако в первые годы Советской власти язык нашей печатной и устной пропаганды нередко был засорен иностранными словами, трафаретными, шаблонными оборотами, бессодержательными лозунгами. В обзорах местных газет и журналов, даваемых агитационно-пропагандистским отделом ЦК РКП (б), отмечалось, что язык статей малопопулярен, изобилует непонятными читателю иностранными словами28. В других случаях работники газет увлекались трескучими фразами, вроде: «Мы дышим новым грозным воздухом», «...будем растить в себе коллективное» и пр. В газете «Известия» (Орловского губкома) в № 25 за 1920 г. давалась такая оценка заседания Орловского горсовета: оно «откроет новую славную страницу в истории российской и мировой революции»29.

Газета «Правда», критикуя эту политическую трескотню, писала, что партия и Советская власть прилагают все усилия для успешного проведения продовольственной кампании, а газеты, точно заведенные граммофоны, выкрикивают шаблонные, оскомину набившие фразы о том, что империалисты — хищники, разбойники и т. д.30  В ЦК РКП (б) обсуждался вопрос об издании специальной газеты для рабочих, достаточно популярной для широких слоев населения31.

Существенные пороки в языке партийной пропаганды и агитации первых лет Советской власти не раз подмечались В. И. Лениным. Это нашло отражение в статье «О характере наших газет» и в ленинском документе «Об очистке русского языка». Владимир Ильич предлагал объявить войну коверканию русского языка, неумеренному употреблению иностранных слов32. В. И. Ленин считал,  что нельзя великие идеи марксизма излагать бесстрастным, сухим, канцелярским языком. Здесь необходимы эмоциональность, страстность речи, воодушевленность, ибо нужно воздействовать не только на ум, но и на чувства людей. «... Без «человеческих эмоции» никогда не бывало, нет  и быть не может человеческого искания истины»33,— утверждал он. Вот почему пропагандист, агитатор обязаны учитывать не только состав аудитории, понимать ее особенности и интересы, но и сообразовывать свое выступление с обстановкой, с настроениями людей в данный  момент. В одних случаях, когда люди настроены слишком  оптимистично, необходимо повысить их бдительность, собранность, мобилизованность в отношении предстоящей борьбы; когда же наблюдается упадок духа, бодрости, святая обязанность пропагандиста и агитатора «влить» в людей настроение активной борьбы, стремление преодолеть любые трудности. Именно так поступал Владимир Ильич.

На II Всероссийском съезде Советов В. И. Ленин выступал с докладами «О мире», «О земле». Вооруженное восстание в Петрограде победило. Восторг и воодушевление охватили массы. При появлении Владимира Ильича на трибуне съезда долгое время не прекращались аплодисменты и возгласы: «Да здравствует Ленин!». Доклад «О мире» Ленин начинает сразу с существа дела, даже несколько сухо, как бы подчеркивая этим, что наступило время практических действий, без лишних слов, без проволочек разрешить вставшие проблемы революции: «Вопрос о мире есть жгучий вопрос, больной вопрос современности. О нем много говорено, написано, и вы все, вероятно, не мало обсуждали его. Поэтому позвольте мне перейти к чтению декларации, которую должно будет издать избранное вами правительство»34. Эти слова нацелили аудиторию на немедленные действия, показали, что сейчас не время предаваться ликованию по поводу победы, не теряя ни минуты, надо решать неотложные вопросы революции.

В период острой борьбы в партии по вопросу о Брестском мире в 1918 г. эсеры и «левые» коммунисты, играя на патриотических чувствах людей, старались представить заключение Брестского мира с германским империализмом как измену революции, Родине и т. д. И кое-кто из коммунистов, плохо разбираясь в сложившейся обстановке и руководствуясь ложно понятым чувством патриотизма, попал на удочку авантюристов. В. И. Ленин, критикуя доводы противников Брестского мира, взывал прежде всего к разуму людей, но апеллировал также и к их чувствам. На VII съезде партии в заключительном слове по докладу о войне и мире (6 марта 1918 г.) он разоблачает фразу Троцкого о «предательстве», если будет подписан мир. «Я утверждаю,— говорил Владимир Ильич,— что это совершенно неверная точка зрения. Чтобы показать конкретно, я возьму пример: два человека идут, на них нападают десять человек, один борется, другой бежит — это предательство; но если две армии по сто тысяч и против них пять армий; одну армию окружили двести тысяч, другая должна идти на помощь, но знает, что триста тысяч расположены так, что там ловушка: можно ли идти на помощь? Нет, нельзя. Это не предательство, не трусость: простое увеличение числа изменило все понятия...»35

Влиять на эмоции — это значит действовать на воображение людей, вызывать в их сознании представление реальной картины описываемых событий, возбуждать радость или гнев. Когда бухаринцы и эсеры выступали против использования буржуазных специалистов и против железнодорожного декрета, В. И. Ленин убедительно доказал, что при строительстве социализма нельзя обойтись без капиталистической науки и техники. На заседании ВЦИК 29 апреля 1918 г. он подчеркнул: « ... когда здесь говорят, что социализм можно взять без выучки у буржуазии, так я знаю, что это психология обитателя Центральной Африки ... Социализм без почты, телеграфа, машин — пустейшая фраза»36.

Анархист Ге, с которым во многом солидаризировался Бухарин, отстаивал на заседании ВЦИК идею, что винтовкой можно решить все проблемы, заставить работать каждого специалиста и ликвидировать буржуазные нравы и привычки. Ленин дал страстную отповедь подобного рода мнениям: «Ведь это полная нелепость и непонимание того, к чему винтовка служит. После этого можно подумать, что винтовка — плохая вещь, если не плохая вещь голова анархиста Ге. (Аплодисменты). Винтовка очень хорошая вещь, когда нужно было капиталиста, ведущего против нас войну, расстреливать, когда нужно было поймать на воровстве воров и расстреливать ... Но сразу нельзя вымести буржуазную обстановку и буржуазные привычки ... Для этого дела поминать винтовки есть величайшая глупость»37. Это взволнованное разоблачение В. И. Лениным предательской линии оппортунистов многим показало, чего стоят их крикливые фразы о революции, социализме.

Неисчерпаемый источник для обогащения политических выступлений, для усиления действенности, доходчивости, популярности партийной пропаганды и агитации — художественная литература, народная речь, пословицы и поговорки, крылатые выражения. Все это придает слову пропагандиста и агитатора наибольшую убедительность, образность, яркость.

В. И. Ленин советовал учиться языку у классиков русской и иностранной литературы, брать пример с сочной и ясной народной речи. По свидетельству И. К. Крупской, он по нескольку раз перечитывал произведения Тургенева, Л. Толстого, «Что делать?» Чернышевского, вообще знал и любил классиков38. Ленин называл язык Тургенева, Толстого, Добролюбова, Чернышевского великим, могучим, решительно боролся за чистоту русского языка. В 1920 г. в письме к А. В. Луначарскому он высказывал идею: «Не пора ли создать словарь настоящего русского языка, скажем, словарь слов, употребляемых теперь и классиками, от Пушкина до Горького»39. Какое значение придавал Владимир Ильич изданию словаря, говорит тот факт, что он несколько раз интересовался, как обстоит дело с его подготовкой.

И. Ленин, непревзойденный мастер революционной  пропаганды, около 2 тыс. раз использовал в своих выступлениях художественную литературу и устное народное творчества. Его приемы очень разнообразны. Манилов и Ноздрев из «Мертвых душ» Гоголя, Обломов из одноименного романа Гончарова, Душечка из рассказа Чехова, Иудушка из романа Салтыкова-Щедрина «Господа Головлевы», Хлестаков из гоголевского «Ревизора» и ряд других типов из литературных произведений используются Лениным, чтобы дать наиболее полную, образную, острую политическую характеристику тому или иному деятелю. Неоднократно называя, например, Троцкого Иудушкой, В. И. Ленин подчеркивает лицемерие, лживую маскировку Троцким своей оппортунистической, раскольнической деятельности. Нередко В. И. Ленин цитирует краткие выдержки из художественной литературы. В статье «Перед бурей» он использует «Песню о Буревестнике» Максима Горького для характеристики политических партий и классов40. В работе «Еще один поход на демократию» Владимир Ильич дважды цитирует Некрасова (дается выдержка из поэмы Некрасова «Кому на Руси жить хорошо» и четверостишие из стиха поэта «Неизвестному другу...»41.

