Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 94049

Материалы международной научно-практической конференции

В.И. ЛЕНИН В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

Разлив, 22 апреля 2011 года

 

ПРЕДИСЛОВИЕ

В начале XX века рабочий класс России под руководством своей партии и ее вождя Владимира Ильича Ленина смог успешно решить ряд сложнейших задач.

Во-первых, он создал проверенную в ходе трех русских революций — 1905-1907 годов и 1917 года систему власти, в наилучшей степени обеспечивающую участие всех трудящихся в государственном управлении, — Советскую власть. Система выборов в Советы по фабрикам и заводам позволяла легко и в кратчайшие сроки заменять тех, кто не справлялся с работой в органах власти. История подтвердила слова Ленина о том, что именно «Советская власть есть не что иное, как организационная форма диктатуры пролетариата»1.

Во-вторых, было свергнуто политическое господство буржуазии, в результате чего власть в стране оказалась в руках Советов. Советская власть устояла, несмотря на бешеное сопротивление свергнутых эксплуататорских классов и интервенцию 14 государств.

В-третьих, на основе Советов было создано государство, обеспечившее невиданный в мировой истории прогресс во всех областях жизни.

Отчего же тогда, когда, казалось бы, всё самое трудное позади, произошла реставрация капитализма и был уничтожен Советский Союз?

Переход к коммунизму и развитие его низшей фазы — социализма в высшую фазу коммунизма протекает в условиях тяжелейшей борьбы с буржуазной идеологией, мелкобуржуазной психологией, частнособственническими привычками. Коммунистическая тенденция борется с антикоммунистической, которая складывается из антикоммунистических действий отнюдь не обязательно антикоммунистов и имеет своих носителей, выразителей и проводников. Победа в этой борьбе невозможна без глубокого знания теории, без дальнейшего развития научного социализма.

Нельзя сказать, чтобы это не осознавалось последователями Ленина. Так, И.В.Сталину приписывают фразу: «Мы можем что-то напутать в хозяйстве. Но так или иначе мы выправим положение. Если мы напутаем в теории, то загубим все дело. Без теории нам смерть, смерть, смерть!». Для изучения и развития марксизма-ленинизма в СССР было освобождено от участия в производстве немалое количество людей — философов, политэкономов, «научных коммунистов», работающих как на вузовских кафедрах, так и в специализированных институтах. Тем не менее, вплоть до 80-х годов слабо исследовались противоречия нового, коммунистического общества, потребительно-стоимостные основы не утвердились в политэкономии социализма, недостаточно исследовалась одна из ключевых проблем построения полного коммунизма — проблема преодоления разделения труда между людьми.

Более того, плохо осваивалось и созданное ранее. Не придавалось должное значение изучению «Науки логики» Гегеля, без чего невозможно вполне понять большинство работ Маркса, Энгельса, Ленина. Отказ от диктатуры пролетариата в программе партии, принятой ХХ11 съездом КПСС в 1961 году, вульгарно-обывательская формулировка в той же программе цели социалистического производства, другие отступления от ключевых позиций ленинизма не вызвали адекватного отпора в научной среде.

Несомненно, утрата партией теоретических позиций является главной причиной поражения социализма в СССР. И без овладения этими знаниями невозможно успешное возрождение и развитие России.

Поэтому исключительно важна роль данной конференции, где на высоком теоретическом уровне показана актуальность ленинских идей для решения современных проблем развития России.

Примечания:

1 В.И.Ленин. Полн. собр. соч, т.36, с. 196.

 

ТЕЗИСЫ ДОКЛАДОВ


АКИНЧИЦ Иван Иванович,
доктор философских наук, профессор, первый секретарь Центрального Комитета Белорусской коммунистической партии трудящихся

МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ О ПАРТИИ НОВОГО ТИПА

24 августа 1991 года открылась внеочередная сессия Верховного Совета Белорусской ССР. К микрофону подходит летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза, народный депутат В.В.Коваленок: «Разрешите мне сделать заявление. Вчера в 9.30 я доложил Главнокомандующему военно-воздушными силами о том, что я вышел из рядов КПСС. Сделал это сознательно, по убеждению, потому что пребывать в такой партии порядочный, честный гражданин, патриот Родины не может. Я обращаюсь к каждому белорусу последовать моему примеру, оставить ряды партии, этой партии». Это его заявление депутаты, более 90% которых являлись членами КПСС, встретили долго не смолкающими аплодисментами. Затем фракция «Коммунисты Белоруссии за демократию» во главе с А.Г.Лукашенко потребовала немедленного включения в повестку дня и принятия постановления Верховного Совета БССР о роспуске Коммунистической партии Белоруссии. 25 августа практически без обсуждения принимается постановление «О приостановлении деятельности КПБ-КПСС на территории Белорусской ССР». Из 265 зарегистрированных депутатов 212 проголосовали «за», против — 2, воздержались — 2, не участвовали в голосовании — 49.

Антикоммунистическая истерия, развязанная депутатами — членами КПСС в Верховном Совете БССР, не была исключением. Аналогичные действия происходили в законодательных органах всех союзных республик. Такое положение дел наглядно свидетельствовало о том, что абсолютное большинство членов КПСС к этому времени уже не были настоящими коммунистами, а КПСС перестала быть марксистско-ленинской партией, партией нового типа.

Данное явление далеко не новое в коммунистическом и рабочем движении, когда предаются коренные интересы рабочего класса и его союзников, когда рабочее движение подчиняется интересам его классовых противников. Так, уже в конце XIX в., после смерти К.Маркса и Ф. Энгельса, в крупнейших социал-демократических партиях Европы, во II Интернационале ключевые позиции захватили К. Каутский, Г. Гайндман, Г. Кунов и другие, начавшие проводить политику соглашательства с буржуазией. После Второй мировой войны под предлогом поиска новых путей к социализму и коммунизму такую политику в коммунистическом движении проводили М.Джилас, И.Надь, Дж.Гейтс, а затем Р.Гароди, Э.Фишер, Ф.Марек, Б.Петков, О.Шик и другие. Они отвергали ленинизм и опыт реального социализма, идеализировали буржуазную демократию. Эти ренегаты рядились в марксистские одежды, но никогда не были коммунистами. «Диалектика истории такова, — писал В.И.Ленин, — что теоретическая победа марксизма заставляет врагов его переодеваться марксистами. Внутренне сгнивший либерализм пробует оживить себя в виде социалистического оппортунизма»1. А одна из характерных черт оппортунизма - это «податливость настроению минуты, неспособность противостоять моде, политическая близорукость и бесхарактерность. Оппортунизм есть принесение длительных и существенных интересов партии в жертву ее минутным, преходящим, второстепенным интересам»2.

Важнейшей особенностью оппортунизма в КПСС, появившегося во второй половине XX столетия, было предательство не только существенных, но и второстепенных интересов партии. Так, партийная программа, принятая во времена хрущевской «оттепели», не только провозгласила отказ от диктатуры пролетариата, но и сориентировала советскую экономику на количественные показатели. Затем ренегаты и ревизионисты, занимавшие ответственные посты в партии, заявили о якобы построенном в нашей стране «развитом социализме» и приняли волевое политическое решение о его «гуманизации». Наконец, «архитекторы» перестройки на XXVIII съезде КПСС окончательно свернули в болото оппортунизма. К началу 90-х гг. ХХ столетия социализм потерпел поражение не только в Советском Союзе, но и на международной арене, существенно сузив географические координаты мировой социалистической системы. Одной из важных причин этого поражения был отход Коммунистических партий от принципов марксизма-ленинизма, отрыв их руководства от своей социальной базы и его обюрокрачивание, превращение партийных органов в двойника государственного аппарата.

Следует подчеркнуть, что временное поражение социализма ни в коей мере не означает несоответствия марксистско-ленинского учения объективным законам общественного прогресса. Во-первых, как отмечал В.И. Ленин, «представлять себе всемирную историю идущей гладко и аккуратно вперед, без гигантских иногда скачков назад, недиалектично, ненаучно, теоретически неверно»3. В качестве отправного и основополагающего принципа социального прогресса необходимо рассматривать формационную триаду К.Маркса: первичная общественная формация — общая собственность, вторичная общественная формация — частная собственность, и, можно сказать (хотя у Маркса не было данного словосочетания), третичная общественная формация — общественная собственность4. Второе звено триады К.Маркс обозначал понятием «общественно-экономическая формация». А в качестве ее прогрессивных эпох он называл азиатский, античный, феодальный и буржуазный способы производства. Вместе с тем в классовом обществе прогресс является результатом постоянной борьбы между классами. В таком обществе именно классовая борьба является движущей силой социального прогресса. Но в нем прогресс приобретает облик двуликого Януса: поступательному движению противодействует регресс, попятное движение5. Этот регресс проявился в конце ХХ столетия, когда с политической карты мира исчез Советский Союз, а мировая система социализма сузила свои рамки.

Для того чтобы преодолеть попятное движение, необходимо прежде всего извлечь уроки из нашего прошлого. Для коммунистов история — это не архив, а арсенал. Они должны найти в прошлом, в работах основоположников научной теории, ответы на многие актуальные вопросы современности. Ведь настоящие коммунисты наследуют лучшие традиции коммунистического движения и решительно отмежевываются от всего того, что скомпрометировало Коммунистическую партию, а также от тех, кто предал ее и ее идеалы. Согласно марксистско-ленинскому учению, социалистическое устройство жизни людей совпадает с объективным ходом истории и соответствует чаяниям широких слоев трудящихся. Но оно может быть достигнуто только в результате живого творчества самих трудящихся под руководством Коммунистической партии. Однако это должна быть партия нового типа, ибо только она способна соединить научный коммунизм с борьбой трудящихся за Советскую власть, за поворот каждой республики на путь социалистического строительства и возрождение нашей общей великой Родины.

Важной задачей каждой политической партии является просвещение и организация определенного класса, придание его действиям организованного и целенаправленного характера. Например, во многих современных государствах серьезной политической силой являются социал-демократические партии. Они ведут за собой большинство рабочего класса, определяют характер деятельности профессиональных союзов и других массовых организаций. Однако в понимании главной цели этого класса, а также методов ее достижения социал-демократы далеко отошли от научного коммунизма. В своих партийных программах они проповедуют движение к социализму в основном с помощью реформ, а также заявляют о приверженности буржуазной демократии и необходимости примирения классовых противоречий. В некоторых странах социал-демократы находились или сейчас находятся у власти, самостоятельно формируя правительство или же входя в коалиции с другими партиями. Однако их деятельность не направлена на революционную смену власти, на установление диктатуры рабочего класса. Эти партии не стоят на позициях марксизма-ленинизма, не являются партиями нового типа.

Вместе с тем рабочий класс может осуществить свою историческую миссию построения коммунистического общества, только организовав самостоятельную политическую партию, коренным образом отличающуюся от всех остальных партий.

Впервые партия нового типа была создана российскими марксистами, а затем аналогичные партии, призванные выражать коренные интересы пролетариата, были учреждены во многих странах. Однако некоторые партии, считающие себя коммунистическими, предали забвению основополагающие принципы партийной деятельности, сделали акцент на парламентскую форму борьбы или же практически поддержали политику правящих режимов, направленную на реставрацию капиталистических отношений. Например, КПБ в основу своей деятельности положила принцип «поддержки главы государства (А.Г.Лукашенко — И.А.) и проводимого им курса». Можно, конечно, поддерживать того или иного президента, но только настолько, насколько его идеи и практическая деятельность соответствуют принципам марксизма-ленинизма. И не более того. ЦК КПБ «забыл» об этой прописной истине и следует в кильватере политики А.Г.Лукашенко, направленной на реставрацию государственного капитализма в Беларуси. В республике действует еще одна якобы коммунистическая партия. Но ее руководство пришло к выводу, что в целях привлечения в свои ряды широких слоев населения следует отказаться от названия «коммунистическая». На последнем съезде ПКБ была переименована в «Справедливый мир». Члены этой партии по- прежнему называют себя коммунистами. Но в принятой этой партией новой редакции Программы признается равноправие всех форм собственности, содержится упование на приход к власти путем честных парламентских выборов. Более того, сейчас «Справедливый мир» в коалиции с реакционными и националистическими партиями находится в непримиримой оппозиции к А.Г. Лукашенко. Таков итог предательства коренных интересов трудящихся.

Приведенные примеры убедительно свидетельствуют о том, что только партии нового типа, стоящие на позициях марксизма- ленинизма, являются авангардом рабочего класса и его союзников в борьбе за власть Советов и установление диктатуры пролетариата.

Примечания:

1 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 23, с. 3.

2 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 14, с. 35.

3 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 30, с. 6.

4 См. Маркс К., Энгельс Ф. Соч., изд. 2-е, т. 19, с. 419.

5 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч., изд. 2-е, т. 21, с. 68-69.


ВАСИЛЬЕВ Кирилл Евгеньевич,
помощник депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга

ЛЕНИНСКИЕ ПРИНЦИПЫ ПАРЛАМЕНТСКОЙ ТАКТИКИ КОММУНИСТОВ

Основоположники научного коммунизма — К.Маркс и Ф. Энгельс не оставили нам в наследство развернутых тезисов о парламентаризме. Их жизненный путь (прежде всего — Маркса) завершился несколько раньше, чем эта проблема встала перед мировой социал-демократией в полный рост. Цельная, глубоко продуманная концепция революционного парламентаризма складывается лишь в работах В.И. Ленина.

В 1905 году Россия оказалась в состоянии буржуазнодемократической революции, одним из завоеваний которой стал Манифест 17 октября, декларировавший многочисленные свободы и создание представительного органа власти — Государственной Думы. Российским социал-демократам, уже тогда расколовшимся на большевиков и меньшевиков, пришлось определяться в своем отношении к участию в этом протопарламентском учреждении. И в этом важнейшем вопросе, как показала практика, раскол был также неслучаен. Он привел к формированию двух тактик русских социалистов в буржуазном парламенте.

Кристаллизация этих двух тактик началась сразу же после обнародования избирательного закона о выборах в так называемую «булыгинскую думу». Уже в ходе обсуждения этого документа, начисто лишавшего рабочий класс избирательного права, в рядах социал-демократов появилась существенная трещина. Если ряд будущих лидеров меньшевизма полагали возможным участие в «булыгинской думе», то Ленин с самого начала стоял за бойкот этого учреждения. Его поддерживало большинство местных организаций РСДРП. В конечном счете, бойкот булыгинской думы оказался успешным политических ходом. Под давлением разворачивающейся всеобщей политической стачки царизм вынужден был пойти на уступки и принять более демократичный избирательный закон, по которому прошли выборы в I Государственную Думу. Примечательно, что I Дума, также как и булыгинская, была подвергнута бойкоту со стороны большевиков. Позднее Ленин признает ошибочность этой тактики и выступит за участие во II, III и IV Думах.

Почему же в одном случае лидер большевиков призывал соратников бороться за места в парламенте, а в другом выступал за противодействие выборам? Некоторые были склонны выводить эту тактику из соображений прогрессивности либо реакционности парламента. Однако Ленин указывал на ошибочность этого критерия, заявляя что марксист должен выводить «бойкот не из степени реакционности того или иного учреждения, а из наличности ... особых условий борьбы». Обосновывая бойкот булыгинской думы, он говорил о том, что тот период был связан с широким революционным подъемом, когда в повестке дня стояло свержение самодержавия как такового, а не получение от него разовых уступок. И напротив, ошибкой было бойкотировать I Думу, когда революция шла на спад, и левым силам следовало не упускать даже минимальной возможности донести свою позицию до масс. «Мы, знаем — писал В.И. Ленин в работе «Игра в парламентаризм», — что не только парламент, но и пародия на парламент могут стать, когда нет налицо условий для восстания, главным центром агитации». Таким образом, формулируется первый важнейший принцип революционного парламентаризма: участие либо неучастие в буржуазных представительных институтах напрямую зависит от уровня революционного подъема масс. Коммунистам нечего делать в буржуазных парламентах, когда в повестке дня стоит свержение капиталистического строя. Напротив, коммунисты могут и обязаны использовать парламентскую трибуну, когда для успеха революции нет объективных и субъективных условий.

В чем же смысл участия левых сил в выборах? «Во-первых, — говорит Ленин, — ради сплочения и политического просвещения рабочих масс во время выборов, когда оживляется партийная борьба и вся политическая жизнь, когда массы так или иначе учатся политике; а во-вторых; ради проведения своих рабочих депутатов в Думу». В статье «Платформа реформистов и платформа революционных социал-демократов», написанной накануне выборов в IV Госдуму, Ленин подчеркивает, что «для социал-демократов выборы — не особая политическая операция, ловля мандатов ценой каких угодно обещаний или заявлений, а лишь особый повод агитации за основные требования и за основы политического миросозерцания сознательного пролетариата». Из этих ленинских слов можно сделать, по меньшей мере, четыре важных вывода: а) главное место в предвыборной агитации левых сил должна занимать пропаганда коммунистического мировоззрения, нашей программы; б) идя на выборы, мы не должны связывать себя обещаниями райской жизни подобно буржуазным партиям, напротив, наша задача — прямо говорить людям, что вне социализма их коренные проблемы решены не будут; в) для коммунистов недопустима погоня за мандатами любой ценой (подкупы, лживые посулы, беспринципные соглашения); г) мы можем и должны использовать выборы как инструмент политической учебы народных масс и наших кандидатов. Ленин утверждает, что «социал-демократия смотрит на парламентаризм ... как на одно из средств просвещения, воспитания и организации пролетариата в самостоятельную классовую партию» («Социал-демократия и избирательные соглашения»).

Большое внимание уделял Ленин и тактике избирательных коалиций (т.н. «левоблокизма») коммунистов с другими демократическими партиями. Он подчеркивал «обязательность левоблокизма для всякой рабочей партии во всяком буржуазно-демократическом движении», однако делал по этому поводу целый ряд существенных оговорок, которые не позволяли растворить революционную партию в общедемократическом фронте. Чтобы этого не произошло, пролетарская партия и ее кандидаты на этапе предвыборной агитации должны выглядеть в глазах избирателей самостоятельной политической силой, не сливающей свою платформу с платформами других сил. Кандидаты-коммунисты должны доводить программу своей партии до избирателей в неурезанном виде, не жертвуя своей идеологией в угоду предвыборному соглашению. Что же касается блокирования марксистов с другими партиями в самом парламенте, то здесь также важно не терять собственного лица, и, заключая тактические соглашения по тактическим вопросам (например, консолидированное внесение законопроекта), не забывать о лозунгах своей собственной партии.

В.И. Ленин отмечал, что одним из самых слабых мест западноевропейского парламентского опыта является проблема взаимоотношений между партией и фракцией. По мнению Ленина, уже тогда в ряде европейских стран сложились ненормальные отношения по линии «партия-фракция», наиболее ярким проявлением чего становились требования автономии фракции от партийного руководства, взгляд на фракцию как на «главный штаб», «мозговой центр» партии. Ленин отвергает такой подход: «Мы не для дипломатии посылаем депутатов в буржуазные ... представительные учреждения, а для особого вида подсобной партийной деятельности. Фракция — не генеральный штаб, а скорее отряд трубачей в одном случае и разведчиков в другом». По настоянию Ленина IV съезд РСДРП принимает специальную резолюцию «Об отношении к Государственной Думе», в которой фракции социал-демократов вменяется в обязанность действовать «под постоянным руководством и контролем центральных учреждений партии».

Борьба за партийность фракции приобретала большое значение ввиду особых условий, в которых приходилось работать парламентариям-коммунистам. Эти условия, которые можно назвать «развращающей буржуазностью» приводили, к тому, что наблюдался «более оппортунистический состав парламентских представителей рабочих партий по сравнению с составом самих рабочих партий». Причины этого Ленин видел в самой буржуазной системе, которая построена таким образом, чтобы ограничить избирательные возможности для трудящихся и, напротив, создать питательную почву для карьеристов, использующих марксистскую партию в корыстных интересах. Конечно, буржуазное перерождение, предательство отдельных депутатов, избранных по спискам партии, порождало недоверие многих партийцев к парламентской тактике вообще. Однако Ленин предостерегал от того, чтобы на основании таких отдельных явлений впадать в «отзовизм» — политику бойкотирования всех буржуазных представительных учреждений в принципе. Полемизируя с «левыми коммунистами» германской компартии в своей работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», он писал: «Критику — и самую резкую, беспощадную, непримиримую критику — следует направлять не против парламентаризма или парламентской деятельности, а против тех вождей, которые не умеют — и еще более тех, кои не хотят, — использовать парламентских выборов и парламентской трибуны по революционному. Только такая критика — соединенная, конечно, с изгнанием вождей негодных и с заменой их пригодными — будет полезной и плодотворной революционной работой».

Помимо указанных выше фундаментальных принципов революционного парламентаризма В.И. Лениным детально были разработаны вопросы соотношения парламентской и непарламентской работы депутатов; участия фракции в работе над законопроектами, бюджетом, депутатскими запросами. Представляется, что важнейшие из этих принципов сохраняют актуальность и по сей день. Более того, мы видим, что дискуссии в среде современных нам левых сил во многом продолжают вращаться вокруг тех же вопросов, которые обсуждались тогдашними социал-демократами, эсерами, трудовиками. Не исчезли и две тактики парламентской борьбы левых — революционная и оппортунистическая.


ВОЛОВИЧ Василий Николаевич,
заведующий кафедрой политической экономии Санкт-Петербургского государственного горного университета, доктор экономических наук,
профессор, действительный член Петровской академии наук и искусств

В.И. ЛЕНИН О КООПЕРАЦИИ

В основе любого общественного производства лежит кооперация как форма совместного труда, прежде всего непосредственных производителей. С другой стороны, сама кооперация выступает как определенная организационно-экономическая форма союза товаропроизводителей, чаще всего мелких товаропроизводителей (ремесленников, крестьян, фермеров). Основные черты, место и роль кооперации в экономической структуре общества определяются господствующей формой собственности на материальные условия производства (средства производства). В этом смысле можно говорить как о капиталистической, так и о социалистической кооперации. И в том и в другом случае сами кооперативы выступают в качестве коллективных предприятий и организаций, то есть или в качестве капиталистических коллективных предприятий, или социалистических коллективных предприятий. Исторически кооперативы как коллективные предприятия возникли в конце XVIII века. Дальнейшее развитие кооперативы получили в XIX-XX веках. В разное время появились и получили распространение различного рода теории о кооперации: мелкобуржуазные, либерально-буржуазные, пролетарские.

Исторически каждый общественный строй пытался использовать кооперативы в своих интересах. С точки зрения теории наиболее научно-обоснованой и аргументированной оказалось марксистко-ленинское учение о кооперации и формах её осуществления. Основную лепту в это учение внес В.И. Ленин. В социально-экономической литературе учение В.И. Ленина о кооперации условно вошло под названием «Кооперативный план В.И.Ленина». В этом случае обычно в качестве примера приводят известную работу В.И.Ленина «О кооперации» (1923 г.). Однако объективности ради необходимо подчеркнуть, что те или иные мысли о кооперации В.И.Ленин изложил и в таких своих трудах, как «О продовольственном налоге» (1921 г.), а также в докладе о замене разверстки натуральным налогом на X съезде РКП(б) (1921 г.). Если говорить обобщенно, то кооперативный план В.И.Ленина можно и нужно рассматривать как составную часть более крупного плана, а если хотите — социального суперпроекта, каковым являлся ленинский план построения социализма в отдельно взятой стране, каковой в то время являлась Российская империя.

В. И. Ленин как великий социальный теоретик и практик прекрасно понимал, что построение социализма в тех условиях было архисложно и ответственно. Не всякие формы общественного эксперимента служили этой грандиозной исторической задаче. А кооперация как исторически выверенная форма совместного труда непосредственных производителей (будь то рабочие или крестьяне) в полной мере соответствовала вышеуказанной исторической задаче. «Собственно говоря — писал В.И.Ленин, — нам осталось только одно: сделать наше население настолько «цивилизованным»,чтобы оно поняло все выгоды от поголовного участия в кооперации и наладило это участие. А строй цивилизованных кооператоров при общественной собственности на средства производства при классовой победе пролетариата над буржуазией — это есть строй социализма»1.

Объективности ради необходимо подчеркнуть, что на определенную «социалистичность» кооперативов в условиях капитализма в свое время обращал внимание К.Маркс: «Кооперативные фабрики самих рабочих являются в пределах старой формы первой брешью в этой форме; хотя они всюду, в своей действительной организации, конечно, воспроизводят и должны воспроизводить все недостатки существующей системы»2.

Организационно социалистическая кооперация получила свое распространение, прежде всего в сельскохозяйственном производстве. Причем социалистическая кооперация принимала здесь различные правовые формы — прежде всего форму производственного кооператива в виде коммун, товариществ по совместной обработке земли (ТОЗы), сельскохозяйственных артелей. Впоследствие все перечисленные формы сельскохозяйственных кооперативов были заменены одной формой — колхозами. В той или иной форме кооперативы после революции получили развитие и в таких сферах и секторах народного хозяйства как снабжение, сбыт, переработка продукции.

На протяжении всего периода существования Советской власти успешно функционировала в сфере торговли потребительская кооперация.

Выращивание в стране Советов, выражаясь языком В.И.Ленина, цивилизованных кооператоров напрямую было связано и с успешным осуществлением в СССР культурной революции, с повышением образовательного и профессионального уровня членов кооперативов.

«Полное кооперирование, — писал В.И.Ленин, — невозможно без целой культурной революции»3.

Особую роль, причем отрицательную, в СССР кооперативы сыграли в конце 80-х годов прошлого столетия в период так называемой перестройки. Именно исскуственно создаваемые в это время кооперативы сыграли роль хозяйственных ячеек, где происходило, если так можно выразиться, первоначальное накопление капитала с целью реставрации капитализма в бывшем СССР. На этом фоне было зафиксировано ещё одно немаловажное явление. После того как в бывшем СССР, да и Российской Федерации к власти пришли капитализаторы, именуемые себя реформаторами, — они начисто отказались от использования в сфере народного хозяйства кооперативных форм хозяйствования, считая подобные формы неким пережитком социализма. Однако дело не в «пережитках», а в том, что реформаторы по существу испугались использовать в рамках реставрируемого в России капитализма коллективных форм хозяйствования, в то время как в развитых рыночных странах подобные формы хозяйствования широко использовались и используются — пример тому Италия.

В заключение необходимо отметить, что Ленинский кооперативный план в той или иной форме реализуется во всех странах мира, поскольку нынешний уровень обобществления производства объективно требует коллективных форм хозяйствования.

Примечания:

1 Ленин В.И.; Полн. собр. соч., т. 45.,с.372-373.

2 Маркс.К и Энгельс Ф.;соч., 2-е изд., т.25; ч 1, стр.483.

3 Ленин В.И., Полн. собр. соч., т. 45, с.376.


ВОРОНЦОВ Алексей Васильевич,
доктор философских наук, профессор, Заслуженный работник высшей школы, руководитель Ленинградского отделения РУСО

ЛЕНИНСКАЯ ТЕОРИЯ КУЛЬТУРНОЙ РЕВОЛЮЦИИ И СОВРЕМЕННОСТЬ

В творческом наследии В.И. Ленина теория культурной революции занимает видное место. Не утратила она своей актуальности и практически-политической значимости и сегодня. Обращение к этой теории позволяет, во-первых, глубже, основательнее осмыслить и понять существо тех перемен, которые несли с собой в области культуры Великий Октябрь и социалистическое строительство; во-вторых, сохранить познавательную ценность при анализе и оценке разрушительных последствий, нанесенных культуре реставрацией капитализма в России. Разработанные В.И. Лениным теория и программа культурной революции наверняка будут востребованы при выходе из того исторического тупика, в котором пребывает современная Россия. А выход этот очевиден: переход к социализму.

