Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 6063

Допрос в контрразведке

 

НАЙДЕННЫЕ и впервые публикуемые документы разоблачают миф об издании «Правды» в марте—июне 1917 года на деньги немецкого правительства.

Эта версия сродни той, что в июле 1917 года была запущена французской разведкой и подхвачена российской реакцией о Ленине как «немецком агенте», «германском следе» в революционных событиях в России. Впервые вводимые в научный оборот документы из фондов французских и российских архивов подготовлены С.С. Поповой и представлены в книге «Между двумя переворотами» (М., Ладомир, 2010).

 

В результате анализа архивных источников автор приходит к выводу, что версия о «шпионстве» Ленина не подкрепляется никакими доводами, напротив, публикуемые документы дают конкретные ответы на ряд вопросов, связанных с этой расхожей версией:

1. Переезд политэмигрантов разной политической ориентации через Германию был вынужденным и не был связан специальной политической договоренностью с германским правительством.

2. Фирма Парвуса и шведский «Новый банк» Улофа Ашберга не участвовали в «перекачке» немецких капиталов для большевиков в российские банки и т.д. и т.п.

3. Германский капитал не участвовал в издании газеты «Правда».

Этот вывод о газете, прозвучавший в историческом исследовании на основании найденных документов, и привлек наше внимание: век газеты долог, редакция готовится отметить 100-летие со дня основания «Правды». Ложь, недомолвки, искажение исторических фактов для нас неприемлемы. Обвинение В.И. Ленина в «шпионаже», требования предстать перед судом, жестокий разгром и запрет «Правды» — звенья одной цепи. Поддержка массами большевиков, горячее восприятие рабочими и солдатами слова «Правды» напугали Временное правительство. Начались репрессии. Вооруженные отряды буржуазии на рассвете 5 июля ворвались в редакцию, обезоружили караульный отряд, арестовали ответственного редактора К.С. Еремеева, служащих, сотрудников.

Арестованных отправили в штаб Петроградского военного округа, там их отвели к министру юстиции Переверзеву и главнокомандующему Петроградским военным округом генералу Половцеву. Допрос арестованных проводился в присутствии министра и генерала.

Выяснилось, что юнкера потому еще так усердствовали, взламывая столы и шкафы, что искали… бомбы и оружие, приходивших арестовывали только потому, что они казались «подозрительными».

Экспедитор Аркадий Николаевич Башуров в дополнении к дознанию приписал: «Там долго держали меня без отправки и всё кричали: «Шпионы, провокаторы!» И когда вели под конвоем, то с угрозами — то скорее идти, то тише: «Мы вас научим ходить».

Следователи вели допросы несколько недель: откуда деньги на издание газеты?

Никаких свидетельств о заграничных деньгах

Историк С.С. Попова представляет ранее неизвестные документы Следственной комиссии.

В Государственном архиве РФ в фонде 1826, носящем название «Предварительное следствие о вооруженном выступлении 3 — 5 июля 1917 г. в Петрограде против государственной власти», содержатся результаты тщательного расследования о поступлении финансовых средств на печатание большевистских изданий, прежде всего — газеты «Правда», типографиях, в которых они печатались, их тиражах и распространении. Члены комиссии во главе с судебным следователем по особо важным делам П.А. Александровым не ограничивались показаниями свидетелей — сотрудников конторы, типографий, издателей газеты «Правда».

Документы следствия из 22 томов, прежде всего — дело № 17, дают возможность ознакомиться с многочисленными протоколами осмотра кассовых отчетов, конторских книг, ведомостей газеты «Правда» после разгрома ее редакции и передачи найденного имущества в Следственную комиссию. Вот наиболее важные из них.

2 августа были осмотрены «документы касательно кассовой отчетности, уплаты жалованья служащим, расхода бумаги и прочая по конторе газеты «Правда».

С 9 по 26 августа проводилась многодневная экспертиза с участием эксперта из конторы газеты «Биржевые Ведомости» осмотра номеров «Правды» (№ 1 — 94, 99) «с целью установления путем бухгалтерской проверки действительной суммы денег, поступившей, согласно имеющимся в газете отчетам, в фонд типографии газеты «Правда» и в Железный фонд той же газеты».

С 9 по 22 августа бухгалтер газеты «Биржевые Ведомости» Н.И. Королёв в качестве эксперта в присутствии понятых осматривал книги и документы, взятые из конторы газеты «Правда», и отобрал те из них, которые послужили основанием для окончательной бухгалтерской экспертизы «с целью установить бюджет газеты «Правда» и происхождение тех сумм, на которые газета эта издавалась и была приобретена особая типография» (опубликовано в кн.: С.С. Попова. «Между двумя переворотами». М., 2010, с. 229—230).

