Еще о "Тайне смерти Ленина"

Статья Юрия Фельштинского “Тайна смерти Ленина” содержит интересный и малоизвестный материал. Историк этот хорошо известен в нашей стране своими публикациями 1989-1992 гг. Главный предмет его исследований — партия левых эсеров и отношения к ним со стороны большевиков, короче конец 1917 г. и 1918 г. На этот период падают и заключение правительственной коалиции с левыми эсерами, и разрыв ее после заключения Брестского мира, и левоэсеровский мятеж. Публиковал Ю.Фельштинский и сборники документов с архивом Л.Д.Троцкого, и даже о русских политических масонах 1906-1917 гг. Преимущество бывшего студента истфака МГУ перед нами, сначала советскими, а затем и российскими историками, заключалось в том, что ему, как гражданину США, были доступны заграничные и эмигрантские архивы, русская эмигрантская пресса. И хотя с тех пор сотни российских исследователей истории XX века выезжали за рубеж и работали в тех же архивах, у Ю.Фельштинского все равно сохранилась позиция человека, имеющего возможность изучать вышеупомянутые источники не в течение нескольких недель или месяцев, а годами.

Именно этим, привлечением нашего внимания к новым источникам, опубликованным за рубежом, и интересна прежде всего помещенная выше статья. Что же касается концепции и авторских взглядов, то далеко не со всеми из них можно согласится. Раздел “Покушение на Ленина” вообще никакого отношения к смерти В.И.Ленина не имеет. Раны оказались не столь опасными для жизни В.И.Ленина и смерти он осенью 1918 г. избежал. Основная тема статьи несколько другая: отношения между Лениным, Свердловым и Дзержинским и версия о попытке последних устранить Ленина.

Свое мнение по этому поводу я выскажу чуть ниже. Пока же скажу о том, что историю покушений на жизнь В.И.Ленина надо действительно начинать с 1917 г. Известно, что еще во время проезда Ленина из эмиграции в Россию один шведский аристократ планировал убить его в Стокгольме. Затем, в период июньского кризиса, примерно 14 июня, В.И. Ленин получил “черную метку” от одной контрреволюционной организации о том, что он “будет лишен жизни”, если через две недели не покинет Петроград. Ленин отнесся к угрозе со всей серьезностью: он ушел из квартиры Елизаровых 28 июня и тайно уехал на Карельский перешеек, тогда входивший в состав территории Финляндии, на дачу к В.Д.Бонч-Бруевичу. Перейдя на нелегальное положение после разгрома июльской демонстрации, Ленин вместе с Г.Е.Зиновьевым скрылся в сарае усадьбы служащего Сестрорецкого оружейного завода Емельянова в поселке Разлив. Об этом стало известно Главнокомандующему войсками Петроградского военного округа генералу П.А.Половцову. 11 июля 1917 г. он послал на Сестрорецкий оружейный завод большой карательный отряд под командованием штабс-капитана Гвоздева. Официальным предлогом было разоружение Красной гвардии завода, но целью — проведение поголовного обыска в домах рабочих и служащих для поимки Ленина. Сам Половцев рассказывал в своих воспоминаниях, что Гвоздев спросил его: “Хотите ли Вы, чтобы я привез этого господина в целом или разобранном виде?” На это Половцов с улыбкой ответил: “Арестованные часто делают попытки к бегству”. В сарае у Емельянова Ленин и Зиновьев поэтому провели только одну ночь, а затем сразу же были перевезены на лодке в шалаш у стога сена за озером Разлив.

Наконец, 1 января 1918 г. автомобиль, на котором Ленин ехал в Михайловский манеж вместе со швейцарским социалистом Ф.Платтеном, был обстрелян в Петрограде около Цирка Чинизелли. При первом же выстреле Платтен схватил голову Ленина и прижал к себе. Ленин не пострадал, а Платтен получил царапину от пули. Так что еще до осени 1918 г. В. И. Ленин был объектом нескольких покушений. Последнее из них явно указывало на эсеров и руководимый ими “Союз защиты Учредительного собрания”.

Переходя теперь к сути концепции Ю. Фельштинского, заметим походя, что его изложение событий, предшествующих покушению 30 августа 1918 г., изобилует передержками. Каменев и Зиновьев перед октябрем 1917 г. не представляли мнение “широких партийных кругов”, иначе восстание бы просто не удалось. Г. Е. Зиновьев 25 октября на заседании Петроградского Совета публично отрекся от своей и Каменева позиции противников восстания и присоединился к победителю.