Исходным, как представляется, является положение об объективной необходимости культурной революции. «После решенной задачи величайшего в мире политического переворота перед нами стали иные задачи — задачи культурные»1, — подчеркивал В.И. Ленин. Без их решения, без громадного повышения культуры невозможно решить производственно-технические и социально-экономические задачи. Культурная революция выступает как предпосылка и фактор создания материально-производственной базы социализма1. В этом широком смысле следует воспринимать известный ленинский тезис: «Для нас достаточно теперь этой культурной революции для того, чтобы оказаться вполне социалистической страной». Социализм — это общество трудящихся, обладающих высокой культурой, образованием, сознательностью.

Назначение культурной революции, согласно ленинскому пониманию, состояло в том, чтобы превратить культуру «из орудия капитализма в орудие социализма», а ее сущность — в ликвидации пропасти, разделяющей в буржуазном обществе народ и культуру. Напомню, что по этому поводу говорил В.И. Ленин: «Раньше весь человеческий ум, весь его гений творил только для того, чтобы дать одним все блага техники и культуры, а других лишить самого необходимого — просвещения и развития. Теперь же все чудеса техники, все завоевания культуры станут общенародным достоянием, и отныне никогда человеческий ум и гений не будут обращены в средства насилия, в средства эксплуатации»2.

Для нашей страны культурная революция представляла большие трудности, вызванные большой отсталостью и мелкобуржуазностью страны, сплошной неграмотностью крестьянства, отсутствием материальной базы. Однако, несмотря на трудности, культурную революцию нельзя было откладывать на более поздние сроки. Она была необходимым условием общего процесса социалистических преобразований и культурного строительства в стране. На VIII съезде РКП(б) Ленин главной целью культурной революции ставил: «сделать из некультурной и дикой капиталистической страны — культурную коммунистическую страну». Она оказалась востребованной в силу практических преобразований страны и была широко поддержана «снизу». В результате культурной революции, за сравнительно короткий исторический срок, в нашей стране возникла новая культура, значительно повысился культурный уровень населения, его творческая активность, сознательность, утвердилась коллективистская психология.

Но, пожалуй, ни одна проблема культурной революции не волновала В.И. Ленина так сильно, как народное образование и просвещение. Ликвидация неграмотности, духовный и образовательный подъем трудящихся - проблема, которая всегда оставалась для Владимира Ильича первоочередной, приоритетной.

За неполные пять лет В.И. Ленин подписал 192 декрета и постановления Совнаркома, подготовил более 270 выступлений и писем по вопросам народного просвещения3. Эти документы легли в основу советского школьного образования. Явления уникального, оказавшего мощное воздействие на все стороны жизни общества и сыгравшие огромную роль в воспитании личности нового типа — советского человека.

В этой связи следует подчеркнуть значимость идей В.И. Ленина о коммунистическом воспитании народа, особенно молодежи. Ключевой является его речь «Задачи союзов молодежи» на III съезде РКСМ 2 октября 1920 года. Сопоставьте, коллеги, эти мысли Ленина и достижения советской эпохи с нынешним положением дел в России. Какой контраст! Сегодня народ ограблен не только материально, но и в отношении культуры. Ставка на модернизацию, торжественно провозглашенная властью, и культурная деградация общества — говоря словами классика, «вещи несовместимые».

Значимость и успехи культурной революции большевиков, особенно в плане ликвидации неграмотности, имеют международное значение. Опыт нашей страны в этом плане был взят на вооружение многими странами, и этот опыт будет востребован вновь и в нашей стране. Напомню, что в январе 1918 года был создан внешкольный отдел Наркомпроса во главе с Н.К. Крупской, который через два года стал Главным политико-просветительным комитетом республики (Главполитпросвет), ответственным за ликвидацию безграмотности населения (ликбез). Главными опорными пунктами ликбеза стали многочисленные библиотеки, избы-читальни, клубы («красные чумы», «красные юрты»). Все взрослые до 50 лет обязаны были учиться, для их обучения были мобилизованы комсомольцы и сельская интеллигенция. Дело было поставлено с размахом и принесло свои плоды: если в 1920 году в России были грамотны 44,1% населения (73,5% в городах), то в 1932 году грамотность по СССР в целом составляла 90,3% (города — 97%). Благодаря ликвидации безграмотности десятки миллионов людей приобщились ко многим достижениям науки и культуры. В тяжелые годы первых лет Советской власти (1918-1922 гг.) были открыты сотни институтов, приняты законы об освобождении культуры от прежних социальных ограничений, разработаны проекты создания новых музеев.

3 сентября 1925 г. В Брюсселе конгресс Парижского Интернационала работников просвещения признал большие заслуги советской школы в деле воспитания подрастающего поколения.

С учётом новых задач принципиальные изменения претерпела вся система гуманитарного (школьного и вузовского) образования. Знакомство с учебниками по истории и литературе предвоенного времени опровергает распространяемые многими историками и подхваченные СМИ измышления о том, что в наших школах и вузах вся история сводилась только к советскому периоду. Отнюдь. Изучалась не только тысячелетняя история России, но и история других народов и стран, русская литература, особенно классическая, была представлена в школьном обучении лучше, основательнее, чем в школе нынешней.

Но, быть может, самая главная специфика советского социогуманитарного образования заключалась в его духовно-идеологической направленности. Именно благодаря этому выросло целое поколение, воспитанное на идеях коллективизма и патриотизма, получившее отменную физическую закалку, способное не только успешно трудиться, но и защищать Отечество. На основе ленинских идей и их претворения в жизнь сталинским руководством в Советском Союзе, особенно в предвоенные годы, воспитание человека, любящего Родину, радеющего о благе своего народа, было неотъемлемой частью государственной политики. Причем эта политика корректировалась, обретала новое содержание. Не сразу, например, утвердилось понимание созидательной, воодушевляющей роли национальных чувств, национального патриотизма. Пришлось преодолеть наследие 20-х годов, когда дали о себе знать проявления космополитизма и троцкизма в этой чувствительной для каждого человека области. Как крайность можно расценить заявление наркома просвещения А.В. Луначарского на первом Всесоюзном учительском съезде (1925 г.) о том, что-де «идея патриотизма насквозь лживая». Такие заявления воспринимались в качестве официальных установок и ориентиров в воспитательной работе. И не только. Люди, тяготевшие к национальному патриотизму, объявлялись националистами, антисоветчиками, подвергались преследованиям. Достаточно вспомнить судьбу С. Есенина и поэтов его круга И. Клюева, П. Орешина, С. Клыкова. Писателя М. Булгакова некоторые критики пролеткультовского толка обвинили в том, что его творчество белогвардейское и «слишком русское».

Ситуацию удалось переломить уже в 30-е годы. Центральное место в формировании массового сознания заняли вопросы патриотического и интернационального воспитания, основанного как на идеях революционных традиций и достижениях в социалистическом строительстве, так и на истории Отечества, на славных деяниях наших предков.

Принципиальная проблема культурной революции — соотношение новой, создаваемой в ходе социалистических преобразований культуры и культурного наследия. Сегодня эта проблема также важна, поскольку предпринимаются попытки «деидеологизации» культуры, замалчивания или полного искажения достижений советской культуры.

В 20-е годы острота этой проблемы определялась наличием разных подходов и течений. В частности, претензиями идеологов Пролеткульта, ратовавшими за создание некой стерильно чистой пролетарской культуры и отвергавшими старую культуру.

Ленинский подход к данной проблеме был совсем иным. Указывая на роль марксизма как идеологической основы социалистической культуры, подчеркивая ее социально-классовую направленность (в интересах трудящихся и для трудящихся), Ленин твердо ориентировал на необходимость использовать наследие капитализма. «Без наследия капиталистической культуры, — по его словам, — нам социализма не построить»4. И еще: «Социализм был бы невозможен, если бы он не научился пользоваться той техникой, той культурой, тем аппаратом, который создала культура буржуазная, культура капитализма»5.

В то же время, В. И. Ленин никогда не упускал из виду, что в культуре буржуазного общества есть две культуры: господствующего класса и трудящихся масс (пролетариата и крестьянства). Установка на использование культурного наследия капитализма несомненно учитывала его классовую неоднородность.

В теории культурной революции рабочий класс и трудовое крестьянство выступают не просто объектами политики Советского государства, а ее субъектами, активными участниками борьбы за обновление, духовной жизни общества. Приобретаемый в этой борьбе самостоятельный творческий опыт превращает народные массы в социальных носителей и творцов социалистической культуры.

В ходе осуществления ленинской культурной революции была создана советская народная интеллигенция. Лучшие её черты воплотились в новом типе интеллигента-подвижника, будь то кадровый офицер, инженер или врач. Великую Отечественную войну выиграл советский учитель, выиграла наша советская школа. В результате культурно-исторического творчества народных масс 30-40-е годы советского строительства можно назвать золотым веком советской культуры. Значительный вклад в духовное обогащение народа, укрепление его нравственных ценностей и патриотических чувств вносили выдающиеся деятели многонациональной советской литературы и искусства. А.Горький и М. Шолохов — в литературе, С. Прокофьев и Д. Шостакович — в музыке, К. Петров-Водкин и А.Дейнека — в изобразительном искусстве, С. Эйзенштейн — в кино, Н. Симонов, Н. Черкасов, Г. Уланова — в исполнительском искусстве, К. Станиславский — в театре, К. Мельников — в архитектуре. Особенно впечатляющим было развитие науки и научных исследований. Первый искусственный спутник Земли и первый в истории полёт человека в космос, ставшие возможными благодаря огромной работе коллектива во главе с академиком С.П. Королёвым, достойно венчают достижения советской культуры и научно-технической мысли.

Приходится с горечью констатировать, что в современной России власть, именующая себя демократической, не понимает источника успехов культурной революции, проводя губительные эксперименты в области образования, называя их «реформами», «модернизацией» и т. д. Современное государство продолжает сбрасывать с себя ответственность за культуру. Положение в ряде ее сфер становится катастрофическим. Отдаю себе полный отчет в том, что в моем выступлении обозначены лишь некоторые, существенные аспекты теории и практики культурной революции. Но и они позволяют по достоинству оценить величие В.И. Ленина, сумевшего выразить назревшие потребности России и ее народа, обосновать пути и способы духовного, культурного возрождения при переходе от капитализма к социализму. Реставрация в нашей стране капитализма отбросила ее далеко в прошлое как в социально-экономическом, так и в культурном отношении.

Реальный выход из создавшегося положения — социализм. На новом историческом витке ленинизм и его теория культурной революции, богатый опыт советского общества остаются надежной идейной основой для решения конкретных задач возрождения России на принципах социализма.

Примечания:

1 См. В.И. Ленин. Полн. Собр. Соч., т. 36, с. 306.

2 В.И. Ленин. Полн. Собр. Соч., т. 35, с. 289.

3 См.: Ленинская теория культурной революции и современность. Л., 1973, с. 11.

4 В.И. Ленин. Полн. Собр. Соч., т. 38, с. 142.

5 В.И. Ленин. Полн. Собр. Соч., т. 40, с. 102.


ГАВШИН Борис Николаевич,
кандидат экономических наук, полковник милиции, заместитель главного редактора газеты «Народная правда»

ЛЕНИН ОБ ЕДИНОМ ХОЗЯЙСТВЕННОМ ПЛАНЕ И ДОЛГОСРОЧНАЯ КОНЦЕПЦИЯ РАЗВИТИЯ СТРАНЫ

Цель нашей конференции — показать актуальность ленинских идей для решения проблем развития современной России.

Цель моего доклада — показать актуальность ленинских идей о планировании для решения проблем составления и реализации Долгосрочной концепции развития страны.

Ленин в своих работах показал, что нельзя работать без плана, рассчитанного на долгий период и на серьезный успех.

Наиболее актуальны для разработки и осуществления концепции развития России следующие ленинские идеи о планировании.

Задача планирования развития всего народного хозяйства в силу научного характера планирования — это задача прежде всего для Академии наук. Ленин в работе «Набросок плана научно-технических работ» писал следующее: «Академии наук, начавшей систематическое изучение и обследование естественных производительных сил России, следует немедленно дать от Высшего совета народного хозяйства поручение образовать ряд комиссий из специалистов для возможно более быстрого составления плана реорганизации промышленности и экономического подъема России»1.

Ленин считал, что план должен обеспечивать:

«рациональное размещение промышленности в России с точки зрения близости сырья и возможности наименьшей потери труда при переходе от обработки сырья ко всем последовательным стадиям обработки полуфабрикатов вплоть до получения готового продукта»2;

«рациональное с точки зрения новейшей наиболее крупной промышленности и особенно трестов, слияние и сосредоточение производства в немногих крупнейших предприятиях»3;

возможность «самостоятельно снабдить себя всеми главнейшими видами сырья и промышленности»4.

В статье «Об едином хозяйственном плане», опубликованной в газете «Правда» 22 февраля 1921 г., Ленин обосновал необходимость разработки долгосрочных планов.

Эти идеи чрезвычайно важны и сегодня в связи с разработкой и реализацией долгосрочной концепции развития страны.

Можно ли такую грандиозную задачу поручить одному-двум институтам, тем более таким центрам сосредоточения губительного для современной экономики экономического либерализма, как Высшая школа экономики и Академия народного хозяйства? Эта работа должна поручаться, как поручал Ленин, — Российской академии наук.

Долгосрочная концепция должна стать концепцией развития России на основе подъема ее экономики.

Актуальна ленинская идея о том, что план должен обеспечивать рациональное размещение производительных сил. Сегодня Россия добывает нефть и, не перерабатывая, экспортирует ее за границу. Если следовать ленинской идее, то концепция должна предусматривать размещение перерабатывающих производств вблизи места добычи.

Если следовать ленинским идеям, то при разработке концепции в первую очередь надо заботиться о развитии крупнейших предприятий, таких как Кировский завод, которому навязывают нелепую задачу сдачи площадей в аренду. Нужно в концепцию включить развитие ключевых отраслей промышленности, таких как авиапром, судпром, автопром.

Актуальна для разработки концепции ленинская идея о том, что России необходимо самостоятельно снабжать себя всеми главнейшими видами сырья и продуктов промышленности.

В наше время закупаются зарубежные самолеты — Боинги США и англофранцузские Аэробусы, а свои авиазаводы не развиваются, как могли бы. Такое же положение в автопроме, и несмотря на то, что КАМАЗ 10 раз завоевывал I место в престижных мировых гонках Париж-Дакар и в Латинской Америке, на важнейших стройках редко увидишь отечественные грузовые автомобили.

Вместо того, чтобы развивать свой скоростной поезд «Сокол», закуплены немецкие «Сименсы-Сапсаны» и франко-итальянские «Аллегро». Вместо развития сельского хозяйства закупается зарубежная продукция, да еще с апреля 2011 года сняты пошлины на основные сельскохозяйственные продукты, и Россия становится более зависимой от других государств. Вот почему так актуальна ленинская идея о самостоятельности производства всех важнейших видов продукции.

Чрезвычайна актуальна Ленинская идея о долгосрочном планировании. Начиная с 1991 года и по 2008 год Россия не имела концепции развития и развивалась в хаотическом порядке, а под влиянием компрадорской буржуазии часто поддерживала экономики не России, а других стран.

На расширенном заседании Госсовета в 2008 году В.В. Путин озвучил стратегию 2020, а в ноябре 2008 подписал концепцию. А в кризис вместо того, чтобы сосредоточить усилия на выполнении концепции, наоборот ее «забыли» почти на 2 года, и непонятно, как сейчас и в какие сроки она будет откорректирована.

Можно сделать вывод, что если будем использовать ленинские идеи о планировании, то добьемся успеха в решении данной проблемы.

Конечно, долгосрочная концепция развития России — это еще не план и даже не программа. Здесь мы до Ленина пока не дотягиваем.

Примечания:

1 В.И. Ленин об экономической роли социалистического государства. Госполитиздат. 1957, стр. 137.

2 Там же.

3 Там же.

4 Там же.


ГЕРАСИМОВ Иван Михайлович,
кандидат технических наук, доцент Санкт-Петербургского государственного Политехнического университета

В.И. ЛЕНИН О СУЩНОСТИ БУРЖУАЗНОГО ГОСУДАРСТВА И ФОРМЫ ЕЕ ПРОЯВЛЕНИЯ

Владимир Ильич называл точку зрения, согласно которой понятие «диктатура» и понятие «демократия» исключают друг друга, вульгарно-буржуазной1. Действительно, что есть диктатура? «Диктатура есть власть, опирающаяся непосредственно на насилие, не связанная никакими законами»2. А что есть государство? Аппарат, посредством которого правящий класс управляет обществом. А точнее - аппарат насилия, принуждения, без чего невозможно осуществлять политическое господство. «Государство сводится именно к такому выделенному из человеческого общества аппарату управления. Когда появляется такая особая группа людей, которая только тем и занята, чтобы управлять, и которая для управления нуждается в особом аппарате принуждения, подчинения чужой воли насилию — в тюрьмах, в особых отрядах людей, войск и пр., — тогда появляется государство»3. Если брать государственный аппарат как целое, — становится очевидным, что он не «живет по законам», а законы устанавливает. Таким образом, диктатура правящего класса является сущностью любого государства.

В то же время формы государства могут быть различными. В античные времена возникли первые демократические государства, неотъемлемым атрибутом которых является наличие представительного органа власти. Наиболее ярким примером здесь может служить Афинский Полис. Там основой всей социально-экономической и политической организации выступал коллектив граждан, образующий в совокупности античную общину. Гражданский коллектив не составлял всего населения полиса. Кроме граждан, в афинском обществе находились многочисленные рабы и метеки (чужеземцы, а также рабы, отпущенные на волю), которые в совокупности составляли большинство населения. Однако афинская полисная система опиралась на граждан и была создана, прежде всего, для афинских граждан.

Переход к капиталистической общественно-экономической формации ознаменовался распространением демократической формы государственного устройства. Буржуазно-демократические революции свергали абсолютизм и вводили парламенты, в которых боролись за власть буржуазные партии. Хотя вплоть до начала XX века буржуазным демократиям был присущ ряд избирательных цензов — как формальных (имущественный, образовательный и т.п.), так и моральных (например, требование «хорошей репутации»), это не отрицало демократической формы буржуазных государств. Так же не отрицало демократической формы государства США ни наличие до 1865 года рабства в 15 штатах, ни официально проводимый геноцид в отношении индейцев. Не случайно партия, выступавшая за сохранение рабства, называется «демократической».

Демократия во все времена подразумевала участие в управлении, как правило, лишь представителей правящего класса. Не является исключением и современная буржуазная демократия. Невиданная ранее концентрация средств в руках владельцев монополий, не случайно называемых «олигархами», позволяет оказывать столь мощное воздействие как на общественное сознание — через СМИ, так и на отдельных лиц — политиков, чиновников, что введение имущественного ценза нередко становится излишним. История не знает ни одного случая, чтобы рабочий класс пришёл к власти, используя механизмы буржуазной демократии. Но, тем не менее, в условиях буржуазной демократии имеется возможность создавать рабочие организации, открыто проводить просветительскую деятельность среди рабочих. Демократия более-менее охраняет рабочих и их лидеров от произвола со стороны капиталистов.

Империалистическую буржуазию, установившую власть монополий, всегда одолевает соблазн отбросить демократическую форму своего государства и перейти к непосредственной открытой диктатуре. Такой опыт был реализован в ряде стран в первой половине XX века, а неопосредствованная демократическими формами диктатура буржуазии получила наименование «фашизм». Классическое определение фашизма дал болгарский коммунист Георгий Димитров, знающий фашизм не понаслышке: «фашизм — это открытая террористическая диктатура наиболее реакционных, наиболее шовинистических, наиболее империалистических элементов финансового капитала... Фашизм — это не надклассовая власть и не власть мелкой буржуазии или люмпен-пролетариата над финансовым капиталом. Фашизм — это власть самого финансового капитала. Это организация террористической расправы с рабочим классом и революционной частью крестьянства и интеллигенции. Фашизм во внешней политике — это шовинизм в самой грубейшей форме, культивирующий зоологическую ненависть против других народов»4.

Своим собственным, национальным финансовым капиталом фашизм был порожден в Италии и Германии. Для периода фашизма в этих странах характерным было наделение «вождей» практически неограниченной властью, упразднение парламентов, запрет всех партий, кроме правящей, жестокие расправы с инакомыслящими, в том числе — внесудебные, ведение агрессивных войн.

Правительства буржуазно-демократических стран сначала отнеслись к появлению фашистских государств лояльно. С их помощью рассчитывали уничтожить Советский Союз, да и сама фашистская борьба с рабочим классом вызывала интерес у капиталистов других государств. Но несмотря на наличие мощных профашистских сил практически во всех капиталистических странах, буржуазные демократии во главе с США и Великобританией были вынуждены вступить в войну с фашизмом, имея своим союзником коммунистический Советский Союз. Главная причина этого заключается в том, что фашизм, сорвав с диктатуры буржуазии демократические одежки, вызвал к себе ненависть и поднял на борьбу огромные массы людей. Открытая диктатура буржуазии оказалась непригодной в XX веке. Демократические методы управления, основанные на обмане трудящихся, показали себя в долгосрочной перспективе единственно возможными для развитых в экономическом отношении стран.

Но нельзя говорить, что современная буржуазия полностью отказалась от фашистских методов управления. Так в новейшей истории России период от расстрела Верховного Совета до созыва Государственной Думы I созыва в 1993 году вполне можно охарактеризовать как открытую террористическую буржуазную диктатуру. Однако в 1996 году, когда в преддверии крайне сложных для Ельцина выборов рассматривался вопрос об установлении по сути дела фашистской диктатуры, выбор был сделан в пользу демократических методов — невиданного пропагандистского прессинга, подкупа избирателей, подтасовок результатов голосования. И эти методы себя полностью оправдали.

Характерно, что коммунистическим государствам — государствам диктатуры пролетариата присуща исключительно демократическая форма. Так, сразу же после победы Великой Октябрьской социалистической революции власть оказалась в руках Всероссийского съезда Советов — представительного органа трудящихся России. Менее чем за год были приняты Конституция и самый прогрессивный в мире Кодекс законов о труде. Ельцинский прокурор Казанник высказался о 30-х — 50-х годах: «ещё будучи студентом, я убедился, что тогда даже законность в строгом смысле слова не нарушалась»5. А ведь Конституция СССР 1936 года оценивалась как наиболее передовая в мире. Зато переход к капитализму ознаменовался появлением всякого рода президентов и наделением их все большими полномочиями. При этом отозвать очередного «всенародно избранного» президента либо депутата любого уровня до окончания их полномочий по нынешним законам невозможно.

Из вышеизложенного следует, что рабочему классу не следует питать иллюзий относительно буржуазной демократии и не стоит рассчитывать на победу при помощи этой демократии. Следует создавать рабочие профсоюзы, закалять их в борьбе и на их основе под руководством партии рабочего класса создавать альтернативные демократические органы — Советы, избираемые по производственному принципу, с возможностью отзыва депутата в любое время. «Ибо Советская власть есть не что иное, как организационная форма диктатуры пролетариата, диктатуры передового класса, поднимающего к новому демократизму, к самостоятельному участию в управлении государством десятки и десятки миллионов трудящихся и эксплуатируемых»6.

Примечания:

1 См. Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 11, с. 121.

2 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 37, с. 245.

3 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 69.

4 XIII пленум Исполкома Коминтерна. Стенографический отчёт. М., 1934, с.589

5 Алексей Казанник нашёл первого единомышленника в Генеральной прокуратуре // Известия. 13 октября 1993. №195(24050), с. 7.

6 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 39, с. 196.


ЕРЁМЕНКО Владимир Иванович,
доктор философских наук, советник председателя Законодательного Собрания Санкт-Петербурга

ЛЕНИН И СОВРЕМЕННОЕ ПОНИМАНИЕ ОППОЗИЦИИ

Мы рассматриваем политическую оппозицию в двух значениях. В широком смысле — это процесс противоборства политической партии (партий) с правящей партией, правительственным курсом или иной политической силой, как правило, находящейся у власти. В узком смысле — это способ защиты своих собственных политических взглядов, идей с целью расширения числа сторонников. Конечной целью деятельности политической оппозиции является завоевание политической власти или достижение доминирующего положения в политической системе.

Оппозиция может существовать в форме партийной борьбы, фракционной деятельности в представительных органах власти, сформированных на партийной основе. Оппозиционными могут быть отношения в структурах государственной власти: между исполнительной и законодательной властями, между президентом и премьером и т. д. В современной литературе рассматриваются и иные формы оппозиции: системная и внесистемная, умеренная и радикальная, конструктивная и деструктивная, демократическая и антидемократическая, либеральная, социалистическая, консервативная.

Политическая оппозиция — необходимый и желательный элемент политической жизни. Наличие оппозиции свидетельствует о том, что в обществе, государстве, политической системе существуют иные, нежели официальные, точки зрения, альтернативные программы общественного развития.

Ленинская концепция политической оппозиции

В начале XIX века, накануне второго съезда РСДРП, Ленин в условиях острой идейной борьбы внутри социал-демократии и рабочего движения обосновывает необходимость создания политической партии нового типа. Эта партия является революционной и выступает политическим вождем пролетариата. Наряду с этим Ленин определяет ее как оппозиционную партию по отношению к правящему режиму. Царское самодержавие, говорил Ленин, выступает злейшим и опаснейшим врагом пролетариата и культурного развития всего общества. Поэтому партия ставит своей ближайшей политической задачей низвержение царского самодержавия и замену его республикой.

Природа оппозиционности РСДРП, по его мнению, вытекает из классовой сущности партии и ее идеологии, из противоположности классовой природе политических сил, поддерживавших монархию.

В работе «Что делать?» В.И. Ленин подчеркивает, что рабочая партия — это партия социализма. Социализм выступает идеологией партии, ее политической теорией и смыслом практической деятельности. «Вопрос стоит только так: буржуазная или социалистическая идеология. Середины тут нет»1. Ленин убежден, что никакой третьей идеологии человечество, раздираемое классовыми противоречиями, не выработало. Партии, исповедующие социалистическую или буржуазную идеологию, оппозиционны по отношению друг к другу по своим целям, методам борьбы и классовой сути. Они могут заключать временные тактические союзы, но в долговременной перспективе их пути разойдутся, поскольку их цели — взаимоисключающие. В конечном счете, они неизбежно будут вести борьбу друг с другом за достижение своих собственных целей.

Ленин иллюстрирует это положение на примере отношения коммунистов к оппозиционному движению либеральной буржуазии, выдвинувшему требование свободы совести. Он полагает, что коммунисты обязаны поддержать это требование. «Наш прямой долг — вмешиваться во всякий либеральный вопрос, определять свое, социал-демократическое, отношение к нему, прилагать меры к тому, чтобы пролетариат активно участвовал в решении этого вопроса и заставлял решать его по-своему. Кто сторонится от такого вмешательства, тот на деле, пасует перед либерализмом»2.

В борьбе за политическое освобождение у нас много союзников, утверждает Ленин, безучастно относиться к которым непозволительно. «Партия пролетариата должна уметь ловить всякого либерала как раз в тот момент, когда он собрался продвинуться на вершок, и заставлять его двинуться на аршин. А упрется, — так мы пойдем вперед без него и через него»3.

