Почему на сайт попадают "вражеские" книги

 

Долго думала, какие книги на сайт ставить можно, а какие не стоит. Решила, что на сайт приходят умные люди и смогут отделить зерна от плевел: если автор приводит интересные документы, то на его личные комментарии можно внимание не обращать. Просто надо помнить про лицемерие, двойные стандарты, подтасовки. Не верьте мишуре. Обаме вручили нобелевскую премию мира - стоит ли после этого верить каким-либо наградам? Или Пивоваров - академик, профессор, доктор наук - разве после такого можно верить должностям и научным званиям? Подобных примеров могу привести тысячи. Потому при чтении книг включаем мозги и логику.

 

Рабинович о Ленине

 Поставила на сайт 3 книжки Рабиновича. Например:

http://leninism.su/index.php?option=com_content&view=article&id=4056:bolsheviki-u-vlasti-pervyj-god-sovetskoj-epoxi-v-petrograde&catid=30:library&Itemid=37

Американский историк, потомок первой волны эмиграции из России. Вырос в соответствующем окружении, о чем сам говорит в предисловии. Ленина, мягко сказать, не любит. И вдруг его ставят на сайт ленинизм. Вроде бы не логично. Но… не можем отказать автору в трудолюбии, в огромном количестве используемого материала. Вообщем верим, что наш читатель не глупее писателя и сам сделает правильные выводы из представленных документов, а не будет подчиняться утверждениям американского историка.

Приведу несколько примеров.

Например при описании  подготовки к празднованию первой годовщины революции сначала идут комменты, намекающие на «замученных голодом» обывателей:

…в самые трудные дни лета и начала осени они (большевики) специально откладывали запас провизии для праздника. Внезапно, как по волшебству, комиссариат оказался в состоянии гарантировать городу достаточное количество мяса, масла и даже французских булок.

Или

…рекомендовал обеспечить рабочим трехразовое питание на праздники. С этой целью был назначен полномочный представитель Совета, которому было поручено реквизировать провизию на местном рынке…

Если подумать, было ли на рынке столько продуктов, что даже при условии полной конфискации можно было бы кормить всех рабочих три дня? Не надо забывать, что это 1918 год и голодный якобы Петроград.

Проходит две страницы и выясняется откуда праздничное угощение для петроградцев:

Пресса ежедневно сообщала петроградцам о крупных партиях зерна и даже деликатесов, присылаемых в революционную столицу из отдаленных производящих губерний в качестве подарков «Красному Петрограду» к октябрьским торжествам. Так, 1 ноября было объявлено, что в Орловской губернии в Петроград отгрузили десять тысяч гусей, которые в праздник должны были украсить столы революционных пролетариев (68). Также сообщалось, что в городские пекарни уже поступило необычайно большое количество муки, и полуфунтовые буханки, которые намечалось выпечь из нее в ночь с 5 на 6 ноября, вечером 6-го должны были заполнить хлебные лавки (69).

Что поделать, если не у одного прокоммунистического писателя не встречала таких подробных описаний празднования первой годовщины Октября и сколько бы автор не пыжился доказать нам, что это специальные пропагандистские усилия большевиков. Он сам проговоривается, что народ назвал праздник «Красной пасхой»

Чего стоит описание третьего дня празднования:

Детский отдел театральной секции Центрального бюро запланировал детский марш и специальные театрализованные представления для детей 9 ноября (42). Одновременно музыкальная секция вместе с театральной составили программу детского варьете (43); Совет Петроградского района запланировал «грандиозный» детский парад в сопровождении уличного оркестра (44); группа работников комиссариата просвещения была привлечена к организации школьных хоров и разучиванию с ними революционных песен (45); Ириновская железная дорога решила устроить для детей развлечения на открытом воздухе, среди которых были поездки на разукрашенных поездах, праздничное угощение и представления (46); а железнодорожники Невского района подготовили для своих детей «Спящую красавицу» (47). 2 ноября отдел общественного призрения Спасского районного Совета объявил, что он организует первый пролетарский праздник для детей районной бедноты и приглашает другие организации присоединиться, чтобы совместными усилиями подготовить широкомасштабный детский фестиваль (48). Все эти инициативы развивались независимо друг от друга, и только накануне октябрьских торжеств они были сведены воедино.

