- «Белым пятном» истории является дело провокатора Романа Малиновского, бывшего членом ЦК РСДРП, председателем думской большевистской фракции. Как Ленин относился к Малиновскому и чем объяснить факт длительного пребывания последнего в составе партийного руководства?

 

В. Шелохаев: До января 1912 г. Ленин с Малиновским не встречался. Информацию о нем, содержавшую весьма положительные оценки политических качеств Малиновского, он получал от Зиновьева, знавшего Малиновского с 1906 г., Ногина, Скрыпника, Томского и др. Способный организатор, талантливый оратор, председатель профсоюза металлистов Петербурга — все это дало основание некоторым социал-демократам называть его «русским Бебелем» Его стремились привлечь на свою сторону и большевики, и меньшевики, и эсеры.

На январском Пленуме ЦК РСДРП 1910 г. кандидатура Малиновского была рекомендована для кооптации в состав Русской коллегии ЦК. В мае 1910 г. он был завербован московской охранкой и стал ее платным секретным сотрудником.

В январе 1912 г Малиновского приветствовали делегаты VI (Пражской) конференции РСДРП. Когда Зиновьев сообщил Ленину о его приезде, тот сказал: «Вот это то, чего нам недостает на конференции»1 В выступлениях на конференции Малиновский демонстрировал глубокую веру в неизбежность новой революции и страстно бичевал меньшевиков. К концу работы конференции он уже был бесспорным кандидатом в ЦК партии. За него проголосовало 12 из 14 делегатов конференции, имевших решающий голос. Его кандидатура была намечена также для баллотировки по рабочей курии в IV Государственную думу.

По окончании работы Пражской конференции Ленин и Малиновский вместе поехали в Лейпциг. «И помнится, - писал в своих воспоминаниях Зиновьев, — после возвращения Ильич хвалил Малиновского за то, что он, кроме иных, проявил еще и некоторые дипломатические способности. Доверие было полное»2.

Как депутат IV Думы Малиновский проявил себя весьма активно, а после раскола социал-демократической фракции в ноябре 1913 г. возглавил шестерку большевистских депутатов. Будучи членом ЦК и председателем большевистской фракции, Малиновский несколько раз приезжал к Ленину в Краков и Поронино. Его речи в Думе имели большой резонанс в пролетарской среде. Он принимал участие во всех партийных совещаниях 1912—1914 гг., сотрудничал в газетах «Правда», «Наш путь», журналах «Просвещение» и «Вопросы страхования», поддерживал связи с нелегальными рабочими профсоюзами и легальными обществами. Именно по этой деятельности Малиновского судил о нем Ленин, депутаты-большевики, партийные и профсоюзные работники.

В январе 1914 г. Малиновский вместе с Лениным ездил в качестве представителя ЦК в Париж и Брюссель, где выступал перед русскими политическими эмигрантами и делегатами IV съезда латышских социал-демократов. Эти поездки способствовали дальнейшему укреплению доверия Ленина к Малиновскому.

На протяжении ряда лет никто не знал о второй жизни Малиновского. А он между тем регулярно встречался С представителями высшего руководства Департамента полиции, передавал им подробнейшую информацию о деятельности партии, знакомил их с письмами Ленина, Зиновьева, Крупской, проектами своих думских речей, предоставил для перлюстрации архив думской социал-демократической фракций. Малиновский выдал царской охранке Свердлова, Сталина, Орджоникидзе, Спандаряна, Стасову, Розмирович, Крыленко, Голощекина и многих других.

В мае 1914 г. Малиновский по предложению нового руководства Департамента полиции, не предупредив своих товарищей по фракции, подал заявление о сложении депутатских полномочий и отбыл за границу. Объяснив уход из Думы напряженной ситуацией, сложившейся в большевистской фракции, своим нервным переутомлением и «личной» историей, он обратился к Ленину и Зиновьеву с просьбой провести специальное расследование фактов его биографии и партийкой деятельности в связи со слухами о его провокаторстве. От имени ЦК РСДРП была назначена судебно-следственная комиссия в составе Я. С. Ганецкого (председатель), Ленина и Зиновьева, которая в течение нескольких недель занималась проверкой сведений, расспросила ряд свидетелей. «Владимир Ильич, — вспоминала Крупская, — считал совершенно невероятным, чтобы Малиновский был провокатором. Раз только у него мелькнуло сомнение. Помню, как-то в Поронине, когда мы возвращались от Зиновьевых и говорили о ползущих слухах, Ильич вдруг остановился на мостике и сказал: «А вдруг правда?» И лицо его было полно тревоги. «Ну что ты», — ответила я. И Ильич успокоился, принялся ругательски ругать меньшевиков за то, что те никакими средствами не брезгуют в борьбе с большевиками. Больше у него не было никаких колебаний в этом вопросе»3.

В ходе расследования комиссия не обнаружила каких-либо достоверных фактов о провокаторстве Малиновского. Меньшевики настаивали на проведении межфракционного суда. Однако члены комиссии согласились с решением Русской коллегии ЦК и думской большевистской фракции об исключении Малиновского из партии, допустив возможность его возвращения в пролетарское движение. Этим, по-видимому, объясняется последующее отношение Ленина к Малиновскому, их переписка в годы первой мировой войны, та материальная и моральная поддержка, которую Ленин, Зиновьев и Крупская оказывали Малиновскому во время его пребывания в плену.

Лишь после Февральской революции Ленин узнал о провокаторстве Малиновского, когда в архиве Департамента полиции были обнаружены соответствующие документы. В воспоминаниях Зиновьева зафиксирована реакция Ленина на известие об этом уже неопровержимом факте: «Экий негодяй! Надул-таки нас. Предатель! Расстрелять мало»4.

Факт провокаторства Малиновского разбирала Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства. По этому делу показания давали Ленин, Зиновьев, Крупская, Бухарин, Рыков, Ногин, Бадаев, Свердлов и др. В октябре 1918 г. Малиновский был арестован и по приговору суда Революционного трибунала расстрелян в ночь с 5 на 6 ноября 1918 г.

Дело Малиновского стало важным и печальным уроком для большевистской партии, слишком дорого заплатившей за свою доверчивость. Оно еще раз наводит на мысль о сложном, противоречивом, порой трудно объяснимом пути российской революции, объединившей разные по темпераменту, нравственным ориентирам характеры и судьбы, знавшей блестящие победы и горькие поражения, показавшей миру удивительные примеры героизма и не избежавшей фактов предательства, революции, в которой жестокость, подозрительность подчас удивительным образом сочетались с почти беспредельной доверчивостью.

Примечания:

1 Известия ЦК КПСС. 1989. № 6. С. 187.

2 Там же. С. 193.

3 Крупская Н. К. Воспоминания о Ленине. С. 223.

4 Известия ЦК КПСС 1989. № 6. С. 201.