Оселком оппозиционности, по мысли Ленина, выступает соотношение экономических и политических требований в деятельности партии. «Экономическое» крыло в партии во главе с Мартыновым, не отрицая значимости политики, трактовало ее в тред-юнионистском смысле как наиболее эффективное средство борьбы за экономические реформы. Революционная социал-демократия всегда включала и включает в свою деятельность экономические требования, но они, по мнению Ленина, не могут преобладать в общем списке требований к государству как организованной политической силе. Партия требует от правительства — перестать быть самодержавным, без чего невозможны экономические преобразования.

Заметим, что экономические факторы не всегда в решающей мере формируют электоральное поведение. Случается, что оппозиционные партии получают на выборах значительную поддержку в ситуации, когда растут зарплаты и пенсии, и когда экономика на подъеме. Это означает, что правящий режим утратил доверие граждан и избиратели требуют политических изменений, которые для них в данный момент значат больше, чем экономическая стабильность.

Это положение подтверждается современной ситуацией на Ближнем Востоке и Северной Африке. В основе оппозиционных выступлений в этом регионе лежат, прежде всего, политические требования: уход несменяемых лидеров, уход несменяемых правящих партий, ликвидация жесткого контроля и цензуры СМИ.

Таким образом, оппозиционная партия — это партия политической борьбы, она исходит из первостепенного значения политической борьбы, поскольку «самые существенные, решающие интересы классов могут быть удовлетворены только коренными политическими преобразованиями»4. Среди них: свержение самодержавия и установление демократической республики, сосредоточение всей верховной государственной власти в руках законодательного собрания, составленного из представителей народа, всеобщее, равное и прямое избирательное право, неограниченная свобода совести, слова, печати, собраний, стачек и союзов и т. п.

Представляет интерес позиция В.И. Ленина относительно деятельности представителей оппозиционной партии в парламенте. Ленин рассматривает этот вопрос на примере третьей Государственной думы, которая начала свою работу 1 ноября 1907 г. Правые партии в думе составляли большинство, 306 человек из 439. Фракция социал-демократов насчитывала всего 19 человек. Было еще 14 трудовиков, которые потенциально могли стать союзниками. Поэтому В.И. Ленин определяет третью думу как «учреждение серьезного и делового союза контрреволюционных сил»5. Несмотря на это и весьма сложный внутрипартийный расклад, В.И. Ленин настаивает на целесообразности и необходимости участия фракции большевиков в работе Думы. При этом он формулируют следующие условия фракционной деятельности социал-демократов.

1. Парламентская деятельность фракции большевиков в Думе не является главной, основной, самодовлеющей. Ее деятельность — лишь одна из функций, подчиненная интересам рабочего движения в целом.

2. Фракция должна быть в постоянной связи с партией, не обособляться от нее. Она обязана проводить директивы партийных съездов и партийных центральных учреждений.

3. Фракция должна стремиться не к сделкам, не к торгу с властью, не к безнадежному штопанью режима, а постоянно отстаивать задачи социал-демократии с думской трибуны. Представители пролетариата в думе должны объяснять народу, что «третья дума не может служить его интересам, не может исполнить его требования и что это может сделать только полновластное учредительное собрание, выбранное всеобщей, прямой, равной и тайной подачей голосов»6.

4. Фракция обязана проводить интересы рабочего движения через свою законотворческую деятельность, а также использовать систему запросов. В этой работе фракция может привлекать другие левые силы (например, трудовиков), но «без каких бы то ни было отступлений от программы и тактики социал-демократии и без заключения какого бы то ни было блока»7.

В 1909 г. лидер партии кадетов П. Н. Милюков говорил следующее: «.Пока в России существует законодательная палата, контролирующая бюджет, русская оппозиция остается оппозицией его величества, а не ему величеству». В данном случае под «оппозицией его величества» П. Н. Милюков имел в виду союз кадетов и октябристов, которые в думе боролись с «врагами слева». Немногочисленная фракция социал-демократов была, несомненно «оппозицией ему величеству».

Современные проблемы российской политической оппозиции

Для того чтобы понять современное положение политической оппозиции в России, необходимо ответить на ряд вопросов.

1. Каковы критерии оппозиционности? Ответ на этот вопрос поможет отличить настоящую оппозицию от мнимой оппозиции.

2. Существует ли законодательные гарантии оппозиционной деятельности?

3. Имеется ли общественный запрос на оппозиционные силы и движения?

На наш взгляд, критериями оппозиционности могут служить следующие показатели: противопоставление своей политики политике правительства и правящей (проправительственной партии); преобладание политических лозунгов и требований над экономическими, что указывало бы на то, что оппозиционная сила ведет борьбу прежде всего за обладание политической властью; наличие программной цели на радикальное изменение политического и экономического строя.

Учитывая эти обстоятельства, мы можем классифицировать и относить к оппозиции следующие политические партии и объединения.

 

 

системные (парламентские) партии

непарлам. партии, зарегистрированные Минюстом

внесистемная оппозиция

1. Противопоставление своих политик политике правительства и правящей партии

КПРФ

«Патриоты России» «Яблоко»

«Солидарность» «Народно- демократичный союз»

2. Преобладание политических требований

КПРФ

«Патриоты России» «Яблоко»

---

3. Радикальное изменение строя (режима)

КПРФ

---

---

 

«Единая Россия» и ЛДПР не представлены в таблице «оппозиционности», так как являются по сути «акционерами» власти.

Таким образом, всем трем критериям соответствует только одна партия — КПРФ. Это позволяет, вопреки имеющимся эмоциональным суждениям, рассматривать ее как единственно последовательную оппозиционную политическую силу в Государственной Думе. Об этом говорят результаты голосования фракции КПРФ по внесенным законопроектам, по бюджету, по кандидатуре премьера и др. Однако у КПРФ в Думе всего лишь 57 голосов, что ограничивает ее возможности.

Кстати, сформулированные В. Лениным общие принципы оппозиционной деятельности РСДРП в буржуазном парламенте, если отвлечься от того, что выражало специфику исторического момента в работе третьей Государственной думы, актуальны и сегодня. Особенно злободневно звучит мысль о связи фракции и партии, поскольку действующее выборное законодательство в большей мере защищает интересы фракции, а не интересы партии. Абсолютно нелогичной выглядит ситуация, при которой депутат, исключенный из партии, сохраняет мандат и продолжает числиться в партийной фракции. Важным является и положение о защите интересов рабочих.

22 января 2010 г. состоялось заседание Госсовета по вопросам совершенствования и укрепления политических институтов Российской Федерации. К этому моменту было подготовлено около десятка концепций политической реформы. Фракция КПРФ в Государственной Думе подготовила законопроект «О гарантиях политической оппозиции», а «Справедливая Россия» предложила Закон о гарантиях парламентской деятельности, который определял бы права и обязанности не только оппозиции, но и доминирующей на данный момент партии.

Оппозиционные партии и движения требовали законодательно закрепить право на равный доступ к телеэфиру оппозиционных депутатов всех уровней; возможность формирования фракций независимо от численности депутатов; отменить досрочное голосование и открепительные талоны; переход к выборам всех уровней только по партийным спискам, вернуть выборность губернаторов и др.

К настоящему времени большинство предложений по реформированию политической системы, прежде всего по расширению политического плюрализма, закреплены законодательно. Вместе с тем, остается открытым вопрос о законодательном определении политической оппозиции и гарантиях ее деятельности. Отсутствует система мер, которая бы исключала распространенную практику подкупа избирателей, махинации при подсчете голосов, влияние на результаты выборов так называемого «административного ресурса». В преддверии предстоящих в декабре этого года выборов в Государственную Думу и региональные парламенты оппозиция не без оснований беспокоится, что реальное волеизъявление народа может быть искажено манипулятивными технологиями и подтасовками, что, в свою очередь, может поставить под сомнение легитимность избранных органов власти.

К сожалению, президент Д. Медведев, как нам кажется, недооценивает проблему фальсификации выборов. Он полагает, что «итоги региональных выборов отражают реальное положение политических сил в стране», а обвинения в адрес избирательной системы называет «разновидностью правового нигилизма». Если так считает президент, если он ограничивается тем, что «посылает в суд», то защищать избирателей, по большому счету, некому.

В большинстве западных стран нет системного конфликта между властью и оппозицией. Правящие и оппозиционные партии, имеющие свои альтернативные программы и идеологии, меняются местами в ходе выборов без революций, основы общественного строя остаются незыблемыми.

В России классическая оппозиция пока еще не сложилась. У большинства оппозиционных партий отсутствуют альтернативные программы, «теневые правительства», а партийная идеология — рыхлая и невнятная. Многие из них ограничиваются экономическими требованиями, которые и без того отражены в планах действующего правительства. Например, требование «Справедливой России» о повышении размера пенсии до 40% от заработной платы, или заявления «Правого дела» о снижении налоговой нагрузки на бизнес.

Возможно, это было связано не только с тем, что думские партии получили увеличенное в четыре раза бюджетное финансирование, доступ к СМИ, руководящие посты в парламенте, но и с отсутствием ярко выраженного общественного запроса на политическую оппозицию. По сравнению с ужасами девяностых годов людей в целом устраивала стабильность «нулевых», что, естественно, вело к снижению протестного потенциала.

На сегодняшний день ситуация меняется, социологи фиксируют рост протестных настроений в обществе, в основе которых не столько экономические, сколько политические факторы. Снижается поддержка политических лидеров и доминирующей партии, т. е. «Единой России». Нынешнее российское правительство превратилось в клуб олигархов при том, что 75-80% населения заявляет о невыносимых условиях жизни.

Все большее число людей сомневается, что в рамках существующей системы власти возможно преодолеть вопиющее расслоение в доходах, победить коррупцию и теневой финансовый капитал, ее питающий, обеспечить честную политическую конкуренцию, защитить интересы наиболее обездоленных групп населения, обеспечить доступность и качество медицинских услуг, проводить независимую внешнюю политику, восстановить надлежащую обороноспособность страны.

Среди оппозиционных партий КПРФ имеет хорошие шансы адекватно выразить и возглавить протестные настроения. Именно сегодня. Так складывается политическая конъюнктура.

В коммунистическом движении были попятные движения, которые сменялись скачками вперед. В настоящее время, на наш взгляд, сложились реальные предпосылки для нового скачка вперед.

КПРФ предлагает реальную альтернативу общественного развития в виде концепции «Социализм XXI века». Эта концепция предполагает национализацию сырьевых и добывающих отраслей, плановое хозяйство на основе рыночной экономики, политический плюрализм, многопартийность, независимые СМИ, независимый суд, социально ориентированное, демократическое, правовое государство.

Чтобы реализовать эту концепцию к власти должна прийти реальная оппозиция и получить в парламенте большинство голосов.

13 апреля 2011 г. на заседании Законодательного Собрания Санкт-Петербурга во время обсуждения законодательной инициативы фракции коммунистов по уточнению условий ограничения нахождения на президентском посту одного и того же лица, один из представителей парламентского большинства заявил буквально следующее: «КПРФ — это партия прошлого, партия «тутанхамонов» забинтованных, обмазанных эфирными маслами, как Ленин в Мавзолее, с пахнущими челюстями коммунистического режима... Ваш корабль пошел ко дну. До свиданья, товарищи коммунисты».

Предстоящие в декабре этого года выборы в Государственную Думу, скорее всего, опровергнут эту весьма неприличную антикоммунистическую тираду. Даже по оценкам аналитических центров, близких к «Единой России», КПРФ на выборах имеет реальные шансы закрепить статус второй политической силы, единственно реальной оппозиции «Единой России» и значительно увеличить свое представительство в Думе. Однако КПРФ как оппозиционная политическая партия должна в полной мере соответствовать сложившемуся в обществе «левому» запросу, не разочаровать своих избирателей, основу которых сегодня составляют городская интеллигенция и городской рабочий класс. Потому что второго такого шанса может и не быть.

Примечания:

1 Полн. собр. соч., т. 6, с. 39.

2 Полн. собр. соч., т.6. с. 268-269.

3 Там же, с. 370.

4 Там же, стр. 46. 40

5 Полн. собр. соч., т.23, с. 228.

6 Полн. собр. соч., т. 16, с. 180.

7 Полн. собр. соч., т.16, с. 173.


ЗУЙКОВ Владимир Андреевич,
капитан первого ранга, депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга

В.И. ЛЕНИН О ЗАЩИТЕ ОТЕЧЕСТВА И СОВРЕМЕННОСТЬ

Еще в середине XIX века К.Маркс и Ф. Энгельс отмечали, что буржуазия упрекает коммунистов в том, что они «хотят отменить отечество, национальность». Саркастически парируя это нелепое обвинение, классики отвечали: «Рабочие не имеют отечества. У них нельзя отнять то, чего у них нет». Наверное, ни одна фраза знаменитого Коммунистического манифеста не вызывала столько недоуменных восклицаний со стороны обывателя, как вышеприведенная. Многие до сих пор полагают, что своими высказываниями марксисты перечеркнули возможность всякого патриотизма и чувства долга по защите Отечества со стороны сознательных трудящихся. Так ли это?

В полный рост вопрос о защите отечества и патриотизме встал перед русскими и европейскими левыми партиями в начале Первой мировой войны. Еще накануне войны, в решениях Базельского и Штудгартского международных социалистических конгрессов русские и европейские социал-демократы четко обозначили свою позицию по поводу надвигающегося общемирового конфликта. Они оценивали его как «империалистический, грабительский, противопролетарский», раздуваемый с целью передела рынков и колоний, ограбления трудящихся своих стран и закабаления чужих народов. В частности, авторы Базельского манифеста указывали, что «рабочие будут считать свое участие в войне преступлением, преступной «стрельбой друг в друга ради прибылей капиталистов, ради честолюбия династий, ради выполнения тайных дипломатических договоров», что социалисты всех стран будут обязаны использовать вызванный войной кризис в своих странах для «возбуждения народа и для ускорения краха капитализма».

В соответствии с этой установкой и действовали с первых дней войны русские большевики и В.И. Ленин. Заняв позицию поражения своего правительства и правительств всех воюющих стран, они выступили как интернационалисты, полагающие, что война может стать могильщиком царизма. В 1917 г. история подтвердила справедливость этого предположения. Но в 1914 это было очевидно далеко не для всех. Фактически тогда международное левое движение пережило глубокий раскол, разведя по разные линии баррикад «интернационалистов-пораженцев» и «патриотов-оборонцев», выступивших за «защиту отечества» (каждая национальная партия — своего). Именно на последних Ленин сосредотачивает огонь своей критики, называя их точку зрения «проституированием марксизма» и «социал-шовинизмом». Ленин пишет: «Под социал-шовинизмом мы разумеем признание идеи защиты отечества в теперешней империалистской войне, оправдание союза социалистов с буржуазией и правительствами «своих» стран в этой войне, отказ от проповеди и поддержки пролетарски-революционных действий против «своей» буржуазии». Лидер большевиков считает преступным занимать в этой войне сторону какой-либо державы, включая Россию. Он уверяет рабочих: «Если победит Германия, она задушит Бельгию, еще часть Польши, может быть часть Франции и пр. Если победит Россия, она задушит Галицию, еще часть Польши, Армению и т.д. Если будет «ничья», останется старое национальное угнетение». Выход, по Ленину, в поражении европейской и русской буржуазии, в революционном свержении правительств всех воюющих стран.

Для того, чтобы в те годы взять на вооружение подобную установку и начать ее пропагандировать, нужно было обладать недюжинной смелостью. Ни одно из воющих государств не могло стерпеть подобного противодействия. Интернационалисты расплачивались за свои взгляды потерей свободы. Так, в полном составе была арестована и осуждена на каторгу вся большевистская фракция в IV Государственной Думе. Был лишен депутатского мандата и отправлен на фронт лидер левого крыла Социал-демократической партии Германии Карл Либкнехт.

В годы Первой мировой войны Ленин проводит жесткую линию на недопустимость оправдания империалистической бойни лозунгом «защиты отечества» и называет такой «патриотизм» «неприличным в устах социал-демократа». Тогда и сейчас многие ставили и ставят коммунистам в вину этот тезис. Однако такой ли твердолобой была позиция большевиков? Предвидя необходимость развить и конкретизировать свои взгляды на проблему защиты Отечества, Ленин пишет целую серию статей на эту тему. В работе «Военная программа пролетарской революции» он отмечает: «понятие «защита отечества» многим ненавистно, потому что откровенные оппортунисты и каутскианцы прикрывают и затушевывают им ложь буржуазии в данной хищнической войне. Это факт. Но из этого не следует, что мы должны разучиться размышлять над значением политических лозунгов. Было бы просто глупо отрицать «защиту отечества» со стороны угнетенных народов в их войне против империалистских великих держав или со стороны победившего пролетариата в его войне против буржуазного государства».

Еще четче лидер большевиков обозначает свой взгляд на эту проблему в другой своей статье «О карикатуре на марксизм и об «империалистическом экономизме»: «если «действительная сущность» войны состоит, например, в свержении чуженационального гнета..., то война прогрессивна со стороны угнетенного государства или нации. Если «действительная сущность» войны есть передел колоний, дележ добычи, грабеж чужих земель., — тогда фраза о защите отечества есть «сплошной обман народа». Ленин заключает: «Отрицать «защиту отечества», т. е. участие в войне демократической, есть нелепость, не имеющая ничего общего с марксизмом. Прикрашивать империалистскую войну применением к ней понятия «защиты отечества», т.е., выдавая ее за демократическую, значит обманывать рабочих, переходить на сторону реакционной буржуазии».

Таким образом, Ленин отрицает всякий догматизм и заранее заготовленную схему в вопросе об отношении трудящихся к войне. Он говорит: мы — не пацифисты, раз и навсегда отказывающиеся от участия в войне. Но мы должны четко разделять войны справедливые, освободительные, ведущиеся порабощенными и угнетенными нациями и войны несправедливые, грабительские, ведущиеся империалистами. Участие в первых — долг сознательных пролетариев. От участия же в последних трудящиеся всех воющих стран лишь проигрывают, помогая своей и чужой буржуазии.

Справедливость этой ленинской диалектики была продемонстрирована сразу же после Октябрьской революции. Вчерашние пораженцы — большевики — отвоевав власть для пролетарских масс, немедленно встали на защиту Родины от внутренней контрреволюции и империалистической интервенции западных держав. «Социалистическое Отечество в опасности!» — вот лозунг, с которым коммунисты выступили в уже феврале 1918 года, прекрасно понимая, что для выживания Революции требуется выживание России. В развитие концепции вооруженного народа была выдвинута задача формирования призывной рабоче-крестьянской армии, построенной на принципах единоначалия, профессионализма и регулярности.

«Мы доказали, — говорил весной 1918 года Ленин, — что мы имеем право на защиту отечества, мы — оборонцы, и относимся к этой защите со всею серьезностью, которой нас научила четырехлетняя война. Именно потому, что мы сторонники защиты отечества, мы говорим себе: для обороны нужна твердая и крепкая армия, крепкий тыл». По мнению лидера первого советского государства, «факты мировой истории показали, что превращение нашей, русской революции в социалистическую было не авантюрой, а необходимостью, ибо иного выбора не оказалось: англо-французский и американский империализм неизбежно задушат независимость и свободу России».

Таким образом, лозунг «защиты отечества», ранее служивший для оправдания грабительской войны, после победы Великого Октября получил принципиально иное содержание, выражая органическое единство патриотических и интернациональных задач трудящихся.

Заложенный Лениным фундамент революционного, советского патриотизма позволил СССР превратиться в великую мировую державу и центр огромного социалистического лагеря, власть в странах которого принадлежала не буржуазии, а трудящимся. Рабочий класс, ранее, по справедливому замечанию авторов Коммунистического манифеста, лишенный собственного отечества, обрел родину на просторах одной шестой части планеты.

Так было вплоть до масштабной контрреволюции 80-90-х гг. прошлого столетия, завершившейся распадом системы социалистического содружества и ликвидацией Советского Союза.

Хорошо известны плачевные результаты произошедшего. Восторжествовала однополярная конструкция мира во главе с Соединенными Штатами Америки и странами, входящими в военнополитический блок НАТО. Проводимая этими капиталистическими державами политика провоцирует постоянные вооруженные конфликты и масштабные террористические акции. Транснациональные корпорации продолжают экономический передел мира. На смену колониализму пришел неоколониализм, разделивший планету на империалистический «центр» и эксплуатируемую им периферию.

Для левых сил России ситуация осложняется тем, что на фоне мирового финансово-экономического кризиса страна охвачена внутренним системным кризисом. Обманом и насилием страна возвращена к капитализму. Реставрация буржуазного строя повлекла за собой резкое падение промышленного и сельскохозяйственного производства, деградацию науки, образования и культуры; узаконила эксплуатацию человека человеком. Произошел раскол общества на богатых и бедных, углубилась пропасть между ними.

Резко упала обороноспособность страны. НАТО бесцеремонно продвигается к нашим границам. Политика буржуазной власти заключается в неуклонном следовании в фарватере политики мирового империалистического центра: США и их союзников. В этих условиях над Россией нависла угроза стать разменной монетой в геополитических играх империалистов и превратиться в объект очередного передела мира, в сырьевой придаток империалистических государств.

По мере углубления системного кризиса в народе зреет возмущение и сопротивление правящему режиму, который в полной мере выражает интересы крупной олигархической буржуазии. Чувство унижения угнетенных и обездоленных сливается с болью патриотов за поруганную честь державы. История вновь поставила народы нашей Родины перед выбором (как в 1917 и 1941 гг.): либо великая страна и социализм, либо ее дальнейшее разрушение и превращение в колонию.

В этих условиях наша партия — КПРФ, являясь основной оппозиционной силой в борьбе за интересы трудового народа, за единство, независимость и целостность Отечества, руководствуясь ленинским наследием и творчески развивая его применительно к современным условиям, в своей Программе четко изложила позицию партии по вопросу о защите Отечества, суть которой — борьба за социализм и советские формы народовластия находится в органической связи с защитой национально-государственных интересов России.

При этом в Программе указывается, что речь идет о борьбе за «социализм, очищенный от ошибок и заблуждений прошлого, в полной мере отвечающий реалиям сегодняшнего дня».


ИВАНОВА Наталья Леонидовна,
кандидат исторических наук, доцент Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена

ГОРОД СИМБИРСК — 22 АПРЕЛЯ.

Город на реке Волге — Симбирск (Ульяновск) положил начало в жизни таких разных политических деятелей нашей истории — Владимира Ильича Ульянова (Ленина) и Александра Федоровича Керенского.

22 апреля в 1870 году родился В.И. Ленин. Отец — Илья Николаевич был преподавателем физики, затем инспектором и директором народных училищ. Мать — Мария Александровна была дочерью врача. Она смогла получить домашнее образование: владела несколькими иностранными языками и сдала экстерном экзамен на звание учительницы начальных классов. В метрической книге Симбирской Тихвинской церкви за июль 1881 года под № 10 значилось: «коллежский советник Федор Михайлович Керенский и законная жена его Надежда Александровна, оба православные, у них сын Александр родился 22 апреля, а крещен 6 июня»1. Отец — Федор Керенский окончил Пензенскую духовную семинарию, факультет истории и классической филологии Казанского университета, был директором мужской гимназии и средней школы для девочек. Мать Надежда Александровна была дочерью начальника топографического отделения при штабе Казанского военного округа.

Отцы Владимира Ильича и Александра Федоровича работали в народном образовании Симбирской губернии. Илья Николаевич Ульянов в 1874 году был назначен директором народных училищ. Федор Михайлович Керенский был директором мужской гимназии. Характеристика как лучшему ученику Владимиру Ульянову была подписана Федором Керенским. Подписал, зная, кем был брат Володи — Александр Ульянов.

В гимназические годы Александр Керенский мечтал о карьере артиста. Он был знаком с семьей Ульяновых. Но общался только лишь с младшей из них — Ольгой. Революционными идеями Александр стал интересоваться весной 1887 года. В это время за участие в подготовке покушения на Александра III «был арестован и казнен сын сослуживца отца — директора народных училищ Симбирской губернии И.Н.Ульянова — Александр»2.

Юридическое образование они получили в Петербургском университете. Александр Керенский вначале поступает на историкофилологический факультет, но затем переводится на юридический.

После окончания университета Керенский женится на дочери профессора-китаеведа В.Н.Васильева — Ольге Барановской. Двоюродные братья Ольги были членами партии эсеров. Так Керенский увлекся идеями партии эсеров.

События 1917 года развели по разные стороны баррикад политических лидеров революционных событий.

Вот какую характеристику дал им Николай Суханов — экономист-аграрник, публицист, с 1903 года — эсер, с 1917 — меньшевик.

Н. Суханов о Владимире Ильиче Ленине: «Прежде всего, Ленин, есть явление чрезвычайное. Это человек совершенно особенной духовной силы. По своему калибру это первоклассная мировая величина».

Н.Суханов об Александре Федоровиче Керенском: «У Керенского была сверхъестественная энергия, изумительная работоспособность, настоящий темперамент. Но у Керенского не было ни надлежащей государственной головы, ни настоящей политической школы».

Октябрьские события 1917 года объективно свидетельствовали, что перемены назрели, стали жизненно необходимы для большинства народов России.

В 1918 году А.Ф.Керенский покинул Россию. В 1942 году начал писать «Историю России». В период работы над книгой он изучает работы Владимира Ильича Ленина. Перечитывает Федора Достоевского. Книга «Россия и поворотный момент истории» посвящена периоду 1907-1917 гг. Видимо роль исследователя истории больше подошла Керенскому, чем политического деятеля. Керенский Александр Федорович скончался в 1970 году в Нью-Йорке, похоронен в Англии.

После победы Октябрьской революции В.И.Ленин раскрыл свои способности как государственного деятеля, стал главным инициатором создания первого в мире нового социалистического государственного образования — Союза Советских Социалистических республик.

В 89 лет закончился жизненный путь Александра Керенского, в 54 года умер Владимир Ильич Ленин. Карл Каутский писал о Владимире Ильиче Ленине: «Нужно быть сумасшедшим, чтобы не признать величие Ленина. Собрать в единое целостное государственное образование погрязшую в анархии, подстерегаемую со всех сторон контрреволюцией, до смерти вымотанную Россию, — это достижение, равное которому вряд ли можно найти в истории»3.

Изучение архивных документов, воспоминаний современников, политических деятелей помогает дать достоверную характеристику историческим личностям истории.

Примечание:

1 ЦГАОР, ф.1807, оп.1, д.380, л.2.

2 Вопросы истории, 1990 № 6, с.117.

3 История России в портретах. М, 2002, с.263.


КАЗЕННОВ Александр Сергеевич,
доктор философских наук, профессор Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина

В.И. ЛЕНИН О ПОКОЛЕНИЯХ РЕВОЛЮЦИОНЕРОВ РОССИИ

В.И.Ленин рассматривал динамику исторического развития не только в плане исторических эпох, законов и иных общих категорий, но и как движение и преемственность конкретных людей, действовавших в определенных исторических условиях. В этом аспекте он проделал интересный анализ общественных процессов на примере преемственности поколений в революционном движении в России XIX века. В работе «Памяти Герцена» (в 1912 году) он писал: «Мы видим ясно три поколения, три класса, действовавшие в русской революции. Сначала — дворяне и помещики, декабристы и Герцен. Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную пропаганду.

Ее подхватили, расширили, укрепили, закалили революционеры разночинцы, начиная с Чернышевского и кончая героями «Народной воли». Но это не была еще сама буря.

Буря — это движение самих масс. Пролетариат, единственный до конца революционный класс, поднялся во главе их и впервые поднял к открытой революционной борьбе миллионы крестьян»1.