Широко представлены в ленинских произведениях классики иностранной литературы. «Наши Тартюфы»42,— клеймит Ленин в газете «Вперед» лицемерие меньшевиков. «О, Тартарены ликвидаторства!» — восклицает он по поводу безудержной трескотни этих оппортунистов. В статье «О задачах III Интернационала», опубликованной в августе 1919 г., Ленин ссылается на роман А. Барбюса «В огне», где, по его мнению, «необычайно сильно, талантливо, правдиво»43  показано революционное влияние первой мировой войны на массы.

В. И. Ленин знал сотни русских пословиц, поговорок и умело пользовался ими. «Проливают крокодиловы слезы»,— говорил он о лицемерии черносотенцев по поводу смерти Л. Н. Толстого; «вьется ужом» — про оппортунистов, ревизионистов; «хорошо поет, где-то сядет» — о либералах; «не хвались едучи на рать, а хвались едучи с рати» — о фразерстве «левых» коммунистов в 1918 г. в связи с Брестским миром и т. д. В ряде случаев пословицы и поговорки являлись заголовками ленинских работ («Соловья баснями не кормят», «Поспешишь — людей насмешишь», «Мягко стелет, да жестко спать» и др.).

В. И. Ленин любил, яркую, живую речь и советовал учиться образности, ясности выражений у народа. В выступлениях самого Владимира Ильича содержится масса оборотов из разговорной речи рабочих и крестьян. После революции 1905—1907 гг. он как-то раз заметил в беседе с Н. К. Крупской, что, по его мнению, рабочие никогда не говорят «1905 год», а произносят просто «пятый год». Ленин пришел отсюда к выводу, что рабочие выделяют этот год, что он оставил глубокое впечатление в их сознании и они считают достаточным употребить выражение «пятый год».

Ленин не раз ссылался на примеры из народа, как надо доходчиво агитировать и пропагандировать. В своей речи перед агитаторами (февраль 1918 г.) он привел пример: «Прав был старик-большевик, объяснивший казаку, в чем большевизм. На вопрос казака: а правда ли, что вы, большевики, грабите? — старик ответил: да, мы грабим награбленное44.

В воспоминаниях о В. И. Ленине приводится такой случай. На площади перед Московским Советом сооружали дощатый помост, где должен быть установлен обелиск Свободы. Один из рабочих держал речь, которую внимательно слушала окружавшая его толпа. «Кулак родил спекулянта, — говорил он. — Спекулянт родил голод, голод породил разруху. Стало быть надо рубить корень, а за ним слетят и верхушки». Среди слышавших эти слова были В. И. Ленин и Н. К. Крупская. «Вот именно, — сказал Владимир Ильич, — руби корень! Как точно и образно сформулировал он самый гвоздь вопроса. Вот у кого надо учиться нашим агитаторам и докладчикам!»45

В. И. Ленин настаивал на том, чтобы индивидуализировать агитацию и пропаганду, чтобы каждый выступающий перед массами наилучшим образом использовал свои, присущие только ему, данные, вырабатывал свой собственный стиль, почерк агитационно-пропагандистской работы. Надо сказать, этот ленинский совет в первые годы Советской власти находил довольно широкое практическое применение. Ярко индивидуальными были выступления В. И. Ленина, его соратников А. В. Луначарского, М. И. Калинина и др.

Ленинские речи отличались теоретической глубиной, могучей логикой, простотой и ясностью изложения, страстностью, неотразимой силой убеждения, неразрывной связью с практикой, с жизнью масс. В воспоминаниях о В. И. Ленине приводятся многочисленные восторженные отзывы современников великого вождя о его пропагандистском мастерстве. Ленин говорил и писал просто, но необыкновенно сильно, ясно и логически развивал мысль, «точно вбивая гвозди быстрыми и точными ударами молотка»; в его речах не было никакой аффектации, никакого искусственного пафоса; теоретические положения, высказываемые им, всегда были связаны с жизнью, сопровождались живыми, яркими примерами, перемежались с практическими соображениями и доводами. Владимир Ильич умел необыкновенно просто излагать самые сложные вопросы, почти гипнотизировать слушателей своей могучей логикой, наталкивать их самих на определенные и ясные выводы; он говорил, и каждому из слушателей, читателей казалось, что речь обращена именно к нему; слова Ленина вдохновляли единомышленников и приводили в ярость врагов.

Печать первых лет Советской власти также отмечает исключительно сильное влияние ленинских выступлений на массы. 29 ноября 1920 г. Ленин выступал на общем собрании коммунистов Замоскворечья по итогам недавно закончившейся губернской партийной конференции. Доклад и заключительное слово Владимира Ильича были выслушаны с огромным интересом и оставили у присутствующих, неизгладимый след. «При выходе можно было слышать иронические замечания товарищей насчет «оппозиции», что, мол, ловко Ильич их отделал»46,— писалось в газете. «Правда» так сообщает о речи В. И. Ленина на IV конгрессе Коминтерна: «Когда Ильич начинает говорить, зал охватывает торжественная тишина, наполненная напряженным вниманием. А Ильич строит, как всегда, свою речь с удивительной простотой и ясностью»47.  Подобных отзывов в печати тех лет о ленинских выступлениях можно привести бесчисленное множество.

Выступления А. В. Луначарского покоряли аудиторию живостью, блеском аргументации, эмоциональностью. В материалах Центрального партийного архива хранится письмо, адресованное наркому (август 1920 г.): «Т. Луначарский! Я слушал Вас однажды зимой прошлого года в одном из городов и никогда не забуду тех радостных настроений и того захватывающего подъема, который Вы вызвали во мне вашей речью, звучавшей такой сильной верой в прекрасное будущее человечества и звавшей к строительству новой жизни»48.

В. Полянский, хорошо знавший А. В. Луначарского, множество раз присутствовавший на его выступлениях, вспоминал: «Его речь представляла всегда что-то феерически-прекрасное, искрометное, поражающее ум слушателя дождем неожиданных метафор, красивейших образов, остроумнейших сравнений, удачнейших эпитетов»29.

М. И. Калинин отличался умением разъяснять животрепещущие вопросы самой неразвитой, политически неподготовленной аудитории, по-товарищески, просто и ясно убеждать людей, доходить до ума и сердца рабоче-крестьянской массы. Его безыскусственная речь, наполненная остроумными народными сравнениями, оборотами, пословицами, яркими примерами и фактами из жизни простых людей и в то же время исключительно правдивая, острая, принципиальная, была образцом массовой пропаганды и агитации.

Огромной популярностью как оратор пользовался В. Володарский. О нем в 1922 г. вышла брошюра И. Флеровского, написанная с чувством, тепло, живо, интересно.

Во время Февральской революции Володарский появился в революционном Петрограде мало кому известным партийным работником, а через две-три недели его имя стало популярным среди рабочих Питера. За короткий срок он сумел объехать, обойти все заводы, своими пламенными выступлениями заслужить уважение рабочих и ненависть соглашателей. «Талантливых ораторов рабочие видели немало и из числа меньшевиков, эсеров, кадетов. И не в том была причина пролетарской любви к Володарскому, что он умел говорить хорошие, складные речи. Нет. В речах молодого большевика была исключительная сила искренности, внутренней правды и веры в победу рабочего класса»50. Речи Володарского по адресу соглашателей звучали, «как звонкие пощечины, как удары бича». И не случайно враги революции избрали его одной из первых жертв белого террора.