Совет Народных Комиссаров был создан в ночь на 27 октября, а вовсе не в результате кризиса вокруг однородного социалистического правительства (29 октября — 4 ноября). Вступление левых эсеров в СНК произошло в начале декабря 1917 г. Во время споров о Брестском мире половина партии шла за левыми коммунистами, за Бухариным, а не за Троцким. Троцкого, как и Ленина, поддерживали только около четверти руководящих работников партии в Петрограде. Эти преувеличения и передержки снижают доверие и к основной версии автора, о том, что именно Ф. Э. Дзержинский и Я. М. Свердлов были организаторами покушения на В. И. Ленина. Не будем забывать, что покушение на Ленина в Москве было одним из целой серии. В Петрограде вначале 20 июня 1918 г. был убит известный большевистский оратор и любимец питерских рабочих В. Володарский. Большевистское следствие пришло к выводу, что он был убит “эсером” (1). Затем студентом Канегиссером был убит председатель Петроградской ЧК М. С.Урицкий. Как пишет сам автор, Дзержинский, главный “враг” Ленина, немедленно выехал после этого в Петроград для проведения расследования убийства Урицкого. В тот же день, 29 августа было произведено неудачное покушение на Г. Е. Зиновьева.

Собственно, Ю. Фельштинский и не отрицает, что в Ленина стреляли эсеры. Он только полагает, что готовили это покушение большевистские провокаторы в эсеровской московской организации Г. И. Семенов-Васильев и Л. В. Коноплева. А приказ-де об этом они получили от Дзержинского и Свердлова. Увы, таких признаний со стороны “большевистских агентов” Ю. Фельштинский привести не может. Конечно, расправа с Фанни Каплан без суда и надлежащего расследования достойна осуждения. Точно так же, как и сомнения относительно способности близорукой и больной Каплан попасть в цель являются обоснованными. Напомним также, что в первом сообщении говорилось об аресте двух человек, но “второй человек” (женщина?) куда-то в дальнейшем исчез. Официльная версия, таким образом, неудовлетворительна.

29 августа 1998 г. НТВ показало сюжет, посвященный 80-летию покушения на В. И. Ленина. Там сотрудники б. Музея Ленина утверждали, что на месте покушения было найдено четыре пистолетных гильзы, что явно стреляли из двух пистолетов. В одном из найденных на месте покушения пистолетов оставался еще один патрон. Они предполагали, что каждый из пистолетов был снаряжен тремя патронами. Продемонстрированы были и две пули, извлеченные из тела В. И. Ленина. Ясно были видны крестообразные глубокие насечки на головках пуль. Но все это еще не ведет нас к организаторам убийства.

Тезис автора о том, что таким организатором был Я. М. Свердлов, мне лично кажется малоубедительным и недоказанным. Так, “директива” Свердлова об обязательности явки “совнаркомшиков” на митинги была дана 29 июня, за два месяца до покушения. И о чем просил Свердлов Ленина? Только о том, чтобы заседание СНК началось не ранее 9 часов вечера. ( На самом деле, по данным Биохроники Ленина, оно в этот день началось уже в 8 час, вечера). Из приведенных автором фактов видно, что Ленин поехал на завод Михельсона по собственному побуждению, а не по обязанности “совнаркомщика”. А до этого много раз выступал на митингах. Ближайшая дата двух его выступлений к дате письма Я. М. Свердлова — 2 июля: в Цирке Саламонского и в манеже бывшего Алексеевского училища (2).

Быстрый расстрел Ф. Каплан может быть объяснен стремлением показать неотвратимость кары для тех, кто покушается на жизнь большевистских вождей. Вот замена объяснению автора о желании Свердлова уничтожить главного свидетеля. Да, Я. М. Свердлову явно нравилось ощущать себя первым лицом в Советской России. Известно, что он немедленно перенес свое рабочее место в Кремле в кабинет Ленина. Но из этого еще не следует, что он “планировал” устранение Ленина и намеренно держал его подольше вдали от дел. Это можно объяснить и тем, что он действительно хотел, чтобы Ленин лучше восстановил свои силы.

