Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 1114

От авторов сайта: Если мы скажем, что во всем согласны с автором, то соврем. Например в вопросе предвидения Февральской революции, автор плохо читал те же письма Ленина, если это утверждает, или статьи Елизаровой. Так же мы не поддерживаем конспирологическую теорию мирового заговора. Не согласны с темами еврейства и премьер-министра Ленина. В отличие от автора мы считает КПРФ оппортунистической (меньшевистской) партией. И многие "еслибизмы" автора утопическими. Нам не понятно, как человек, изучавший ленинизм, может утверждать, что можно сменить общественно-экономическую формацию путем выборов-голосований. Но книга очень информативна: оказывается Ленин не только участвовал в выборах во II Думу, но и прошел в выборщики. Читатель, пропусти конспирологические теории, англожидомасонские заговоры, Золотую Элиту, еслибизмы (Ленин, пришедший к власти путем буржуазных выборов хоть в 1907, хоть в 1917 году) автора, и узнаешь много нового об эпохе. Автор изучил и представил огромное количество первоисточников, документов, мемуаров, за что мы выражаем ему свое глубокое уважение.

 

Сергей Кремлев

Ленин. Спаситель и создатель

Читать книгу "Ленин. Спаситель и создатель" в формате PDF

 

Отрывки из книги:

... Сказал тогда Сталин и о Троцком:

«Теперь, спустя семь лет, Троцкий злорадствует по поводу былых разногласий большевиков, изображая эти разногласия как борьбу чуть ли не двух партий внутри большевизма. Но, во-первых, Троцкий тут безбожно преувеличивает и раздувает дело… Во-вторых, наша партия была бы кастой, а не революционной партией, если бы она не допускала в своей среде оттенков мысли… В третьих, нелишне будет спросить, какова была тогда позиция самого Троцкого?.. Так называемый редактор сочинений Троцкого ... Ленцнер уверяет, что „американские письма“ Троцкого (март) „целиком предвосхитили“ ленинские „Письма из далека“, легшие в основу Апрельских тезисов Ленина. Так и сказано: „целиком предвосхитили“. Троцкий не возражает против такой аналогии… Но… письма Троцкого „совсем не похожи“ на письма Ленина ни по духу, ни по выводам…»

... К слову, приметы Ленина Бряндинский описывал тогда же так:

«…около 40 лет от роду, выше среднего роста, худощавый, продолговатое бледное лицо, живые глаза, светло‑русый, большая лысина, усы и борода бриты».

... слух о том, что у Ленина была с Арманд «тайная любовь» запустил в оборот в начале 50‑х годов бывший французский интернационалист Марсель Боди… Сообщая об этом, упомянутый выше Владимир Ефимович Мельниченко, далее продолжает:

«Из пальца высосан вымысел об интимной связи Владимира Ильича с Арманд „на протяжении десяти лет“… Поднята до „научного“ уровня одна из давних побасенок: „Имелась версия, что Сталин угрожал Крупской в случае её малейшего неповиновения объявить официальной женой Ленина Инессу Арманд“…»

... Однако, привожу прямое мнение автора «Личной жизни Ленина»:

«Любил ли Владимир Ильич Арманд? На этот вопрос мог бы ответить только он сам. Документы, которыми мы располагаем, не дают однозначного ответа, всяческие вымыслы любого толка – неуместны, недостойны».

 

По аналогии: возвращающийся из долгой эмиграции через РФ китайский диссидент велел бы служащему в московской фирме китайцу, чтоб его в Архангельске "непременно" встречали собянин с зюгановым. Причем энтот "собянин" хоть в "архангельск" не прибыл, но в "вятку" все-таки прискакал. ("вятка" - Мальме, "архангельск" - Треллеборг, "собянин" - Линдхаген с сопровождающими лицами и кучей журналюг)

... 7‑го апреля Ленин был ещё в Берне и телеграфировал в Стокгольм:

«Завтра уезжает 20 человек. Линдхаген (социал‑демократический депутат риксдага, бургомистр Стокгольма. – С.К .) и Стрём (секретарь Социал‑демократической партии Швеции. – С.К .) пусть обязательно ожидают в Треллеборге. Вызовите срочно Беленина, Каменева в Финляндию…»

Но в тот же день в Стокгольм уходит другая телеграмма:

«Окончательный отъезд в понедельник. 40 человек (реально уехало 32 человека, – С.К.). Линдхаген, Стрём непременно Треллеборг…»

... На следующий день после приезда, в 8 часов вечера 4(17) апреля 1917 года началось заседание Исполнительного комитета Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов, и Ленин там – сразу же – дал свой первый политический бой.

... На том же заседании Ленин был введён в состав Петроградского Совета… Это была его первая государственная, по сути, должность за всю его политическую биографию.

... А в апреле 1917 года Штаты «лично» пришли в Европу, формально – как её союзники, а на деле – как агрессоры.  Мудрый Шарль‑Морис Талейран за сто лет до этого предупреждал: «В тот день, когда Америка придёт в Европу, мир и безопасность будут из неё надолго изгнаны»!

О РКМП

... Участник Первой мировой войны, бывший офицер старой русской армии и советский военный историк генерал Барсуков в капитальном труде «Артиллерия русской армии (1900–1917 гг.)» констатировал следующее:

«Россия влила в американский рынок 1 800 000 000 золотых рублей, и притом без достаточно положительных для себя результатов. Главным образом за счёт русского золота выросла в Америке военная промышленность громадного масштаба, тогда как до мировой войны американская военная индустрия была в зачаточном состоянии. Ведомства царской России, урезывая кредиты на развитие русской военной промышленности, экономили народное золото для иностранцев. Путём безвозмездного инструктажа со стороны русских инженеров созданы в Америке богатые кадры опытных специалистов по разным отраслям артиллерийской техники».

Сведения генерала Барсукова подтверждает и генерал Маниковский в своём основополагающем исследовании «Боевое снабжение Русской Армии в 1914–1918 гг.», где говорится:

«Без особо ощутительных для нашей Армии результатов, в труднейшее для нас время пришлось влить в американский рынок колоссальное количество золота, создать и оборудовать там на наши деньги  массу военных предприятий, другими словами произвести на наш счет генеральную мобилизацию  американской промышленности, не имея возможности сделать того же по отношению к своей собственной».

... И не большевики, а царское правительство 29 ноября 1916 года впервые ввело понятие «принудительная продразвёрстка», выпустив постановление «О развёрстке зерновых хлебов и фуража».  Причина такой меры была понятна! Того мужика, который, недоедая, кормил Европу и при этом – как-никак – кормил ещё и себя и свою семью, теперь надо было самого кормить за счёт государства, потому что миллионы мужиков сидели в окопах.

Временное правительство, продолжая эту линию, объявило хлебную монополию: хлебные излишки объявлялись государственной собственностью и торговля ими запрещалась. То есть, большевики, взяв власть, всего лишь продолжили, ужесточив, продовольственную политику не только Временного правительства, но даже царизма – проблема-то существовала объективно!

Царизм за последние 8 месяцев своего существования заготовил 365 миллионов пудов зерна, Временное правительство за примерно тот же срок пребывания у власти – 360 миллионов пудов зерна…

Забегая вперёд, сообщу, что Советская власть заготавливала зерна по продразвёрстке меньше, чем её предшественники: в первом году революции, до введения продразвёрстки, было заготовлено около 50 миллионов пудов хлеба, во втором по продразвёрстке – свыше 100 миллионов пудов, и в третьем – свыше 200 миллионов пудов.

Про научную эмиграцию:

... Алексей Николаевич Бах (1857–1946), будущий основатель советской школы биохимиков, в начале 1897 года сформулировал перекисную теорию процессов медленного окисления. Правда, бывший народоволец Бах работал тогда в Швейцарии, поскольку в 1885 году ему пришлось эмигрировать. Вернулся он на родину в 1917 году, чтобы стать основателем Физико‑химического института и Института биохимии АН СССР.

... Но теперь Ленин уже не питает иллюзий относительно того, что его жизнь профессионального революционера будет проходить исключительно в обстановке дружной, товарищеской партийной работы. Увы, слишком многие не хотят выходить из „болота“ „кружковщины“ и „экономизма“, а многие в это „болото“ сворачивают вольно или по заблуждению. За партию приходится бороться внутри самой партии. И накалом этой борьбы всё более дышат ленинские „предсъездовские“ письма 1902 и 1903 года…

О молодом Сталине

... Он и Ленин ещё не были знакомы, Сталин находился пока что на периферии движения, но его позиция поддержки Ленина была непоколебимой, и это хорошо доказывают два сталинских «Письма из Кутаиса».

