Делаем скидку на то, что книгу писал главный безбожник СССР

 

Ем. Ярославский

МЫСЛИ ЛЕНИНА О РЕЛИГИИ

1924

Ленин умер!

Да здравствует дело и учение тов. Ленина!

Болью и скорбью отозвалась смерть Ленина в сердцах и сознании миллионов людей. Во всем мире имя Ленина звучит, как набатный колокол, зовущий всех угнетенных, всех обездоленных. Не к смирению, не к молитвам, не к покорности, не к терпению зовет это имя.

Ленин!

Это имя зовет к беспощадной борьбе со всеми угнетателями трудящихся, подымает миллионы рабов капитала во всех концах мира к великому бунту против всех видов рабства.

Ленин!

При этом имени загораются яркие надежды в сердцах угнетенных, пролетариев, бедняков всего мира, ибо он призвал их всех на. борьбу и указал верный путь к победе. Разгибаются усталые спины, светлеют глаза, кровь горячее бьется в жилах, руки сжимаются для работы и борьбы.

Ленин!

При этом имени дрожали и дрожат троны, холодели и холодеют сердца венценосцев, королей капитала и земли, ибо они знали и знают: Ленин — живое воплощение коммунизма, Ленин — живой образ, пламенный, яркий, стальной, как молния, верный страж трудящихся и мститель за вековое их рабство.

И сегодня, когда его тело овевают звуки похоронного марша в Колонном зале Дома Союзов, где огни сверкают, как слезы под черным траурам, где смотрят со стен пламенно-алые знамена, победно вытеснившие из бывшего зала «Благородного Дворянского Собрания» вековых врагов крестьян и рабочих,

сегодня, когда плачет вся крестьянская и рабочая страна наша и скорбит весь мир тружеников,

сегодня, когда беззвучно проходят, отдавая последний долг, тысячи людей у гроба Вождя, Друга, Учителя, Товарища и беззвучно роняют горячие слезы рабочие, работницы, крестьяне, крестьянки, красноармейцы,

сегодня смерть Ленина вызывает буйную радость в сердце наших вековых врагов. Они думают, что Ленин умер навсегда, что умерло и дело Ленина.

Мы, безбожники, мы не верим в бессмертие тела Ленина. Но мы знаем, что мысли его,; что дела его — бессмертны. Только такого бессмертия должен искать человек, только оно ценно, нетленно.

Нам дорого сейчас это тело любимого вождя, все, что осталось от него — смертного. Мы похоронили это тело под кремлевской стеной — стеной Коммунаров, как отдавшего жизнь свою рада освобождения трудовых масс народа, рабочих и крестьян.

Но мы не схороним дела тов. Ленина. Мы продолжим его, доведем его до конца.

Пусть же звучит по-прежнему это дорогое нам имя:

Ленин!

Надежда, радость, учитель, друг, товарищ, вождь рабочих и крестьян всего мира,

Ленин!

Гроза угнетателей всего мира!

Мы, безбожники, отдаем тебе, твоему смертному телу последний наш горячий привет с тем, чтобы твои мысли претворить в живую плоть и кровь коммунизма.

 

Над свежей могилой

Под кремлевской стеной, где вечным сном покоятся истекшие кровью коммунары, лег вождь трудящихся всего мира — Ленин.

Ни пышных надгробных надписей, ни пышного памятника — лишь пять букв над простым покоем:

«Ленин».

Эти пять букв так много говорит! Разве не ясно всем нам: умерший Лёнин так же могуч, как и живой, к нему тянутся мысли, сердца всех обездоленных, всех угнетенных.

Почему же не скрыли вы тело в земле, почему стремитесь сохранить это тело? Почему тысячи рабочих и крестьян просили оставить тело Ленина в склепе, чтобы можно было его видеть? Как безбожники относятся к тому, что неверующие люди хотят сохранить тело умершего Ленина?

Нам дорог Ленин, весь, каким мы его знали. Если б мы его могли таким сохранить, — какая бы это была для нас всех, знавших его, радость! Все, что от нас зависело бы, мы сделали бы, чтобы его сохранить.

Но если нельзя навеки, почему же нам отказываться сохранить это тело хотя бы на время, пока тлен не коснется его? Видеть это милое, родное лицо, им вдохновляться для новой работы, для новой борьбы, — разве это так мало?

Кинематограф оставил нам много лент-снимков, и мы можем видеть, как на полотне — экране кинематографа движется Ленин, говорит, смеется, радуется, гневается.

У нас осталось 16 пластинок граммофонных с его речами: Ленин умер, но мы можем слышать его голос! Голос живой, со свойственными Ленину переливами.

Это все делает наука, техника. Не чудо ли? Разве прежде не сказали бы: это видение? А теперь мы сами вызываем через машину это видение, заставляем умершего Ленина двигаться перед нами на полотне кинематографа, говорить, смеяться, гневаться, слышим голос его.

Мы уверены, что наука преодолеет впоследствии и разрушение живой материи. Сейчас наука подошла к омолаживанию тела. Кто знает: проживи Ленин еще несколько лет, и наука, может быть, могла бы омолодить его клетки, его кровеносные сосуды, заменить изношенные мозговые ткани свежими, новыми; как эта же наука дает нам возможность видеть и слышать Ленина таким, каким он был при жизни.

В склепе под кремлевской стеной, под стеной Коммунаров, покоится тело Ленина. Наука пока еще оказалась бессильной обновить, омолодить это тело, когда болезнь его разрушала. Но если наука может помочь нам сохранить хоть на время это тело, будем ей благодарны и за эту кратковременную радость.

Будем работать над укреплением над развитием науки. Будем помнить, что науке нет места там, где господствует религия. Будем, помнить, что вечную жизнь нам никто не даст, если мы не вырвем силою науки тайну ее, будем бороться за то, чтобы сделать эту вечную жизнь уделом человечества.

Над свежей могилой вождя коммунаров мы, безбожники, даем клятву: бороться, с религиозным дурманом,- как боролся с ним Ленин.

 


 

МЫСЛИ ЛЕНИНА О РЕЛИГИИ

1. Что такое религия? Почему рабочий выступает против религии.

Вся прекрасная жизнь т. Ленина ушла на беспощадную борьбу с рабством, с господством помещиков и капиталистов, на борьбу за Коммунизм. Какой бы вопрос ни стоял перед ним, — эта главная задача освещала ему путь борьбы. Конечно, вопрос о религии мы отодвигали несколько в сторону, когда перед нами стояла первейшая задача — объединить все революционные силы пролетариата и беднейшего крестьянства. До 1917 года, работая в подполье, мы и не могли этому вопросу уделять сколько-нибудь серьезное внимание. Но вопрос о религии для нас, большевиков, никогда не был безразличным вопросом.

Меньше всего был посторонним, безразличным вопросом вопрос о религии для В. Ленина. Даже тогда, когда вплотную крестьянские и рабочие массы подошли к открытой вооруженной борьбе с врагами трудящихся, Ленин не мог пройти мимо такого большого вопроса, как религия. За несколько дней до декабрьского вооруженного восстания 1905 года он поместил в издававшейся тогда в Питере газете «Новая Жизнь» (№ 28 от 3 декабря 1905 г.) статью «Социализм и религия»*, основные мысли которой и сейчас представляют для нас громадную ценность. И эту статью он начинает с рассмотрения того, как построено капиталистическое общество: оно построено на экономическом угнетении, а это угнетение «вызывает неизбежно и порождает всякие виды угнетения политического, принижения социального, огрубения и затемнения духовной и нравственной жизни масс».

Что же такое религия, каково ее значение, по мнению Ленина? Он отвечает на это:

«Религия есть один из видов духовного гнета, лежащего везде и повсюду на народных массах, задавленных вечной работой на других, нуждою и одиночеством. Бессилие эксплоатируемых классов в борьбе с эксплуататорами так же неизбежно порождает веру в лучшую загробную жизнь, как бессилие дикаря в борьбе с природой порождает веру в богов, чертей, в чудеса и т. п. Того, кто всю жизнь работает и нуждается, религия учит смирению и терпению в земной жизни, утешая надеждой на небесную награду. А тех, кто живет чужим трудом, религия учит благотворительности в земной жизни, предлагая им очень дешевое оправдание для всего их эксплоататорского существования и продавая по сходной цене билеты на небесное благополучие. Религия есть опиум народа. Религия — род духовной сивухи, в которой рабы капитала топят свой человеческий образ, свои требования на сколько-нибудь достойную человека жизнь».

Но почему же именно рабочий первый становится врагом религий? Потому, что условия жизни рабочего раньше просветляют его сознание, раньше Толкают его на путь социализма, коммунизма. Одно только ясное сознание своего положения в обществе уже является наполовину освобождением.

«Но раб, сознавший свое рабство и поднявшийся на борьбу за свое освобождение, - наполовину перестает уже быть рабом. Современный сознательный рабочий, воспитанный крупной фабричной промышленностью,. просвещенный городской жизнью, отбрасывает от себя с презрением религиозные предрассудки, предоставляет небо в распоряжение попов и буржуазных ханжей, завоевывая себе лучшую жизнь здесь, на земле. Современный пролетариат становится на сторону, социализма, который привлекает науку к борьбе с религиозным туманом и освобождает рабочего от веры в загробную жизнь тем, что сплачивает его для настоящей борьбы за лучшую земную жизнь».

В то время в нашей программе отношение наше к религии выражалось, в требовании полного отделения церкви от государства и школы от церкви.

* См. Н. Ленин. Полное собрание сочинений. Том VII, ч. 1 ст. 47.

 


 

2. В каком смысле религия — частное дело. Программа отделения церкви от государства. Должны ли мы вести антирелигиозную пропаганду. Взгляды Ленина на эти вопросы в 1905 году.

Религию мы считали частным делом. Из этого многие делали такой неправильный вывод: раз религия есть частное дело каждого, то и коммунист может верить или не верить, и партии до этого нет дела. Среди, западно-европейских и американских социалистов и сейчас многие так думают. В прошлом году шведский социалист Хеглунд безуспешно пытался защищать это даже в Коминтерне (Коммунистическом Интернационале). Тов. Ленин знал, что такие неправильные толкования существуют, поэтому он специально разъяснил, в каком именно смысле религия —  частное дело.

«Религия должна быть объявлена частным делом» — этими словами принято выражать обыкновенно отношение социалистов к религии. Но значение этих слов надо точно определить, чтобы они не могли вызывать никаких недоразумений. Мы требуем, чтобы религия была частным дедом по отношению к государству, но мы никак не можем считать религию частным делом по отношению к нашей собственной партии. Государству не должно быть дела до религии, религиозные общества не должны быть связаны с государственной властью. Всякий должен быть совершенно свободен исповедывать какую угодно религию или не признавать никакой религии, т.-е. быть атеистом (безбожником), каковым и бывает обыкновению всякий социалист. Никакие различия между гражданами в их правах, в их зависимости от религиозных верований совершенно недопустимы. Всякие даже упоминания о том или ином вероисповедании граждан в официальных документах должны быть безусловно уничтожены. Не должно быть никакой выдачи государственной церкви, никакой выдачи государственных сумм церковным и религиозным обществам, которые должны стать совершенно свободными, независимыми от власти союзами граждан-единомышленников».

Здесь мы уже видим, как тов. Ленин намечал правильную линию, целую программу, которую пролетариат должен предъявить современному государству и современной церкви.

«Только выполнение до конца этих требований может покончить с тем позорным и проклятым прошлым, когда церковь была в крепостной зависимости от государства, а русские граждане были в крепостной зависимости у государственной церкви, когда существовали и применялись средневековые, инквизиторские законы (по сию пору остающиеся в наших уголовных уложениях и уставах), преследовавшие за веру или неверие, насиловавшие совесть человека, связывавшие казенные местечки и. казенные доходы с раздачей той или иной государственно-церковной сивухи. Полное отделение церкви от государства — вот то требование, которое предъявляет социалистический пролетариат к современному государству и современной церкви».

Это все писалось тогда, когда еще не было уверенности, что пролетариат завоюет власть. Даже в том случае, если б в результате борьбы образовалась демократическая, буржуазная республика, мы должны были бы предъявить эти требования, хотя по опыту знаем, что буржуазия нигде не осуществила эти требования до конца, что всюду и везде в буржуазных государствах классы капиталистов и землевладельцев сохранили материальную зависимость церкви от государства в том или ином виде.

В 1905 — 7 гг. были отдельные священники, которые заявляли себя сторонниками политической свободы. Без этого не обходится ни одна революция в мире. С тонущего корабля, говорят, первыми бегут крысы. Надо было в те поры определить, как же мы относимся к таким «белым воронам». Тов. Ленин говорил: «отталкивать этих людей не надо, надо заставить их до конца порвать связь церкви и государства».

Но если религия есть частное дело, то по отношений к членам партии мы не можем считать ее частным делом.

По отношению к партии социалистического пролетариата религия не есть частное дело. Партия наша есть союз сознательных, передовых борцов за освобождение рабочего класса. Такой союз не может и не должен безразлично относиться к бессознательности, темноте или мракобесничеству в виде религиозных верований. Мы требуем полного отделения церкви от государства, чтобы бороться с религиозным туманом чисто-идейным и только идейным оружием — нашей прессой, нашим словом. Но мы основали свой союз, между прочим, именно для такой борьбы против всякого религиозного одурачения рабочих. Для нас идейная борьба не частное, а общепартийное, общепролетарское дело».

Стало быть, не может член партии говорить: идейная борьба, борьба с религией — не моя обязанность! Тем, кто думал, что наша партия может обойтись без антирелигиозной пропаганды, тов. Ленин отвечал:

«Наша программа вся построена на научном и, притом, именно материалистическом мировоззрении. Разъяснение нашей программы, необходимо включает поэтому и разъяснение истинных исторических и экономических корней религиозного тумана. Наша пропаганда необходимо включает и пропаганду атеизма (безбожия). Издание соответственной научной литературы, которую строго запрещала и преследовала до сих пор самодержавно-крепостническая государственная власть, должно составить теперь одну из отраслей нашей партийной работы. Нам придется теперь, вероятно, последовать совету, который дал однажды Энгельс немецким социалистам: перевод и массовое распространение французской просветительной и атеистической литературы XVIII века».

Вместе с тем т. Ленин предостерегает нас от того увлечения, будто можно одной антирелигиозной проповедью уничтожить религию. Корни ее — в экономическом, социальном рабстве. Поэтому т. Ленин, особенно в то время, когда мы только собирали силы для борьбы, был против того, чтобы выпячивать вопрос о религии на первое место.

