- В течение десятилетий мы говорили о ленинском этапе в развитии марксизма. Существовал ли в действительности такой этап? Как сегодня ученые трактуют данный вопрос?

 

А. Андреев: Концепция ленинского этапа в развитии марксизма долгое время была одним из основных элементов в идеологии коммунистического движения и в тех странах, где она была принята в качестве официального мировоззрения. Содержание ее кратко сводится к следующему.

На рубеже XIX и XX столетий капиталистический мир вступил в новую эпоху — эпоху монополистического капитализма (империализма). В ходе этого процесса произошли глубокие качественные изменения во всех сферах буржуазного общества — в экономике, в политике и культуре. Оно приобрело ряд сущностных черт, не свойственных тому капитализму свободной конкуренции, который был исследован основоположниками марксизма. Новые явления общественной жизни необходимо было осмыслить с точки зрения задач революционного рабочего класса, в свете социалистической перспективы. В полной мере это удалось сделать только Ленину.

Ленин не просто предложил марксистское решение целого ряда кардинальных проблем, поставленных новой исторической эпохой. Это можно поставить в заслугу и другим видным мыслителям-марксистам и деятелям социалистического движения. Ленин был, по существу, единственным, кто сумел выработать целостную марксистскую концепцию данной эпохи и на этой основе творчески развить марксизм во всех основных его аспектах. В его теоретическом творчестве марксизм, таким образом, поднялся на новую ступень своего развития.

Справедливо подчеркивая новаторское, творческое существо наследия Ленина, официальная историография вместе с тем трактовала ленинский этап в развитии марксизма таким образом, что точка зрения Ленина представлялась единственно верной и в смысле объективной истинности, и в смысле верности основополагающим теоретическим принципам марксизма и его революционному духу.

На рубеже XIX и XX столетий, согласно этой концепции, марксизм в процессе своего творческого развития перерастает в марксизм-ленинизм. Из такой постановки вопроса совершенно очевидно вытекало, что без Ленина, в стороне от его учения, а тем более в противовес ему нельзя быть марксистом, нельзя правильно понять перспективу общественного развития. Вот почему ленинское учение, ленинизм, нередко определялось как марксизм XX в.

Концепция ленинского этапа в развитии марксизма возникла после смерти Ленина. Ее формирование относится к середине 20-х— началу 30-х гг. Естественно, этот процесс невозможно рассматривать вне идеологической и политической обстановки тех лет. Складывавшийся авторитарный режим активно влиял на ее разработку, стремясь использовать имя Ленина для обоснования и оправдания своей собственной политической линии.

Идя навстречу политическим запросам, теоретики сформулировали положение, согласно которому ленинский этап не кончается со смертью Ленина, а органически продолжается в теоретической и идеологической деятельности коммунистических партий. Проблема преемственности в сфере теории была, таким образом, напрямую увязана с совершенно иным вопросом — с наследованием политической власти, а основным критерием верности ленинизму стала готовность безоговорочно следовать конкретным установкам, оценкам и выводам власти.

Концепция ленинского этапа строилась, по существу, на основе признания единственно истинной точки зрения, что практически исключало правомерность альтернативных подходов к обществу и его истории. В научном отношении данный принцип весьма уязвим, так как он неизбежно порождает тенденцию абсолютизировать определенную точку зрения и с очень большой долей вероятности ведет к догматизму.

Однако в конкретных исторических условиях второй половины 20 —30-х гг. это не было единственной и главной опасностью. Ведь если принять, что истина может существовать только в одном варианте, можно пойти дальше и объявить, что ее носитель также единственен. «Доказать» же, что этим единственным является сам обладатель верховной власти (Вождь и Учитель), было, как говорится, делом техники. Разумеется, « доказательство» осуществлялось не только и даже не столько теоретическими средствами.

Но можно ли исходя из этого свести концепцию ленинского этапа к идеологическим конструкциям сталинизма и режимов сталинистского типа (включая их смягченный «брежневский» вариант)? Можно ли, наконец, объяснять утверждение данной концепции тем, что она была просто «продиктована сверху», а затем поддерживалась всей мощью репрессивного аппарата? Нет, такой подход был бы слишком упрощенным, а потому и неверным. Прямое политическое давление свою роль, конечно, сыграло, и сказать об этом надо со всей определенностью. Однако нельзя не учитывать и того обстоятельства, что на эту концепцию работают многие важные исторические факты. Фундаментальные ленинские идеи, казавшиеся поначалу фантастически дерзкими, нашли свое практическое подтверждение. И какое! Взять хотя бы победу пролетарской революции в стране, которой по всем канонам доленинского марксизма еще предстояло долгое время развиваться в рамках капитализма. Ведь это не какое-то частное событие, а историческое явление, в короткий срок изменившее судьбы всего мира!