Письма были написаны Сталиным осенью 1904 года своему товарищу по революционной работе М. Давиташвили. Тот жил тогда в Лейпциге, входил в лейпцигскую группу большевиков и, судя по всему, переслал письма Сталина вместе с их переводом с грузинского Ленину в Женеву. Там с начала января 1904 года по почину «группы инициаторов», в которую вошли В. Д. Бонч‑Бруевич, П. Н. Лепешинский, В. В. Воровский, М. С. Ольминский, М. Н. Лядов и другие большевики, как раз начали формироваться библиотека и архив при ЦК РСДРП. Ленин эту инициативу поддержал и вместе с Крупской передал из личной библиотеки в партийную ряд книг и т. д.

Так что сталинские письма были найдены впоследствии среди переписки Ленина и Крупской с большевистскими организациями в России.

Первое письмо начинается так:

«Здесь теперь нужна „Искра“ (хотя она без искры, но всё‑таки нужна: по крайней мере в ней есть хроника, чорт её возьми, надо хорошо знать и врага), начиная с 63 №…

Прочёл брошюру Галёрки (Ольминского. – С.К .) „Долой бонапартизм“. Ничего себе. Если бы он бил своим молотом сильнее и глубже, было бы лучше… Человек, стоящий на нашей позиции, должен говорить голосом твёрдым и непреклонным. В этом отношении Ленин – настоящий горный орёл.

Прочёл также статьи Плеханова, в которых он разбирает „Что делать?“ (книга В. И. Ленина. – С.К. ). Этот человек или совершенно рехнулся, или в нём говорят ненависть и вражда. Думаю, что обе причины здесь имеют место…»

Сталин задавался вопросом – как вырабатывается теория социализма? Он спрашивал: «Масса даёт своим руководителям программу и обоснование программы или руководители массе?», и сам же отвечал, что теория «рождается вне  (выделено везде Сталиным. – С.К. ) стихийного движения людьми, вооружёнными знаниями нашего времени», что теория социализма вырабатывается «даже вопреки движению», и «затем уж вносится извне  в это движение…»

А далее шло:

«…Заключение (практический вывод) отсюда таково: возвысим пролетариат до сознания истинных классовых интересов, до сознания социалистического идеала, а не то чтобы разменять этот идеал на мелочи и приспособить к стихийному движению. Ленин установил теоретический базис, на котором и строится этот практический вывод. Стоит только принять эту теоретическую предпосылку, и никакой оппортунизм не подступит к тебе и близко. В этом значение ленинской идеи. Называю её ленинской, потому что никто в русской литературе не высказывал её с такой ясностью, как Ленин. Плеханов думает, что он всё ещё пребывает в 90‑х годах и жуёт пережёванное 18 раз…»

 «…теоретическая война Плеханова против Ленина – чистейшее донкихотство, война с ветряными мельницами, так как Ленин в своей книжке последовательнейшим образом придерживается положения К. Маркса о происхождении сознания. Война же Плеханова… – сплошная путаница, характерная для „индивида“, переходящего в лагерь оппортунистов. Если бы Плеханов поставил вопрос ясно, хоть бы в таком виде: „кто формулирует программу, руководители или руководимые?“ И затем: „кто кого возвышает до понимания программы, руководители руководимых или последние первых?“ …Если бы Плеханов так ясно поставил себе эти вопросы, в силу своей простоты и тавтологичности в себе самих заключающие своё разрешение, то он, может быть, испугался бы своего намерения и не выступил бы с таким треском против Ленина…»

... 1 января 1905 года в № 8 газеты «Пролетариатис Брдзола» («Борьба пролетариата») Сталин публикует статью «Класс пролетариев и партия пролетариев», ...

«До сегодняшнего дня наша партия была похожа на гостеприимную патриархальную семью, которая готова принять всех сочувствующих. Но после того, как наша партия превратилась в централизованную организацию , она сбросила с себя патриархальный облик и полностью уподобилась крепости , двери которой открываются лишь для достойных…»

 «…Если мы спросим: кого мы должны назвать членом Российской социал‑демократической рабочей партии, то эта партия может дать лишь один ответ: того, кто принимает программу партии, материально помогает партии и работает в одной из партийных организаций.

Эту именно очевидную истину и выразил тов. Ленин в своей замечательной формулировке…»

Ясно, что Ленин для Сталина – чёткий ориентир, маяк.

 

О деньгах

... Ерамасов входил в число наиболее состоятельных людей Сызрани, что позволяло ему, к слову, регулярно избираться гласным Сызранской городской думы… И все годы до Октября 1917‑го он щедро выделял средства вначале на ленинскую «Искру» – именно ленинскую, затем – на ленинский «Вперёд», и другие большевистские издания.

Об А. И. Ерамасове очень тепло написала в своих воспоминаниях младшая сестра Ленина – Мария Ильинична:

«Хотя А. И. Ерамасов был довольно редким нашим посетителем в Самаре – жил он постоянно в Сызрани, – но связь с ним установилась крепко, на всю жизнь. Не принимая сам непосредственного участия в революционной работе, он за всё время подпольной борьбы снабжал партию средствами – он был тогда довольно богатым человеком, и в трудные времена мы всегда обращались за помощью к монаху, как прозвал его Ильич.

После революции А. И. Ерамасов был некоторое время в партии, но вышел из неё по болезни (туберкулёз лёгких и почек), короткое время работал в Музее народного образования, но вынужден был оставить работу по той же причине. Не имея заработка, он находился в стеснённых материальных условиях, но сам ни разу не написал об этом ни Владимиру Ильичу, ни кому‑либо из членов нашей семьи – так велика была его скромность – пока мы сами не разыскали его и не выхлопотали ему пенсию. После этого А. И. Ерамасов прожил недолго и весной 1927 года умер в Сызрани».

О РКМП

... Скажем, великий наш историк Василий Осипович Ключевский (1841–1911) революционером не был – он был умным буржуазным либералом. Но вот что он записал в своём дневнике 7 апреля 1907 года:

«После Крымской войны русское правительство поняло, что оно никуда не годится; после болгарской войны и русская интеллигенция поняла, что она никуда не годится; теперь в японскую войну русский народ начинает понимать, что и его правительство, и его интеллигенция равно никуда не годятся…»

 

Про 1905 год:

... Интересно ..., записанное в эмиграции, свидетельство крупнейшего кадета Павла Милюкова: „То, что Ленин уже в мае смело поставил на первую очередь, для меньшевиков оставалось тогда за горизонтом практической политики“.

... Жандармский генерал Александр Спиридович в разногласиях в РСДРП обязан был разбираться по долгу службы… И порой неплохо разбирался. В эмиграции Спиридович опубликовал свой собственный, так сказать, «краткий курс» истории большевизма, где о 1905 годе писал так:

«По почти всем злободневным вопросам большевики расходились с меньшевиками и вели ожесточённые распри. Большевики признавали, что революция упёрлась в восстание, и агитировали за его подготовку, и, чтобы не растрачивать понапрасну сил, были против всяких незначительных выступлений; меньшевики же находили, что восстание неизбежно, но… находили громадную пользу в частных уличных выступлениях…»

... Сошлюсь ещё раз на такого компетентного свидетеля, как военный министр Редигер. В своих мемуарах он писал, что «брожение в войсках усиливалось» и что «приближалось время, когда и на войска нельзя будет полагаться».

При этом Редигер указывал и на причины ненадёжности войск: общее брожение в стране; присутствие в войсках массы запасных, недовольных тем, что их удерживают на службе; тяжёлая служба по «подавлению беспорядков в стране»; «дурной пример флота» и… «нищенская обстановка солдата, который бывал сыт лишь при особой распорядительности и честности начальников».

Редигер пишет: «Жалование было ничтожно до смешного: рядовой в армии получал 2 рубля 10 копеек в год! Бельё и сапожный товар отпускались такого дрянного качества, что нижние чины продавали их за бесценок и покупали взамен собственные вещи; отпуск на шитьё сапог был ничтожен и на это приходилось доплачивать рубля два из собственного же кармана. Короче, без помощи из дому солдат не только бедствовал, но почти не мог существовать!»