В этом отношении примечательно, что о специальных детских мероприятиях ничего не было сказано ни на расширенном пленарном заседании Петроградского Совета 1 ноября, … ни даже в расписании праздничных мероприятий, опубликованном в петроградской прессе 6 ноября. Первое публичное заявление о том, что в третий день праздника «все должно быть предоставлено в распоряжение детей: оркестры, трамваи, автомобили, цветы, артисты, распорядители и т. д.», — появилось в инструкциях для организаторов, опубликованных и распространяемых во второй половине дня 6 ноября. Эти инструкции содержали подробный план детского шествия, митинга и концерта для детей на Дворцовой площади, а также концертов и кинопоказа в Зимнем дворце. Всем детям, принявшим участие в празднике — ожидалось, что их будет тридцать тысяч человек — были обещаны такие лакомства, как белые булки и яблоки (49). «Детский день», похоже, был одним из тех редких элементов общегородского праздника, рожденных преимущественно инициативой «снизу».

За десяток страниц до того было заявлено, что инициатива снизу была запрещена сверху:

…самодеятельные, не согласованные с Бюро проекты отдельных районов запрещались; ….

Читаешь про первый год Советской власти и причитания автора про притеснения и «красный террор». А в результате тебя огорашивают:

Впрочем, нет оснований сомневаться в том, что в празднестве приняли участие огромное количество петроградцев — мобилизованных кнутом и пряником, вдохновленных неминуемым поражением Германии и взрывом социальных революций в Центральной Европе и усиленных многотысячными толпами гостей из провинции, красноармейцев и крестьянских делегатов

Тоже самое происходит по всей стране, о чем опять пишет автор:

…праздничные мероприятия, в том числе довольно амбициозные, состоялись в городах и деревнях Петроградской губернии и других губерний Северной области и без помощи «активных сил» Петрограда…

Автор сам показывает, как радуется народ:

Это был, по всем отзывам, массовый праздник, подобного которому Петроград еще не видел.

Кстати о упоминавшемся выше «красном терроре», учредилке, и прочих событиях года с начала революции. Там совершенно та же фигня. Автор говорит одно, потом приводит документы, которые его опровергают. Например чего стоит заявление о развязанном «красном терроре» против работников английского посольства, когда сам Рабинович тут же доказывает, что англичане пытались свергнуть советскую власть, рассказывает об убийствах советских граждан, о готовящемся взрыве Балтийского флота. Это что? Двойные американские стандарты? Нам позволено всё, а вы должны быть исключительно вежливы и соблюдать каждую букву закона?

Также Рабинович срывает маски с «ленинской гвардии», с мифа о железной когорте единомышленников. Цитаты с конференций, пленумов, съездов показывают сколь тяжело было Ленину бороться с верхушкой собственной партии.

Ленин был взбешен, узнав, что возглавляемая Каменевым и Зиновьевым большевистская фракция в ВЦИКе продолжила участие в политических переговорах вокруг формирования нового правительства. Этот публичный акт неподчинения стал для него последней каплей.

Это 3 ноября 1917 года. Насчет «последней капли» Рабинович погорячился, таких капель на мозги или палок в колеса Ильичу преподносили неоднократно. Ленину постоянно приходилось обращаться к низам, чтобы протащить свои инициативы. И низы его поддерживали, что опять доказывает Рабинович:

«Похожую картину массового перехода на ленинские позиции можно было наблюдать на открытии организованной большевиками конференции фабричных работниц 5 ноября…

Это один из многих примеров приведенных автором в данном месте книги.

Но даже решения ЦК нашей «гвардии» не указ:

Благополучно пережив это испытание (заседание ВЦИК 4 ноября), Ленин от своего имени направил Каменеву, Зиновьеву, Рязанову и Ларину ультиматум, в котором, угрожая исключением из партии, настаивал, что они должны либо немедленно, в письменной форме, безоговорочно поддержать политику Центрального Комитета и в дальнейшем отстаивать ее во всех своих речах, либо прекратить любую публичную деятельность до вынесения решения съездом РСДРП (б) (124). В последовавшем немедленно ответном совместном письме Каменев, Рязанов и Ларин (правда, без Зиновьева) отказались подчиниться ультиматуму и выразили сомнение в праве Ленина заставлять их отстаивать политику ЦК, с которой они в корне не согласны, усмотрев в этом беспрецедентное требование говорить против совести (125).

Ничего себе принцип демократического централизма, сначала они пытались протащить через ЦК свою точку зрения, но когда это не удалось, они отказываются подчиняться решению ЦК. Т.е. они рассчитывали, что решению ЦК в их пользу их оппоненты будут обязаны подчиниться, а самим же это не обязательно.

Причем Рабинович выступает на стороне оппонентов Ленина.

 

Я не понимаю логики автора, да и не хочу понимать, мне достаточно фактов (приведенных документов), выводы я сделаю сама. Спасибо за помощь, мистер.