Блестяще разоблачал игру эсеров и меньшевиков, их контрреволюционную суть Н. В. Крыленко. С большим интересом трудящиеся слушали яркие выступления Е. Ярославского, Б. Волина, В. Невского и многих других. «Правда», например, писала о Ярославском, который с «большим подъемом и удивительной задушевностью обрисовал текущий момент». В другом случае она сообщала, что присутствующие выразили свою благодарность Б. Волину за удачное выступление на митинге тем, что «проводили его до автомобиля, махали шапками, шляпами, приветствуя товарища»51. Рассказывая о реакции слушателей на лекцию В. И. Невского «Советская власть и среднее крестьянство», газета отмечала высокое мастерство оратора.

Выступления В. И. Ленина, руководящих деятелей Коммунистической партии и Советского государства служили примером, ярким образцом того, как, каким образом надо разговаривать с самой различной аудиторией.

Большевистским пропагандистам и агитаторам было у кого учиться искусству идейного воздействия на массы. Этого требовала сама жизнь. Люди стремились осознать будущее своей страны и всего мира, получить практическое руководство к действию. Интерес к теории объяснялся тем, что на основе ее осуществлялась величайшая в мире революция, произошла коренная ломка общественно-политического строя в стране, строилось новое, невиданное еще в мире общество.

Неизведанность путей революционного преобразования общества, чувство ответственности за судьбы социализма, необходимость теоретического осмысления практической деятельности — все это, вместе взятое, диктовало широкий интерес к политическим проблемам. Кроме того, ожесточенность классовой борьбы, в том числе и идеологической, требовала умения разоблачать клевету классовых врагов на советский строй, большевистскую партию, вести с ними полемику. Но для этого надо было вооружиться знаниями революционной науки, политики партии, чтобы успешно осуществлять контрпропаганду.

В. И. Ленин дал замечательные образцы того, как следует просто, ясно, доходчиво излагать сложнейшие вопросы философии, политэкономии, истории, политики. В лекции «О государстве» (11 июля 1919 г.), прочитанной в Свердловском университете, он не только разъяснил исторические условия возникновения государства, сущность капиталистического государства, отношение коммунистов к государству, но и развернул цельную программу того, как надо пропагандировать и изучать марксизм. Ленин назвал свою лекцию беседой. И действительно он не просто «читал» лекцию, сообщая аудитории сумму знаний, а размышлял вместе со слушателями, своей могучей логикой заставлял их пристально следить за ходом рассуждений оратора, т. е. себя, по ходу лекции давал методические советы, наиболее трудные для понимания места разъяснял особенно тщательно; не изрекал постулаты, не декларировал истины, а по-товарищески, просто, задушевно беседовал с аудиторией. Преследуя цель — досконально разобраться в вопросе и облегчить людям понимание сделанных выводов, Владимир Ильич стремился добиться самостоятельной работы своих слушателей. Он не только предупреждает о трудностях данной темы, но и дает советы, как их преодолевать; рекомендует слушателям отметить себе неясные места, чтобы вернуться к ним второй, третий, четвертый раз, выяснить непонятное в дальнейшем как путем самостоятельного чтения, так и из отдельных лекций и бесед; считает весьма полезным по всем дополнительным вопросам обменяться мнениями и проверить, что осталось невыясненным. Особое внимание Ленин обращает на необходимость изучения главнейших произведений Маркса и Энгельса, даже находит нужным посоветовать, откуда взять список рекомендованной литературы (из указателей литературы и пособий).

В. И. Ленин подчеркивает, что нельзя брать на веру услышанное или прочтенное. Он требует в вопросах общественной науки подходить к анализу явлений с научной точки зрения, т. е. не забывать основной исторической связи, разбирать, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своем развитии проходило и чем стало теперь. Чтобы добраться до истины, нужен большой труд, «без известного самостоятельного труда ни в одном серьезном вопросе истины не найти...»52.

Владимир Ильич призывал своих слушателей проверять полученные знания революционной теории на практике, подкреплять их практикой, уметь связывать их с жизнью. Каждый, например, будет сталкиваться ежедневно в любой газете, по любому экономическому и политическому вопросу с проблемой «государства»; в чем его сущность, значение и т. д. Вопрос этот будет встречаться «...по самым разнообразным поводам, по каждому мелкому вопросу, в самых неожиданных сочетаниях, в беседах и спорах с противниками»53. Изучение революционной теории дает лишь ключ к пониманию событий, но надо самому постепенно и систематически выработать умение самостоятельно подходить к тому или иному вопросу, только тогда можно стать действительно убежденным человеком.

Лекция В. И, Ленина «О государстве» была поучительной и в том отношении, что давала образец, как можно сложнейшие вопросы марксизма разъяснять просто, логично, доходчиво даже мало подготовленной аудитории. Ведь большинство слушателей университета составляли полуграмотные рабочие и крестьяне. Своей лекцией Владимир Ильич опроверг сомнения некоторых лекторов «Свердловки», как тогда называли Коммунистический университет им. Свердлова, что студентам не имеет смысла преподавать философию, ибо она для них недоступна.

С блестящими лекциями по теории марксизма, на общественно-политические темы выступали многие видные деятели партии. Возьмем для примера два выступления — А. В. Луначарского и С. И. Гусева. В лекции о преподавании истории в коммунистической школе, прочитанной на сентябрьских педагогических курсах в Петрограде (1918), Луначарский дает блестящее теоретическое обоснование необходимости изучения отечественной и зарубежной истории. С первых же фраз своей речи он вводит аудиторию в атмосферу той идеологической борьбы, которая велась между коммунистической и буржуазной идеологией по этому вопросу, обосновывает отношение марксистов к исторической науке, к революционным традициям. Образно, доступно, убедительно вскрывает оратор суть буржуазного индивидуализма, эгоизма и социалистического коллективизма, показывает значение истории в коммунистическом воспитании масс54.

Тема лекции С. И. Гусева — теория пролетариата (научный социализм)— весьма широкая, и в этом была ее немалая трудность. Но в то время спрос на такого рода выступления был очень высокий, ибо люди хотели прежде всего уяснить коренные вопросы социалистической революции. Особое внимание лектор уделяет борьбе против буржуазной философии, мелкобуржуазных идей. Он подчеркивает, что изучение научного социализма необходимо для того, чтобы произвести последнюю экспроприацию, дать буржуазии последний решительный бой в области науки и философии. Ибо именно в этой области борьба будет особенно продолжительна и упорна. Для доказательства основных положений темы лектор обращается к древней истории и к истории христианства, к современным событиям и революционной борьбе прошлого.

Уже в те годы ведется серьезная борьба против схоластики, догматизма, начетничества во внутрипартийной пропаганде. Исключительно важное значение в этом деле имела речь В. И. Ленина «Задачи союзов молодежи» на III Всероссийском съезде РКСМ, где в наиболее сконцентрированном виде изложены ленинские требования к партийной пропаганде. Вождь нашей партии весьма своевременно предостерег молодых коммунистов, комсомольцев, молодежь от ошибок в познании революционной теории. Опасность состояла в подмене творческого изучения марксизма книжным заучиванием коммунистических лозунгов, истин о коммунизме. Ленин выступил против воспитания начетчиков, хвастунов, заучивших книжные знания, но не умеющих работать так, «как того действительно коммунизм требует»55. Главную цель коммунистической учебы он видел в том, чтобы помогать людям самостоятельно перерабатывать, творчески усваивать полученные знания.

Речь Ленина обращена не только к тем, кто изучал революционную науку, но и ко всем работникам идеологического фронта, пропагандистам и агитаторам, ведущим политическую работу в массах. Говоря о недопустимости начетничества и догматизма в политической учебе, В. И. Ленин тем самым критиковал реальные недостатки в работе партийных школ, коммунистических университетов, в партийной пропаганде вообще.

В речи была изложена глубочайшая программа связи идеологической работы партии с жизнью, программа, которая и сегодня злободневна и актуальна.