Тут есть и моральный аспект. Для Ю. Фельштинского все большевистское руководство есть сборище моральных уродов и негодяев. Это пауки в банке, которые только и мечтают, чтобы уничтожить друг друга и занять первое место. Подобный априорный подход кажется мне неправильным и во всяком случае преждевременным хронологически. Конечно, моральные основы всех революционеров всегда были очень низкими. Ибо они не руководствовались общечеловеческими нормами, а считали, что нравственно лишь то, что отвечает интересам революции, "пролетариата" и пр. В этом смысле особенно отличались именно эсеры, возводившие террор в основополагающий принцип революционной тактики. И большевики грешили этим в 1906-1907 гг. Но это относилось к врагам.

Применение террора и государственных репрессий к членам собственной партии у большевиков при Ленине не наблюдалось. И даже И. В. Сталин перешел к некоторым из этих методов (наружное наблюдение, использование милиции и ГПУ, задержание, превентивные аресты) только в 1926-1927 гг. Нужно доказать, используя психологические методы, что Я. М. Свердлов находился уже на таком дне морального падения, что мог планировать физическое уничтожение не только “врагов”, но и первого лица в государстве, партийного единомышленника. Оговорюсь, что вообще в этот момент убийства противников режима стали для большевиков привычным делом. При подавлении демонстрации в защиту Учредительного собрания в Петрограде 5 января был открыт огонь на поражение и убиты десятки демонстрантов.

При подавлении мятежа Минной дивизии в Петрограде, крестьянских восстаний в разных местах страны весной 1918 г. тоже были сотни и тысячи убитых и расстрелянных. Сам мятеж левых эсеров привел к сотням жертв в Москве, а мятеж полковника Перхурова в Ярославле привел к жестокому его подавлению и к уничтожению целого рабочего района в городе. В июле и августе 1918 г. гражданская война в Поволжье, на Урале и в Сибири стала фактом. Была уже расстреляна без суда царская семья. Но “своих” еще не убивали, даже руками “врагов”. Это серьезное препятствие для того, чтобы признать версию Ю.Фельштинского правдоподобной. Хотя В.И.Ленин и был несомненно недоволен быстротой, с которой Я.М.Свердлов постарался заменить его на главном руководящем посту. Это видно из приведенных Ю. Фельштинским воспоминаний П.Д.Малькова и В.Д.Бонч-Бруевича.

Теперь об “испанке”. Факт колоссальной эпидемии в Москве в конце 1918 г. и в начале 1919 является неоспоримым. Более чем вероятно, что и “три женщины” в Кремле, включая жену Бонч-Бруевича, умерли именно от этой скоротечной болезни. Предполагать иное, не имея никаких фактов, есть гадание на кофейной гуще. Точно так же и Свердлов не был отравлен, у нас есть все основания доверять официальному диагнозу. Вспомним, что осенью и зимой 1918/19 г. все жители Москвы, включая и постоянных посетителей кремлевской спецстоловой, находились в ужасных условиях. Ни одна печь в Москве не топилась, питание было более чем скудным. Все были ослаблены и подвержены болезням. Тут-то и снимала свой обильный урожай испанка.

И действительно, есть свидетельства, что В.И.Ленин, после получения известия о том, что Свердлов умирает, пришел к нему с заседания Первого конгресса Интернационала. Он был в пальто и своей каракулевой ушанке, Молча он стоял у постели Я. М.Свердлова, а когда тот вскоре умер, снял шапку и, не сказав ни единого слова, вышел из комнаты. Отказ Ленина от формального прощания в этот момент и был, видимо, выражением его недовольства поведением Свердлова в дни выздоровления от ранений.

Теперь о том, что Ю. Фельштинский не является специалистом-исследователем по периоду 1920-1923 г. Собственно особой концепции здесь и нет. Автор присоединяется к получившей хождение в последние годы версии, что В. И. Ленин был отравлен И. В. Сталиным. Но приведенные в статье документы (которые занимают львиную долю ее объема) интересны и заслуживают некоторых комментариев.

