Доклад цензора Матвеева о сожженном марксистском сборнике.

В 1895 году в Петрограде был напечатан сборник статей под названием «Материалы к характеристике нашего хозяйственного развития». Сборник привлек к себе внимание цензуры, усмотревшей в нем «вредное направление, клонящееся к потрясению существующего порядка и притом высказанное не в качестве отдельного личного мнения, а как бы в виде программы русскими последователями учения Маркса». В числе сотрудников сборника мы видим Струве, в те годы считавшегося марксистом, П. И. Скворцова, А. Н. Потресова, Г. В.Плеханова, укрывшегося под псевдонимами Утиса и Кузнецова, и К. Тулина (Н. Ленина). В нашем распоряжении находится доклад цензора Матвеева об этом сборнике писателей марксистов, который мы печатаем полностью. Чрезвычайно характерно, что цензор в своем докладе говорит почти исключительно о статье К. Тулина, представляющей, по мнению цензора, «наиболее откровенную и полную программу марксистов».

Сборник был сожжен в мае 1895 г. Из всего издания удилось спасти всего 100 экземпляров.

По поручению редакции «Красного Архива» В. М. Фриче обратился к А. Н. Потресову с просьбой поделиться своими воспоминаниями об издании «Сборника». По словам А. Н. Потресова, издание «Сборника» было задумано и осуществлено им, как составная часть той серии марксистских изданий, которая начата была выпуском книги Вельтова (Плеханова) в конце декабря 1894 г., продолжена книжкой Волгина (Плеханова) в начале 1985 г. и которая должна была завершиться серией периодических сборников. Первый сборник (т.-е. «Материалы») был сожжен. Второй сборник составлялся в конце 1896 г. (для него уже поступали материалы) и предполагался к выпуску в начале 1897 г., но выпуск не состоялся из-за ареста А. П. Потресова в декабре 1896 г., когда были взяты собранные для сборника материалы.

Содержание первого сборника первоначально намечалось в разговорах с Г. В. Плехановым (сентябрь—октябрь 1894 г. в Лондоне) и с П. В. Струве. В начале января 1895 г. Струве и Потресов познакомились на одном дискуссионном собрании с В. И. Ульяновым, который в то время написал пли, вернее, писал свою статью, впоследствии в несколько измененном виде появившуюся в сборнике (под псевдонимом К. Тулина). В результате бесед с В. И. Ульяновым, в которых, кроме вышеназванных лиц, принимали участие Ст. Ив. Родченко. Вас. Вас. Смирнов и Роб. Эд. Классон, состоялось соглашение. Статьи В. И. Ульянова в ретушированном виде,— она была направлена не только против народников, но и против книги Струве «Крит. заметки», — была принята, и В. И. Ульянов, с своей стороны, предложил в сборник статьи П. Скворцова «Итоги крестьянского хозяйства») и В. А. Ионова «Борьба общины с хутором», которые и появились в сборнике.

Кроме Ульянова, Струве и Потресова, в сборнике принял участие Р. Эд. Классон, он дал перевод статьи Эд. Бернштейна о третьем томе «Капитала». Г. В. Плеханов поместил в сборнике две статьи: одну под псевдонимом Кузнецов, другую—под псевдонимом Утис. Сборник начался печатанием сразу в двух типографиях в январе и был закончен печатанием в конце апреля 1895 г.

Доклад цензора Матвеева взят нами из дела о сборнике «Материалы к характеристике нашего хозяйственного развития», находящегося в Архиве б. Цензурного Комитета (1-ое отделение IV секции Е. Г. А. Ф.).

 

Доклад цензора Матвеева

о сборнике статей под заглавием  «Материалы к характеристике нашего хозяйственного развития».

Задача и направление настоящего сборника выражены в следующих словах статьи П. Скворцова «Итоги крестьянского хозяйства», которой начинается этот сборник: «показать, насколько совершается преобразование русских крестьян в пролетариев» (стр. 3).»

Названный сборник состоит из двух отделов: первый посвящен разработке земского статистического материала по формулам теории Карла Маркса, и второй—полемике с народниками и сторонниками общинного землевладения.