 

«ПЕДАГОГИКА ОСОБОГО РОДА»

В. И. Ленин считал, что в повседневной деятельности коммунистической партии «...всегда есть и будет известный элемент педагогики»56. Говоря об этом, он имел в виду не только внутрипартийную пропаганду, а вообще работу с людьми. Конечно, это была педагогика особого рода, ибо она имела дело не просто с учителем и учениками, а являлась сложной и многогранной наукой о методах политического, идейного воспитания масс в тесной связи с жизнью, с революционной практикой. «... Агитатору и народных собраниях полезно принимать во внимание кроме «политической» и «педагогическую» точку зрения, ставить себя в положение своих слушателей...»57,— советует Владимир Ильич.

Вот почему важным условием доходчивой, действенной пропаганды и агитации является всесторонний учет общественной (социальной) психологии в массово-политической работе. Только при соблюдении этого требования можно рассчитывать, что революционные идеи, политика партии будут донесены до ума и сердца людей. С поразительной глубиной эту взаимосвязь выразил Ленин в следующих словах: «Жить в гуще. Знать настроения. Знать все. Понимать массу. Уметь подойти. Завоевать ее абсолютное доверие»58. Партия может вести за собой массы, если правильно выражает то, что народ сознает59. Эти ленинские положения раскрывают сущность взаимосвязи и взаимозависимости общественной психологии и общественной идеологии.

Известно, что в понятие общественного сознания наряду с идеологией, выступающей в различных формах, входят и общественная психология людей данного общества или данного класса, особенности психического склада данной нации и т. д. Общественная психология выступает как психология чувств, настроений, переживаний, привычек, иллюзий и т. д., появляющихся у людей непосредственно под влиянием условий их существования. Они не выражены в сколь-либо обобщенном виде, проявляются в классовых симпатиях и антипатиях, в ненависти к одним социальным группам, в доверии к другим и т. д. Социальные мысли и чувства людей не могут не носить классового характера. Классовая психология — это чувства, мысли, настроения класса, рожденные стихийно, в силу условий его существования. Она-то и находит отражение в теориях, создаваемых идеологами класса.

Конечно, общественная идеология не есть лишь обобщение психологии класса, она не выступает как простое систематизирование того, что бродит в головах представителей этого класса. Идеология предполагает осмысливание реальных общественных отношений, социальных процессов, борьбы классов, освоение предшествующих идей в данной области, т. е. выступает как синтез ряда факторов. Поэтому Коммунистическая партия в деле выработки своей теории и политики учитывает не только экономические отношения, но и общественную психологию классов, преобладающие в них настроения, внимательно следит за изменениями в обществе, происходящими под влиянием событий. Особое значение имеет правильная оценка революционного настроения в массах, ибо без этого невозможно проведение политики партии в жизнь.

В основе общественной психологии, как уже подчеркивалось, лежат классовые, прежде всего экономические, интересы. Но невозможно заранее, чисто теоретическим, умозрительным путем, без учета общественной психологии, определить, как надо проводить в жизнь то или иное решение. Именно в этом смысле В. И. Ленин писал, что программа и тактика могут остаться мертвыми пунктами, выродиться в схоластику, если не учесть всей сложности настроений, иллюзий, мнений, присущих тому или иному классу. С научной точностью В. И. Ленин еще в годы революции 1905—1907 гг. установил, что требование первой Программы партии о возвращении отрезков было недостаточным; ибо крестьянские массы требовали большего и пришли к принятию лозунга национализации всей земли. Общественная психология крестьянства как класса в целом вполне соответствовала этому лозунгу. После победы Великой октябрьской социалистической революции большевистская партия учла общественную психологию крестьянства. Земля была национализирована, помещечье землевладение ликвидировано. В «Декрете о земле» учтено также господствовавшее в крестьянстве настроение по отношению к уравнительному распределению земли. Ленин, партия знали, что с течением времени трудящееся крестьянство освободится от своих иллюзий и перейдет к коллективным формам труда.

Классовое положение людей определяет их отношение к коммунистической идеологии. Вот почему пропаганда и агитация Коммунистической партии учитывают особенности того или иного класса, социальной группы, их традиции, интересы. Уверенность Ленина, партии в способности рабочего класса России отстоять завоевания революции, сплотить вокруг себя трудовое крестьянство в годы иностранной интервенции гражданской войны зиждилась на строго научном анализе положения рабочего класса и его роли в освободительной борьбе, в строительстве социализма. В. И. Ленин был глубоко убежден, что рабочий класс России в состоянии решить двуединую задачу: увлечь своим героизмом массы на подавление сопротивления эксплуататоров и, что еще более сложно, возглавить борьбу за создание новой трудовой дисциплины.

Конечно, самотеком это не могло осуществиться. Коммунистическая партия и Советское государство, профсоюзы и комсомол с помощью пропаганды, агитации и организации должны были объяснить рабочему классу его цели, задачи. Лозунги партии «Все для фронта!», «Все на борьбу с Колчаком и Деникиным!» и другие находили путь к уму и сердцу основной массы рабочего класса. Весь жизненный опыт пролетариата позволял ему усвоить ту непреложную истину, что нет иного пути для избавления от эксплуатации, беспросветного, нищенского существования, как борьба не на жизнь, а на смерть с белогвардейцами и интервентами. Точно так же и трудящиеся крестьяне на опыте убеждались в необходимости защиты Советской власти.

Раскрыв специфические особенности работы среди крестьянства того периода, Ленин сделал вывод, что крестьянин, который ни историей социализма, ни историей революций не занимался и не мог заниматься, верит и признает те выводы, которые дает сама жизнь, собственный опыт60. Призывая крестьянство к свержению самодержавия, большевики выдвинули лозунг национализации земли. Его материальной основой было инстинктивное стремление крестьянства ликвидировать помещиков и убрать старые крепостнические путы с надельного землевладения. Это господствующее настроение деревни и было воплощено в аграрной политике большевиков, в их пропаганде и агитации. «У крестьянина-собственника существует инстинктивное стремление говорить, что земля — божья, потому что жить в старых условиях землевладения нельзя»61, — писал Ленин.

Однако стихийно, эмпирическим путем крестьянин, разумеется, не мог найти правильный ответ на возникшие вопросы и облекал свои стремления в форму утопий, вроде уравнительного землепользования при сохранении господства капитала62. Вся прошлая жизнь крестьянина научила его ненавидеть барина и чиновника, но не научила и не могла научить, где искать ответы на вопросы о выходе из создавшегося положения63.

Крестьяне лишь смутно сознавали, что им надо, но связать свои пожелания и требования с общим политическим строем они не могли. Во время революции 1905— 1907 гг. значительная часть крестьянства, чувствуя безысходность своего положения, все же возлагала надежды в простоте душевной на просьбы, ходатайства, жалобы. Задача большевиков состояла в том, чтобы развеять эти иллюзии, указать другой путь, путь революционной борьбы. На основе длительных наблюдений В. И. Ленин пришел к выводу, что «всякий крестьянин, который трудом, потом, кровью и горбом добывал себе жизнь, знает, что такое капитализм. Он сочувствует пролетарию, хотя туманно, инстинктивно, ибо он видит, что пролетариат всю свою жизнь посвящает и всю кровь отдает за то, чтобы свергнуть капитал» 64.

Коммунистическая партия, удовлетворив вековые чаяния крестьянства о земле, возглавив борьбу всех трудящихся за свержение власти эксплуататоров, завоевала величайший авторитет в деревне. Большевистская агитация и пропаганда попадали на подготовленную почву, успешно завоевывали массы на сторону Советской власти.

Трудно переоценить значение идеологической работы Коммунистической партии в деле развития революционного энтузиазма масс, героизма рабочих и крестьян, в основе которых лежало сознательное отношение к судьбам Октябрьской революции. «Наше положение было ужасно, — писал Ленин, — и кажется почти чудом, что русский народ и рабочий класс могли перенести столько страданий, нужды и лишений, не имея ничего, кроме неустанного стремления к победе»65.

Энтузиазм, настроение высокого подъема, вызванные у рабочих и трудящихся крестьян великой революцией, были подхвачены и умножены большевистской пропагандой и агитацией.

