Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 3880

Олег Николаевич Знаменский, Валерий Александрович Шишкин

ЛЕНИН, революционное движение и парламентаризм

1977

Читать книгу "Ленин, революционное движение и парламентаризм" в формате PDF

В книге точка зрения Ленина на: "мирный переход" (перерастание) капитализма в социализм, на реформы, зачем коммунистам участвовать в выборах, на вхождение коммунистов в правительство буржуев, про западных социалистов-оппортунистов, на президентов-социалистов и т.п.

Книга рекомендуем тем, кого конкретно интересуют вопросы парламентаризма. А также в обязательном порядке членам КПРФ. ИМХО книга перегружена, но есть и много ценного.

... борьба за реформы, за частичные преобразования нисколько не противоречит марксистскому учению. Все дело в том, что борьба за реформы должна быть подчинена борьбе за победу революции, должна способствовать развитию массового революционного движения, а не подменять его. Здесь-то и выявились принципиальные различия, противоположность тактики революционеров и реформистов.

... В связи с этим снова возникал вопрос о возможности «мирного» движения к конечной цели, движения путем последовательного отвоевания длинного ряда реформ, в конечном счете преобразующих политико-экономические основы общества и обеспечивающих переход власти к рабочему классу. Как уже отмечалось, В. И. Ленин категорически отвергал возможность достижения успеха при помощи реформ, которые не были побочным продуктом революционного движения и не служили развитию этого движения. Что же касается вопроса о мирном развитии и мирной победе революции, то Ленин не исключал, что после ликвидации самодержавия и завоевания политической свободы пролетариат сумеет взять власть мирным способом, не прибегая к революционному захвату, то есть к вооруженному восстанию. Однако такой исход представлялся весьма маловероятным.

Вот что писал об этом Ленин в 1899 году:

«Рабочий класс предпочел бы, конечно, мирно взять в свои руки власть... но отказываться от революционного захвата власти было бы со стороны пролетариата, и с теоретической и с практической политической точки зрения, безрассудством и означало бы лишь позорную уступку пред буржуазией и всеми имущими классами. Очень возможно — даже наиболее вероятно — что буржуазия не сделает мирной уступки пролетариату, а прибегнет в решительный момент к защите своих привилегий насилием. Тогда рабочему классу не останется другого пути для осуществления своих целей, кроме революции».

... Ленин призывал к тому, чтобы заставить царя и его правительство созвать народных представителей (Земский собор).

С.д. первыми выдвинули лозунг Учредительного собрание.

... «Великие вопросы в жизни народов решаются только силой. Сами реакционные классы прибегают обыкновенно первые к насилию, к гражданской войне, «ставят в порядок дня штык», как сделало русское самодержавие и продолжает делать систематически и неуклонно, везде и повсюду, начиная с 9-го января. А раз такое положение создалось, раз штык действительно стал во главе политического порядка дня, раз восстание оказалось необходимым и неотложным,— тогда конституционные иллюзии и школьные упражнения в парламентаризме становятся только прикрытием буржуазного предательства революции, прикрытием того, как «отшатывается» буржуазия от революции. Действительно революционный класс должен тогда выдвинуть именно лозунг диктатуры».

... Дума, вошедшая в историю под названием булыгинской, была задумана как законосовещательное представительство, ... Из 183 млн. жителей империи право голоса на выборах в Думу получили всего-навсего 4 млн... Рабочие, деревенская беднота, женщины, студенты, военнослужащие вовсе лишались избирательных прав.

... Мы отмечаем, писал Ленин, что «смешно было бы зарекаться в будущем от борьбы на почве Думы. Мы знаем, что не только парламент, но и пародия на парламент могут стать, когда нет налицо условий для восстания, главным центром всей агитации на весь тот период времени, когда о народном восстании нет и речи».

... «Когда непосредственное движение масс придавлено расстрелами, экзекуциями, порками, безработицей и голодовкой, когда вылезают из щелей клопы содержимой на дубасовские деньги профессорской науки и начинают вершить дела за народ, от имени масс, продавая и предавая их интересы горсткам привилегированных,— тогда рыцарям мещанства кажется, что наступила эпоха успокоенного и спокойного прогресса, „наступила очередь мысли и разума”».