Статья начинается с цитирования письма В. И. Ленина Л. Б.Каменеву от 3 марта 1921 г., что сопровождается утверждением Ю.Фельштинского: “В конце 1920 г. началась болезнь Ленина от которой он так и не смог оправиться”. Наверное автор прав, относя начало “болезни” к концу 1920 г. Ведь сам Ленин в этой записке пишет, что его лечили три месяца, а болезнь ухудшилась. Но все же в определнной степени Ленин смог преодолеть эту болезнь. Ведь он и выступал и активно руководил X съездом РКП(б), и обосновывал введение НЭП, и принимал решения о подавлении Кронштадтского мятежа. 1921 год стал временем исключительно активной работы Ленина почти до самого декабря. Лишь в декабре он получает официальный отпуск, по болезни, который длится почти полтора месяца. Тем не менее документ, о котором пишет Ю. Фельштинский, очень интересен, если поставить его в связь с последующими событиями. Автор обращает внимание на слова Ленина о том, что он будет думать час-другой над записками в 5-10 строк и восклицает: “это уже не Ленин октября 1917 года!” Но вот выше, в самом начале этого письма имеются еще более важные признания. “Ухудшение болезни после трех месяцев лечения явное: меня “утешали” тем, что я преувеличиваю насчет аксельродовского состояния, и за умным занятием утешения и восклицания “преувеличиваете! мнительность!” — прозевали три месяца. По-российски, по советски” (3). Пройдет почти год и в феврале 1922 г. Ленин напишет Кларе Цеткин, которая тщетно добивалась увидеться с ним: “Меня прозевали врачи. Как это по-русски! Как это по-советски!” То, что Ленин и спустя год прибегает к тем же словам, и характеризуя отношение врачей к своей болезни, показывает, что действительно, его субъективное самочувствие за это время не улучшилось. Поэтому и можно утверждать, что начало болезни относится к концу 1920 г.

Но начало необратимого течения этой болезни относится все же к более позднему времени. После операции по извлечению пули из основания шеи с левой стороны в Солдатенковской больнице в конце апреля 1922 г. ровно через месяц у В. И. Ленина случился первый левосторонний инсульт. (Бывший министр здравоохранения СССР Петровский полагал, что операция привела к подвижке соединительной ткани, окружавшей ранее пулю, к сонной артерии, результатом чего было ухудшение кровоснабжения левого полушария мозга и первый инсульт). Это привело к временной потере речи (на три недели) и потери владения правой рукой и правой ногой. После этого В.И.Ленин и был отправлен в Горки. И тут очень важные сведения содержатся в приводимом Ю.Фельштинским письме Л.П.Серебрякова А. Н. Винокурову, которое он извлек из берлинской газеты “Руль” за 2 августа 1922 г. Конечно, встает вопрос о подлинности этого письма. Но если мы отвлечемся от этой проблемы, то можем заметить ряд важных деталей. Во-первых, автор письма от 10 июня 1922 г. утверждает, что к Ленину никого не пускают, “или даже во флигель, в котором он живет”. Дело в том, что Ленин отказался жить в большом доме с колоннами усадьбы “Горки”, а поселился в одном из двух флигелей, где обычно отдыхали работники Московского ГПУ. Поэтому упоминание флигеля свидетельствует в пользу подлинности “письма Серебрякова”. Лишь 11 мая, по утверждению авторов Биохроники В. И, Ленина, его состояние улучшается и он соглашается перейти в большой дом усадьбы, а переезд осуществляется 13 июня(4). Подробности о внутрипартийном положении, которые содержатся в этом письме, выдают смятение и растерянность высшей партийной элиты в связи с болезнью Ленина. Ведь к 10 июня, т. е. всего через две недели после удара, к Ленину еще не вернулся дар речи! Видны и опасения сторонников Каменева, Зиновьева и Сталина, что это может привести к усилению Троцкого (или даже к возникновению новой “тройки” с Троцким во главе!”).

Фельштинского завораживает упоминание в “письме Серебрякова” о Дзержинском. Во-первых, именно он и Смидович, по мнению автора письма, никого не пускают к Ленину, а во-вторых, — только Дзержинский может “выступать открыто”. Вот эти детали скорее говорят о том, что письмо сфальсифицировано, так как они не соответствуют действительности (это и заявление о том, что Сталин решительно отказывается работать с Каменевым). Наоборот, именно Каменев и Сталин контролировали пребывание Ленина в Горках. Вызывает смех и утверждение Ю.Фельштинского о том, что Ф. Э. Дзержинский — “единственный партийный руководитель, открыто претендующий на пост Ленина”. Ничто не подтверждает такое предположение.