И тот же Редигер свидетельствовал, что на театре войны интендантство «передало главную массу заготовлений собственному попечению войск» и в частях накапливались «экономические капиталы, доходившие до нескольких сотен тысяч рублей на полк»! «Деньги, достававшиеся так легко, – писал Редигер, – конечно, столь же легко и расходовались как в самих частях (пособия офицерам), так и в местах постоянного расположения войск: я имел сведения, что некоторые части заказывали себе новую обстановку для офицерских собраний, даже делали распоряжение о постройке своей церкви».

А солдаты ходили или в гнилых казённых сапогах, или в собственных, «построенных» на оторванные от семей рубли!

В рассказанное выше верилось бы с трудом, если бы это писал не военный министр, причём писал во врангелевском Севастополе.

... Официально I Дума была распущена, фактически – разогнана. И не просто разогнана, а разогнана грубо и глупо. Павел Милюков вспоминал: "Главной задачей Столыпина сделалась борьба с остатками разогнанной Думы… Административные мероприятия посыпались… на личный состав бывших думских депутатов. При самом разъезде их по домам на ближайшей станции к месту жительства их ожидала полиция…"

Особенно, по словам Милюкова, круто пришлось депутатам-крестьянам, их дома "окружала полиция; дать отчёт избирателям о деятельности в Думе было абсолютно невозможно; попытки прорвать эту блокаду кончились стрельбой, высылкой и тюрьмой".

 

... Конец 1906 года выдался политически горячим – шла избирательная кампания по выборам во II Думу, и Ленин был очень занят выборами. Он прошёл в выборщики от блока левых партий по столичному Московскому району, и ему приходилось несколько раз нелегально выезжать в Петербург – группа агитаторов Петербургского комитета вынесла решение о том, чтобы коллегией партийных агитаторов руководил Ленин.

... Павла Милюкова изображают либеральным профессором‑историком, но в период русской революции 1905 года он, встретившись с премьером Столыпиным, потребовал от него участия кадетов в правительстве и поста министра внутренних дел для… себя. А когда Столыпин усомнился в том, что думские кадеты справятся с революционным движением, профессор заявил:

"Этого мы не боимся. Правительство определённо заявит революционным партиям, что они имеют такие-то и такие-то свободы, перейти границы которых правительство им не позволит. Досюда – и ни шагу дальше! А если бы революционное движение разрослось, то думское правительство не остановится перед принятием самых серьёзных и решительных мер. Если надо будет, мы поставим гильотины на площадях и будем беспощадно расправляться со всеми, кто ведёт борьбу против опирающегося на народное доверие правительства".

... В 1924 году Максим Горький, вспоминая этот эпизод, писал:

«Коротенький Фёдор Дан говорил тоном человека, которому истина приходится родной дочерью, он её родил, воспитал и всё ещё воспитывает. Сам же он, Фёдор Дан, является совершенным воплощением Карла Маркса, а большевики – недоучки, неприличные ребята, что особенно ясно из их отношения к меньшевикам, среди которых находятся „все выдающиеся теоретики марксизма“…»

О РКМП

... После переворота 3 июня избирательный закон был изменён в пользу представительства крупных собственников – помещиков и капиталистов. В землевладельческой курии один выборщик избирался от 230 человек, в городской курии 1 разряда – от 1 тысячи, в городской курии 2 разряда – от 15 тысяч, в крестьянской курии – от 60 тысяч, в рабочей курии – от 125 тысяч.

Иными словами, царь давал одному помещику права почти 500 рабочих. В результате помещики и буржуазия получили возможность избрать 65 % всех выборщиков, крестьяне – 22 % (раньше – 42 %), рабочие – 2 % (раньше – 4 %). Лишалось избирательных прав коренное население Азиатской России, вдвое сокращалось представительство населения Польши и Кавказа…

... утром 4 апреля около трёх тысяч рабочих направились к Надеждинскому прииску, где находился прокурор, чтобы вручить жалобу. Но заранее подтянутые войска открыли огонь. Было убито 270 и ранено 250 человек.

10 апреля 1912 года в ответ на запрос социал‑демократической фракции Государственной Думы министр внутренних дел Макаров заявил: «Так было и так будет впредь! »

В СССР об этом палаческом ответе знал любой средне успевающий ученик средней школы, сегодня о нём вряд ли знают даже школьные учителя.

О статусе Ленина в РКМП

... Департамент полиции сообщил командующему фронтом генералу Алексееву, что, по сведениям министерства внутренних дел, в краковской тюрьме может содержаться В. И. Ульянов, более известный как Ленин. Циркуляр уведомлял, что разыскиваемый полицией Ленин является выдающимся представителем РСДРП, «имеет за собой долголетнее революционное прошлое, состоит членом ЦК партии и создателем отдельного течения партии». Соответственно, Департамент полиции просил Алексеева в случае взятия Кракова «не отказать в распоряжении об аресте Ленина и препровождении его в распоряжение Петроградского градоначальства».

 

О лозунге перерастания империалистической войны в гражданскую:

... проводя ... предельно ясную и предельно гуманистическую идею, Ленин в манифесте о войне заявил:

«Превращение современной империалистической войны в гражданскую войну есть единственно правильный пролетарский лозунг, указываемый опытом Коммуны, намеченный Базельской (1912 г.) резолюцией и вытекающий из всех условий империалистической войны… Как бы ни казались велики трудности такого превращения в ту или иную минуту, социалисты никогда не откажутся от систематической, настойчивой, неуклонной подготовительной работы в этом направлении, раз война стала фактом».

Слова «раз война стала фактом» являются ключевыми. Мы не хотим войны, потому что она означает гибель миллионов людей. Но раз война стала фактом , раз миллионы уже гибнут, и гибнут зря , то следует повернуть войну так, чтобы в огне классовой войны погиб тот строй, который послал на гибель миллионы во имя интересов кучки.

... Интересен и ответ Ленина польскому журналисту А. Майкосену, спросившему его в апреле 1914 года: «Вы жаждете конфликта?»

Ленин тогда ответил: «Нет, я не хочу его. Почему я должен был бы его хотеть? Я делаю всё и буду делать до конца, что будет в моих силах, чтобы препятствовать мобилизации и войне. Я не хочу, чтобы миллионы пролетариев должны были истреблять друг друга, расплачиваясь за безумие капитализма. В отношении этого не может быть недопонимания. Объективно предвидеть войну, стремиться в случае развязывания этого бедствия использовать его как можно лучше – это одно. Хотеть войны и работать для неё – это нечто совершенно иное ».

О РКМП

... Увы, племя политических глупцов неистребимо… Все квази‑„геополитические“ построения уткиных разбиваются об одну единственную цифру из капитального труда генерала от инфантерии Андрея Медардовича Зайончковского (1862–1926) „Первая мировая война“ (см. Зайончковский А. М. Первая мировая война. СПб.: Полигон, 2000, с. 836): за 1914–1917 годы Россия изготовила 3 000 самолётов и 1 300 авиамоторов, да и то, в основном, по иностранным лицензиям.

Англия за тот же период изготовила 55 000 самолётов и 57 900 авиамоторов, Франция – 51 000 самолётов и 93 000 авиамоторов (Германия произвела 33 000 самолётов). За 1914–1917 годы Англия изготовила 2 818 танков, Франция – 5 300 танков, а Россия – ни одного!

О эмиграции

... Дело в том, что Ленин и Крупская жили в Швейцарии на особом, по сравнению с другими эмигрантами, положении. После освобождения Ленина осенью 1914 года из австрийской тюрьмы, Ульяновы получили по ходатайству швейцарских социал-демократов убежище в Швейцарии с правом проживания в столице Берне до 12(25) января 1917 года. Но – без права, в отличие от «довоенных» эмигрантов, свободного перемещения из кантона в кантон, из города в город.

Это было неудобно во всех смыслах. Когда Ленин в январе 1916 года собрался в Цюрих, потребовалось особое полицейское разрешение. Во время работы над «Империализмом…» Владимир Ильич испросил право на пребывание в Цюрихе без специального оформления – кроме прочего, в Цюрихе жить было дешевле, а «германские миллионы» существовали лишь в будущем воображении стариковых и мельгуновых…

Квартировали Ульяновы, к слову, у сапожного мастера Каммерера по адресу Шпигельгассе, 14 – в старой части города, где селилась рабочая беднота.