«Было бы нелепостью думать, что в обществе, основанном на бесконечном угнетении и огрубении рабочих масс, можно чисто-проповедническим путем рассеять религиозные предрассудки. Было бы буржуазной ограниченностью забывать о том, что гнет религии над человечеством есть лишь продукт и отражение экономического гнета внутри общества. Никакими книжками и никакой проповедью нельзя просветить пролетариат, если его не просветит его собственная борьба против темных сил капитализма. Единство этой действительной революционной борьбы угнетенного класса за создание рая на земле важнее для нас, чем единство мнений пролетариев о рае на небе».

Именно в то время было правильно, что мы не заявляли в нашей программе о том, что мы являемся атеистами, безбожниками, правильно было то, что мы допускали большую слабость в этом вопросе, и в нашей партии мы особенно не задавались тогда вопросом: верует ли товарищ в бога, или нет? Кроме того, правильна была и другая мысль: именно в ходе борьбы товарищи наши изживали свои религиозные предрассудки. Вот почему тов. Ленин писал тогда:

«Вот почему мы не заявляли и не должны заявлять в нашей программе о нашем атеизме; вот почему мы не запрещаем и не должны запрещать пролетариям, сохранившим те или иные остатки старых предрассудков, сближение с нашей партией. Проповедывать научное миросозерцание мы всегда будем, бороться с непоследовательностью каких-нибудь «христиан» для нас необходимо, но это вовсе не значит, чтобы следовало выдвигать религиозный вопрос на первое место, отнюдь ему не принадлежащее, чтобы следовало допускать раздробление сил действительно революционной, экономической и политической борьбы ради третьестепенных мнений или бредней, быстро теряющих всякое политическое значение, быстро выбрасываемых в кладовую для хлама самым ходом экономического развития».

Но что же должен будет сделать пролетариат, когда революция победит?

«Революционный пролетариат добьется того, чтобы религия стала частным делом для государства. И в этом, очищенном от средневековой плесени политическом строе пролетариат поведет широкую, открытую борьбу за устранение экономического рабства, истинного источника, религиозного одурачения человечества».

 


 

3. Как Ленин понимал задачи коммунистов по отношению к религии после 1917 г. Как должна вестись антирелигиозная пропаганда.

Пришел бурный пламенный октябрь 1917 г. До этого прошло 12 лет борьбы, побед и поражений рабочего класса. С колоколен церквей расстреливали из пулеметов рабочих. С амвона благословляли убийц народа. С помощью церкви удерживали народ в рабстве. Гнали молебнами, крестом, поповскими благословениями миллионы людей на смерть «за веру, царя и отечество». Под грохот пушек, вой снарядов и свист пуль кадили кадилом и гнусавили поповские молитвы о даровании побед «благоверному». А имя того, кто звал рабочих и крестьян к восстанию против этой войны, против виновников ее, оплевывали, забрасывали грязью. А он шел среди этих плевков и проповедывал свое пламенное слово, свой огненный призыв к восстанию.

И день наступил. Первый день создания в мире первого Советского государства. Впервые в истории рабочие и крестьяне победили на протяжении огромной страны.

И тут-то сказалась истинная природа церкви, Истинная натура духовенства и истинная роль религии.

Анафематствованиями, проклятиями, открытой вооруженной борьбой откликнулась церковь на победу революции. Жадно уцепилась за доходы, за богатства, за сокровища. Но не остановилась революция перед дверями дворцов царских, разрушила вековые устои капиталиста и помещика. Ей ли было остановиться перед вратами раззолоченных храмов, перед гнездами векового обмана — церквами и монастырями?! Революцию не остановил гром пушек на всех рубежах — могли ли остановить ее поповские молитвы и поповские проклятия??

Революция не только провозгласила, но и провела в жизнь полное отделение церкви от государства и школы от церкви. Может быть, теперь настало время прекратить антирелигиозную пропаганду, оставить религию в покое?

Тов. Ленин видел, что еще много лет борьбы осталось до полного освобождения трудящихся. А религия — один из видов рабства — все еще владеет сознанием миллионов крестьян и рабочих. И вот он снова выдвигает вопрос о борьбе с религией в специальной статье, написанной им для журнала «Под знаменем марксизма» (№ 3, март 1922 года).

Высказывая свой взгляд на задачи журнала, тов. Ленин писал в марте 1922 года:

«Журнал, который хочет быть органом воинствующего материализма, должен быть боевым органом, во-первых, в смысле неуклонного разоблачения, и преследования всех современных «дипломированных лакеев поповщины», все равно, выступают ли они в качестве представителей официальной науки, или в качестве вольных стрелков, называющих себя «демократическими левыми или идейно-социалистическими публицистами».

Такой журнал должен быть, во-вторых, органом воинствующего атеизма (т.-е. безбожия). У нас есть ведомства или, по крайней мере, государственные учреждения, которые этой работой ведают. Но ведется эта работа крайне вяло, крайне неудовлетворительно, испытывая, видимо, на себе гнет общих условий нашего истинно-русского (хотя и советского) бюрократизма. Чрезвычайно существенно поэтому, чтобы в дополнение к работе соответствующих государственных учреждений, в исправление ее и в оживление ее, журнал, посвящающий себя задаче стать органом воинствующего материализма, вел неутомимо атеистическую (безбожническую) пропаганду и борьбу. Надо внимательно следить за всей соответствующей литературой на всех языках, переводя или, по крайней мере, реферируя (излагая) все сколько-нибудь ценное в этой области».

Зная о том, что некоторые товарищи пренебрежительно относятся к этой задаче, тов. Ленин писал тогда, что нельзя успокаиваться на мысли, что религиозные предрассудки сами собой умрут, отпадут, если только вообще будет вестись марксистское просвещение. Нельзя забывать об особой задаче — постоянной систематической проповеди безбожия.

«Было бы величайшей ошибкой и худшей ошибкой, которую может сделать марксист, думать, что многомиллионные народные (особенно крестьянские и ремесленные) массы, осужденные всем современным обществом на темноту, невежество и предрассудки, могут выбраться из темноты только по прямой линии чисто-марксистского просвещения. Этим массам необходимо дать самый разнообразный материал по атеистической пропаганде, знакомить их с фактами из самых различных областей жизни, подойти к ним и так и этак для того, чтобы их заинтересовать, пробудить их от религиозного сна, встряхнуть их с самых различных сторон, самыми различными способами и т. п.

Бойкая, живая, талантливая, остроумно и открыто нападающая на господствующую поповщину публицистика старых атеистов XVIII века сплошь и рядом окажется в тысячу раз более подходящей для того, чтобы пробудить людей от религиозного сна, чем скучные, сухие, не иллюстрированные почти никакими умело подобранными фактами пересказы марксизма, которые преобладают в нашей литературе, и которые (нечего греха таить) часто марксизм искажают. Все сколько-нибудь крупные произведения Маркса и Энгельса у нас переведены. Опасаться, что старый атеизм и старый материализм останутся у нас не дополненными теми исправлениями, которые внесли Маркс и Энгельс, нет решительно никаких оснований. Самое важное — чаще всего именно это забывают наши, якобы марксистские, а на самом деле уродующие марксизм коммунисты — это суметь заинтересовать совсем еще неразвитые массы сознательным отношением к религиозным вопросам и сознательной критикой религии».

На примере философских упражнений русского профессора Р. Ю. Виппера и немецкого Артура Древса тов. Ленин показывает, как эти «лакеи поповщины» стараются подсунуть другую «подновленную, подчищенную, ухищренную» религию. Вот почему он еще раз подчеркивает в этой своей статье, что —

«Журнал «Под знаменем марксизма», который хочет быть органом воинствующего материализма, должен уделять много места атеистической пропаганде, обзору соответствующей литературы и исправлению громадных недочетов нашей государственной работы в этой области. Особенно важно использование тех книг и брошюр, которые содержат много конкретных фактов и сопоставлений, показывающих связь классовых интересов и классовых организаций современной буржуазии с организациями религиозных учреждений и религиозной пропаганды.

Чрезвычайно важны нее материалы, относящиеся к Соединенным Штатам Северной Америки, в которой меньше проявляется официальная, казенная, государственная связь религии и капитала. Но зато нам яснее становится, что так называемая «современная демократия» (перед которой так неразумно разбивают свой лоб меньшевики, с.-р. и отчасти анархисты и т. п.) представляет из себя не что иное, как свободу проповедывать то, что буржуазии выгодно проповедывать, а выгодно ей проповедывать самые реакционные идеи, религию, мракобесие, защиту эксплоататоров и т. п.

Хотелось бы надеяться, что журнал, который хочет быть органом воинствующего материализма, даст нашей читающей публике обзоры атеистической литературы с характеристикой, для какого круга читателей и в каком отношении могли быть подходящими те или иные произведения, и с указанием того, что появилось у нас (появившимся надо считать только сносные переводы, а их не так много), и что должно быть еще издано».

К сожалению, журнал «Под знаменем марксизма» почти не выполнил поставленной тов. Лениным задачи. Пусть руководители его подумают над этим теперь!

Мы основали наш журнал «Безбожник» именно для выполнения этой специальной задачи. Мы будем следовать в этой своей работе указаниям тов. Ленина, пламенного борца против всех видов рабства. И мы зовем наших рядовых крестьян и рабочих, как и наших образованных читателей-марксистов, внимательнее отнестись к этой необходимой работе, без которой немыслима полная победа коммунизма.

В заключение хочу рассказать, как тов. Ленин отнесся к нашей антирелигиозной пропаганде в 1921 году. В то время я, как секретарь Центрального Комитета РКП, в ведении которого находился отдел агитации и пропаганды, убедился в необходимости издать особый циркуляр по всем нашим организациям, который дал бы прямые указания, как эту пропаганду надо поставить. Дело в том, что товарищи на местах, основываясь на кратком пункте нашей программы (§ 13), разно решали этот вопрос: одни очень строго, другие слабо смотрели на нарушение членами партии этого пункта программы. Одни выпячивали на первое место борьбу с религией, другие ее совсем не вели. И как вести ее, в каком направлении, — было неясно. Я составил тогда циркуляр и представил его в Центральный Комитет на утверждение (подробнее об этом в следующей статье). Тов. Ленин обратил внимание на то, что надо сделать какие-нибудь оговорки насчет крестьян-коммунистов и рабочих, доказавших преданность пролетарской революции: в отдельных случаях допускать для них исключения, считаясь с той обстановкой, в которой они выросли и живут. Точно так же тов. Ленин подчеркнул еще раз тогда — и он это говорил нам и после много раз, — что не надо антирелигиозную пропаганду выпячивать на первое место, и что ее надо связывать с естествознанием и улучшением материального и культурного положения крестьян.

В лице тов. Ленина ушел пламенный противник всего того, что мешало освобождению рабочего и крестьянина. Он оставил нам свое богатое наследство мыслей и дел. Оставил нам заветы свои, которые мы должны исполнить. Мы, ученики его, воздадим ему должное, если так же, как он, вдумчиво будем относиться ко всему, что касается рабочих и крестьян, так же, как он, будем проповедыватъ воинствующий материализм, одним из обязательных выражений которого является атеизм — безбожие.

 


 

4. Почему мы в 1909 году не объявили войну религии.

В предыдущей статье мы дали изложение мыслей тов. Ленина о религии в том виде, как они складывались еще в 1905 году, и затем сопоставили их с тем, как тов. Ленин смотрел на задачи проповеди атеизма (безбожия) в 1922 году. Но между этими двумя моментами — между началом первой революции и временем победы второй революции — тов. Ленин выступил с двумя статьями: 1) «Об отношении рабочей партии к религии» (газета «Пролетарий», № 45, от 13 (26) мая 1909 г.) и 2) «Классы И партии в их отношении к религии» (газета «Социал-Демократ», N° 6, от 4 (17) июня 1909 г.) (смотри: Н. Ленин. Собрание сочинений. Т. XI, стр. 250 — 268). В этих статьях он очень подробно объясняет, как мы должны вообще относиться к религии, если хотим быть верными учениками Маркса и Энгельса. Но главное, на чем он останавливает внимание, — это на том, как в той или иной обстановке практически надо решать вопросы, связанные с религиозными верованиями масс.

Учение Маркса и Энгельса — научный социализм — не свалилось с неба в готовом виде. Научный социализм перенял многое от материалистов XVIII века, учение которых было решительно враждебно всякой религии. Фридрих Энгельс, когда писал свое сочинение против немецкого философа Евгения Дюринга, как раз критиковал его за то, что тот не сводит концы с концами и оставляет в своем учении лазейки для религии. А когда Энгельс писал о Людвиге Фейербахе (тоже материалист, который оставил нам очень ценное положение: «не бог создал человека по своему образу и подобию, а человек создал бога по своему образу и подобию»), то он также был недоволен его непоследовательностью.

«Энгельс ставит в упрек ему то, что он боролся с религией не ради уничтожения ее, а ради подновления, сочинения новой, «возвышенной» религии и т. п. «Религия есть опиум народа» — это из речение Маркса есть краеугольный камень всего миросозерцания марксизма в вопросе о религии. Все современные религии, и церкви и всяческие религиозные организации марксизм рассматривает всегда, как органы буржуазной реакции, служащие защите эксплоатации и одурманению рабочего класса».

Но главная задача, которую ставил себе тов. Ленин в этой статье об отношении рабочей партии к религии, заключалась не в том, чтобы доказать, что религия есть опиум народа, и не в том, что мы должны бороться с религией. Это, по мнению тов. Ленина, «азбука всего материализма» и, следовательно, марксизма. Главная задача Ленина заключалась в том, чтобы показать, как эти общие наши положения применить к действительности. Он останавливается поэтому подробно на том, должны ли мы были в 1909 г., когда писалась эта статья, поставить в своей программе пункт, который означал бы объявление партией войны религии.

Тов. Ленин считает, что тогда это было бы неправильно, и ссылается при этом на Фр. Энгельса.

«Энгельс неоднократно осуждал попытки людей, желавших быть «левее» или «революционнее» социал-демократии*, внести в программу рабочей партии прямое признание атеизма в смысле объявления войны религии. В 1874 г., говоря о знаменитом манифесте беглецов Коммуны, бланкистов, живших в качестве эмигрантов в Лондоне, Энгельс трактует как глупость их шумливое провозглашение войны религии, заявляя, что такое объявление войны есть лучший способ оживить интерес к религии и затруднить действительное отмирание религии. Энгельс ставит в вину бланкистам неуменье понять того, что только классовая борьба рабочих масс, всесторонне втягивая самые широкие слои пролетариата в сознательную революционную общественную практику, в состоянии на деле освободить угнетенные массы от гнета религии, тогда как провозглашение политической задачей рабочей партии войны с религией есть анархическая фраза».