Спустя два года Ленин более точно анализирует этапы самоорганизации народа в работе «Из прошлого рабочей печати в России»: «Освободительное движение в России прошло три главных этапа.: 1) период дворянский, примерно с 1825 по 1861 год; 2) разночинский или буржуазно-демократический, приблизительно с 1861 по 1895 год; 3) пролетарский, с 1895 по настоящее время»2.

Рассматривая эту периодизацию на фоне общественного развития России в XIX веке и находясь в XXI веке, мы видим, что Ленин связывает деятельность поколений революционеров с общественными кризисами 1825 года (восстание декабристов) и 1859-1861 годов (реформы Александра II). Это — пики общественной активности оппозиционных сил, требовавших от государства переустройства экономической и политической организации общества.

Пикам кризисов предшествовало мощное организационное движение оппозиционных сил в кружках, клубах и партиях. Однако недостаток масс, втянутых в движение, и слабость организованности партий, с одной стороны, и сила и оперативность правительства, с другой стороны, привели к выгодному для правительства разрешению кризисов: в первом случае — полностью в пользу правительства, во втором — частично в пользу народа при формальной победе правительства. Однако причины кризисных явлений сохранились. Поэтому через 18 лет произошел очередной кризис 1879-1881 годов, завершившийся убийством царя.

Анализируя хронологию Ленина, видим, что первый период равен 36 годам, т.е. деятельному периоду жизни декабристов, их взрослости от 18 до 54 лет3, который, следовательно, включает два цикла воспроизводства поколения по 18 лет. Второй период равен деятельному периоду жизни разночинцев и составляет, по периодизации Ленина, 34 года. Близость наблюдателя к событиям и эмпиричность наблюдения делают это определение не вполне точным, хотя по-своему правильным. Фактическим же концом этого периода является 1898-1899 годы, когда, одновременно с очередным экономическим кризисом, возникает Российская социал-демократическая рабочая партия, как результат предыдущего движения. Идеологи РСДРП ведут идейную борьбу с еще действующими революционерами предшествующего, разночинно-народнического, периода. Поэтому второй период также состоит из двух циклов поколений по 18 лет. У нас нет данных, что Ленин предполагал или предсказывал следующий кризис в 1917 году. Но теперь, с расстояния в 100 лет и с развернутой теоретической позиции видно вполне определенно: кризис в 1917 году вполне можно было прогнозировать на основе определенной динамики преемственности поколений. Прогноз оказался бы верным. Другое дело, что без достаточной активности масс и грамотной деятельности партий этот кризис мог пройти менее радикально.

Суть дела, однако, заключается в том, что если взять последний кризис вместе с периодом его вызревания, то и подготовка, и разрешение кризиса 1917 года носят выдающийся, невиданный до тех пор характер. Во-первых, этот период начинается значительным ростом стачечной борьбы.

Таблица 14

Рост числа забастовок в России в начале XX века

 

Годы

Число забастовок

Число бастующих (тыс. чел.)

1900

59

25

1901

74

27

1903

277

66

1905

8952

2247

 

Во-вторых, это стачечное движение в середине периода приводит к промежуточному сильнейшему общественно-политическому кризису, выразившемуся в революции 1905-1907 годов и всколыхнувшему всю Россию. Этот кризис был разрешен насильственно сверху, но разрешение его в пользу правительства также не устранило его причин. Правительство П.А.Столыпина, загоняя причины вглубь народного тела насилием, фактически готовило потрясение России. Оно пыталось разрушить древнейшее генерационное ядро России — сельскую территориальную общину, покоившуюся на совместной обработке земли группами родов, на универсальном труде работников и на крепкой душевной и духовной самостоятельности общин по отношению к помещикам и государству. Поэтому не правительство (П.А. Столыпин) разрушило общину, ее самоорганизацию и духовное устройство, а община разрушила и правительство, и стоявшее за ним государство, и развратившиеся сословия дворян, попов и военных. Разрушаемые сельские общины и обедневшие общинники пришли в город, стали рабочими. Но они, с одной стороны, не вполне порвали связи со своими родами и общиной в деревне, а с другой — несли общинное сознание и общинную организацию в город, на производство. Современное им производство, уже подготовленное к объединению работников технологией и процессом обобществления труда, они превратили в производственную общину — не такую жизненно-важную и универсальную, как в деревне, но все-таки достаточно тесную для совместного понимания и отстаивания своих интересов. Поэтому давление правительства, насилие полевых судов, столыпинские галстуки, ленский расстрел рабочих в 1912 году действовали не в сторону разрешения кризиса, а в направлении разжигания классовой борьбы.

К началу 1917 года борьба классов обострилась настолько, что господствующим классам пришлось изменить форму государственного устройства: абсолютная монархия была заменена буржуазной демократией, в которой определяющую роль играли аристократы, олигархи и функционеры буржуазных партий. Господа хотели более жесткой борьбы государства с народом, поддерживали мировую и гражданскую войны — они получили войну полной мерой. Поэтому те из них, кто были ближе к народу, уже к 1918-1919 годам осознали бесперспективность войны с народом и перешли на службу новому государству. Половина царского генералитета пошла на работу в Красную Армию, большинство ученых, деятелей литературы и искусства, врачей, юристов, учителей приняли новую власть, не говоря уже о рабочих и крестьянах, которые увидели в новой жизни перспективу решения своих извечных проблем. Поэтому Великая октябрьская социалистическая революция — коренное генерационное переустройство всего российского общества, изменение исторического типа государства: его рождение на новой социальной основе.

Рождение нового общества в России сопровождалось влиянием на реорганизацию Европы и всего мира. Начался процесс этого воздействия в 1905 году, когда пример русских рабочих вдохновил на организацию рабочего движения, на создание профсоюзных и партийных организаций, на революционные выступления во Франции, в Италии, в Мексике, в Иране, в Турции, в Китае, в Индии и других странах.

Так что первая мировая война 1914-1918 годов это, в известной мере, и реакция на растущую организованность трудящихся мира под воздействием первой русской революции 1905-1907 годов.

Еще более мощное воздействие на мир, на молодое поколение Европы и всего мира оказала Октябрьская революция 1917 года. Ее пример преобразил политическую арену практически всех стран Европы и большинства стран мира, где возникли коммунистические партии и новые профсоюзы, молодежные и женские организации коммунистического толка. Так что вторая мировая война 1939-1945 годов была уже ожидаемой и откровенной реакцией на развитие организованного коммунистического и рабочего движения в Европе и во всем мире. Всё возникновение общественно-политического кризиса 1917 года и все последствия революции 1917 года, ставшей способом разрешения этого кризиса, говорят о том, что это было объективно назревшее явление сущностного противоречия всего человеческого рода в начале XX века.

Опыт преемственности поколений революционеров в России и осмысление этого опыта В.И.Лениным помогают в борьбе за разрешение современного затянувшегося общего кризиса в интересах трудящихся.

Примечания:

1 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 21, с. 261.

2 Там же, т. 25, с. 93.

3 Интересно, что средняя продолжительность жизни членов кружка Станкевича и Герцена — 54 года. Рассчитано по именному указателю к сочинениям А.И. Герцена.

4 Рассчитано по: «Забастовочная борьба трудящихся. Конец XIX в. - 70-е годы XX в. Статистика.». М.: Изд-во «Наука», 1980, С. 92

5 См. Первая русская революция и международное революционное движение. Часть II. М.: Изд-во Полит. литературы, 1956 г.


КОВАЛЕНКО Наталья Степановна,
директор Санкт-Петербургского государственного учреждения культуры «Историко-культурный музейный комплекс в Разливе

ЛЕНИНСКИЙ МУЗЕЙ, МАВЗОЛЕЙ И ПАМЯТНИКИ В СВЕТЕ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ СОХРАНЕНИЯ ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

Культура как накопленный опыт человечества, материальный и духовный, продолжала развиваться вместе и параллельно с образованием и развитием нового государства в 1917 году. В 90-х годах ХХ века не так все было гладко. Многие музеи Ленина поменяли в этот период свою хозяйственную принадлежность, а некоторые вообще прекратили свое существование. Это был сложный период в истории музеев Ленина. Однако те, которые сохранились, стали чуть ли не единственными культурными учреждениями на своей территории. Сохранение музеев должна быть основной задачей государства в культурном плане. Многие музеи Ленина сберегли свои уникальные особенности ландшафта, например, музей в Шушенском. Эти музеи показывают не только историю личности Ленина, но и историю России того периода и историю края.

Культурное наследие — это культурный, духовный и экономический капитал невосполнимой ценности. Музей-Сарай был признан памятником регионального значения, а Музей-Шалаш, его территория — памятником федерального значения. Работы по сохранению и восстановлению музея ведутся активно с 2005 года. В своей работе наш музей опирается на концепцию развития культуры на 2007-2011 годы. Эта опора позволила улучшить качество работы с населением, увеличить количество посещений, привлечь к работе музея молодежь. Удалось увеличить и площадь музея. Хотя есть еще проблемы с неоформленной территорией. Но есть надежда, что они разрешатся положительно в ближайшее время.

Есть поддержка и со стороны правительства (отреставрирован фасад павильона и сделан дренаж вокруг павильона). Наша задача как музейных работников — это сохранение и умножение знаний по истории, а также сохранение культурного наследия нашей страны во всех имеющихся формах.


КОМОЛОВА Ирина Игоревна,
помощник депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга

ЛЕНИНСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ГАЗЕТЫ И СОВРЕМЕННЫЕ ЛЕВЫЕ СМИ

Изучая практику создания и работы современных СМИ левых и социально-протестных движений, я прихожу к выводу, что актуальность работы Ленина «Что делать?» в наши дни трудно переоценить. Поскольку сегодня ни одна из известных мне газет, а теперь и интернет-СМИ, представляющие ведущие политические течения левого фланга, не соответствуют полностью ленинской концепции политической газеты.

Напомню, что сформированная Владимиром Ильичом в работе «Что делать?» концепция представляла газету прежде всего как наиглавнейшее общее дело, призванное сплотить разрозненных активистов для создания боевой партии.

Однако большинство нынешних активистов и редакторов соответствующих газет на этом понимании целей и задач СМИ и останавливаются. СМИ становится все больше рекламным продуктом, «впаривающим» свои идеи читателю, навязывающим их безапелляционно и без возможности узнать альтернативную точку зрения. Однако следует учесть, что, переходя на рельсы современной общебуржуазной концепции СМИ (реклама сделает все!), мы забываем, что получаем лишь ее минусы, но при этом теряем свои плюсы: читатели также перестают верить и нам, закрываются «антирекламными» шторками.

А между тем помимо агитационных и пропагандистских целей, Владимир Ильич Ленин ставил перед такой газетой организационную задачу. «Газета не только коллективный пропагандист и коллективный агитатор, но также и коллективный организатор»! По мнению Владимира Ильича, у политической газеты обязательно должна быть сеть своих агентов и корреспондентов, фактически являющихся представителями местных организаций. И именно из «окологазетной» сети и будет пополнятся движение.

Схема читатель — сотрудник газеты — активист движения — вот краеугольный камень ленинской концепции газеты. Практически ни одна политическая сила так и не смогла реализовать этот ленинский постулат на практике. Газеты остались только агитаторами и пропагандистами. Но вот организаторов среди них так и не появилось.

Как ни печально, но гораздо больше ленинской концепции газеты соответствуют либерально-оппозиционные СМИ. Однако, у них усиленная ориентация на «практику» объясняется непопулярностью «теории» либералов среди простых граждан. А мы, левые, имея, пожалуй, самую привлекательную для читателей идеологическую матрицу, теряем сторонников из-за излишнего идейного снобизма. Мы слишком много говорим о защите Народа вообще, забывая (а иногда и специально игнорируя) интересы конкретных простых людей. И каждый конкретный читатель чувствует себя чуждым и нашей газете, и нашему движению, и, в конечном счете, нашей идеологии. И перестает читать такие газеты.

Непонимание задач, стоящих перед каждым конкретным изданием приводит к ситуации, когда газета создается и позиционирует себя для одной потребительской ниши, а распространяется в другой. Противоречие между «партийным» и «массовым» назначением СМИ вызывает излишние затраты, и неприятие ее основной массой потребителей.

Следует больше внимания уделять не прямой агитации за свои идеи, а освещению тех социальных вопросов — пусть малых с точки зрения большой политики, но тех, которые в данный момент волнуют большинство читателей той ниши, которую занимает СМИ. При этом обязательно нужно «правильно» разъяснить причины и последствия это проблемы.

Необходимо больше материалов, предлагающих конкретные шаги по решению этих проблем: координаты соответствующих государственных служб, бланки судебных исков, жалоб, способов проведения акций гражданского неповиновения и др.

Больше обратной связи читателей со СМИ: опросы, сборы подписей, по возможности (в интернет-варианте) — ответы на письма.

Необходимо давать дозировано альтернативную (разумеется, в рамках общих идейных концепций) точку зрения с соответствующими сдержанными комментариями. Это вызывает уважение.

Привлечение читателей в качестве корреспондентов. Это побуждает авторов участвовать в распространении СМИ. Создание из симпатизирующих читателей сети распространителей — друзей газеты. Такая работа будет выявлять и обучать будущих активистов движения.

Вывод: Левым и социально-протестным движениям необходимо переосмыслить общепринятые ныне цели, задачи и методы создания и распространения СМИ. Это касается всех средств массовой коммуникации — от печатных периодических изданий до интернет-СМИ.


КУДРЯВЦЕВ Владимир Михайлович,
регулировщик завода «Электромаш», Заслуженный радист России, Нижний Новгород

ЛЕНИН И СОВРЕМЕННЫЕ ПРОФСОЮЗЫ

В.И. Ленин в речи на 3-м Всероссийском съезде профсоюзов одной фразой: — «Профсоюзы возникли из капитализма как средство развития нового класса» сказал о профсоюзах настолько точно, что не оставил места для споров.

Сегодня все понимают, что новый класс это — рабочий класс, и что именно через профсоюзы можно воздействовать на вектор его развития. А вектор стараются задать в соответствии с отношением к рабочему классу.

Работодатель видит в нём источник доходов, поэтому старается убедить, прежде всего профсоюзный актив, в одинаковой заинтересованности работников и работодателя в прибыли предприятия, а, значит, и в сокращении издержек, в том числе и через снижение заработной платы и затрат на социальную защиту работников.

Буржуазные партии видят в членах профсоюзов и источник доходов, и электорат для выборов, поэтому всеми доступными способами уводят профсоюзы с классовых позиций, начиная со сказок о «среднем классе», втягивания в свою структуру профсоюзных руководителей, чтобы сделать управляемыми и их, и возглавляемые ими организации (Единая Россия-ФНПР), создания карманных профсоюзов и придания им различных цветов (кроме красного) до прямой «помощи» профсоюзным организациям в виде проектов «легко заключаемых» Коллективных договоров, базирующихся на «полном взаимопонимании» между работниками и работодателями.

А ещё критика, устами профлидеров, ангажированных работодателями и их партиями, профсоюзных организаций и лидеров, которые ведут борьбу за сохранение рабочих мест, рост заработной платы и т. д., якобы неправильно, так как, якобы, не учитывают массу объективных и субъективных факторов, а потому выдвигают, якобы, непомерные требования «не вовремя и не к тем».

А критикуемые, не особо реагируя на критику справа, организовали реально действующие профсоюзы на предприятиях, в которых работники учатся самоорганизации и самоуправлению, защите организаций от перерожденцев, осознанному формулированию своих интересов и оформлению их в виде требований Коллективных договоров.

С помощью этих людей в разных организациях рабочие готовят проекты Коллективных договоров и ведут переговоры в комиссиях по их заключению, организуют действия трудовых коллективов в поддержку своих проектов. Именно ими поставлена долгосрочная задача борьбы профсоюзов за приближение заработной платы к стоимости рабочей силы и разработана методика определения этой стоимости. На этой основе создана и принята рядом профсоюзных организаций и объединений «Программа коллективных действий профсоюзов».

В результате на встрече с лидерами ФНПР 13 декабря 2010 года президент РФ объяснял им, что зарплаты в России недопустимо малы, расчет МРОТ непонятен, результат плачевен для людей, а позиция ФНПР излишне пассивна. Вот оно — прямое воздействие на власть. Вот свидетельство масштабности и перспективности работы в профсоюзах.

Таким образом, добиваясь приближения заработной платы к стоимости рабочей силы профсоюзы, действуя по Ленину обеспечивают развитие рабочего класса в условиях капитализма.

Поэтому все, кто считает себя сторонником рабочего класса, коммунистом, а тем более ленинцем, должны идти и, как сказал В.И. Ленин — «работать в любом, самом желтом профсоюзе» на благо рабочего класса.


КУСТОВ Вадим Михайлович,
студент Ленинградского государственного университета имени А. С. Пушкина

КОСМИЧЕСКАЯ ЛЕНИНИАНА

В России президентским указом этот год объявлен Годом космонавтики в память 50-летия первого полёта человека в космос. Действительно, это важнейшее историческое событие ХХ в., потрясшее весь мир как невиданное достижение человеческой мысли, науки и техники. Осуществление вековой мечты всего человечества произошло в нашей стране. На первый взгляд, кажется, что жизнь Ленина и космическая эра отстоят далеко друг от друга и никак не могут пересекаться. Приведу цитату из статьи «Образ великого Ленина в произведениях советского искусства», которая может послужить отправной точкой в данном исследовании: «Обращаясь к яркому, многогранному образу В.И. Ленина, созданному изобразительным искусством, мы отчетливо видим, однако, что самый великий памятник Ленину создают сама жизнь, труд народа, претворяющего в жизнь идеи Ленина. Весь мир отдает должное советским ученым, инженерам, рабочим, осуществившим вековую мечту человечества — проложить путь в космос».

Практически за весь период от начала космической эры не было исследований по тематике, посвящённой космической лениниане, да и само сочетание не употреблялось — данный термин вводится впервые. Единственная статья, затрагивающая эту тему, была опубликована в журнале «Техника молодёжи» №4 за 1971 г. «Ленин обещал поддержку». Какие же автор приводит факты? Ещё в начале века Ленин и Циолковский встречались на страницах журнала «Научное обозрение». В 1921 г. основоположнику теоретической космонавтики по инициативе Ленина была назначена пожизненная пенсия. Ленин ещё в начале века был знаком с трудами Циолковского и проявлял внимание к ним и в дальнейшем к судьбе учёного и космической тематике, которая в то время была пока только мечтой человечества и относилась к области фантастики. В 1908 г. в письме к матери Ленин пишет о книге астронома Ловелла «Марс и его каналы», сравнивая изложенные в ней научные данные с фантастическим романом Богданова «Красная звезда». Обсуждались им космические темы с писателем- фантастом Гербертом Уэллсом, книги которого были в ленинской библиотеке. При встрече с писателем-фантастом Ленин так оценил значение освоения космоса, высказав смелое предположение, казавшееся не менее фантастическим в то время, чем романы самого Уэллса: «Если мы сможем установить межпланетные связи, придётся пересмотреть все наши философские и моральные представления; в этом случаи технический потенциал, став безграничным, положит конец насилию, как средству и методу прогресса». Проявлял Ленин интерес к работам Цандера по разработке аппаратов для межпланетных полетов. Он лично знал основателей организации в СССР «Общества Межпланетных Сообщений».

С запуска первого искусственного спутника Земли 4 октября 1957 начался отсчёт космической эры. В газете «Правда» от 16 октября в статье «Успехи советских физиков» читаем: «Если не было бы современных достижений радиотехники, не было бы и спутника. Ленин поддержал ученого Бонч-Бруевича, который во время гражданской войны в Нижегородской лаборатории занимался исследованиями по радиоаппаратостроению».

В июльском номере за 1924 г. газеты «Техника и жизнь» помещено сообщение об «Организации в СССР Общества Межпланетных Сообщений». Под ним фотография: космонавты ленинского призыва - Каперский, Резунов, Лейтензен. Пройдёт ёщё несколько десятков лет и фантастические мечты станут реальностью. 12 апреля 1961 года Юрий Гагарин впервые отправился в космос. Восстановим хронику событий тех лет, описанных в прессе. Из заявления Советского правительства: «Сердечно приветствуем и поздравляем Вас, дорогой Юрий Алексеевич Гагарин, с величайшим подвигом — первым полётом в космос. Наш свободный, талантливый и трудолюбивый народ, поднятый партией коммунистов во главе с великим вождём и учителем трудящихся всего мира Владимиром Ильичом Лениным в Октябре 1917 года к сознательному, историческому творчеству, показывает ныне всему миру величайшие преимущества нового, социалистического строя во всех областях общественной жизни».

Но вернёмся к событиям, развернувшимся на Красной площади, встречающей первого космонавта. Ликующий народ встречал и чествовал первого космонавта на Красной площади, Гагарин и члены правительства стояли на трибуне Мавзолея, вертолёт сбрасывал листовки с портретами Гагарина и Ленина. Красная площадь, особенно торжественна: на здании ГУМа, против Мавзолея, — огромный красный стяг с изображением В.И. Ленина и словами: «Вперед, к победе коммунизма!». По сторонам на кумачовых полотнищах начертано: «Да здравствует созданная Лениным Коммунистическая партия Советского Союза!» и «Да здравствует великий советский народ — строитель коммунизма!». Вдоль древних стен Кремля протянулись большие декоративные ковры с гербами СССР и союзных республик. На здании Исторического музея — огромное панно. На нем — государственный флаг СССР и портрет В.И. Ленина. Внизу изображены космический корабль и первый в мире космонавт Юрий Гагарин. После полёта Гагарин был награждён орденом Ленина. В своей автобиографической книге «Дорога в космос» он описывает своё первое посещение Мавзолея. «Незадолго до намеченного дня полёта я побывал в Москве. И всю дорогу на космодром вспоминал волнение, охватившее меня, когда я стоял возле Мавзолея. У советских людей стало внутренней потребностью перед решающим шагом в жизни идти на Красную площадь к Кремлю, к Ленину. Когда прошли последние колонны, Никита Сергеевич разгадал моё желание и провёл меня в Мавзолей к Ленину», так состоялась встреча первого космонавта с Лениным и озвученная историческая ретроспектива получила своё логическое завершение. Гагарин позже писал: «Палуба «Авроры» вошла в историю как стартовая площадка успехов в Советском Союзе во всех областях деятельности, в том числе развитии космонавтики». В своей книге Гагарин опишет свои чувства перед полётом и, находясь в космосе «Перед тем как подняться на лифте в кабину корабля, сделал заявление для печати и радио. Я сделал паузу, собираясь с мыслями. И вся прожитая жизнь пронеслась перед глазами. Я увидел себя школьником, впервые написавшим слово «Ленин». Когда «Восток» мчался над просторами Родины, я с особой силой ощутил свою горячую сыновнюю любовь. Советский народ, организованный и воспитанный Коммунистической партией, расправил богатырские плечи и двинулся по пути, открытому Лениным».

Ленина тоже решили «послать в космос». 30 декабря 1962 г. в газете «Красная звезда» появилась статья «В космосе слова: «Ленин», «СССР», «Мир». Советские учёные впервые в истории человечества осуществили радиосвязь через планету Венера. С Земли было передано телеграфным кодом 19 декабря слово «Мир», а 24 — слова «Ленин», «СССР», отразившись от поверхности планеты эти слова были приняты на Земле. На снимке приведены осциллограммы радиопередач, над каждою сверху указаны переданные слова.

Спустя несколько лет, 16 мая 1969 г., на Венеру был доставлен барельеф, имевший квадратную форму с портретным изображением Ленина, по его периметру была сделана надпись Союз Советских Социалистических Республик. В связи с этим событием была выпущена открытка для радиолюбителей, на которой был воспроизведён барельеф, посланный на Венеру.

В октябре 1964 г. состоялся первый полёт многоместного корабля-спутника. В приветственной телеграмме, отклике людей на очередной этап покорения космоса с символическим названием «Эхо Октября» преемственность Октября и покорение космоса обретает действительный голос истории, подлинной исторической преемственности. Ветеран Кировского завода и штурма Зимнего дворца пишет: «Мне видится в этом дерзновенном полёте новое эхо Великой Октябрьской революции. Это наши внуки. Внуки Октября совершили новый выдающийся прыжок во Вселенную. И мы помним, что дед первого космонавта трудился у нас на Кировском заводе. Новая победа в космосе — это не только эхо Октября, но хороший подарок к наступающей славной 47-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции».

Продолжая поддерживать традицию космического братства, космонавты в канун нового полета пришли в кабинет В.И. Ленина, которого на заре Советской власти автор самых смелых фантастических романов назвал «Кремлёвским мечтателем». Он не мог и представить в 1918 г. нынешнюю Россию, которую тогда видел Ленин и тем более нынешних посетителей кабинета — космонавтов. После возвращения их ждал торжественный приём в Кремлёвском дворце. «У исторической картины «Выступление Ленина на III съезде комсомола» происходит встреча новых покорителей космоса и правительства с участниками приёма. Великий Ленин как бы всё время незримо присутствует при знаменательном событии. Портрет Владимира Ильича члены экипажа брали с собой в космос. Его бессмертный образ вдохновлял их на подвиг во славу Родины». На пресс-конференции, на вопрос журналистов — брали вы с собой какие-нибудь сувениры? — ответил Комаров. Даже несколько. Вот один из них — бант со знаменем «Парижской коммуны». Портрет Карла Маркса, он принадлежал Владимиру Ильичу Ленину. И фотография самого Владимира Ильича».

Газета «Известия» 2 ноября 1968 г., в канун 51-й годовщины Октябрьской революции, которой был, естественно, посвящён очередной космический полёт, сообщала об удачном запуске корабля нового поколения «Союз-3». В репортаже по случаю встречи космонавта Берегового газета писала «Не одной науке принадлежит этот новый космический подвиг — мы видим в нём символ достижений Страны Советов, ещё одно свидетельство торжества бессмертных идей ленинизма».

своей речи Береговой рассказал о сложившейся традиции у космонавтов. «У лётчиков-космонавтов стало хорошей традицией — перед вылетом на космодром прийти к ленинскому Мавзолею на Красную площадь, посетить кабинет Владимира Ильича Ленина в Кремле. Трудно передать те чувства, которые я испытывал, находясь в кабинете великого вождя пролетарской революции, создателя и руководителя первого в мире социалистического государства. Думая в те минуты о предстоящем космическом полёте, мы решили его посвятить 51-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции».

В 1970 г. произошло знаменательное событие в освоении космического пространства. 19 ноября автоматическая станция «Луна-17» доставила на Луну «Луноход-1». На Луноходе и посадочной ступени автоматической станции были установлены флаги и вымпелы с изображением Государственого герба СССР и барельефом В.И. Ленина. В январе 1973 г. «Луна-21» доставила на Луну «Луноход-2». Как и на первом Луноходе, на автоматической межпланетной станции были установлены Государственный флаг СССР, вымпел с барельефом Ленина, изображение Государственного герба с надписью: «50 лет СССР».

В честь Владимира Ильича названы два астероида — Владилена и Ульянов. Астероид Владилена был 852-м по счету из открытых астероидов. Обнаружил его в 1916 г. астроном С.И.Белявский, работавший в Крымской обсерватории. Но имя Владилена этот астероид получил только в 1924 г. после смерти Ленина. Астероид № 2112 Ульянов был открыт в 1972 г. астрономом Т.М.Смирновым.

Мы вправе на основе собранных и приведённых в докладе материалов в контексте космической тематики констатировать существование космической ленинианы.


