Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 8978

«Экстремизм» Ленина и современность

Академик Лавров подал в Следственный комитет «донос» на Ленина по поводу проверки его трудов на экстремизм. Если даже не рассматривать вопрос с точки зрения экстремизма Библии, Корана или Торы, не говоря уже о трудах Маркса, а тупо выделить из мирового наследия одного Ленина, то нам есть чем гордиться. Прошел век, а Ленин современен как никогда. Нет, Лаврово не дурак, пусть Лавров из тех интеллигентов, о которых упоминал Ленин, пусть он считает себя, по словам Ленина, «мозгом нации», но прежде всего по тем же словам, Лавров это «пособник буржуазии» и «лакей капитала». И в этом качестве он старательно отрабатывает свой хлеб с икрой.

И со своей классовой позиции прав ли Лавров? Прав на 100 процентов!. Ленин всегда учил нас рассматривать любой вопрос с классовой позиции. Вот и будем рассматривать всё с НАШЕЙ классовой позиции.

Какая у нас сейчас ситуация в стране?  Самодержавие? Нет. Обычная буржуазная республика, приправленная национальными особенностями. Власть буржуазии. По теории теперь для нас следующей целью должна стать социалистическая республика. Наш лозунг не «долой Путина!», Ленин никогда не хотел свержения конкретно Александра 3 или Николая 2, его персоналии не волновали, его волновал общественный строй. Поэтому наш лозунг это «долой буржуазию!», как когда то для Ленина было актуально «долой самодержавие». Каждый, кто будет тебе говорить «долой Путина», либо твой классовый враг, решающий свои классовые интриги за твой счет, либо провокатор, работающий на твоего классового врага, либо обманутый ими человек. Их интересует не упразднение кормушки для элиты, а персоналии, жрущие из нее.  Как совершенно честно с трибуны на Марше миллионов 15 сентября  заявил Каспаров: «Они никогда не уступят НАМ кормушку!». Поэтому прежде всего не дай себя обмануть. Это первая задача каждого. По Ленину это совсем не значит, что мы должны самоустраниться.

Есть ли у нас партия? Ленинская партия? Только не надо мне про КПРФ, это даже не смешно. Значит мы находимся в преддверии ее создания, не формального заявления о создании партии от 1898 года, этого у нас хватает, а перед 1903 годом, годом 2 съезда РСДРП. Итак допустим у нас аналог 1902 года со всеми грядущими мировыми войнами, экономическими кризисами, разделом мира и т.п. событиями. И что же пишет Ленин в 1902 году? Не буду цитировать всё ПСС, возьму Искру от февраля 1902 года. Пару-тройку статей. Начнем с «Политическая агитация и «классовая точка зрения»». Сначала разбирается случай с тогдашним белоленточником орловским губернским предводителем дворянства, М. А. Стаховичем. Он высказался за о необходимости признания законом свободы совести. Таки супротив тогдашнего же РПЦ, как бы «дворянской демонстрации против полицейского произвола и безобразия». Не плясал в балаклаве конечно, но «пинков» получил и от тогдашнего СМИ в том числе. Цитирую «Моск. Вед.» 1901 г., № 348 - «... Какое дело нашей «интеллигентной» легкомысленной толпе, порождающей и рукоплещущей гг. Стаховичам, до нашей святыни, православной веры и до наших заветных к ней отношений?»... ... «Они нашу веру называют заблуждением!! Они издеваются над нами за то, что мы, благодаря этому «заблуждению», боимся и бежим греха, исполняем безропотно наши обязанности, как бы тяжелы они ни были, за то, что мы находим силы и бодрость переносить горе, лишения и чуждаемся гордости при удачах и в счастии»...

А далее комменты Ленина.

«Вот в чем суть-то! Святыня православия тем дорога, что учит «безропотно» переносить горе! Какая же это выгодная, в самом деле, для господствующих классов святыня! Когда общество устроено так, что ничтожное меньшинство пользуется богатством и властью, а масса постоянно терпит «лишения» и несет «тяжелые обязанности», то вполне естественно сочувствие эксплуататоров к религии, учащей «безропотно» переносить земной ад ради небесного, будто бы, рая

Обратите внимание, вопрос идет не о вере, а о действиях церкви. Очередной раз утверждаю, Ленин считал вопросы веры личным дела каждого, а вот воздействие на верующего человека в интересах правящего класса, это уже, извините, касается всех. Сравнивая современных публицистов с Лениным можно только пожалеть их убогость и ущербность. Причем как и защитников Путина, так и его критиков.

