Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 6072

Речь идет не о сумме, которую большевистскому правительству пришлось потратить на восстановление разрушенного во время белогвардейской бучи, а о сумме, которая пошла на организацию мятежа, который некоторые "умники" начали называть народным восстанием.
Исследование провели Т.В.Рязанцева, хранитель нумизматики, зав. сектором материальной культуры Ярославского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника и Н.П.Рязанцев, к.и.н., доцент Российского государственного открытого технического университета путей сообщения (РГОТУПС).
Фрагменты статьи "Сколько заплатили за ярославский мятеж? И кто это сделал?" ("Деловые вести Ярославии", №9-10, 2008 год)

Сколько было потрачено денег.
Источники убедительно свидетельствуют: участники вооруженного выступления с самого начала не испытывали трудностей с финансированием. Значительная часть офицеров, участников мятежа, заранее прибыла в Ярославль из других городов страны. Из Калуги, например, прибыла группа офицеров во главе с А. Кологривовым. В Калуге они получили по 750 рублей на человека "на дорогу", а по прибытии в Ярославль еще по 350 рублей. По 350 рублей в месяц получали до мятежа и другие находившиеся в Ярославле члены офицерской организации.
...после начала мятежа Перхуров не жалел средств для привлечения на свою сторону офицеров. 9 июля 1918 г. он ввел для командного состава "добровольцев" следующие "оклады при готовом помещении и одежде": командир полка – 600 рублей, командир батальона – 500 рублей, ротный командир – 400 рублей, взводный командир получал 375 рублей, рядовой – 350 рублей. Всем семейным офицерам, согласно приказа, выдали, кроме того, еще по 100 рублей. А 19 июля штаб Перхурова обнародовал еще один приказ, по которому было предписано "всем семейным воинам выдать по 500 рублей". Через два дня, накануне взятия города красными, частями Перхуров приказал выдать всем, кто держал фронт против красных, еще по 500 рублей "наградных".
Произведенные на основании этих данных подсчеты приводят нас к таким выводам: офицер – участник вооруженного мятежа в Ярославле, получил за подготовку и участие в этой акции от 1990 до 2500 рублей (в зависимости от воинского звания и семейного положения).
Выступление в Ярославле готовилось в течение нескольких месяцев. Об этом позже сообщал в мемуарах сподвижник Перхурова полковник К. Гоппер. Он писал также, что "чудодейственную силу" на рост перхуровской организации оказали "средства, полученные Савинковым в достаточном количестве". Об этом говорили на допросах в ЧК многие арестованные после мятежа офицеры. Все это время сотни членов подпольной организации получали деньги. Так, В. М. Дилекторский на допросе показал, что вступил в организацию еще в мае 1918 г. в качестве рядового и получал ежемесячно по 180 рублей оклада и 360 рублей "подъемных"
После подавления мятежа в руки Ярославской губернской ЧК попало множество бумаг штаба Перхурова – списки отделов с указанием всех его сотрудников, персональные списки отдельных отрядов, и даже ведомости на получение жалованья "добровольцами". На основании первичных списков и проведенных многочисленных допросов в ЧК были составлены "Списки участников Ярославского белогвардейского мятежа", которые затем в течение многих лет, вплоть до середины 1920-х гг., уточнялись и дополнялись. Списки содержали очень подробные сведения – фамилии, имена, отчества людей, воинские звания и род деятельности, место работы или службы, домашний адрес и т.п.
Одного беглого взгляда на эти списки достаточно для того, чтобы понять, что речь идет почти исключительно об офицерах. В списках значатся бывшие офицеры самого разного звания – полковники, подполковники, штабс-капитаны, поручики, прапорщики и т.д. Есть даже несколько генералов. На несколько десятков фамилий офицеров, помещенных на одной странице документа, приходится всего три – пять человек из числа "добровольцев" - чиновники, студенты, торговцы и т.п.
Сохранившиеся в архиве УФСБ списки содержат сведения на 1717 человек. Эти списки, как можно судить по источникам, не совсем полные, но, во избежание большой погрешности, примем их за основу. С учетом денежных выплат, приходящихся на одного офицера, получается, что только для содержания такого числа участников мятежа потребовалось от 3,4 до 4,3 миллионов рублей.

Откуда деньги.
Б.Савинков на суде в 1924 г. признавался, что деньги шли от представителей Антанты, которые сначала давали для его организации суммы от 40 до 100 тысяч рублей, но, как только речь зашла о вооруженном восстании, сразу же передали сумму в 2 миллиона рублей.
Финансированием занимались представители французской и английской дипломатических миссий. Деньги брались из разных источников, но основными были фонды, которые создавались бывшими владельцами национализированных банков.
Часть денег мятежники получили из Государственного банка в Ярославле. Произошло это следующим образом.
С первых же дней мятежа артиллерия красных стала наносить мощные удары по штабу Перхурова, который находился в бывшей гимназии Корсунской. Перхуров приказал перевести штаб в более безопасное место, а именно в здание Государственного банка на Варваринской улице. Управляющий банком Цехонский возражал против такого решения. Его возражения не были приняты во внимание, и штаб переехал в здание банка, заняв там большую часть помещений. Через несколько дней представители Перхурова потребовали у Цехонского выдать им пять миллионов рублей "на нужды штаба". Отказ выдать деньги привел к требованию подготовить все имущество банка к скорейшей эвакуации под предлогом того, что оставаться в Ярославле небезопасно. Опасаясь, что "эвакуация" денежных средств превратится в их конфискацию, руководство банка пошло на уступки. В ответ на письменное требование, подписанное Перхуровым и тремя его помощниками, им было выдано 2,5 миллиона рублей.
Через несколько дней ситуация повторилась. Но теперь управляющий банком отказался выдать деньги под предлогом того, что хранилище нужно открывать тремя ключами, которые, по инструкции, хранятся у трех кассиров. Кассиров нет на месте. Они проживают в разных районах Ярославля и т.д. Представители штаба на это заявили, что они не будут дожидаться кассиров и просто взорвут стену хранилища. После этой угрозы деньги были выданы в сумме 2 миллионов рублей.

Для сравнения.
Цены (примерные) на рынках Москвы в середине 1918 года. Мясо - 12 рублей за фунт. Мука - 80 руб. за пуд.
Оклад народного комиссара - 800 руб.

Вот такая реальная денежная стоимость "бескорыстного" сопротивления законной власти рабочих и крестьян во имя "Единой и неделимой"...
Кстати, среди участников ярославского мятежа было 50 крестьян и около 150 рабочих. Это к модному сейчас бреду о "рабоче-крестьянской" составляющей бандитского захвата Ярославля.

http://dmpokrov.livejournal.com/2009/08/13/