- Каково было восприятие Лениным марксизма? Можно ли говорить о тождественности марксизма Маркса и марксизма Ленина?

 

А. Чепуренко: Ответ на этот вопрос может дать лишь тот, кто совершенно точно знает, что такое марксизм Маркса. Как человек, на протяжении многих лет профессионально занимающийся изданием и изучением произведений Маркса, его теоретического наследия, я этого не знаю, и вот почему.

Во-первых, в своем идейном развитии Маркс прошел огромный путь — от революционного демократизма к коммунизму, от философского идеализма к материалистическому (и диалектическому) пониманию истории, от неприятия «торгашеской науки», политэкономии, к выработке собственной экономической теории. Во-вторых, он начинал свою теоретическую деятельность в эпоху, когда даже в большинстве развитых европейских стран буржуазное общество еще находилось в стадии становления, а на склоне лет наблюдал уже появление первых монополистических объединений в США и Англии, Германии и Франции. Иная степень зрелости капиталистических отношений не могла не накладывать отпечаток и на его оценки, выводы, прогнозы. В-третьих, наряду с сугубо научными трудами Марксом написано множество публицистических работ, в которых ему приходилось сообразовываться не только с материалом, но и с обстоятельствами места и времени, с уровнем подготовленности той читательской аудитории, к которой он адресовался (это часто не учитывается, отсюда — догматически-вульгаризованное представление о содержании марксизма). В-четвертых, значительную роль в развитии, но особенно в пропаганде и распространении Марксовых идей сыграл Энгельс — самостоятельный ученый, представления которого, разумеется, не были и не могли быть во всем тождественными взглядам самого Маркса.

С учетом этих и других обстоятельств очень приблизительно можно было бы сказать, что марксизм Маркса это та система взглядов на общество и природу, которая в основном сложилась в 60—70-е гг. прошлого века, базировалась на диалектико-материалистическом мировоззрении и, раскрывая тайну капиталистической эксплуатации, обосновывала вывод о неизбежности революционного переустройства буржуазного общества и становления коммунизма.

Что касается марксизма Ленина, то и тут вопрос не легче. Известно, что Ленин до последних лет жизни внимательно следил за появлением в печати каждой новой публикации работ Маркса и Энгельса, знал фактически все опубликованное их наследие (в справочном томе 5-го издания Собрания сочинений Ленина один перечень упоминаемых и цитируемых их работ занимает 70 страниц).

Более того, он неоднократно выступал как переводчик и редактор переводов на русский язык, был одним из первых историографов, ярким комментатором их произведений — достаточно вспомнить его очерки «Фридрих Энгельс» (1895), «Исторические судьбы учения Карла Маркса» (1913), «Три источника и три составных части марксизма» (1913), «Карл Маркс» (1914) и др. Кроме того, свое понимание марксизма он излагал в полемике как с откровенными противниками, так и с инотолкователями марксистского учения: упомяну здесь для примера книгу «Что такое «друзья народа» и как они воюю г против социал-демократов?» (1894), цикл работ по поводу так называемой теории реализации (1893—1899), наконец, «Государство и революция» (1917). Поскольку ему был чужд сугубо цитатнический способ полемики, постольку, отстаивая идеи своих учителей, он не мог не вносить элементы своего толкования тех или иных сторон научного социализма.

Разумеется, Ленин не ограничивал свое знание марксизма лишь классическими текстами, он был хорошо знаком с творчеством марксистов второго и третьего поколения — Каутского и Плеханова, Лафарга и Лабриолы, Гильфердинга и Люксембург. И это тоже стимулировало работу его мысли, способствовало становлению того специфического направления марксизма, которое впоследствии было определено как ленинизм.

Конечно, марксизм Ленина, т. е. ленинизм, не мог быть тождественным марксизму Маркса не только потому, что не бывает идентично мыслящих теоретиков. Он не мог полностью совпадать с классическим, аутентичным марксизмом главным образом вследствие того, что исходил из анализа и обобщения реалий иной эпохи и иного общества. Марксизм Маркса вызревал в условиях расцвета капитализма свободной конкуренции, он базировался на изучении социально-экономических и политических процессов прежде всего Англии, Германии и Франции. Марксизм Ленина — учение, выросшее из осмысления явлений и процессов периода становления империализма, а затем и победы пролетарской революции в России. Всякая социальная теория связана со своим временем, и марксизм Ленина здесь не исключение.

Для того чтобы выяснить отличия ленинизма, нужно поэтому понять специфику российского общества в контексте общемировых процессов двух первых десятилетий нашего века. Это — тема для объемного научного исследования, вкратце же хотелось бы отметить следующее. Во-первых, российское общество периода становления империализма характеризовалось гигантским обострением всех социальных и национальных антагонизмов, и с этой точки зрения походило в какой-то мере на Англию периода расцвета движения чартистов или Францию между революциями 1830 и 1848 г. Этим, видимо, можно объяснить выдвижение у Ленина на первый план таких проблем, как диктатура пролетариата и подчеркивание ее противоположности буржуазной демократии (именно он свел воедино и превратил в законченное, цельное учение разрозненные высказывания Маркса на сей счет), усиленная разработка теории пролетарской партии (в аутентичном марксизме она также присутствует, но лишь в зародышевой форме) да и крайние, радикальные проявления революционного насилия в ходе самой революции (террор, гражданская война).