Ленинская традиция — внимательно изучать социальные потребности, социальные интересы масс, их настроения, учитывать в пропаганде и агитации изменения массовых настроений — находилась на вооружении Коммунистической партии.

Часто предметом анализа в ЦК РКП (б) и на местах являлись массовые настроения в городе и деревне.

В партийных документах первых лет Советской власти почти всегда содержались сведения по этому вопросу; делались первые шаги по выяснению настроений масс с помощью анкет, различных инструкций агитаторам. На Пленуме ЦК РКП (б) 21 сентября 1919 г. при обсуждении вопроса о военном положении рекомендовалось развернуть в печати политическую кампанию, направленную на недопущение паники. Центральный Комитет предлагал большевистским пропагандистам и агитаторам повести решительную борьбу с упадочническими, паническими настроениями, пропагандировать в массах твердую уверенность в неизбежности победы66. В начале 1921 г. специально обсуждался вопрос о настроении среди крестьян. Для изучения этой проблемы была организована комиссия67. В материалах агитационно-пропагандистского и других отделов ЦК РКП (б), посвященных положению в губерниях, содержатся данные о настроениях и поведении различных слоев населения.

Особенно большая роль в анализе настроений масс, в изучении волнующих людей вопросов отводилась агитаторам, пропагандистам, не случайно поэтому в их отчетах, докладах отводится большое место этой проблеме. Так, в «Журналах учета» Агитаторского отдела ЦК имелась графа о настроениях аудитории, об ее отношении к выступлениям ораторов. В августе 1918 г. в одном из журналов, например, было записано: «Принята наша резолюция. Настроение за нас». В другом случае говорил, лось об итогах выступления Володарского: «Успешное настроение за нас»68.

Большую работу агитаторы и пропагандисты проводили по сбору и анализу вопросов, поступающих на митингах, лекциях и собраниях. Поступающие записки Ленин считал важными документами, отражающими общественное мнение. Поэтому он использовал их не только для ответов в период работы собраний и совещаний, конференций и съездов, когда записки поступали, но и «как материал для дальнейшего обсуждения вопроса»69.

Немало писем от рабочих, крестьян, интеллигенции поступало в Совнарком, ЦК партии на имя Ленина. Хорошо известно, как Владимир Ильич внимательно к ним относился, стремился сам ознакомиться с этими подлинными человеческими документами. Они не раз служили Ленину важными аргументами в разработке партийной политики. В ряде случаев он специально откликался на них в печати. Так, в день получения «Открытого письма «специалиста» тов. Ленину» Владимир Ильич написал на него ответ в «Правду» (27 марта 1919 г.). Ленинская статья является замечательным примером того, как следует спокойно и трезво, объективно и убедительно преодолевать заблуждения даже озлобленных против Советской власти людей. Это ленинское выступление показательно и в смысле умения выбирать важные, волнующие общественное мнение проблемы. В 1918—1919 г. вопрос об использовании буржуазных специалистов не раз оживленно дискутировался в партии. Поэтому письмо буржуазного профессора явилось весьма удачным поводом для изложения Лениным политики партии в данном вопросе.

 В изучаемые нами годы немало полезного делалось для изучения общественного мнения и учета его в пропаганде и агитации. В частности, уделялось серьезное внимание анализу вопросов, которые получали пропагандисты и агитаторы во время своих выступлений, бесед. Летом 1918 г. в газете «Правда» было помещено объявление: «Редакция «Правды» просит товарищей агитаторов, выступающих на митингах, все записки, которые им подают на митингах, немедленно доставлять в газету». На заседании МК РКП (б) 6 апреля 1920 г. Агитотделу поручили организовать сбор, систематизацию материалов, дающих сведения о политическом, производственном положении предприятий, о настроениях рабочих; предлагалось использовать для этого доклады и справки агитаторов, содержащих интересные сведения о нуждах трудящихся города и деревни70.

Руководящие партийные органы разрабатывали специальные анкеты для отчета агитаторов. В анкете, распространяемой Московским губкомом РКП (б), был пункт: «На какие вопросы крестьяне не дают говорить и на какие темы с ними можно разговаривать»71. Петербургский губком вручил анкету агитаторам, работающим в деревне во время проведения недели крестьянина (лето 1920 г.). В анкете были такие пункты: отношение населения к митингу о неделе, какие вопросы большей частью задавались, как относились к неделе различные слои крестьянства: бедняки, середняки, кулаки и др.72

По заполненным агитаторами анкетам можно судить, какие вопросы больше всего волновали крестьян: о социальной и медицинской помощи, о сельхозартелях и коммунах, о нехватке сельскохозяйственного инвентаря, о недостатке соли, спичек, серпов, железа, обуви, мануфактуры, скоро ли кончится война, может ли рабочий прожить без крестьянина, о религии, что такое III, Коммунистический Интернационал и др.73 Не подлежит сомнению, что обобщение агитаторами, партийными организациями вопросов, которые задавались на митингах и собраниях, играло немаловажную роль в изучении массовых настроений, что, в свою очередь, способствовало усилению конкретности, действенности массовой пропаганды и агитации.

Сложной и трудной проблемой являлась выработка новой, социалистической дисциплины труда, сознательного отношения к общественной собственности у рабочих. Здесь недостаточно было заразить народные массы энтузиазмом, ибо, естественно, нельзя было сразу научиться работать по-коммунистически. Далеко не все рабочие скоро поняли изменение своего положения в обществе; многие по-прежнему смотрели на работу, завод, как на чуждое им дело. В первое время после победы Октября только передовые, наиболее сознательные рабочие могли стать и стали носителями сознательной трудовой дисциплины. Именно они послужили опорой для Коммунистической партии, Советской власти и профсоюзов в налаживании производства, в борьбе за рост производительности труда.

Сознательное отношение к труду зависело прежде всего от понимания рабочими своей руководящей роли, от того, что теперь они трудятся не на капиталистов, а на себя и обязаны добросовестно выполнять свои обязанности, беречь народное (т. е. и свое) достояние, умножать его. Еще вчера, т. е. до победы социалистической революции, коммунисты и передовые рабочие не призывали повышать производительность труда, ибо увеличивать прибыль капиталистов было не в интересах народа. М. И. Калинин вспоминает, что при царизме в большевистском подполье возникла дискуссия: «Обязан или не обязан рабочий-революционер хорошо делать вещи, т. е. заботиться о качестве своей продукции. Одни говорили: мы не можем, органически не можем выпустить из своих рук плохую вещь — это нам претит, это унижает наше человеческое достоинство. Другие, наоборот, говорили: не наше дело беспокоиться о качестве продукции. Это — дело капиталистов. Ведь мы на них работаем. Они все равно заставят нас делать вещи хорошо. И поскольку капиталисты будут заставлять нас, постольку, говорили они, мы будем делать хорошие вещи. А своей инициативы нам не следует проявлять, не следует усердствовать»74.

После социалистической революции положение коренным образом изменилось. Исчезла эксплуатация, трудящиеся теперь работали на себя, на благо своего государства. Однако старые привычки, старые традиции продолжали жить. Прогулы, недобросовестное отношение к работе, ломка, порча общественного имущества были довольно распространенными и в известной мере неизбежным явлением. Требовалось воспитывать у рабочих и крестьян сознательное отношение к труду. Максим Горький однажды обратил внимание В. И. Ленина на то, что в Петрограде еще не всегда умеют беречь общественное имущество: разбирали деревянные дома на топливо, били стекла, бросали кровельное железо и все ломали. Владимир Ильич молча, но очень внимательно все выслушал. Алексей Максимович расценил молчание Ленина как признак того, что вопрос, видимо, мелочный и не заслуживает внимания. Однако несколько позднее, на прогулке, Владимир Ильич вернулся к разговору на эту тему и заявил, что бережное отношение к общественному имуществу — это не мелочь, а большое дело, и развил мысль о значении трудового воспитания масс. Некоторые рабочие рассуждали так: раз мы теперь хозяева, то можем и не заботиться о трудовой дисциплине, производительной работе. «Я помню, — вспоминала Н. К. Крупская,— как в Политпросвет пришла одна работница и рассказала, что они сегодня не работают, так как „мы хозяева и мы постановили не работать”»75.