... «Во всех странах мира,— писал Ленин,— наблюдается, по общему правилу, более оппортунистический состав парламентских представителей рабочих партий по сравнению с составом самих рабочих партий». Объяснение этому Ленин находил в различных ограничениях избирательных прав наиболее сознательной и активной части пролетариата..., а также в том, что «непролетарские элементы рабочих партий — чиновники рабочих союзов, мелкие хозяйчики, служащие и, в особенности, «интеллигенция» — при всяком избирательном праве в буржуазном обществе легко (в силу своих занятий, положения в «обществе», подготовки и т. д.) специализируются на «парламентской» профессии».

... «Выше, лучше такого типа правительства, как Советы рабочих, батрацких, крестьянских, солдатских депутатов,— убежденно писал Ленин,— человечество не выработало и мы до сих пор не знаем».

... По неполным данным, уже к концу апреля только кадеты, энесы, эсеры и меньшевики подготовили и выпустили 22 (!) брошюры об Учредительном собрании. ... К маю 1917 года относительно срока созыва Учредительного собрания была такая же неопределенность, как и в марте. ... 14 июня Временное правительство под нажимом эсеро-меньшевистских лидеров наконец-то назначило срок выборов и созыва Учредительного собрания— 17 и 30 сентября 1917 года.

... При попустительстве эсеро-меньшевистского руководства Петроградского Совета дело подготовки Учредительного собрания и законопроектов попало в руки чиновников и буржуазных, главным образом кадетских, правоведов. А буржуазные юристы видели свою задачу в том, чтобы Учредительное собрание выработало такие правовые нормы, которые вязали бы революцию по рукам и ногам, законодательно запрещали бы «явочное», революционное решение вопросов, волновавших народные массы. ... «Подольше обсудить с профессорами-юристами, ибо, во-1-х, еще Бебель сказал, что юристы самые реакционные люди на свете; а, во-2-х, опыт всех революций учит, что дело народной свободы гибнет, когда его вверяют профессорам».

... Позднее Ленин отметил, что «в России в сентябре — ноябре 1917 года рабочий класс городов, солдаты и крестьяне были, в силу ряда специальных условий, на редкость подготовлены к принятию советского строя и к разгону самого демократического буржуазного парламента, это совершенно бесспорный и вполне установленный исторический факт».

... Мелкая буржуазия, писал Ленин, самостоятельной «линии» не имеет и иметь не может, так как ее двойственное, промежуточное положение в обществе обусловливает неизбежность колебаний между буржуазией и пролетариатом. «Чтобы большинство народа могло стать действительным большинством в управлении государством, действительным служением интересам большинства, действительной охраной его прав и так далее, для этого нужно определенное классовое условие. Это условие: присоединение большинства мелкой буржуазии, по крайней мере в решающий момент и в решающем месте, к революционному пролетариату».

... и среди прочего отметил такую особенность советского государственного аппарата: «...он дает возможность соединять выгоды парламентаризма с выгодами непосредственной и прямой демократии, т. е. соединять в лице выборных представителей народа и законодательную функцию и исполнение законов. По сравнению с буржуазным парламентаризмом это такой шаг вперед в развитии демократии, который имеет всемирно-историческое значение». «Если бы народное творчество революционных классов не создало Советов,— заключал Ленин,— то пролетарская революция была бы в России делом безнадежным, ибо со старым аппаратом пролетариат, несомненно, удержать власти не мог бы, а нового аппарата сразу создать нельзя».

... А 27 октября 1917 года СНК опубликовал за подписью Ленина постановление о проведении выборов в Учредительное собрание в назначенный срок — в ноябре 1917 года.

... Отставание политического сознания широких, прежде всего мелкобуржуазных, масс от действительного хода революции в конечном счете было унаследовано от периода господства буржуазии, предопределялось двойственностью классовой природы мелкого буржуа, неизбежностью его колебаний между требованиями «рассудка» и «предрассудка». «Эти слои трудящихся и эксплуатируемых,— писал В. И. Ленин,— дают авангарду пролетариата союзников, с которыми он имеет прочное большинство населения, но завоевать этих союзников пролетариат может лишь при помощи такого орудия, как государственная власть, то есть лишь после низвержения буржуазии и разрушения ее государственного аппарата».

... "Думать, что нас не откинут назад,— утопия. Исторически отрицать нельзя, что Россия создала Советскую республику. Мы говорим, что при всяком откидывании назад, не отказываясь от использования буржуазного парламентаризма,— если классовые, враждебные силы загонят нас на эту старую позицию,— мы будем идти к тому, что опытом завоевано,— к Советской власти, к советскому типу государства...»

