От авторов сайта: оригинальная форма подачи материалов - каждый свой абзац автор подкрепляет цитатой из других авторов (хотя не все из них нравятся авторам сайта). Необычные метафоры, красочный стиль изложения. Не назову фактологию безупречной, но прочитать рекомендую. Читается легко.

На сайте стоят также статьи этого автора

http://leninism.su/lie/4840-zhurnal-istorik-kazennye-trubadury-protiv-lenina.html

Дмитрий Назаренко

Жизнеописание Красного вождя

2020

Читать книгу "Жизнеописание Красного вождя" в формате PDF

 За бумажным экземпляром с автографом автора, пишите на Адрес электронной почты защищен от спам-ботов. Для просмотра адреса в вашем браузере должен быть включен Javascript.

Отрывки из книги:

  1. Словарный запас Ульянова - тридцать семь тысяч пятьсот слов. Филологическая экспертиза его пятидесяти пяти томного полного собрания сочинений признаёт Ленина корифеем русского языка. Одна из любопытных граней его лексикона - четыре тысячи слов, не зафиксированных ни в одном словаре той эпохи.

«Как все мы вышли из Пушкина в литературном языке, так мы вышли из Ленина в нашем языке общественно-политической мысли». Иванова Т. Ф.

  1. Ленин возвращается в Россию на пике политической «формы». Выбирая тактику действий на опережение, он не собирается ждать «естественного» развития событий. Воодушевление революцией идёт на убыль, страна стоит на пороге хаоса, когда Ленин выдвигает лозунг перерастания буржуазно-демократической революции в социалистическую. Его концепция вызывает необычайное оживление в обществе.

«РСДРП имела двух человек в Петроградском Совете: Сталина и Каменева, а всего депутатов в Совете было более шестисот, и они были счастливы этим! А тут эмигрант приехал и зовёт к новой революции. «Старик пересидел за границей и перестал понимать Россию», - говорили в партии. Но Ленин неустанно говорил, убеждал, внедрял в умы знаменитые свои апрельские (на самом деле мартовские) тезисы, и к лету преуспел в своём убеждении. Нехотя, корчась, отплёвываясь, партия пошла за ним. 42-я по численности среди других партий». Лимонов Э. В.

  1. С «Временного Олимпа» раздражённо наблюдают как большевики агитируют за простую формулу: «Верхи не могут, низы не хотят», объясняя её неспособностью правящего класса управлять обществом и нежеланием масс жить по-старому.

«Когда Милюков уверял меня намедни, что Ленин безвозвратно скомпрометировал себя перед Советом своим утрированным пораженчеством, он лишний раз стал жертвою своего оптимизма; наоборот, авторитет Ленина очень вырос в последние дни. В чём нет сомнения, это, что ему уже удалось объединить вокруг себя и под своей командой всех наиболее отчаянных революционеров, и он превратился теперь в страшного вождя». Палеолог М. Ж.

  1. Корниловщина - контрреволюционный мятеж в конце августа 1917 года застаёт вождя в глубоком подполье. Оправдывая своё положение как стратега партии, готового к непредсказуемым развитиям ситуации, Ленин действует нестандартно - призывает солдат и рабочих Петрограда встать на защиту Февральской революции и спасти страну от «диктатуры сабли».

«В дни революционных поворотов он буквально расцветал, становился ясновидцем, предугадывал движение классов и вероятные зигзаги революции, видя их, как на ладони. Недаром говорится в наших партийных кругах, что «Ильич умеет плавать в волнах революции, как рыба в воде». Сталин И. В.

  1. Встав у руля пролетарского государства Ленин не проваливается в коммунистическое чванство. Его образ мудрого правителя: строгого к соратникам, внимательного к народу и грозного по отношению к врагам служит примером для каждого начальника и красного командира. Не играя роль, а живя интересами общества, вождь вызывает неподдельное доверие масс.

«Он очень доброжелателен и держится с видимой простотой, без малейшего намёка на высокомерие. При встрече с ним, не зная кто он, трудно догадаться, что он наделён огромной властью или вообще в каком-нибудь смысле является знаменитым. Мне никогда не приходилось встречать выдающейся личности, столь лишённой чувства собственной значимости». Рассел Б.

  1. Марксистско-ленинская концепция «отмирания» государства отчасти совпадала с учением анархизма, но не была ему тождественна. Анархисты настаивают - упразднение всякой власти автоматически делает человека свободным, на что Ленин резонно возражает: необходимо освободить общество, тогда и человек станет свободным.