В фонде 1826 нет никаких свидетельств участия немецкого капитала в издании газеты «Правда» в марте—июне 1917 г.

Передаю в редакцию текст некоторых документов, переписанных мной при изучении фонда 1826 и не вошедших в документальный сборник «Между двумя переворотами». Один из них — показание М.К. Муранова (а не Миронова, как ошибочно напечатано в сб. на стр. 426), редактора и издателя газеты «Правда».

Из документов Следственной комиссии Временного правительства

Протокол допроса в контрразведотделе Петроградского военного округа конторщика газеты «Правда» Н. Гальперна, 1897 г.р. 5 июля 1917 г.

Я состою 7 [недель] в конторе «Правды», причем веду кассовые книги; за май месяц расходы на печатание газеты, бумагу, уплату жалованья пошло около 200000 рублей. Заведующим конторой является Шведчиков Константин. Служащих в газете около 45 человек. До конца мая нами собрано на газету около 140000 рублей. Тираж газеты равнялся 85000—75000 экземпляров в день. Количество печатаемых экземпляров записано у нас в книгах. Газета управлялась коллективом, но кто входил в его состав, не знаю.

Прочитано: Гальперн (подпись).

ГА РФ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 20. Л. 68. Рукопись.

Из показаний бухгалтера в конторе газеты «Правда» А.А. Шуфера (1893 г.р., юнкера Николаевского инженерного училища) 11 августа 1917 г.

Я поступил на службу бухгалтером в контору газеты «Правда» с 1 мая и получал в месяц по 350 рублей жалованья. Мне приходилось не только заниматься текущею работою по бухгалтерии, но и приводить в порядок счетоводство за предшествующее время. Я составил только один месячный кассовый отчет за май месяц, тот самый черновик, который мне предъявляете (свидетелю предъявлен имеющийся при деле черновик кассового отчета за май 1917 года по конторе газеты «Правда»). Во что вылилась кассовая отчетность за июнь, я не знаю, так как вовсе не приступал к ее составлению.

О состоянии денежных поступлений и расходов по газете «Правда» я могу судить только по тому же кассовому отчету, который составил.

Ввиду того, что я недолго состоял бухгалтером конторы газеты «Правда», я не могу сказать, сколько в среднем газета получала и сколько расходовала по тем или иным статьям поступлений и расходов. Могу сказать, что газета эта приносила доходы, так как в кассе были деньги и иногда из кассы субсидировались другие издания. Субсидии давались в виде ссуды. Насколько помню, такая ссуда была дана журналу «Вопросы страхования», но в каком размере, я не помню. Такие ссуды проводились по книгам.

Среди предъявляемых мне книг (свидетелю были предъявлены имеющиеся при деле конторские книги) недостает главной книги, журнала за июнь, контрагентских книг, которых было несколько. Все эти книги находились в конторе «Сельского Вестника» на Мойке, 32, и оттуда на Кавалергардскую, 40, не переводились.

Среди предъявляемых книг к конторе «Правда» относятся две контрагентские книги, на которых я красным карандашом надписываю «Правда» (свидетель сделал эту надпись на двух книгах, на которых до того этой надписи не было).

В пользу газеты «Правда» поступали пожертвования от рабочих, и иногда крупные суммы. О них велись отчеты в газете «Правда», но отчеты запаздывали, так как не всегда было место в газете, чтобы их напечатать. Насколько я помню, в фонде типографии «Правды» было собрано всего около 130 тысяч, но это было еще до покупки типографии, а после покупки суммы на типографию также поступали, но я не помню, сколько всего их поступило. Не помню я и того, сколько поступило денег в Железный фонд «Правды».

В конторе «Правды» со мной служили Пономарев, Энгель, Гальперн и другие, но где они теперь живут, мне неизвестно…

Добавляю: в настоящем отчете за май указан доход в 10 тысяч рублей от типографии. Насколько мне известно, эта сумма была возвращена продавцом типографии, так как в конечном результате последний уступил десять тысяч рублей с ранее условленной суммы.

ГА РФ. Ф. 1826. Оп. 1. Д. 7. Л. 146 — 148. Машинопись.

Протокол допроса А.М. Гертика 21 августа 1917 г.

Со времени выхода первого нумера газеты «Правда» я заведывал хозяйственной частью издания ее: закупал бумагу, вел переговоры с контрагентами, участвовал в покупке новой типографии у Товарищества «Труд» и затем заведовал ею.