«В пылу усердия «Моск. Вед.» начинают проговариваться. И они проговорились до такой степени, что нечаянно правду сказали. Слушайте дальше: ... «Они и не подозревают, что, благодаря тому же «заблуждению», они, гг. Стаховичи, едят сытно, спят спокойно и живут весело».

Святая истина! Именно так, именно благодаря громадному распространению в народных массах религиозных «заблуждений» «спят спокойно» и Стаховичи, и Обломовы, и все наши капиталисты, живущие трудом этих масс, да и сами «Моск. Вед.».

«М. Вед.», разумеется, больше не желают, чем не умеют, применить классовую точку зрения к анализу ненавистного им либерализма. О нежелании нечего и говорить. А вот неумение представляет для нас большой общий интерес, ибо этим грехом страдают весьма многие революционеры и социалисты. …»

«Именно в силу «классовой точки зрения» непозволительно социал-демократу оставаться безучастным к недовольству и протестам «Стаховичей».

«… Надо помнить, что за год политического оживления пролетариат может научиться, в смысле революционного воспитания, большему, чем за несколько лет затишья. …»

«… Наш прямой долг - вмешиваться во всякий либеральный вопрос, определять свое, социал-демократическое, отношение к нему, принимать меры к тому, чтобы пролетариат активно участвовал в решении этого вопроса и заставлял решать его по-своему. Кто сторонится от такого вмешательства, тот на деле (каковы бы ни были его намерения) пасует перед либерализмом, отдавая в его руки дело политического воспитания рабочих, уступая гегемонию политической борьбы таким элементам, которые в конечном счете являются вожаками буржуазной демократии.»

«…Мы должны неустанно бороться против всякой буржуазной идеологии, в какие бы модные и блестящие мундиры она ни рядилась.»

«… Но в то время как наши союзники из буржуазной демократии, борясь за либеральные реформы, всегда будут оглядываться назад, стараясь устроить дело так, чтобы им можно было по-прежнему «есть сытно, спать спокойно и жить весело» на чужой счет, пролетариат пойдет вперед без оглядки до самого конца.»

«… Партия пролетариата должна уметь ловить всякого либерала как раз в тот момент, когда он собрался подвинуться на вершок, и заставлять его двинуться на аршин. А упрется, - так мы пойдем вперед без него и через него

Не давай либералу использовать себя, используй его сам, в современном случае для агитации. Простое свержение режима путина как цель для нас вредна. Что она порождает? Во-первых иллюзию перемен, глупые надежды, самоуспокоение народа. Это то что нужно буржуазии, чтобы негодование народное вышло в свисток по свержению Путина. Затем наступит ожидание перемен, разочарование и период политической апатии. Поэтому нужно выдвинуть лозунг, аналогичный лозунгу «землю – крестьянам!», например: «национализация сырьевых компаний». Это совершенно законный лозунг и, как говорил Ленин, на благо 9/10 народа. И не торговаться, ни какого согласия на половинчатые меры. Не верить сладким обещаниям.

 

В следующей статье Ленин рассматривает политику правительства, любого правительства с обещаниями реформ. Если вы слабы, разрознены, вас будут просто давить, если вы сильны и сплоченны, вам посулят сладкий пряник реформ, «предостерегая» от революций, гражданской войны, крови, забыв рассказать, что гражданская война идет, холодная гражданская война. Она не может не идти, пока существуют разные классы в обществе. Как мы потеряли миллионы населения от проигрыша в Холодной мировой войне, так мы теряем людей от проигрыша в холодной гражданской войне. И взрывы в Москве, и выстрелы в Дагестане, это вырвавшие из под спуда сполохи идущей в стране гражданской войны. Теряем неродившихся, спившихся, покончивших собой, деградировавших.

«… для русских либералов должно быть теперь ясно, как неправы они были, лишний раз даровав правительству кредит, как мало было основания приостанавливать весной начавшее принимать внушительные формы движение в пользу реформы и дать себя убаюкать сладкими песнями правительственных сирен.»

