Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 677

От авторов сайта: основной грех книги, что она рассматривает общественно-политические условия 1970 г. Автор наблюдает идейную борьбу в мире, но не предвидит разрушение мировой системы социализма. Много критики маоизма. Недостатки троцкизма зачастую объясняются характером Троцкого. Если из книги выбросить "славакпсс", вышла бы качественная брошюра. Стиль тяжеловесный, скучный. При оправданном обилии ленинских цитат, количество троцкистских цитат маловато. Авторы больше занимаются их пересказом. Читатели, который свой выбор между троцкизмом и ленинизмом сделали, могут книгу не читать, читать тем, кто считает, что разницы между ними нет.

Троцкий бесспорно талантливый человек и в любой период своей деятельности был полезен: он переманивал нестойких большевиков, обнажая их сущность, был лакмусовой бумажкой идейной стойкости большевиков, при этом, при всем своем ораторском и публицистическом таланте, обмануть-привлечь рабочие массы не смог.

В. М. Иванов, А. Н. Шмелев

Ленинизм и идейно-политический разгром троцкизма

1970

Читать книгу "Ленинизм и идейно-политический разгром троцкизма" в формате PDF

 

Отрывки из книги:

... Главный удар в идеологической борьбе империалисты направляют против марксистско-ленинского учения, которое они всячески пытаются исказить и дискредитировать любыми средствами. Как писал американский «советолог» Р. Аллен, "Советы обладают постоянно новым оружием, которое не нужно засекречивать - коммунистической идеологией, и нам нужно сделать все, чтобы скомпрометировать ее"

... Излюбленный прием буржуазии и ее идеологических подголосков в борьбе за ослабление единства пролетариата — пространственное и временное расчленение марксизма. Современные правые и «левые» ревизионисты утверждают, что для каждой группы стран (или даже для отдельных стран) должны создаваться специфические интерпретации марксизма, непригодные к употреблению в других странах. Одной из таких интерпретаций, не имеющих всеобщего значения, они  и пытаются изобразить ленинизм.

... Идеологического вакуума нет и не может  быть в современном классовом обществе. «Раз о самостоятельной, самими рабочими массами в самом ходе их движения вырабатываемой идеологии не может быть и речи, —  писал В. И. Ленин, — то вопрос стоит только так: буржуазная  или социалистическая идеология. Середины тут нет (ибо никакой «третьей» идеологии не выработало человечество, да и вообще в обществе, раздираемом классовыми противоречиями, и не может быть никогда внеклассовой или надклассовой идеологии)»

... В условиях эксплуататорского общества на ее стороне сила привычек и традиций. Ее питают низменные инстинкты, веками культивировавшиеся в человеке эксплуататорскими классами, весь установившийся уклад материальной и духовной жизни. Ее поддерживают экономическая и политическая мощь господствующего класса, освящение официальной наукой, религией и искусством, накопленный эксплуататорами многовековой опыт обмана масс, приспособления к их отсталым настроениям, лавирования, маскировки. Преобладание среди населения большинства стран непролетарских классов, особенно мелкой буржуазии, идеология которой до установления прочного союза с социалистическим пролетариатом остается в своей основе буржуазной, — все это также способствует живучести буржуазной идеологии. «Рабочий класс стихийно влечется к социализму, но наиболее распространенная (и постоянно воскрешаемая в самых разнообразных формах) буржуазная идеология тем не менее стихийно всего более навязывается рабочему». Причем степень воздействия буржуазной идеологии на массы трудящихся намного превосходит силу экономического и политического влияния буржуазии.

... Буржуазные газеты, радиостанции, агентства печати месяцами могут лить крокодиловы слезы по поводу предания суду в социалистических странах какого-либо отщепенца, изменившего народу и нарушившего законы социалистического государства. Но кто из представителей этих же буржуазных агентств, радиостанций, органов печати выразил хотя бы одним словом малейший протест, когда три-четыре года тому назад мир ужасали леденящие душу известия о красных от крови реках Индонезии, куда озверелые фанатики бросали в буквальном смысле слова растерзанные на куски тела сотен тысяч коммунистов, уничтоженных только за то, что они называли себя марксистами-ленинцами и верили в неизбежность победы социализма — самого справедливого общественного строя?

... Идеологическая борьба за утверждение, защиту и распространение социалистического мировоззрения представляет  собой, наряду с экономической и политической, одну из трёх форм классовой борьбы пролетариата. Содержание этой борьбы при всех разнообразных оттенках участвующих в ней течений и направлений сводится в конечном счете к одному — к столкновению двух единственно реально существующих идеологий: буржуазной и пролетарской, отражающих непримиримую противоположность интересов буржуазии и пролетариата. Вследствие этого она отличается исключительной бескомпромиссностью. Какие-либо беспринципные «взаимные» уступки в идеологической области, к которым призывают многие современные буржуазные и ревизионистские идеологи, недопустимы, так как они неизбежно ведут к подмене марксизма-ленинизма буржуазной идеологией.

... Среди защитников капитализма есть сторонники политики империалистических захватов — и люди, считающие, что только мирная торговля способна упрочить международные позиции капитализма; идеологи фашизма, расизма — и либеральные демократы, выступающие за сохранение хотя бы видимости буржуазных свобод; авторы самых реакционных антирабочих законов — и буржуазные деятели, заигрывающие с рабочим движением; воротилы финансового капитала, владельцы монополий — и дельцы, отстаивающие остатки свободной конкуренции; оголтелые милитаристы, призывающие немедленно сбросить атомную бомбу на социалистические страны, — и трезвые политики, выступающие за расширение торговли с СССР; империалисты, угнетающие целые народы, — и буржуазные националисты, отстаивающие независимость и суверенитет своих стран. Все они выражают интересы тех или иных слоев буржуазии, все они боятся растущей мощи рабочего класса, все они являются апологетами капитализма.

