— В работах советских ученых, в партийных документах много говорилось и говорится о необходимости руководствоваться ленинской методологией. Что можно сказать конкретно о специфических чертах ленинской методологии?

 

А. Чепуренко: Мне представляется, что при рассмотрении этого вопроса важно учитывать следующие обстоятельства. Когда мы говорим о методологии подхода ученого, главное заключается в том, материалист он или идеалист, сторонник объективного подхода к своему предмету или склонен рассматривать его субъективно.

Ленин, безусловно, был материалистом и диалектиком — и как политик, и как ученый. А потому он понимал, что метод исследования, метод подхода к объекту изучения не может быть пред найденным, а должен диктоваться самим этим объектом, его состоянием, его внутренними движущими противоречиями, его степенью зрелости.

Энгельс, рецензируя Марксову работу «К критике политической экономии», писал в свое время, что диалектический метод может быть реализован двояким образом: исторически или логически, т. е. либо через раскрытие диалектики исторического становления предмета, либо через анализ внутренней диалектики его зрелой, сформировавшейся, классической формы. Для Маркса, особенно в «Капитале», характерен именно этот логический метод. У Ленина же в подавляющем большинстве его этапных работ преобладает исторический метод исследования. Это различие обусловлено объективно: Маркс имел дело с классической формой капитализма свободной конкуренции, Ленин же, живя в иную эпоху, придерживался исторического метода, ибо на его долю выпало исследовать становление капиталистического хозяйства в России, возникновение империализма, развертывание революционных процессов в России.

Между логическим методом Маркса и историческим методом Ленина нет «китайской стены» Все основные признаки диалектико-материалистического подхода к изучаемому предмету можно обнаружить, например, в ленинском исследовании империализма. Это и объективность рассмотрения и его системность и исследование противоречий в развитии, и диалектика внутреннего и внешнего, объективного и субъективного и т. д. Есть, конечно, и отличия. Если при диалектическом методе понятия определяются через внутренние противоречия отношений зрелого предмета, то при историческом — через историю возникновения и развития соответствующих явлений и отношений. Именно таковы, например, определения монополии, других ключевых понятий в ленинской тёории империализма.

«Правомерны ли, однако, призывы «руководствоваться» ленинским методом? Если понимать это как механическое следование готовым образцам, то в таком случае мы столкнемся с существенным внутренним противоречием. Оно связано с тем, что диалектико-материалистическим методом Маркса и Ленина невозможно «руководствоваться», его нельзя «применять», ибо он по определению не является чем-то априорным, а вытекает из специфики предмета, диктуется его конкретными свойствами  и обстоятельствами места и времени. Этим-то их метод познания и отличается от любого другого среди известных методов научного исследования. Его попросту нельзя искусственно отделить от предмета и применить как некий алгоритм к решению иных задач. Итак, если руководствоваться ленинским методом призывают в таком смысле, то такой призыв — непонимание самой сути этого метода.

Разумеется, размышление над наиболее абстрактными, а потому и предельно общими, присущими любому обществу чертами, свойствами и отношениями («индивид», «производство», «общение» и т. д.) позволило классикам научного социализма установить некоторые — столь же общие, мировоззренческого порядка — принципы материалистического понимания истории. Но это, так сказать, сольфеджио обществоведения, и их освоение точно так же не дает ключа к решению конкретных задач, стоящих перед советскими обществоведами, как успешное овладение сольфеджио само по себе не превращает ученика в первоклассного музыканта.  Знание общих принципов марксистского миропонимания возможно и, на мой взгляд, просто необходимо. Ho если они не стали органичными для исследователя, то всякие призывы к их сознательному применению, к тому, чтобы ими «руководствоваться», большого смысла не имеют.

 

Э. Андреев: Действительно, в нашей общественной науке и партийных документах ленинской методологии всегда отводилась и отводится особая роль. Но важно учесть, что до последнего времени преобладало догматическое, спекулятивное отношение к ленинизму. Отсюда  проистекали деструктивные тенденции в подходе к ленинской методологии консервативного и лево-радикального толка.

Ленин не претендовал на создание особой теоретико-философской системы. Он искренне считал себя учеником Маркса и не выводил полученные им теоретические результаты за рамки марксистской методологии. Однако Ленин потому и был наиболее последовательным марксистом, что относился к марксизму творчески. Еще в самом начале своей деятельности он писал, что дело не в том, чтобы «повторять по памяти прежние выводы», сделанные классиками, а в том, чтобы «воспользоваться приемами марксистского исследования для анализа новой политической ситуации»1. Когда жизнь требовала перемены точки зрения на те или иные процессы общественной жизни, Ленин не считался ни с какими постулатами и догмами, а руководствовался тем, что, по его словам, составляет «живую душу» марксизма — конкретным анализом в конкретной ситуации2. Марксизм для него был «открытой» теорией, дающей понимание объективных тенденций развития.

Ленин уделял большое внимание изучению и овладению методологией в традиционном ее понимании, что особенно проявилось в его трудах «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», «Философские тетради», «Материализм и эмпириокритицизм», «Государство и революция», «Детская болезнь «левизны» в коммунизме» и др. Однако его мышлению и деятельности как творческого марксиста, революционера, политика присущ целый ряд особенностей. В связи с этим уместно, на наш взгляд, говорить и о специфических чертах ленинской методологии. Среди этих черт, например, существенным является умение Ленина рассматривать исторический факт в его конкретной окружающей обстановке. Но, пожалуй, главным, в ленинском подходе к общественным явлениям и процессам было органическое единство научной объективности и принципиальной оценки их с позиций рабочего класса.

Секрет воздействия Ленина на реальные события в его способности точно оценивать движущие социальные силы, умение охватить всю сумму противоречивых факторов и определить главную тенденцию, предусмотреть возможные варианты хода событий и выстроить эффективную политику. В методологическом плане, с точки зрения решения современных задач обновления социализма особое значение имеют взгляды Ленина на гуманистическую сущность и человеческое измерение социалистических общественных отношений, на взаимодействие социалистической и капиталистической тенденций общественного развития; его учение о рациональном содержании социалистического строя (о целенаправленном возвышении потребностей трудящихся, росте производительности труда, благосостояния народа, повышении уровня социальной справедливости и равенства, духовного развития личности; об оптимизации структуры жизненного пространства и времени людей); идеи Ленина о демократических формах жизнедеятельности общества свободных и независимых тружеников; его подход к решению проблемы использования противоречий и сознательному соединению отношений непосредственно общественного труда и стоимостных, товарно-денежных отношений, плана и рынка, централизма и демократии, эффективности и справедливости, к установлению взаимосвязи социально-экономических, политических и духовно-культурных изменений.

Существенной чертой ленинской методологии является единство теории и практики, науки и политики, слова и дела. Политика — слишком серьезная вещь, считал Ленин, чтобы в ней можно было верить на слово. «Искренность в политике, — писал он, — то есть в той области человеческих отношений, которая имеет дело не с единицами, а с миллионами, — искренность в политике есть вполне доступное проверке соответствие между словом и делом»3.

Ленин внес уникальный вклад в развитие и осуществление социалистической идеи. При всех сложностях и поворотах событий он последовательно отстаивал интересы трудящихся. По его мнению, отрываясь от этого критерия, политика партии перестает быть прогрессивной и не получает поддержки масс.

К ленинской методологии применимо то, что сам  Ленин говорил о марксизме: пока мы не будем иметь другой попытки научного анализа и изменения действительности, она остается для нас непревзойденным образцом.

Примечания:

1 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 7. С. 237.

2 См. там же. Т. 41. С. 136.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 32. С. 259—260.