Поскольку вид на жительство в начале 1917 года заканчивался, 15(28) декабря 1916 года Ленину вновь пришлось обратиться в полицейское управление Цюриха с заявлением о продлении срока проживания до 31 декабря 1917 года. В заявлении указывалось, что требуемый залог в 100 франков внесён в Цюрихский кантональный банк на счёт № 611361.

О страстотерпце и временных

... выдержка из доклада членов Государственной думы о настроениях на фронте сразу после Февральского переворота. Там сообщается прямо: «…настроение сплошь республиканское. Спрашивали: арестован ли Романов с семьёй? Как только сказали, что арестован, стали кричать „ура“, качать и так далее…».

... Ленин не был знаком с документами Ставки, а то мог бы процитировать делегатам письмо Верховного Главнокомандующего генерала А. Брусилова, направленное командующим фронтами, где генерал рекомендовал «отбор испытанных и надёжных в смысле дисциплины войск, которые могли бы явиться опорой для власти» и пояснял:

«Несомненно, что с последним выстрелом на фронте всё, что теперь ещё удаётся удержать в окопах, ринется в тыл, и притом с оружием в руках. Эта саранча, способная поглотить всё на своём пути, окончательно погубит и свободу, и все завоевания революции. К этому надо быть готовым так же, как и к надвигающейся гражданской войне…»

Последняя генеральская фраза может быть хорошей иллюстрацией к вопросу: «Кто готовил гражданскую войну – революционер Ленин или царские генералы, вдруг воспылавшие любовью к „свободе и революции“?»

При этом генералы в полном согласии с помещиками, заводчиками, фабрикантами, крупными адвокатами, кадетскими профессорами и т. д. смотрели на народ, на своих же соотечественников , как на саранчу!

... При этом тех, кого массово расстреливали из пулемётов – как на углу Садовой и Невского, как бы и не заметили. Зато похороны в субботу 15 июля в Петрограде семерых погибших при подавлении демонстрации казаков были обставлены властями с отвратительной помпой. Очень, к слову, напоминающей ту, с которой хоронили три «жертвы тоталитаризма» в Москве в августе 1991 года после успешного заговора против народа уже советской Элиты…

... Собственно, то, чем был Июль 1917 года для Элиты, не очень-то ей скрывалось в реальном масштабе времени! Так, князь Львов в прощальной беседе с журналистами, аккредитованными при Временном правительстве, бухнул прямо: «Особенно укрепляют мой оптимизм события последних дней внутри страны. Наш „глубокий прорыв“ на фронте Ленина имеет, по моему убеждению, несравненно большее значение для России, чем прорыв немцев на нашем Юго-Западном фронте».

Вообще-то этими словами князь убедительно доказал, что он не политик, а дурак – умные люди всё такое держат себе на уме.

О Троцком

... Троцкий, только-только вернувшись в Россию, 10 мая на конференции «межрайонцев» заявил: «Я называться большевиком не могу».

Но Россия 1917 года приняла Троцкого – бывшего председателя Петроградского Совета в 1905 году, не на «ура». С оркестрами и цветами его, в отличие от Ленина, не встречали, старый приятель Чхеидзе речей не произносил, народ на броневик не ставил. Теперь его включили в Исполком Петросовета лишь с совещательным голосом, а Петросовет-то был, вроде бы, своим – меньшевистским.

Что делать?

Троцкий был человеком с огромным самомнением и даже не с самолюбием (это черта неплохая), а с огромным самолюбованием. При этом – с огромными претензиями на единоличное лидерство. Но подобных позёров у меньшевиков и эсеров в ЦИКе хватало без Троцкого. Он попробовал быть по привычке «внефракционным», начал издавать вновь газету «Вперёд», но, в отличие от «Правды» большевиков, и тираж её не рос, и расходился не очень.

Единственным разумным выходом для Троцкого был бы блок с Лениным, и Троцкий стал в своих речах и статьях всё более поддерживать Ленина,...

О РКМП

... Далее предоставляю слово генералу, успевшему написать в эмиграции мемуары:

«Станки разных заводов смешивались, а памятник Императору Петру I, отправленный морем, был потоплен. Таким образом нарушенная промышленная жизнь торгового центра, обнимавшего около трети промышленности всей России (тут Курлов, конечно, перехватил, – С.К .), совершенно разорила Ригу, отозвалась на всём экономическом положении государства, почти за два года до занятия его германцами… Внутри Империи эти заводы восстановлены не были и часть станков совершенно пропала и даже была выброшена из вагонов. Между тем один Руссо‑Балтийский вагоностроительный завод мог выпускать в неделю до 300 вагонов, что имело особое государственное значение ввиду последовавшего уже к этому времени расстройства транспорта…»

Такая вот иллюстрация с той стороны баррикад к тезису Станислава Говорухина о якобы прекрасно устроенной и прекрасно управлявшейся «России, которую мы потеряли»…

Не исключаю, что если бы скончавшийся в 1923 году Курлов дожил до времён Великой Отечественной войны и познакомился с тем, как провели в принципиально более сложных условиях эвакуацию промышленности на Восток большевики, то, возможно, он за одно это стал бы их уважать.

 

В главе 32 очень интересная статистика по хваленным царским железным дорогам. Для оппонентов РКМП рекомендуем.

... В 1910 году на Россию (без Финляндии) приходился 1 (один) телефонный абонент на 1 тысячу жителей, во Франции – 5, в Англии – 13, в Германии – 15, а в США и вовсе 76!

... С 31 августа 1917 года не большевики – они тогда у власти не стояли, а „временные“ власти вынуждены были уменьшить хлебный паёк в Петрограде для лиц физического труда до 1 фунта (400 г.) в день, и для остальных категорий населения – до 1/2 фунта. Самым же страшным было то, что ситуация всё время ухудшалась. Резко сократились продовольственные перевозки как по Мариинской водной системе, так и железнодорожным транспортом… Хлеба „временный“ Петроград получал к осени на 100 000 пудов меньше ежемесячной потребности и подвоз его постоянно сокращался.

(В блокадном Ленинграде в период с 20 ноября по 25 декабря 1941 года, когда паек был снижен до минимума, служащие, дети и иждивенцы получали по 125 г хлеба, рабочим полагалось 250 г, а тем, кто трудился в горячих цехах, – 375 г. Почти как при временном правительстве - Автор сайта).

В подобном положении оказывалась не только столица. По данным, приводимым жандармским генералом Спиридовичем, в сентябре 1917 года „продовольственные беспорядки имели место: 2 сентября в Житомире, 11–28-го – в Харькове, 12–15 – в Тамбове, 12-го – в Уфе, 13-го – в Полтаве, 12-го – в Астрахани, 12-го – на Урале, 14-го – в Казани, 17‑19-го – в Орле, 19-го – в Острогожске, Екатеринбурге и Бахмуте, 21-го – в Одессе, 24-го – в Кишинёве, 25‑26-го – в Бендерах, 28-го – в Севастополе, 30-го – в Мелитопольском и Днепровском уездах Симферопольской губернии, в конце сентября – на Дону и по многим другим пунктам“.

А в Ташкенте „начавшиеся 10 сентября 1917 на почве продовольствия беспорядки перешли в настоящий бунт“, и для „подавления и покорения народившейся краевой советской власти правительству пришлось командировать в Ташкент целый карательный отряд, который 26 сентября положил конец восстанию“.

... Скажем, 16 октября 1917 года – за 10 дней до восстания в Петрограде, в Рязани закончился губернский съезд Советов, высказавшийся за ликвидацию существующей власти и избравший руководящий орган из большевиков. Губернский комиссар Временного правительства немедленно известил командующего Московским военным округом, но что тот мог поделать – за рязанскими большевиками стоял 40-тысячный местный гарнизон!

17 октября 1917 года в Харькове на съезде полковых и ротных комитетов Харьковского гарнизона повторяется рязанская картина, и резолюции съезда приняты абсолютно в ленинском духе, причём заявлено, что на смену власти Керенского придёт правительство, которое будет в состоянии осуществить требования народа: помещичья земля крестьянам без выкупа, рабочий контроль над производством и распределением, мир без аннексий и контрибуций…

А 22 октября 1917 года по всей России прошли многолюдные демонстрации в поддержку созываемого II Всероссийского съезда Советов.

