- В период гласности стали известны многие факты, свидетельствующие о том, что часть руководящих работников жила не по средствам, пользовалась незаслуженными привилегиями. Интересно знать, а каковы были финансовые источники существования Ленина и его семьи, начиная с дооктябрьского периода? Каков был их быт?

Н. Абрамова: Пока был жив отец Владимира Ильича - И. Н. Ульянов, семья Ульяновых жила на его жалование. После смерти отца (январь 1886 г.) по существовавшему тогда закону его вдове, М. А. Ульяновой, была назначена пенсия за мужа. По свидетельству А. И. Ульяновой-Елизаровой, мать получала по 50 рублей на себя и на детей, что сначала составляло 100 рублей в месяц, потом с возрастом детей сумма постепенно уменьшалась1. В частности, в июле 1887 г. прекратилась выплата пенсии за отца Владимиру Ильичу в связи с достижением им 17-летнего возраста. Имелись также скромные доходы от имения Кокушкино до его продажи. Совладелицей имения после смерти своего отца была Мария Александровна вместе с четырьмя сестрами.

Материальное положение Ленина всегда было стесненным, особенно в годы эмиграции, когда он имел, по его словам, «existenz-minimum парижского рабочего... а на поверку и того меньше»2. Живя в Самарской губернии, Владимир Ильич в течение двух месяцев помещал в «Самарской газете» объявление: «Бывший студент желает иметь урок. Согласен в отъезд» Не установлено, получил ли он урок по этому объявлению, но в одном из документов полиции отмечалось, что В. Ульянов живет в Самаре тем, что дает уроки. Будучи помощником присяжного поверенного в Самаре, а затем в Петербурге, Ленин получал гонорары за свои выступления в суде.

В Шушенском ему, как ссыльному, полагалось пособие в размере 8 рублей в месяц. На это пособие, как вспоминала Н. К. Крупская, он «имел чистую комнату, кормежку, стирку и чинку белья — и то считалось, что дорого платит»3. После приезда в ссылку Крупской и ее матери они наняли за 4 рубля другую квартиру. В Шушенском же Ленин для заработка писал статьи, занимался переводами. Так, вместе с Крупской они перевели с английского языка книгу Сиднея и Беатрисы Вебб «Industrial Democracy».

В последующие годы, вплоть до Октябрьской революции, семья Владимира Ильича жила главным образом на гонорары от публикаций его работ. Иногда и Крупской удавалось опубликовать свои работы.

В письмах Ленина постоянно присутствовали слова о поисках им работы для заработка4. Об этом он писал в редакцию изданий Товарищества Гранат, А. М. Горькому, родным. Владимир Ильич предлагал свои услуги в написании статей, отыскивал книги для перевода, списывался с издателями. Он был готов на любую работу: «Засяду писать что бы то ни было, ибо дороговизна дьявольская, жить стало чертовски трудно»5.

Пожалуй, наиболее эмоционально сказано об этом в письме А. Г. Шляпникову, написанном позднее 3 октября 1916 г.: «О себе лично скажу, что заработок нужен. Иначе прямо поколевать, ей-ей!! Дороговизна дьявольская, а жить нечем. Надо вытащить силком деньги от издателя «Летописи», коему посланы две мои брошюры (пусть платит; тотчас и побольше!). То же — с Бончем. То же — насчет переводов. Если не наладить этого, то я, ей-ей, не продержусь, это вполне серьезно, вполне, вполне»6.

Когда материальное положение семьи Ленина становилось особенно трудным, помогали родные. Нельзя, однако, согласиться с позицией Н. Валентинова, воспоминания которого недавно опубликованы в журнале «Столица» (1991. № 3), будто Ленин чуть ли не злоупотреблял добрым отношением своих родных, их материальной помощью в период шушенской ссылки, да и в другое время. В его письмах имеются упоминания о получении им денег от матери, хотя от ее помощи Владимир Ильич упорно отказывался. Анна Ильинична вспоминала, что осенью 1911 г., будучи в Париже, нашла, что Владимир Ильич «живет плохо в материальном отношении, питается недостаточно и, кроме того, сильно обносился» Вместе с Н. К. Крупской она добилась, чтобы Владимир Ильич согласился на покупку ему зимнего пальто. Кроме того, вспоминала Анна Ильинична, родные посылали ему посылки с продуктами «в Париж - мясное», а «в Краков — рыбное и сладкое»7.

Во время первой мировой войны семья, по словам Надежды Константиновны, жила главным образом на деньги, оставшиеся от наследства, полученного ее матерью. «Незадолго перед тем моя мать стала «капиталисткой», — вспоминала Надежда Константиновна. — У ней умерла сестра в Новочеркасске, классная дама, и завещала ей свое имущество — серебряные ложки, иконы, оставшиеся платья да 4 тысячи рублей, скопленных за 30 лет ее педагогической деятельности. Деньги эти были положены в краковский банк. Чтобы вызволить их, надо было пойти на сделку с каким-то маклером в Вене, который раздобыл их, взяв за услуги ровно половину этих денег. На оставшиеся деньги мы и жили главным образом во время войны...»8

Очень редко, когда не было никаких других источников существования, Ленин прибегал к помощи партийной кассы. В финансовых документах партии, ленинских письмах и воспоминаниях о Ленине сохранились упоминания о том, что он получал «партийное жалование»9.