... В. И. Ленин последовательно разоблачал антинародную сущность псевдопарламентаризма различных режимов, создаваемых главным образом эсерами, членами разогнанного Учредительного собрания, стремившимися установить мелкобуржуазную диктатуру от имени так называемой «третьей силы», которая якобы боролась на два фронта: и против Советской власти, и против реакции. В. И. Ленин убедительно показал несостоятельность этого «третьего пути», служившего на деле прикрытием контрреволюционных планов буржуазии, помещиков, белогвардейцев, которые на первых порах не могли выступить со своими собственными лозунгами, не пользовавшимися никакой поддержкой у народа.

Характеризуя на X съезде РКП (б) возникшие на окраинах страны различные «представительные учреждения» и «демократические правительства», В. И. Ленин говорил: «Все они приходили с лозунгами равенства, свободы, учредилки, и они не один раз, а много раз оказывались простой ступенькой, мостиком для перехода к белогвардейской власти». Таковы были, например, эсеровские Комитет членов Учредительного собрания в Самаре (Комуч), Западно-Сибирский комиссариат, Сибирская областная дума, Временное правительство автономной Сибири, Временное правительство Северной области и др. До их «конституирования» В. И. Ленин на примерах антисоветских выступлений в Саратове, Козлове, Тамбове (май — июнь 1918 года) ясно разглядел попытку установить «власть помещиков, капиталистов и их друзей, прикрывающихся прекрасными лозунгами Учредительного собрания...». Еще раньше «учредиловская иллюзия» меньшевиков и эсеров использовалась как прикрытие контрреволюционных мятежей Краснова, Дутова, Каледина.

Однако наиболее полно несостоятельность своеобразного «промежуточного парламентаризма», тщетность попыток мелкобуржуазных лидеров создать буржуазнодемократические парламентские региональные государственные образования в условиях ожесточенной борьбы двух антагонистических классов проявились в деятельности Комитета членов Учредительного собрания (самарской учредилки), а также «демократических правительств» на территории Сибири.

4 июля 1919 года в докладе о современном положении и ближайших задачах Советской власти В. И. Ленин дал четкую классовую оценку институтов «народовластия» и «парламентаризма», порожденных средней линией эсеров и меньшевиков в революции. «Тут говорили о «середине», и я прекрасно знаю, что об этой середине правые эсеры и меньшевики мечтают, что лучшие люди из этих промежуточных партий мечтают совершенно искренне об этой середине, но мы на опыте целых стран, на опыте народов знаем, что это пустейшие мечты, потому что середины нет в этом царстве Учредительного собрания, где Черновы и Майские начинали еще раз министерские карьеры и где получился полный развал. Что это — случайность или большевистский наговор?.. Это еще раз подтверждает то, что большевики правы, когда говорят: либо диктатура рабочего класса, диктатура всех трудящихся и победа над капитализмом, либо самое грязное и кровавое господство буржуазии вплоть до монархии, которую Колчак установил, как это было в Сибири».

Характерна в том же плане и деятельность самарского Комуча в Среднем Поволжье и на Южном Урале. Создав Комуч в начале июля 1918 года, эсеры рассматривали его как «эмбрион Учредительного собрания, а не как местный орган». К концу сентября 1918 года в этом своеобразном карликовом парламенте преимущественно однопартийного эсеровского состава было немногим менее ста членов бывшего Всероссийского Учредительного собрания, съехавшихся в Поволжье. «Демократизм» эсеров тотчас дал первую осечку, как только было признано, что гласность и публичность заседаний Комуча «при настоящих условиях следует признать невозможными». Буржуазно-демократические свободы, декларированные Комучем, скоро пришли в явное противоречие с его практической политикой, а сама учредилка все более скатывалась на путь реставрации власти капиталистов и помещиков.