О декретах советской власти

... Постановление от 27 декабря 1917 года (9 января 1918 года) "О переходе Путиловских заводов в собственность Российской Республики" было обусловлено "задолженностью акционерного общества Путиловских заводов казне Российской Республики", а Декрет от 30 декабря 1917 года (12 января 1918 года) "О конфискации имущества А. И. Путилова" имел в своей основе то, что "председатель правления Русско‑Азиатского банка А. И. Путилов изобличен ... в соучастии в корниловском заговоре… и бежал за границу".

В 1918 году декреты о национализации пошли, что называется, косяком, но и тогда каждый акт национализации обосновывался.

Так, например, хромолитография и картонажная фабрика "Теодор Киббель" были конфискованы декретом от 4(17) января 1918 года "ввиду отказа предпринимателя… вести производство или произвести нормальный расчёт рабочих"…

... Между прочим, 4(17) января 1918 года был принят и ещё один декрет, подписанный Лениным, который привожу полностью:

"Совет Народных Комиссаров постановляет: конфисковать находящиеся в банках на текущих счетах А. Ф. Керенского суммы в размере 1 474 734 р. 40 к., а именно: в Государственном банке на счёте № 43191 – 1 157 414 р. 40 к. и в Международном коммерческом банке на счёте № 15697 – 317 020 р. 12 к. (сумма копеек ошибочна. – С.К .). Все эти суммы переводятся на текущий счёт Совета Народных Комиссаров.

Вместе с тем Совет Народных Комиссаров обращается ко всем, кто мог бы дать указания относительно источника этих сумм, их назначения и т. п. с просьбой дать об этом исчерпывающие сведения".

... Декрет об ассигновании 50 миллионов рублей на оросительные работы в Туркестане и об организации этих работ (ниже приводится начало):

„Утвердить план работ по увеличению обеспечения русской текстильной промышленности хлопком, заключающийся: а) в орошении 500 тысяч десятин Голодной степи Ходженского уезда Самаркандской области и в обеспечении головными сооружениями ирригационной системы, охватывающей площадь в 40 тыс. десятин Дальверзинской степи, расположенной против Голодной степи по другую сторону реки Сыр-Дарьи; б) в орошении 10 тысяч десятин Уч-Курганской степи Ферганской области и в урегулировании там же туземного водопользования на площади в 20 тысяч десятин; в) в устройстве водохранилища у Дупулинского моста на реке Зеравшане для освобождения путём регулирования речного стока реки Зеравшана около 100 тысяч десятин под культуру хлопчатника; г) в окончании постройки ирригационных систем в долине реки Чу на площади 94 тысячи десятин…“

Уже на май 1918 года выделялось 9 770 000 рублей, включая 370 000 рублей на организационные работы.

Декрет был подписан Председателем Совета Народных Комиссаров В. Ульяновым (Лениным) 17 мая 1918 года, и знакомства с одним этим документом достаточно – для честного аналитика, для того, чтобы посмеяться над баснями о: 1) Ленине – якобы фанатике мировой революции, 2) Ленине – якобы русофобе, ненавидевшем Россию, и 3) Ленине – организаторе и инициаторе якобы позарез необходимой ему гражданской войны…

Приведу в подкрепление мысли ещё один документ – опубликованное в „Известиях“ № 103 от 24 мая 1918 года Сообщение об ассигновании 14 миллионов рублей Комитету государственных сооружений и общественных работ ВСНХ на работы на водных путях. Сообщение начиналось со следующего:

„Советом Народных Комиссаров в заседании 14 мая признана в принципе необходимость производства новых работ на водных путях: на Волге у Саратова по подходу к пристаням города, по сооружению гаваней-зимовок на Волге у Нижнего Новгорода и Рыбинска, по сооружению Волго-Донского канала, по шлюзованию рек Туры, Тобола и Томи.

Полная стоимость этих работ, вследствие непредставления исчерпывающих данных, не утверждена. На приступ к работам, разработку исполнительных проектов и сметы ассигновано…“ и т. д.

Об интервенции

... Английский писатель Герберт Уэллс, совершив поездку в Советскую Россию в самом конце гражданской войны, по возвращении домой написал книгу „Россия во мгле“, где мы читаем:

„В конце 1917 года Россия пережила такой всеобъемлющий крах, какого не знала ни одна социальная система нашего времени… Это было время разгрома, время полнейшего социального разложения. Это был распад общества… Это был вызванный отчаянием взрыв самых тёмных сил человеческой натуры, и в большинстве случаев коммунисты несут не большую ответственность за эти злодеяния, чем, скажем, правительство Австралии… В начале 1918 года новому, большевистскому правительству приходилось вести жестокую борьбу не только с контрреволюцией, но и с ворами и бандитами всех мастей. И только к середине 1918 года, после того, как были расстреляны тысячи грабителей и мародёров, восстановилось элементарное спокойствие на улицах больших русских городов.

Некоторое время Россия была не цивилизованной страной, а бурным водоворотом беззакония и насилия, где слабое и неопытное правительство вело борьбу не только с неразумной иностранной интервенцией, но и с полнейшим внутренним разложением…

Не коммунизм, а европейский капитализм втянул эту огромную, расшатанную, обанкротившуюся империю в шестилетнюю изнурительную войну. И не коммунизм терзал эту страдающую и, может быть, погибающую Россию субсидированными извне непрерывными нападениями, вторжениями, мятежами, душил её чудовищно жестокой блокадой. Мстительный французский кредитор, тупой английский журналист несут гораздо большую ответственность за эти смертные муки, чем любой коммунист“.

... Только за три месяца 1919 года янки и японцы, действуя „как единое целое“, вывезли три миллиона шкурок ценной пушнины – не считая прочего. К этому времени в Сибири был установлен кровавый режим прямого ставленника Америки – адмирала Колчака… За годы интервенции были разграблены все дальневосточные порты, склады, станционное хозяйство, а общий урон хозяйству Дальнего Востока составил не менее чем 300 миллионов золотых рублей… В счёт военных поставок Колчак передал американцам 2118 пудов золота из российского золотого запаса, англичанам – 2883 пуда, французам – 1225 и японцам – 2672 пуда…

В сумме это составляет примерно 140 тонн золота! Плюс часть российского золотого запаса прикарманили чехи – на это золото потом был создан Банк легионеров… Часть разворовали колчаковцы…

Итого Россия лишилась не менее 150 тонн золота. Как не хватало его в голодные 1921–1922 годы, сколько миллионов жизней оно могло бы спасти!

 

... Вот преамбула Декрета ВЦИК и СНК от 13 мая 1918 года о чрезвычайных полномочиях Народного комиссара по продовольствию:

«Гибельный процесс развала продовольственного дела страны, как тяжкое наследие четырёхлетней войны, продолжает всё более расширяться и обостряться. В то время, как потребляющие губернии голодают, в производящих губерниях в настоящий момент имеются по-прежнему большие запасы даже не обмолоченного ещё хлеба урожаев 1916 и 1917 годов. Хлеб этот находится в руках деревенских кулаков и богатеев, в руках деревенской буржуазии. Сытая и обеспеченная, скопившая огромные суммы денег, вырученных за годы войны, деревенская буржуазия… не вывозит хлеба к ссыпным пунктам в расчёте принудить государство к новому и новому повышению хлебных цен и продаёт в то же время хлеб у себя на месте по баснословным ценам хлебным спекулянтам-мешочникам.

Этому упорству жадных деревенских кулаков-богатеев должен быть положен конец. Продовольственная практика предшествующих (царских. – С.К .) лет показала, что … отказ от хлебной монополии, облегчив возможность пиршества для кучки наших капиталистов, сделал бы хлеб совершенно недоступным для многомиллионной массы трудящихся…

На насилия владельцев хлеба над голодающей беднотой ответом должно быть насилие над владельцами хлеба.

Ни один пуд хлеба не должен оставаться на руках держателей, за исключением количества, необходимого для обсеменения их полей и на продовольствие их семей до нового урожая…»

Итак, «держатели хлеба», то есть – кулаки, не обмолотили даже часть урожая 1916 года, и при таких богатейших хлебных ресурсах Россия стояла на грани массового вымирания от голода.