Бланкисты были одной из революционных групп среди участников Парижской Коммуны. По их ошибка была в том, что они не придавали должного значения втягиванию широких рабочих масс, а без этого, без создания массовой рабочей партии, конечно, нечего и говорить о победе революции. Поэтому совершенно правильно положение, что там, где дело только что идет еще о собирании пролетарских сил, выпячивать на видное место вопрос о религий, а в особенности выдвигать эту задачу, как одну из основных практических задач, совершенно, конечно, неправильно. То же самое относится и к тому, что Фр. Энгельс решительно осуждал мысль Дюринга, высказанную им в 1877 г., когда Дюринг, стараясь казаться страшно революционным, заявил, будто в социалистическом обществе религия будет запрещена. На примере Бисмарка, германского рейхсканцлера, который в борьбе с католиками выдвинул полицейские меры борьбы с католической церковью, Энгельс показал вред такого рода тактики. Вред этот заключался в том, что он «выдвинул на первый план религиозные деления, вместо делений политических, отвлек внимание некоторых слоев рабочего класса и демократии от насущных задач классовой и революционной борьбы в сторону самого поверхностного и буржуазно-лживого антиклерикализма (противопоповщины). Обвиняя желавшего быть ультра (крайне) революционным Дюринга в желании повторить в иной форме ту же глупость Бисмарка, Энгельс требовал от рабочей партии уменья терпеливо работать над делом: организации и просвещения пролетариата, делом, ведущим к отмиранию религии, а не бросаться в авантюры политической войны с религией».

* Наша партия тогда называлась социал-демократической.

 


 

5. Ленин предостерегает в 1909 году от опасного признания, будто религия — частное дело для партии.

Ленин отмечает, что эта точка зрения, т.-е. признание необходимости терпеливо работать над делом организации просвещения пролетариата, усвоена, в конце концов, германскими социал-демократами. Они высказались даже за свободу для иезуитов и допущение их в Германию, когда иезуиты подвергались гонениям в католических странах, как, напр., во Франции, в Италии, а также за уничтожение всех мер полицейской борьбы с теми или другими религиями. Ленин указывает, однако, на то, что объявление религии частным делом вместе с тем получает очень опасное толкование. Мы уже указывали, как в первой статье, написанной еще в 1905 г., тов. Ленин понимал это отношение, как он уже тогда отстаивал ту мысль, что религия не может быть частным делом для партии, что она является частным делом только по отношению к государству. Против извращения, искажения этой мысли тов. Ленин и в 1909 г. выступал самым решительным образом. Он писал:

«Теперь стали толковать положение Эрфуртской программы* в том смысле, ...что наша партия считает религию частным делом, что для нас, как партии, религия есть частное дело».

Против такого искажения марксизма со стороны приспособляющихся (оппортунистов) тов. Ленин приводит мнение того же Энгельса:

«Именно Энгельс сделал это в форме заявления, нарочно им подчеркнутого, что социал-демократия считает религию частным делом по отношению к государству, а отнюдь не по отношению к себе, не по отношению к марксизму, не по отношению к рабочей партии».

* Программы социал-демократов в Германии, разработанной К. Каутским.

 


 

6. „Надо уметь бороться с религией». „Эту борьбу надо поставить в связь с конкретной практикой классового движения, направленного к устранению социальных корней религии“. „Страх создал богов»

Как же это так, — скажут некоторые, очень радикально настроенные безбожники? Что-то здесь неладно! Ленин предвидел, однако, что найдутся такие люди, которые будут недовольны этим.

«Для людей, неряшливо относящихся к марксизму, для людей, не умеющих или не желающих думать, эта история есть комок бессмысленных противоречий и шатаний марксизма: какая-то, дескать, каша из «последовательного» атеизма и «поблажек» религии, какое-то «беспринципное» колебание между р-р-революционной войной с богом и трусливым желанием «подделаться» к верующим рабочим, - боязнью отпугнуть их и т. д., и т. п. В литературе анархических фразеров можно найти не мало выходок против марксизма в этом вкусе».

На самом деле ни умеренности тут нет, ни подлаживания какого-нибудь, а есть попытка правильно применить общие положения марксизма.

«Мы должны бороться с религией. Это азбука всего материализма и, следовательно, марксизма. Но марксизм не есть материализм, остановившийся на азбуке. Марксизм идет дальше. Он говорит: надо уметь бороться с религией, а для этого надо материалистически объяснить источник веры и религии у масс. Борьбу с религией нельзя ограничивать абстрактно {отвлеченно) идеологической проповедью, нельзя сводить к такой проповеди, эту борьбу надо поставить в связь с конкретной (предметной) практикой классового движения, направленного к устранению социальных корней религии. Почему держится религия в отсталых слоях городского пролетариата, в широких слоях полупролетариата, а также в отсталых слоях крестьянства? По невежеству народа, — отвечает буржуазный прогрессист, радикал или буржуазный материалист. Следовательно, долой религию, да здравствует атеизм, распространение атеистических взглядов есть главная наша задача. Марксист говорит: неправда. Такой взгляд есть поверхностное, буржуазно-ограниченное культурничество. Такой взгляд недостаточно глубоко, не материалистически, а идеалистически объясняет корни религии. В современных капиталистических странах это корни, главным образом, социальные. Социальная придавленность трудящихся масс, кажущаяся полная беспомощность их перед слепыми силами капитализма, который причиняет ежедневно, и ежечасно в тысячу раз больше самых ужасных страданий, самых диких мучений рядовым рабочим людям, чем всякие из ряда вон выходящие события, в роде войн, землетрясений И т. д., вот в чем самый глубокий современный корень религии. «Страх создал богов». Страх перед слепой силой капитала, которая слепа, ибо не может быть предусмотрена массами народа, — которая на каждом шагу жизни пролетария и мелкого хозяйчика грозит принести ему, и приносит «внезапное», «неожиданное», «случайное» разорение, гибель, превращение в нищего, в паупера, в проститутку, голодную смерть, — вот тот корень современной религии, который прежде всего и больше всего должен иметь в виду материалист, если он не хочет оставаться материалистом приготовительного класса. Никакая просветительная книжка не вытравит религии из забитых капиталистической каторгой масс, зависящих от слепых разрушительных сил капитализма, пока эти массы сами не научатся объединенно, организованно, планомерно, сознательно бороться против этого корня религии, против господства капитала во всех формах».

Это положение необходимо твердо усвоить каждому, ведущему антирелигиозную пропаганду. Чтобы правильно уметь бороться с религией, надо материалистически объяснить источник веры и религии у масс. Вовсе недостаточно для этого хлестко ругать попов, высмеивать те или иные обряды и рисовать карикатуры, которые вызывают у масс верующих чувство глубокого негодования. Это не значит, конечно, что не надо разоблачать попов, что не надо высмеивать религиозные предрассудки, или что нельзя в карикатуре вывести смешные стороны духовенства и верующих. Но главная задача заключается и теперь в том, чтобы вскрыть социальные корни религии. Кратко такую попытку делает в только что отмеченном отрывке тов. Ленин, когда он говорит о том, что корень современной религии заключается в страхе рабочего перед силой капитала, и что этот страх нужно разрушить. Надо уметь научить рабочих бороться с капиталом. Теперь, когда в нашей стране рабочие этому научились, мы видим, как безверие, атеизм, безбожие широкой волной и глубоко проникают в рабочий класс.

Ленин предвидит вопрос: нужны ли при таких условиях просветительные книжки против религии, полезны ли они? На это он прямо отвечает: нужны и полезны, Но при этом подчеркивает, что атеистическая (антирелигиозная) пропаганда должна быть подчинена ее основной задаче — «развитию классовой борьбы эксплоатируемых масс против эксплоататоров».

Конечно, такое понимание далеко не всякому доступно и далеко не всем, даже марксистам, нравится:

«Как это так? Подчинить идейную пропаганду, проповедь известных идей, борьбу с тем врагом культуры и прогресса, который держится тысячелетиями (т.-е. с религией), — классовой борьбе, т.-е. борьбе за определенные практические цели в экономической и политической области?»

Чтобы пояснить, насколько необходимо идейную пропаганду, в том числе и антирелигиозную, подчинить классовой борьбе, задачам классовой борьбы, тов. Ленин приводит пример, из области борьбы западно-европейских рабочих:

«Возьмем пример. Пролетариат данной области и данной отрасли промышленности делится, положим, на передовой слой довольно сознательных с.-д., которые являются, разумеется, атеистами, и довольно отсталых, связанных еще с деревней и крестьянством рабочих, которые веруют в бога, ходят в церковь или даже находятся под прямым влиянием местного священника, основывающего, допустим, христианский рабочий союз. Положим, далее, что экономическая борьба в данной местности привела к стачке. Для марксиста обязательно успех стачечного движения поставить на первый план, обязательно решительно противодействовать разделению рабочих в этой борьбе на атеистов и христиан, решительно бороться; против такого разделения. Атеистическая проповедь может оказаться при таких условиях и лишней, и вредной, — не о точки зрения обывательских соображений о неотпугивании отсталых слоев, о потере мандата на выборах и т. п., а с точки зрения действительного прогресса классовой борьбы, которая в обстановке современного капиталистического общества во сто раз лучше приведет христиан-рабочих к социал-демократии и атеизму, чем голая атеистическая (безбожническая) проповедь. Проповедник атеизма в такой момент и при такой обстановке только сыграл бы на руку попу и попам, которые ничего так не желают, как замены деления рабочих по участию в стачке делением по вере в бога. Анархист, проповедуя войну с богом во это бы то ни стало, на деле помог бы попам и буржуазии (как и всегда анархисты на деле помогают буржуазии). Марксист должен быть материалистом, т.-е. врагом религии, но материалистом диалектическим, т.-е. ставящим дело борьбы с религией не абстрактно, не на почву отвлеченной, чисто-теоретической, всегда себе равной проповеди, а конкретно, на почву классовой борьбы, идущей на деле и воспитывающей массы больше всего и лучше всего. Марксист должен уметь учитывать всю конкретную обстановку».

Вот почему, много лет спустя, уже в 1921 г., когда рабочая партия победила в революции, когда мы отделили церковь от государства, когда прошло три слишком года борьбы с духовенством в советском государстве и, следовательно, успех наш в это время в этой области уже был огромный, тов. Ленин одобрил предложенное мною постановление Пленума ЦК РКП по вопросу о нарушении пункта 13 программы и о постановке антирелигиозной пропаганды, в котором говорится:

«По вопросу об антирелигиозной агитации дать директивы всем партийным организациям и всем органам печати не выпячивать этого вопроса на первое место, согласовать политику в данном вопросе со всей нашей экономической политикой, сущность которой заключается в восстановлении действительного соглашения между пролетариатом и мелкобуржуазными массами крестьянства, еще и до сих пор проникнутыми религиозными предрассудками. Антирелигиозную пропаганду устраивать не иначе, как после тщательной подготовки докладчика и ознакомления его с вопросом. Наряду с антирелигиозными диспутами, отнюдь не выдвигаемыми и в настоящее время на первый план, должна итти серьезная научная, культурно-просветительная работа, подводящая естественнонаучный фундамент под историческое освещение вопроса о религии. Задача всей этой работы в совокупности должна заключаться в том, чтобы на место религиозного миропонимания поставить стройную коммунистическую научную систему, обнимающую и объясняющую вопросы, ответы на которые до сих пор крестьянская рабочая масса искала в религии. Особенно необходима связывать такие выступления с вопросом переустройства всего быта и техники экономических условий хозяйства, электрификации, введения лучшей системы севооборота, улучшения почвы и другими мероприятиями, облегчающими тяжелый труд рабочего и крестьянина».

 


 

7. Должен ли священник быть членом нашей партии.

Ленин, конечно, не решал вопросы нашего поведения по отношению к религии вне времени и других определенных, конкретных данных окружающей обстановки. Он дал нам лишь общие положения, общие основы, из которых должны  исходить коммунисты-марксисты, когда они решают вопросы, связанные с отношением к религии. Надо, стало быть, принимать во внимание соотношение сил между борющимися классами, степень организованности пролетариата, его сознательности, понимания им своих классовых интересов, и там, где выдвигание нашей антирелигиозной программы может, помешать поставленной пролетариатом цели, ее нельзя выпячивать на первое место. С этой точки зрения тов. Ленин пытается дать в 1909 году ответ на вопрос о том, может ли быть священник, служитель религиозного культа, членом нашей партии.

«С указанной то чьей зрения следует решать все частные вопросы, касающиеся отношения с.-д. к религии. Например, часто выдвигается вопрос, может ли священник быть членом с.-д. партии, и обыкновенно отвечают на этот вопрос без всяких оговорок положительно, ссылаясь на опыт европейских с.-д. партий. Но этот опыт порожден не только применением доктрины марксизма к рабочему движению, а и особенными историческими условиями Запада, отсутствующими в России (мы скажем ниже об этих условиях), так что безусловный положительный ответ здесь не верен. Нельзя раз навсегда и для всех условий объявить, что священники не могут быть членами соц.-дем. партии, но нельзя раз навсегда выставить обратное правило. Если священник идет к нам для совместной политической работы и выполняет добросовестно партийную работу, не выступая против программы партии, то мы можем принять его в ряды с.-д., ибо противоречие духа и основ нашей программы с религиозными убеждениями священника могло бы остаться при таких условиях только его касающимся, личным его противоречием. Но, разумеется, подобный случай мог бы быть редким исключением даже в Европе, а в России он и совсем уже мало вероятен. И если бы, например, священник пошел в партию с.-д. и стал вести в этой партии, как свою главную и почти единственную работу, активную проповедь религиозных воззрений, то партия безусловно должна бы была исключить его из своей среды».

Конечно, иной верующий, который хочет служить и коммунизму, но так, чтобы служить и богу, то-есть человек непоследовательный, половинчатый, раздвоенный, не сведший концов с концами, может ухватиться за это и сказать: видите, сам тов. Ленин признавал, что при известных исторических условиях священник может войти в коммунистическую партию! (Тогда, в 1909 г., -наша партия называлась социал-демократической).

Но здесь надо принять во внимание следующее: во- первых, тов. Ленин и тогда считал, что он здесь дает ответ принципиальный, то-есть ответ о том, какими основаниями должно руководиться в этом вопросе, а вовсе не говорил нам, русским социалистам-коммунистам: принимайте в партию священников; во-вторых, тов. Ленин и тогда, в 1909 г., считал, что «в России такой случай совсем уже мало вероятен», когда бы священник вошел в партию, будучи священником, и не занимался проповедью религии.

