- Долгие годы нас учили, что Ленин, следуя духу букве марксизма, неизменно подчеркивал классовую основу общественных явлений. Теперь же речь идет в основном об общечеловеческих интересах, об их приоритете над классовыми. И опять ссылаются на Ленина, приводя каждый раз лишь одно его высказывание: «С точки зрения

////////////////////////// в первоисточнике не хватает страниц 204-205 /////////////////////////////////////

Итак, реалии сегодняшнего дня столь настоятельно и остро раскрывают общие для рода человеческого опасности, глобальные угрозы самим основам жизни на Земле, что в этих вопросах при всех идеологических и классовых различиях общечеловеческие интересы приобретают приоритетный характер для всех здравомыслящих людей.

Тезис о приоритете общечеловеческих интересов как главном императиве нашего времени, обусловленный заботой о выживании человечества, будучи новаторским в марксистской теории, в то же время имеет много предпосылок в традициях марксизма, если внимательно подходить к его положениям. В самом деле, проблема общечеловеческого и у Маркса, и у Энгельса, и у Ленина неразрывно связана с их гуманистическими идеями, обоснованием высшей ценности личности, с общечеловеческим содержанием социально-освободительной миссии рабочего класса. Ведь, согласно марксизму, последовательное утверждение и совершенствование социалистических принципов призвано постепенно создавать условия для обеспечения всестороннего экономического, социального и духовного прогресса всего человечества. В этом, очевидно, суть мысли Энгельса, высказанной в работе «Положение рабочего класса в Англии», о заинтересованности народов в коммунизме, который «является делом не одних только рабочих, а всего человечества»1. Эти же идеи развивал Ленин в своих замечаниях на второй проект программы Плеханова в марте 1902 г., когда подчеркивал, что «...социал-демократия представляет интересы не только рабочего класса, а всего общественного развития»2.

Общечеловеческий смысл социалистических идеалов (освобождение всех трудящихся слоев от классового угнетения и социального бесправия, свободное и всестороннее развитие всех народов и каждой личности), как и то, что марксизм никогда не был замкнутым, сектантским учением, ориентированным лишь на узкий круг своих приверженцев или на один социальный слой (будучи идеологией рабочего класса, он вовсе не ограничивался интересами лишь своей коренной социальной основы), вряд ли могут вызвать споры и сомнения у тех, кто знаком с основами и гуманистическим духом этого учения. Проблемы и споры возникают — как показывает практика по преимуществу в тех случаях, когда встает вопрос о соотнесении классовых задач с требованиями эпохи, с интересами большинства населения в данный конкретный период. Как представляется, и здесь правильно понятая марксистская методология ориентирует на широкий, свободный от любого проявления сектантства подход.

В работах Ленина в разные периоды рассматривалась проблема взаимоотношения общечеловеческих интересов и интересов рабочего класса, связи и соотнесения исторической миссии рабочего класса с задачами, волнующими и решаемыми большинством общества в то или иное время. И никогда, разумеется, связь и единство интересов рабочего класса и общечеловеческих интересов не представлялись как их полное тождество. В различные периоды в зависимости от конкретных условий, характера решаемых социальных задач приоритеты выдвигались вполне определенные. Когда Ленин в работе «Проект программы нашей партии» говорил о том, что «с точки зрения основных идей марксизма, интересы общественного развития выше интересов пролетариата...»3, то он тем самым подчеркивал исторически преходящий момент и в реальном положении пролетариата и в интересах, порожденных этим положением, и в то же время обозначал предпосылки решения главной цели социалистического освободительного движения.

Отказываясь от сектантства и догматизма, скороспелых выводов и неподготовленных, несозревших действий, марксисты в качестве главной цели классового движения на данном этапе считают создание необходимых условий  для успешного общественного развития, развития цивилизации (в чем заинтересовано большинство общества и что выступает необходимой предпосылкой эффективности самого социалистического движения). Рабочий класс должен выйти за рамки своих специфических интересов, чтобы быть способным представлять общий интерес сил прогресса. Не случайно в конспекте книги Каутского «Аграрный вопрос» Ленин выписал и подчеркнул следующее положение: «Социальное развитие стоит выше, чем интересы пролетариата, и социал-демократия не может защищать те интересы пролетариата, которые препятствуют социальному развитию»4.