... Будучи убежденным эгоцентристом, мелкий буржуа по самой своей природе не приемлет кажущуюся ему «однообразной» и «упрощенной» пролетарскую идеологию, не оставляющую места для буржуазного индивидуализма. Его влечет многообразие форм и оттенков буржуазной идеологии, предоставляющей, с его точки зрения, широчайшие возможности для самой «оригинальной» и «свободной» интерпретации вопросов теории и практики революционной борьбы. Именно поэтому Троцкий и устремил свой «творческий» поиск в сторону сближения марксистских взглядов с явно буржуазными и ревизионистскими.

... Методологическую основу троцкизма составил субъективизм, характерный для мелкобуржуазного мировоззрения в целом.

На 2 съезде РСДРП меньшевики выдвигали в ЦК Троцкого, большевики его прокатили.

... Спустя месяц после съезда трехдневное фракционное совещание 17 меньшевиков в Женеве создало тайный центр оппозиции, противостоявший законно избранному Центральному Комитету партии, — бюро меньшинства. В состав этого бюро вошли Мартов, Дан, Потресов, Аксельрод и Троцкий. Оно ставило интриганскую цель — захватить центральные учреждения и местные комитеты партии. План борьбы против большевиков, утвержденный совещанием, был разработан Мартовым и Троцким1. Меньшевики рассчитывали ввести в заблуждение российских социал-демократов, представив дело так, что будто бы не они, а ленинцы раскалывают партию. Подобные фарисейские обвинения сопровождались демагогическими утверждениями о якобы недемократическом режиме, создаваемом Лениным в РСДРП, призывами сохранить «мир» и «единство» в партии, требованиями «признать» права меньшинства и т. д. Именно в таком духе, например, был составлен написанный Троцким «Доклад сибирской делегации» о работе II съезда РСДРП. В этом меньшевистском документе возводилась чудовищная клевета на В. И. Ленина, которому Троцкий приписывал стремление установить «единоличную диктатуру» в партии. Появление доклада вызвало резкий протест большевистских организаций России. Тверской комитет РСДРП, например, отмечал, что этот документ проникнут неуважением к съезду и нетоварищескими приемами полемики»2.

... В апреле 1904 года Мартов сообщал Аксельроду, что Плеханов с большим упорством ставит вопрос на принципиальную почву, которая сводится к следующему: «Я не могу быть в коллегии, которая систематически пропускает статьи сотрудника, который, по мнению одного члена коллегии, вреден, понижает своими писаниями литературный уровень «Искры». Или Троцкий перестает быть вообще сотрудником, или Плеханов выходит. Для него „морально невозможно работать при сотрудничестве Троцкого"». Плеханов прямо писал о статьях Троцкого, что «печатать их — значит срамить „Искру"».

... Интриганское поведение Троцкого вызвало возмущение даже меньшевистских лидеров. Защищая Дана, Потресов писал, что Троцкий беспрерывно меняет свои взгляды, прикидывается то тем, то другим, отлынивает от прямого ответа и вместе с тем готовит план нападения с тыла. В сентябре 1904 года Троцкий формально вышел из состава руководящего центра меньшевистской организации, объявив себя стоящим вне фракций1.

... С особым возмущением В. И. Ленин относился к любым попыткам замазать коренную противоположность троцкизма и большевизма, которые были характерны для деятельности некоторых примиренчески настроенных большевиков. В угоду мнимому беспринципному «единству" партии Зиновьев, Каменев, Рыков, Томский, Рожков, вскоре перешедший в лагерь меньшевиков, Ногин, а также Любимов, Гольденберг (впоследствии оборонцы) и некоторые другие готовы были пойти на уступки Троцкому, вели переговоры о сотрудничестве в его венской газете и об оказании ей материальной помощи. Узнав об этих переговорах, В. И. Ленин категорически протестовал против объединения с Троцким3.

... В антибольшевистский блок Троцкий вовлекал и отзовистов-впередовцев. В Болонье он заявил слушателям антипартийной школы группы "Вперед», что большевизм вскоре сойдет с политической сцены. В декабре 1910 года он писал в Вену: "Великая будет драка, — и Ленин в ней примет смерть».4

... В конце февраля 1913 года он направил письмо меньшевистскому лидеру Чхеидзе, в котором призывал меньшевиков к разрушению «самих основ ленинизма». В этом чудовищном по своей лживости письме Троцкий объявил В. И. Ленина «профессиональным эксплуататором отсталости русского рабочего движения», а все здание большевизма «построенным на лжи и явном обмане».

... В представлении Троцкого социалистическая революция — это чисто политический акт, состоящий в замене одного правительства (буржуазного) другим (пролетарским) и не задевающий основ капитализма. «Социальная революция,—писал  Троцкий в 1916 году, — предполагает такое состояние капиталистического общества, когда у власти стоит пролетариат». Иначе говоря, диктатура пролетариата, по Троцкому, существует при сохранении капиталистических порядков, т. е. мирно уживается с капитализмом. В силу этого она отличается крайней неустойчивостью, легко может смениться возвращением к власти буржуазии, пока пролетариат не утвердится также и в экономической сфере. От марксова определения диктатуры пролетариата как государства целого исторического периода революционного превращения капиталистического общества в коммунистическое, таким образом, не оставалось ничего.

... «Сила вещей,— писал по этому поводу Мартов в мае 1912 года, — заставляет Троцкого идти меньшевистским путем вопреки его надуманным планам о каком-то «синтезе" между историческим меньшевизмом и историческим большевизмом. Благодаря этому и благодаря противоречию его движения намеченной им схеме, он не только попал в лагерь «ликвидаторского" блока, но и вынужден занимать в нем самую «драчливую" позицию по отношению к Ленину".