Вообще рассматриваемая книга является органом русских марксистов, и в ней излагается доктрина этих последних. Во втором отделе сборника в первой из помещенных в нем статей за подписью К. Тулина под заглавием «Экономическое содержание народничества» на это категорически указано и объяснено, что цель ее—«сличение общих исходных пунктов народничества и марксизма и указание, в чем их коренное отличие». При этом автор статьи добавляет, что он берет для сравнения старое народничество, т.-е. семидесятых годов, как наиболее цельное и показывающее его лучшие стороны, к которым в некоторых отношениях примыкает и марксизм.

В первом отделе помещена переводная статья с немецкого, посвященная изложению недавно вышедшего на этом языке, последнего тома «Капитала» Карла Маркса, изданного на основании посмертных бумаг автора Энгельсом, хотя этот том «Капитала» сам по себе, как чисто научный трактат, не заключает вредных социалистических тенденций, и комитет цензуры иностранной нашел возможным обращение его в публике, о чем и представил главному управлению по делам печати.

Но, допуская чисто научный характер трактата Карла Маркса «о Капитале», хотя два первые его тома до сих нор не дозволены у нас даже на немецком языке, нельзя не принять во внимание, что имя Маркса доселе является как бы знаменем социалистической пропаганды, и при оценке характера и направления настоящего сборника, выступающего органом марксистов, следует принять в соображение практические выводы, которые делал сам Маркс и его последователи из доктрин, изложенных в «Капитале», т.-е. иметь в виду вредную пропаганду социализма и анархизма, которую вел Марке в качестве основателя и председателя Интернационального Общества Рабочих. Эта последняя деятельность и создала особого рода культ Маркса, распространению которого желают служить издатели рассматриваемого Сборника.

Статья П. Скворцова «Итоги крестьянского хозяйства» обставлена рядом цифр и таблицами и снабжена всем аппаратом ученого исследования, что, конечно, делает ее мало доступной для большинства читающей публики. Она представляет как бы научный цифровой фундамент для всего Сборника, его тяжелую артиллерию, направленную к укреплению теории Маркса об естественном и неотразимом ходе капиталистического процесса, вполне приложимого и к нашей жизни, в которой по указанным Марксом законам экономического развитая происходит отделение работника от собственности на условии труда (стр. 21). «Если мы станем рассматривать крестьянское хозяйство с точки зрения драгоценного блага экономической независимости (т.-е обладания землей и инвентарем для обработки ее), то получим на основании материалов, собранных земской статистикой, указание, что менее двух третей крестьянских хозяйств пользуются такой независимостью, а более трети ею не обладают» (37 стр.). Таким образом автор указывает суетность ожидания устранить развитие у нас капитализма и пролетариата, наличность которого очевидна и подтверждается непререкаемо статистическими цифрами. «Наша особенность в области экономической жизни,- объясняет он,—заключается лишь в том, что мы после других вступили на путь прогресса и эту особенность, со всеми ее последствиями, разделяют вместе с нами многие другие славянские и неславянские народы. Экономическое развитие Американских Штатов служит блестящим подтверждением верности историко-философской теории Маркса, высшее достоинство которой состоит в том, что она наисторическая, т.-е. одинаково приложима ко всем народам. Американский народ, несмотря на свою суверенность, на возможность самому делать свою историю, неизбежно проходит капиталистическую фазу развития «царство необходимости, чтобы осуществить царство свободы» (стр. 38).

Эта формула Маркса приводится во всех статьях сборника и с комментариями, придаваемыми ей особенно в статье К. Тулина, получает характер вредной доктрины, проводимой так называемыми русскими марксистами. Эта доктрина заключается в учении о борьбе классов, вследствие взаимной противоположности интересов, —борьбе, для которой нужна боевая организации рабочих, так как иначе невозможно оградить свободу труда от эксплуатации капитала. Разрешение этой задачи нелепо возлагать на государство, которое по самой природе своей на стороне капитала, угнетающего труд, и развитие капитализма—естественный продукт всего политического и экономического строя современной жизни.