Про террор

... Вот цитата из интервью агентству Ассошиэйтед Пресс:

«Наша фундаментальная задача – защита страны от разрушения и анархии. Моё правительство спасёт Россию, и если мотивы разума, чести и совести окажутся недостаточными, оно добьётся единства железом к кровью».

Кому принадлежат это слова – Председателю Совнаркома РСФСР Ульянову – Ленину?

Да вот то-то и оно, что это сказал министр-председатель Временного правительства Керенский, чьё интервью 25 июля (12‑го по старому русскому стилю) опубликовала газета «Нью-Йорк Таймс».

... В 70‑е годы группа американских студентов предприняла показательный эксперимент – отпечатала в виде листовки основные положения конституции США без заголовка и стала её раздавать на улицах. Вскоре студентов арестовала полиция – за распространение подрывной литературы. Вот как, как оказалось, «знала» Америка свой Основной закон…

... 1 сентября 1918 года общее собрание кронштадтского линейного крейсера «Гангут» приняло резолюцию:

«Враги рабоче-крестьянского правительство открыто выступили со своими гнусными белыми террористическими актами против вождей рабочих и крестьян. Они начинают выхватывать своими кровью человеческой омытыми руками самых лучших, самых стойких и энергичный борцов и вождей рабочего класса. Этим самым они делают нас самыми свирепыми и беспощадными к истреблению земных гадов, и мы им заявляем: „Вы – предатели и продажны ваши души, вы убиваете личности рабочих вождей, мы же ответим на ваш гнусный белый террор самым беспощадным и организованным истреблением целого класса этих всех тунеядцев и врагов рабочего класса“. Мы заявляем, что это не пустые слова. Мы заявляем нашим высшим органам: „Довольно терпения, довольно добродушия и няньчения с ними!“ Мы с этой минуты, когда враги наши сделали покушения на наших лучших вождей, требуем от нашей центральной власти беспощадного террора ко всем нашим врагам. Наши сердца сделались каменными, и никакая милость и добродушие не помогут проникнуть в них при виде моря крови этих палачей рабочего класса.

Да здравствует красный организованный террор!

Да здравствует Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика!

Да здравствует пожар социальной революции!

Председатель Новиков

Секретарь Виноградов »

Аналогичную резолюцию приняла команда линкора «Петропавловск».

Про интеллигенцию

... Приведу выдержку из дневника академика-историка, директора Румянцевского музея Юрия Владимировича Готье за июль 1917 года:

«Участь России, околевшего игуанодона или мамонта – обращение в слабое и бедное государство, стоящее в экономической зависимости от других стран… Будущего России нет; мы без настоящего и будущего…

Окончательное падение России, как великой и единой державы вследствие причин не внешних, а внутренних, не прямо от врагов, а от собственных недостатков и пороков и от полной атрофии чувства отечества, родины, общей солидарности, чувства „священного союза“ – эпизод, имеющий мало аналогий во всемирной истории.

Мы годны действительно только, чтобы стать навозом для народов высшей культуры… Как будто великороссы, создавшие в своё время погибающую теперь Россию, совершенно выдохлись…»

Это ведь сказано о до-ленинской России.

Это – подведение итогов «развития» царской России, все пороки которой восприняла Россия «временная».

... Человек старого мира, но человек не только деятельной мысли, но и умного дела, учёный-металлург Владимир Ефимович Грум-Гржимайло (1864–1928) в 1924 году писал – не в публичной статье, а в частном письме:

«Железный закон необходимости заставляет нас учиться работать, и мы выучимся работать. А выучимся работать – тогда будем и богаты, и культурны. Тогда мы благословим революцию и забудем все то горе, которое она принесла нам с собой.

Я считаю современный строй исторически необходимым для России. Империя Романовых воспитала в русском народе болезнь, которая кончилась взрывом – революцией. Современное правительство медленно, но неуклонно ведет русский народ к выздоровлению. Лечение всегда мучительно, лекарство всегда горько, но надо его принимать и делать то, что приказывает доктор.

Я всегда боялся, боюсь и сейчас, что иностранное вмешательство помешает русскому народу исцелиться от той болезни, которою заболел русский народ под глупым управлением последних Романовых. Как ни горько нам приходится, я вполне уверен в том, что переживаемые нами бедствия сделают нас великим и смелым, культурным народом-тружеником».

О кронштадтском мятеже

... За две недели до мятежа о нём уже было подробно рассказано в парижских газетах «Эко де Пари» и «Ле Матэн», в газете эмигранта Владимира Бурцева «Общее дело».

Заголовки статей были следующими: «Восстание Балтийского флота против Советского правительства», «Москва принимает меры против кронштадтских повстанцев», «Отголоски кронштадтского восстания в Петрограде»…

За две недели до событий!

О людских потерях

... Царская Россия была самой неблагополучной страной Европы в эпидемиологическом отношении: в начале ХХ века по неполным данным в России от инфекционных болезней (сыпной и возвратный тиф, холера, чума, оспа, малярия, туберкулёз, сифилис и т. д.) ежегодно умирало около миллиона человек. В 1912 году было зарегистрировано 13 миллионов больных заразными болезнями – почти каждый десятый подданный царя Николая…

Две войны и разруха положение лишь усугубили, особенно губителен был тиф. По оценочным данным с 1918 по 1923 год сыпным тифом болело до 30 миллионов человек, возвратным – около 10 миллионов человек. Понятно, что организм, ослабленный голодом, не мог бороться с болезнями, а организм, ослабленный болезнями, не мог выжить при питании, недостаточном для борьбы за выживание. Всё это тоже сказалось на общей цифре жертв голода после гражданской войны.

 

О кадрах

... Один Балтийский флот отправил на сухопутные фронты тысячи таких моряков, которые стали бы прекрасными кадрами Ленина в деле руководства новой Россией, если бы не погибли в боях…

А тысячи сознательных и обладающих практическим умом рабочих, тоже погибших на фронтах гражданской войны?

А тысячи блестящих партийцев с дореволюционным стажем, которые стали бы – останься они живы – блестящими управленцами?..

Ведь Ленин, когда ещё до Октября 1917 года писал свою брошюру о проблемах управления обществом, писал до того, как с ними практически столкнулся, очень рассчитывал на этих помощников и соратников в построении новой России. А им выпала судьба не управлять ей, а лишь отстоять ценой собственной жизни право новой России на существование…

Всё это нам надо тоже понимать и брать в расчёт.

 

О внешней политике большевиков

... Ленин, узнав о том, что багаж заместителя полпреда в Англии Берзина при въезде в страну пребывания обыскали, наставлял наркома иностранных дел Чичерина в письме от 5 сентября 1921 года:

«Я думаю, нам надо строжайше применять правило „око за око“ к английским представителям. Педантично: так же плохо и чуточку похуже третировать. Делается ли это? »

Это ли не высшее проявление национальной гордости великоросса, и более чем великоросса – гражданина советской России?

... В итоге РСФСР была в Лозанну приглашена, но уже скоро реальности Лозаннской конференции дали трагическое подтверждение справедливости обвинений Владимиром Ильичом развитого Запада. 10 мая 1923 года член нашей делегации, старый, испытанный соратник и сотрудник Ленина Вацлав Вацлавович Воровский (1871–1923) пал в Лозанне от пули белоэмигранта Конради. Члены делегации И. И. Аренс и М. А. Дивильковский были ранены.

16 ноября 1923 года суд кантона Во оправдал (!) Конради и организатора теракта бывшего царского офицера Полунина, связанного с западными спецслужбами. Таким оказался истинный облик «цивилизованного» Запада – даже в его «респектабельном» швейцарском ракурсе.

После этого СССР категорически отказывался от участия в международных конференциях на территории Швейцарии. Советский бойкот длился до 1927 года, когда правительство Швейцарии, испытывая всё больший морально-политический ущерб, было вынуждено в особой ноте заявить, что оно «всемерно осуждает» преступные действия, выражает сожаление и готово предоставить дочери Воровского материальную помощь.

Такой была ленинская линия в дипломатии – уже в исполнении его преемника Сталина.