«… Мы предостерегали либералов от тех «бессмысленных мечтаний», которым они начали поддаваться после первых же шагов правительства в духе «нового курса», мы разоблачали всю заведомую лживость правительственных посулов и говорили обществу: если твой противник ошеломлен первым серьезным натиском, не уставай наносить ему новые удары, удваивай их силу и их частоту… Та карикатура на право организаций, … предсказывалась революционерами с самого начала разговоров об этом новом подарке правительства. Мы знали, чего можно и должно ждать от самодержавия и его реформаторских потуг. Мы знали, … что никаких прогрессивных надежд он не удовлетворит и что «беспорядки» неизбежно возобновятся в той или другой форме. Год прошел, и общество стоит у той же мертвой точки. …и снова перед обществом поставлен тот же вопрос: «что же дальше?».

«… Политика чередования зверских расправ и иудиных поцелуев делает свое дело и революционизирует студенческую массу. …А ведь кроме насилия и заигрывания третьего пути нет. И каждое новое проявление этого несомненного банкротства современного режима будет все глубже и глубже подтачивать его основы, лишая правительство в глазах индифферентных обывателей всякого авторитета, умножая число лиц, сознающих необходимость борьбы с ним.»

«… Вот уже 20 с лишком лет, как введено положение об усиленной охране. 20 лет действия его в главных центрах империи не повели к «умиротворению» страны, к восстановлению общественного порядка. После 20 лет применения этого сильно действующего средства оказывается, что болезнь «неблагонадежности», для борьбы с которой создано оно, распространилась так далеко и пустила такие глубокие корни, что применение его необходимо распространить на все сколько-нибудь значительные города и фабричные центры! Это ли не банкротство, открыто заявляемое самим банкротом? Убежденные защитники современного строя (такие, несомненно, имеются) должны с ужасом думать о том, как население понемногу привыкает к этому сильно действующему средству и становится нечувствительным к впрыскиваниям новых доз его.»

«А в то же время, уже помимо воли правительства, выясняется банкротство его экономической политики. … В эти моменты хищник-государство пробовало парадировать перед населением в светлой роли заботливого кормильца им же обобранного народа. …»

«… Когда же наступит ликвидация дел нашего злостного банкрота? Долго ли еще ему удастся жить, изо дня в день заплатывая дыры в своем политическом и финансовом бюджете кожей с живого тела народного организма? От многих факторов будет зависеть большая или меньшая продолжительность отсрочки, которую даст история нашему банкроту; но одним из важнейших будет та степень революционной активности, которую проявят люди, сознавшие полное банкротство современного режима. Его разложение подвинулось очень далеко, оно значительно опередило политическую мобилизацию тех общественных элементов, которым приходится быть его могильщиками. … В политической жизни месяцы военного времени зачисляются историей за годы. А время, переживаемое нами, действительно – военное время.»

И конечно Ленин о современной экономике.

«Сберегательные кассы - один из самых излюбленных в последнее время поводов для славословия.» На ум идут современные банки и потребительские кредиты.

«… Из литературы о сберегательных кассах известно, что за 80-ые годы и начало 90-х всего быстрее шло возрастание суммы вкладов в голодные годы, 1891 и 1892. Это с одной стороны. А с другой, - мы знаем, что за весь этот период вообще, за 80-ые и 90-ые годы вместе взятые, наряду с ростом «народных сбережений» шел поразительно быстрый и острый процесс обнищания, разорения и голодания крестьянства.»

«… у ничтожного меньшинства богатеющих крестьян скапливаются денежные сбережения и начинают попадать в государственные сберегательные кассы.»

Ага, в мире мировой финансовый кризис, поэтому число миллиардеров растет как на дрожжах, одновременно с безработицей и призывами затянуть пояса.

Далее Ленин рассматривает статистические данные (он обожал пользоваться стат. данными).

«Интересным косвенным подтверждением сказанного являются данные о распределении вкладчиков по роду занятий. Данные эти относятся к владельцам почти 3 млн. (2942 тыс.) книжек с суммой вкладов в 545 млн. руб. Средний вклад оказывается равным 185 руб. - как видите, сумма, ясно указывающая на преобладание среди вкладчиков тех, составляющих ничтожное меньшинство русского народа, «счастливцев», которые имеют родовое или благоприобретенное имущество. Самые крупные вкладчики - духовенство: 46 млн. р. на 137 тыс. книжек, т. е. по 333 р. на книжку. Попечение о спасении души паствы - дело, должно быть, небезвыгодное...»