Разумеется, чтобы избежать модернизированной трактовки (в угоду нынешней ситуации) тех или иных положений Ленина, каждый раз необходим конкретный анализ условий, в которых они были высказаны, их реального исторического содержания. Так, буквальная проекция на сегодняшний день известного положения Ленина из работы «Проект программы нашей партии» не является корректной. В таком случае имеем дело с неправильным использованием цитаты, ибо в контексте речь идет о другом, о том, что, не решив общедемократических задач, нельзя решить и собственно социалистические задачи.

Вместе с тем поучительны ленинские методологические установки, заключенные в столь часто приводимом положении: необходимость решать общедемократические задачи (индифферентность к ним могут лишить социалистические движения вообще шансов на успех), учитывать то, в чем заинтересовано большинство населения (в царской России — свержение самодержавия), и т. д. Из подобных установок вытекает и приоритетность, первенство, очередность тех или иных задач, что вовсе не означает (вопреки заявлениям некоторых отечественных и зарубежных деятелей) подчинения классового общечеловеческому, а тем более отказа от социалистических целей. Речь о реалистическом учете взаимоотношения общенародных и социалистических задач. Если внимательно прочесть работу «Проект программы нашей партии», то станет ясно, что данное ленинское положение («интересы общественного развития выше интересов пролетариата») в своем контексте исключает их противопоставление, оно лишь утверждает очередность решения. В ней Ленин пишет о «ближайшей цели», о том, что «признание борьбы против самодержавия за политические свободы — первой политической задачей рабочей партии особенно необходимо», а его ниспровержение необходимо «не только в интересах рабочего класса, но и в интересах всего общественного развития»5. В ликвидации самодержавия заинтересованы широкие круги населения, и это первейшая задача рабочего движения, это необходимое звено в процессе достижения социалистической цели.

Как видим, и сегодня ленинская методология поучительна, здесь подход Ленина не узкоклассовый, он учитывает интересы и других слоев населения, и основные для данного периода интересы общественного развития. Без подобных теоретических импульсов трудно понять и нынешнюю концепцию о приоритете общечеловеческого над классовым. Вместе с тем, говоря о необходимости осмысления с позиций историзма ленинских положений, адекватного понимания его теоретического и политического подхода к конкретным вопросам, нельзя забывать о том, что сама по себе только ленинская традиция не может дать ответы на все сегодняшние особенности взаимодействия общечеловеческого и классового.

Мир, в котором мы живем, коренным образом отличается от того, каким он был не только в начале, но даже в середине нынешнего века. Сегодня человечество столкнулось с небывалой ранее ситуацией. При Ленине не было термоядерной, экологической и других современных опасностей, способных смести род человеческий с лица Земли. Отсюда и новые особенности диалектики соотношения общечеловеческих ценностей и классовых интересов.

Например, новой реальностью в сфере международных отношений является то, что ни одна страна или группа государств — даже самых последовательных сторонников разумного и отвечающего интересам человечества курса — не могут одни решать животрепещущие глобальные вопросы современности. Их практическое разрешение предполагает широкое международное сотрудничество, коллективные усилия многих стран, больших и малых, развитых и развивающихся, всех государств, независимо от их общественного строя.

Наличие «общих дел» в сфере политики, экономики, экологии, медицины и т. д. делает нецелесообразным рассматривать все явления и процессы на международной арене в первую очередь с точки зрения классовой конфронтации, даже мирное сосуществование государств различных социальных систем односторонне трактовать как «специфическую форму классовой борьбы», что далеко не отражает нынешней сути взаимоотношений государств.

Разумеется, каждое государство, каждый класс, выступая в поддержку решения общечеловеческих задач (например, необходимость освободиться от общей для всех людей термоядерной угрозы), вовсе не отказываются в то же время от своих социально-классовых целей. Так, буржуазные круги идут на мирное сосуществование государств с различными системами, надеясь выжить и сохранить при этом капиталистическую систему. Нашей стране мирное сосуществование необходимо для продолжения строительства социализма. Участвуя в антивоенном движении, рабочий класс капиталистических стран вовсе не ослабляет свою освободительную борьбу. Поддержка движения за выживание человечества как такового вовсе не «отменяет» социалистические движения, социальные идеалы противостоящих государств и обществ. Речь лишь о том, что в вопросе о выживании рода совпадают интересы всех государств и обществ. Следовательно, здесь сфера общечеловеческого — это сфера совпадения различных социально-классовых интересов. Общечеловеческое их не вытесняет, а совмещается с ними, выступает при этом как приоритетное в своей реализации.