О Сталине

... В начале ноября 1921 года Сталин опубликовал в „Правде“ статью „Октябрьская революция и национальная политика“. Говоря о национальной политике русских коммунистов, он пояснял:

„Существо этой политики можно выразить в нескольких словах: отказ от всех и всяческих „притязаний“ и „прав“ на области, населённые нерусскими нациями; признание (не на словах, а на деле) за этими нациями права на самостоятельное государственное существование ; добровольный военно-хозяйственный союз этих наций с центральной Россией; помощь отсталым нациям в деле их культурного и хозяйственного развития, без чего так называемое „национальное равноправие“ превращается в звук пустой; всё это на основе полного… сосредоточения всей власти в руках трудовых элементов окраинных наций (жирный курсив везде мой. – С.К .) – такова национальная политика русских коммунистов“.

В целом такой подход не отличался от подхода Ленина.

... 25 мая у Ленина в Горках случился приступ болезни с частичным параличом правой руки и правой ноги и расстройством речи, но через полтора месяца он оправился настолько, что с 11 июля смог принимать деловых посетителей.

И начал со Сталина.

Сообщу в скобках, что до той встречи 12 сентября 1922 года со Сталиным, которую последний описал 15 сентября в «Правде», Ленин провёл в Горках и ещё ряд бесед, в том числе: 14 июля – с Каменевым; 16 июля – с Бухариным; с 28 июля по 3 августа – с Зиновьевым, Каменевым, Сталиным и Троцким о подготовке XII Всероссийской партконференции; отдельно со Сталиным – 5, 19 и 30 августа…

Судя по тону заметки Сталина, 12 сентября в Горках было солнечно, во всяком случае – в беседах Ленина со Сталиным, и Сталин описывал тот день весело:

На этот раз тов. Ленин окружён грудой книг и газет (ему разрешили читать и говорить о политике без ограничения). Нет больше следов усталости, переутомления. Нет признаков нервного рвения к работе, – прошёл голод. Спокойствие и уверенность вернулись к нему полностью. Наш старый Ленин, хитро глядящий на собеседника, прищурив глаза…

... Однажды – в узком товарищеском кругу на обеде после праздничной демонстрации 7 ноября 1940 года, Сталин сказал о Ленине слова, которые в тот же день Георгий Димитров занёс в свой дневник:

«…Только при равных материальных силах мы можем победить, потому что опираемся на народ, народ с нами. Но для этого надо учиться, надо знать, надо уметь.

С этим я сейчас каждый день занимаюсь, принимаю конструкторов и других специалистов… Но я один занимаюсь со всеми этими вопросами. Никто из вас об этом и не думает. Я стою один.

Ведь я могу учиться, читать, следить каждый день; почему вы это не можете делать? Не любите учиться, самодовольно живете себе. Растрачиваете наследство Ленина …»

 

Мнения оппонентов

... «Счастливая целостность его натуры и сильный жизненный инстинкт делали из него какого-то духовного „Ваньку-Встаньку“. После всех неудач, ударов судьбы, поражений, даже позора, он умел духовно выпрямляться… Его волевой темперамент был, как стальная пружина, которая тем сильнее „отдает“, чем сильнее на неё нажимают. Это был сильный и крепкий политический боец, какие нужны, чтобы создавать и поддерживать в своих сторонниках подъём духа, и чтобы при неудаче предупреждать зарождение среди них паники, ободряя их силою личного примера и внушением неограниченной веры в себя, и чтобы одёргивать их в моменты удачи…

Он никогда не был блестящим фейерверком слов и образов. Это не было „красноречие“ в собственном смысле: говорил он всегда не красно. Он бывал и неуклюж, и грубоват, особенно в полемике; он часто повторялся, „одно и то же твердословил“. Но в этих повторениях, и в грубоватости, и в простоте была своя система и своя сила. Сквозь разжевывания пробивалась живая, неугомонная волевая стихия, твёрдо шедшая к намеченной цели. Эта стихия, раз захватив, уже не выпускала, не ослабляла своего напора; её монотонная приподнятость гипнотизировала, несколько разных словесных варьяций одной и той же мысли пробивали себе дорогу в чужое сознание не в той, так в другой форме; как капля, долбящая камень, затверженное втеснялось в ум…

Его считали честолюбцем и властолюбцем; но он был лишь естественно, органически властен, он не мог не навязывать своей воли, потому что был сам „заряжен двойным зарядом“ ее, и потому, что подчинять себе других для него было столь же естественно, как центральному светилу естественно притягивать в свою орбиту и заставлять вращаться вокруг себя меньшие по размеру планеты… Но пышность и парадность не радовала его глаз; плебей по привычкам и натуре, он оставался прост и натурален в своем быту после октябрьского торжества так же, как и до него.

Он был профессиональным борцом, он был политическим боксером на арене социальных распрей, и в этом смысле знал „одной лишь думы власть, одну, но пламенную страсть“: этой страстью была сама его профессия, сама борьба, само переливание своей воли в формы политических событий…».

это – отрывок из очерка Чернова «Ленин», опубликованного в эмигрантском журнале «Воля России» в марте 1924 года – сразу после смерти Ленина.

... Вот что Милюков пишет, имея в виду 1903 год:

«…Самым последним моим впечатлением было соглашение конституционных и революционных партий в Париже относительно нашей общей политической цели – уничтожения самодержавия. И даже Ленин, „сам“ Ленин присматривался тогда ко мне, как к возможному временному (скорее – кратковременному) попутчику – по пути от „буржуазной“ революции к социалистической. По его вызову я виделся с ним в 1903 г. в Лондоне в его убогой келье. Наша беседа перешла в спор об осуществимости его темпа предстоящих событий, и спор оказался бесполезным. Ленин всё долбил своё, тяжело шагая по аргументам противника. Как бы то ни было, идея „буржуазной“ революции, долженствующей предшествовать социалистической, была и у него…»

... Не в личной злобе была суть, а точнее – не только в личной злобе. Конечно, в том, что писал о Ленине тот же Струве (и ему подобные), присутствовал и личный момент, но определяющей была тут классовая ненависть, классовая злоба! А эта злоба имущих к великому выразителю интересов неимущих будет жива до тех пор, пока мир будет разделён на тех, кто – по словам Талейрана – стрижёт, и тех, кого стригут…

О какой личной злобе к Ленину может быть речь, если иметь в виду, например, тёзку Ленина Владимира Жириновского? Но ведь злобен последний, как не просто злой цепной пёс, а как, просто-таки бешеная собака! И здесь срабатывает не личная, а классовая злоба, замешанная, правда, как и у Струве, на потаённом понимании собственной человеческой никчёмности и политической мелкотравчатости…

 

... Любой строй, любой режим, а, тем более – жёсткий режим, не могут существовать без той или иной весомой поддержки. До Октября 1917 года все жёсткие режимы были сильны поддержкой имущих… А «диктатура» Ленина была сильна поддержкой неимущих…

... Все жертвы, принесённые «при правлении Ленина», народ приносил во имя своих интересов, а все жертвы, принесённые при правлении врагов Ленина – империалистов, буржуазии, помещиков, царского режима, народ вынуждали приносить, обеспечивая чужие и враждебные народу интересы.

Улавливается разница?

... вот каким он был в восприятии Неру:

«Уже в восьмидесятые годы в революционном движении принимал участие юноша, тогда ещё учившийся в школе, а впоследствии известный всему миру как Ленин…

…Ленин не придавал значения тому, сколько людей пойдёт за ним – одно время он даже грозил выступать в одиночестве – но он настаивал, что брать следует только тех, кто полностью предан, кто готов пожертвовать всем ради общего дела и обойдётся даже без рукоплесканий толпы… Ленин не нуждался в просто сочувствующих или в ненадёжных попутчиках…»

«Ленину были чужды колебания или неопределённость. Он обладал проницательным умом, зорко следившим за настроением масс, ясной головой, способностью применять хорошо продуманные принципы к меняющейся ситуации и несгибаемой волей…

…Так спокойно, но неумолимо, словно орудие неизбежной судьбы, эта глыба льда, таившая яркое пламя, бушевавшее в её недрах, двигалась вперёд к предначертанной цели…»

 «В глазах русского народа он стал чуть ли не полубогом, символом надежды и веры, мудрецом, который умел найти выход из любого трудного положения, всегда оставаясь невозмутимым и спокойным…»

 «Прошло немного лет после его смерти, а Ленин уже стал неотъемлемой частью не только его России, но и всего мира. И по мере того, как идёт время, величие его растёт, он теперь один из тех немногих мировых деятелей, чья слава бессмертна… Ленин продолжает жить, причем не в памятниках и портретах, а в своих колоссальных свершениях и в сердцах сотен миллионов рабочих, которых вдохновляет его пример, вселяя надежду на лучшее будущее».