Далее по порядку уменьшения идут землевладельцы, торговцы, офицеры, гражданские чиновники, «земледелие и сельские промыслы», «занятия на частной службе», «прочие занятия», городские промыслы, «услужение», работа на фабриках и заводах, и на последнем месте «нижние воинские чины» - по 86 р. Нам сейчас рассказывают как прекрасно жили путиловские рабочие, оказалось даже прислуга имела больший доход, как на одну книжку, так и в два раза больше по количеству сберегательных книжек. «Мы уже не говорим о том, что в рубрику «работа на фабриках и заводах» попадали, вероятно, конторщики, мастера, надсмотрщики, одним словом, вовсе не настоящие рабочие.»

«… Еще более интересны данные о распределении общего числа вкладчиков по величине их вкладов.» Вклады большинства ничтожны.

«… эти, очевидно уже богатые, люди, составляя менее 1/7 всего числа вкладчиков, обладают больше чем половиной (54%) всего капитала.» В современной России это различие еще выше.

«…Таким образом, концентрация капитала в современном обществе, обездоление массы населения, сказывается с громадной силой даже на таком учреждении, которое специально приспособлено для «меньшего брата», для малозажиточного населения, ибо предельный размер вкладов по закону ограничен 1000 рублей. И заметим, что эта концентрация имущества, свойственная всякому капиталистическому обществу, еще сильнее в передовых странах, несмотря на большую «демократизацию» в них сберегательных касс.»

«…Посмотрим, на какое употребление обращаются и как именно обращаются капиталы сберегательных касс. В России эти капиталы прежде всего усиливают могущество военного и полицейско-буржуазного государства.»

«…По пятидесяти миллионов получается, след., ежегодно на заштопыванье путем займов дыр в мошне государственной казны, которой только разве ленивый не расхищает. Чего тут бояться дефицита от разбрасыванья денег на войны да на подачки придворным прихвостням, помещикам да фабрикантам!»

Далее Ленин разоблачает идею народных акционеров, якобы владеющих частичкой собственности.

«Этот вкладчик, значит, рублей на 6 «владеет» железными дорогами, рублей на 9 - «земельным имуществом». Становится ли он от этого «имущим» или «собственником»? Нет, он остается пролетарием, вынужденным продавать свою рабочую силу, т. е. идти в рабство к собственникам средств производства. «Участие» же его в «железнодорожном и банковом» деле доказывает только, что капитализм все теснее переплетает между собой отдельных членов общества и отдельные классы. …Труд становится все более общественным, предприятия все менее «частными», оставаясь все же почти всецело в руках частных лиц. … Кто извлекает пользу от этого сплетения? - Крупный капитал, который расширяет свои операции, платя мелкому вкладчику не более (а часто менее), чем всякому заимодавцу, и будучи тем более независим от мелкого вкладчика, чем эти вкладчики мельче и раздробленнее. … Отдавая этим воротилам свои крохи, мелкий вкладчик тем самым попадает в новую зависимость от крупного капитала. … А вот зато в случае краха он теряет целиком даже и жалкие крохи. Не раздробление крупного капитала означает обилие этих мелких вкладчиков, а усиление могущества крупного капитала, получающего в свое распоряжение даже мельчайшие крохи «народных» сбережений. Не более самостоятельным хозяином становится мелкий вкладчик от участия в крупном предприятии, а более зависимым лицом от крупного хозяина.»

Делая из народа мелких акционеров, которому надо платить крохи от прибыли, но при этом запугивать, что он потеряет эти крохи, если предприятие национализируют - это еще один способ давление на общество. «Ах, придут коммунисты и все отберут». Что у тебя отберут?

Это буржуи боятся за себя, также как и их лакеи и прихвостни – академики лавровы.

Как говорится в рекламе: «это не в Москве зажрались, это у нас в Самаре недоедают». А как недоедают в деревнях, селах, кишлаках, стойбищах, аулах и саклях.

Если борьба за счастье 9/10 людей, обездоленных 1/10 частью, это экстремизм, то Ленин экстремист. Хотя со времен Ленина кое что изменилась, например дифференциация богатства: «Один процент совершеннолетних жителей планеты владеет 40 процентами всей частной собственности на Земле. А 2 проц. – половиной всей собственности. К такому выводу, сообщает центр новостей ООН, пришли авторы доклада о распределении личной собственности. Он подготовлен Хельсинским Международным научно-исследовательским институтом экономики развития при Университете ООН.»