Об этом же свидетельствует изнурительная для народов, поглощающая огромные средства, умственную силу и энергию людей гонка вооружений, вплоть до космических, разбухание до невероятных размеров милитаризма, что противоречит интересам всех обществ и государств. Под воздействием подобных явлений в общественном сознании происходят значительные изменения. Человечество все больше осознает свое единство, взаимосвязь своих слагаемых, абстрагируясь в данном случае от их социально-классовых характеристик.

Человечество вместе может выжить или вместе погибнуть. И чем серьезнее нависшая над человечеством угроза ядерного уничтожения, тем острее в наши дни осознание людьми их принадлежности к единому роду человеческому, необходимости спасения цивилизации. В нынешней критической и переломной ситуации марксисты, руководствуясь гуманистическими принципами, обосновывают программу созидания и разума, сохранения и развития жизни, всего человечества.

 

А. Варламов: Интересно, в связи с ответом на данный вопрос, рассмотреть проблему гуманизма в творчестве Маркса, Энгельса, Ленина. По моему убеждению, отрицать гуманизм их учения можно лишь в состоянии крайнего ослепления. Причины такого ослепления, в общем-то, понятны: они коренятся, с одной стороны, в незнании классического наследия, а с другой — в справедливом возмущении преступлениями сталинизма. Тем не менее элементарная добросовестность заставляет даже таких убежденных антикоммунистов, как 3. Бжезинский, признавать неоспоримость, того факта, что марксизм-ленинизм «стремился к лучшему и более гуманному обществу»6.

И это действительно так. Образно говоря, гуманистический идеал был той звездой, на которую ориентировались Маркс, Энгельс и Ленин. Если говорить о Марксе, то уже в выпускном гимназическом сочинении «Размышления юноши при выборе профессии», формулируя свою жизненную позицию, он утверждал, что «главным руководителем, который должен нас направлять при выборе профессии, является благо человечества, наше собственное совершенствование... человеческая природа устроена так, что человек может достичь своего усовершенствования, только работая для усовершенствования своих современников, во имя их блага»7. Жизнь Маркса, Энгельса, Ленина может быть понята как путь от абстрактно-нравственного стремления принести «счастье наибольшему количеству людей»8 к более конкретным социально-экономическим представлениям и реальной деятельности, направленной на осуществление этого стремления. Направленность на гуманистические, общечеловеческие идеалы объясняет и неприятие такого рода революций, в результате которых лишь часть общества освобождает себя и достигает безраздельного господства над остальными людьми9. Именно поэтому, требуя «действительно человеческой жизни» для каждого члена общества, «коммунизм... означает становление практического гуманизма»10.

Идея суверенности интересов свободного развития личности как высшая ценность человеческого общества никогда не ставилась в марксизме-ленинизме под сомнение. Подтверждение тому — выдвинутое в «Манифесте Коммунистической партии» и прошедшее через произведения Маркса, Энгельса и Ленина представление о будущем обществе как ассоциации личностей, где свободное развитие каждого является условием свободного развития всех. Они считали, что путь к достижению такого состояния лежит через классовую борьбу пролетариата, который не может освободиться от эксплуатации и угнетения, не освобождая в то же время от эксплуатации и угнетения все общество11.

Нельзя забывать, что Маркс, рассматривая капиталистическое общество, прибавочную стоимость, прямо обращался к гуманистической идее справедливости, протестовал против общественного устройства, основанного на безвозмездном присвоении чужого труда. Показательно и то, что Ленин в годы первой мировой войны обосновывал необходимость социалистической революции не столько классовыми, сколько общечеловеческими гуманистическими мотивами: необходимостью избавить человечество от войн, предотвратить дальнейшую гибель людей, разрушение материальных и духовных ценностей.

