- Еще при жизни Ленина многие обвиняли его в узурпации власти. Насколько соответствовали действительности эти обвинения?

 

Е. Виттенберг: Вопрос о том, обладал Ленин единоличной властью в партии и государстве или нет, не является таким простым, как это может показаться на первый взгляд. Здесь, видимо, прежде всего следует разделить субъективную и объективную стороны дела. Субъективно Ленин как последовательный марксист, как интеллектуальнейший руководитель своего времени и, наконец, как личность был безусловным противником любого единовластия, любого диктата в политике со стороны кого бы то ни было. И справедливости ради надо отметить, что даже противники Ленина не обвиняли его в чрезмерном честолюбии и стремлении к личной власти. Так, Н. А. Бердяев, которому личность Ленина была антипатична, признавал, что Владимир Ильич был «бескорыстный человек, абсолютно преданный идее, он даже не был особенно честолюбивым и властолюбивым человеком, он мало думал о себе»1.

Безусловно, можно согласиться с этой оценкой Ленина Бердяевым, хотя, конечно, было бы наивно полагать, что Ленин вообще был равнодушен к власти. Как любой политический деятель, он стремился к власти, но она была для него не орудием утверждения личного неограниченного господства, а инструментом достижения социалистических целей.

Отсутствие личного гипертрофированного властолюбия также вовсе не означало того, что Ленин не стремился к власти созданной им партии. Как и всякая политическая партия, РСДРП ставила своей задачей овладение политической властью. И успешно справилась с этой задачей. Более того, Ленин был уверен, что только коммунистическая партия способна быть последовательным проводником социалистической идеи на практике. Такова была субъективная сторона вопроса.

Но была и другая — объективная. Говоря о ней, многие — и соратники Ленина, и его оппоненты — склоняются к тому, что он обладал весьма большой властью. Так, Н. И. Бухарин называл Владимира Ильича «диктатором в лучшем смысле этого слова», который «мужественной рукой вел за собой, как власть имеющий, как авторитет, как могучий вождь»2.

Л. Б. Красин на XII съезде партии выступил с речью, В которой заявил, что Ленин «мог авторитетно говорить и выступать за всю партию...»3.

Весьма категоричен в своих суждениях Н. Н. Суханов. Согласно его точке зрения, Ленин на протяжении всего существования партии был ее единоличным руководителем. Он писал: «Большевистская партия — это дело рук Ленина и притом его одного. Мимо него на ответственных постах проходили десятки и сотни людей, сменялись одно за другим поколения революционеров, а Ленин незыблемо стоял на своем посту, целиком определял физиономию партии и ни с кем не делил власти»4.

Следует отметить, что сам Ленин категорически возражал против попыток приписать ему единовластие и всевластие. Хорошо известен факт, когда политический деятель и дипломат А. А. Иоффе прислал Ленину раздраженное, полное упреков письмо, в котором пытался отождествлять Владимира Ильича с ЦК. Ленин категорически возразил против такого отождествления. «Вы ошибаетесь, повторяя (неоднократно), что «Цека — это я», — писал Ленин. — Это можно писать только в состоянии большого нервного раздражения и переутомления. Старый ЦК (1919—1920) побил меня по одному из гигантски важных вопросов, что Вы знаете из дискуссии (речь идет о пленуме ЦК РКП(б), состоявшемся 7 декабря 1920 г., на котором Ленин и его сторонники остались в меньшинстве при обсуждении конфликта профсоюза водного транспорта с Цектраном. — Е. В.). По вопросам организационным и персональным несть числа случаям, когда я бывал в меньшинстве. Вы сами видели примеры тому много раз, когда были членом ЦК.

Зачем же так нервничать, что писать совершенно невозможную, совершенно невозможную фразу, будто Цека это я. Это переутомление»5.

Думается, что у Ленина были все основания для такого ответа Иоффе. Действительно, как свидетельствуют многочисленные архивные документы, с которыми мы познакомились в процессе подготовки ряда томов Биохроники В. И. Ленина, и в СНК, и в СТО, и в ЦК осуществлялись принципы коллективного руководства. Любой вопрос подвергался обсуждению, разгорались горячие споры, критиковались позиции и предложения всех, включая Ленина. Одним словом, в руководстве партией и страной можно было наблюдать то, что сегодня принято называть плюрализмом мнений. Соответственно и при голосовании одни высказывались «за», другие «против» того или иного положения. И, несмотря на огромный авторитет Ленина, его позиции нередко оспаривались, а в ряде случаев, как, скажем, в ходе обсуждения вопроса о Брестском мире, ленинские предложения не были приняты большинством ЦК партии.