А когда в 1921 г. пришлось решать этот вопрос уже вполне определенно, в другой исторической обстановке, тов. Ленин решительно высказался против допущения в партию лиц, связанных с религиозным культом. Вопрос возник в связи с тем, что некоторые члены партии участвовали в певческих церковных хорах или читали псалтырь и евангелие в церкви и над усопшими и т. д. Священников, не снявших с себя сан, не порвавших с церковью, в нашей партии и не было; но мы должны, ведь, были предвидеть, что с дальнейшим развалом церковной организации такие случаи обращения священников к коммунизму будут. Поэтому в том постановлении ЦК РКП, которое мы уже приводили первым же пунктом, целиком, без изменений одобренном тов. Лениным, мы включили запрещение принимать в партию служителей религиозных культов.

Пункт этот гласит:

«Не принимать в партию, даже в кандидаты, тех, кто выполняет какие-либо обязанности священнослужителей любого из культов, как бы незначительны ни были эти обязанности. Перед членами партии, исполняющими такие обязанности в настоящее время, поставить ультимативное требование прекратить связь с церковью какого бы то ни было вероисповедания и исключить их из партии, если они этой связи не прекращают».

 


 

8. Можем ли мы допускать в партию рабочих, не порвавших с религией, с верой в бога.

Другой, не менее, а еще более важный вопрос, которого касается в своей статье 1909 года тов. Ленин, заключается в том, можем ли мы допускать в партию рабочих, не порвавших с религией, с верой в бога.

Напомним здесь, что речь шла о 1909 годе, времени упадка революции, времени могильной тишины, когда ценен был всякий человек, искренно готовый бороться против царского самодержавия и капитализма. Тогда тов. Ленин считал правильным вполне положительный ответ. Он писал тогда:

«Мы должны не только допускать, но сугубо привлекать всех рабочих, сохраняющих веру в бога, в с.-д. партию, мы безусловно против малейшего оскорбления их религиозных убеждений, но мы привлекаем их для воспитания в духе нашей программы, а не для активной борьбы с ней. Мы допускаем внутри партии свободу мнений, но в известных границах, определяемых свободой группировки: мы не обязаны итти рука об руку с активными проповедниками взглядов, отвергаемых большинством партии».

Но было бы опять-таки величайшей ошибкой, если бы наши решения 1909 года мы целиком, без изменений применили и в 1921 — 1924 годах, когда изменилась роль пролетариата, когда партия наша стала правящей партией, когда она является партией организующей, строящей социалистическое государство. Здесь нам нужно было более точно определить, будем ли мы оставлять в партии людей, не порвавших с религией, в каких случаях и почему. И в постановлении Политбюро ЦК РКП лета 1921 года по этому вопросу мы находим вполне определенный ответ, во 2, 3, 4 и 5 пунктах постановления:

«2. Не принимать в партию интеллигентных выходцев из буржуазной среды, если они не выразят полного согласия с п. 13 программы. Считать по отношению ко всем развитым, сознательным, интеллигентным членам партии этот пункт не только обязательным, но и требовать активного его проведения в жизнь, т.-е. участия в культурно-просветительной деятельности, направленной против религии.

3. Если экономические, семейно-бытовые условия вступающих в партию новых членов или состоящих в настоящее время в партии ставят их в тесную зависимость от окружающих, не порвавших с церковью (напр., крестьяне и часть рабочих), и если из-за этой зависимости эти члены партии в отдельных случаях колеблются и допускают вынужденную необходимость выполнения тех или иных церковных обрядов (напр., венчание) только потому, что трудно или невозможно в деревне иначе вступить в брак, участие вместе с окружающими в церковных похоронах (члены семьи), то организация может принимать их в кандидаты и проводить их в члены партии после соответствующего с их стороны заявления.

4. Члены партии, занимающие ответственные посты, ведущие активную советскую или партийную работу, за нарушение партийной программы в области религиозной, за связь с тем или иным религиозным культом исключаются из партии. В кандидаты переводятся лишь в исключительных случаях, принимая во внимание недостаточное развитие, отсталость среды, в которой приходится существовать и работать члену партии, а также и самую степень ответственности занимаемого им поста.

5. Допускать в отдельных случаях в виде исключения участие в партии верующих, если они своей революционной борьбою или работой в пользу революции, защитой ее в опаснейшие моменты доказали свою преданность коммунизму; по отношению к ним вести особую работу их перевоспитания и выработки стройного, научного, марксистского мировоззрения, которое одно только может вытравить религиозность».

Я хотел бы только отметить здесь, что Владимир Ильич особенно считал необходимым сделать ясные оговорки, какие мы сделали в пп. 3 и 5. Перед нами стоял вопрос такой: в период подполья и в первые годы революции, когда нам не было времени особенно внимательно приглядываться к миропониманию и взглядам каждого отдельного товарища, за это время к нам вошло много рабочих и крестьян, доказавших своей борьбою свою преданность делу революции, готовность жертвовать собою ради торжества коммунизма. А между тем они не порвали с религией. Многие организации ставили вопрос об их исключении. ЦК нашей партии поэтому считал необходимым дать указания действовать более осмотрительно, налегая на воспитание таких членов партии.

Особенно, конечно, это имеет значение в деревне, где вся социально-бытовая обстановка — отсталость хозяйства в первую очередь — сохраняет еще религиозные пережитки. Но и в городе, когда мы ставим перед собою задачи массового привлечения членов партии (как, например, мы постановили на XIII Всероссийской партийной конференции привлечь в партию не менее ста тысяч рабочих от станка), мы должны будем помнить, что и здесь нельзя выпячивать при оценке того или иного товарища момент религии на первый план.

 


 

9. Должно ли называть социализм религией.

Нередко от социалистов можно слышать такое выражение: «моя религия — социализм». Нередко вы можете встретить статьи в западно-европейской литературе «социализм, как религия». Ведь были же попытки обосновать социализм с точки зрения нравственности, морали, этики. Владимир Ильич советует и в этом случае судить в зависимости от того, при каких условиях и кем это говорится:

«... Можно ли при всех условиях одинаково осуждать членов с.-д. партии за заявление: «социализм есть моя религия» и за проповедь взглядов, соответствующих подобному заявлению? Нет. Отступление от марксизма (а следовательно, и от социализма) здесь несомненно, но значение этого отступления, его, так сказать, удельный вес могут быть различны в различной обстановке. Одно дело, если агитатор или человек, выступающий перед рабочей массой, говорит так, чтобы быть понятнее, чтобы начать изложение, чтобы реальнее (явственнее) оттенить свои взгляды в терминах (выражениях), наиболее обычных для неразвитой массы. Другое дело, если писатель начинает проповедыватъ «богостроительство» или богостроительский социализм (в духе, например, наших Луначарского и К0)  Насколько в первом случае осуждение могло бы быть придиркой или неуместным стеснением свободы агитатора, свободы «педагогического» воздействия, настолько во втором случае партийное осуждение необходимо и обязательно. Положение: «социализм есть религия» для одних есть форма перехода от религии к социализму, для других — от социализма к религии.

Здесь, на этих двух примерах, на примере со священником* и на примере с положением «социализм — религия», Ленин дал: блестящий пример марксистского способа исследования. Истина не бывает абсолютной, она всегда условна, все зависит от места и времени.

Что же помешало установлению правильного взгляда социалистов на религию на Западе? Одной из причин Ленин считает то, что социалисты на Западе вообще не стойко защищали интересы рабочего класса в целом. Очень часто это было «принесение в жертву минутным выгодам коренных интересов рабочего движения». И Ленин снова здесь повторяет не однажды уже высказанную им мысль:

«Партия пролетариата требует от государства объявления религии частным делом, отнюдь не считая «частным делом» вопроса борьбы с опиумом народа, борьбы с религиозными суевериями и т. д. Оппортунисты (приспособленцы, соглашатели. Е. Я.) извращают дело таким образом, как будто бы социал-демократическая партия считала религию частным делом!»

Дальше тов. Ленин останавливается подробно на тех условиях, которые повели к извращению правильного взгляда социалистов на религию.

Тов. Ленин считает, что —

«Задача борьбы с религией есть исторически задача революционной буржуазии, и на Западе эту задачу в значительной степени выполнила (или выполняла) буржуазная демократия в эпоху своих революций или своих натисков на феодализм и средневековье. И во Франции, и в Германии есть традиция буржуазной войны с религией, начатой задолго до социализма», как, например, энциклопедисты во Франции (предшественники Великой французской революции, многие из них были атеистами, безбожниками-материалистами) или Фейербах в Германии.

А как же в России?

«В России, соответственно условиям нашей буржуазно-демократической революций, и эта задача ложится почти всецело на плечи рабочего класса».

Другой причиной неправильной линии у западно-европейских социалистов по вопросу о религии Ленин считает то, что анархисты в своих яростных нападках на религию перегнули палку. Так, известный анархист Иоганн Мост в своей брошюре «Религиозная язва» так остро ставит вопрос, что европейские социал-демократы перегибают палку в другую сторону. Ленин советует нам помнить об этом, но вовсе не перенимать, не копировать.

Ленин, однако, несколько раз подчеркивает, что —

«В России условия совсем иные. Пролетариат есть вождь нашей буржуазно-демократической революции. Его партия должна стать идейным вождем в борьбе со всяким средневековьем, а в том числе и со старой, казенной религией — и со всеми попытками обновить ее или обосновать заново или по-иному и т. д.».

* В пору упадка революции, после поражения революции 1905— 1906 гг. часть наших товарищей заколебалась и стала пересматривать свои взгляды на революцию. Владимир Ильич говорит здесь о так называемых „богостроителях", ударившихся в своеобразную мистику, прикрытую полуанархическими, полуреволюционными фразами

 


 

10. Ленин помогает поставить вопрос об отношении к религии в Государственной Думе.

Ильич помогал нашим рабочим депутатам выступать в Государственной Думе. Он учил их, как надо ставить вопросы, как их освещать, помогал готовиться к речам. 14 апреля выступил по этому вопросу член рабочей фракции III Государственной Думы, социал-демократ Сурков. Ильич хвалит Суркова за его речь. Я думаю, что полезно привести отрывки из этой замечательной для того времени речи, чтобы читатели могли представить себе яснее обстановку, по поводу которой Ильич писал тогда. Ведь это было при царском правительстве, когда свободное слово трудно было услышать, особенно, если оно было направлено против господствующей церкви. Привожу выдержки из стенографического отчета Государственной Думы 14 апреля.

«Сурков (Костромск. губ.). — Гг. члены Государственной Думы. Предлагаемая нашему рассмотрению смета святейшего синода является сравнительно небольшою по количеству требуемых рублей, но весьма важной по своему внутреннему содержанию. Эта смета представляет бытие нашей господствующей православной церкви. Стоя на определенной точке зрения в отношении ко всем проявлениям всякой религии вообще и религиозного культа в частности, мы не можем относиться иначе, как отрицательно, к ассигнованиям из государственных средств на все религиозные нужды Мы хорошо знаем, а история всех веков и народов подтверждает нам, что всякая религия есть для народа опиум, которым правящие классы всегда отравляют народное сознание и парализуют деятельную народную волю. И вот эти соображения, эти обстоятельства вызывают нас на борьбу против правительственной организации церкви, и, чтобы наша борьба была успешной, мы требуем отделения церкви от государства и признаем, что религия должна быть частным делом, и что каждый гражданин должен свободно выбирать, какую ему угодно, религию и веровать, во что он хочет. Но у нас в России нет обще политической гражданской свободы с ее даже минимальными требованиями, но зато у нас есть господствующая воинствующая церковь, воинствующая не в отношении к государству, а по отношению к народу, по отношению к тем, кто иначе верует, а не так, как наши православные. У нас все другие религиозные верования, как обер-прокурор святейшего синода назвал, «иноверческие организации», несмотря на, якобы, уже провозглашенную свободу, находятся в совершенно угнетенном положении, хотя бы уже по одному тому, что они не могут свободно вести пропаганду своих вероучений. Обер-прокурор святейшего синода сказал, что, слава богу, наша церковь никогда не стояла в оппозиции к государству. Да, она никогда не стояла в такой оппозиции; может быть были отдельные члены ее, которые за нее платились. Вспомните о истории митрополита московского Филиппа, и вы увидите, что значит стоять в оппозиции нашему правительству. Мало того, что церковь наша не только не стояла в такой оппозиции, она — вместе с правительством: одно давило народ, держало его в рабстве, а другая благословляла это.

Ни для кого не тайна, что митрополит московский Филарет, мнение которого о церковном имуществе цитировал обер-прокурор святейшего синода, благословил даже крепостное право и был против освобождения крестьян. (Голоса: к делу).

Председатель. — Будьте добры говорить о смете святейшего синода.

Сурков. — Да, не моя задача, конечно, заглядывать вглубь истории, говорить о том, как началось такое сожительство церкви с государством; я буду констатировать только то, в каком отношении в настоящее время находится православная церковь К народу и к правительству. Если мы всмотримся в окружающую нас атмосферу, то мы увидим, что все главные организации господствующей церкви, во главе со святейшим синодом, сгруппированы в одну политическую группу, тесно сплоченную и делающую свою политику не только по указанию дворянского правительства, но берущую тон до камертону «союза русского народа». И мы думаем, что скоро настанет время, когда все наши церкви в России окажутся складочным местом для «союзных» знамен. Последние годы нашей политической жизни отчетливо подчеркнули нам, что наше белое и черное духовенство, миссионеры, проповедники, монахи и проч., в подавляющем своем большинстве, как и вообще духовенство других стран, стояло и стоит за самую ужасную, за самую дикую реакцию, которая, в погоне за реваншем, готова затопить в мученической крови собственных граждан. Каждый день нам подтверждает до очевидности то, что православное духовенство на всех своих собраниях, на всех своих съездах, во всех своих резолюциях, во всех своих проповедях и писаниях стоит во враждебной позиции к социальному равенству, встает во враждебное отношение к свободе, к культуре, к просвещению и вообще ко всему тому, что дорого и нужно народным массам. (Голос слева: совершенно верно; шум справа). Даже в таком вопросе, казалось бы, явно противоречащем всей нашей исповедуемой морали христианства, в вопросе о смертной казни, много раз мы убеждались, много раз мы имели случай убедиться, что именно наше духовенство твердо стоит за смертную казнь. (Шум справа). Да, это они, смиренные голуби святейшего синода и им подведомственные отцы, иереи, монахи и все прочие, как-то: отцы Иллиодоры, Восторговы, Айвазовы, Антонии, Гермогены, Серафимы, — им же имя легион, — освятили и своим словом, и своим молчанием намыленную веревку, расстрелы, плахи, виселицы, палачей. (Голос слева: верно; голос справа: довольно).