... Ленинская формулировка основного закона развития революции предусматривала сочетание важнейших объективных экономических и политических факторов, ставящих страну на грань революции. Вместе с тем В. И. Ленин подчеркивал, что «не всякая революционная ситуация приводит к революции»1. Для этого необходимо еще определенное сочетание субъективных условий, таких, как организованность и сознательность пролетариата, наличие у него авторитетного руководителя — партии, вооруженной марксистской теорией, правильность политики этой партии и т. д.

В чем новаторство ленинизма стр. 174-177.

... В то же время В. И. Ленин решительно боролся против экстремистских устремлений «левых" авантюристов, понимавших под лозунгом гражданской войны призыв к немедленному вооруженному восстанию. Показывая лживость утверждений Троцкого и других каутскианцев, приписывавших такую точку зрения большевикам, В. И. Ленин писал, что превращение войны империалистической в гражданскую «может быть долгим, может потребовать и потребует ряда предварительных условий, но всю работу надо вести по линии именно такого превращения, в духе и направлении его"2.

... Троцкий и его единомышленники пытались отождествить курс на социалистическую революцию, выдвинутый в Апрельских тезисах, с лозунгом создания чисто рабочего правительства, который Троцкий защищал в противовес ленинскому учению о перерастании буржуазно-демократической революции в социалистическую еще в 1905 году. Троцкисты утверждали и утверждают, что Троцкий своей «перманентной революцией" якобы предвосхитил новый курс большевистской партии, утвержденный Апрельской конференцией РСДРП(б), и что В. И. Ленин в лучшем случае самостоятельно пришел в марте— апреле 1917 года к тем же выводам, которые задолго до того сделал Троцкий. Эту же клеветническую троцкистскую выдумку о мнимом «идейном перевооружении" большевизма усердно пропагандируют современные фальсификаторы истории КПСС, пытающиеся вопреки очевидным фактам доказать, что не ленинизм, а троцкизм был теорией, которой большевистская партия руководствовалась в борьбе за победу Октября.

Интересный вопрос к троцкистам: если (по утверждению Троцкого) Ленин в 1917 г. перешел на его точку зрения, то почему Троцкий с компанией вступил в партию большевиков (приняв при этом их устав, программу и т.п.), а не наоборот?

... Троцкий вместе с Л. Каменевым, Г. Федоровым и А. Рыковым, членами президиума Петросовета от большевистской партии, фактически развалили работу Исполкома Петроградского Совета. 21 октября 1917 года ЦК РСДРП(б) специально обсудил вопрос об Исполкоме Петроградского Совета. Ф. Э. Дзержинский доложил «о полной дезорганизации в Исполнительном комитете» и предложил обязать всех большевиков — членов Исполкома — или работать в нем, «или же, выйти из него»2. Для усиления работы Исполкома было решено направить туда дополнительно еще десять видных большевиков, в том числе В. Володарского, Ф. Э. Дзержинского, И. В. Сталина и других.

На стр. 232 авторы явно врут насчет монолитности ЦК.

В ночь вооруженного восстания Каменев провел в кабинете Троцкого.

... На VII съезде партии он так и заявил: если международный революционный пролетариат не может дать отпор германскому империализму, значит, для него «Советская власть является слишком тяжелой ношей», а из этого следует, что «мы явились слишком рано и должны уйти в подполье...». «Сколько бы мы ни мудрили, какую бы тактику ни изобретали, — говорил Троцкий, — спасти нас в полном смысле слова может только европейская революция». А если этого не произойдет, продолжал Троцкий, то падение Советской власти мало отразится на развитии революционного движения. «Европейский пролетариат, — уверял он, — более, чем мы, созрел для социализма. Если бы нас даже раздавили, то нет все же никакого сомнения, что не может создаться такого исторического провала, какой был после Парижской коммуны»1. Такое пренебрежительное отношение к Великому Октябрю, ставшему гордостью не только российского, но и всего мирового пролетариата, выдавало оппортунистический характер позиции Троцкого, меньше всего заботившегося о подлинных интересах пролетарской борьбы.

Доведя мысль Троцкого до логического конца, Бухарин, также утверждавший, что «русская революция либо будет спасена международной революцией, либо погибнет под ударами международного капитала», заявлял: «Сохраняя свою социалистическую республику, мы проигрываем шансы международного движения»2. В. И. Ленин назвал эту мысль чудовищной.

... "Любитель красивых слов, красивых поз, и тут он не столько думал о том, как вывести из войны Страну Советов, как получить передышку, чтобы укрепить силы, поднять массы, сколько о том, чтобы занять красивую позу: на унизительный мир не идем, но и войны не ведем. Ильич назвал эту позу барской, шляхетской, говорил, что этот лозунг — авантюра, отдающая страну, где пролетариат встал у власти, где начинается великая стройка, — на поток и разграбление".

Самовольно, без ведома ЦК и Советского правительства, Троцкий направил телеграмму Главковерху Н. В. Крыленко, якобы от имени правительства, в которой предложил немедленно издать приказ о полной демобилизации армии. Благодаря вмешательству Ленина этот приказ не был выполнен2. Однако содержание телеграммы Троцкого, посланной открытым текстом, сразу же стало известно в русской армии и было воспринято солдатами как призыв Советского правительства расходиться по домам. И без того деморализованная, потерявшая боеспособность старая действующая армия стала просто разбегаться, на десятках километров оголяя фронт перед готовившимися к наступлению кайзеровскими войсками.