Первоначально газета «Правда» не имела своей типографии, почему всё время печаталась в типографии «Сельского Вестника» (Мойка, 32). За печатание «Правды» по счетам платили конторе «Сельского Вестника» приблизительно по 700 — 800 р. и более за выпуск одного номера в зависимости от количества номеров, требований рабочих и т.д. Там же первоначально приобретали и бумагу, а затем приобретали ее и в других местах: у Исакова, Вальдена, Финляндии и т.п.

15 мая Товариществом «Рабочая печать» была куплена у представителей Товарищества «Труд» типография, помещающаяся на Кавалергардской, 40. В сделке этой участвовали я как представитель Товарищества «Рабочая печать» и Александр Семенович Мандель как представитель Товарищества «Труд». Сделка была заключена домашним порядком и у Нотариуса явлена не была. Первоначальная цена типографии была установлена в 235 тысяч, но при окончании сделки Мандель уступил 10 тысяч, так как оказалось меньше шрифта, чем предполагалось.

На покупку этой типографии производился особый сбор, давший около 140—150 тысяч. На этот же предмет был израсходован так называемый Железный фонд газеты «Правда», в котором было около 40—30 тысяч, кроме того, были использованы те, так сказать, авансы, которые имелись в кассе и получились от подписки на газету вперед на несколько месяцев, а также от контрагентов. К тому же Черемовский одолжил 20 тысяч рублей. Сколько именно имелось денег, затрудняюсь сейчас сказать, но ими не только была уплачена вся причитавшаяся за типографию сумма (225 тысяч рублей), но, кроме того, еще осталось несколько десятков тысяч свободных денег.

Одновременно с покупкою типографии было мною нанято и прежнее помещение для нее с платою 13 тысяч в год; при совершении договора было уплачено, насколько помню, около 3500 р. (по расчету за три месяца вперед).

Юридически издание газеты «Правда» принадлежало Товариществу «Рабочая печать», купившему означенную типографию, почему в ней предполагалось печатать газету «Правда», равно как и другие издания и газеты.

До событий 3—5 июля ни один номер «Правды» не был напечатан в новой типографии, так как там не были еще приспособлены машины, а кроме того, ее продолжал печатать «Сельский Вестник».

Во вновь купленной типографии печатались брошюры, профессиональные журналы («Зерно Правды», «Борьба», «Профессиональный Вестник» и др.). Печатались эти журналы на правах частных заказчиков. Отчетность по этой типографии велась отдельно от конторы газеты «Правда». Для новой типографии было куплено за время ее существования около 3 тысяч пудов бумаги, которая почти вся и осталась. Стоимость этой бумаги приблизительно около 40 тысяч рублей. За бумагу рассчитывались наличными. Покупка этой бумаги производилась из сумм газеты «Правда» и проводилась, следовательно, по книгам конторы этой газеты.

Для новой типографии была приобретена в Финляндии старая ротационная машина у издательства гельсингфорской социал-демократической газеты «Тюомиес» за 10 тысяч марок с рассрочкою на два года, причем пока за эту машину ничего уплачено не было. За установку машины, покупку шрифта и другие расходы по устройству типографии было израсходовано около 10—15 тысяч.

Возможно, что покупалась еще бумага для издательства «Прибой» и др., но точно установить всего этого по памяти не могу. Думаю предположительно, что такой бумаги не для газеты могло быть куплено также тысяч приблизительно на 20 (двадцать).

Рабочие и администрация типографии в последнее время обходились приблизительно 25 тысячами или несколько больше в месяц. Других расходов по типографии я не вспоминаю. Доходы типографии составлялись из тех платежей, которые получались по заказам как за печатание брошюр, так и журналов. В какой сумме выразился этот доход за время существования типографии, я даже приблизительно затрудняюсь определить. По некоторым заказам были получены авансы, по другим работы исполнялись в кредит. Бесплатных работ в типографии совершенно не было. Типография имела свои конторские счета и книги, но их после разгрома в типографии не оказалось. Где они теперь находятся, я не знаю. Они были или уничтожены при разгроме, или же взяты по обыску. Кто производил обыск, точно не знаю. Слышал, будто обыск производился особой комиссией, образовавшейся при Центральном Исполнительном Комитете. Возможно, что этой комиссией и были взяты счета и документы. Я во время этого обыска, производившегося, как говорили, около 8—10 июля, не присутствовал, так как в это время был арестован солдатами. Кроме этой бумаги, которая была доставлена в склад типографии, была еще закуплена газетная бумага приблизительно около 2—3 тысяч пудов, но деньги за нее заплачены не были. Вся эта бумага была куплена через Вальдена, который и должен иметь точные об этом сведения. Вальден — представитель фабрики Симпеле и других фабрик.