Эсеры в законодательном порядке ликвидировали права Советов, упразднили все декреты, принятые в интересах народа: о мире, о земле, суде, об отделении школы от церкви, о печати, национализации промышленности и банков. Вопреки обещаниям установить подлинную «демократию» и «народоправие» было принято решение «Об ограничении избирательных прав служащих советских учреждений и красноармейцев»; профсоюзы, фабзавкомы и другие общественные организации потеряли свое прежнее значение. Свобода слова и печати восстанавливалась лишь для белогвардейцев и буржуазии, тогда как газеты большевиков, левых эсеров, максималистов и анархистов были закрыты. ... к осени 1918 года, все эсеровские правительства и «представительные» учреждения на территории России, все эти осколки парламентаризма не удержались на пресловутой «середине» и, как указывал В. И. Ленин, уступили место и власть открытой белогвардейской диктатуре буржуазии и помещиков. Тем самым попытки «третьей силы» создать новоявленные парламентские государственные образования «чистой» демократии потерпели полный провал.

... Постановлением ВЦИК от 30 ноября 1918 года был отменен декрет об удалении меньшевиков и эсеров из Советов, им было разрешено выставлять списки на выборах в Советы, вести легальную деятельность партийных организаций и выпускать центральный орган меньшевиков — газету «Всегда вперед».

... На рубеже 1918—1919 годов IX Совет эсеров принял решение об изменении позиции своей партии и об отказе от вооруженной борьбы против Советской власти. Тогда же Всероссийское совещание РСДРП (меньшевиков) также пересмотрело политическую линию партии. В резолюции совещания отвергались все планы насильственного свержения Советской власти и ... признавалось, что «в настоящее время лозунг Учредительного собрания мог быть использован, как знамя и прикрытие прямой контрреволюции, и что даже новые выборы, произведенные в такой обстановке, грозили бы сделать Учредительное собрание не органом революции, а органом контрреволюции», а потому партия должна временно принять «советский строй, как факт действительности, а не как принцип», оставаясь по-прежнему сторонницей «демократии».

... Эта форма была доведена до совершенства в странах со старыми парламентскими традициями, где капиталистическая пропаганда десятилетиями внедряла в сознание народа мифы о представительных учреждениях как о завоевании «демократии вообще», «чистой демократии», «искусно пряча миллионы связей парламента с биржей и с капиталистами, используя подкупную, продажную прессу и всеми средствами пуская в ход силу денег, власть капитала».

... «...Самые важные вопросы: война, мир, дипломатические вопросы решаются ничтожной горсткой капиталистов, которые обманывают не только массы, но даже часто обманывают и парламент. Нет в мире парламента, который бы сказал когда-либо что- либо серьезное но вопросу о войне и мире!»

... парламентскую деятельность социалистических партий, по мнению В. И. Ленина, нельзя превращать в самоцель. Социалисты должны использовать буржуазный парламентаризм и все другие формы буржуазной демократии в возможно более широком виде лишь для того, чтобы «подготовить массы к революции». Поэтому парламентская деятельность социалистических партий в условиях более или менее «спокойного» развития буржуазного общества рассматривалась Лениным в качестве дополнительного тактического оружия, служившего наряду с другими формами партийной работы задаче революционного воспитания масс. «Социалисты, борцы за освобождение трудящихся от эксплуатации должны были использовать буржуазные парламенты, как трибуну, как одну из баз для пропаганды, агитации, организации, пока борьба наша ограничивалась рамками буржуазного строя».

... «Бернштейнианцы  принимали и принимают марксизм за исключением его непосредственно-революционной стороны. Парламентскую борьбу они рассматривают не как одно из средств борьбы, пригодное особенно в определенные исторические периоды, а как главную и почти исключительную форму борьбы, делающую ненужным «насилие», «захваты», „диктатуру”».

... В конце 1919 года он писал: «...ограничивать борьбу классов борьбой внутри парламента или считать эту последнюю высшей, решающей, подчиняющей себе остальные формы борьбы, значит переходить фактически на сторону буржуазии против пролетариата...».

... в классовом обществе возможна лишь одна диктатура: либо диктатура пролетариата, либо диктатура буржуазии. Попытка же совместить обе эти диктатуры была, по мнению Ленина, «полным отречением и от марксизма и от социализма вообще».

... «Теперь, когда всемирная история поставила на очередь дня вопрос о разрушении всего этого строя, о свержении и подавлении эксплуататоров, о переходе от капитализма к социализму,— теперь ограничиваться буржуазным парламентаризмом... это значит позорно изменять пролетариату, переходить на сторону его классового врага, буржуазии, быть изменником и ренегатом».