 

... Скажем, Ленсбери принадлежит важнейшее свидетельство о том, что Ленин, обсуждая конфликтную ситуацию между Советской Россией и капиталистическим Западом, сказал, что «он реалист, и что если бы Ллойд Джордж или Вильсон, или оба они приехали в Москву, все вопросы, которые вызвали вражду и озлобление между Россией и Англией или Америкой, могли бы легко быть устранены…»

Ленсбери свидетельствует, что с разрешения Ленина он послал телеграмму Ллойд Джорджу с приглашением того в Москву, чтобы предпринять шаги в направлении мирного урегулирования. «Но Ллойд Джордж, – пишет Ленсбери, – был либо не склонен ехать, либо „слишком занят“. Конечно, я не получил ответа на телеграмму».

 «Вспоминая слова Ленина о позиции других держав и о вооружениях, я убеждаюсь, что мир с каждым днём приближается к новой мировой войне и одна из главных причин этого заключается в том, что Ленин не был понят. Он настойчиво подчёркивал, что он и его друзья не хотят создавать большую военную машину, что Россия навсегда покончила с какими бы то ни было империалистическими целями и что хотя они и верят в мировую революцию, которая осуществит переход от капитализма к социализму, но в каждой стране массы должны сами решать вопрос о своём освобождении.

Он совершенно не скрывал и не отрицал намерения III Интернационала создать всемирный рабочий интернационал для объединенных действий и пропаганды. Но, несмотря на это, я совершенно убеждён, что если бы Англия, Франция и Америка признали Советское правительство в то время, когда я интервьюировал Ленина, история прошедших лет была бы во многом иной и гораздо более мирной…»

Это ведь свидетельство о естественно мирном характере ленинской внешней политики с другой стороны баррикад, исходящее от крупнейшего политика буржуазного Запада!

 

... Достоевский, безответственно заявлял, что счастье человечества не стоит-де одной слезинки невинного дитяти. И написал пасквиль на революцию «Бесы» в то время, как в царской России сотни тысяч невинных мальчуганов и девчушек умирали по серым деревням и сёлам от голода, холеры, чумы, чахотки, бытового сифилиса…

... К тому же в антисталинских (они же – уже и антиленинские) кругах всё более развивались групповщина и чувство клана… Вдова Бухарина – Ларина-Бухарина, в своей книге воспоминаний неосторожно приводит фразу из открытки, присланной Рыковым Бухарину в закрытом конверте из Москвы в Гурзуф летом 1930 года:

Приезжай здоровый, мы (Рыков и Томский. – С.К ) вели себя на съезде (XVI съезде РКП. – С.К .) по отношению к тебе достойно. Знай, что я люблю тебя так, как не смогла бы любить даже влюблённая в тебя женщина. Твой Алексей “.

Ни Бухарин, ни Рыков в гомосексуальных наклонностях замечены не были, но тональность фразы такова, что нормального человека от неё подташнивает.

... XIII партийная конференция решительно поддержала ЦК и Сталина. Она также постановила:

«Увеличить во что бы то ни стало количественно пролетарское ядро партии и удельный вес его во всей политике партии. В течение ближайшего года необходима усиленная вербовка в члены партии рабочих от станка с тем, чтобы из числа коренных пролетариев привлечь в ряды РКП не менее чем 100 тыс. новых членов… В то же время на этот же период должен быть окончательно закрыт приём в партию для всех непролетарских элементов».

В заключительном слове на XIII конференции Сталин 18 января 1924 года сказал, как припечатал:

– Оппозиция взяла себе за правило превозносить товарища Ленина гениальнейшим из гениальных людей. Боюсь, что похвала эта неискренняя, и тут тоже кроется стратегическая хитрость: хотят шумом о гениальности товарища Ленина прикрыть свой отход от Ленина…

Сталин ясно заявил:

– Конечно, нам ли, ученикам товарища Ленина, не понимать, что товарищ Ленин гениальнейший из гениальных, и что такие люди рождаются только столетиями… Разве есть у кого-либо сомнение, что Ильич в сравнении со своими учениками выглядит Голиафом?

– Но позвольте спросить, – продолжал Сталин, – вас, Преображенский, почему вы с этим гениальнейшим человеком разошлись по вопросу о Брестском мире? Почему вы этого гениальнейшего человека покинули в трудную минуту и не послушались его? Где, в каком лагере вы тогда обретались?..

Сталин ставил вопросы в лоб, увернуться было невозможно:

– А Сапронов, который фальшиво, фарисейски расхваливает теперь товарища Ленина, тот самый Сапронов, который имел нахальство на одном из съездов обозвать товарища Ленина «невеждой» и «олигархом»! Почему он не поддержал гениального Ленина, скажем, на Х съезде, почему он в трудные минуты неизменно оказывался в противоположном лагере, если он в самом деле думает, что товарищ Ленин является гениальным из гениальных?

Подытоживал же Сталин так:

– Если речь идёт о вожде партии, не о газетном вожде с кучей приветствий, а о настоящем вожде, то вождь у нас один – товарищ Ленин. Именно поэтому говорилось у нас не раз, что при настоящих условиях временного отсутствия товарища Ленина – нужно держать курс на коллегию…

Когда Сталин говорил это, до смерти Ленина оставалось три дня.

Оглавление:

Глава 1. Апрельские тезисы

Глава 2. «Спецоперация» Николая Старикова против «Николая» Ленина

Глава 3. «Клондайки» большевиков: от Эриванской площади до издательства Малых

Глава 4. «Золото партии» на груди у Инессы Арманд

Глава 5. «Мы, старики, может быть, не доживём до решающих битв…»

Глава 6. Кто развалил Россию – «Николай» Ленин или Николай Романов?

Глава 7. История переезда в письмах: «„Пломбированный“ вагон или лондонская тюрьма?»

Глава 10. «Германо-английский» «агент» Ленин против германского агента Боргбьёрга

Глава 11. Российский Февраль и американский Апрель 1917 года

Глава 12. Если бы Россия пошла за Лениным уже весной 1917 года

Глава 13. Прошения Ивану Делянову и письмо Петру Маслову

Глава 14. «Сувениры» в чемодане с двойным дном и Шушенский «курорт»

Глава 15. Как чуть не потухла «Искра»

Глава 16. Из «Искры» – пламя: к II съезду РСДРП

Глава 17. Шаг назад, два шага вперёд – в 1905 год

Глава 19. «Русский» год Ленина История временного возвращения Ленина в Россию разворачивалась так…

Глава 20. Тонкий «лёд» Лондонского съезда и тонкий лёд Ботнического залива

Глава 21. Живая работа в «неживой» среде

Глава 22. Августовский блок Троцкого и Пражская конференция Ленина

Глава 23. К вопросу о скулах

Глава 24. «Моя партия не запрещает этого…»

Глава 25. «Циммервальдская левая» versus «циммервальдской правой»

Глава 26. 1916 год: Ленин в Цюрихе против Джемса в Питере

Глава 27. «Вот она, судьба моя…»

Глава 28. «Через народ перепрыгнуть нельзя…»

Глава 29. Июль 1917-го – пролог Октября

Глава 30. Маршрут «Шалаш в Разливе – Смольный»

Глава 31. Постой у полицмейстера, мятеж Корнилова и последний парик Ленина

Глава 32. Грозящая катастрофа и как с ней бороться

Глава 33. Десять дней, которые потрясли мир

Глава 34. Об ужасах революции и ужасах, её породивших

Глава 35. «Социалистическое Отечество в опасности!»

Глава 36. «Держите твёрдо курс в основных вопросах…»

Глава 37. Через «странности» и заговоры – к победе в войне

Глава 39. Госплан, «Кронштадт», «рабочая оппозиция» Шляпникова и гнилая картошка Цюрупы

Глава 40. Об очередных задачах Советской власти

Глава 41. Союз народов и раскол вождей

Глава 42. Ленин и Сталин – «тандем» века

Глава 43. В глазах мира: взгляд врагов и друзей

Глава 44. О Декрете о печати, журнале «Экономист», «пароходе профессоров», академике Готье и словаре Даля

Глава 45. Тайна последних дней

Глава 46. Глашатай нового мира

Послесловие. Заступит ли Россия вновь на пост № 1?