Нужна была энергичная пропаганда и агитация, чтобы постепенно, шаг за шагом вытравлять мелкобуржуазные нравы, воспитывать рабочих в духе социалистической идеологии. В. И. Ленин теоретически и практически обосновал, как следует вести пропаганду и агитацию в этом направлении в своих знаменитых работах «Как организовать соревнование?», «Очередные задачи Советской власти», «Великий почин».

Когда уничтожаются старые общественные порядки, подчеркивал Ленин, ликвидировать их сразу в сознании всех людей нельзя. Немало было рабочих, которые рассуждали так: «Лишь бы мне, а на других наплевать». Владимир Ильич считал, что таких рабочих надо клеймить позором, выводить не раз и не два на суд общественности. От проклятого правила, впитанного в сознание людей всей обстановкой буржуазного общества, — «Каждый за себя, один бог за всех» — нельзя избавиться сразу. Причем главный метод борьбы — товарищеское воздействие, товарищеское воспитание. «...Вся задача коммунистов — уметь убедить отсталых, уметь работать среди них...»76,— говорил В. И. Ленин. Он учил пропагандистов и агитаторов по-разному подходить к рабочим и трудящимся крестьянам, учитывать их классовые особенности, социально-политический облик, степень сознательности и культуры, условия жизни и т. д. Ленин писал: «Рабочие, находящиеся в городах, в гуще жизни, воспринимают наши идеи скорее из заседаний, речей и газет. Крестьянин так не может, его убеждает только жизненный опыт»77.

Для примера проанализируем два ленинских выступления: одно перед рабочей, другое перед крестьянской аудиторией — и выясним их характерные черты, особенности. В апреле 1920 г. В. И. Ленин выступал на III Всероссийском съезде рабочих текстильной промышленности. Эта речь была произнесена после IX съезда партии и служит образцом простой, доходчивой и вместе с тем целеустремленной пропаганды решений съезда, направленных на возрождение хозяйственной жизни, на создание, как выражался Ленин, «единого трудового фронта» рабочего класса и крестьянства.

Шаг за шагом разъясняя задачи рабочего класса, Владимир Ильич опирался на историю классовой борьбы и профессионального движения, на текущие события, на жизненный опыт самих рабочих, учил трезвому, научному подходу к анализу переживаемого страной момента. Во всей речи нельзя найти ни одной мысли, которую бы не могли усвоить присутствующие. А ведь в ней поднимаются сложнейшие вопросы международного и внутреннего положения страны.

В начале своего выступления В. И. Ленин кратко говорит об этапах рабочего движения; приводит в систему то, что слушателям известно из собственного опыта борьбы с царизмом и буржуазией; с неотразимой логикой обосновывает вывод: наступил новый этап в борьбе рабочего класса, все силы надо бросить на хозяйственное строительство, на управление производством, страной. «Пусть рабочий класс сорганизует производство, как сорганизовал он Красную Армию. Пусть каждый рабочий проникнется сознанием, что он правит страной»78.

Речь Ленина совершенно лишена абстрактных теоретических формул, когда он обосновывает «альфу и омегу Советской власти» — союз рабочих и крестьян как решающую силу в борьбе за социализм. «Уничтожить эксплуатирующие классы и создать социализм, — подчеркивает Владимир Ильич, — рабочий может, лишь идя рука об руку с крестьянством»79.

Для всех ли рабочих это положение было бесспорным? Нет, не для всех. Некоторые считали помехой на пути к социализму и трудовое крестьянство, ибо видели колебания среднего крестьянина, наблюдали известное недоверие части крестьян к Советской власти, к ее мероприятиям. Анализируемая нами речь Ленина ярко показывает, что главе партии и Советского государства были хорошо известны подобного рода настроения. Вот почему он вновь и вновь обращается к вопросу о значении, формах союза рабочего класса и крестьянства. Ленин страстно призывает рабочих до конца осознать свою роль руководящего класса, который должен уметь подойти к крестьянству, организовать его в интересах социализма. «Надо, чтобы каждый рабочий помог в организации труда, чтобы крестьянство видело в нем организатора, чтобы к труду относились, как к единственному средству сохранить рабоче-крестьянскую власть»80,— убеждал Владимир Ильич.

В марте того же 1920 г. состоялся доклад В. И. Ленина на I Всероссийском съезде трудовых казаков. Не раскрывая все аспекты этой речи, выделим лишь то общее и особенное, что роднит и отличает ее от ленинского выступления перед рабочей аудиторией. Общими здесь являются характерные черты, присущие любому ленинскому выступлению: высокая идейность, страстность, правдивость, доказательность, простота, искренность, яркая форма изложения. Ленин попросту, задушевно беседует с представителями трудового казачества, говорит с ними как друг, близкий товарищ. Каждое его слово понятно. Трудности он показывает такими, какие есть, розовых картин не рисует. Все практично, деловито, серьезно. Владимир Ильич как бы советуется с единомышленниками, которые вместе с ним, с партией, со всем народом строят новую жизнь. Он всеми силами стремится мобилизовать энергию людей на решение конкретных задач, воодушевляя их, заражая несокрушимой верой в силы революции, страстно убеждая идти вперед. Особенности же доклада (не только по содержанию, но и по форме) вытекают из ленинского учета аудитории, стоящих перед присутствующими конкретных задач, из специфики переживаемого страной момента.

Если в первом выступлении (перед рабочей аудиторией) В. И. Ленин очень мало говорит о международных событиях, то во втором он дает подробный их анализ. Случайно ли это? Нет, не случайно. Дело в том, что передовые рабочие, особенно крупных городов, будучи в гуще событий, достаточно знали о международных событиях из газет, митингов, лекций, бесед и т. д. Куда в меньшей степени эти вопросы были усвоены крестьянскими массами из-за культурной отсталости, распыленности деревни, недостаточности средств пропаганды и агитации на селе.

Поэтому во втором выступлении (перед казаками) В. И. Ленин, как никто знавший настроение масс, с величайшим искусством просвещает казачьих депутатов, отвечает на вопросы, особенно волновавшие тогда крестьянство.

Владимир Ильич объясняет аудитории причины победы Советской власти над внешними и внутренними врагами. «Как же произошло такое чудо? На этом вопросе я больше всего хотел пригласить вас сосредоточить свое внимание...»81, — обращается он к своим слушателям. Затем следует популярный анализ противоречий империализма, революционного движения в капиталистических странах, перспектив мировой революции. Учитывая уровень знаний присутствующих, Ленин сложнейшие вопросы марксистской теории объясняет так, что их нельзя не понять. «Что такое империализм?» — ставит он вопрос перед аудиторией и отвечает: «Это — когда кучка богатейших держав душит весь мир, когда они знают, что у них есть полторы тысячи миллионов человек всего мира, и душат их, и эти тысячи миллионов чувствуют, что такое английская культура, французская культура и американская цивилизация. Это значит: грабить, кто во что горазд»82.

В. И. Ленин раскрывает справедливый характер войны со стороны советского народа, подчеркивает, что большевики не хотят войны из-за территориальной границы, им чужды захватнические устремления.

Значительное место уделяется вопросам союза рабочего класса и крестьянства, сущности диктатуры пролетариата, которой пугали крестьян, трудовое казачество враги Советской власти. Владимир Ильич терпеливо доказывает, что диктатура пролетариата — это руководство рабочего класса всеми трудящимися, что рабочий класс несет неслыханные, невероятные тяготы в этой общей борьбе, что долг трудового крестьянства дать сейчас хлеб в ссуду государству, ибо, когда рабочий восстановит и разовьет промышленность, он вернет эту ссуду крестьянству сторицей.