... В. И. Ленин в статье «Один из коренных вопросов революции» (сентябрь 1917 года) писал: «...получается всегда такая вещь, при всевозможных «коалиционных» министерствах с участием «социалистов», что эти социалисты, даже при условии полнейшей добросовестности отдельных лиц из их числа, на деле оказываются пустым украшением или ширмой буржуазного правительства, громоотводом народного возмущения от этого правительства, орудием обмана масс этим правительством».

...В. И. Ленин, признавая некоторые положительные стороны буржуазного парламентаризма и отмечая, что представительные учреждения дают известные возможности для усиления политической борьбы пролетариата против капитализма, тем не менее рассматривал парламентскую деятельность социалистов лишь как вспомогательное и дополнительное тактическое оружие классовой борьбы пролетариата и его партий. Более того, всякое сползание с этой точки зрения, всякое преувеличение роли парламента и буржуазной демократии в революционном движении и увлечение исключительно парламентской оппозиционной борьбой (доведенной реформистами до степени «парламентского кретинизма» и «парламентского идиотизма») он квалифицировал как прямое предательство интересов рабочего класса, принципов и идеалов социализма. Путь к победе социализма В. И. Ленин видел прежде всего в организации классовой борьбы пролетариата в ее наиболее действенных массовых формах (забастовка, политическая демонстрация и стачка, вооруженное восстание и т. д.). Развитию и поддержке именно этих форм должна была служить и очищенная от опошления оппортунистами подлинно революционная парламентская деятельность партий рабочего класса.

... по Ленину: «Ни в каком случае не отказываться (за исключением особых случаев, в виде изъятия) от использования парламентаризма и всех «свобод» буржуазной демократии, не отказываться от реформ, но рассматривать их только как побочный результат революционной классовой борьбы пролетариата»

... Антипарламентаризм как одно из проявлений «левизны», во-первых, представлял собою наивную реакцию революционно настроенных рабочих на парламентский кретинизм и продажность реформистских лидеров социал-демократии и был вызван горячим стремлением к революционной борьбе; во-вторых, отражал неустойчивость мелкобуржуазных элементов в коммунистическом движении, склонных проявлять «революционное нетерпение» и революционаризм вопреки реальной обстановке; наконец, в-третьих, свидетельствовал о политической неопытности, отчасти даже сектантстве некоторых руководителей компартий, о непонимании того, что мобилизация масс на свержение буржуазного строя невозможна без всесторонней подготовки, использования всех форм легальной и нелегальной работы, в том числе и парламентской деятельности.

... Работа коммунистов внутри или «извнутри» парламента, как выражался В. И. Ленин, должна была преследовать две основные цели. Во-первых, оппозиционной деятельностью внутри реакционных и даже контрреволюционных буржуазных представительных учреждений оказывать поддержку массовым действиям пролетариата, которые рассматривались как главные; во-вторых, использовать парламентскую трибуну для преодоления парламентских предрассудков масс и воспитания их в революционном духе.

... Однако использование парламента в условиях мирного развития революции никоим образом нельзя отождествлять с парламентским путем к социализму, поскольку такая формулировка мало чем отличается от «парламентского социализма» оппортунистов, видящих весь смысл революционной борьбы в парламентской возне вокруг реформ, которые якобы способны постепенно привести к «врастанию капитализма в социализм». Если при жизни В. И. Ленина «парламентский социализм» выражался главным образом в теоретических упражнениях реформистов, несостоятельность которых и несовместимость с марксизмом блестяще показал руководитель нашей партии и государства, то ныне бесплодность и бесперспективность «парламентского социализма» вполне подтверждена на практике. «Наиболее убедительным доказательством несостоятельности теории «постепенного врастания в социализм»,— пишет Иб Нёрлунд,— является то, что она на практике ни в одном случае не привела к социалистическим преобразованиям общества, даже там, где социал-демократические партии на протяжении многих лет входили в правительства и располагали большинством в парламенте. Этим самым они только доказали, что такое большинство не привело трудящиеся классы к обладанию действительной политической властью в обществе, оно только позволило этим партиям взять на себя функции администраторов в государственном аппарате, который по-прежнему служил орудием власти монополистического капитала».