Вместе с тем необходимо признать, что в марксизме-ленинизме общечеловеческие ценности признаются выше классовых интересов пролетариата лишь в конечном счете, лишь когда в ходе развития исчезнут классовые различия12. Невозможно отрицать и то, что Маркс, Энгельс, Ленин пытались доказать исторически преходящий характер нравственных норм, на которых держался современный им гражданский порядок. Им представлялись утопичными и реакционными социальные учения, построенные на вечных началах нравственности. «Всякую такую нравственность, — говорил Ленин, — взятую из внечеловеческого, внеклассового понятия, мы отрицаем... Мы говорим, что наша нравственность подчинена вполне интересам классовой борьбы пролетариата. Наша нравственность выводится из интересов классовой борьбы пролетариата»13. Что же касается морали, стоящей выше классовых противоречий и интересов, действительно человеческой морали, то она, по мнению основоположников марксизма, должна была возникнуть лишь на такой ступени развития общества, когда противоположность классов была бы не только преодолена, но и забыта в жизненной практике14.

Правомерно ли в связи с этим обвинять Маркса, Энгельса, Ленина в том, что они недооценивали значение общечеловеческих интересов? Думается, что это было бы антиисторично. В самом деле, их учение имело вполне конкретную историческую природу, возникло в процессе разрушения традиционных укладов жизни в условиях зарождающихся буржуазных отношений, когда выброшенные из феодального общества социальные слои, формирующиеся в промышленный пролетариат, оказались лишенными каких бы то ни было реальных гражданских прав в «диком» капиталистическом обществе.

Немаловажно и то, что с социально-психологической стороны для широких масс марксизм представал, говоря словами Бердяева, как «учение об избавлении, о мессианском призвании пролетариата, о грядущем совершенном обществе» и различие между буржуа и пролетарием воспринималось как «различие между злом и добром, несправедливостью и справедливостью»15. «Мы имеем перед собой во всем мире борьбу реакционной буржуазии с революционным пролетариатом», — писал Ленин16, и эту оценку эпохи, в которой он жил, невозможно опровергнуть. Но вместе с тем вполне очевидно и то, что в XIX — начале XX в., в условиях господства в межклассовых отношениях политической культуры конфронтационности, даже постановка проблемы соотношения общечеловеческих ценностей и классовых интересов могла иметь характер абстрактного теоретизирования, но не реальной политики. И накопленный рабочим движением опыт, и острота самой действительности формировали в социал-демократической рабочей среде твердое убеждение, что отказ от приоритета интересов пролетариата или непоследовательность в его отстаивании равнозначны измене делу освобождения трудящихся, являются оппортунизмом. Именно так и были восприняты многие идеи Каутского и Бернштейна.

Сегодня идея приоритета общечеловеческих ценностей перед классовыми, национальными, государственными, конфессиональными и иными интересами обретает конкретный и политически актуальный характер. Но, для того чтобы прийти к пониманию этого, человеческому сообществу пришлось пройти через трагедии гражданских и мировых войн, ужасы «узурпировавших классовое господство» (Маркс)17 тоталитарных режимов, встать на грань ядерного самоуничтожения, достичь качественного подъема производительных сил и на этой основе существенно смягчить антагонизм между компонентами социальных структур. Сегодня стала насущной задача формирования нового видения социализма, одним из краеугольных камней которого уже является идея приоритета общечеловеческих ценностей.

Примечания:

1 Маркс К., Энгельс Ф.Соч. 2-е изд. Т. 2. С. 516.

2 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 6. С. 235.

3 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 4. С. 220.

4 Ленинский сборник XIX. С. 67.

5 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 4. С. 220.

6 Бжезинский 3. Большой провал. Агония коммунизма // Квинтэссенция. С. 265.

7 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 40. С. 7.

8 См. там же.

9 См. там же. Т. 1. С. 425.

10 Там же. Т. 42. С. 169.

11 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т 21. С. 1—2.

12 См. там же. Т. 4. С. 447.

13 Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 41. С. 309.

14 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20. С. 95—96.

15 Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма. С. 81, 83.

16 Ленин В. И. Полн. собр. соч.Т. 45. С. 141.

17 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 17. С. 548.