- В ленинских произведениях начала революции 1905—1907 гг. часто упоминается имя священника Георгия Гапона. Встречался ли Ленин с Гапоном, и при каких обстоятельствах?

 

В. Шелохаев: Находясь в эмиграции в Женеве, Ленин пристально следил за стремительным нарастанием революционных событий в России. Располагал он и информацией о деятельности легального гапоновского общества «Собрание русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга», знал и о существовании среди петербургских социал-демократов подозрений в провокаторской роли Гапона. Однако необычность, грандиозность и трагичность событий «Кровавого воскресенья» заставили Ленина по-новому взглянуть как на пусковой «механизм» начавшегося массового пролетарского движения, так и на саму личность Гапона, являвшегося одним из главных инициаторов и вожаков мирного шествия петербургских рабочих к Зимнему дворцу.

Почему в январские дни 1905 г. во главе рабочих масс оказался священник, а не социал-демократы? В чем «секрет» популярности Гапона, как сумел он повести за собой десятки тысяч рабочих? Эти вопросы волновали Ленина. Естественной поэтому явилась и их встреча, состоявшаяся после того, как Гапон прибыл в Женеву в начале февраля 1905 г.

В первые дни своего пребывания в Женеве Георгий Гапон неоднократно встречался с членами меньшевистской редакции «Искры», с Г В. Плехановым. На первых порах он даже выразил желание вступить в РСДРП, однако от этого намерения отказался, сблизился с эсерами. Одновременно он проявил инициативу встретиться лично с Лениным. «Наступил вечер, — писала Н. К. Крупская. — Ильич не зажигал у себя в комнате огня и шагал из угла в угол» Волнение Ленина вполне объяснимо, ибо, продолжала Крупская, «Гапон был живым куском нараставшей в России революции, человеком, тесно связанным с рабочими массами, беззаветно верившими ему... Ильича интересовало, чем мог Гапон влиять на массу»1.

За первой последовали другие встречи, которые происходили на квартирах как у Ленина, так и у самого Гапона. Гапон произвел на Ленина впечатление человека, преданного делу революции, инициативного, обладающего взрывным темпераментом, сильной волей, фанатической верой в собственные силы и свое призвание. «Говоря о питерских рабочих, — вспоминала Крупская, он весь загорался, он кипел негодованием, возмущением против царя и его приспешников. В этом возмущении было немало наивности, но тем непосредственнее оно было. Это возмущение было созвучно с возмущением рабочих масс»2.

В ходе бесед затрагивался широкий круг вопросов: о положении и настроениях рабочих и крестьян, о необходимости единства действий всех революционно-демократических сил, о подготовке масс к всенародному вооруженному восстанию. Гапон показал хорошее знание жизни и чаяний простого народа, выразил твердое желание и готовность до конца бороться с царским самодержавием. Одновременно Ленин увидел в кем тип политического деятеля, который еще не имеет четко выдержанного революционного миросозерцания, последовательной политической программы и тактических принципов. Он посоветовал Гапону изучить марксистскую литературу, в частности работы Плеханова. На первых порах Гапон последовал ленинскому совету и начал читать плехановские произведения. Но, по свидетельству Крупской, «читал их как бы по обязанности»3 Большую же часть времени Гапон посвящал обучению верховой езде и стрельбе. Одновременно он проявил недюжинные организаторские способности. Им было опубликовано «Открытое письмо к социалистическим партиям России» с призывом объединить все наличные силы для практической подготовки вооруженного восстания с целью свержения самодержавия. Оно обошло практически всю социалистическую прессу, как русскую, так и европейскую. Гапон предложил созвать за границей конференцию всех социалистических партий и организаций России. На его призыв откликнулись 11 из 18 социал-демократических и народнических партий и организаций. На конференции, проходившей 20 марта (2 апреля) 1905 г. под председательством Гапона, большевиков представлял Ленин. Но, убедившись в доминирующей роли на конференции эсеров и представителей Польской социалистической партии, Ленин вскоре покинул ее. Их личные контакты, однако, на этом не прервались.

После конференции, принявшей две декларации с призывами к вооруженному восстанию, созыву Учредительного собрания, установлению демократической республики, социализации земли, превращению революционной России в федеративное государство, Гапон активно включился в практическую подготовку восстания. В его распоряжение поступали денежные пожертвования для закупки оружия за границей. Он поставил перед собой задачу снабдить оружием прежде всего рабочих Петербурга. «Чтобы организовать дело, — вспоминала Крупская, — он взял у нас нелегальный паспорт и связи и отправился в Питер. Владимир Ильич видел во всем предприятии переход от слов к делу»4. После возвращения из Петербурга в Женеву Гапон еще не раз встречался с Лениным, вел с ним продолжительные беседы.

В сентябре 1905 г. Гапон вместе с эсерами организовал перевозку в Россию на пароходе «Джон Графтон» большой партии оружия. При невыясненных до конца обстоятельствах пароход сел на мель, и революционерам удалось получить лишь небольшую партию оружия. В октябре 1905 г. Гапон уже легально возвратился в Россию. Вскоре он прислал в Женеву письмо с предложением об установлении тесного политического союза с ЦК РСДРП. В частности, он отмечал, что большевики представляют собой наиболее влиятельную из всех пролетарских организаций силу. Неизвестно, ответили ли на это обращение большевики. Неизвестно также, встречался ли Ленин с Гапоном в Петербурге после своего возвращения из эмиграции в ноябре 1905 г. Такая встреча (или встречи) вполне могла произойти в Петербургском Совете рабочих депутатов, который посещали и Ленин, и Гапон. Разумеется, встретиться они могли и в другом месте.

В конце ноября 1905 г. Гапон на несколько недель уехал за границу. Вернувшись в Россию в конце декабря 1905 г., он основное внимание сосредоточил на восстановлении легальных рабочих организаций, вступил с этой целью в контакты с правительством и даже с полицией. В марте 1906 г. он был казнен эсерами как провокатор на даче под Петербургом. С тех пор версия о провокаторстве Гапона надолго и прочно утвердилась в литературе. Однако в настоящее время ряд исследователей высказывает довольно обоснованные сомнения относительно провокаторской роли Гапона, считая его политически честным человеком, немало сделавшим для организации рабочего движения как накануне, так и в период российской революции 1905 г.

Примечания:

1 Крупская Н. К. Воспоминания о Ленине. 3-е изд. М., 1989. С. 92.

2 Там же. С. 92.

3 Крупская Н. К. Воспоминания о Ленине. С. 93.

4 Там же. С. 96.