Председатель. — Нельзя ли поближе держаться сметы?

Сурков. — Я говорю о политике нашего духовенства. Я только тогда не буду иметь возможность говорить о ней, когда отделят церковь от государства, и когда мы не будем касаться бюджета духовенства; тогда я, конечно, не буду касаться этой политики, а теперь я имею право говорить о том, какую политику ведет наше духовенство, которое питается народными деньгами. (Пуришкевич* с места: а клеветать не можете; звонок председателя). Пожалуйста, опровергните это. Чиновники в рясах сделались такими же врагами народа, как и чиновники в мундирах. (Гегечкори** с места: правильно). Широкие массы народа прекрасно знают это, и если вам нужны доказательства, то посмотрите кругом или спросите ваших миссионеров,: и вы увидите, как народ относится к духовенству, как относятся широкие массы, как относятся 20 слишком миллионов старообрядцев и покрывшие всю толщу России организации других вероисповеданий».

По поводу этой замечательной речи, отрывок которой мы привели, Ленин спрашивает:

«Следовало ли итти дальше, развивая еще подробнее атеистические выводы? Мы думаем:, что нет. Это могло бы грозить преувеличением борьбы с религией со стороны политической партии пролетариата. Это могло бы вести к стиранию грани между буржуазной и социалистической борьбой с религией. Первое, что должна была выполнить с.-д., фракция в черносотенной думе, было с честью выполнено.

«Второе — и едва ли не главное для с.-д. — разъяснение классовой роли церкви и духовенства в поддержке черносотенного правительства и буржуазии в ее борьбе с рабочим классом — равным образом выполнено было с честью...

«Третье — следовало ли со всей обстоятельностью разъяснить правильный смысл столь часто искажаемого... положения — «объявление религии частным делом»? Этого, к сожалению, тов. Сурков не сделал... Мы не виним за эту ошибку всей фракции одного тов. Суркова. Мало того. Признаем прямо, что тут есть вина всей партии, недостаточно разъяснявшей этот вопрос».

Эта оценка речи Суркова тов. Лениным, как и все приведенные мною мысли Ленина по вопросу о том, как надо относиться к положению: «религия есть частное дело», показывают, какое большое значение он придавал этому.

В 1921 году я вел беседу на эту тему с Владимиром Ильичом. Еще раньше у меня накопился большой материал (это было в 1919 г.) из разных мест, где сообщались факты самого различного отношения коммунистов к религии. Помню, я на основании этих материалов, запросов, статей и писем, присланных в ответ на опубликованные мною вопросы, касающиеся отношения коммунистов к религии, написал статью для «Правды». Статья называлась «Дань предрассудкам». У меня, к сожалению, нет под рукой этой статьи. В ней приводились факты совершения религиозных обрядов коммунистами. Редакция «Правды» поколебалась: печатать ли статью. Статья была послана Ленину, и он написал, прочтя ее: «Печатать обязательно. А таких коммунистов гнать вон из партии». В разговоре со мною по поводу циркуляра организациям по этому вопросу в 1921 г. Ильич снова вернулся к вопросу, который он считал важным и подчеркнул: «хорошо было бы отметить, — сказал он, — как мы относимся к положению «религия — частное дело». Здесь мы могли бы резко подчеркнуть разницу между нами и людьми из 2-го Интернационала».

Когда появилась в шведском журнале «Политикен» летом 1923 года статья коммуниста Хеглунда, который как раз защищал этот взгляд, будто коммунисты должны считать религию частным делом каждою члена партии, я вспомнил, как Ленин всегда сурово осуждал этот взгляд, клеймил его, как искажение марксизма, и в своей статье в журнале «Молодая Гвардия»*** я выполнил задачу, которую тогда в разговоре со мною выдвинул Ленин.

* Пуришкевич—черносотенный депутат.

** Член социал-демократической группы Госуд. Думы.

*** Статья эта вошла во 2-е издание моей книги „Как родятся, живут 41 умирают боги и богини". Изд. 2-е, исправленное и дополненное. Изд. «Красная Новь". 1924 г.

 


 

11. О клерикализме*.

«Классы и партии в их отношении к религии и церкви". „Социал-Демократ", № 6 от 4 (17) июня 1909 г. Н. Ленин. Собрание сочинений, т. XI, ч. 1. Госиздат, стр. 260 — 268).

Ленин чрезвычайно внимательно следил за той борьбой, которая происходила в Государственной Думе. Никто не дал таких отчетливых выводов из этой борьбы классов и партий в Государственной Думе, как Ленин. Для него за этими спорами в Думе раскрывалась борьба классов вне Думы, в деревне, в городе. На думскую трибуну он смотрел, как на революционную трибуну. Большинство в Думе было тогда за помещиками, духовенством, зажиточными крестьянами. Беднейшее крестьянство и рабочие представлены были там слабо.

И вот, когда в этой Государственной Думе в июне 1909 года происходило обсуждение сметы синода, когда там стоял вопрос о возвращении прав лицам, покинувшим духовное звание, и вопрос о старообрядческих общинах, Ленин написал статью в газете «Социал-Демократ» 4-го июня 1909 г. Он внимательнейшим образом изучает то, что говорят помещики, попы, адвокаты, крестьяне разных толков и партий. И на основании этих речей и выступлений Ленин набрасывает картину неизбежного дальнейшего развития различных взглядов на духовенство, предвидит образование настоящей клерикальной (поповской) партии, вскрывает истинный смысл отношений различных классов и партии к духовенству.

И вот первый вывод, который Ленин делает из этого исследования и наблюдения в 1909 году, сводится к тому, что «воинствующий клерикализм в России не только имеется налицо, но явно усиливается и организуется все больше».

«А между тем до этого русские «народники» и либералы долго утешали себя или, вернее, обманывали себя «теорией», что в России нет почвы для воинствующего клерикализма, для борьбы князей церкви со светской властью и т. п. В числе прочих народнических и, либеральных иллюзий наша революция рассеяла и эту иллюзию. Клерикализм существовал в скрытой форме, пока в целости и неприкосновенности существовало самодержавие. Всевластие полиции и бюрократии закрывало от глаз «общества» и народа классовую борьбу вообще, борьбу «крепостников в рясе» с «подлой чернью», в частности. Первая же брешь, пробитая «революционным пролетариатом и крестьянством в крепостническом самодержавии, сделала тайное явным».

Попутно Ленин выясняет, почему реакционные классы и партии не стремились к оформленной партийной политической организации до 1905 г., — они это делали не потому, что были слабы, а потому, что были сильны, нераздельно господствовали и не видели необходимости организоваться в самостоятельную классовую политическую организацию. Организация пролетариата и передовых слоев буржуазной демократии в 1905 году вызвала и организацию реакции. С массами нельзя уже бороться только старом кнутом.

«Надо выступать на поприще самостоятельных политических организаций; надо, чтобы совет объединенного дворянства организовал черные сотни и развертывал самую бесшабашную демагогию; надо, чтобы «князья церкви — епископы» организовали реакционное духовенство в самостоятельную силу».

Сначала попы замазывали тот факт, что они создают клерикальную (поповскую) партию, что они стремятся к самостоятельной организации, к тому, чтобы иметь свой политический центр. 16-го апреля 1909 г. епископ Митрофан пытался очень невинно изобразить, почему попы в Государственной Думе создали группу духовенства: «говорить о клерикализме русского православного духовенства не приходится», успокаивал епископ. А через месяц-другой черносотенный епископ Евлогий прочел в Государственной Думе постановление думского духовенства, в котором говорилось: «православное думское духовенство в подавляющем большинстве находит..., что во имя первенствующего и господствующего положения православной церкви не допустимы ни свобода проповеди для старообрядцев, ни явочный порядок открытия старообрядческих общин, ни наименование старообрядческих духовных лиц священнослужителями». Здесь уже налицо чистейший клерикализм.

Тот же епископ Евлогий отстаивает 14-го апреля 1909 г. исключительное право церкви вводить те или иные преобразования, касающиеся верующих: «Ведь, церковь, — говорит он, — есть учреждение божественное и вечное, ее законы непреложны, а идеалы жизни государственной, как известно, подвергаются постоянным изменениям». Напоминая, как некогда императрица Екатерина отняла церковные имущества, Евлогий напоминает, что «если епископу вверены души христианские, то тем более должны быть вверены церковные имущества». Церковь — духовная мать, а депутаты Думы — вовсе не народные представители, а ее «духовные дети».

«Перед нами, — писал Ленин, — чистый клерикализм». Церковь выше государства, как вечное и божественное выше временного, земного. Церковь не прощает государству секуляризации (отнятия) церковных имуществ. Церковь требует себе первенствующего и господствующего положения...

«Это не чиновники в рясах, как выразился социал-демократ Сурков, а крепостники в рясах. Защита феодальных (крепостнических) привилегий церкви, открытое отстаивание средневековья — вот суть политики большинства третьедумского духовенства».

Ленин считал, что думскую трибуну мы должны были использовать, между прочим, и для того, чтобы разоблачить эксплоататорскую роль церкви и религии, чтобы бороться с духовенством и религией, и для того, чтобы показать, в чем заключается суть выступлений против духовенства одной части буржуазии.

Ленин видел, что часть тогдашней буржуазии (кадеты и октябристы) склонны поддерживать некоторые поправочки, реформы (как теперь — обновленцы и возрожденцы в церкви), готовы даже взять под защиту старообрядцев (на деньги богатых московских старообрядцев - купцов издавалась в то время газета октябристов «Голос Москвы»). Но на деле эти господа заботились так же, как и черносотенцы, о поддержке религии и церкви. Они даже вреднее были в этом отношении прямых черносотенцев, потому что старались замазать суть дела. О чем плачет, например, «левый» октябрист Капустин? Ленин приводит в статье его слова:

«Если мы обратимся к народной жизни, — восклицает Капустин, — к жизни сельского населения, то сейчас, теперь, мы видим печальное явление, — колеблется религиозная жизнь, колеблется единственная величайшая основа нравственного строя населения... Чем заменить понятие греха, чем заменить указание совести? Ведь, не может же быть, чтобы это было заменено понятием классовой борьбы и прав того или другого класса. Это — печальное понятие, которое вошло в жизнь нашего обихода. Так вот, с той точки зрения, чтобы религия, как основа нравственности, продолжала существовать, была доступна всему населению, нужно, чтобы проводники этой религии пользовались надлежащим авторитетом»...

Ленин особенно предостерегает против такого прикрашивания религии:

«Представитель контр-революционной буржуазии хочет укрепить религию, хочет укрепить влияние религии на массы, чувствуя недостаточность, устарелость, даже вред, приносимый правящим классом, «чиновниками в рясах», которые понижают авторитет церкви. Октябрист воюет против крайностей клерикализма и полицейской опеки для усиления влияния религии на массы, для замены хоть некоторых средств оглупления народа, — слишком грубых, слишком устарелых, слишком обветшавших, не достигающих цели, — более тонкими, более усовершенствованными средствами.

Полицейская религия уже недостаточна для оглупления масс, давайте нам религию более культурную, обновленную, более ловкую, способную действовать в самоуправляющемся приходе, — вот чего требует капитал от самодержавия».

То же стремление — стремление прикрашенной религией, подновленной религией поддержать ее, укрепить ее, как средство господства над массами, — Ленин видит в речи кадета Караулова, в которой тот ужасается от того, что «массы обезвериваются». Ленин доволен, что социал-демократ Белоусов высмеял кадета Караулова, но он напоминает, что надо будет при первом же удобном случае еще более разоблачить кадетов и показать, «что и точка зрения кадетов совершенно тождественна с точкой зрения октябристов и выражает не что иное, как стремление «культурного» капитала организовать оглупление народа религиозным дурманом посредством более тонких средств церковного обмана, чем те, которые практиковал живущий в старине рядовой российский «батюшка».

«Чтобы держать народ в духовном рабстве, нужен теснейший -союз церкви с черной сотней, — говорил устами Пуришкевича дикий помещик и старый держиморда. Ошибаетесь, господа, — возражает им устами Караулова контрреволюционный буржуа, — вы только окончательно оттолкнете народ от религии такими средствами. Давайте-ка действовать поумнее, похитрее, поискуснее, — уберем прочь слишком глупого и грубого черносотенца, объявим борьбу с «денационализацией церкви», напишем на знамени «золотые слова» Евлогия, что церковь выше политики, — только при таком способе действия мы сумеем одурачить хоть часть отсталых рабочих и, в особенности, мещан и крестьян, мы сумеем помочь обновленной церкви выполнить ее «великое, святое дело» поддержания духовного рабства народных масс».

Эти слова Ленина не лишне вспомнить в наши дни, когда, действительно, происходит подобное «обновление» церкви и религии, т.-е. удаление из нее того, что может особенно оттолкнуть выросшее сознание трудящихся.

Мы приводили уже в предыдущей статье выдержки из речи рабочего депутата Суркова. Это была в Думе единственная речь, которая обнаружила революционную точку зрения на духовенство и религию.

Как же себя держала крестьянская часть Государственной Думы? Ленин останавливается с особенным вниманием на речи крестьянина-трудовика Рожкова. Надо сказать, что речь по тому времени действительно замечательна. Не то, чтобы перед вами был безбожник, — Рожков верующий. Но в его словах чувствуется бушующий, поднимающийся на восстание крестьянин.

«Я вам скажу, как только человек народился на свет, прежде всего надо дать ему имя, и вот, если только послать бабушку, то она несет к священнику ребенка, и бабушка иначе не идет, как с 10 к. денег и с хлебом — хлебом пшеничным, пирогом этак фунтов в 9 — 10, стоящим копеек 20. И вот, значит, имя стоит 30 — 35 к., окрестить ребенка — от 50 — 90 к. Эти цены я знаю, они существуют в областях Кубанской, Терской и Ставропольской губернии; так как я там жил, это я знаю. Мне очень тяжело, но я не могу не сказать, что творится, когда мы говеем и хотим причаститься; и тут вымогательство: когда вы подходите на исповедь, то вы должны нести в руках свечку и класть 2 — 3 коп. денег (Гулькин с места: Как вам не стыдно?).