МИШИН Юрий Александрович,
депутат Нарвского городского собрания, Эстония

В. И. ЛЕНИН О НАЦИОНАЛЬНОМ ВОПРОСЕ И СОВРЕМЕННОЕ ПОЛОЖЕНИЕ В ЭСТОНИИ И ЛАТВИИ

На протяжении всей своей политической деятельности В.И.Ленин постоянно обращался к теории решения национального вопроса при социализме и практически воплощал в жизнь объединение рабочих всех наций под знаменем пролетарского интернационализма, укрепление единства их действий в классовой борьбе, слияние в единых пролетарских организациях. Этому посвящены его классические работы и статьи — «Критические заметки по национальному вопросу», «О праве наций на самоопределение», «О „культурнонациональной” автономии», «О манифесте „Союза армянских социал-демократов”», «Рабочий класс и национальный вопрос», «О брошюре Юниуса» и др. В письмах С.Г. Шаумяну в 1913-1914 годов В.И.Ленин разъясняет программные требования большевизма о праве наций на самоопределение, т.е. на отделение и образование самостоятельного государства и в то же время о региональной автономии для тех наций, которые захотят остаться в составе данного государства, о полном равноправии всех наций и языков.

В.И. Ленин подверг критике взгляды по национальному вопросу ряда правых социал-демократических деятелей, которые не признавали право наций на самоопределение (Э.Давид, Г.Кунов и др.), выдвинули националистическую теорию культурно-национальной автономии (О.Бауэр, К.Реннер и др.). Он выступил также против взглядов левых (Р.Люксембург и др.), которые, борясь против буржуазнонационалистических концепций, вместе с тем утверждали, что в эпоху империализма право наций на самоопределение неосуществимо, а при социализме излишне. В написанном Лениным «Проекте программы Российской социал-демократической партии» (1902) в качестве основы решения национального вопроса было выдвинуто право наций на самоопределение. Главнейшие положения ленинской теории о национальном вопросе были положены в основу практической деятельности и программных документов Коммунистического Интернационала, коммунистических и рабочих партий.

В условиях капитализма для развития национального вопроса характерны две исторические тенденции: первая — пробуждение национальной жизни и национальных движений, борьба против всякого национального гнета, создание новых государств, и вторая — развитие и учащение всяческих сношений между нациями, ломка национальных перегородок, создание интернационального единства капитала, экономической жизни, политики, науки, мирового рынка и т.д. Первая тенденция проявляется сильнее в эпоху восходящего капитализма, вторая — в эпоху империализма1.

В первых документах Советской власти — «Декрете о мире», «Декларации прав народов России», «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа» и др. — были провозглашены следующие принципы национальной политики социалистического государства: право народов и наций на самоопределение, равенство и суверенность, отмена всяких национальных привилегий и ограничений, свободное развитие национальных меньшинств, социалистическая федерация. Советское правительство признало самостоятельность Польши, Финляндии, Латвии, Литвы, Эстонии, советских республик Закавказья, Белоруссии, Украины, входивших в состав Российской Империи. Права тех народов, которые не пожелали отделиться, были конституционно гарантированы Советской властью.

Огромное значение в разгроме интервентов и внутренней контрреволюции имела ленинская национальная политика, политика тесного сплочения всех народов России. В «Письме рабочим и крестьянам Украины по поводу победы над Деникиным» и в других работах Ленин определяет сущность национальной политики Коммунистической партии и Советской власти. Коммунисты — противники национальной вражды, национальной розни, национальной обособленности, они интернационалисты. Интересы социализма, разъяснял Ленин, требуют самого полного доверия, самого тесного союза между трудящимися разных стран. Капитал — сила международная, чтобы победить его, нужен международный союз рабочих.

В. И. Ленин призывал быть очень осторожными, терпеливыми, уступчивыми к пережиткам национального недоверия. Добровольный союз наций, писал он, нельзя осуществить сразу, до него надо доработаться с величайшей терпеливостью и осторожностью. В письме Ленин подчеркивал особую важность дружбы и союза русского и украинского народов для судеб Советского государства и исхода гражданской войны. «Кто нарушает единство и теснейший союз великорусских и украинских рабочих и крестьян, тот помогает Колчакам, Деникиным, капиталистам-хищникам всех стран».

Отстаивая свободу национального развития, Советская власть не ограничивалась лишь словами, декларациями, изданием законов и распоряжений. Она на деле последовательно претворяла в жизнь этот важнейший принцип своей национальной политики. Уже в первые месяцы и годы после Октября Советское правительство безоговорочно признало независимость и право на самостоятельное существование Украины, Финляндии, Армении, Белоруссии, Латвии, Литвы, Эстонии. За первые пять лет после 1917 года на территории Советской России, несмотря на тяжелую обстановку гражданской войны было создано 33 национальных государства и национально-государственных образования: четыре самостоятельные Советские республики (РСФСР, Украина, Белоруссия и Закавказкая СФСР), 13 автономных республик и 16 автономных областей.

30 декабря 1922 года состоялся I Всесоюзный съезд Советов. Съезд утвердил документы, в которых воплотились ленинские принципы национальной политики, — Декларацию и Договор об образовании СССР. Это был акт единодушного волеизъявления трудящихся РСФСР, УССР, БССР и Закавказской Советской Федеративной Социалистической Республики (в составе Азербайджана, Армении, Грузии).

Продолжая дело Ленина, И.В.Сталин творчески проводил ленинскую национальную политику в многонациональном Союзе. Всё было впервые, были ошибки на этом пути, но главное было в том, что все народы принимали участие в индустриализации, коллективизации, культурной революции, причём Россия сознательно шла на предоставление различных льгот и преимуществ отсталым ранее народам за счёт русского и других более развитых народов. В результате к середине 30-х годов, проблемы фактического неравенства были практически решены. Это блестяще доказала Победа Советского народа в Великой Отечественной войне, где сплоченность народов была одной из главных её составляющих. Примеров здесь не счесть, главное, мы отстояли свободу и независимость Советского Союза и всех народов, в нём состоявших. В кратчайшие сроки, совместно было восстановлено и народное хозяйство после войны, но после кончины Сталина ленинские принципы решения национального вопроса стали нарушаться, им стали уделять недостаточное внимание, к решению проблем стали относиться формально, статистика заменила живую работу.

Враги Советского Союза воспользовались безответственным отношением Горбачёва и его клики к внесению в отношения союзных республик националистических лозунгов, им не давалась своевременная оценка, не разоблачались извращения исторических фактов. Национальные верхи воспользовались слабостью горбачевского руководства, предательством Ельцина, Кравчука и Шушкевича и вопреки воле народов выраженной на референдуме за сохранение СССР, разрушили единое государство. Националисты прибалтийских республик были в авангарде разрушительных процессов, действовали по единому сценарию, разработанному ЦРУ и западными спецслужбами.

Результаты нарушения прав и свобод человека наиболее наглядны в Эстонии и Латвии. Минуло 20 лет, а в Эстонии 100 тысяч постоянных жителей, а в Латвии около 400 тысяч даже не имеют никакого гражданства. В Прибалтике сворачивается образование на русском языке, он не имеет никакого статуса. До сих пор русский язык у нас используется подавляющим большинством населения как язык межнационального общения, но не относится к иностранным. Всё население в целом пострадало от правления прибалтийских националистов, особенно это стало наглядно в условиях мирового экономического кризиса. Но среди русскоговорящих людей в два раза больше безработица, среди бедняков, нищих бездомных их большинство, хотя среди населения они составляют 45% в Латвии и 30% в Эстонии. Националисты в Прибалтике стали насаждать идеи неонацизма, в почёте «подвиги» эсэсовских карателей, «лесных братьев» и других выродков, которые сотрудничали с гитлеровцами.

Налицо «двойные стандарты» в оценке нарушений прав и свобод человека в Прибалтике со стороны западных псевдодемократов. Россия никак не определится с политикой в отношении националистов, которые стоят у власти в Латвии, Литве и Эстонии.

Считаю, что наша работа по разоблачению политических историков, извращающих правду о жизни в Советском Союзе страшилками о неравенстве и притеснении народов и в других областях жизни за 70 советских лет, недостаточна. Разоблачение лжи о жизни советских народов — одна из главных задач коммунистов и всех честных людей наших стран.

Примечания:

1 См. В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т.24, с.124.


МУТАГИРОВ Джемал Зейнутдинович,
доктор философских наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета, Заслуженный деятель науки Российской Федерации

В.И. ЛЕНИН О ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЯХ

В.И. Ленин был одним из тех, кому удалось за свою короткую жизнь создать в феодально-абсолютистской стране политическую партию только что сформировавшегося здесь рабочего класса, организовать ее и, благодаря ее деятельности, свергнуть этот абсолютистский строй и приступить к революционному обновлению общества, шаг за шагом ликвидируя эксплуататорские общественные отношения.

Естественно, что руководителю этой партии приходилось думать о всех без исключения аспектах жизни страны и находить ответы на них. Логично также и то, что в центре всех размышлений В.И. Ленина оказалась роль партии рабочего класса в решении этих проблем.

Марксизм всегда оценивал исторический процесс объективно. История — это деятельность человека, преследующего свои цели. В историческом процессе люди участвуют не как одиночки, а как группы, слои и классы, объединенные по интересам и преследуемым ими целям. Эти объединения и стали называться партиями (от латинского pars, party — часть, сторона, группа сторонников того или иного мнения и типа общественного устройства.). С момента образования обществ и государств всегда существовали как сторонники, так и противники того или иного направления общественного развития.

Ситуация заметно изменилась при переходе от феодализма к капитализму, от монархических типов государственного устройства к республиканским, при которых властные органы стали формироваться выборным путем. Здесь партии — те же сторонники того или иного популярного деятеля или того или иного направления общественного развития — ставят перед собой цели овладения высшими постами в государстве и проведения в представительные органы как можно большего числа своих сторонников, а затем и завоевания большинства в них.

Поскольку выборы проводились систематически через определенные, как правило, непродолжительные сроки, от партий требовалось больше организованности, мобильности, постоянной готовности и умения быстро реагировать на все происходящие в обществе события. Создаются партийные штабы с постоянными работниками, призванными профессионально заниматься пропагандой целей и намерений партий, привлечением на сторону партии как можно больше избирателей, собиранием финансовых средств, необходимых для всех этих целей, а также дискредитацией партий-соперниц.

Одни слои и группы людей боролись и борются за дальнейшее сохранение существовавших на протяжении многих веков общественных порядков и государственного строя под знаменами консерватизма и монархизма. Их партии называли и называют себя партиями порядка, стабильности, традиций.

Формирующиеся в недрах феодально-монархических обществ новые слои населения, связанные с промышленностью и товарными отношениями, требовали приведения норм политической жизни в соответствие с требованиями новой эпохи, демократизации общественных отношений, свободы предпринимательства и торговли, ограничения вмешательства государства в экономическую жизнь, свободы слова, совести, вероисповедания и многого другого. Для достижения этих целей они формируют политические партии нового типа, которые, в зависимости от выдвигаемых ими задач, стали называться по-разному: либеральными, демократическими, республиканскими, социал-демократическими, христианско-демократическими и т.д. Если идеологией партий-защитниц старых порядков становится консерватизм, то новые партии основывают свою деятельность на идеологии либерализма.

В действительности же, партии — это объединенные усилия множества одинаково мыслящих и действующих в направлении достижения тех или иных целей, спаянные единством интересов объединения людей, выступающие как ассоциированно действующие программисты, творцы и участники социально-политических процессов в обществе. Молодой Маркс считал деление людей по интересам катализатором общественного прогресса. «Без партий нет развития»1, — считал он.

Степень спаянности рядов партий зависит от круга и характера решаемых ими задач, от широты круга сторонников и степени понимания ими важности этих задач, от степени сопротивления со стороны соперников и конкурентов на политическое руководство обществом. А эти факторы, в свою очередь, зависят от того, интересы каких классов и направлений общественного развития партии выражают.

От партий консервативного направления требуется относительно меньше усилий для сохранения существующих общественных порядков, если только эти порядки не находятся в состоянии глубокого кризиса и основная масса населения не выражает откровенного недовольства ими.

Совершенно иначе обстоит дело с достижением целей партий, борющихся за коренное обновление обществ и мира в целом, призванных руководить процессами перехода от эксплуататорских общественных отношений к отношениям, основанным на социальном и политическом равенстве людей. Практически революционную миссию перехода от одних способов производства к другим может осуществлять только класс-носитель нового способа производства и типа общественных отношений, способный брататься и сливаться со всем обществом, представлять собой социальный разум и социальное сердце всего общества2. Этим классом является пролетариат, индустриальное ядро которого именуется рабочим классом.

Пролетариат состоит из множества слоев и групп, каждая из которых характеризуется своими особыми интересами, видением и пониманием путей и способов их реализации. Из многослойности пролетариата вытекает и многообразие его партий. Одной из пролетарских партий является коммунистическая партия, отличающаяся от других тем, что она выражает интересы авангарда этого класса, борется во имя его ближайших целей, отстаивая в то же время и конечные цели общечеловеческой, коммунистической, революции в целом, т.е. цели эмансипации всего общества.

Важным условием успеха любой партии является соответствие ее целей объективным целям и стремлениям абсолютного большинства общества, а, соответственно, широта ее социальной базы, единство слова и дела.

Партии классов и слоев, составляющих меньшинство общества, и выражающие интересы этих меньшинств, вынужденно занимаются демагогией, приукрашиванием действительности; они дают щедрые обещания, чтобы привлекать народ на свою сторону, но обречены на невыполнение своих обещаний, поскольку ни одна партия не может служить нескольким классам и слоям, преследующим разные цели, одновременно. Если она действительно попытается превратиться в таковую, то очень скоро лишится всякой социальной опоры и перестанет существовать. Сотни партий и буржуазных, и пролетарских возникали и исчезали в XIX-XX веках главным образом по этой причине.

Последним примером подобного рода явилась КПСС. Она шла от успеха к успеху, пока подчеркивала свой классовый характер. Но как только она объявила о своем превращении в партию всего народа, она перестала быть партией класса, а поскольку других партий в стране не существовало, то и партией вообще. Она превратилась в аморфную организацию без четко выраженных целей, программы, стратегии и тактики.

К сожалению, и сегодня некоторые партии, называющие себя коммунистическими, не только стесняются подчеркивать свой классовый характер, но и не проводят работы среди пролетариата, как это делали в условиях нелегальной работы и репрессий большевики.

Важной характерной чертой коммунистической партии является то, что ее члены, коммунисты «считают презренным делом скрывать свои взгляды, цели и намерения» и открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения эксплуататорского общественного строя. Партия должна, обязана работать среди того класса и слоев населения, на выражение интересов которых она претендует. Для коммунистической партии — это коллективы промышленных и сельскохозяйственных предприятий, фабрики, заводы, шахты, села и поселки. При этом важным условием является выдвижение активистов и пропагандистов дела партии, выразителей и защитников их интересов из среды этих же слоев — рабочих и крестьян. И с трибун властных органов интересы и требования трудящихся должны излагать их собственные представители.

Вспомним о составе социал-демократической фракции в Государственной думе Российской империи. Она состояла не из руководителей партии, как стало происходить после прихода к руководству КПСС Хрущева и продолжателей его линии, все более отдалявшихся от рабочего класса, а из рабочих от станка и активистов рабочего класса России — Бадаева, Петровского и других, которые понятным для простого народа языком выражали с трибуны Думы чаяния народа, во имя осуществления которых партия рабочего класса существует. Посмотрите на состав депутатов современной Государственной Думы, в том числе и фракции коммунистов в ней — ни одного рабочего и крестьянина!

Состав фракций Государственной Думы и Совета Федерации, а не формальные названия партий лучше и нагляднее всего свидетельствует о том, выразителями интересов каких слоев и классов общества они являются. Там есть выразители и ярые защитники интересов российской олигархии, бюрократии и криминалитета, объединенных в единую организацию на мафиозных принципах. Есть также выразители интересов средней и мелкой буржуазии, но нет последовательных выразителей и защитников интересов рабочих и крестьян России и находящихся в одинаковом положении с ними и работающих среди них учителей, врачей, ученых. Это — фракции партий, стремящихся или объективно помогающих продлению существования в России нынешнего антироссийского, антинародного, мафиозного типа режима.

Коммунистическая партия — это партия классовой борьбы, партия, которая считает своим долгом «быть с борющимися массами угнетенных, а не с стоящими в стороне и выжидающими трусливо героями мещанства», партией социальной и социалистической революции3.

Далее, это партия наступления, безостановочного продвижения по пути прогресса, пока конечная цель класса, партией которого она является, не будет достигнута.

Любая партия является представительницей конкретного национального отряда соответствующего класса или слоя и в центре ее внимания и заботы должны находиться проблемы соответствующей страны, конкретного общества, а не мира в целом. На мировые процессы деятельность партий и их классов влияет благодаря эффективности или безуспешности своей внутренней политики.

Непременными условиями, необходимыми для революционной партии рабочего класса, Ленин считал: быть действительным авангардом революционного класса, включать в себя всех лучших представителей его, состоять из вполне сознательных и преданных коммунистов, просвещенных и закаленных опытом упорной революционной борьбы, связать себя неразрывно со всей жизнью своего класса, а через него со всей массой эксплуатируемых, внушить этому классу и этой массе полное доверие4. Важно также, кто партией руководит, содержание ее политических действий и тактики.

Примечания:

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., 2-е изд., т. 1, с. 113.

2 Там же, с. 425-426.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 38, с. 393.

4 Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 41, с. 187.


НАЛИВКИН Леонид Александрович,
кандидат исторических наук, научный сотрудник Государственного мемориального музея обороны и блокады Ленинграда,

СОЛОВЬЁВА Зинаида Петровна,
заведующая научно-экспозиционным отделом Санкт-Петербургского музея Хлеба

ТАК СКАЗАЛ ЛЕНИН?!

Когда мы учились в школе (для большинства из присутствующих это было в советские времена), нас наставляли: учиться, учиться и учиться, — так завещал Ильич. Минимум дважды, а в средней школе — трижды мы по программе «изучали» работу В.И. Ленина, где непосредственно имеется эта фраза: «ЗАДАЧИ СОЮЗОВ МОЛОДЁЖИ», — его речь на III Всероссийском съезде Российского Коммунистического Союза Молодёжи, произнесённая 2 октября 1920 года. Слово «изучали» заключено в кавычки не случайно: поверив учебникам, почти никто не удосуживался пройти несколько шагов до школьной библиотеки и хотя бы перелистать данное произведение в отдельно изданной брошюре или Полном собрании сочинений В.И. Ленина. В точности завещания «Учиться, учиться и учиться» всех нас побуждал убедиться и транспарант, висящий, как правило, в фойе школы и продублированный в кабинетах — истории, русского языка и литературы и некоторых других.

И вот однажды классный руководитель одного из авторов этих строк, который являлся и учителем русского языка и литературы, задал нам вопрос: скажите честно, кто действительно прочёл «Задачи союзов молодёжи»? Поскольку отметки «не на своём» предмете он ставить не имел права, последовал общий честный ответ. Имя нашего классного руководителя — классного в прямом и переносном смыслах - Стуканов Арнольд Аркадьевич.

Итак, откроем издание названной работы В.И. Ленина. Для пущей убедительности мы нашли одну из более ранних публикаций — среди избранных произведений Владимира Ильича в двух томах, изданных Институтом Маркса-Энгельса-Ленина в 1946 году1 (далее в квадратных скобках указывается страница цитируемой или изложенной фразы).

Прежде всего отметим идейно-стержневую линию этой речи В.И. Ленина: постановка и разъяснение главной конкретно исторической задачи всех молодёжных организаций России — учиться создавать коммунистическое общество. А затем процитируем Ильича: «задача состоит в том, чтобы учиться» (курсив наш — авт.) [с. 644]. Таким образом, в терминологическом плане главную задачу — «учиться» — советские идеологи впоследствии, не мудрствуя лукаво, утроили.

Обратившись теперь к самому тексту, скажем: первой из задач, поставленных Лениным перед российской молодёжью двадцатых годов ХХ века, была «учиться коммунизму» [с. 645]. Для достижения этой задачи надо было взять из старой школы всё нужное, что ею было создано. В качестве примера В.И. Ленин приводит К. Маркса и созданное им учение [с. 647].

Далее эта первая задача конкретизируется: «Вот как надо поставить основные задачи, когда мы говорим о задаче научиться коммунизму» (курсив наш — авт.) [с. 649].

Первой основной задачей молодёжи В.И. Ленин называет «строительство коммунистического общества», добавляя, что эту задачу можно решить, «только овладев всем современным знанием, умея превратить коммунизм из готовых заученных формул, советов, рецептов, предписаний, программ в то живое, что объединяет вашу непосредственную работу, превратить коммунизм в руководство для вашей практической работы» [с. 650].

Следующим тезисом Владимира Ильича был вопрос о том, «в чём должна состоять особенность наших приёмов». И здесь оратор в первую очередь останавливается на вопросе о морали: «Надо, чтобы всё дело воспитания, образования и учения современной молодёжи было воспитанием в ней коммунистической морали» (курсив наш — авт.) [с. 650]. А в чём, по Ленину, состояла «главная особенность того, что является основной задачей союза и организации коммунистической молодёжи»? — торгашества не допускать, иначе «всё скатится назад, к власти капиталистов, к власти буржуазии, как это бывало не раз в прежних революциях» [с. 653]. Собственно говоря, в речи В.И. Ленина на этом заканчиваются ответы на вопросы — чему надо учиться и что нужно взять из старой школы и старой науки, после чего он отвечает на вопрос — как этому надо учиться, приведя три конкретных примера.

По поводу задачи ликвидации безграмотности Ленин приводит пример, казалось бы, довольно далёкий от главной задачи, — работу на пригородных огородах: «нужно, чтобы более сознательные элементы взялись за дело, и вы тогда увидите, что огороды увеличатся, площадь их расширится, результаты улучшатся» [с. 656].

Второй пример — организация обучения молодёжи на местах - прямо на фабриках или заводах [с. 657].

Третий пример — организация в деревне или в своём (городском) квартале обеспечения чистоты или распределения пищи [с. 657].

Кстати говоря, в этой же речи В.И. Лениным называется, пусть и приблизительно, но и не расплывчато, время наступления коммунистического общества — через 10-20 лет, то есть в 1930-1940 годах [с. 658].

Внимательно ознакомившись со всем текстом «Задач союзов молодёжи», мы так и не нашли заветного выражения: «Учиться, учиться и учиться». Иначе говоря, здесь речь идёт о так называемом «крылатом выражении», существующем отдельно от первоисточника. Нет сомнения, что каждый может вспомнить подобный пример — хотя бы такой, как поговорка: «Растекаться мыслью по древу». (На самом деле автор «Слова о полку Игореве» просто сравнивал свои стихи с мыслью — то есть белкой, скачущей по дереву). Однако терминологическое «жонглирование» идейным наследием Ильича оказалось далеко не безобидным явлением, став, на наш взгляд, одной из катализаторов процесса деленинизации массового сознания в постсоветском обществе.

Примечания:

1 В.И. Ленин. Задачи союзов молодёжи / В.И. Ленин. Избранные произведения в двух томах. Издание четвёртое. Том II. Госполитиздат, 1946. С. 644-658.


ОГОРОДНИКОВ Владимир Петрович,
доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой «Философия, политология и социология»
Петербургского государственного университета путей сообщения

СУЩНОСТЬ НЫНЕШНЕГО ПОЛИТИЧЕСКОГО СТРОЯ В РОССИИ В СВЕТЕ УЧЕНИЯ В.И. ЛЕНИНА О ДЕМОКРАТИИ

В.И. Ленин, выступая с докладом «О буржуазной демократии и диктатуре пролетариата» на первом конгрессе Коммунистического интернационала 4 марта 1919 г., подчеркнул, что многие, называющие себя социал-демократами, рассуждая о политическом устройстве страны, пытаются оперировать понятиями «"демократия вообще" и "диктатура вообще", не ставя вопроса о том, о каком классе идет речь. Такая внеклассовая или надклассовая, якобы общенародная, постановка вопроса есть прямое издевательство над основным учением социализма, именно учением о классовой борьбе, которое на словах признают, а на деле забывают социалисты, перешедшие на сторону буржуазии. Ибо ни в одной цивилизованной капиталистической стране не существует «демократии вообще», а существует только буржуазная демократия, и речь идет не о «диктатуре вообще», а о диктатуре угнетенного класса, т. е. пролетариата, над угнетателями и эксплуататорами, т. е. буржуазией, в целях преодоления сопротивления, которое оказывают эксплуататоры в борьбе за свое господство»1.

Сегодня российские буржуазные теоретики пытаются доказать, что в нашей стране, при всех «незначительных» недостатках в развитии промышленности, сельского хозяйства, армии и флота, здравоохранения, образования и т.п. осуществляется подлинно демократическое управление обществом, торжествует свобода в выборе характера работы, образования, вероисповедания, творческой деятельности. При этом часто ссылаются на статьи Конституции Российской Федерации, провозглашающие демократию, свободу, равенство, социальную справедливость для всех слоев населения, для всего народа. Иначе говоря, — ту самую «демократию вообще», уничтожающую критику которой дал В.И.Ленин почти сто лет тому назад.

Конституция Российской Федерации, действительно открывается статьей №1, которая гласит: «Российская Федерация — Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления»2.

Таким образом Конституция декларирует демократичность государственного строя. Однако попробуем разобраться в вопросе, что такое реальная демократия и на каких моментах бытия она может быть основана.

Демократия (греч. demos — народ, kratos власть) — народовластие, форма правления государства, характеризующаяся равноправием граждан перед законом, выборностью основных органов государственной власти, соблюдением прав и свобод человека. Вместе с тем, часто неясным и многозначным является термин «народ».

Напомню, что именно марксизм-ленинизм впервые вскрыл социальное содержание понятия «народ» и установил, что характер народа изменяется на разных ступенях истории. Для первобытнообщинного строя, когда не было классового деления общества, термины «население» и «народ» не различаются. В антагонистических формациях в состав народа не входят господствующие эксплуататорские группы, ведущие антинародную политику.

На сегодняшний момент развития общества можно дать такое определение: «народ» — большинство населения — основные производители материальных и духовных благ.

Ленин дал краткую формулировку демократии: «демократия есть господство большинства»3.

Но, как и чем обеспечивается это господство большинства?

Основой подлинно демократического режима может быть только общественная собственность на средства производства, она обеспечивает распределение производимых обществом материальных и духовных благ по потребностям каждого члена этого общества (не только основных производителей). Кто ничем не владеет (де факто, а не де юре), тот не допускается к власти.

Поэтому подлинно демократическим режимом в истории общества во всех отношениях был пока один, но наиболее продолжительный — первобытно-общинный строй. Длившийся никак не менее 95 тысяч лет из 100 тысяч лет истории человечества (данные современной палеоантропологии), первобытнообщинный строй был настоящим первобытным коммунизмом со всеми присущими этому строю чертами:

- общественная собственность на средства производства (леса, в которых охотились, пашни, которые обрабатывали, акватории, в которых ловили рыбу и т.п.);

- распределение по потребностям (правда, сведенным к «прожиточному минимуму»);

- власть народа, представленная «советской властью» — советами старейшин, советами племен и т.п. коллегиальным, весьма демократично избираемыми и сменяемыми органами.

Экономически демократический режим первобытного строя был обеспечен чрезвычайно низким уровнем производительности труда, когда у другого и отнять нечего и эксплуатировать его нельзя — ибо каждый производит только тот минимум, который и проедает вместе с семьей. Как только производительность труда увеличилась настолько, что отдельный производитель стал устойчиво производить примерно вдвое-втрое больше своего «прожиточного минимума» свершилась первая великая социальная революция — переход к классовому обществу и государству — этому аппарату насилия управляющего меньшинства над эксплуатируемым большинством.