Теперь о сообщении “Руля” об “отставке” В. И. Ленина. 18 июня в “Правде” действительно был опубликован официальный бюллетень о состоянии здоровья Ленина. Но там ничего не говорилось об отставке. Реально же мягкая “отставка” состоялась еще в декабре 1921 г., когда в связи с предоставлением отпуска Ленину его заместителями по Политбюро и СНК были назначены Л. Б. Каменев, А.И.Рыков и П.А.Цюрупа. Эти посты они сохраняли за собой вплоть до смерти Ленина. В сообщении же “Руля” болезнь Ленина именовалась “тяжким переутомлением, осложненным отравлением”. Домыслы Ю.Фельштинского по поводу “точного с фактической стороны” сообщения “Руля” лишены основания, поскольку было сделано официальное сообщение о состоянии Ленина в советской печати. Но Ю.Фельштинского завораживают слова “отравлен”, “отравление”. Это позволяет ему перейти к утверждению Л. Д. Троцкого, опубликованному в журнале “Либерти” 10 августа 1940 г. о том, что Сталин возможно отравил Ленина.

Слухи об этом были довольно распространены. И сегодня мы знаем, что они имели под собой некоторые основания. Сталин сообщил в марте 1923 г. специальной докладной запиской в ЦК РСДРП(б) о том, что Ленин в начале своей болезни просил передать ему цианистый калий, если страдания его от возможного паралича станут невыносимы. Сталин заверял ЦК, что яд Ленину не был передан. И действительно, картина его болезни после второго и особенно третьего инсульта ближе к естественной. Но объективности ради надо признать, что Сталин опасался даже частичного выздоровления В. И. Ленина. Так, когда логопед, занимавшийся с Лениным, стал добиваться летом 1923 г. некоторых успехов в восстановлении речи, он был немедленно удален. Как утверждают современные медики, спорными были предложенные врачами методы лечения: йод, прививка малярии, сильные стрессы. В качестве последних использовалась имитация охоты. Зимой Ленина вывозили в парк. Загонщики гнали зайцев прямо на него. Стоявшие около кресла Ленина охотники убивали зайцев на его глазах. Считалось, что возникшие у Ленина переживания (ведь сам он был заядлым охотником на зайцев) помогут ему вновь обрести дар речи. Подобная охота был устроена за день до кончины В. И. Ленина. Но сильные волнения, связанные также, по мнению Н. К. Крупской, с антитроцкистскими решениями XIII партийной конференции, привели к обратным результатам. Новый инсульт, теперь, судя по всему, уже в правое полушарие мозга привел к параличу дыхательной системы и сердца.

Итак, Ю.Фельштинскому, по нашему мнению, не удалось документально обосновать свою версию о том, что Ф. Э. Дзержинский и Я.М.Свердлов были организаторами покушения на В. И. Ленина 30 августа 1918 г. Еще более недоказанной выглядит версия о том, что И. В. Сталин отравил В. И. Ленина. На совести Сталина десятки тысяч жизней представителей “ленинской гвардии” большевисткой партии, но в смерти самого Ленина он, скорее всего, неповинен. “Тайны смерти Ленина” не получилось. Хотя связь между ранениями Ленина в августе 1918 г. и началом необратимого хода его болезни в мае 1922г. имеется. Операция по извлечению пули в апреле 1922 г. спровоцировала первый инсульт. Страдая и мучаясь от головных болей и общего переутомления, от развивавшегося склероза мозговых сосудов, В. И. Ленин без этой операции мог прожить еще несколько лет. Хирургическое вмешательство подтолкнуло болезнь к более острой фазе. А затем и к смертельной развязке. Остается только добавить, что правда скучна, а фантазия всегда интереснее и увлекательней. Поэтому новые “загадки” и “тайны” смерти Ленина будут появляться и впредь.

Источник: http://www.nasledie.ru/obraz/7_3/7_3_3/3_31/article.php?art=6

 

Примечания:

1. См.: Герои Октября. Биографии активных участников подготовки и проведения Октябрьского вооруженного восстания в Петрограде. Том 1.– Л. 1967. – С. 247.
2. Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Том 5.– М., 1974.С. 596.
3. Известия ЦК КПСС.– Январь 1989. № 1. – С. 215.
4. Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Том 12.– С. 353, 354.