... Английский разведчик Локкарт, прибыв в Петроград в начале 1918 года, хотел через Троцкого убедить Советское правительство продолжать войну с Германией. 5 марта 1918 года, т. е. уже после подписания Брестского мира, Троцкий заверил Локкарта, что в случае помощи от союзников Россия возобновит войну с Германией1. Локкарт добивался от Советского правительства согласия на ввод в Россию союзных войск, особенно японских, якобы для организации антигерманского фронта. Троцкий не возражал против этого. 22 апреля 1918 года английский военный кабинет даже решил послать для секретных переговоров с Троцким фельдмаршала Смэтса, впоследствии премьера Южно-Африканского Союза, известного антикоммуниста и расиста2.

... В конце 1918 года партийный актив армии глубоко возмутило дикое, провокационное распоряжение Троцкого без суда и следствия расстрелять всех комиссаров одной из дивизий Восточного фронта, в которой командный состав (все бывшие царские офицеры) совершил коллективный переход на сторону белых. В числе подлежащих расстрелу были видные работники, ставшие впоследствии членами ЦК РКП(б). Потребовалось личное вмешательство В. И. Ленина, чтобы этот акт произвола Троцкого, преследовавший единственную цель — дискредитацию политических комиссаров, этих верных проводников политики партии в армии, — был отменен.

... Троцкий вместе с Зиновьевым были инициаторами паникерского приказа о потоплении кораблей Балтийского флота и о подготовке к сдаче Петрограда во время осеннего наступления Юденича в 1919 году. Троцкий хотел навязать руководителям обороны города авантюристический план, сводившийся к тому, чтобы впустить вражескую армию в Петроград и принудить ее к якобы невыгодному для нее бою на улицах крупного пролетарского центра. Лишь в результате личного вмешательства В. И. Ленина эти пораженческие планы капитулянтов и паникеров были отменены. Директива ЦК РКП(б) «Петроград не сдавать!" — осталась в качестве руководящей директивы и для защитников города, и для командования Красной Армии.

... «Человек, — утверждал Троцкий, — есть довольно ленивое животное». Поэтому его надо «дисциплинировать и подстегивать». В военной же области «имеется соответствующий аппарат, который пускается в действие для принуждения солдат к исполнению своих обязанностей. Это должно быть... и в области трудовой".

... "Пулеметные методы, — утверждал Троцкий, — будут самыми лучшими для разрешения хозяйственных задач".

... «Путь к социализму, — утверждал Троцкий, имея в виду такую страну, как Россия, — лежит через высшее напряжение государственности. И мы с вами проходим как раз через этот период. Никакая другая организация, кроме армии, не охватывала в прошлом человека с такой суровой принудительностью, как государственная организация рабочего класса в тягчайшую переходящую эпоху. Именно поэтому мы говорим о милитаризации труда»1.

... Каменев после X съезда просил Радека записать в свой дневник предназначавшуюся для «истории» фразу, смысл которой сводился к тому, что Каменев и Зиновьев были правы в 1917 году, говоря о «преждевременности» социалистической революции, и что переход к нэпу якобы свидетельствует о возвращении страны в колею нормального буржуазно-демократического развития1.

... Уже не месяц и не два, а, пожалуй, года два, — писали члены Политбюро ЦК в марте 1923 года, — продолжается такое отношение т. Троцкого к Политбюро. Не раз и не два мы выслушивали такие огульные отрицательные характеристики работы Политбюро и в то время, когда эти работы происходили под председательством Владимира Ильича. Тов. Троцкий не раз заявлял, что он «воздерживается» при разрешении 9/10 текущих хозяйственных вопросов в Политбюро»1. Троцкий уклонялся от выполнения конкретных поручений, которые ему давал Центральный Комитет. Позднее в своей автобиографии, изданной за границей, он откровенно писал: «Я не гожусь для поручений: либо рядом с Лениным, если бы ему удалось поправиться, либо на его месте, если бы болезнь одолела его».

... Посетив в декабре 1921—январе 1922 года по заданию ЦК партии и лично В. И. Ленина2 Донбасс, где коммунисты вели решительную борьбу против административно-бюрократических методов руководства, насаждавшихся активным троцкистом Пятаковым, Серго сообщал: «Наши украинские товарищи убедились, что сторонник Троцкого Пятаков собрал вокруг себя всех троцкистов и поставил своей задачей овладение донецкой организацией... Троцкий не молчал бы так, если бы в его руках был бы Донбасс. Насколько верны предположения и опасения украинских наших друзей, трудно сказать, но что вокруг Пятакова... сгруппировались троцкисты — это верно»3.

Писать нужно проще, понятнее. Зачастую через наукообразные писания до смысла не продратся.

... XII съезд РКП(б) дал решительный отпор Троцкому, предлагавшему развивать промышленность за счет эксплуатации и разорения крестьян.

... Съезд отверг также предложение Троцкого и его сторонников о свертывании тяжелой индустрии под предлогом ее убыточности, о закрытии ряда крупнейших заводов (Путиловского, Сормовского, Брянского и др.), о сдаче в концессии иностранному капиталу важнейших отраслей промышленности.

... В письме членов Политбюро и кандидатов в члены Политбюро от 29 марта вновь и вновь говорилось о том, что Троцкий всеми своими действиями «подает палец тем, кто добивается ликвидации руководящей роли партии".

... При обсуждении событий в Германии пленум решительно отверг антиленинское, авантюристическое предложение Троцкого о посылке регулярных частей Красной Армии в эту страну для того, чтобы «разжечь пламя пролетарской революции в Европе"1. Троцкий настаивал на разработке «календарной программы подготовки и проведения германской революции"2. Эти провокационные предложения противоречили прямым указаниям В. И. Ленина, который говорил: «...не издан еще такой декрет, чтобы все страны должны были жить по большевистскому революционному календарю, а если бы и был издан, то не исполнялся бы".3

... На пленуме ЦК он решительно отклонил предложение расширить состав РВСР и ультимативно заявил, что при таком составе Реввоенсовета отказывается нести ответственность за военное дело. Стремясь сорвать работу пленума, Троцкий покинул зал заседания. Однако, несмотря на обструкцию, устроенную Троцким, пленум, указав на недисциплинированность последнего, единогласно одобрил решение о привлечении новых сил в состав РВС Республики1.