Все разговоры о «демократизации общества» в условиях частной собственности на средства производства являются не чем иным как прикрытием, «дымовой завесой», за которой меньшинство скрывает подлинные свои цели и намерения по прямому или косвенному усилению эксплуатации большинства. Современная Россия — яркое тому свидетельство.

Однако вернемся к Конституции РФ, статья 3-я которой также посвящена раскрытию оснований демократии и её основных черт:

«1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы»4.

Термин «источник власти» достаточно многозначен и потому неясен. «Источник власти» и «власть» — не одно и то же. Так вполне сочетаемо положение «Источник власти народ, а властвует капитал» (широко используя источник власти). Это вполне аналогично другому суждению — «Источником богатства являются природные ресурсы страны, а пользуются ими и богатеют олигархи».

Прочтение же главы 4 Конституции «Президент Российской Федерации» вообще ставит в недоумение даже образованного читателя. Статья 80: «Президент Российской Федерации является гарантом Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина. В установленном Конституцией Российской Федерации порядке он принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности, обеспечивает согласованное функционирование и взаимодействие органов государственной власти». Получается, что кроме источника власти и демократии есть еще «гарант» власти и демократии. В каком отношении Президент «гарант» демократии? В том, что он президент?

Дальше мы читаем, что Президент вправе распустить Государственную Думу (ст. 84), но Дума не может отрешить от должности Президента (ст. 93), этим правом обладает Совет Федерации, который не избирается народом!

Неясно также, как может народ «осуществлять свою власть» через органы государственной власти, которые народом не выбираются, народу не подчиняются и народу никак не подконтрольны?

В теории у демократии остается только один пункт — «референдум и свободные выборы» как «высшее непосредственное выражение власти народа».

Но прошло уже более 17 лет с принятия Конституции, но никакого референдума ни один из трех Президентов так и не назначил! Правда, выборы проходят регулярно и неукоснительно. Но в каком случае выборы и референдум являются если не непосредственным выражением власти народа, то хотя бы выражением его взглядов? Если эти взгляды имеются, и если они истинны!

Представим, что во времена Коперника проводится всенародный референдум с целью выяснить мнение народа по вопросу о том, обращается ли Солнце вокруг Земли или наоборот? Коперник остался бы в «абсолютном меньшинстве».

Полагаю, что результатом всевозможных «реформ» образования в России может стать такой же итог референдума по данной проблеме и в XXI веке. Социологи ВЦИОМ в преддверии отмечаемого в РФ 8 февраля 2011 г. Дня Науки выяснили также, что треть россиян всерьез полагают, что Солнце вращается вокруг Земли (32%), причем за последние четыре года таких респондентов стало даже больше на 4%. (данные «Интерфакса»).

Мне возразят — научные проблемы выносить на референдум глупо. Соглашусь, но разве проблема политического будущего страны, определение ее руководителей не является серьезной научной проблемой? Может ли некомпетентный человек выбирать из неизвестного и попасть «в яблочко»?

Кроме того, зарубежная политическая социология (наша дипломатично помалкивает) убедительно показывает, что победа на выборах определяется именно финансовыми затратами. Скажем, минута телевизионного времени в Соединенных Штатах обходилась кандидатам в Президенты на последних выборах не менее чем в сто тысяч долларов. Чтобы позволить себе подобные затраты, очевидно, надо быть либо финансовым магнатом, либо опираться на поддержку «большого бизнеса». Не случайно отцу братьев Кеннеди приписывается высказывание такого рода: «с деньгами, которые затрачены на Джона, можно избрать в Сенат собственного шофера».

В свете изложенного актуально высказывание К.Маркса о том, что буржуазная избирательная система раз в несколько лет позволяют решать угнетенным, кто именно из представителей господствующего класса будет в парламенте представлять и подавлять их.5

Так что даже на уровне Основного закона страны возникают многие неувязки по поводу обеспеченности демократии нашего общества.

Но, возразят мне оппоненты, Конституция РФ гарантирует гражданам многие свободы и права, осуществление которых и есть подлинная демократия!

Посмотрим на соответствующие статьи Конституции, сопоставим их с реалиями наших дней.

К рассматриваемой проблеме демократии непосредственно относятся все статьи Главы 2 — «Права и свободы человека и гражданина». При рассмотрении самых существенных из них сразу вспоминаешь слова К.Марса о буржуазной Конституции Франции 1848 г.: «Каждый параграф конституции содержит в самом себе свою собственную противоположность, свою собственную верхнюю и нижнюю палату: свободу — в общей фразе, упразднение свободы — в оговорке»6.

Маркс иллюстрирует это положение следующими примерами из анализируемой Конституции: «Жилище каждого гражданина неприкосновенно. Неприкосновенность эта может быть нарушена лишь с соблюдением форм, предписанных законом». (Глава II, статья 3.)7. Прочитаем теперь Конституцию РФ, 25-я статья которой гласит: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения»8. Через полторы сотни лет правящий буржуазный класс камуфлирует свою волю в основном законе страны тем же способом и почти в тех же выражениях!

Еще один пример К.Маркса: «Граждане имеют право объединяться в союзы, организовывать мирные и невооруженные собрания, подавать петиции и высказывать свое мнение в печати и любым другим способом. Пользование этими правами не знает иных ограничений, кроме равных прав других и общественной безопасности». (Глава II французской конституции, статья 8.)9

Все очень похоже на статью 31-ю Конституции РФ: «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование»10. По соображениям «общественной безопасности» такого рода собрания в современной России нужно заранее согласовывать с властями, определяющими место, время и количество участников такой акции.

Даже если «свобода собраний» не нарушается полицейским произволом, она не может быть обеспечена эксплуатируемому классу со стороны материальных условий. На это прямо указывал В.И. Ленин: «Рабочие прекрасно знают, что «свобода собраний» даже и в наиболее демократической буржуазной республике есть пустая фраза, ибо богатые имеют все лучшие общественные и частные здания в своем распоряжении, а также достаточно досуга для собраний и охрану их буржуазным аппаратом власти. Пролетарии города и деревни и мелкие крестьяне, т. е. гигантское большинство населения, не имеют ни того, ни другого, ни третьего»11.

Статья 29-я Конституции РФ гарантирует каждому свободу «мысли и слова».

Однако, в полном соответствии с подмеченной Марксом «двупалатностью» статей буржуазной конституции «не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства»12. Никакой здравомыслящий человек, конечно, не будет настаивать на расовом, национальном, религиозном или языковом превосходстве. Но что означает социальное превосходство? Из официальной статистике известно, что разрыв между богатыми и бедными в нашей стране, правящей элитой и эксплуатируемым классом по доходам различается в 20 и более раз! Это не социальное превосходство? Значит, свобода ограничена со стороны воли правящего класса!

Особое значение имеет пункт 5 29-й статьи: «Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается»13. Но зададим риторический вопрос «В чьих руках находятся, кому принадлежат СМИ?». За редким исключением СМИ в России представлены крупными частными корпорациями — т. е. являются плотью от плоти крупного капитала.

Отсюда «свобода слова» оборачивается тем, что так точно выразил В.И. Ленин: «Так называемая “современная демократия”, представляет из себя не что иное, как свободу проповедовать то, что буржуазии выгодно проповедовать, а выгодно ей проповедовать самые реакционные идеи, религию, мракобесие, защиту эксплуататоров и т.п.»14.

Не требуется больших усилий, чтобы доказать, что ни одна статья Конституции РФ, касающаяся демократического самоуправления и прав и свобод большинства народа не только практически не выполняется, но и что каждая содержит в самой себе противоречие между параграфами.

Это статья 13, декларирующая идеологическое и партийнополитическое многообразие, но в то же время запрещающая «создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни»15. А ведь под эти пункты можно подвести любое инакомыслие, любую оппозиционность режиму!

Статья 14, говорящая об отделении религиозных объединений от государства, и статья 19, гарантирующая «равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств». Но всем известна весьма распространенная продажность судей, выносящих подчас оправдательные приговоры отъявленным бандитам и головорезам.

Статья 20-я гарантирует каждому гражданину право на жизнь, но Перепись населения 2010 г. показала, что население России за 8 лет сократилось на 2,2 млн. человек. При этом сокращение происходило из-за естественной убыли населения (превышения числа умерших над числом родившихся) на фоне миграционного прироста в течение всего периода между переписями.

Статья 21-я гласит:

«1. Достоинство личности охраняется государством. Ничто не может быть основанием для его умаления.

2. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию»16. Но всякий знает, как легко у нас, даже случайно, попасть под удар полицейской дубинки.

Список этот можно увеличивать до размера всей Конституции Российской Федерации. Но одно уже ясно — для подлинной демократии в нашей стране нет не только объективных, но и субъективных (например, в виде четко прописанного, логически непротиворечивого Основного закона) оснований.

По-прежнему актуальны слова В.И.Ленина: «История XIX и XX веков показала нам еще до войны, чем является на деле пресловутая «чистая демократия» при капитализме. Марксисты всегда говорили, что чем развитее, чем «чище» демократия, тем обнаженнее, резче, беспощаднее становится классовая борьба, тем «чище» выступает гнет капитала и диктатура буржуазии»17.

Примечания:

1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 28, стр. 435. 86

2 Конституция Российской Федерации. М., 1999, с. 4.

3 В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т.22, с. 51.

4 Там же, с.4.

5 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 17, с. 344.

6 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.8, с. 132.

7 Там же.

8 Конституция Российской Федерации. М., 1999, с.10.

9 К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т.8, с. 132.

10 Конституция Российской Федерации. М., 1999, с.11.

11 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 28, с. 437.

12 Конституция Российской Федерации. М., 1999, с.10.

13 Там же, с. 10-11.

14 Там же, т. 45, с. 28.

15 Конституция Российской Федерации. М., 1999, с.7. 94

16 Там же, с. 9.

17 В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 28, с. 438.


ОРЛОВА Надежда Хаджимерзановна,
доктор философских наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета.

ЛЕНИН О ПРЕОДОЛЕНИИ СОЦИАЛЬНОГО НЕРАВЕНСТВА МЕЖДУ МУЖЧИНОЙ И ЖЕНЩИНОЙ

Борьба мужского и женского начал, борьба не только личная, а и общественная, поднятая напряжением истории до религиозной высоты1.

Как известно, начало XX столетия было отмечено резким отрицанием значимости патриархальных традиций, подчеркиванием их подавляющего влияния на личность, революционным стремлением утвердить так называемое государственное воспитание, освободить женщину от пут семейного домохозяйства для общественной жизни. Ставятся под сомнение ценности традиционной патриархальной семьи. Возникают самые парадоксальные проекты альтернативных брачно-семейных сценариев. В работе С.Г. Громана «Всебрачие будущего» (1908 г.) такой альтернативой традиционной моногамии выступает так называемая пантагамия, согласно которой половые отношения и супружеская ответственность подчиняются не внешним нормативам, а нравственному императиву самой личности. Выстраиваются новые дефиниции брака, как союза, в основе которого должна лежать исключительно половая любовь, а также отношения равенства и взаимного уважения. Вокруг этих тем разгораются самые жаркие дискуссии. Наиболее остро в этой связи обсуждается положение женщины, как в сфере общих гражданских прав личности, так и в приватной сфере брака и семьи. «Половой вопрос был всегда одним из больных идеологических и биологических вопросов, — поэтому неудивительно, что в наши годы общей ломки половая проблема приобрела особую остроту»2.

Революция 1917 года определила революционный характер перемен в области брачно-семейного права в России. В двадцатые годы в молодом советском государстве результаты этих перемен по праву оценивалась как «чрезвычайно сложная ломка в идеологии масс».

Генеральное направление задается словами лидера большевиков В.И. Ленина в его различных выступлениях и статьях. Еще в 1915 году в своем обращении к делегаткам международной женской конференции в Берне Ленин призывает работниц взять на себя инициативу в деле устройства демонстраций и революционных манифестаций. Тогда «работницы, идя рука об руку с пролетариатом, смогут положить начало новой эре пролетарской борьбы, в течение которой пролетариат завоюет в более передовых странах социализм, а в более отсталых — демократическую республику»3. Женщина должна осознать себя гражданкой, активной преобразовательницей мира, борцом за свои права и свободы.

К этому же времени относится и его полемика с И. Арманд по вопросам трактовки понятия «свободная любовь». По мысли Ленина, «требование свободы любви неясно и — независимо от Вашей воли и желания (я подчеркивал это, говоря: дело в объективных, классовых отношениях, а не в Ваших субъективных желаниях) — явится в современной общественной обстановке буржуазным, а не пролетарским требованием»4. Ленин уверен, что для «буржуазок» критерии «свободы» означают свободу «от серьезного в любви», «от деторождения», «свободу адюльтера». Пролетарское же понимание свободы, скорее должно означать свободу от произвола мужа, мужчины. В этом смысле архиважным становится вопрос правового положения женщины во всех сферах социальной жизни.

В известной речи «О задачах» подчеркиваются и вся важность этого вопроса, и масштабы преобразований за первые послереволюционные годы. «Советской властью, как властью трудящихся, в первые же месяцы ее существования, был произведен в законодательстве, касающемся женщины, самый решительный переворот. Из тех законов, которые ставили женщину в положение подчиненное, в Советской республике не осталось камня на камне. Я говорю именно о тех законах, которые специально использовали более слабое положение женщины, поставив ее в положение неравноправное и часто даже унизительное, т. е. законах о разводе и о внебрачном ребенке, о праве женщины на иск к отцу ребенка для его обеспечения»5.

Таким образом, в первое десятилетие своего существования Советское государство «железной метлой вымело в мусорный ящик истории все то издевательство, которое творилось и творится еще до сих пор в других государствах в отношении женщины»6. Причем сделало это «очень чисто, так чисто, как ни одно государство во всем мире», создав для этого специальные организации и специальные механизмы для вовлечения женщин в политическую жизнь государства. Роль женотделов и других подобных им организаций заключалась в том, чтобы каждая кухарка умела управлять государством и хотела это делать.

Так реализовывался тезис В.И. Ленина о вовлечении женщин в активную государственно-управленческую деятельность. «Наша задача состоит в том, чтобы сделать политику доступной для каждой трудящейся женщины. С того момента, как уничтожена частная собственности на землю и фабрики и свергнута власть помещиков и капиталистов, задачи политики для трудящейся массы и трудящихся женщин становятся простыми, ясными и вполне для всех доступными»7.

Очевидны были успехи по расширению прав женщины- работницы, ее массовая включенность в профессиональные, гражданские, общественные институты. Но, как пишет И. Арманд, при Советской власти было гораздо легче «провести полное политическое и гражданское освобождение женщины, чем уничтожить ее вековое домашнее рабство, ибо для этого необходима была коренная ломка старого, необходимо создание новых хозяйственных форм, новых форм воспитания»8.

В идеальном с точки зрения закона положении женщины сохранялась сложившаяся культурная традиция брачно-семейного неравенства. Лидерами молодого государства осознается, что «положение женщины, при ее занятии домашним хозяйством, все еще остается стесненным. Для полного освобождения женщины и для действительного равенства ее с мужчиной нужно, чтобы было общественное хозяйство и чтобы женщина участвовала в общем производительном труде. Тогда женщина будет занимать такое же положение, как и мужчина»9.

В работе «Великий почин» Ленин пишет: «женщина продолжает оставаться домашней рабыней, несмотря на все освободительные законы, ибо ее давит, душит, отупляет, принижает мелкое домашнее хозяйство, приковывая ее к кухне и к детской, расхищая ее труд работою до дикости непроизводительною, мелочною, изнервливающею, отупляющею, забивающею. Настоящее освобождение женщины, настоящий коммунизм начнется только там и тогда, где и когда начнется массовая борьба (руководимая владеющим государственной властью пролетариатом) против этого мелкого домашнего хозяйства, или, вернее, массовая перестройка его в крупное социалистическое хозяйство»10.

В известной работе Платона «Государство» рисуется модель государственной семейной политики, в которой репродуктивная роль женщины сводится лишь к вынашиванию и рождению ребенка, который затем помещается в государственные приюты, для дальнейшего воспитания и социализации. Такой сценарий мы хотя и рассматриваем как утопию, но некоторые новации в отношениях между полами, попытки создать новые брачно-семейные системы, организовать новые традиции быта в послереволюционной России имели место быть.

Самый известный опыт, когда в массовом количестве открывались круглосуточные ясли и сады, строились домовые фабрики- кухни, проектировались жилые дома-коммуны. Узко семейный быт был объявлен как мещанский и подавляющий в деле строительства нового общества, в котором и мужчина и женщина должны быть максимально освобождены от гнета домашнего и родительского труда.

Вековой семейный уклад объявлялся «последней крепостью старого строя, старого рабства», который надо разрушить. Но разрушить ее можно «не криками о негодности и преступности, а созданием новых форм общественного питания, общественного воспитания, общественного страхования и обеспечения»11.

Освобождение женщины от домашнего рабства и передача воспитания подрастающего поколения в компетенцию государства становятся революционными лозунгами, которые звучат на митингах и собраниях. Политической, государственной задачей становится «рационализация быта», когда следует «налегать на Нарпит, на Советы, на тресты»12.

Таким образом, субъектом права на новый стиль жизни становится не просто женщина, приниженное положение которой влекло за собой и определенное пренебрежительное отношение к ней, к ее способностям, к ценности ее труда. Субъектом права становится именно «работница», которая при капитализме «была бесправна не только на фабрике, не только в политической и в гражданской области - она была крепостной в семье, дома, в домашнем быту, в своем хозяйстве, в мелочах повседневной жизни»13.

Впрочем, как показало время, и в XXI веке конфликт ролей в приватной сфере домохозяйства все еще ищет своего разрешения.

Примечания:

1 Михайловский Н.К. Сочинения. СПб, 1998, т. 2, с. 328.

2 Залкинд А.Б. Половой вопрос в условиях советской общественности. Л., 1926. С. 3. 96

3 К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин о женском вопросе. М., Политиздат, 1978, с. 82-83.

4 Там же, с. 182-184.

5 Там же, с. 97-103.

6 Семашко Н.А. Новый быт и половой вопрос. М.-Л. Государственное издательство. 1926, с. 18

7 К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин о женском вопросе. М., Политиздат, 1978, с. 97-103

8 Арманд И.Ф. Статьи, речи, письма. М., 1975, с.69

9 К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин о женском вопросе. М., Политиздат, 1978, с. 97-103

10 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 39, с. 24

11 Арманд И.Ф. Статьи, речи, письма. М., 1975, с.69

12 Крупская Н.К. О воспитании в семье. М., 1962, с.126

13 Арманд И.Ф. Статьи, речи, письма. М., 1975, с.69.


ПОПОВ Михаил Васильевич,
доктор философских наук, профессор Санкт-Петербургского государственного университета

В.И.ЛЕНИН О ЦЕЛИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРОИЗВОДСТВА

Сущность истории состоит в движении к полному благосостоянию и свободному всестороннему развитию всех членов общества.

В первобытнообщинном коммунизме эта сущность в силу неразвитости производительных сил проявляла себя сугубо ограниченным образом как удовлетворение нужд членов общества, их потребностей.

При рабовладении рабы за людей не считались, и производство развивалось с целью обеспечения благосостояния и всестороннего развития членов господствующего класса — рабовладельцев.

При феодализме шло повышение благосостояния и всестороннее развитие преимущественно феодального класса, крестьяне и ремесленники ограничивались довольно скудным удовлетворением потребностей.

При капитализме целью производства является производство прибавочной стоимости, прибыли, что ведет к росту благосостояния и всестороннему развитию капиталистов и ограничивает потребление рабочих удовлетворением их потребностей в такой мере, чтобы обеспечить воспроизводство рабочей силы для самовозрастания капитала. При капитализме, как писал Ленин в работе «Материалы к выработке Программы РСДРП», «гигантское развитие производительных сил общественного и все более обобществляемого труда сопровождается тем, что все главные выгоды этого развития монополизирует ничтожное меньшинство населения. Наряду с ростом общественного богатства растет общественное неравенство, углубляется и расширяется пропасть между классом собственников (буржуазией) и классом пролетариата»1.

Но при капитализме начинается борьба рабочего класса за то, чтобы шло не только развитие членов общества, принадлежащих к господствующему классу, а было создано коммунистическое общество, в котором бы сущность истории была выявлена и действительной целью производства стало обеспечение полного благосостояния и свободное всестороннее развитие всех членов общества.

В подготовленном ко II съезду РСДРП комиссионном проекте Программы партии цель социалистического производства была сформулирована как планомерная организация общественного производительного процесса «для удовлетворения нужд как целого общества, так и отдельных его членов». В.И.Ленин по этому поводу возражает: «Не точно. Такое «удовлетворение» «дает» и капитализм, но не всем членам общества и не одинаковое»2. В «Замечаниях на второй проект Программы Плеханова» он писал: «Неудачен и конец параграфа: «планомерная организация общественного производительного процесса для удовлетворения нужд как всего общества, так и отдельных его членов». Этого мало, — подчеркивает Ленин, — Этакую-то организацию, пожалуй, еще и тресты дадут. Определеннее было бы сказать «за счет всего общества» (ибо это включает и планомерность и указывает на направителя планомерности), и не только для удовлетворения нужд членов, а для обеспечения полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех членов общества»3.

В итоге В.И. Ленин добился того, чтобы в утвержденной Вторым съездом РСДРП Программе партии было записано: «Заменив частную собственность на средства производства и обращения общественною и введя планомерную организацию общественно-производительного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества, социальная революция пролетариата уничтожит деление общества на классы и тем освободит все угнетенное человечество»4.

Имея в виду эту программную цель, партия большевиков подняла рабочий класс России на победоносную социалистическую революцию.

Естественно, что при составлении второй Программы партии В.И. Ленин считал совершенно необходимым в новой Программе сохранить ту цель, которая была записана еще в первой Программе и которая при своем осуществлении ведет к полному уничтожению классов, то есть к полному коммунизму. В принятой VIII съездом РКП(б) Программе в точности воспроизведена та формулировка цели социалистического производства, которая содержалась в первой Программе партии, а именно: «Заменив частную собственность на средства производства и обращения общественною и введя планомерную организацию общественного производительного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества, социальная революция пролетариата уничтожит деление общества на классы»5.

Эта научно выявленная, то есть действительная цель коммунистического производства, поставленная перед рабочим классом как создателем коммунистического общества, стояла в партийной Программе до тех пор, пока партия оставалась партией рабочего класса, руководившей осуществлением его диктатуры.

В третьей, ревизионистской программе партии, принятой ХХ11 съездом КПСС, ее уже не было. Она была заменена «удовлетворением потребностей», к чему, как известно, ни развитие людей, ни их благосостояние, тем более всестороннее, не сводится. Удовлетворение потребностей само по себе не ведет и к ликвидации социального неравенства, уничтожению классов.

Если говорить конкретно, в третьей программе партии было записано, что при коммунизме «достигается высшая ступень планомерной организации всего общественного хозяйства, обеспечивается наиболее эффективное и разумное использование материальных богатств и трудовых ресурсов для удовлетворения растущих потребностей членов общества»6. Трудящиеся члены общества, развитие которых является самоцелью, превратились в трудовые ресурсы, эффективно используемые для удовлетворения потребностей некоторых членов общества, которые впоследствии выбились в олигархи.

Выбрасывание из цели производства развития именно всех членов общества превратило программную формулировку цели производства в прикрытие отхода от действительной цели социализма. В ревизионистской третьей программе записано: «Цель социализма - все более полное удовлетворение растущих материальных и культурных потребностей народа»7. А ведь цель социализма — уничтожение классов, которое, конечно, предполагает, удовлетворение потребностей, но не всяких, и не всякое, а такое, которое ведет к обеспечению полного благосостояния и свободному, всестороннему развитию всех членов общества, к уничтожению всякого социального неравенства.

Примечания:

1 В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 6, с. 430.

2 В.И. Ленин. Полн.собр. соч., т. 6, с. 248.

3 В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 6, с. 232

4 Программа Российской социал-демократической рабочей партии, принятая на II съезде партии. Второй съезд РСДРП. Июль-август 1903 года. Протоколы. Москва. 1959. С. 419.

5 В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38. с. 419.

6 ХХII съезд Коммунистической партии Советского Союза 17-31 октября 1961 г. Стенографический отчет. Т. III. М., Госполитиздат, 1962, с. 274.

7 Там же, с. 238.


РИВКИН Борис Еремеевич,
ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного учреждения культуры «Историко-культурный музейный комплекс в Разливе»

ИЗ ИСТОРИИ СЕСТРОРЕЦКОЙ БОЛЬШЕВИСТСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ

Сестрорецк представлял в основной своей массе коренное рабочее население. Когда образовался «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», наши товарищи оказались в числе членов этого Союза, переняв идеалы ленинской социал-демократии. Образовались кружки, во главе одного из них встал Николай Наговицын. А вот, например, «зубатовские» организации не нашли среди сестрорецких рабочих поддержку.

После расстрела рабочих в Питере 9 января, в Сестрорецке 10 января началась забастовка. Там же были выставлены первые политические требования. Большинство требований (конечно, прежде всего, экономических) были удовлетворены: 9-ти часовой рабочий день против 11-часового, отмена обысков, улучшение медицинского обслуживания. Газета «Пролетарий» писала: «Рабочие Сестрорецкого оружейного завода бесповоротно захвачены общероссийским освободительным движением. Наша пропаганда делает быстрые успехи».

Опасаясь массового вооруженного выступления рабочих (на заводе был свой арсенал) администрация ввела войска. Царь на встрече с рабочими говорил: «Знаю, что нелегка жизнь рабочего, многое надо улучшить и упорядочить. Но имейте терпение. Вы сами по совести понимаете, что следует быть справедливым и к вашим хозяевам и считаться с условиями нашей промышленности». Это перекликается с сегодняшними выступлениями нашего правительства в период кризиса.

Волнения продолжались, и была создана боевая дружина из 300 рабочих завода. Руководили ею Наговицын и Николай Александрович Емельянов. Забастовки тоже продолжались. А в июле была проведена в Сестрорецке полугодовая тризна по погибшим рабочим 9 января. Рабочие прошли маршем, были избиты несколько полицейских. Но потом были арестованы около 30 рабочих.

За 1905-1906 гг. сестроретчане отсидели в ссылках и тюрьмах в общей сложности 460 лет, проведено 300 обысков, переправлено через границу 100 пудов литературы и оружия. Использовались и профсоюзные организации, которые в то время были намного сильнее и активнее теперешнего ФНПР.


РЫЖНИКОВ Николай Фокеевич,
член Политсовета Социалистической партии Латвии

МАРКСИЗМ-ЛЕНИНИЗМ — ОСНОВА ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ ЛАТВИИ В СОВРЕМЕННЫХ УСЛОВИЯХ

Прежде чем приступить к теме своего выступления я хочу передать участникам конференции самые наилучшие пожелания от председателя нашей партии депутата Европейского парламента Альфреда Петровича Рубикса.

Социалистическая партия Латвии является наследницей латышской социал-демократической партии, созданной в июне 1904 года при активном участии В.И. Ленина, и продолжательницей Коммунистической партии Латвии, которая без суда и следствия была запрещена в сентябре 1991 года, а её первый секретарь А.П. Рубикс был незаконно арестован и находился в заключении за свою политическую деятельность. Запрет Коммунистической партии в Латвии сохраняется и по сей день.