Таков смысл учения русских марксистов, возведенного ими в своего рода экономический догмат, ключ к пониманию которого дает статья К. Тулина, представляющая наиболее откровенную и полную программу марксистов. Выписка из Энгельса в статье Кузнецова, почему крупная промышленность, отрывая работников от земли, служит целям прогресса, подготовляя и ускоряя социальный переворот, как нельзя более подтверждает это заключение. Изгнание, рабочего из его собственного дома—необходимое условие для духовной эмансипации последнего, оно является началом серьезного движения рабочих, которое не могло возникнуть, пока рабочие жили замкнутою жизнью  в  своих  собственных  жилищах.   Развитие капитализма, лишив рабочих собственного жилища, сомкнуло их в особый класс, выступивший в решительную борьбу. Только пролетариат, созданный современной крупной промышленностью, освобожденный от всех традиционных цепей и, между прочим, тех, которые привязывали его к земле, и собранный в больших городах, способен совершить великое общественное преобразование, которое положит конец всякой эксплуатации одного класса другим и всякому классовому господству». Приведя эти слова Энгельса, Кузнецов замечает: «Нашим народникам и субъективистам, ноющим о развитии у нас капитализма, полезно вдуматься в эти строки. (II отдел сборника, статья Д. Кузнецова «Пессимизм, как отражение  экономической действительности»,  стр. 221—222.) Автор статьи «Экономическое содержание народничества»  К. Тулин учит народников, «как заставить колесо вертеться в другую сторону», для чего надо, объясняет он, против таких личностей (представителей капитализма) обратиться тоже к таким личностям (рабочим), против класса обратиться тоже к классу. Для кого весьма недостаточно добрых и невинных пожеланий на счет ближайших путей, для этого нужно перераспределение социальных сил между классами   (II отд. сборника, стр. 16). Тот же автор упрекает народников в непонимании действительных отношений, что доводит их до такой нелепости, как обращение к государству за помощью против капитализма.

В статье К. Тулина «Экономическое содержание народничества и критика его в книге г. Струве» особенное внимание обращает первая глава («Подстрочный комментарии к народнической profession de foi», стр. 1—49 второго отдела сборника). В ней автор разбирает статью одного из народников под заглавием «Новые всходы на народной ниве», напечатанную в «Отечественных Записках» за 1879 г. (из первого тома журнала в отделе современного обозрения), объясняя различие между доктринами, приводящими к народничеству и марксизму, и различие их в понимании истории и действительности (стр. 4). Он говорит, что народники продолжают нянчиться с этим обществом, противоречия которого им  превосходно характеризованы, угощают изображением ужасов грядущего капитализма, грозящего зла, призывают его представителей сойти с неправильного пути, на который они уклонились, а марксисты обращаются исключительно к тем, кто отграничивает себя от общества, кто не удовлетворяется и не может удовлетвориться «утробными процессами» (стр. 6 и 7). Хваля народника «Отечественных Записок» за верную характеристику деревни и гнетущих ее условий, К. Тулин замечает: «хороша характеристика, и как мелки выводы из нее, как верно подмечены факты, и как мизерно объяснение и понимание их». Мы видим тут гигантскую пропасть между desider`атами насчет защиты труда и средствами их осуществления (стр. 6). Народник «Отечественных Записок» видит, как капитализм подчинил себе не только все области народного труда, но даже и прогрессивную литературу, преподносящую буржуазные меры от имени народа и во имя народа, несмотря на это он, т.-е. народник, не хочет признать, что дело в особой организации нашего общественного хозяйства, и утешает себя мечтами, что это только грустное явление, созданное гнетущими условиями. А если-де не держаться теории невмешательства, тогда можно устранить эти условия. Да, если бы да кабы. Но никогда еще не бывало на Руси политики невмешательства, всегда было вмешательство... в пользу буржуазии, и только сладкие грезы послеобеденного спокойствии могут породить надежду на изменение этого без перераспределения социальной силы между классами (стр. в).

Далее К. Тулин упрекает народников в подрумянивании истины, когда они утверждают, что наших представителей капитализма берет раздумье от доходящих до них голосов, что мещанство только наглый временщик, что наука его не выдерживает критики, а нравственный кодекс никуда не годится. Это-то русская буржуазия сожалеет о прошлом и раздумывает о будущем.—иронически восклицает он. Подлецы, хотите морочить самих себя, будто бы русская буржуазия смущена голосами о негодности мещанства. Не наоборот ли: не смутились ли эти голоса (т.-е. голоса народников), когда на них хорошенько прикрикнули, и не они ли это проявляют раздумье о будущем, намекая, что теперь сравнительно с семидесятыми годами народники посмирились (стр. 8). Беда в том, что превосходные намерения народников всегда оставались в области невинных пожеланий. Поэтому пускай они пеняют на себя, если теперь марксисты выдвигают требования действительности, требования полного разрыва с гражданской порядочностью российских порядочных буржуев (стр. 12 и 13).