... Вслед за письмом Троцкого 16 октября в ЦК поступило заявление за подписью 46 ответственных работников. Заявление подписали (как потом выяснилось — на квартире Троцкого) с оговорками и без оговорок те, кто активно участвовал в прежних оппозиционных группах: «децисты", «левые коммунисты", троцкисты. Заявление формально не подписали представители «рабочей оппозиции», но они целиком разделяли точку зрения, изложенную в письме Троцкого и в «заявлении 46-ти». Таким образом, это была первая после Октябрьской революции попытка Троцкого объединить разношерстные антиленинские группы в единый антипартийный блок.

... Обсудив письмо Троцкого на заседании Политбюро ЦК 11 октября и на заседании Политбюро совместно с Президиумом ЦКК 17 октября, Центральный Комитет 19 октября направил письменный ответ Троцкому, подписанный членами и кандидатами в члены Политбюро. В нем отмечалось, что «сотрудничество между Троцким и большинством Политбюро уже не один год происходит преимущественно в форме рассылки Троцким писем и деклараций, в которых он неизменно подвергает критике чуть ли не всю деятельность ЦК»1.

Осуждая такое поведение, Политбюро сформулировало существо главных принципиальных разногласий между ЦК и Троцким:

  1. В области хозяйственной Троцкий требовал «жесткой концентрации», воплощенной в хозяйственной диктатуре, которая привела бы к разрыву с ядром рабочего класса.
  2. В области внешней политики он навязывал политику «волевых» импульсов, которая могла ввергнуть страну в военную авантюру.
  3. В области внутренней политики Троцкий становился центром притяжения всех элементов, борющихся против основных кадров партии.
  4. Он не знал партии, ее внутренней жизни и не хотел ее понять.
  5. Троцкий игнорировал роль крестьянства.
  6. В области военной работы он отталкивал лучшую группу военных цекистов, ослаблял РВСР и отрывал его от партии.
  7. В решительный для республики и мировой революции момент Троцкий колебал единство партии2.

... В связи с широким распространением троцкистами своих фракционных документов по партийным организациям объединенный пленум ЦК и ЦКК РКП(б), проходивший с участием представителей десяти крупнейших партийных организаций (Петрограда, Москвы, Иваново-Вознесенска, Нижнего Новгорода, Харькова, Донбасса, Екатеринбурга, Ростова, Баку и Тулы), обсудил 25—27 октября 1923 года вопрос "О внутрипартийном положении в связи с письмом Троцкого». Доклад по этому вопросу сделал Генеральный секретарь ЦК И. В. Сталин. В прениях выступило 42 человека, т. е. каждый третий участник пленума.

... В начале 1923 года на заседании Политбюро это предложение вновь было повторено, но Троцкий и на этот раз не принял его, мотивируя свой отказ тем, что «эта работа может сгладить его как личность". Будучи членом СНК и СТО, Троцкий ни разу не присутствовал на заседаниях этих органов. Он действовал по формуле: «Или все, или ничего". Тем самым он фактически предъявил партии ультиматум, считая, как говорил Сталин, что «или партия должна предоставить Троцкому фактическую диктатуру в области хозяйственного и военного дела, или он фактически отказывается от работы в области хозяйственной, оставляя за собой лишь право систематической дезорганизации ЦК в его трудной повседневной работе"1.

... Выступающие приводили убедительные факты игнорирования Троцким ЦКК — важнейшего партийного органа, созданного по инициативе В. И. Ленина. В ответ на товарищескую критику Троцкий высокомерно заявил: «У меня не было доверия к большинству ЦКК и нет его"2. Он не считался с коллективным мнением, а если кто-либо возражал ему, то Троцкий пренебрежительно бросал: «Напиши реферат, а я послушаю". Его поведение тысячу раз подтверждало правоту И. И. Скворцова-Степанова, назвавшего Троцкого «барином с тросточкой". Троцкий шантажировал ЦК, требовал для себя «особого положения в партии и Коминтерне".

Осудив фракционную, раскольническую деятельность оппозиции, пленум потребовал от Троцкого активного участия в работе хозяйственных и партийных органов. Пленум принял осуждающую Троцкого резолюцию «О внутрипартийном положении", за которую подали голоса 102 участника пленума, против проголосовали 2, и 10 воздержались3.

Потерпев полное поражение, Троцкий обратился к пленуму с просьбой не придавать широкой гласности документы пленума, чтобы сохранить возможность «совместной коллективной работы »1. Пленум удовлетворил эту просьбу, имея в виду интересы единства партии.

На стр. 352-356 борьба Троцкого со Сталиным. Троцкий обращается к молодежи и недавним коммунистам, к вузовцам. Призывает их брать власть. Втягивание армии и братских партий.

... Оппозиционеры распространяли секретные партийные документы — решения Политбюро, пленумов ЦК и Президиума ЦКК. Более того, секретные партийные документы начали попадать на страницы заграничной меньшевистской печати. Так, 17 декабря «Социалистический вестник» опубликовал письмо В. И. Ленина «К вопросу о национальностях или об ,,автономизации“», записку В. И. Ленина к Троцкому от 5 марта 1923 года под грифом «Строго секретно», письмо Л. А. Фотиевой к Каменеву и Троцкому от 5 марта под грифом «Совершенно секретно». Эти документы по просьбе В. И. Ленина были направлены лично Троцкому. Все эти факты говорили о том, что оппозиция шла на все, чтобы любой ценой дискредитировать ленинский ЦК.