Имели место и случаи, когда позиция Ленина по тому или иному вопросу подвергалась публичной критике. Например, на заседании военной секции VIII съезда РКГІ(б) 21 марта 1919 г. Г И. Сафаров и В. М. Смирнов в резкой и нелицеприятной форме выступили против предложений Ленина. Смирнов, в частности, обвинил Ленина в «военном незнании» вопроса, а его точку зрения отнес «за счет военной невинности Ленина»6. Что характерно, оппоненты Ленина не преследовались за критику. Наоборот, многие из них (Н. И. Бухарин, А. В. Луначарский, А. М. Горький и другие) продолжали оставаться его близкими товарищами.

Случалось, что не очень почтительно относилась к Владимиру Ильичу и цензура. Так, статья Ленина в газете «Борьба» «Ответ на запрос крестьянина» (орган Царицынского комитета РКП(б) и Царицынского Совета) была подвергнута военной цензуре и опубликована с купюрами7. Ленин цивилизованно реагировал и на критические замечания по поводу своих работ. К. Радек вспоминал, что когда он «просматривал сочинения Владимира Ильича в 1910 г. и зачеркивал некоторые вещи, он (Ленин. — Е. В.) говорил: глупости вычеркивайте»8.

Мог ли кто-либо поступать так с человеком, обладавшим неограниченной властью? А стал бы вести себя так вождь-диктатор? Ответ на оба эти вопроса безусловно отрицателен. При диктатуре Сталина никто не смел не только править или критиковать его работы, но даже за опечатки при их наборе люди попадали в тюрьму.

Отмечая необоснованность обвинений В. И. Ленина в диктаторских поползновениях, мы в то же время должны осознавать, что его влияние на руководство партией, страной было чрезвычайно большим. Достаточно вспомнить, что именно Ленин в апреле 1917 г. обосновал курс на социалистическую революцию, он сыграл решающую роль в подготовке и проведении Октябрьского вооруженного восстания, в заключении Брестского мира, в переходе страны к нэпу.

Чем объяснить столь значительное влияние одного человека? Уже тем, что Ленин занимал руководящие посты в государстве и партии — был Председателем СНК, СТО, членом Политбюро ЦК РКГТ(б), а глава любого правительства и правящей партии обладает весьма широкими полномочиями. Границы этих полномочий, вручаемых обществом лидерам, зависят от конкретных исторических условий, от демократических традиций, уровня политической культуры масс, их социально-политической активности, внутренней обстановки в стране и в мире и т. д. Так, например, в любом государстве в экстремальных условиях, а именно такие условия были в период гражданской войны и разрухи в России, происходит ограничение демократии и расширение полномочий правительства и его главы, в данном случае — Ленина.

Далее, большое влияние Ленина на принятие политических решений было связано и с тем, что он в судьбоносные для страны моменты выдвигал наиболее рациональные планы решения назревших проблем, умел убедить деятелей того или иного государственного органа в правильности своих предложений.

Безусловно, чрезвычайно велик был авторитет Ленина как основателя партии, лидера победоносной Октябрьской революции, одного из организаторов побед в гражданской войне, главного стратега в борьбе с голодом и разрухой.

Отсюда глубокая вера масс в гений Ленина как теоретика, в его незаурядный талант политика и стратега. Отсюда и часто безоговорочное следование в фарватере политики Ленина его соратников. По свидетельству В. С. Войтинского, «Ленин был окружен атмосферой безусловного подчинения. Не только Зиновьев, но и Богданов, и Гольденберг, не говоря уже о таких работниках, как Землячка, Красиков и рядовые профессионалы, на все вопросы смотрели глазами «Ильича»9.

В этих условиях возникает вопрос: а мог ли Ленин при желании установить свою неограниченную власть, как это сделал спустя десятилетие Сталин?

Как нам представляется, для этого в стране было более чем достаточно объективных и субъективных предпосылок.

Однако Ленин не только не стремился к узурпации власти, но, наоборот, стал важнейшим препятствием на пути к авторитаризму, который был противен его естеству политика и цивилизованного человека.

Примечания:

1 Бердяев Н. А.Истоки и смысл русского коммунизма. С. 97.

2 У великой могилы. М., 1924. С. 25, 26.

3 XII съезд РКП(б): Стеногр. отчет. М., 1968. С. 126.

4 Суханов Н. Н. Записки о революции: В 7 кн. Берлин; Пб.; М., 1922. Кн. 3. С. 54.

5 Ленин В. И. Поли. собр. соч. Т. 52. С. 100.

6 Известия ЦК КПСС. 1989. № 11. С. 172.

7 См.: Известия ЦК КПСС. 1989. № 9. С. 154, 185.

8 Цит. по: Роговин В. 3. У истоков сталинизма // Научный коммунизм. 1989. № 7. С. 77.

9 Войтинский В. Годы побед и поражений: В 2 кн. Берлин, 1924. Кн. 2. На ущербе революции. С. 100.