«Мы переживаем в настоящее время чрезвычайно важный исторический процесс,—писал в 1879 г. автор статьи «Новые Исходы»,— процесс формирования третьего сословия. Перед нашими глазами совершается подбор представителей и происходит организация новой общественной силы, которая готовится управлять жизнью». Только еще готовится? —укоризненно спрашивает К. Тулии.—А кто же управляет? Какая другая общественная сила? Уж не народ ли, трудящиеся? Мы не в 1879 г., т.-е. не накануне диктатур сердца, когда на крайних консерваторов показывали на улицах пальцами и хохотали над ними во всю глотку. Мы в 1894 г., когда такие мечты непозволительны, когда сила, представляемая  капитализмом, не готовится, а давно уже приготовилась и давным давно управляет (стр. 13). Вслед затем автор упрекает народников в непонимании социального движения не только в России, но и на Западе. Наши народники не в состоянии понять, что с капитализмом можно бороться, не задерживая его развития и ускоряя его не сзади, а спереди» (стр. 14).

Буржуазия владеет такой материальной силой, что посылает народ на борьбу, и гнет в свою сторону политику; автор упрекает народников в абсолютной нелепости, каковая, но его мнению, заключается в обращении к государству за разрешением социального вопроса, как будто политические порядки не коренятся в экономических, не выражают их, не служат им (стр. 15). Плохо то, что народники не хотят видеть связи между государством и капиталистической организацией русского общественного хозяйства. Несколько ниже К. Тулин говорит: «Народники, считая буржуазию случайностью, не видят связей ее с государством и с доверчивостью простодушного мужичка обращаются за помощью к тому, кто именно охраняет его интересы», и т. д. (стр. 15). Будучи враждебно настроены против капитализма, народники не понимают, что неприятный им крупный капитализм не случайность, а прямой продукт всего современного экономического, социального, политического и юридического строя, сложившегося из борьбы взаимно противоположных общественных сил (там же). Сами же народники, представители интересов мелких производителей и потому обращаются за помощью к государству, которое всегда имеет капитал в его борьбе с трудом.

Сделав выписку из статей «Отечественных Записок»,  которой говорится, что «наше третье сословие не станет прибегать ко всем прежним мерам насилия в своей борьбе с рабочим классом, а возьмет более подходящие по условиям места и времени средства и поэтому наши представители капитализма для обезземелия крестьян и создания фабричного пролетариата не станут, конечно, прибегать к грубой военной силе или не менее грубой прочистке поместий»—«не станут прибегать?!..—с негодованием восклицает К. Тулин.—Только у теоретиков слащавого оптимизма и можно встретить такое умышленное добывание фактов прошлого и настоящего, которые уже сказали свое «да» и розовое упование, что в будущем, конечно, будет «нет» (стр. 18)». Вообще К. Тулин осмеивает народников за розовые упования в будущем, невинные пожелания в настоящем и надежды, возлагаемые на меры содействия трудолюбию, трезвости и образованию, к которым так трогательно относится теперешняя либерально-народническая печать и «Русское Богатство» в том числе. Протест народников семидесятых годов против буржуазии был превосходен, но выводы мизерны. Видя, что буржуазия царит и в жизни, и в обществе, казалось бы, следовало отвернуться от общества и идти к антиподу буржуазии. Но они поступают иначе и проповедуют кредит для настоящих бедняков (стр. 18 и 10). Марксисту остается.-—объясняет публицист сборника, —только подчеркнуть то, что говорили народники, и согласиться, что, действительно, все это—не более как представительство 3-го сословии, и, следовательно, люди, пекущиеся об этом. — не более как маленькие буржуи (стр. 19). Это наш ответ современным народникам, которые из презрительного отношения марксистов к подобным мерам заключают, будто бы они хотят сидеть сложа руки, быть только зрителями. Да, конечно,—замечает К. Тулин.—марксисты никогда не вложат свои руки в буржуазную деятельность.