В. И. Ленин здесь чаще, чем в речи перед рабочими, прибегает к риторическим вопросам, приводит больше фактов в подтверждение своих доводов, использует обороты разговорной крестьянской речи («...пулеметы косили их, как траву», «ежели уж погибать, так пойдем против помещиков» и пр.), не употребляет термины малознакомые или вовсе не известные крестьянам (он не говорит, например, лейбористы, социал-демократы, а именует их английскими и другими эсерами и меньшевиками). Можно безошибочно предположить, что смутные, подчас ошибочные представления присутствующих о тех или иных событиях и мероприятиях Советской власти под влиянием ленинской речи уступили место твердым взглядам.

Примеру В. И. Ленина следовали его соратники. Большой популярностью среди рабочих и крестьян пользовались речи Председателя ВЦИК М. И. Калинина. В годы гражданской войны М. И. Калинин часто выступал перед крестьянами. При этом он показал себя исключительным знатоком крестьянской психологии, традиций, обычаев деревни. Прежде всего Михаил Иванович стремился выяснить запросы, мнения, сложившиеся представления самих крестьян. Он говорил, что приехал в село «не учить, а узнать нужды, жалобы крестьян, что возможно сделать здесь же, на месте»83 или в другом случае: «Я приехал услышать от вас, как вы живете, попросил бы заявлять все претензии, что, с вашей точки зрения, есть плохого в Советской власти», или просил присутствующих рассказать: «Какие порядки являются наиболее тяжелыми для крестьянского хозяйства? Какие порядки, может быть, не помогают этому хозяйству, а разоряют его? Какова у Вас местная власть? Как выбирались Советы? Большинство ли стояло за эти Советы? Не были ли они навязаны населению? Каким путем раскладывается налог: не было ли несправедливостей?»84.

Выяснив конкретные мнения крестьян по этим волнующим вопросам, Калинин просто, по-деловому разъяснил политику партии и Советской власти, дал рекомендации, как надо решать назревшие проблемы, опроверг злостную клевету врагов революции.

Обращения Калинина к крестьянам показывают, что он учитывал ленинское положение о том, что крестьянин — человек практики, его нельзя увлечь возгласами, общими лозунгами, он поверит лишь тем аргументам, которые опираются на его повседневную практику.

Агитатор, придя в деревню, должен вникнуть в психологию крестьянина, окунуться в те экономические нужды, которыми живет деревня. Калинин предупреждает партийно-советских работников (речь в Симбирске 9 мая 1919 г.): «Если Вы реквизировали лошадь и катаетесь на ней, то в лице крестьянина вы приобрели врага; а если эту лошадь использовали для действительной необходимости, то крестьянин всегда примирится с реквизицией»85.

В начале 1920 г. В. И. Невский разработал инструкцию об агитационной работе в деревне86. Она примечательна как раз интересными советами об учете крестьянской психологии. Каждый агитатор или пропагандист, отправляющийся в деревню, должен помнить, что без знания крестьянской жизни являться в деревню нельзя. Крестьяне не станут слушать агитатора, далекого от жизни. Смешно и жалко смотреть на агитатора, когда он спрашивает крестьян, как растет пшено, или советует крестьянам южных губерний пахать одним волом, а крестьянину северных губерний указывает, что хорошо бы для пахоты вместо лошади иметь вола.

Агитатор, работающий в деревне, обязательно должен принять во внимание, какие крестьяне живут в том селе, куда он едет, сколько там кулаков, середняков, много ли безлошадных, имеются ли дезертиры, как велико число семей красноармейцев; каковы отношения крестьян с духовенством; были ли в данной местности помещики или это были крестьяне государственные; какая земля удобная, много ли находится под лесом, какие луга; какие вопросы особенно волнуют крестьян; как проходит сбор продразверстки; богата ли скотом местность и т. д. Агитатор, по мнению автора, обязан хорошо знать законы Советской власти, чтобы беседовать с людьми со знанием дела о политике партии и государства, вести себя просто, не перебивать говорящих, не насмехаться над речью крестьян. Немалое значение имеет также внешний вид и поведение агитатора. Если явиться на митинг с папиросой или собачьей ножкой в зубах, особенно вблизи соломенных хат,— сразу же можно испортить все дело. Инструкция предостерегает против фальшивых попыток подделываться под крестьянскую аудиторию: идя к крестьянам, не нужно одеваться в рубище, или подделываться под крестьянскую речь; естественность и простота — залог успеха87.

В. И. Ленин настойчиво призывал широко привлекать передовых рабочих для агитации в деревне, учитывая, что людям труда легче найти общий язык, что передовые рабочие сумеют проникнуть в мысли и чувства трудящихся крестьян и доступно разъяснить сущность Советской власти, политики партии, ответить на волнующие людей вопросы. «...Нам нужны отряды агитаторов из рабочих»88, — заявил Ленин в июне 1918 г. В середине этого месяца он беседовал с наркомом продовольствия А. Д. Цюрупой и его заместителем А. И. Свидерским о необходимости направить из Петрограда в деревни сотни агитаторов. В этот же день (14 июня 1919 г.) он посылает в Петроград телеграмму с предложением приложить все усилия к тому, чтобы рабочие-агитаторы выехали в деревню89.

Передовые рабочие действительно явились проводниками политики партии в деревне. Оценивая, например, деятельность продовольственных отрядов, В. И. Ленин писал: «Эти рабочие несут социализм в деревню, привлекают на свою сторону бедноту, организуют и просвещают ее, помогают ей подавить сопротивление буржуазии»90.

* * *

Ленинские идеи об учете общественной психологии в идеологической работе среди различных слоев населения, о дифференцированном подходе к массам были развиты дальше в материалах XXIV, XXV съездов КПСС и в последующих партийных документах.

Ленинские идеи об искусстве убеждать характеризуют сущность важнейшего принципа коммунистической  пропаганды — ясность, доходчивость, одушевленность.  Идеологические работники со всевозрастающим интересом изучают ленинскую методологию и методику партийной пропаганды и агитации, ищут наиболее эффективные пути их практического воплощения. В этом им огромную помощь оказывают труды Л. И. Брежнева «Актуальные вопросы идеологической работы КПСС», книги «Малая земля», «Возрождение», «Целина». В них глубоко раскрыта неисчерпаемость ленинского идейного наследия, показано современное значение ленинских заветов об искусстве партийной пропаганды, идейно-воспитательной работы.

«По-настоящему уметь в полной мере передать широким массам трудящихся всю силу нашей идейной убежденности; по-настоящему действительно творчески подходить к делу коммунистического воспитания советского человека»91 — вот к чему призывает Л. И. Брежнев работников идеологического фронта. В его выступлениях содержатся конкретные рекомендации, как же практически надо эту задачу осуществлять. Л. И. Брежнев советует вести агитационно-пропагандистскую работу «убежденно, убедительно, доходчиво и ярко»92. Обращаясь к работникам печати, Леонид Ильич призывает их писать «ярко, убедительно, по-партийному принципиально»93. Чтобы достичь должного эффекта, по его мнению, надо вкладывать в идеологическую работу «все свои знания, все умение убеждать, всю силу души»94. В речи на XVIII съезде ВЛКСМ он вновь возвращается к этой идее и советует агитационно-пропагандистским кадрам говорить с людьми простым и доходчивым языком95.

В речи на ноябрьском (1978 г.) Пленуме ЦК КПСС Л. И. Брежнев остро поставил вопрос о необходимости максимума деловитости, конкретности, оперативности не только в хозяйственной, организационной, но и в массово-политической, идеологической деятельности. Особое внимание он обратил на повышение эффективности политической информации, которая должна быть более оперативной, доходчивой, содержательной96.

Трудно переоценить значение для идеологических кадров книг-воспоминаний Л. И. Брежнева «Малая земля», «Возрождение», «Целина», которые просто, ясно, ненавязчиво пропагандируют революционные, боевые и трудовые традиции партии и советского народа, учат писать, вкладывая в каждую фразу живую мысль и чувства. Эти произведения — пример творческого подхода к марксистско-ленинской методологии и методике политического просвещения и убеждения масс.