С именем В. И. Ленина связан и сам факт создания Латвии, как независимого государства. Именно В.И. Ленин подписал 22 декабря 1918 года Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР «О признании независимости Советской Республики Латвии». Об этом буржуазные историки современной Латвии официально умалчивают, но народ об этом знает и помнит. Доказательством тому является наличие Музея В.И. Ленина в центре Риги, который продолжает функционировать на средства одного из молодых латышских граждан.

Создание Социалистической партии Латвии на идеологической основе марксизма-ленинизма было процессом сложным, требовавшим самоотверженности и в определённой степени, храбрости её создателей и сторонников.

В 1991-1992 годы в республике велась разнузданная антикоммунистическая пропаганда. Были аннулированы мандаты 15 депутатов Верховного Совета Латвии за то, что они не изменили своей позиции марксистов-ленинцев. В 1993 году проходили выборы в Сейм Латвии. В рамках движения «Равноправие» были выдвинуты 25 кандидатов в депутаты, 7 из которых были избраны депутатами, но Сейм Латвии не утвердил мандат политического заключённого А.П. Рубикса. В этих условиях в январе 1994 года мы и основали Социалистическую партию Латвии, партию ленинского типа. Первичные партийные организации были созданы во всех крупных городах и районах Латвии.

В принятой тогда Программе перед партией ставилась задача сохранения организованного носителя социалистической идеи после контрреволюционного буржуазно-националистического переворота, совершённого в Латвии в августе 1991 года.

Хочу подчеркнуть, что Социалистическая партия Латвии является единственной левой партией в Латвии.

30 октября 1999 года на V съезде партии её председателем был избран несгибаемый ленинец, пробывший в заключении шесть с половиной лет, А.П. Рубикс.

В связи с тем, что задачи, поставленные в первой Программе СПЛ, были в основном выполнены, партия приняла решение о разработке новой Программы, отвечающей реалиям общественно-политической и экономической жизни государства.

Такая Программа была разработана и в 2004 году принята на IX съезде партии. Это солидный научный документ теоретического и практического действия партии, в котором с марксистско-ленинских позиций рассматриваются вопросы истории возникновения и развития социалистической идеи в Латвии. В Программе даётся глубокий анализ обострения противоречий между мировыми системами социализма и капитализма, проанализированы основные причины кризиса реального социализма в Латвии. В ней научно доказывается историческая неизбежность перехода от капитализма к социализму, как указывал В.И.Ленин, через диктатуру пролетариата. В Программе дана характеристика современного экономического и политического положения Латвии и указываются основные направления, тактика и стратегия деятельности Социалистической партии Латвии в современных условиях.

Эта Программа рассчитана на несоциалистический переходный период развития латвийского общества, когда СПЛ вынуждена действовать в условиях фактической диктатуры буржуазии, т.е. власти богатого эксплуататорского меньшинства, прикрытой маской буржуазной демократии. В современной Латвии способ перехода к социалистическому общественному устройству — мирный или немирный — зависит от содержания, форм и методов действий нынешнего правящего класса буржуазии. Этот переход является исторической задачей и на его осуществление могут уйти многие годы. Становление нового общественного строя осуществится через стадию диктатуры класса современных пролетариев, в основе которой принципы социалистической демократии, выражающие интересы большинства населения страны.

СПЛ связывает своё будущее и положительные перспективы страны с формированием современного рабочего класса как общности производительных работников умственного и физического труда, «инженерного пролетариата», производителей как материального, высокотехнологичного и наукоёмкого продукта, так и невещественного, программного продукта, информационных и других технологий. К позициям современного рабочего класса во многом близки и позиции формирующегося сельского пролетариата. СПЛ в переходный период в качестве возможных союзников и сторонников видит социально активных представителей слоя мелких собственников в городе и на селе, которые борются за выживание собственным трудом и не эксплуатируют труд наёмных работников.

Программа партии показывает пути выхода из буржуазного тупика, в котором оказалась Латвия, и поэтому СПЛ от съезда к съезду крепнет организационно и растёт количественно. Жители доверяют партии и голосуют за наших кандидатов в депутаты местных органов власти и в Сейм. В 2010 году в Сейм Латвии от нашей партии избрано 4 депутата, в местные самоуправления — 16, в том числе в Рижскую думу — 6 депутатов.

В Латвии сложная экономическая и политическая обстановка, мы находимся в глубоком кризисе. Положение народа продолжает ухудшаться, увеличивается число бедных и бездомных, большинство людей не имеют возможности полноценно питаться и получать надлежащее лечение. Тысячи детей не посещают школу, бродяжничают, совершают преступления, пополняют ряды обездоленных. Продолжается массовый отъезд населения на работу за границу. Латвия продолжает терять свою экономическую и финансовую, а вместе с этим и политическую независимость даже в рамках Европейского Союза. В ближайшие годы Латвию ожидает скатывание во всё более глубокую долговую яму, а значит растущее недовольство населения, дальнейшее снижение рождаемости и сокращение численности населения, а людей старшего возраста — ещё более быстрое вымирание.

Если в составе СССР Латвия была республикой с высокоразвитой экономикой и высоким уровнем жизни людей, то в составе Евросоюза она стала одной из самых отсталых его стран.

Перед референдумом о вступлении Латвии в состав ЕС наша партия предупреждала о пагубных для страны последствиях такого шага, призывала народ голосовать против этого. Наши прогнозы полностью подтвердились и это ещё больше повысило наш авторитет среди населения республики.

ХШ съезд СПЛ в декабре 2010 года определил основные задачи партии в условиях глубокого политического и экономического кризиса в Латвии.

Социалистическая партия Латвии, все партийцы должны всеми доступными им способами разъяснять народу происходящее в стране, сплачивать всех на борьбу с происходящей катастрофой для Латвии, использовать все доступные формы парламентской и непарламентской борьбы против антинародных мер правительства, принимаемых, как правило, в пользу банков и крупных капиталистов, решительно пресекать любые попытки демагогии, оппортунизма и соглашательства с буржуазным антинародным режимом.

Особое внимание обращается на работу с молодёжью. Ведь уже выросло целое поколение, не знающее теоретических основ марксизма-ленинизма, отравленное буржуазной пропагандой. Поэтому мы в каждой первичной организации партии организовали учёбу.

В первую очередь рекомендованы к изучению такие работы В.И. Ленина как «Государство и революция», «Что делать? Наболевшие вопросы нашего движения» и другие, которые помогают членам партии с марксистских позиций оценивать текущий момент и работать в гуще народа.

Мы постоянно обращаемся к бесценному учению В.И. Ленина, где находим ответы на многие сложные вопросы современности.

Наш лозунг: «Вперёд — к победе труда над капиталом!»


ТЕРЕНТЬЕВ Андрей Олегович,
помощник депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга

ЛЕНИН О ЗУБАТОВЩИНЕ

Под наименованием «Зубатовщина» в историю вошла политика Российского царского правительства в рабочем движении, проводимая в начале XX века, названная так по имени статского советника Сергея Васильевича Зубатова, занимавшего с 1986 по 1902 год пост начальника московского охранного отделения, а с 1902 по 1903 год - пост начальника Особого отдела Департамента полиции в Санкт- Петербурге, ответственного за политические операции.

Сам Зубатов начинал с участия в народовольческих кружках, после чего стал агентом, а затем чиновником царской охранки. Он активно изучал работы теоретиков социализма. При выработке и осуществлении полицейской политики борьбы с революционным движением активно использовал идеи бернштейнианства, легального марксизма и экономизма.

Эти идеи успешно разоблачал В.И. Ленин, и именно Зубатов в 1900 году предлагал план убийства Ленина, отмечая в своем донесении, что «крупнее Ульянова в революции сейчас никого нет».

В обстановке роста стихийного рабочего движения правительство было вынуждено искать более гибкие меры для борьбы с ним.

В 1901 году Зубатов предложил план создания опекаемых полицией легальных профсоюзов. Первая такая организация называлась «Общество взаимного воспомоществования рабочих в механическом производстве в Москве», далее были созданы организации в Минске, Одессе, Киеве, Харькове, Николаеве, Перми.

Также агентами Зубатова, состоявшими ранее в Бунде, была создана «Еврейская независимая рабочая партия», с организациями в Минске, Одессе, Вильнюсе, Гродно, Бобруйске.

На заседаниях обществ обсуждались вопросы о необходимости добиваться повышения зарплаты, уменьшения рабочего дня и так далее. Рабочим даже предлагалось вскладчину покупать предприятия. К работе в обществах привлекалась либеральная интеллигенция, организовывались многотысячные рабочие демонстрации.

Демагогия руководителей Зубатовских обществ в революционной печати впоследствии дала повод называть Зубатовщину также «полицейским социализмом», наряду с ее европейскими аналогами.

Созданная в Санкт-Петербурге зубатовская организация после его отставки была преобразована в небезызвестное «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга», возглавляемое священником Георгием Гапоном.

«Обещание более или менее широких реформ, действительная готовность осуществить крохотную частичку обещанного и требование за это отказаться от борьбы политической, — вот в чем суть зубатовщины», — так характеризовал ее В.И. Ленин1.

Ленинская «Искра» вела бескомпромиссную борьбу с зубатовщиной. Статьи В. И. Ленина «Новые «друзья» русского пролетариата», «Еще о политическом разврате наших дней» приобрели широкую известность среди рабочих Москвы и Санкт-Петербурга.

Наиболее полно вопрос борьбы с зубатовщиной раскрыт в работе В. И. Ленина «Что делать»:

«Мы обязаны неуклонно разоблачать всякое участие Зубатовых ... и разъяснять рабочим истинные намерения этих участников. Мы обязаны разоблачать также всякие примирительные, "гармонические" нотки, которые будут проскальзывать в речах либеральных деятелей на открытых собраниях рабочих, - все равно, берут ли они эти ноты в силу искреннего своего убеждения в желательности мирного сотрудничества классов, в силу ли желания подслужиться начальству или, наконец, просто по неловкости.

Мы обязаны, наконец, предостерегать рабочих от той ловушки, которую им ставит зачастую полиция, высматривая "людей с огоньком" на этих открытых собраниях и в дозволенных обществах, пытаясь чрез посредство легальных организаций ввести провокаторов и в нелегальные.

Но делать все это — вовсе не значит забывать о том, что в конце концов легализация рабочего движения принесет пользу именно нам, а отнюдь не Зубатовым.

Напротив, как раз своей обличительной кампанией мы и отделяем плевелы от пшеницы. Плевелы мы уже указали. Пшеница, это — привлечение внимания еще более широких и самых отсталых слоев рабочих к социальным и политическим вопросам, это — освобождение нас, революционеров, от таких функций, которые по существу легальны (распространение легальных книг, взаимопомощь и т. п.) и развитие которых неизбежно будет давать нам все больший и больший материал для агитации. В этом смысле мы можем и должны сказать Зубатовым и Озеровым: старайтесь, господа, старайтесь!

Поскольку вы ставите рабочим ловушку (в смысле ли прямого провокаторства или в смысле "честного" развращения рабочих "струвизмом") — мы уже позаботимся о вашем разоблачении. Поскольку вы делаете действительный шаг вперед, — хотя бы в форме самого "робкого зигзага", но шаг вперед — мы скажем: сделайте одолжение!

Действительным шагом вперед может быть только действительное, хотя бы миниатюрное, расширение простора для рабочих. А всякое такое расширение послужит на пользу нам и ускорит появление таких легальных обществ, в которых не провокаторы будут ловить социалистов, а социалисты будут ловить себе адептов».

«В чем состояла суть зубатовщины?» — писал уже впоследствии Ленин — и отвечал на этот вопрос: «В том, что мелкими экономическими уступками угнетенным классам поддерживали класс угнетателей. Вот почему тогда ответом было следующее: экономическими уступками вы не заставите пролетариат, класс, боровшийся за освобождение всех угнетенных, отказаться от идеи завоевания политической власти и разрушения системы угнетения»2.

Также он подытожил — «При царизме до 1905 года у нас не было никаких «легальных возможностей», но когда Зубатов, охранник, устраивал черносотенные рабочие собрания и рабочие общества для ловли революционеров и для борьбы с ними, мы посылали на эти собрания и в эти общества членов нашей партии (я лично помню из числа их тов. Бабушкина, выдающегося питерского рабочего, расстрелянного царскими генералами в 1906 году), которые устанавливали связь с массой, изловчались вести свою агитацию и вырывали рабочих из-под влияния зубатовцев».

Ленинские тезисы по вопросу борьбы с политикой подконтрольных правительству рабочих и оппозиционных организаций крайне актуальны сегодня. Есть все основания полагать, что сегодняшние наследники Зубатова, такие как господин Сурков, организации типа ФНПР и «Справедливой России», имеют не большие шансы на успех, чем Зубатовщина на рубеже XX века.

Примечания:

1 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 7, с. 37.

2 Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 43, с. 318.


ТЮЛЬКИН Виктор Аркадьевич,
депутат Государственной Думы IV созыва

ЛЕНИН О НЕТОВАРНОМ, НЕПОСРЕДСТВЕННО ОБЩЕСТВЕННОМ ХАРАКТЕРЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ПРОИЗВОДСТВА

Актуальность данного вопроса определяется тем, что это, в конце концов, вопрос о том, для чего коммунисты борются за власть своего класса. Это вопрос о том, что они будут делать в случае прихода рабочего класса к власти. Насколько сделаны выводы из ошибок КПСС и практики строительства социализма в СССР? Что и как строить в экономике?

Сегодня этот вопрос продолжает не только волновать, но и разделять коммунистическое движение, в том числе и в России. Мы не будем рассматривать откровенных апологетов «шведского социализма» и прочих улучшателей капитализма. Мы будем говорить только о тех, кто продолжает называть себя марксистами и коммунистами.

Среди них, с одной стороны, плотно представлены сторонники так называемого рыночного социализма, в последнее время всё больше подкрепляемого приставкой «по китайскому образцу»; с другой стороны, постоянно слышен голос людей, называющих себя прагматиками и реалистами. Они крутят пальцем у виска, слыша рассуждения ортодоксальных коммунистов о нетоварности социалистического производства. Они говорят — оглянитесь вокруг, на дворе рынок, поэтому деться некуда и начинать придётся с рыночной экономики.

Сейчас, действительно, на дворе рынок. Поэтому мы и считаем, что самое время определиться с тем, что такое товарность при капитализме и социализме и что с ней делается или надо делать в процессе социалистического строительства.

Ещё в Первой и Второй Программах большевиков (а также в Программе РКРП) природа капитализма и буржуазного общества были охарактеризованы следующими положениями: «Главную особенность такого общества составляет товарное производство на основе капиталистических производственных отношений, при которых самая важная и значительная часть средств производства и обращения товаров принадлежит небольшому по своей численности классу лиц, между тем как огромное большинство населения состоит из пролетариев и полупролетариев, вынужденных своим экономическим положением постоянно или периодически продавать свою рабочую силу, т.е. поступать в наемники к капиталистам, и своим трудом создавать доход высших классов общества»1.

То есть капитализм — это прежде всего товарное производство. При этом В. И. Ленин в Замечаниях на Второй проект Программы Плеханова так писал об этом программном положении: «Как-то неловко выходит. Конечно, вполне развитое товарное производство возможно только в капиталистическом обществе (когда товаром становится и сама рабочая сила — авт.), но «товарное производство» вообще есть и логически, и исторически prius (предшествующее, первичное — ред.) по отношению к капитализму»2.

То есть Владимир Ильич Ленин уточнял, что сам капитализм является результатом развития товарного производства и не уставал указывать во многих своих работах, что товарное производство в своём развитии неизбежно постоянно рождает капитализм.

Товар есть вещь, производимая для обмена. Товарное производство — производство товаров, стоимости. Капиталистическое товарное производство ориентировано на продажу товаров с целью получения прибавочной стоимости, прибыли в пользу капиталиста (владельцев средств производства, торговых сетей, финансового капитала и прочих форм его существования). Регулирующую роль в товарном производстве, в том числе и в капиталистическом товарном производстве играет его основной закон — закон стоимости, который направляет капиталы и, соответственно, товарное производство в те области, которые сулят большую прибыль.

Цель же социалистического производства заключается не в получении прибыли на капитал, а в удовлетворении общественных интересов. В уже упомянутых Программах РКП(б) и РКРП записано: «Заменив частную собственность на средства производства и обращения общественной и введя планомерную организацию общественно производительного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества, социальная революция пролетариата уничтожит деление общества на классы и тем освободит все угнетенное человечество, так как положит конец всем видам эксплуатации одной части общества другою»3.

В основе социалистического производства лежит не закон стоимости, а закон потребительной стоимости, который заключается в обеспечении благосостояния и всестороннего развития всех членов общества. Понятно, что обеспечить это возможно не через саморегулирование рынка разрозненных частных товаропроизводителей, а лишь через обобществление средств производства и централизацию планирования и управления, что политически обеспечивается установлением диктатуры пролетариата.

Однако при социализме по форме вроде бы остаются и деньги, и целый ряд так называемых товарно-денежных отношений, хотя такого понятия мы ни у Маркса, ни у Энгельса, ни у Ленина нигде не найдем. Означает ли это использование внешних товарных форм и названий, что социалистическое производство является товарным по своему характеру? Конечно, нет. И казначейские билеты, использующиеся в социалистическом обществе, не являются деньгами в политико-экономическом смысле. Они являются дополнительным косвенным измерителем объёмов производства и количества необходимого и затраченного труда, учётной единицей калькуляции и планирования, обеспечивают функции контроля и учета за непосредственно общественным производством и распределением, без которых социализм невозможен. Не случайно в Программе Коминтерна, принятой в 1928 г., говорилось: «Связанные с рыночными отношениями, по внешности капиталистические формы и методы хозяйственной деятельности (ценностный счёт, денежная оплата труда, купля- продажа, кредит и банки и т.д.) играют роль рычагов социалистического переворота, поскольку эти рычаги обслуживают во всё большей степени предприятия последовательно-социалистического типа, то есть социалистический сектор хозяйства»4.

Сторонники рыночного социализма обычно вспоминают о НЭПе, мол, сам Ленин говорил, что это коренной пересмотр всей нашей точки зрения на социализм. Это всерьёз и надолго. Новая экономическая политика (НЭП) в начале переходного периода от капитализма к коммунизму подразумевала в порядке отступления на время некоторое увеличение свободы для товарного производства и обращения, прежде всего между крестьянами и социалистическим государственным сектором. Но при этом Ленин прекрасно понимал, что речь идёт о борьбе социалистической тенденции с капиталистической. В книге Бухарина «Экономика переходного периода» содержался тезис: «диктатура пролетариата неизбежно сопровождается скрытой или более-менее открытой борьбой между организующей тенденцией пролетариата и товарно-анархической тенденцией крестьянства». На что Ленин заметил: «Надо было сказать: между социалистической тенденцией пролетариата и товарно-капиталистической тенденцией крестьянства»5. Здесь же Ленин поддерживает следующий анализ Бухарина: «В городах главная борьба за тип хозяйства [после захвата власти.— Ред. ] кончается с победой пролетариата. В деревне она кончается, поскольку речь идёт о победе над крупным капиталистом. Но в тот же момент она — в других формах — возрождается, как борьба между государственным планом пролетариата, воплощающего обобществлённый труд, и товарной анархией, спекулятивной разнузданностью крестьянства, воплощающего раздробленную собственность и рыночную стихию». Эту мысль Ильич сопроводил короткой оценкой «Вот это точно!» А далее бухаринское утверждение «Но так как простое товарное хозяйство есть не что иное, как эмбрион капиталистического хозяйства, то борьба вышеописанных тенденций есть по существу продолжение борьбы между коммунизмом и капитализмом» Ленин поддержал, написав «Верно. И лучше, чем «анархия»»6.

Заметим, что Ленин никогда не ставил вопрос о немедленной отмене товарности производства. Он всегда подчёркивал, что речь идёт о преодолении товарности, уходе от товарности, отрицании товарности в социалистическом общественном производстве. Исходя из марксовского положения «Только продукты самостоятельных, друг от друга независимых частных работ противостоят один другому как товары», Ленин выражал понимание цели социалистической революции следующими словами: «Уничтожение частной собственности на средства производства и переход их в общественную собственность и замена капиталистического производства товаров социалистической организацией производства продуктов за счёт всего общества, для обеспечения полного благосостояния и свободного всестороннего развития всех его членов».7

А в Наказе от Совета Труда и Обороны местным советским учреждениям, составленном в 1921 г., в переходный период, Ленин отмечал, что «государственный продукт социалистической фабрики, обмениваемый на крестьянское продовольствие, не есть товар в политико-экономическом смысле, во всяком случае - не только товар, уже не товар, перестаёт быть товаром»8.

Эту мысль о преодолении товарного производства еще в период строительства социалистической экономики Ленин ещё раз подтверждает в своих замечаниях на книгу Бухарина, выписав к себе в конспект его мысль: «Товар может быть всеобщей категорией лишь постольку, поскольку имеется постоянная, а не случайная общественная связь на анархическом базисе производства. Следовательно, поскольку исчезает иррациональность производственного процесса, те. поскольку на место стихии выступает сознательный общественный регулятор, постольку товар превращается в продукт и теряет свой товарный характер». Ленин отвечает: «Верно!», а про концовку пишет: «неточно: превращается не в «продукт», а как-то иначе. ETWA (примерно — ред.): в продукт, идущий в общественное потребление не через рынок».9

Рыночники обычно приводят пример НЭПа как якобы поворот Ленина к пониманию социализма как товарного хозяйства, как возврат к рынку не как к временной необходимости, а как к цели и перспективе. Наиболее ушлые выдумали даже некую, якобы ленинскую методологию НЭПа и социалистического рынка. Однако, во-первых, следует отметить, что НЭП не методология, а политика и что Ленин и большевики при введении НЭПа признавали своё отступление в допуске элементов капитализма, а не называли это развитием качеств, присущих социалистическому производству. А, во-вторых, в это же самое время развивались мощнейшие рычаги для преодоления элементов товарности переходной к социализму экономики. Создавались Госплан, Госснаб, крупная промышленная индустрия, разрабатывался план ГОЭЛ- РО и так далее. То есть при увеличении физического объёма называемой товарной (уже не по сути) продукции, непосредственно общественный характер социалистического производства усиливался и готовились условия к дальнейшему преодолению товарности.

Сталин на практике последовательно проводил линию Ленина на преодоление товарности в переходном к социализму производстве и придание социалистическому производству качества непосредственно общественного производства. Основные мысли по этому вопросу он изложил в своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР». В частности, Сталин так формулирует цели социалистической экономики: «Существует ли основной экономический закон социализма? Да, существует. В чем состоят существенные черты и требования этого закона? Существенные черты и требования основного экономического закона социализма можно было бы сформулировать примерно таким образом: обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники»10. То есть Сталин четко подчеркивал, что интересы всего общества однозначно превыше всего в системе социализма.

При этом Сталин исходил в своем анализе не просто из своих «марксистских» взглядов, а из объективного анализа имеющейся действительности. Сталин разбирает гарантии, обеспечиваемые пролетарским государством для недопущения реставрации капиталистических элементов в экономике. Однако, думается, он несколько недооценил, что товарное производство с гарантией рождает тенденции и желания продвинуться к полноценному капиталистическому товарному производству и рынку, что в соответствующих условиях и реализовалось в СССР в дальнейшем.

Сталин говорил, что закон стоимости при социализме, не имея регулирующего значения, всё-таки частично действует, прежде всего в области производства предметов потребления. О последнем можно поспорить. Ведь закон стоимости — это основной закон капитализма и поэтому никак не может быть законом социализма. Ф. Энгельс подчеркивал в «Анти-Дюринге, что «закон стоимости — основной закон как раз товарного производства, следовательно, также и высшей его формы — капиталистического производства»11. В социалистической экономике товарность есть лишь как отрицание ее непосредственно общественного характера и принадлежит к тем отпечаткам капитализма, которые преодолеваются в процессе развития социализма как неполного коммунизма в полный коммунизм. Поэтому мы можем утверждать, что развитие социалистической экономики — это усиление ее непосредственно общественной сущности и преодоление товарности. В каких бы условиях ни застала коммунистов революция, какие бы отступления или компромиссы ни приходилось бы осуществлять, должна быть ясная ориентация на цель — преодоление товарного производства и переход к социалистическому непосредственно общественному. Поступательное движение социалистической экономики обеспечивалось до тех пор, пока власть относилась к ее организации как к непосредственно общественному производству.

Решение хрущёвского руководства в 1961 году об отказе от политической основы социализма - диктатуры пролетариата и экономическая реформа 1965 г. породили процесс постепенных накоплений негативных тенденций в социалистической экономике, в общественных отношениях. Образно говоря, с этого началась подготовка горбачёвской переСТРОИки как перемены общественного строя.

Что бы ни говорили нынешние апологеты капитализма, экономика в Советском Союзе носила характер непосредственно общественного производства. Особенно явственно это чувствуется сегодня, потому как в сравнении с нынешним бытием советский человек более половины потребляемых жизненных благ (в расчете по нынешним ценам) получал через фонды общественного потребления. А целый ряд важнейших жизненных потребностей удовлетворялся именно почти «по потребностям». Так обеспечивалось: бесплатное жильё, хотя и при долгих очередях, холодная и горячая вода, электроэнергия, хлеб, здравоохранение и образование, общественный городской транспорт, и многое другое.

Отказ от социалистического курса и в политическом плане, и в экономике, к сожалению, был осуществлен руководством самой партии, продолжавшей называться коммунистической. На ХХII Съезде КПСС была принята новая программа партии, которая исключила из своих основных положений необходимость диктатуры пролетариата. А на XXVIII съезде КПСС был утвержден переход к рынку. На этом съезде партия и народ предупреждались, что переход на рынок кончится капитализмом, крахом КПСС и бедствиями народа. В докладе представителя Движения Коммунистической Инициативы профессора А.А.Сергеева было сказано: «Кроме рынка товаров, есть ещё два рынка. Есть рынок частного капитала, представленный фондовыми биржами, и рынок рабочей силы. Так вот, два эти рынка, вместе взятые, неизбежно дают классический капиталистический рынок, даже если его и назвать регулируемым. И от этого никуда не уйти... И такую перестройку не вынесет наш народ, от неё развалится и партия, как партия коммунистическая — она уйдёт в небытие»12.

Как мы видим, прогнозы науки оправдались, и нам приходится начинать заново, образно говоря с вопроса «Что делать?», который Владимир Ильич разобрал в своей одноимённой книге.

Концепции построения социализма через развитие рынка, товарности, товарно-денежных отношений, то есть капиталистических отношений, а равно планы построения в различных вариантах социально-ориентированной рыночной экономики, с самыми благими намерениями под руководством даже самого патриотического правительства народного доверия — это путь горбачевщины. Получится капитализм. Оппортунизм и ревизионизм научились сочинять множество вариантов и такое же множество оправданий этих моделей капитализма. Практика показала, что в целостной теории социализма отрывать экономику от политического базиса, рассматривать некую чистую, неполитизированную, внеклассового содержания экономику есть ошибка, глупость, даже преступление со стороны коммунистов перед рабочим классом. В СССР в последние годы правления КПСС строили рыночный социализм, построили капитализм.

Перефразируя Владимира Ильича, можно сказать, что без борьбы с этой заразной рыночной болезнью говорить о своей приверженности к социализму или коммунистическому выбору есть всего лишь произнесение звонких, но лживых фраз.

Давайте же сверять свой курс с Лениным!

Примечания:

1 В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, с. 417-418.