... Большая и неутомимая разъяснительная работа партии приносила свои плоды. Если троцкисты встретили поддержку в некоторых вузовских и воинских партячейках, то они потерпели полное поражение на заводах и фабриках.

С негодованием отверг троцкистскую клевету на партию рабочий Петроград. 15 декабря на общегородском собрании бюро ячеек и активных работников Петрограда, где присутствовало около 3000 человек, троцкисты получили всего 5 голосов. Собрание обратилось с письмом к членам РКП(б), в котором заклеймило оппозицию и ее лидера Троцкого1.

... Потерпев полный провал в рабочих ячейках (прежде всего Москвы и Петрограда), троцкисты стали искать опору в партийных ячейках, в которых преобладали служащие и крестьяне. Им удалось склонить на свою сторону непролетарские по своему составу партийные организации Рязани, Пензы, Калуги, Симбирска и Челябинска. Дискуссия стала перерастать в политическую борьбу. Оппозиция обволакивалась антисоветскими, националистическими и другими враждебными элементами внутри страны.

... Еще до смерти В. И. Ленина, 23 марта 1923 года, Троцкий направил в Политбюро ЦК записку, в которой вопреки фактам утверждал, что первостепенной важности вопросы якобы «остаются сплошь да рядом вне поля зрения Политбюро и ЦК". Он считал работу Политбюро неудовлетворительной. Между тем сам присутствовал только на 49 из 88 заседаний, проведенных между XII и XIII съездами. За период с 1923 по 1926 год Троцкий из 287 заседаний Политбюро ЦК присутствовал всего на 151 заседании, а когда и бывал на них, то обычно читал английские или французские романы или записывал все случайные ошибки и неаккуратно оброненные слова2. Потом все это обобщал в «критических» письмах, которые посылал своим единомышленникам или в Политбюро ЦК.

... Когда делегации, прочтя ленинский документ, собрались на пленарное заседание, председательствующий Каменев обратился от имени президиума к делегатам съезда с вопросом: "Желает ли съезд, кроме чтения в делегациях, зачитать письмо и на открытом заседании съезда?» Делегаты ответили, что они удовлетворены чтением в делегациях. Съезд постановил: "Ввиду того, что все члены съезда ознакомились с этим письмом по делегациям, поэтому не требуется оглашения этого письма на самом съезде»2.

Разоблачая троцкистско-меньшевистскую выдумку о том, что партия якобы утаила «завещание» Ленина (имеется в виду ленинское «Письмо к съезду»), Н. К. Крупская писала: «Все члены съезда ознакомились, как того хотел В. И., с письмами. Их неправильно называть «завещанием», так как завещание Ленина в подлинном смысле этого слова неизмеримо шире — оно заключается в последних статьях В. И. и касается основных вопросов партийной и советской работы. Это статьи «О кооперации», «О Рабкрине», «Страничка из дневника» (о просвещении), «О нашей революции». В связи с ранее сказанным по этому поводу они освещают на долгое время путь, по которому надо идти» 3.

... Усердно рассыпались в комплиментах перед Троцким и представители белогвардейской эмиграции. П. Милюков, например, расхваливал статейку Троцкого за то, что содержащиеся в ней идеи «действительно идут справа, из области, соприкасающейся с мелкобуржуазным влиянием» 1.

... «Мы должны, — говорил Троцкий, явно вторя Бухарину, — допустить там (в деревне.— Авт.) развитие производительных сил, хотя бы и при помощи капиталистических методов». Он ратовал за развитие кулацкого, «фермерского» хозяйства, утверждал, будто кулак, продающий хлеб государству, «содействует приближению к социализму», а коллективное ведение крестьянского хозяйства не может иметь положительного значения до создания в стране с помощью победившего западноевропейского пролетариата развитой тяжелой индустрии и полного вооружения сельского хозяйства современной техникой.

... Еще два с половиной года тому назад Зиновьев говорил Г. И. Петровскому о Троцком: «Зачем вы (т. е. члены ЦК.— Авт.) эту дохлую собаку будете держать в Политбюро. От нее смердит, работать нельзя в Политбюро». Каменев и Зиновьев требовали тогда взять Троцкого под стражу1.

... Одним из вопиющих нарушений Устава ВКП(б) было фракционное собрание, проведенное оппозиционерами в лесу под Москвой в июне 1926 года. Организаторы этого собрания действовали по всем правилам конспирации. Они позаботились о пароле, патрулях, различных маскировочных средствах. И все это для того, чтобы партия, в которой они продолжали состоять, не узнала об их подлинных намерениях!

... «Самый страшный враг для Советской власти теперь есть тот, который подползает к ней незаметно, охватывает ее своими щупальцами со всех сторон и ликвидирует ее раньше, чем она замечает, что она ликвидирована. Именно эту роль играет советская оппозиция... У новой оппозиции весьма реальная программа, но эта программа в сущности равносильна ликвидации коммунистической партии», — писали милюковские «Последние новости». «Оппозиция выращивает... в рабочих массах... ростки таких идей и настроений, которые при умелом уходе легко могут дать социал-демократические плоды», — вторил им меньшевистский «Социалистический вестник».