«- Анархисты всегда самоотверженны, идут на всякие жертвы, но близорукие фанатики, пропускают настоящее для отдалённого будущего... - И тут же просит меня не принимать это на свой счёт, говоря: - Вас, товарищ, я считаю человеком реальности и кипучей злобы дня. Если бы таких анархистов-коммунистов была хотя бы одна треть в России, то мы, коммунисты, готовы были бы идти с ними на известные условия и совместно работать на пользу свободной организации производителей. Я лично почувствовал, что начинаю благоговеть перед Лениным, которого недавно убеждённо считал виновником разгрома анархических организаций в Москве, что послужило сигналом для разгрома их и во многих других городах России. Ия глубоко в душе начал стыдиться самого себя...» Махно Н. И.

  1. Раздражение поборников абстрактной демократии заключается ещё и в том, что Ленин не высоко оценивает их потенциал в деле построения нового общества. «Светильники духа», освобождённые Октябрём от необходимости продавать свой талант, столкнувшись с действительностью революции, возопили о всевластии хамов и быдла. «Соль земли русской» не стремится к равноправию с мужиком, желая свысока поучать сиволапых крестьян просвещённой премудрости.

«...Представьте детей дворян и буржуазии, их лакеев-теологов, привыкших жить при господах и вдруг, в строгом соответствии с теорией марксизма, они вынуждены жить, как пролетарии, исключительно пропорционально своему трудовому вкладу. Именно эту трансформацию, предсказанную Марксом, почти вся русская интеллигенция восприняла как самую большую трагедию в своей жизни. Даже видный советский писатель, А. Толстой, характеризуя переход представителей русской интеллигенции на нормы быта, в которых веками прибывали русские же пролетарии и крестьяне, назвал этот переход «Хождением по мукам». Подгузов В.А.

  1. Троцкий тянет время, но вместо правильной реакции на ультиматум, срывает переговоры, оправдываясь словесной эквилибристикой: «Ни мира, ни войны. Армию распустить». Над Петроградом нависает реальная опасность захвата и Ленину вновь приходится брать быка за рога: «Передайте всем комиссарам армии и Бонч-Бруевичу о задержании всех телеграмм за подписью Троцкого и Крыленко о расформировании армии. Условия мира мы не можем вам дать, так как мир ещё фактически не заключен. Прошу задержать все телеграммы, извещающие о мире, вплоть до особого разрешения». Ленин В. И.
  1. Называя бюрократию ахиллесовой пятой Советской власти, Ленин считает её отрыв от масс - скрытой контрреволюцией, началом реставрации капитализма. Скорее рано, чем поздно «руководящим и направляющим» перестанет хватать привилегированных пайков, им потребуется «рынок» и «цивилизованные» формы эксплуатации.

«После того как мы начали чистку партии и сказали себе: «Шкурников, примазавшихся к партии, воров - долой», стало у нас лучше. Сотню тысяч, примерно, мы выкинули, и это прекрасно, но это только начало». Ленин В. И.

  1. Кадровый отбор: лучше меньше да лучше, учёба в партийных школах и рабочий контроль не гарантируют, что госаппарат со временем не превратится в механизм эксплуатации. Ленин приходит к такому выводу после первой крупной партийной чистки 1921 года, когда требования к коммунистам растут, а их КПД - нет.

«Весна в разгаре, нужно думать о посадке овощей. Ильич запросил деятелей из Наркомзема: каковы у них планы на этот счёт? Как предполагают снабдить Москву капустой, картошкой, свёклой? Коллегия прислала длиннющий «прожект» на веленевой бумаге. Главная надежда, по этому «прожекту», на завоз из дальних областей. Какое дело Наркомзему до того, что разгорается гражданская война, что транспорта не хватает! Дальний завоз, и всё тут... Ильич видит, что с Наркомземом каши не сваришь, что оставит Наркомзем столицу без овощей. И тогда Ильич наводит справки по другим каналам. Узнает, что при Моссовете образовался в инициативном порядке огородный отдел, что есть там «энтузиаст картошки и капусты» агроном Буланже Владимир Александрович. Ленин разыскивает его, звонит по телефону, просит зайти. О разговоре, который состоялся у них, рассказывал мне недавно сам Владимир Александрович. Ильич интересовался: какова уже имеющаяся огородная база под Москвой? Что нужно для её расширения? Какой требуется инвентарь, сколько? Где доставать рассаду?.. Тут же, при Буланже, позвонил в банк и распорядился о кредитах огородникам. Потом связался по телефону с Дзержинским. «Мы тут, Феликс Эдмундович, - сказал Ильич, - задумали огородную эпопею. Хотим досыта накормить Москву овощами. О деталях мы с вами ещё поговорим, а сейчас испрашиваю у вас только принципиального согласия встать во главе этого важнейшего, архиважнейшего дела. Наркомзем загубит нам его на корню... Рад, очень рад, Феликс Эдмундович, что вы берётесь...». И армия огородников, вооружённых лопатами, двинулась под командованием железного Феликса на подмосковные поля. Это был первый шаг к тому, чтобы вокруг столицы была создана овощная зона радиусом в 30 - 40 километров...» Фофанова М. В.