И вот свечки эти не ставятся к иконам, а кладутся в особый ящик и сдаются ктитору обратно, и за это священник получает деньги. Брак стоит от 8 до 25 р., это — как взглянется самому священнику; а кроме всего этого, когда вы только засватали, вам нужно итти к батюшке, нести бутылку водки, закуски и фунт чаю, а иногда спрашивают такое, что с трибуны я и боюсь говорить. Пособоровать — 3 р. (Гололобов с места: Что это за издевательство! Что за безобразие! Что это такое! Слева шум и голоса: Молчи, Гололобов! Звонок председательствующего). Я говорю только то, что мы переживаем. (Голоса справа: Полегче). Теперь — нам нужно похоронить. Если только нести без священник священник только отслужит в церкви, то за младенца платить надо 50 к., а за взрослого — 1 р., а если угодно, чтобы священник провожал до церкви и от церкви до кладбища, то от 10 до 20 р. И вот, гг., если только у кого-либо не окажется денег, то я вам должен сказать, сколько приходится перетерпеть всяких оскорблений от священника, как только он ни срамит».

Ленин особенно подчеркивает, как Рожков «бесхитростно стал рассказывать голую, неприкрашенную правду о поборах духовенства, о вымогательстве попов, о том, как требуют за брак, кроме денег, «бутылку водки, закуски и фунт чаю, а иногда спрашивают такое, что с трибуны я и боюсь говорить».

По поводу этой речи Ленин; говорит:

«Простая мужицкая речь о поборах, с изложением «таксы» за требы революционизирует массы больше, чем какие - угодно теоретические или тактические противорелигиозные и противоцерковные заявления».

Иной подумает: какая свобода слова была в Государственной Думе! Надо знать, однако, что Рожкову так и не дали закончить речь, и председатель лишил его слова при поддержке большинства черносотенной думы.

Перед нами — религиозный крестьянин. Но как не похоже его отношение к религии и церкви на отношение тех господ, которые в церкви видят средство господства над массами! И Ленин отмечает:

... «Рожковы — представители революционной буржуазной демократии, неразвитой, бессознательной, забитой, несамостоятельной, раздробленной, но таящей в себе далеко и далеко еще не исчерпанные запасы; революционной энергии в борьбе с помещиками, с долами, с самодержавием».

* Клерикализм — власть духовенства, организация господства церкви.

 

* * *

Русская революция 1917 года и борьба последующих годов целиком оправдали ту характеристику классов и партий в их отношении к церкви и религии, какую дал в 1905 — 1909 гг. Ленин. Во время империалистической войны духовенство помогало гнать солдат на убой («за веру, царя и отечество»); даже баптисты считали необходимым поддерживать военных своих единоверцев и хвалить «нашего брата во Христе Ллойд-Джорджа». Летом 1917 г. в Москве собирается церковный собор, восстанавливающий патриаршество, создающий церковный центр для руководства политической борьбой. Перед нами клерикальная организация, во главе с патриархом Тихоном. Эта организация связана с политическим центром белогвардейцев — кадетов, с нею заигрывают, ее благословляют эсеры и меньшевики, не говоря уже о помещиках и капиталистах:

Это — воинствующая церковь: она воюет, она организует «Иисусовы полки», «дружины Святого Креста» и т. д. Церковь анафемствует революцию и большевиков, призывает к активному сопротивлению Советской власти.

Но революция побеждает. Церковь отделена от государства. Тогда часть духовенства снова пытается подкрасить, подновить религию. «Живая», «обновленная», «возрожденческая», «древле-апостольская» и проч., и проч. — все это только различные имена той же самой попытки. Зато небывалых, невиданных размеров достигает успех антирелигиозной пропаганды, разливается широкой волной, все глубже захватывает массы — безбожие, атеизм. Единственно последовательным в этой борьбе классом оказался пролетариат, наиболее безбожный класс, наиболее глубоко и основательно порывающий с церковью и религией. Но не забудем, что и сейчас еще в крестьянстве имеются «неисчерпаемые запасы революционной энергии в борьбе с помещиками, с попами», о которых в 1909 году говорил Ленин, и которые и сейчас далеко еще не исчерпаны. Не забудем этого потому, что далеко еще мы не победили духовенства и религии именно в самой отсталой, крестьянской среде. Будем помнить указание Ленина, что надо революционизировать крестьянина не теоретическими рассуждениями, а живыми фактами и примерами, близкими ему и понятными.


 

12. Как оценивал Ленин Льва Толстого и толстовцев.

(По поводу непротивления злу насилием).

11-го сентября 1908 года Ленин поместил в подпольной газете «Пролетарий» (№ 35) статью, под заглавием: «Лев Толстой, как зеркало русской революции». Ленин поясняет:

«Сопоставление имени великого художника с революцией, которую он явно не понял, от которой он явно отстранялся, может показаться на первый взгляд странным и искусственным. Не называть же зеркалом того, что, очевидно, не отражает явлений правильно?»

Ленин объясняет, что такой великий художник, как Толстой, должен был хотя бы некоторые стороны нашей революции отразить. И Ленин ставит вопрос, чем вызываются глубочайшие противоречия толстовщины, какие недостатки и слабости нашей революции они выражают. Ленин дает такой портрет Толстого, которого, пожалуй, никто еще не давал у нас (в смысле содержания общественного):

«Противоречия в произведениях, взглядах, учениях в школе Толстого — действительно кричащие. С одной стороны, гениальный художник, давший не только несравненные картины русской жизни, но и первоклассные произведения мировой литературы. С другой стороны — помещик, юродствующий во Христе. С одной стороны — замечательно сильный, непосредственный и искренний протест против общественной лжи и фальши; с другой стороны — «толстовец», т.-е. истасканный, истеричный хлюпик, называемый русским интеллигентом, который, публично бия себя в грудь, говорит: «я скверный, я гадкий, но я занимаюсь нравственным самоусовершенствованием; я не кушаю больше мяса и питаюсь теперь рисовыми котлетами». С одной стороны - беспощадная критика капиталистической эксплоатации, разоблачение правительственных насилий, комедии суда и государственного управления, вскрытие всей глубины противоречий между ростом богатства и завоеваниями цивилизации и ростом нищеты, одичалости и мучений рабочих масс; с другой стороны — юродивая проповедь «непротивления злу» насилием. С одной стороны — самый трезвый реализм, срывание всех и всяческих масок; с другой стороны — проповедь одной из самых гнусных вещей, какие только есть на свете, именно: религии, — стремление поставить на место попов по казенной должности попов по нравственному убеждению, т.-е. культивирование самой, утонченной и потому особенно омерзительной поповщины. Поистине

Ты и убогая, ты и обильная,
Ты и могучая, ты и бессильная
Матушка Русь.

Но Ленин не ограничивается перечислением тех противоречий, какие бросались в глаза каждому, кто читал Толстого. Ленин объясняет эти противоречия, как выражение всех противоречий экономического и политического развития, в какие была поставлена Россия в последние десятилетия. И больше всего Ленин подчеркивает самую вредную сторону для революции в учении Толстого — это его учение о непротивлении злу.

«Что при таких противоречиях Толстой не мог абсолютно понять ни рабочего движения, ни его рода в борьбе за социализм, ни русской революции, — это само собой очевидна Но противоречия во взглядах и учениях Толстого не случайность, а выражение тех противоречивых условий, в которые поставлена была русская жизнь последней трети XIX века. Патриархальная деревня, вчера только освободившаяся от крепостного права, отдана была буквально на поток и разграбление капиталу и фиску (налогам). Старые устои крестьянского хозяйства и крестьянской жизни, устои, действительно державшиеся в течение веков, пошли на слом с необыкновенной быстротой. И противоречия во взглядах Толстого надо оценивать не с точки зрения современного рабочего движения и современного социализма (такая оценка, разумеется, необходима, но она недостаточна), а с точки зрения этого протеста против надвигающегося капитализма, разорения и обезземеления масс, который должен был быть порожден патриархальной русской деревней. Толстой смешон, как пророк, открывший новые рецепты спасения человечества, и поэтому совсем мизерны заграничные и русские «толстовцы», пожелавшие превратить в догму (то-есть непререкаемое учение) как раз самую слабую сторону его учения. Толстой велик, как выразитель тех идей и тех настроений, которые сложились у миллионов русского крестьянства во времена наступления буржуазной революции в России».

Достаточно привести из книги Толстого «Что такое религия и в чем сущность ее» две-три выдержки, чтобы понять, как действительно Толстой ничего не понял в современном революционном движении. Лев Толстой пишет:

«В знаниях исторических существенный вопрос один, как жил рабочий народ, т.-е. девятьсот девяносто девять тысячных всего человечества (это, конечно верно. - Е. Я.), и на вопрос этот нет и подобия ответа. Вопрос этот и не существует». Для графа Льва Толстого не существует социалистической литературы, не существует серьезнейших исследований классового развития общества, не существует самых серьезных описаний того, как жил и боролся рабочий класс в разные времена в разных странах. Иначе как бы он мог писать, что на вопрос о том, как жил рабочий класс, нет и подобия ответа. «Пишутся горы книг историками одного направления о том, как болел живот у Людовика XI, какие гадости делала Елизавета английская, Иоанн IV, и кто были министры, и какие писали стихи и комедии литераторы для забавы этих королей и их любовниц и министров».

Конечно, верно, что масса книг написана о том, как болел живот у Людовика, или у Наполеона, или у другого какого царя. Но как же можно было проглядеть всю социалистическую литературу о положении рабочего класса? На это отвечает сам Толстой, как он изучал жизнь рабочего народа:

А между тем, — пишет Толстой, — ответ на вопрос о том, как жил прежде рабочий народ может дать только признание религии необходимым условием жизни народа, и поэтому ответ в изучении тех религий, которые исповедывали народы, в которые поставили народы в то положение, в котором они находились» (Л. Н. Толстой. Что такое религия и в чем сущность её. Москва 1917. Издание «Задруга». Стр. 46)

Ленин не ограничивался, критикой этих противоречий и указанием этих противоречий. Он отметил, что особенности взглядов Толстого — это особенности нашей революции, как крестьянской буржуазной революции.

«Противоречия во взглядах Толстого, с этой точки зрения, — действительное зеркало тех противоречивых условий, в которые поставлена была историческая деятельность крестьянства в нашей революции. С одной стороны, века крепостного гнета и форсированного пореформенного разорения накопили горы ненависти, злобы и отчаянной решимости. Стремление смести до основания и казенную церковь, и помещиков, и помещичье правительство, уничтожить все старые формы и распорядки землевладения, расчистить землю, создать на место полицейски-классового общежитие свободных и равноправных мелких крестьян, — это стремление красной нитью проходит через каждый исторический шаг крестьян в нашей революции, и несомненно, что идейное содержание писаний Толстого гораздо больше соответствует этому крестьянскому стремлению, чем отвлеченному «христианскому анархизму», как оценивают иногда «систему» его взглядов.

Чрезвычайно ценно было выделить в учении не только Толстого, но и всего сектантства русского то, что в нем хоть сколько-нибудь революционного, что толкало крестьянство на протест против самодержавного государства. Мы уже указывали в статьях Ленина: «Об Ооношении классов и партии в Государственной Думе к религии, к церкви», как Ленин умел отмечать в выступлениях трудовика- крестьянина Рожкова революционную сторону крестьянского протеста против мерзостей религиозных организаций. Именно Ленин был за то, чтобы нам вести в пору борьбы с царским самодержавием работу среди сектантства. Тов. В. Бонч-Бруевичу было поручено нашей партией издавать журнал «Рассвет», в котором подчеркивались все проявления революционной борьбы сектантства. Но Лёнин видел, что в толстовстве, наряду с резкой критикой казенной церкви, помещичьего правительства, землевладельческих порядков заключается в то же время и самая опасная для революции сторона — это учение о непротивлении злу. Ленин видел, что это учение есть тоже зеркало, отражение того, что жило в крестьянстве:

«В нашей революции меньшая часть крестьянства действительно боролась, хоть сколько-нибудь организуясь для этой цели, и совсем небольшая часть поднималась с оружием в руках на истребление своих врагов, на уничтожение царских слуг и помещичьих защитников. Большая часть крестьянства плакала и молилась, резонерствовала и мечтала, писала прошения и посылала «ходателей», — совсем в духе Льва Николаевича Толстого. Как всегда бывает в таких случаях, толстовское воздержание от политики, толстовское отречение от политики, отсутствие интереса к ней и понимания ее, делали то, что за сознательным и революционным пролетариатом шло меньшинство, большинство же было добычей тех беспринципных, холуйских, буржуазных интеллигентов, которые под названием кадетов бегали в собрания трудовиков, в переднюю Столыпина, клянчили, торговались, примиряли, обещали примирить — пока их не выгнали пинком солдатского сапога. Толстовские идеи — это зеркало слабости, недостатки нашего крестьянского восстания, отражение мягкотелости патриархальной деревни и закорузлой трусливости «хозяйственного мужичка».

Ленин на примере солдатских восстаний 1905 — 6 годов показывает, как эта слабая сторона крестьянских восстаний, слабая сторона нашей крестьянской буржуазной революции того времени приводила к разгрому движения.

«Солдат был полон сочувствия крестьянскому делу: его глаза разгорались при одной упоминании о земле. Не раз власть переходила в войсках в руки солдатской массы, но решительного использования этой власти почти не было; солдаты колебались; через несколько часов, убив какого-нибудь ненавистного начальника, они освобождали из-под ареста остальных, вступали в переговоры с властью и затем становились под расстрел, ложились под розги, впрягались снова в ярмо, — совсем в духе Льва Николаевича Толстого».

Эта статья о Толстом показывает, насколько Ленину противно было всякое непротивленство, как оно должно было быть ненавистно всякому действительному революционеру. Толстой не был революционером, как его многие пытались и пытаются представить. Несмотря на то, что Толстой дал непередаваемые образцы критики буржуазного государства, Толстой сам удержал многих людей от серьезной борьбы с этим буржуазным государством. Вот почему Ленин писал в конце своей статьи о Толстом:

«Историко-экономические условия объясняют и необходимость возникновения революционной борьбы масс, и неподготовленность их к борьбе, толстовское непротивление злу, бывшее серьезнейшей причиной поражения первой революционной камлании».

Но Ленин был уверен в том, что этот период развития крестьянских восстаний пройдет.

«Говорят, — писал он, — что разбитые армии хорошо учатся»..

Ленин был уверен, что все дальнейшее развитие крестьянства и крестьянского движения разбудит большую силу революционной борьбы в крестьянстве и оттолкнет их от толстовщины. Одним из уроков первой революции Ленин считал то, что прежней рыхлости и дряблости масс нанесен смертельный удар:

«Разграничительные линии стали резче. Классы и партии размежевались. Под молотом столыпинских уроков, при неуклонной, выдержанной агитации революционных социал-демократов (так назывались тогда коммунисты-большевики), не только социалистический пролетариат, но и демократические массы крестьянства будут неизбежно выдвигать все менее способных впадать в наш исторический грех толстовщины».