Одной из характерных черт Владимира Ильича, вспоминала М. И. Ульянова, была «строгая экономия в расходовании средств, в частности лично на себя... И он действительно экономил, особенно когда не было собственного заработка и приходилось прибегать к «вспомоществованию», как он называл помощь матери в деньгах»10. Об этом же говорила и Н. К. Крупская: «Жили мы в это время на казенный счет, так приходилось беречь каждую копейку...»11 В целях экономии семья Ленина обычно подыскивала недорогую квартиру со скромной обстановкой, отдыхала в дешевом доме отдыха, для лечения пользовалась часто домашними средствами.

Тем не менее Надежда Константиновна возражала против того, чтобы их жизнь изображали как полную лишений. «Неверно это, — писала она в 1924 г. в статье «О Владимире Ильиче» — Нужды, когда не знаешь, на что купить хлеба, мы не знали. Разве так жили товарищи эмигранты? Бывали такие, которые по два года ни заработка не имели, ни из России денег не получали, форменно голодали. У нас этого не было. Жили просто, это правда. Но разве радость жизни в том, чтобы сытно и роскошно жить?»12

Примечания:

1 См.: Воспоминания о В. И. Ленине: В 10 т. М., 1989. Т. 1. С. 306.

2 Там же. Т. 1. С. 272.

3 Там же. Т. 2. С. 24.

4 См . Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 49. С. 48—49, 170, 302; Т. 55. С. 317, 319, 365, 367, 369, 454; и др.

5 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 55. С. 365.

6 Там же. Т. 49. С. 302.

7 См.: Воспоминания о В. И. Ленине. Т. 1. С. 109—110.

8 Воспоминания о В. И. Ленине Т. 2. С. 184.

9 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 55. С. 319; Воспоминания... Т. 1. С. 109, 233.

10 Воспоминания о В. И. Ленине. Т. 1. С. 220.

11 Там же. Т. 2. С. 50.

12 Воспоминания о В. И. Ленине: В 5 т. 3-е изд. М., 1984. Т. 1. С. 589.

 

Б. Яковлев: Простота жизни и исключительная непритязательность в отношении личных удобств оставались свойственными семье Ленина и в годы Советской власти. Основным источником существования Ленина в это время было его жалованье как Председателя Совета Народных Комиссаров, которое не превышало заработка квалифицированного рабочего. При этом Владимир Ильич не допускал для себя никаких исключений из установленных порядков, правил и выражал недовольство, когда сталкивался со стремлением предоставить ему какое-либо преимущество, протестовал против создания особых условий. Широко известно, например, его письмо от 23 мая 1918 г., в котором Владимир Ильич объявил строгий выговор управляющему делами Совнаркома В. Д. Бонч-Бруевичу и секретарю СНК Н. П. Горбунову за то, что они самовольно повысили ему заработную плату сверх установленной нормы1.

Так же поступал Ленин и в тех случаях, когда речь шла о, казалось бы, мелких вопросах. Показательны в этом отношении два факта. Посылая 20 апреля 1918 г. председателю Симбирского Совета запрос личного характера о судьбе известного ему педагога И. Я. Яковлева, Ленин не забыл приписать на телеграмме: «Прошу прислать мне лично счет за эту телеграмму»2. Характерна для Владимира Ильича и приписка к представленному ему счету в 1417 руб. 75 коп. на отпущенный товар: «Передавая при сем 2000 (две тысячи), прошу — и категорически требую — исправить этот счет, явно преуменьшенный»3.

Ленин всегда старался как можно меньше привлекать внимание к себе, к своей личности, всемерно помогая людям, заботясь о других. Многочисленные подарки и продовольственные посылки, которые рабочие и крестьяне посылали ему, Владимир Ильич неизменно передавал в детские учреждения, больницы, а также нуждающимся товарищам. Ленин считал, что его семья должна жить, как жили все трудящиеся нашей страны в те голодные годы.

Квартира Ленина и семьи Ульяновых в Кремле состояла из четырех небольших, скромно меблированных комнат. Вся обстановка выглядела просто и в то же время чисто и опрятно. В квартире невольно бросается в глаза: нигде нет ничего лишнего, никаких особых украшений и все-таки уютно. Каждый имел свою комнату, так как и дома все много работали.

Небольшая комната Владимира Ильича служила одновременно и домашним кабинетом, и спальней. У окна стоял письменный стол, у стены — железная кровать, покрытая клетчатым пледом; этот плед подарила Владимиру Ильичу его мать Мария Александровна, и Ленин очень им дорожил. В находившемся в комнате книжном шкафу хранилась самая необходимая литература. Ленин приносил ее из своей библиотеки в рабочем кабинете в Совнаркоме, затем менял книги. Чрезвычайная скромность обстановки характерна не только для комнат Владимира Ильича, но и для членов его семьи.

В быте семьи мало что изменилось по сравнению с дореволюционным временем. В продлавке рабочего кооператива Надежда Константиновна или Мария Ильинична всегда становились в очередь и на общих основаниях получали положенные продукты по книжке рабочего кооператива, выданной на имя Ленина. Обеды чаще всего брали из общей совнаркомовской столовой4.

В своей личной жизни Ленин был очень скромен, в потребностях невзыскателен, экономен в расходовании средств, особенно на себя, довольствовался малым, часто отказывая себе даже в самом необходимом. Подобных фактов можно привести множество.

Примечания:

1 См.: Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 50. С. 78—79.

2 Там же. С. 61.

3 Там же. Т. 51. С. 19.

4 См.: Кунецкая Л., Маштакова К. В Кремле жил и работал Ленин. М., 1973. С. 113; Куценко В. К. Московский Кремль. М., 1963. С. 90—91.