В материалах XXIV, XXV партийных съездов, в ряде постановлений ЦК КПСС по идеологической работе определены задачи, пути и методы дальнейшего развития агитационно-пропагандистского мастерства, ораторского искусства. ЦК КПСС указывает, что эффективность воздействия воспитательной работы на сознание и чувства людей нередко снижается из-за формализма, склонности к словесной трескотне, ко всякого рода пропагандистским штампам, из-за многократного, механического повторения общих истин вместо их творческого осмысления, поиска живой и доходчивой формы. Порой серьезный, вдумчивый анализ, обогащающий читателя, слушателя, подменяется напыщенностью, внешним наукообразием языка, а убедительность аргументов и доверительность тона в разговоре с аудиторией — назидательностью и громкой фразой. «Все это следует решительно изживать из практики»,— требует постановление ЦК КПСС «О дальнейшем улучшении идеологической, политико-воспитательной работы»97. Постановление обязывает разнообразить жанры устной и печатной пропаганды, агитации, передач по радио, телевидению, особое внимание уделять стилю, языку, преодолевать многословие и казенщину, заботиться об оперативности, убедительности, доходчивости выступлений.

Большую помощь идеологическим кадрам в овладении искусством убеждать может оказать методическая литература, выпуск которой значительно возрос за последние годы. Создан значительный научный потенциал для повышения эффективности идейно-воспитательной работы. Дело стоит за тем, чтобы его сполна использовать, превратить имеющиеся возможности в практические результаты для дальнейшего улучшения идеологической, политико-воспитательной работы.

Партийные организации накопили ценный опыт обучения идеологических кадров искусству агитационно-пропагандистской работы. Создана четкая система их подготовки и переподготовки на различных уровнях и по различным специальностям. Массовой кузницей пропагандистских кадров стали, например, университеты марксизма-ленинизма, где широко изучаются теория и методы идеологической работы, методика, логика и психология партийной пропаганды, социальная психология, методика конкретных социальных исследований эффективности партийной пропаганды, применение технических средств и наглядных пособий.

В связи с ростом образовательного уровня советских людей, с расширением высшего звена в системе партийной учебы возросло значение культуры самообразования, самостоятельной работы с политической книгой (в том числе и с методической литературой). Современная аудитория стала требовательнее к культуре речи печатной и устной пропаганды и агитации. На трудящихся сильное воздействие оказывают слова яркие, образные, острые, эмоционально окрашенные; тогда как нейтральные, серые, особенно часто употребляющиеся — проходят мимо сознания. И уж, конечно, никого не задевают стандартные обороты, трафаретные выражения, всем прискучившие факты. Вот почему сегодня столь необходимым для каждого работника идеологического фронта является изучение ленинского пропагандистского мастерства, его немеркнущих идей об искусстве убеждать.

Ленинское идейное наследие было, есть и будет нашим вернейшим и острейшим оружием в борьбе за повышение качества и эффективности идеологической, политико-воспитательной работы. Постановление ЦК КПСС «О 110-й годовщине со дня рождения Владимира Ильича Ленина» обязывает уделять главное внимание в системе партийной и комсомольской политической учебы, экономического образования, в учебных заведениях, во всей идейно-воспитательной работе «глубокому изучению трудов Маркса, Энгельса, Ленина, исторического опыта КПСС в неразрывной связи с решением конкретных экономических и политических задач. Всесторонне раскрывать международное значение, актуальность, всепобеждающую силу ленинских идей. Широко показывать революционно-преобразующую деятельность партии по претворению в жизнь заветов Ленина, творческому развитию марксистско-ленинского учения, всемерно пропагандировать достижения развитого социалистического общества, внутреннюю и внешнюю политику КПСС. Убедительно разъяснять исторические завоевания народов социалистического содружества, коренные преимущества социализма перед капитализмом»98.

 

Примечания:

1 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 32, с. 442.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 252.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 95.

4 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 21, с. 21.

5 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, с. 697.

6 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 17, с. 363.

7 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 19, с. 159.

8 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 360.

9 Там же, с. 429.

10 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 53.

11 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 20, с. 95

12 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 19.

13 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 177.

14 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 15, с. 297.

15 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 15, с. 298.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 61.

17 См.: Карелия в период гражданской войны, 1918—1920. Сб. документов. Петрозаводск, 1964, с. 359.

18 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 25, с. 234

19 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 5, М., 1970, с. 31.

20 Калинин М. И. За эти годы. Л., 1926, кн. 1-я, с. 8.

21 Воспоминания о В. И. Ленине, т. 2, с. 698.

22 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 5, с. 358

23 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 19, с. 411.

24 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 207.

25 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 12, с. 193.

26 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 269.

27 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 14, с. 92.

28 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 65, ед. хр. 582, л. 9.

29 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 65, ед. хр. 595, л. 13.

30 См.: Правда, 1919, 10 сентября.

31 Справочник партийного работника. Вып. 3, с. 145—146.

32 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 49.

33 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 25, с. 112.

34 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 13.

35 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 31.

36 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 272. г

37 Там же, с. 272, 273.

38 См.: Воспоминания о В. И. Ленине, т. 1, с. 87.

39 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 51, с. 122.

40 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 13, с. 338.

41 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 22, с. 84

42 Ленин В. И. Полн. собр. сеч., т. 9, с. 198.

43 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 106.

44 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 35, с. 327.

45 Новый мир, 1958. № 9, с. 154

46 Правда, 1922, 4 декабря.

47 Правда, 1922, 14 ноября.

48 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 65, ед. хр. 491, я. 128.

49 Полянский Валериан (Лебедев В.). А. В. Луначарский. — Работник просвещения, 1926, IV» 4, с. 6.

50 Флеровский И. О Володарском. М., 1922, с. 6.

51 Правда, 1918, 23 июля; 1919, 16 марта

52 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 68.

53 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 65.

54 См.: Луначарский А. В. О преподавании истории в коммунистической школе. Пг., 1918.

55 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 302.

56 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 10, с. 357.

57 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 177.

58 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 497.

59 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 45, с. 112

60 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 128.

61 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 31, с. 423.

62 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 13, с. 144—145.

63 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 17, с. 211.

64 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 32—33.

65 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 44, с. 44.

66 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 7, с. 512.

67 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника, т. 9, с. 647.

68 ЛПА, ф. 1, on. 1, ед. хр. 20, лл. 6, 9.

69 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 77.

70 МПА, ф. 3, on. 1а, д. 33, л. 4.

71 Вестник пропаганды, 1920, № 8, с. 45.

72 ЛПА, ф. 16, оп. 9, д. 8850, лл. 1—2.

73 Там же, лл. 7—45

74 Калинин М. И. О коммунистическом воспитании. М., 1956, с. 186—187.

75 Крупская Н. К О Ленине, с. 47.

76 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 38.

77 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 88.

78 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 322.

79 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 320.

80 Там же, с. 323

81 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 40, с. 168.

82 Там же, с. 176.

83 Речи и беседы М. И. Калинина. Книга вторая. М., 1919, с. 26

84 Речи и беседы М. И. Калинина. Книга вторая. М., 1919, с. 26.

85 Там же, с. 40.

86 ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 60, д. 13, л. 69.

87 См.: ЦПА ИМЛ, ф. 17, оп. 60, д. 13, лл. 69-72.

88 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 36, с. 410.

89 См.: там же, с. 714, 715.

90 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 314.

91 Брежнев Л. И. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС, т. 1, с. 482.

92 Там же.

93 Брежнев Л. И. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС, т. 2, с. 57.

94 Брежнев Л. И. Актуальные вопросы идеологической работы КПСС, т. 2, с. 169.

95 См.: там же, с. 570.

96 См. Брежнев Л. И. Ленинским курсом. М., 1979, т. 7, с. 540—541

97 Коммунист. 1979. № 7. С. 13

98 Правда, 1979, 16 декабря.