История последующей борьбы в революции 1917 — 1918 годов, гигантского сопротивления крестьянской массы нажиму белогвардейщины, его борьба с оружием в руках против мировой контр-революции, — все это показало, что крестьянство освободилось в значительной степени от этого «исторического греха толстовщины» — непротивления злу насилием. Крестьянство по достоинству оценило роль революционного насилия, как повивальной бабки истории при зарождении нового государства.

 


 

13. Ленин о нравственности. О „богоискателях" и „богостроителях".

Одним из обвинений, которые выдвигаются всегда против коммунистов, было и остается обвинение в безнравственности, в отсутствии нравственности. Еще в 1847 году творцы Коммунистического Манифеста Маркс и Энгельс писали о том, как буржуа обвиняет коммунистов в том, что коммунисты хотят разрушить семью, разрушить нравственность. Буржуа обвиняли нас и тогда, три четверти века назад, в том, что «коммунизм уничтожает общие истины, он уничтожает религию и нравственность, вместо того, чтобы преобразить их» (Коммунистический Манифест). С тех пор буржуазный мир показал нам самые чудовищные образцы самого чудовищного разврата. Большинство трудящихся пролетариев увидело, что скрывается за этими буржуазными истинами, за религией господствующих классов, за их нравственностью. Не было и нет преступлений, которого нельзя было бы оправдать этой их религией, этой их нравственностью, — религией и нравственностью буржуазного общества.

Ленин, выступая перед коммунистической молодежью на третьем съезде Комсомола 4-го октября 1920 года*, поставил вопросы:;

«Существует ли коммунистическая мораль?, Существует ли коммунистическая нравственность?»

На это Ленин отвечает:

«Конечно, да. Часто представляют дело таким образом, что у нас нет своей морали (то-есть нравственности), и очень часто буржуазия обвиняет нас в том, что мы коммунисты отрицаем всякую мораль. Это — способ подменять понятия, бросать песок в глаза рабочим и крестьянам».

«В каком смысле отрицаем мы мораль, отрицаем нравственность?»

В том смысле, в каком проповедывала ее буржуазия, которая выводила эту нравственность из велений бога. Мы на этот счет, конечно, говорим, что в бога не верим, и очень хорошо знаем, что от имени бога говорило духовенство, говорили помещики, говорила буржуазия, чтобы проводить свои эксплоататорские интересы. Или вместо того, чтобы выводить эту мораль из велений нравственности, из велений бога, они выводили ее из идеалистических или полуидеалистических фраз, которые всегда сводились тоже к тому, что очень похоже на веления бога.

Всякую такую нравственность, взятую из внечеловеческого, внеклассового понятия, мы отрицаем. Мы говорим, что это обман, что это надувательство и забивание умов рабочих и крестьян, в интересах помещиков и капиталистов. Мы говорим, что наша нравственность подчинена вполне интересам классовой борьбы пролетариата. Наша нравственность выводится из интересов классовой борьбы пролетариата. (Подчеркнуто везде мною. Ем. Ярославский).

Можно сказать, что вся жизнь Ленина была подтверждением этого понятия о нравственности. Нравственным, «честным», достойным Ленин считал все то, что способствует победе пролетарской революции, победе коммунизма. Благо пролетарской революции, благо коммунизма было для него высшим законом. И всей своей жизнью Ленин учил нас, что только это и должно быть законом для всякого коммуниста, для всякого сознательного рабочего. Он самым решительным образом боролся поэтому против попыток найти какую-то новую религию, которая была бы непохожей на поповскую и самым суровым образом осудил тех товарищей, которые в голове своей не связывали концы с концами и думали о том, что социализм, коммунизм можно примирить с религией, что можно найти такую религию, которая давала бы основы нравственности для пролетариата. Таких «богоискателей» Ленин осуждал очень резко. После поражения революции 1905 — 1906 годов, когда кругом царил упадок духа, упадок настроения, вызванный отливом революционной волны, у нас даже в партии нашлись люди, у которых эти концы не увязаны были, и они стали заниматься поисками какой-то новой религии, которая пригодна была бы для пролетариата, для пролетарской борьбы. Они стали писать статьи и книги (Луначарский, Базаров), в которых доказывали, что социализм есть новая религия пролетариата. Другие стали строить эту новую религию, выдумывать ее, приводить ее в стройный вид, чтобы она могла удовлетворить рабочих, отвернувшихся уже от евангельских и библейских богов. Этих «богостроителей» Ленин также сурово осуждал. В числе их был наш писатель Алексей Максимович Пешков (Максим Горький), с которым Ленин постоянно переписывался, которого Ленин очень любил за его талант, за его громадную силу и красоту, с которой тот обрисовывал жизнь трудящихся и жизнь врагов пролетариата. В этих письмах к Горькому Ленин высказывал особенные опасения, как бы грубая поповская религия, от которой уже отвернулись и отвертываются массы, не заменилась новой, более тонкой, которую не так легко будет раскусить пролетариату. Поэтому Ленин и говорил, что нельзя брать нравственность из внеклассового понятия. Поэтому Ленин и считал, что всякая такая нравственность, которая основана не на интересах борющегося пролетариата, есть обман, надувательство и забивание умов рабочих и крестьян в интересах помещиков и капиталистов. Ленин писал:

«Старое общество было основано на угнетении помещиками и капиталистами всех рабочих и крестьян. Нам нужно было это разрушить, надо было их изгнать. Но для этого надо создать объединение. Боженька такого объединения не создаст».

На самом деле, мы знаем, как в разных странах рабочие, которые уже избавились от дурмана религии, иногда попадают в поповские сети и, вместо защиты общих интересов рабочих, защищают интересы рабочих только той небольшой кучки, которая исповедует ту или иную религию. Например, в Германии и во Франции есть профессиональные союзы так называемых христианских социалистов или, как их называют иначе, католические профессиональные союзы. Социалистическими они называются вовсе не потому, что они добиваются устройства на земле социалистического хозяйства, а потому, что слово «социалистические» привлекает рабочих. Сущность же их заключается в том, чтобы оторвать часть рабочих, одурманенных еще религией, и помешать им объединиться с рабочими, исповедующими другую религию или совсем нерелигиозными рабочими. Сущность католических союзов заключается в том, чтобы рабочий класс разъединить и держать его на поводу у поповщины. А поповщина — это верный глаз буржуазии, которая смотрит за тем, как бы не выпрягся рабочий из капиталистического ярма. И в других странах также иногда натравливают одних рабочих на других. Например, в Америке, до сих пор еще во многих губерниях (штатах) натравливают белых на так называемых цветных.

Да, вот как раз Америка показывает пример такой нравственности, где рабочие и крестьяне искусственно разъединяются религиозными и другими предрассудками и убеждениями. Негры, например, и краснокожие индейцы давным-давно в Америке уже обращены в христианство, но негр-христианин не может войти в христианскую церковь, где молятся белые. Бог-то хоть и один, как проповедуют попы, но бог этот смотрит, по-видимому, как бы не получилось соединения черных и белых трудящихся, рабочих в один союз. Поэтому христианство уживается в Америке и в других странах с тем, это на церквах делаются надписи: «церковь для белых» или «церковь для черных (для цветных)».

А наша нравственность, ленинская, коммунистическая, заключается в том, что мы разрушаем старое общество, которое основано было на этом разъединении.

Как же создать единение рабочих всех стран, независимо от их цвета кожи, независимо от того, верят ли они в бога или не верят и в какого бога они верят; независимо от формы их черепа, носа, цвета волос? Ленин отвечает:

«Такое объединение могли дать только фабрики, заводы, только пролетариат, обученный, пробужденный от старой спячки. Лишь тогда, когда этот класс образовался, тогда началось массовое движение, которое привело к тому, что мы видим сейчас, к победе пролетарской революции в одной из самых слабых стран, три года отстаивающей себя от натиска буржуазии всего мира».

Стало быть, наша нравственность выковывается в классовой борьбе, которая объединяет и соединяет в один союз рабочих, трудящихся всего мира. В этой борьбе и выковывается новая нравственность. Когда христианство проповедывало: «люби ближнего, как самого себя», а общество было разделено на классы, разве мог капиталист считать ближним своим того рабочего, который у него выполняет обязанности лакея, чешет ему пятки, убирает за ним? разве он мог считать ближним своим ту поденщицу, которая мусорные ямы выгребает? разве для него ближние те рабы, которые копошатся под землей в шахтах, не видя света? И хотя считается 1924 год со времени рождества Христова, то-есть более 19 веков проповедуется эта самая любовь к ближнему, и. хотя попы гордятся успехами христианства  и других религий, однако же, по совести должны они сказать, что любовь к ближнему — это звук пустой, что ближними своими капиталист считает только очень небольшую часть людей, которые ему близки по карману и его удобствам и его наслаждениям, а громадная масса — миллионы, миллиарды людей — для него чужие, которых он может и должен эксплоатировать и грабить, морить голодом, посылать на смерть ради своих прибылей И так далее. И вот, объединение фабрик и заводов, объединение пролетариата, обученного и пробужденного от спячки, создает условие, чтобы все трудящиеся действительно стали ближними друг к другу. В нашем Коммунистическом Союзе, в нашем Интернационале Коммунистическом действительно миллионы — ближние друг другу. И мы, ленинцы, стараемся создать такое общество, в котором не было бы разделения людей на классы, то-есть не было бы дальних и ближних, а все были бы ближними друг к другу. Значит, коммунистическая нравственность, которая основана на общих интересах всех трудящихся, есть не показная, не выдуманная, не для обмана, а для того, чтобы действительно создать достойные для всего человечества условия жизни. Религия еще будто бы на скрижалях Моисея, на горе Синайской, по рассказам попов, написала именем бога: «не убий». Это не помешало тем же самым составителям библии написать десятки законов, как убивать оптом и в розницу. И это же не помешало попам всех вер благословлять массовые убийства, благословлять самые ужасные кровопролитные истребления человечества. Стоит вспомнить только последнюю империалистическую войну, когда попы разных вер молили своих богов о ниспослании победы своим правительствам, то-есть о том, чтобы эти боги помогли убить как можно более народа. А коммунизм, Коммунистический Интернационал как раз борется за создание такого общества, в котором люди потеряют всякий повод для убийства друг друга: не из-за чего будет убивать друг друга, будет всеобщий братский союз, основанный на общих интересах, исчезнут преступления, потому что не из-за чего будет совершать преступления. Только совершенно больные люди способны будут на преступления. И тогда таких людей общество сможет лечить, сможет устранить все, что порождает даже мысль о преступлении.

Таковы эти мысли, которые являются выводом из взглядов действительного коммуниста, каким был Ленин. В своих многочисленных речах, в статьях, в книгах он подходил не однажды с этой меркой к вопросам нравственности. Да, у нас нет написанных законов нравственности, но коммунистическая нравственность существует, она выковывается нашей борьбой, которая в конечном счете является борьбой за все человечество.

Жизнь Ленина может служить примером того, до каких высот может подняться нравственность, основанная на интересах борющегося за коммунизм, за полное освобождение человечества пролетариата.

* См. Н. Ленин. Полное собрание сочинений. Том XVII, стр. 313—329.

 


 

ПРИЛОЖЕНИЯ.

Приложение 1-е.

Резолюция второго съезда Р. С.-Д. Р. П. (август 1903 года) „о работе среди сектантов".

«Принимай в соображение, что сектантское движение в России Является во многих его проявлениях одним из демократических течений, направленных против существующего порядка вещей, второй съезд обращает внимание всех членов партии на работу, среди сектантства в целях привлечения их к социал-демократии.

Съезд поручает Центральному Комитету заняться вопросом о предложении, заключающемся в докладе тов. Бонч-Бруевича».

 

Приложение 2-е.

Требование программы Р.С.-Д.Р.П. по вопросу о религии, принятое на втором съезде партии (август 1903 года).

§ 7. «Уничтожение сословий и полную равноправность всех граждан, независимо от пола, религии, расы и национальности».

§ 13. «Отделение церкви от государства и школы от церкви».

 

Приложение 3-е.

Резолюции совещания расширенной редакции „Пролетария“ (июнь 1909 года) „о богостроительных тенденциях (стремлениях) в социал-демократической среде".

Принимая во внимание, что в настоящее время, когда в атмосфере упадка общественного движения рост религиозных настроений в контр-революционной буржуазной интеллигенции придал этого рода вопросам важное общественное значение, в связи с этим ростом религиозных настроений делаются ныне отдельными социал-демократами попытки связать с социал-демократией проповедь веры и богостроительства и даже придать научному социализму характер религиозного верования, — расширенная редакция «Пролетария» заявляет, что она рассматривает это течение, особенно ярко пропагандируемое в статьях тов. Луначарского, как течение, порывающее с основами марксизма, приносящее по самому существу своей проповеди, а отнюдь не одной терминологии, вред революционной социал-демократической работы по просвещению рабочих масс, и что ничего общего с подобным извращением научного социализма большевистская фракция не имеет.

Далее констатируя, что это течение является формой борьбы мелкобуржуазных тенденций с пролетарским социал-марксизмом, — а поскольку оно переходит к обсуждению политических вопросов (как, например, в ст. Луначарского в «Литературном Распаде»), — подменяет последний первыми, расширенная редакция «Пролетария» считает правильным напечатание в № 2 «Пролетария» статьи «Не по дороге», и предлагает редакции и впредь вести решительную борьбу с подобными тенденциями, разоблачая их антимарксистский характер».

 

Приложение 4-е.

Ленин — Горькому.

Письмо 32.

(14 ноября 1913*).

Дорогой А. М.! Что же это вы такое делаете? — просто ужас, право!

Вчера прочитал в «Речи» ваш ответ на «вой» за Достоевского и готов был радоваться, а сегодня приходит ликвидаторская газета и там напечатан абзац вашей статьи, которого в «Речи» не было**.

«А «богоискательство» надобно на время» (только на время?) «отложить, — это занятие бесполезное: нечего искать, где не положено. Не посеяв, не сожнешь. Бога у вас нет, вы еще (еще!) не создали его. Богов не ищут, — их создают; жизнь не выдумывают, а творят».

Выходит, что вы против «богоискательства» только «на время»!! Выходит, что вы против богоискательства только ради замены его богостроительством!! Ну разве это не ужасно, что у вас выходит такая штука??

Богоискательство отличается от богостроительства, или богосозидательства, или боготворчества  и т. п. ничуть не больше, чем желтый чорт отличается от чорта синего. Говорить о богоискательстве не для того, чтобы высказаться против всяких чертей и богов, против всякого идейного труположства (всякий боженька есть труположство, — будь это самый чистенький, идеальный, не искомый, а построяемый боженька, все равно), а для предпочтения синего чорта желтому, — это во сто раз хуже, чем не говорить совсем.