После Октября имя Ленина обрело необычайную притягательность среди трудящихся масс всего мира. Опыт большевистской партии, ленинские идеи все шире распространялись среди левых социалистов разных стран. Во многих из них возникли коммунистические партии. В этих условиях ленинизм, естественно, стал восприниматься многими как единственно возможное направление развития марксизма, направление, с которым связано его будущее, грядущее осуществление его идеалов и социальных прогнозов.

Оценивая вклад Ленина в развитие марксизма, мы и сегодня с полным основанием можем охарактеризовать его труды как этапные. Но если ленинский этап развития марксизма понимать в том смысле, что ленинизм охватывает собой все достижения и «точки роста» марксистской теоретической мысли в XX в., то против такой его трактовки можно выдвинуть весьма серьезные возражения.

Альтернативные ленинизму и независимые от него направления марксистской мысли не угасли (как должно было бы получиться, если бы ленинизм вместил в себя все позитивное теоретическое содержание марксизма), а продолжали развиваться, причем достаточно плодотворно. Некоторые из них, в частности, синтезировали марксизм с другими философскими течениями, против чего Ленин всегда возражал чрезвычайно резко. Однако, вопреки его прогнозам, немарксистская мысль в ряде областей философского познания (философский анализ языка, логика и методология науки, некоторые разделы социологии, теория культуры, эстетика и др.) дала очень крупные научные результаты, и стремление интегрировать эти результаты в рамках марксизма оказалось весьма перспективным. В последнее время на этом пути возникло несколько теоретических направлений (феноменологический марксизм, аналитический марксизм и др.), которые пользуются значительным научным авторитетом.

Весьма уязвимым в научном отношении является то, что в концепции ленинского этапа не предусмотрена его верхняя временная граница. Но правомерно спросить, что же это за этап, который не заканчивается? И кого следует отнести к числу видных представителей этого этапа? Неужели Сталина и его подручных в сфере идеологии, травивших всякую живую мысль? А может быть, теоретиков эпохи застоя во главе с официальным автором «Ленинского курса»?

Когда мы анализируем проблему ленинского этапа развития марксизма научно, одинаково вредны как эйфория бездумного ниспровергательства, так и упрямое нежелание считаться с реальностью, выдаваемое за отказ «поступиться принципами» В этом вообще нет ничего необычного: в конце концов такова естественная судьба любой теории. Важно только в полной мере учитывать, что теории, преодолеваемые ходом развития науки, нельзя рассматривать как простое заблуждение. Они содержат в себе элементы истины, которые должны быть включены в состав тех концепций, которые приходят им на смену. Был свой «момент истины» и в концепции ленинского этапа. Ведь Ленин, как ни относиться к его деятельности, действительно был крупнейшей исторической фигурой XX в. И необходимость объективно оценить его оппонентов-марксистов, потребность во всестороннем анализе марксистской мысли никак не ставит под сомнение то обстоятельство, что его теоретическая и политическая деятельность стала самым значительным явлением в марксизме после его основоположников. Верно и то, что в середине 90-х гг. XIX в. в истории марксизма начинается новый этап, связанный с переходом капитализма в новую фазу развития, укреплением позиций марксизма в рабочем движении и значительным усилением революционного потенциала самого этого движения.

Историческая ситуация, определившая собой возникновение ленинизма, существовала в течение достаточно длительного времени (несколько десятилетий). Однако в процессе дальнейшего общественного развития, определяющим фактором которого были, с одной стороны, осуществление социалистического эксперимента, а с другой — значительная эволюция экономического базиса и политической системы капитализма, она во многом себя исчерпала. Сегодня марксистская теория и практика существует уже в совершенно новых условиях. Однако марксизм не исчез с исторического горизонта, как не исчезли и новые концепции, творчески привнесенные Лениным в теорию научного социализма, не исчезли его революционный новаторский дух, его методологические принципы. Марксизм продолжает развиваться и в современных изменившихся условиях, неизбежно принимая новые формы, но сохраняя свое значение в качестве одного из наиболее авторитетных и притягательных направлений мысли.