Во-вторых, сам империализм — во всяком случае, в том образе, в каком он формировался в первой трети нынешнего столетия, — оказался лишь преходящей стадией постоянных превращений, трансформаций буржуазного общества. Установление и расширение административного государственного контроля за народнохозяйственной жизнью, обусловленное первой мировой войной, уступило место косвенным, экономическим методам ее регулирования, жесткая конфронтационность правящих классов в отношении трудящихся — политике социального партнерства и т. д. Между тем Ленин в своих представлениях о причинах и путях пролетарской революции, а также социалистического строительства исходил из того, что отмеченные и многие другие черты империализма будут усиливаться: для иных выводов тогда не было реальных оснований.

В-третьих, то обстоятельство, что революция не только свершилась первоначально в одной стране (как и предполагал Ленин), но и фактически долгое время так и оставалась единичным явлением, говорит о том, что ленинский марксизм — это новаторское учение, ибо Маркс и Энгельс такого варианта не предусматривали.

Коротко говоря, специфическое (как у каждого человека) восприятие Лениным марксизма было подготовлено объективными и субъективными условиями, в которых он жил, работал, сражался, и не могло быть иным. Марксизм Ленина не тождествен марксизму Маркса. Но они в то же время во многом едины — в диалектико-материалистическом видении мира, в признании исторически преходящего характера капитализма, в отстаивании идеи о невозможности его автоматического крушения, в обосновании революционно-преобразующей роли рабочего класса как могильщика старого и творца нового общества.

 

Ю. Коргунюк: К сказанному выше хотелось бы добавить следующее. Мировоззрение Маркса было уникальным. Те идеи, которые принято считать основными положениями марксистской теории (идея о всемирно-исторической роли пролетариата, о необходимости диктатуры пролетариата, о необходимости ликвидации частной собственности, преодоления классового деления общества), были выработаны Марксом в результате его развития как философа, мыслителя на основе обобщения практики классового противоборства, тенденций развития общества. Сама идея о всемирно-исторической роли пролетариата вытекала из тезиса о том, что пролетариат, который непосредственно занят «практическим преобразованием предметного мира» и тем самым должен наиболее полно воплощать в себе родовую сущность человека, вместе с тем наиболее отчужден от своей родовой сущности, поскольку совершенно отчужден от продуктов своего труда. Эта отчужденность, по мнению Маркса, является прямым следствием существования частной собственности на средства производства и связанной с ней эксплуатации человека человеком. Пролетариат поэтому больше, чем кто-либо, заинтересован в ликвидации частной собственности, так как больше всего страдает от ее существования и больше, чем кто-нибудь, получит от ее ликвидации. Для того же чтобы ликвидировать частную собственность, он должен взять в свои руки политическую власть, совершить коммунистическую революцию и установить диктатуру пролетариата. Эта идея стала основополагающей идеей всей марксистской доктрины.

Но если Маркс пришел к этим идеям в результате своего «вырастания» из немецкой классической философии и из переработки идей классической политэкономии и утопического социализма, то фактически все его последователи усвоили эти идеи отнюдь не в результате философских и политэкономических изысканий. Марксизм явился для них прежде всего социалистической доктриной, и, лишь приняв идею о всемирно-исторической роли пролетариата, люди, причислявшие себя к марксистам, начинали штудировать «Капитал» До философских же произведений Маркса редко кому удавалось дойти. Что же касается степени усвоения последователями Маркса сути «Капитала», то весьма характерно в этом плане высказанное Лениным на страницах конспекта гегелевской «Науки логики» признание в том, что «никто из марксистов не понял Маркса полвека спустя», поскольку «нельзя вполне понять «Капитала» Маркса и особенно его I главы, не проштудировав и не поняв всей Логики Гегеля»1. Лишь позже, в XX в., появились марксисты, которых стали интересовать и собственно философские взгляды Маркса (а не их интерпретация в «Анти-Дюринге»). К числу таких марксистов можно отнести Д. Лукача, А. Грамши и целую плеяду философов в разных странах.

Восприятие марксизма Лениным происходило, как и у подавляющего большинства его соратников, через усвоение в первую очередь идей всемирно-исторической роли пролетариата, о необходимости диктатуры пролетариата и ликвидации частной собственности. С этой точки зрения в ортодоксальности ленинского марксизма сомневаться не приходится.

Различие между марксизмом Ленина и марксизмом Маркса обусловлено и тем, что Маркс — это в первую очередь теоретик, в то время как теоретическая деятельность Ленина носила не самоценный характер, а была посвящена новой творческой задаче воплощения в жизнь уже сформировавшегося учения.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 29. С. 162.