... Накануне и после июльского пленума ЦК и ЦКК в Ленинграде и других городах страны был выявлен ряд организационно оформленных подпольных оппозиционных групп, действовавших, например, на фабриках имени Ногина и «Красный маяк», на заводах «Севкабель», Центральном опытном, имени Халтурина и некоторых других. Свои собрания эти группы устраивали конспиративно, даже на квартирах беспартийных рабочих — для большей маскировки. Занимались они распространением оппозиционной литературы, отпечатанной в конспиративных целях на тонкой папиросной бумаге. Оппозиционеры распределяли своих людей по предприятиям, выделяли специальных пропагандистов для нелегальных кружков, собирали членские взносы у своих сторонников, устанавливали подпольные явки, шифры, клички, пароли, организовывали пункты получения оппозиционной литературы. Они вели дезорганизаторскую работу среди беспартийных, распускали всевозможные провокационные слухи, пытались подбить наименее сознательных рабочих на забастовки и другие выступления против администрации, партийных и профсоюзных организаций. В среде оппозиционеров существовала круговая порука. Когда их ловили с поличным, они выгораживали друг друга, отказывались давать показания в контрольных комиссиях, всячески изворачивались, чтобы направить партийное следствие по ложному следу. Руководили оппозиционными группами нелегальные комитеты или бюро, действовавшие в масштабах целых областей или отдельных районов. Фактически это был зародыш аппарата новой политической партии, которую оппозиция намеревалась противопоставить ВКП(б) и направить на свержение Советской власти.

... Лидеры блока и другие фракционеры усиленно стремились вербовать новых сторонников. По всему чувствовалось, что оппозиция готовится к решительному выступлению против партии, которое, как выяснилось впоследствии, она действительно назначила на октябрь 1926 года.

Вопрос об открытом выступлении детально обсуждался в руководящих оппозиционных кругах. Раздавались голоса, что надо подождать, «поработать» еще два-три года. Но более решительно настроенные настояли на своем. Троцкий вначале призывал своих сторонников по заговорщицкому блоку: «Открыто не выступать, накапливать силы, подготовлять актив, готовиться к октябрю». Затем он стал ободрять единомышленников, утверждая, что оппозиция буквально в несколько дней «снимет московскую верхушку», «пойдет на Путиловский завод, на Красную Пресню" и т. д. В Политбюро лидеры оппозиции откровенно угрожали: «Мы вам покажем, мы пойдем на рабочие собрания, и пусть рабочие скажут, кто прав"1.

... На объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП(б), открывшемся 23 октября, фракционеры внесли предложение снять с обсуждения вопрос об их антипартийном поведении и не включать в тезисы, подготовленные к XV Всесоюзной партконференции, упоминаний об оппозиции и ее антиленинской платформе. Они хотели, чтобы партия прекратила идейную борьбу с ними, хотя сами заявили 16 октября, что и не думают отказываться от попыток навязать партии чуждые ей взгляды. Троцкисты и зиновьевцы предъявили свои требования в ультимативной форме, угрожая, что в противном случае откажутся от заявления, сделанного ими 16 октября, и перейдут к открытой борьбе против партии.

... Продолжая отрицать возможность построения социализма в одной, отдельно взятой стране (а речь шла не отвлеченно-теоретически, не абстрактно, а конкретно — об СССР), Троцкий в своем выступлении на XV конференции ВКП(б) утверждал, что указанные В. И. Лениным условия для построения социализма (общественная собственность на средства производства, государственная власть в руках рабочего класса, его прочный союз с трудовым крестьянством при руководящей  роли пролетариата) якобы недостаточны для победы социализма; по его мнению, необходимо еще наличие и таких условий, как географическое положение, естественные богатства, техника и культура1. По Троцкому выходило, что двух последних условий в нашей стране нет, и в условиях господства мирового капиталистического хозяйства и мирового капиталистического рынка ликвидировать техническую и культурную  отсталость невозможно, а значит, невозможно и построить социализм.

... Извращая ленинское учение о путях приобщения крестьян к социалистическому строительству, Троцкий и Зиновьев выступили против ленинского кооперативного плана. В своей речи на конференции Троцкий заявил, что «некоторые товарищи создавали на основании односторонне истолкованной цитаты из статьи Ильича о кооперации совершенно новую теорию, по-моему, теорию глубоко неправильную». Троцкий утверждал, что осуществить коллективизацию возможно будет только тогда, когда «будут ликвидированы противоречия между городом и деревней, а это осуществимо лишь в рамках международной революции».

... В феврале 1927 года английское правительство направило Советскому Союзу ноту, в которой выражало недовольство помощью трудящихся СССР английским шахтерам, сочувствием китайской революции и угрожало разрывом дипломатических и торговых отношений. Английские империалисты спровоцировали также несколько инцидентов, имевших целью разжечь антисоветскую военную истерию. 6 апреля 1927 года китайская военщина, поощряемая английскими агентами, совершила налет на советское посольство в Пекине. Через день русские белогвардейцы напали на советские торгово-банковские учреждения в Тяньцзине. 12 мая 1927 года английские полицейские разгромили в Лондоне помещение советского торгпредства и Аркоса (Англо-русского кооперативного торгового общества), а еще через две недели консервативное правительство Болдуина—Чемберлена разорвало дипломатические и торговые отношения с СССР. 7 июня 1927 года был убит советский посол в Польше П. Л. Войков. В тот же день контрреволюционеры организовали катастрофу на железнодорожной линии между станцией Ждановичи и Минском, а в Ленинграде бросили две бомбы в Деловой клуб на Мойке, ранив около 30 человек. В предыдущие и последующие дни был совершен ряд других провокационных и диверсионных актов, (взрывов, поджогов фабрик, заводов, складов и т. д.). Над Советской страной нависла реальная угроза войны.