2 В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 6, с. 221.

3 В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, с. 419.

4 Коммунистический Интернационал в документах. 1919-1932. М.,1933, с.24. 116

5 Ленинский сборник, т. XI, 1931, 2-е изд., с.368.

6 Ленинский сборник, т. XI, 1931, 2-е изд., с .370.

7 В.И.Ленин. Полн. собр. соч., т. 6, с. 204.

8 В.И.Ленин Полн. собр. соч., т.43, с. 276.

9 Ленинский сборник, т. XI, 1985, с. 388.

10 И.В. Сталин. Экономические проблемы социализма в СССР. 2010, С-Петербург, с. 31-32.

11 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 20, с. 324. 120

12 XXVIII съезд Коммунистической партии Советского Союза 2-13 июля 1990 г. Стенографический отчет. Т. I. М., Политиздат, 1991, с. 504.


ХАРЛАМЕНКО Александр Владимирович,
кандидат философских наук, директор Научно-исследовательского центра НИИ Латинской Америки РАН, Москва

АКТУАЛЬНОСТЬ ЛЕНИНСКОЙ КОНЦЕПЦИИ ИМПЕРИАЛИЗМА И АНТИИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО ДВИЖЕНИЯ

Термин «империализм» нечасто встречается в современной прессе и научной литературе, в том числе левой. Замалчивание ленинской концепции империализма и антиимпериалистического движения связано не только с идеологическим наступлением реакции, но

и с тем, что эта концепция не была достаточно глубоко усвоена в предшествующий период.

Осознание рабочим движением империализма как новой стадии капитализма шло долго и трудно. В реальности империализм завершил становление на рубеже XIX-XX веков, первые его критики буржуазно-либерального толка, сами себя назвавшие «антиимпериалистами», выступили в США и Великобритании в период испаноамериканской войны 1898 г., книга Гобсона, которую позже широко использовал В.И. Ленин, вышла в 1900 г., труд германского социал-демократа Р. Гильфердинга «Финансовый капитал» — в 1908 г. Концептуальный анализ империализма В.И. Лениным и Р. Люксембург относится уже к годам Первой мировой войны.

Социал-демократия с большим опозданием осознала колониальный раздел мира. Книгу Э.Бернштейна «Предпосылки социализма и задачи социал-демократии» критиковали за ревизионизм, но не за содержавшуюся в ней апологетику колониализма, предвосхищавшую нацизм. Первые протесты против самых вопиющих преступлений в отношении народов Гереро, Конго и других относятся к 1907-1908 гг.

Объективные причины отставания связаны, прежде всего, со складыванием в Западной Европе и США рабочей «аристократии» и бюрократии как социальных групп со специфическими интересами и их идеологии — оппортунизма в социал-демократии. В числе его предпосылок и проявлений — высокомерное отношение к рабочим из отсталых стран, предвосхищающее нынешние преследования «гастарбайтеров». Легализм, которым, по словам Ленина, был выращен оппортунизм, исключал работу среди трудящихся колоний и полуколоний, где легальных возможностей почти не было. Идеологическими предпосылками оппортунизма выступали европоцентризм и одностороннее, в сущности апологетическое, представление о прогрессивности капитализма, по видимости «подтверждаемые» консервативным характером сопротивления империализму в Азии и Африке до начала XX в. (буры, Судан, Абиссиния, зулусы, ихэтуани и др.).

Проявлением исторической ограниченности социал-демократии было почти полное игнорирование ею Латинской Америки (только Соцпартию Чили приняли в 1912 г. во II Интернационал), непонимание международной роли этого региона, в первую очередь Кубы и Мексики, тесно связанных с рабочим движением США. Здесь, кроме общих причин, действовали специфические: идеализация «Америки», особенно США, как «земли обетованной» европейской иммиграции; преувеличение отсталости народов Латинской Америки; противостояние социал-демократии и анархизма, влиятельного в рабочем движении Испании и Латинской Америки.

Важнейшую роль в преодолении европоцентристских предрассудков сыграл российский рабочий класс, возглавляемый партией большевиков, теоретическая и политическая деятельность В.И. Ленина. Принципиальное значение имело признание РСДРП (б) права наций на самоопределение. Российская революция 1905-07 гг. оказала сильное влияние на «пробуждение Азии» 1905-12 гг., которое можно рассматривать как движение антиимпериалистическое «в себе» (и в реальности, и в теории). Анализ Лениным первых буржуазных и буржуазно-демократических революций в континентальной Азии (Иран, Османская империя, Китай), антиколониальных движений нового типа (Индия, Индонезия, Египет, Ливия) положил начало преодолению европоцентризма социал-демократии и создал теоретические предпосылки исследования империализма и путей революционной борьбы с ним.

Ленинская концепция империализма, разработанная в трудах 1915-1916 гг. — адекватная теоретическая база антиимпериалистической борьбы XX века. В ней империализм не сводился к территориальному разделу мира, а рассматривался как система эксплуатации и угнетения монополистическим капиталом всего мира. Был особо выделен начавшийся раздел мира между «межнациональными союзами монополистов». Отсюда, в частности, следует многообразие форм империалистического господства: колонии; полуколонии; политически самостоятельные, но экономически зависимые страны; страны-сателлиты, иногда со своими колониями. Империалистический экспорт капитала был впервые рассмотрен как источник развития в зависимых странах капиталистического производства и пролетариата; отвергая оппортунистическое представление, будто пролетариат существует только в передовых индустриальных странах, Ленин подчеркивал, что в большинстве стран Азии «рабочие есть».

С другой стороны, империалистическая сверхэксплуатация большинства человечества была осознана как база стабилизации монополистического капитализма, источник подкупа «рабочей аристократии», получающей небольшую часть империалистических сверхприбылей. Без разрушения этой базы международная социалистическая революция не может победить. Ленин предвидел, что «движение, первоначально направленное на национальное освобождение, обратится против империализма и капитализма». В последней продиктованной Лениным статье «борьба между «революционным националистическим Востоком» и «реакционным империалистическим Западом» рассматривается как решающий фактор победы мирового социализма.

Из ленинской концепции империализма логически следует идея стратегического союза революционного пролетариата империалистических стран с освободительным движением колониальных и зависимых стран, обязательность для коммунистов не только признания права на самоопределение, но и активной поддержки борьбы угнетенных народов. В то же время Ленин обращал внимание на неоднородность антиимпериалистического движения, рост классового антагонизма внутри него, необходимость отстаивать классовую самостоятельность пролетарского движения. Он особо предостерегал Коминтерн об опасности «перекрашивания буржуазно-демократических движений в цвет коммунизма» и считал недопустимым поддерживать «восстания реакционных классов против империализма».

Ленинские принципы антиимпериализма нашли воплощение в практике антиимпериалистического движения XX в. Ранний социализм сложился в основном в странах, не принадлежавших к господствующим центрам мировой капиталистической системы, служивших объектами экспорта иностранного империалистического капитала и военной экспансии империалистических держав. Это подчеркивалось Лениным в 1917-23 гг. и применительно к России. Исходя из этого, ранний социализм XX в. можно рассматривать как государственно организованный антиимпериализм, решавший не только задачи социальной эмансипации пролетариата и всех трудящихся, национального самоопределения угнетенных ранее наций и народностей, но и первостепенную задачу обеспечения военно-политического суверенитета и экономической самостоятельности своей и других стран от империалистического капитала. Победа СССР над фашизмом положила начало крушению колониальной системы, возникновению как социалистического содружества, так и т.н. «третьего мира». Антиимпериалистическое движение Азии, Латинской Америки, Африки выступало стратегическим союзником мирового социализма.

Всемирно-историческое значение ленинской концепции империализма получило и негативное подтверждение. Отход от ленинского понимания антиимпериализма был одним из факторов оппортунистического перерождения КПСС и других компартий. Это проявлялось в сведении антиимпериалистического движения к национальноосвободительному и игнорировании многообразия форм империалистического господства; недоучете реальных задач антиимпериалистических движений, попытках подчинить их узко понимаемым государственным интересам; утопических идеях «обхода» капитализма в странах, давно включенных в мировую капиталистическую систему и уже далеко зашедших по пути капиталистического развития; беспринципном сближении с силами реакционного национализма и клерикализма. Все эти моменты получают сегодня продолжение в идеологии и практике оппортунистических сил России и других «постсоветских стран».

Современный мир характеризуется качественно новым уровнем реального обобществления производства и капитала (перенос отдельных звеньев единого производственного процесса в разные страны, широкое использование труда иностранных рабочих, регулирование экономики целых стран международными финансовыми структурами типа МВФ и т.д.). «Межнациональные союзы монополистов» — транснациональные корпорации — стали главной силой мирового капитализма. Раздел мира между ними имеет тенденцию подчинять себе территориальный его раздел. США и их союзники по НАТО превращаются в глобальную резиденцию транснационального капитала и глобального жандарма на его службе.

Представления о «многополюсности» современного мира представляются поверхностными. Капиталистический мир остается разделенным на метропольные центры и зависимую периферию, между которыми сохраняется качественное различие и обостряются объективные противоречия.

При нынешнем уровне реального обобществления перемещение транснациональным капиталом ряда отраслей промышленности в страны зависимой периферии выводит эти страны, самое большее, в разряд «субимпериалистических». Последние могут осуществлять экспорт капитала, претендовать на «сферы влияния», но в гораздо большей степени остаются объектами экспорта транснационального капитала, сверхэксплуатации им рабочей силы, военно-политической гегемонии подлинных центров глобального империализма. Местный монополистический капитал вступает в ассоциацию с транснационально-империалистическим и выступает посредником в системе глобальной империалистической эксплуатации (бразильский и чилийский — по отношению к ряду стран Латинской Америки и Африки, капитал «нефтяных монархий» — к ряду арабских и африканских стран). В то же время объективные противоречия между субимпериалистическими странами и главными центрами империализма сохраняются и обостряются. Необходимую предпосылку субимпериалистического положения составляет роль государства как крупнейшей монополии, носителя суверенной власти и регулятора экономического и социального развития; однако экспансия транснационального капитала, освящаемая неолиберальной идеологией, угрожает подрывом этих функций национального государства. Объективная основа широкого антиимпериалистического фронта сохраняется и имеет тенденцию к расширению.

В то же время с развитием капитализма обостряются классовые в своей основе противоречия между трудящимися и госкапиталистическими режимами. Транснациональный капитал пытается взять эти противоречия под свой контроль, лишить антиимпериалистической направленности и ввести в буржуазно-либеральные рамки, использовать для подчинения средних слоев и пролетариата своей гегемонии. Буржуазная оппозиция во многих странах уже превратилась в новое издание «пятой колонны». Наиболее реакционные круги империализма ведут дело к фактической оккупации и неоколониальному закабалению Ближнего и Среднего Востока, Африки и Латинской Америки, полному подчинению России и Китая. Отказ неугодным государствам в праве на применение силы даже против вооруженных мятежей и попыток переворота, практика экстерриториальной «юстиции» отрицают национальный суверенитет как таковой и внутренне связаны с попытками поставить любое антикапиталистическое движение вне закона, приравняв к «тоталитаризму», «экстремизму», «терроризму» и одновременно реабилитировать самые крайние формы клерикализма, монархизма, старого и «нового» фашизма. Эти планы имеют стратегической целью выход из кризиса за счет трудящихся как периферии, так и центров мировой системы капитализма; осуществление глобального социально-политического реванша, отстранение от власти буржуазно-либеральных кругов и установление террористической диктатуры.

Анахроничное представление, будто рабочее движение может решить общедемократические задачи в блоке с буржуазной оппозицией, в современных условиях есть опасная иллюзия, проявление крайнего оппортунизма, ведущего к тяжелому поражению. Противодействие экспорту контрреволюции, агрессии и социальному реваншу — приоритетная задача всех антиимпериалистических сил.


ШЕФФЕР Евгения Олеговна,
старший научный сотрудник государственного музея-заповедника Горки Ленинские

ЛЕНИН И РЕЛИГИЯ

Ленин дал такой мощный революционный толчок, что какие бы его работы мы ни брали, они всегда будут актуальны. Ленин в анкете Всесоюзной переписи населения в 1922 году ответил, что он неверующий с 16 лет. Лев Толстой снял с себя крест в 15 лет. В семье Ульяновых отец был глубоко верующим человеком. Но дети, став более взрослыми, перестали ходить в церковь и никаких упреков по этому поводу в семье не было. Мать Ленина, по словам Дмитрия Ильича, к концу жизни стала совершенно неверующей, и говорила, что все попы врут. К началу XX века вся интеллигенция была либо не верующей, либо ищущей бога. Религия уже не отвечала запросам общества. Но как любая идеология, церковь защищала себя достаточно агрессивно. За хулу на церковь и ее апостолов, можно было получить до 15 лет каторги. Ленин был адвокатом крестьянина Федора Маленкова на подобном процессе в Самаре, в 1892 году. До нас не дошел текст защитительной речи, но этот крестьянин получил всего 1 год тюрьмы. Церковь во всем поддерживала царизм. Еще Петр I сказал церковникам, что царь выше Бога, так они и не сопротивлялись, быстренько приспособившись.

Февральскую революцию церковь встретила на ура, быстро открестившись от царя, а вот Октябрь не приняла. Дело в том, что февральская революция не тронула основ, а вот Октябрьская нанесла серьезный удар по частнособственническому инстинкту человека. После Октября церковь лишается монастырских земель и всех своих привилегий. Тогда и оказалось, что после лишения всех этих богатств и сокровищ Богу служить никакой возможности нет. Церковь становится на службу белого движения. Но только Деникин говорил, что от церковников никакой пользы нет. Все декреты Советской власти притесняют ее, с одной стороны, а, с другой, освобождают ее для служения Господу. И сразу становится видно, что это была только декларация.

В 1922 году у церковников отобрали ценности, и они яростно их защищали от Советской власти. В этом же году церковь раскололась. Появились обновленцы, которые говорили, что большевики — продолжатели дела Христа. Советская власть была атеистична. Патриарх же позднее признал свою лояльность к Советскому строю. И если церковь до 1918 года не вызывала уважения, то сейчас она просто омерзительна своим откровенным служением богатству. Мы же должны объединять не бедных, которые хотят стать богатыми, а людей, имеющих элемент советского сознания, ту душу или совесть, которую есть потребность развивать и прилагать к этому все свои усилия.


ШКОЛЬНИКОВ Леонид Ефимович,
секретарь-координатор Белорусского республиканского общественного объединения «За Союз». Республика Беларусь, г. Минск

ЛЕНИНСКОЕ УЧЕНИЕ О СОЮЗЕ ССР И ЕГО ВОЗРОЖДЕНИЕ КАК ЦЕЛЬ БОРЬБЫ СОВЕТСКОГО НАРОДА

Как известно, В.И.Ленин, наряду с другими вопросами революции, был озабочен и решал теоретически и практически национальный вопрос. В этом не было бы особой надобности, если бы Российское государство было мононациональным. Но оно было, наоборот, предельно многонациональной и, к тому же, из-за помещичье- буржуазного строя, — «тюрьмой народов».

Известно также, что В.И.Ленину удалось так теоретически высветить национальный вопрос и выстроить национальную политику партии, что национальные отношения из средства разделения для сохранения власти эксплуататоров стали средством единения наций в борьбе за свержение власти помещиков и капиталистов и построения социалистического общества.

В.И. Ленину пришлось решать национальный вопрос в приложении к социалистической революции и к задаче строительства социализма. И он был решен им на основе принципов равенства и самоопределения наций, что привело первоначально к их отделению после Октябрьской революции в виде социалистических республик, а затем к их добровольному единению в Союз ССР.

На естественной исторической почве, благодаря правильной теории и основанной на ней политической практике, был разрешен в интересах рабочих и их трудовых союзников вопрос социалистической многонациональной государственности.

В буржуазную эпоху в связи с объективным стремлением буржуазии, во-первых, замкнуться в границах своего национального государства ради самосохранения и безраздельной эксплуатации собственного пролетариата, а во вторых — всемерно расширить оборот капитала и рабочей силы и убрать все препятствия для этого, мешающие извлекать максимальную прибыль, в том числе межгосударственные границы, сложились два типа многонациональных государств, олицетворяющих обе тенденции: федерация и конфедерация.

Если определить их главное отличие друг от друга, то:

- в буржуазной федерации суверенитет общего государства и, соответственно, законность, выше суверенитета и законности его национальных составляющих (субъектов федерации);

- в буржуазной конфедерации превалирует суверенитет субъектов общего многонационального государства над суверенитетом общего государства.

Складывающийся в каждом конкретном случае тип буржуазной многонациональной государственности целиком зависит от соотношения экономических сил властвующей буржуазии с оборотом капитала в общегосударственном масштабе и в масштабе субъектов общей государственности.

В буржуазном многонациональном государстве, таким образом, всегда существует противоречие внутри капитала между его общей и местными составляющими, чреватое либо подавлением местной национальной буржуазии в интересах буржуазии общегосударственной, либо сепаратизмом как формой протеста местной буржуазии против засилья общегосударственного капитала.

В социалистическом государстве такого противоречия нет и быть не может в силу отсутствия властвующей буржуазии и нахождения у власти пролетариата и его трудовых союзников как в общем многонациональном государстве, так и в его субъектах, то есть в силу социальной однородности общества и отсутствия эксплуататорских его слоев. Это определяет неразрушимость социалистической многонациональной государственности при правильной коммунистической политике, учитывая, что социализм — низшая фаза первой в истории человечества формации, управляемой сама собой на научной основе и жизнеспособная только при наличии этого условия (этот факт бесспорно доказан разрушением Союза ССР, произошедшим как раз потому, что управление Союзом ССР после смерти И.В.Сталина постепенно утеряло научную, марксистско-ленинскую основу).

Таким образом, для социалистического многонационального государства годятся не буржуазная конфедерация или федерация, а открытый В.И.Лениным Союз республик или, как он говорил, «социалистическая федерация». И всякая попытка надеть на здоровое тело социалистического многонационального общества конфедерацию или федерацию — путь к его перерождению, шаг в эксплуататорское прошлое, разрушение общего многонационального социалистического государства.

Доказательство — предпринятая М.С. Горбачевым попытка торпедирования СССР посредством проведения Всесоюзного референдума 17 марта 1991 года и замены при этом социалистического Союза ССР на буржуазную федерацию. Если внимательно вчитаться в вопрос, сформулированный для включения в бюллетень для голосования на референдуме1, то мы легко увидим, что советским людям навязывалось сохранение общей государственности советских людей не в виде Союза ССР в ленинско-сталинском, социалистическом его понимании, а как конфедерация республик, то есть буржуазного многонационального государственного образования.

В этом, в частности, проявлялось горбачевское, буржуазное содержание перестройки советского социалистического общества и его многонационального государства, тогда как народ интуитивно вкладывал в понятие перестройки совсем иное, противоположное содержание: освобождение советского общества и его многонациональной государственности от всех тех деформаций социалистического общества, включая национально-политическую часть его надстройки, какие возникли в результате оппортунистического перерождения руководства КПСС, партии, являвшейся автором и стержнем политической системы Союза ССР.

Горбачев стал реализовывать итоги референдума в соответствии с последующими словами вынесенного на референдум вопроса («...сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик») — учреждать вместо ленинской социалистической федерации (СССР), горбачевскую буржуазную федерацию под названием Союз Суверенных Государств (ССГ).

Как известно, Западу во главе с США, проводивших в отношении СССР — своего главного геополитического противника традиционную политику «разделяй и властвуй», не нужно было даже такое, буржуазное государственное единение советского народа, как федерация ССГ, фактически конфедерация, и они спустили на СССР свору других «псов» — Ельцина, Кравчука и Шушкевича, которые и разодрали СССР, учредив в Вискулях Содружество Независимых Государств (СНГ), вообще не являющееся многонациональным государством.

Практический отход от ленинских принципов национальной политики — одна из главных причин разрушения СССР

Главной причиной разрушения СССР, конечно, являются постепенно вызревшие в нем капиталистические отношения в результате оппортунистического, ревизионистского перерождения лидеров КПСС после гибели И.В.Сталина. Но немалую роль сыграли и догматические издержки в области национальных отношений, в том числе в вопросе развития советской социалистической многонациональной государственности. К моменту разрушения Союза ССР она уже, по сути, перестала, если абстрагироваться от внешней формы, олицетворять принципы ленинской национальной политики: равноправия и самоопределения наций. Поэтому вместо сохранения и развития этих принципов, в том числе в их отражении в совершенствовании многонациональной государственности, мы и получили откат в буржуазную разрозненность: государственные структуры общей советской социалистической государственности советского народа были разрушены вызревшей местной буржуазией и ее зарубежными помощниками.

Разумеется, тот факт, что естественное быстрое сближение сожительствующих наций при социализме практически не сопровождалось в СССР адекватным совершенствованием национально-политической части государственной надстройки, является лишь одной из причин разрушения Союза ССР. Главной причиной является отход руководства страны от принципов социально-экономической политики коммунизма, реанимировавший капитализм. Однако догматические отступления в национальной политике весьма способствовали этому, позволив реакции в полной мере использовать буржуазный национализм. Какие же проблемы в национальных отношениях, касающиеся национальной государственной надстройки, существовали и не были решены из-за заскорузлости тогдашней марксистско-ленинской мысли и отказа от развития ленинских принципов национальной политики в соответствии с неизбежно менявшимися на почве социалистического развития советскими нациями и национальными отношениями?

Во-первых, прогрессивное выравнивание уровня социально-экономического развития союзных республик и их классовой демографии не сопровождалось достаточным расширением их прав, что порождало излишнюю напряженность при принятии центром решений по проблемам, касающимся республик, и тормозило местную активность в социалистическом строительстве, консервировало местный национализм.

Не было понято то обстоятельство, что самоопределение наций есть не только разовый акт народного волеизъявления, приведший к образованию СССР, но постоянное состояние нации. Такое недопонимание сдерживало формирование общесоветского самосознания и формирование нации высшего порядка — советской социалистической нации и соответствующего общесоветского национального самосознания. Даже ученые не поднялись в этом вопросе выше понимания советского народа, чем «новой исторической общности людей», побоявшись оперировать термином «советская социалистическая нация»

Во-вторых, с успехами в деле выравнивания уровня социально-экономического развития автономных образований (автономных республик, областей, национальных округов) и их классовой демографии по отношению к союзным республикам возникало их фактическое равенство, которое не сопровождалось равенством национально-политическим: автономии имели куда меньше прав и возможностей для своего развития, чем союзные республики.

В-третьих, по мере успехов в социально-экономическом развитии естественно развилась тенденция «дисперсизации» наций, в результате которой, с одной стороны, все национальные государственные и негосударственные образования в политической системе СССР становились все более многонациональными, вплоть до превращения представителей т.н. «коренной нации» в национальное меньшинство на своей национальной территории, а с другой — все большее число представителей тех или иных советских социалистических наций, вплоть до их большинства, постоянно жили и работали на территории СССР вне границ своих государственных и негосударственных национальных образований. Обе эти тенденции естественно развивались при формировании нации высшего порядка — советской социалистической нации и были прогрессивны, по мере их развития национальное самосознание людей повсеместно становилось все более общесоветским.

Однако с отрывом тех или иных граждан от своих национальных образований не исчезало и их прежнее национальное самосознание, что тоже требовало учета при проведении национальной политики, включая ленинский принцип равноправия наций, который невозможно обеспечить без его национально-политического компонента, особенно в случаях, когда большинство той или иной нации или даже вся нация проживала разрозненно вне своих национальногосударственных и национально-административных образований («дисперсные» нации).

Однако данная проблема в еще большей степени, чем проблема национально-политического равенства автономий, была не замечена и потому не поставлена. Она воспринималась теоретиками как естественная ассимиляция наций, хотя ассимиляция всегда есть буржуазная политика ассимиляции, как правило, насильственная, а при социализме на основе политики равенства и самоопределения происходит естественная взаимоассимиляция сожительствующих в одном государстве наций, обогащая всех их и формируя нацию высшего порядка.

Стремясь вернуть советскому пролетариату и его трудовым союзникам их мощное и заботливое общее многонациональное государство в виде обновленного, то есть освобожденного от антисоциалистических деформаций Советского Союза, коммунисты СССР, поддерживая и развивая общесоветское национальное самосознание советских людей, должны в то же время вернуться к ленинско-сталинским принципам равенства и самоопределения «всех и всяческих» наций, составляющих советский народ, приведя их сначала теоретически в соответствие с глубоко изменившимися в процессе совместного социалистического развития советскими социалистическими нациями и национальными отношениями, а затем и практически при революционном отпоре временно победившей контрреволюции и социалистическом обновлении общего Отечества советских людей.

В этом и будет заключаться современное утверждение и развитие ленинско-сталинских принципов национальной политики, их освобождение от оков догматизма и естественное развитие. Понимание этого и соответствующее включение в национальную часть программы коммунистов для пропаганды и агитации представляются обязательными для решения главной национальной цели социально- и национально-освободительной борьбы советского народа за возрождение своего общего Отечества — Союза Советских Социалистических Республик.

Примечания:

1 «Считаете ли Вы необходимым сохранение Союза Советских Социалистических Республик как обновленной федерации равноправных суверенных республик, в которой будут в полной мере гарантироваться права и свободы человека любой национальности?»


ЯБРОВА Тамила Иосифовна,
главный редактор журнала «Марксизм и современность», Украина, г. Киев.

В.И.ЛЕНИН О БОРЬБЕ С ОППОРТУНИЗМОМ

В.И.Ленин, как и Маркс, и Энгельс были бескомпромиссны в теоретической борьбе и идеологической работе. У них мы должны учиться. К сожалению, в целом ряде документов нынешних коммунистических партий есть такие положения, которые, кроме как политическим невежеством, и не назовешь. К сожалению, наше движение сейчас находится в состоянии идейного кризиса. Отсюда и слабость практической, организационной работы, и слабая связь с тем классом, который должна представлять партия, называющая себя коммунистической.

Все работы Ленина, связанные с теорией империализма и последующим построением социализма насыщены бескомпромиссной критикой антимарксистских, буржуазных и, особенно, реформистских и ревизионистских теорий.

Первое. Давая критику теории ультраимпериализма, Ленин показал, что эта концепция нацелена на оправдание и поддержку союза империалистических государств Европы для удушения рабочего движения, рабочего класса. То же самое можно сказать сегодня о Евросоюзе. Поэтому сегодня, как никогда, соответствующие работы Ленина актуальны.

Второй момент. Посмотрите сейчас, как наши товарищи, в том числе и из коммунистического движения, уповают на государственный капитализм. Они говорят, что надо укреплять государство. И какое нужно укреплять государство? Буржуазное, конечно. Это значит укреплять то государство, которое все прибыли, в основном от продажи сырья, вывозит в оффшоры? Укреплять тех, кто стал еще богаче в период кризиса, за счет увеличения эксплуатации рабочих? Ленин говорил, что никаких путей в обход нет, и в период кризиса можно идти только напрямую к социализму. Поэтому одно дело укреплять молодое социалистическое государство, только-только встающее на ноги после победы пролетариата и совсем другое дело — укреплять буржуазное империалистическое государство.

И третий момент. Хочется обратить внимание на программы КПРФ и КПУ. Например, в программе КПУ пишут, что при социализме частная собственность сохранится надолго, пока себя не исчерпает. При этом кивают на Китай. Ссылаться на китайский «социализм» — это тянуть нас назад в период НЭПа, и ни в коем случае не строить социализм.

Я всех призываю быть активными и бескомпромиссными, как Ленин, к проявлениям оппортунизма в рядах коммунистических партий.