... Член Политбюро Компартии Финляндии Э. Туоминен, характеризуя послевоенный революционный процесс в Европе, пишет: «В 1947—1948 гг. коммунисты были устранены из правительств ряда капиталистических стран, в том числе Финляндии, так как не сумели своевременно организовать достаточно сильные выступления трудящихся. Представители компартий в правительствах и парламентах смело отстаивали интересы трудящихся, но слишком полагались тогда на успех своих выступлений, на возможность решения спорных вопросов парламентским путем и медлили с мобилизацией масс на новые действия в борьбе». Немаловажное значение для международного коммунистического движения имеет чилийский опыт, связанный с трехлетним пребыванием у власти правительства Народного единства во главе с С. Альенде (1970— 1973 годы). Этот опыт, с одной стороны, подтвердил возможность победы демократической революции мирным конституционным путем и частичного использования законодательной власти (президент) и подчиненной ему исполнительной власти (правительство) в интересах трудящихся. С другой стороны, по мнению самих руководителей компартии этой страны, они «допустили одну из самых серьезных ошибок, переоценив демократизм государственной системы в Чили, и своевременно не приняли мер к ее преобразованию».

... в начале 70-х годов, член Политкомиссии ЦК КПЧ В. Тейтельбойм пишет: «Если вслед за победой на выборах не развернутся широкие наступательные действия большинства народа, направленные на превращение ее в реальную власть, которую массы были бы готовы и способны удержать и защитить, несмотря на все препятствия, вопреки всем попыткам внутренних и внешних противников не признавать или ликвидировать эту власть,— если это не будет достигнуто, то возможно и даже неизбежно поражение».

... Однако, несмотря на усиление позиций коммунистов и левых партий в парламентах капиталистических стран, основное направление деятельности представительных институтов по-прежнему контролируется крупной монополистической буржуазией. Об этом лучше всего свидетельствует то мощное давление на Италию, которое предприняли империалистические круги США и руководство НАТО. Их угрозы экономическими и финансовыми санкциями, если коммунисты, добившись столь внушительного успеха на выборах 1976 года, будут допущены к руководству страной, лишний раз показали, что результаты выборов отнюдь не являются решающим условием, которое обеспечило бы поворот к демократии и социализму. Как только демократические свободы начинают угрожать интересам монополистического капитала, он предпринимает все усилия для их ограничения.

... Главным критерием верности марксизму-ленинизму в трактовке этого вопроса было и остается признание необходимости завоевания политической власти рабочим классом и его союзниками путем использования наиболее действенных массовых внепарламентских форм классовой борьбы, без которых парламентаризм как фактор революции и парламентская деятельность как тактическое оружие теряют какое-либо революционное значение. Успехи парламентской работы компартий капиталистических стран не являются самоцелью. В современных условиях, как и прежде, их можно и должно рассматривать лишь как средство усиления внепарламентской классовой борьбы пролетариата, которая только одна и может проложить путь к коренным социально- экономическим и политическим преобразованиям, к антимонополистической демократии, к социализму. Всякая иная оценка рассматриваемой проблемы неизбежно привела бы к сползанию на позиции реформизма.

Отрывки из книги

 

История разработки В. И. Лениным учения о соотношении внепарламентских и парламентских форм борьбы, анализ опыта творческого применения этого учения большевиками и братскими коммунистическими партиями на современном этапе — таково основное содержание предлагаемой работы. Исследуемые вопросы занимают видное место в программах многих коммунистических партий. Книга весьма актуальна, особенно в связи с 60-летием Великой Октябрьской социалистической революции, активизацией антикоммунизма и «советологии» в идеологической борьбе.

Оглавление

Глава I. На рубеже XX века. Идеи Земского собора и Учредительного собрания

Глава II. 1905 год. Революция, лозунг Учредительного собрания и булыгинская Дума

Глава III. Думский период. Развитие Лениным учения о революционном движении, Советах и парламентских учреждениях

Глава IV. 1917 год. Ленин, Советы и Учредительное собрание

Глава V. В. И. Ленин об отношении РКП (б) к парламентаризму в России после роспуска Учредительного собрания

Г лава VI. Октябрьская революция и оценка В. И. Лениным западного буржуазного парламентаризма, парламентской деятельности социалистических партий

Глава VII. В. И. Ленин и становление тактики революционного парламентаризма в международном коммунистическом движении

Глава VIII. Парламентаризм и деятельность Коминтерна в годы стабилизации, экономического кризиса капитализма, наступления фашизма

Глава IX. Коммунисты, парламентаризм и современность.