... И все-таки оппозиция упорно не желала считаться с предупреждениями партии. В самый момент разрыва Англией дипломатических и торговых отношений с СССР 83 наиболее известных оппозиционера внесли в Центральный Комитет декларацию, в которой настаивали на своих антиленинских, пораженческих взглядах и в ультимативной форме требовали немедленно открыть общепартийную дискуссию, угрожая расколом в ВКП(б) и Коминтерне. В сопроводительном письме к «платформе 83-х», подписанном Троцким, Зиновьевым, Евдокимовым и Смилгой, а также в выступлении и письме Троцкого в ЦКК (июнь и июль 1927 г.) содержались уже явно предательские заявления о том, что и в случае военного нападения на СССР оппозиция будет бороться за смену руководства партии и Советского правительства. Таким образом, создавалось нечто вроде единого фронта между английскими консерваторами, угрожавшими СССР новой войной, и оппозицией, пытавшейся использовать эту угрозу для усиления своей борьбы против партии и тем самым подрывавшей обороноспособность Советского государства.

... «Если бы оказалось,— писал Троцкий, — что капитализм... способен делать народы богаче, их труд производительнее, это означало бы, что мы (Коммунистическая партия Советского Союза. — Авт.) слишком рано пропели ему отходную или, другими словами, слишком рано взяли в руки власть, чтобы строить социализм»1.

... В своей среде лидеры оппозиции открыто говорили о возможности новой гражданской войны в СССР, к которой они явно готовились, создавая подпольные ячейки в Красной  Армии. Главную же ставку они делали на военную интервенцию, рассчитывая при этом на поражение Советской страны ), как на условие, при котором им было бы легче захватить  власть в партии и государстве.

... В брошюрке одного из чехословацких троцкистов Поллака содержалось чудовищное утверждение о том, что война между СССР и Англией была бы благом для мировой пролетарской революции. Даже если бы СССР потерпел поражение, рассуждал автор, то это «в историческо-диалектическом смысле означало бы грандиозную победу пролетариата, т. е. грандиозный шаг вперед мировой революции»1.

... Стремясь к быстрейшей нормализации внутрипартийного положения и учтя заявление лидеров оппозиции, пленум ЦК и ЦКК снял вопрос об исключении Троцкого и Зиновьева из состава ЦК, ограничившись вынесением им строгого выговора с предупреждением.

... Как выяснилось впоследствии, из трех тысяч подписей, собранных под оппозиционной платформой в целом по стране, более половины оказались полученными от коммунистов обманным путем2.

Раскольники все больше переносили свою нелегальную подрывную работу в беспартийную среду. Оппозиционные листовки нередко вывешивались в цехах, на дверях квартир, на фонарных столбах и т. д. Фракционеры призывали беспартийных рабочих заявлять о поддержке оппозиционной платформы и даже подбивали их на забастовки якобы в знак протеста против мнимых преследований оппозиционных активистов.

У оппозиционеров начали появляться и материалы, отпечатанные типографским способом. Их нелегально выпускали троцкисты, работавшие в государственных типографиях. В сентябре 1927 года органы ОГПУ обнаружили под Москвой, на даче родственников Троцкого, подпольную типографию, к обслуживанию которой фракционеры привлекли и беспартийных, в том числе представителей враждебных пролетариату классов. Организаторы типографии, переступившие рамки советской легальности, нарушившие законы, которые определяли порядок выпуска печатной продукции в стране, были исключены из партии, причем одного из оппозиционеров (Мрачковского), установившего связь с бывшими белогвардейскими офицерами, пришлось даже арестовать. В числе исключенных из партии оказались также видные оппозиционеры Преображенский, Серебряков и Шаров, демонстративно заявившие, что они знали о типографии и несут полную политическую ответственность за ее работу. В последующие дни были раскрыты новые подпольные типографии, созданные оппозиционерами, в том числе и в Ленинграде.

... В директивных письмах своим сторонникам в СССР и за рубежом Троцкий требовал более активно «бить по руководству ВКП(б) и Коминтерна». Обстановку в СССР он оценивал как «керенщину наизнанку». Он настаивал на организации стачек и на прямой подготовке своих последователей к гражданской войне.

С этой целью он рекомендовал усилить работу по разложению в первую очередь не имеющей политического опыта молодежи, юношей 12—16 лет и немного старше, так как их, по его мнению, можно было легче привлечь на свою сторону, чтобы создать из них особые ударные отряды.

... Специальная коллегия ГПУ 18 января 1929 года на своем заседании вынуждена была рассмотреть дело Троцкого, связанное с его попытками организации нелегальной антисоветской партии, деятельность которой была направлена к провоцированию антисоветских выступлений и к подготовке вооруженной борьбы против Советской власти. Коллегия постановила выселить Троцкого из СССР. Это решение было единодушно одобрено советским рабочим классом и всеми трудящимися, заявлявшими, что "Троцкому — нет места в СССР».

... Стремясь дезинформировать общественное мнение Запада, Троцкий писал о военной слабости, о низкой боеспособности Красной Армии. Вся эта клевета понадобилась Троцкому и его сторонникам, чтобы натравить на Советский Союз империалистические государства и втянуть их в войну против СССР. В то же время он призывал международный пролетариат не выступать на защиту Советского Союза, так как, по его злобным утверждениям, СССР якобы перестал быть социалистическим государством и превратился в буржуазную страну с обычными капиталистическими порядками. Троцкисты выступали защитниками китайских милитаристов во время событий на КВЖД.

... Поражение Советского Союза — вот о чем мечтал Троцкий. «Можем ли мы, — писал Троцкий, — ожидать, что Советский Союз выйдет из предстоящей великой войны без поражения? На этот откровенно поставленный вопрос мы ответим так же откровенно. Если война останется только войной, поражение Советского Союза неизбежно. В техническом, экономическом и военном отношении империализм несравненно сильнее. Если он не будет парализован революцией на Западе, то он сметет социальный строй, рожденный Октябрьской революцией».