Сделав выписку из статьи «Отечественных Записок», в которой автор говорит, что армия, стоящая за интересы капитализма, образуется выходцами из народа, мелкой буржуазии, составляющей строевое войско этой армии, генеральный штаб которой состоит из публицистов, ораторов и ученых, К. Тулин в выписке объясняет: «Склонило добавить: администраторов бюрократии. Иначе указание состава «генерального штаба» грешит невозможной неполнотой, невозможной по русским особенно условиям» (стр. 19 и прим. к ней). Таково направление и характер первой главы статьи К. Тулина «Экономическое содержание народничества (отдел II, стр. 1 — 49). Следующая глава той же статьи, посвященной критике «народнической социологии» составлена хотя и в том же духе, но касается менее острых вопросов и в ней менее резко выражается вышеприведенное учение марксистов и их тенденции (стр. 49 — 74). То же самое следует сказать и о III главе этой статьи (стр. 74-—97). Глава же IV «Объяснение некоторых черт пореформенной экономики в России» заключает в себе превратное и вредное суждение о крестьянской реформе и несправедливости выкупа крестьянами своей земли, как утверждает К. Тулин, повторяя рассуждения на эту тему — крайне предосудительные софизмы—г. Скворцова в статье I отдела сборника, под заглавием «Итоги крестьянского хозяйства» (стр. 43, 44 и 45). Скворцов вместе с Тулиным разглагольствует о вопиющей несправедливости выкупа земли, которая принадлежала крестьянам по праву, как удостоверяют они. Крестьян заставили,—пишет Скворцов.—выкупать свою собственную землю, на которую они имели такое же крепостное право, как и помещики. Выкуп крестьянами земли он называет ужасающим по своей несправедливости фактом, в котором народники мечтают видеть какой-то фантастический выкуп повинностей (первый отдел сборника, стр. 44). а К. Тулин объясняет: только буржуи способны затушевать этот факт выкупа и толковать о том, будто бы освобождение крестьян было сделано в России с землей (второй отдел сборника, стр. 98). В виду всего вышеизложенного необходимо признать:

1) что настоящий сборник имеет ввиду распространение доктрины, направленной против существующего общественного и государственного порядка, при чем русские марксисты, выступившие в этом сборнике, в своих комментариях и выводах из экономической теории Карла Маркса в том виде, как она изложена в его трактате «О Капитале», уходят далее его самого, очевидно, руководствуясь не только научными и критическими исследованиями в области политической экономии.

но и агитаторскою деятельностью во главе Интернационального Общества Рабочих, основанного с целью возбуждения классовой борьбы между представителями труда, рабочими и представителями капитала, и под которыми русские марксисты, как это видно из статьи К. Тулина, разумеют буржуазию в самом широком смысле, причисляя к органам ее все установленные государством власти:

2) что в статье К. Тулина «Экономическое содержание народничества» государство выставлено пособником и союзником капитализма, угнетающего и эксплуатирующего народный труд, при чем осмеяны, как явная нелепость, невинные пожелания тех, кто ожидает разрешения вопроса о народных нуждах и удовлетворения социальных потребностей от государственной власти;

3) что как в названной статье К. Тулина, так и в статье Скворцова «Итоги крестьянского хозяйства» высказаны крайне вредные суждения о крестьянской реформе и допущены злонамеренные толкования правильности выкупа крестьянами земли;

4) что в статье Д. Кузнецова «Пессимизм, как отражение экономической действительности», содержится выписка из брошюры Энгельса, ученика и последователя Маркса, указывающая, что разрешение социального вопроса, т.-е. освобождение одного класса от эксплуатации другими, надо искать в рабочем движении, ибо только пролетариат, собранный в больших городах, освобожденный от традиционных цепей, способен совершить великое общественное преобразование, которое положит конец эксплуатации обездоленных классов, представителей труда;

5) что циркуляром главного управления по делам печати, от 14 января 1894 г., за № 280, указано, что по распоряжению г. министра внутренних дел воспрещена перепечатка вторым изданием первых двух томов русского перевода сочинения Карла Маркса «О капитале», между тем настоящий сборник статей не только распространяет изложенное в этом сочинении учение, но и тенденциозно применяет его к нашей общественной жизни, отрицая в принципе всякие мероприятия с целью улучшения экономического положения народа, исходящие от государства.

Посему, усматривая в сборнике статей под заглавием «Материалы к характеристике нашего хозяйственного развития» вредное направление, клонящееся к потрясению существующего порядка и притом высказанное не в качестве отдельного, личного мнения, а как бы в виде программы русских последователей учения Маркса, я, на основании 95 и 149 статей цензурного устава, представляю о сем комитету.

10 мая 1895 г.

Цензор Матвеев.