В самых свободных странах, в таких странах, где совсем неуместен призыв «к демократии, к народу, к общественности и науке»; в таких странах (Америка, Швейцария и т. п.) народ и рабочих отупляют особенно усердно именно идеей чистенького, духовного, построяемого боженьки. Именно потому, что всякая религиозная идея, всякая идея о всяком боженьке, всякое кокетничание даже с боженькой есть невыразимейшая мерзость, особенно терпимо (а часто даже доброжелательно) встречаемая демократической буржуазией, — именно поэтому это самая опасная мерзость, самая гнусная «зараза». Миллион грехов, пакостей, насилий и зараз физических гораздо легче раскрываются -толпой и потому гораздо менее опасны, чем тонкая, духовная, приодетая в самые нарядные «идейные» костюмы идея боженьки. Католический пол, растлевающий девушек (о котором я сейчас случайно читал в одной немецкой газете), гораздо менее опасен именно для«демократии», чем пои без рясы, поп без грубой религии, поп идейный и демократический, проповедующий созидание и сотворение боженьки. Ибо первого попа легко разоблачить, осудить и выгнать, а второго нельзя выгнать так просто; разоблачил» его в 1.000 раз труднее, «осудить» его ни один «хрупкий и жалостно шаткий» обыватель не согласится.

И вы, зная «хрупкость и жалостную шаткость» (русской (почему русской? а итальянская лучше??) мещанской души, смущаете эту душу ядом, наиболее сладеньким и наиболее прикрытым леденцами и всякими раскрашенными бумажками!!

Право, это ужасно.

«Довольно уже самооплеваний, заменяющих у нас самокритику».

А богостроительство не есть ли худший вид самооплевания?? Всякий человек, занимающийся строительством бога или даже только допускающий такое строительство, оплевывает себя худшим образом, занимаясь вместо «деяний» как раз самосозерцанием, самолюбованием, при чем «созерцает»-то такой человек самые грязные, тупые, холопские черты или черточки своего «я», обожествляемые богостроительством.

С точки зрения не личной, а общественной всякое богостроительство есть именно любовное самосозерцание тупого мещанства, хрупкой обывательщины, мечтательного «самооплевания» филистеров и мелких буржуа, «отчаявшихся и уставших» (как вы изволили очень верно сказать про душу; — только не «русскую» надо бы говорить, а мещанскую, ибо еврейская, итальянская, английская — все один чорт, везде паршивое мещанство одинаково гнусно, а «демократическое мещанство», занятое идейным труположеством, сугубо гнусно).

Вчитываясь в нашу статью и доискиваясь, откуда у вас эта описка выйти, могла, я недоумеваю. Что это? остатки «Исповеди», которую вы сами не одобряли?? Отголоски ее??

Или иное — например, неудачная попытка согнуться до точки зрения общедемократической вместо точки зрения пролетарской? М.-б., для разговора с «демократией вообще» вы захотели (простите за выражение) посюсюкать, как сюсюкают с детьми? М.-б., «для популярного изложения» обывателям захотели допустить на минуту его им их, обывателей, предрассудки??

Но, ведь, это — прием неправильный во всех смыслах и во всех отношениях!

Я написал выше, что в демократических странах совсем неуместен был бы со стороны пролетарского писателя призыв «к демократии к народу, к общественной науке». Ну, а у нас в России?? Такой призыв не совсем уместен, ибо он тоже как-то льстит обывательским предрассудкам. Призыв какой-то общий до туманности — у нас даже Изгоев из «Русской Мысли» обеими руками его подпишет***). Зачем же брать такие лозунги, которые вы-то отделяете превосходно от изгоевщины, но читатель не сможет отделить?? Зачем для читателя набрасывать демократический флер вместо ясного различения мещан (хрупких, жалостно шатких, усталых, отчаявшихся, самосозерцающих, богосозерцающих, богостроительских, богопотакающих, самооплевывающихся, бестолково анархистичных — чудесное слово!! и пр. и пр., — и пролетариев (умеющих быть бодрыми не на словах, умеющих различать «науку и общественность» буржуазии от своей, демократию буржуазную от пролетарской)?

Зачем вы это делаете?

Обидно дьявольски.

PS. Заказной бандеролью послал роман****. Получили?

PPS. Лечитесь серьезнее, право, чтобы зимой можно было ехать без простуд. (Зимой опасно).

* Письмо не датировано. Дата устанавливается по содержащийся в письме Вл. Ил. ссылкам на газету „Речь" и „Новую Рабочую Газету", с учетом того, что петербургские газеты приходили в Краков на четвертый день.

** В газете „Русское Слово» за 22-го сентября (5-е октября н. ст.) 1913 г. А. М* Горький напечатал протест против инсценировки Московским Художественным театром антиреволюционного романа Достоевского „Бесы". „Это представление, — писал Горький, — затея сомнительная эстетически и безусловно вредная социально". Либеральная и реакционная пресса подняла вокруг этого протеста Горького большой шум („вой", по выражению Вл. Ил.), выступив с рядом статей „за Достоевского". А. М. Горький ответил новой статьей „Еще о карамазовщине». Она появилась в № 248 „Русского Слова" от 27 октября (9 ноября н. ст.) 1913 г.

В больших выдержках но без заключительного абзаца, ответ Горького был перепечатан в газете „Речь" от 28-го октября (10 ноября н. ст.) 1913 г. На следующий день эта статья Горького, включая также и заключительный абзац, полностью процитированный Вл. Ильичем в его письме, была перепечатана ликвидаторской газетой „Новая Рабочая Газета" (№ 69 от 29-го октября (11-го ноября н. ст.) 1913 г. Эти перепечатки статьи Горького в „Речи» и „Новой Рабочей Газеты" и имеет в виду Владимир Ильич в своем письме.

Кроме заключительного абзаца, который приведен в письме Владимира Ильича полностью, Вл. Ильич ссылается еще на следующие фразы из статей Горького:

„Я знаю хрупкость русского характера, знаю жалостную шаткость русской души и склонность ее, замученной, усталой и отчаявшейся, ко всякого рода заразам..." „Довольно самооплеваний заменяющих у нас самокритику; довольно взаимных заушений, бестолкового анархизма и всяких судорог».

О впечатлении, произведенном письмом Владимира Ильича, можно судить по тому, что при перепечатке своей статьи в 1916 г. (М. Горький. Статьи 1905—1916 г.г. Изд-во „Парус") Алексей Максимович выкинул заключительный абзац, вызвавший „бешеное* нападение Владимира Ильича.

*** А. Изгоев в середине 90-х годов участник марксистских журналов. Затем один из самых правых кадетских публицистов, участник сборника „Вехи“ и постоянный сотрудник „Русской Мысли» того, периода, когда она под руководством II. Б. Струве, стала наиболее ярким органом идейной контр-революции и злостной борьбы революционным движением.

**** Рукопись романа В. Войтинского, присланная автором для журнала „Просвещение»

 

Приложение 5-е.

Программа РКП в области религиозных отношений.

§ 13. «По отношению к религии РКП не удовлетворяется декретированным уже отделением церкви от государства и школы от церкви, то-есть мероприятиями, которые буржуазная демократия выставляет в своих программах, но нигде в мире не довела до конца, благодаря многообразным фактическим связям капитала с религиозной пропагандой. 

РКП руководствуется убеждением, что лишь осуществление планомерности и сознательности во всей общественно-хозяйственной деятельности масс повлечет за собою полное отмирание религиозных предрассудков. Партия стремится к полному разрушению связи между эксплоататорскими классами и организацией религиозной пропаганды, содействуя фактическому; освобождению трудящихся масс от религиозных предрассудков и организуя самую широкую, научно-просветительную и антирелигиозную пропаганду. При этом необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма».

 

Приложение 6-е.

Циркуляр ЦК РКП о нарушениях программы партии в области религии

Ко всем организациям и членам РКП.

Почти каждой организации приходится сталкиваться с нарушением отдельными членами нашей программы в области религиозной, п. 13 нашей программы, обязывающий всех членов партии вести антирелигиозную пропаганду, зачастую совершенно обходится. В то время, как партия в целом ведет эту антирелигиозную борьбу, отдельные члены партии не только ее не ведут, но как раз содействуют укреплению религиозных предрассудков публичным исполнением самых Нелепых религиозных обрядов, не имея силы сопротивляться предрассудкам и требованиям отсталых масс населения, среди которых они живут и с которыми связаны материальными хозяйственными и семейными связями. В борьбе с этими явлениями отдельные организации, в зависимости от состава, принимают различные меры, ничем между собою не согласованные. ЦК, в целях обобщить опыт на местах, обращается ко всем организациям и членам партии с предложением высказаться по этому вопросу и прислать свои конкретные предложения, приведя наиболее яркие известные им факты, касающиеся нарушения партийной программы в области религиозной.

Материалы направлять в Агитационно-Пропагандистский Отдел ЦК РКП.

Секретарь ЦК РКП Ярославский.

3I/III — 1921 г. № 13.

 

Приложение 7-е.

Постановление XII съезда РКП.

О постановке антирелигиозной агитации и пропаганды.

Революция расшатала религиозные предрассудки широких трудящихся масс, разоблачив контр-революционную роль исторически сложившихся церковных организаций на службе капитала и помещичьего землевладения.

Однако, пока еще революционный процесс не преобразовал экономику миллионов крестьянских хозяйств, продолжающих существовать в тех же условиях тяжелой зависимости от природы, в каких они находились в течение веков, пока в городах частнокапиталистические производственные отношения продолжают сохраняться и даже развиваться в условиях нэп’а, и пока наша школа и политикопросветительная работа еще не в состоянии обслужить трудящийся город, и в особенности деревню, — до тех пор расшатанные и подорванные жизнью религиозные предрассудки будут еще долго сохранять под собой почву. «Лишь осуществление планомерности и сознательности во всей общественно-хозяйственной деятельности масс, — гласит программа партии, — повлечет за собой полное отмирание религиозных предрассудков».

В настоящее время мы видим, наряду с разложением старых церковных организаций, в частности православной церкви, и упадком влияния православной религии и ее церковной иерархии (размеры которого, однако, ни в коем случае не следует преувеличивать, в особенности по отношению к деревне), значительный рост Некоторых сект, верхушки которых идейно связаны с известными элементами европейской и американской буржуазии.

При этих условиях работа партии по окончательному разрушению религиозных верований во всех видах среди рабочих и крестьянских масс неизбежно приобретает прежде всего характер углубленной систематической пропаганды, наглядно и убедительно вскрывающей каждому рабочему, и крестьянину ложь и противоречие его интересов всякой религии, разоблачающей связь различных религиозных групп с интересами господствующих классов и ставящей на место отживающих остатков религиозных представлений ясные Научные взгляды на природу и человеческое общество. При этом, как сказано в партийной программе, необходимо заботливо избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма. Нарочито грубые приемы, часто практикующиеся в центре и на местах, издевательство над предметами веры и культа взамен серьезного анализа и объяснения не ускоряют, а затрудняют освобождение трудящихся масс от религиозных предрассудков.

Одной из основных и насущных задач нашей партии в области антирелигиозной пропаганды и агитации является издание соответствующей литературы, как научно-популярной, так и в особенности литературы, серьезно освещающей историю и происхождение религии.

Констатируя значительные успехи в этой области, нужно, однако, подчеркнуть, что большинство выпущенной литературы не может удовлетворить массового читателя. Необходимо издание брошюрок и листовок, доступных для среднего рабочего или крестьянина, которые в понятной для него форме давали бы ответы на вопросы происхождения мира, жизни и сущности человеческих отношений, которые бы разоблачали контр-революционную роль религии и церкви, в особенности церкви российской, ее происхождение, эволюцию, позицию по отношению к классовому государству и освободительному движению пролетариата и крестьянства в различные моменты, а также физиономию и классовую подоплеку различных сект, имеющих влияние на народные массы. Принимая во внимание, что 30-миллионное мусульманское население Союза Республик до сих пор почти в неприкосновенности сохранило многочисленные, связанные с религией, средневековые предрассудки, используемые для контр-революционных целей, необходимо выработать формы и методы ликвидации этих предрассудков, учитывая особенности различных национальностей.

В системе развивающейся массовой пропаганды, которую применяет партия во все более и более широком масштабе, необходимо уделить особое внимание и место антирелигиозной массовой пропаганде в форме живых и понятных лекций, при тщательном подборе лекторов, с привлечением к чтению этих лекций специалистов, естественников, материалистов. Надлежит озаботиться выработкой особых методов антирелигиозной пропаганды, в зависимости от социальной среды аудитории. С этой задачей партия сможет справиться, если сумеет в ближайшее время организовать широкую подготовку своих агитаторов и пропагандистов в области борьбы с религией, используя для этой цели все виды советско-партийного просвещения, начиная с коммуниверситетов. Необходимо по всей линии компросвещения ввести специальные курсы по происхождению, развитию и истории религии, религиозных верований, культов и религиозных церковных организаций, прорабатывая эти курсы в тесной связи о изучением человеческого общества и классовой борьбы эксплоататоров о эксплоатируемыми и с разоблачением многообразных фактических связей капитала с религиозной пропагандой. Haряду с программами политических антисоветских партий, нужно знакомить слушателей совпартшколы с физиономией и деятельностью различных религиозных организаций, пытающихся оказать влияние на рабочие и крестьянские массы в ущерб коммунистической партии. Вводя антирелигиозное просвещение в общую систему компросвещения школьного, необходимо в то же время всячески поддерживать как в стенах коммунистических учебных заведений, так и вне их специальные антирелигиозные кружки и семинарии, при условии компетентного партийного руководства их работой.

Приступая к постановке систематической антирелигиозной пропаганды и агитации, как одного из действительных средств расширения партийного влияния на широкие трудящиеся массы, партия не должна забывать, что вся наша антирелигиозная агитация и пропаганда не сумеют затронуть народной толпы до тех пор, пока не сдвинется окончательно. с мертвой точки работа по школьному просвещению трудящихся масс города и деревни в духе научного материалистического естествознания, и пока значительное большинство деревенского населения будет оставаться неграмотным. Только соответствующая организация школы и подготовка школьного учителя, распространение широкой сети политико-просветительных учреждений, прежде всего изб-читален, систематическое и планомерное снабжение деревни советской газетой и книжкой и полная и окончательная ликвидация неграмотности, наряду с успехами Советской власти в деле поднятия сельского хозяйства и промышленности, создадут почву для окончательного и полного искоренения религиозных предрассудков в умах десятков миллионов граждан республик.