Мы хотели купить и ротационную машину, и дом для типографии, но это были только предположения, не стоившие нам пока никаких денег.

Самуил Маркович Закс, адрес коего мне неизвестен, заведовал издательством «Прибоя», печатавшим часть своих брошюр и книг у нас в типографии.

В последние дни до событий 3—5 июля в нашей типографии печаталась «Солдатская Правда»; напечатано было 10—15 ее номеров. Платила эта газета нам за напечатание каждого выпуска приблизительно около тысячи рублей, кроме бумаги. Выпускалась газета «Солдатская Правда» приблизительно в количестве около 50 тысяч в день. До того «Солдатская Правда» печаталась в типографии б. ведомства градоначальства, помещающейся на 8 роте, дом, кажется, 20. «Солдатская Правда» была совершенно самостоятельным изданием, независимым от Товарищества «Рабочая печать».

Насколько мне известно, «Правда» бесплатно раздавалась в небольшом количестве экземпляров. Первоначально приблизительно доходило число бесплатных экземпляров до трех тысяч, а потом это число всё постепенно сокращалось.

Газета «Правда» имела свой доход от издательства газеты, выразившийся в десятках тысяч, но точно указать цифры не могу.

Более показать по делу ничего не имею…

Показание читал. Записано правильно. Артемий Гертик.

ГА РФ. Ф. 1826. Оп. 1. Д. 10. Л. 88—90. Подлинник. Машинопись.

Протокол допроса М.К. Муранова 16 сентября 1917 г.

Я состоял редактором и издателем газеты «Правда» в Петрограде приблизительно с 12—14 марта и до дня ее закрытия.

У меня в Волжско-Камском коммерческом банке был мой личный текущий счет. На этот текущий счет помещались не мои личные деньги, а деньги по газете «Правда». По доверенности от моего имени деньги вносил и получал по текущему счету Константин Матвеевич Шевчик (Шведчиков. — С.П.), заведовавший вообще денежными операциями по названной газете.

Какие именно суммы поступали на этот мой текущий счет и затем брались с него, то есть в каком размере, я не помню, так как, повторяю, этими операциями заведовал Шевчик (Шведчиков. — С.П.). Мне известно, что поступления на этот текущий счет образовались из разных взносов от заводов в фонд «Правды» и других каких-либо поступлений не было (конец фразы в допросе зачеркнут. — С.П.). На вопрос о других поступлениях на этот текущий счет я отвечаю, что по этому поводу я ничего не знаю.

Мой текущий счет в Волжско-Камском коммерческом банке закрылся (переводом его — эти слова в допросе зачеркнуты. — С.П.) взятием с него по моему чеку денег. Насколько мне известно, эти деньги были внесены затем в Московский Народный Банк на текущий счет Товарищества «Рабочая печать»…

ГА РФ. Ф. 1826. Оп. 1. Д. 12а. Л. 148. Машинопись.

Ответ № 4287 Волжско-Камского коммерческого банка на запрос Следственной комиссии 13 сентября

Вследствие Вашего запроса от 2 сентября с.г. по делу Товарищества «Рабочая печать» имеем честь сообщить, что от имени означенного Товарищества в Петроградской конторе нашего Банка текущего счета не имеется и не имелось.

Что же касается суммы Руб. 56.725, таковая сумма значится в выписке простого текущего счета № 90 Т-ва «Рабочая печать» в Петроградском отделении Московского Народного Банка, поступившей 3 мая чеком нашего Банка, что, по имеющимся у нас сведениям, Московским Народным Банком был представлен для платежа в Расчетный Отдел Государственного Банка выписанный на 2 мая 17 г. чек нашего Банка на означенную сумму Р. 56.725 по текущему счету № 18236 имени Матвея Константиновича Муранова. На обороте упоминаемого чека имеется штемпель: «Платеж произведен в Расчетном Отделе Московский Народный Банк», а также имеется подпись черным карандашом: «Т-во «Рабочая печать», № 90».

Относительно же суммы 100 рублей, таковая также значится по выписке упоминающегося текущего счета Т-ва «Рабочая печать», внесенной чеком нашего Банка, — никаких данных, в частности, по какому текущему счету сумма эта выплачена, установить не представляется возможным ввиду большого количества чеков по 100 руб., поступивших за 30 мая и ближайшие к означенному числу дни.

При сем прилагается выписка текущего счета М.К. Муранова № 18236.

Волжско-Камский коммерческий банк (подписи).

ГА РФ. Ф. 1826. Оп. 1. Д. 12а. Л. 146. Машинопись. Текущий счет Муранова был закрыт 4 мая 1917 г.