  1. Бывший барский дом в два этажа с колоннами и террасами выбирают из-за уединённого положения, близости к столице и телефонной связи, но вождь недоволен. Ему не нравится купеческая обстановка: дорогая мебель, картины, лепнина, зеркала и паркет. Ленин соглашается переехать на одном условии - жить он будет во флигеле.

«Обстановка была непривычная. Мы привыкли жить в скромных квартирках, в дешёвеньких комнатах и дешёвых заграничных пансионатах и не знали, куда сунуться в покоях Рейнбота. Выбрали самую маленькую комнату, в которой Ильич потом, спустя 6 лет, и умер; в ней и поселились. Но маленькая комната имела три больших зеркальных окна и три трюмо. Лишь постепенно привыкли мы к этому дому... ». Крупская Н. К.

  1. В послереволюционный период, не признавая для себя восьмичасового рабочего дня, вождь трудится едва ли не круглые сутки. Его будни - стремительный поток сменяющих друг друга дел, и летом 1921 года Предсовнаркома выражает недовольство собой в письме Горькому: «Я устал так, что ничегошеньки не могу». Несомненно, Ленин отдаёт себе отчёт в том, что крайнее напряжение губительно сказывается на его здоровье.

«С заседания Совнаркома Владимир Ильич приходил вечером, вернее, ночью, часа в 2, совершенно измотанный, бледный, иногда не мог даже говорить, есть, а наливал себе только чашку горячего молока и пил его, расхаживая по кухне, где мы обычно ужинали». Ульянова М. И.

  1. К весне 1922 года Ленин ещё пытается объяснить первые признаки надвигающейся болезни переутомлением. Никаких других причин плохого самочувствия не находят и врачи. По их совету глава правительства берёт в марте двухнедельный отпуск и уезжает в подмосковную деревню Корзинкино. Но и там он использует всё свободное время для написания статей и писем.

«23 февраля 1921 года Ленин принимал участие в 40 (!) заседаниях, на которых он председательствовал, давал распоряжения, писал проекты постановлений. Кроме того, в этот же день он принял 68 человек для бесед по текущим проблемам. И так было, по существу, ежедневно». Ульянова М. И.

  1. После первого инсульта в мае 1922 года Ленин просит Сталина в случае паралича достать ему яд. Иосиф Виссарионович обещает, но с условием, что пока остаётся надежда на исцеление об эвтаназии не может быть и речи.

«В.И. очень ценил Сталина. Показательно, что весной 1922 г., когда с В.И. случился первый удар, а также во время второго удара в декабре 1922 г., В.И. вызывал к себе Сталина и обращался к нему с самыми интимными поручениями, поручениями такого рода, что с ними можно обратиться лишь к человеку, которому особенно доверяешь, которого знаешь как истинного революционера, как близкого товарища. И при этом Ильич подчёркивал, что хочет говорить именно со Сталиным, а не с кем-либо иным. Вообще за весь период его болезни, пока он имел возможность общаться с товарищами, он чаще всего вызывал к себе тов. Сталина, а в самые тяжелые моменты болезни вообще не вызывал никого из членов ЦК, кроме Сталина». Ульянова М. И.

  1. В тот же день академик Абрикосов выполняет первое бальзамирование тела Ленина, рассчитанное на непродолжительный срок, чтобы все желающие проститься с вождем могли это сделать.

«Со всех концов России несметными тысячами в Москву стекался народ. Огромные толпы людей устремились к центру Москвы, сплошной поток людей в две колонны с 7 часов вечера 23 января до 27 января проходил мимо гроба Ленина. По подсчетам администрации Дома Союзов, 26 января к 12 часам дня для поклонения праху Ленина прошло около 750 тысяч человек (к полуночи их число достигает одного миллиона). В течение часа мимо гроба Владимира Ильича проходило до 25 тысяч человек. Только через почетный караул прошло более 10 тысяч человек. В. Д. Бонч-Бруевич вспоминал: «Не успевали мы отнести поступившие венки в Георгиевский зал, как новые их горы вырастали у подножия и вокруг гроба. Многие из них были весьма оригинальны, красиво и художественно сделаны». Лучшие венки были отобраны, сфотографированы и помещены в специальный альбом. Только «отобранных» венков, которые вошли в альбом, оказалось 1070». Перфилов В. А.