Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 6334

Лукина Инна Николаевна - кандидат исторических наук (г. Псков)

По поводу одной статьи о В. И. Ленине

 

Осенью 2003 г. вышел очередной, 19-й номер историко-краеведческого журнала «Псков», издаваемого Псковским пединститутом. С каждым номером журнал становится все интереснее, в статьях его открываются новые, ранее неизвестные стороны жизни нашего края. Хочу остановиться на статье доктора исторических наук, старшего научного сотрудника Института российской истории РАН К. А. Аверьянова «Неизвестные страницы пребывания В. И. Ленина в Пскове», знакомство с которой вызывает немало вопросов.

Автор поставил задачей выяснить, каким образом В. И. Ленин получил в 1900 г. заграничный паспорт для поездки в Германию. Но не тот паспорт, что ему выдали официально в канцелярии Псковского губернатора, а другой - на имя Николая Егоровича Ленина, от которого пошел знаменитый на весь мир псевдоним Владимира Ильича. По мнению К. А. Аверьянова, Ленин не мог получить заграничный паспорт официальным путем, т. к. он был политическим поднадзорным. Тем не менее он его получил.

Как опытный конспиратор, В. И. Ленин не дал псковской полиции поводов против себя. В донесениях филеров и в сведениях Псковского жандармского управления о В. И. Ульянове отмечается, что «за время проживания в Пскове до выезда за границу ни в чем предосудительном не замечен»1.  Хорошим прикрытием служила Ленину и работа в статистическом бюро Псковского губернского земства, его участие в составлении программы оценочно-статистического обследования губернии.

Известно также, что некоторые полицейские чиновники предпочитали избавляться от политических поднадзорных, из-за которых могли случиться курьезные неприятности, требовался постоянный надзор и подача донесений.

К. А. Аверьянов считает, что в получении заграничного паспорта В. И. Ленину посодействовал князь В. А. Оболенский. Возможно, но только следует учесть, что князь тоже был поднадзорным и его содействие не могло быть решающим. Да и о содействии Оболенского в этом вопросе нигде не упомянуто.

19 мая 1900 г. В. И. Ленин покинул Псков, а 21 мая был арестован в Петербурге. К. А. Аверьянов по этому поводу сообщает: «Для нас интересно другое. Н. К. Крупская в своих воспоминаниях говорит о двух тысячах рублей, тогда как во время официального обыска у Ильича было отобрано 1300 рублей. Недостающие 700 рублей, возможно, были первоначальным авансом за заграничный паспорт»2.  (Попросту взяткой). Смелое обвинение, только вот ничем не подтвержденное.

Между тем, В. И. Ленин в письме к М. А. Ульяновой 5 мая 1900 г. сообщал: «Вчера получил свидетельство от местного полицмейстера о неимении с его стороны препятствий к отъезду моему за границу, сегодня внес пошлину (десять рублей) и через два часа получу заграничный паспорт». В приписке к письму Владимир Ильич добавил, что уже получил паспорт в канцелярии Псковского губернатора.3

К. А. Аверьянов же считает, что 10 руб. - только условная официальная плата, а была еще другая, на частичное погашение которой ушли 700 руб., остальные 1300 руб., обнаруженные у Ленина при обыске, составляли вторую часть платы за паспорт. Но ведь заграничный паспорт Ленин получил в Пскове, а обыск ему учинили в Петербурге, после отъезда из Пскова. И все-таки К. А. Аверьянов ставит вопрос, во сколько же обошлось Владимиру Ильичу получение заграничного паспорта в Пскове, высказывая мнение, что все обнаруженные у него деньги принадлежали ему лично и были приготовлены на оплату паспорта. По его же мнению обнаруженные у Ленина в Петербурге деньги не могли быть средствами, собранными псковскими социал-демократами на издание «Искры», т. к., работая в статистике, они получали в среднем по 24 руб. в месяц, и потому относиться к этой версии всерьез не стоит.4

А между тем «денежные дела» у В. И. Ленина в Пскове были. Средства на «Искру» собирались не со скромного жалованья статистиков, источники их были иные. Так, значительную сумму на издание газеты выделили братья Николай Федорович и Павел Федорович Лопатины - сыновья иваново-вознесенского фабриканта, получившие наследство. П. А. Красиков, хорошо знавший Лопатиных по Пскову, на полях одной из книг своей личной библиотеки «Даты жизни и деятельности В. И. Ленина» рядом с фактами о пребывании Владимира Ильича в Пскове собственноручно сделал запись: «Лопатины дали деньги 10000». В архивных документах братьев Лопатиных сообщается, что 10 тыс. руб. были переданы В. И. Ленину в присутствии Стопани и Красикова.5 Перед отъездом из Пскова Владимир Ильич также заходил к Н. Ф. Лопатину и уединялся с ним для разговора в садовую беседку, свидетелем чего был Н. Л. Сергиевский.

Значительную сумму пожертвовала на «Искру» общественная деятельница Л. М. Калмыкова, не раз приезжавшая в 1900 г. в Псков из Петербурга для переговоров с В. И. Лениным. Она держала связь с Г. В. Плехановым и группой «Освобождение труда». Следовательно, в Пскове на издание «Искры» были собраны значительные средства.

Далее. Из Петербурга, уже после отъезда из Пскова, Владимир Ильич был доставлен в Подольск к тамошнему уездному исправнику Перфильеву, который потребовал от него документы. И Ленин предъявил свой заграничный паспорт, который у него отобрали при аресте в Петербурге, но потом вернули. Исправник положил паспорт в стол, заявив, что документ останется у него. Владимир Ильич пригрозил пожаловаться в департамент полиции и только тогда получил свой заграничный паспорт обратно. Этот факт из биографии Ленина давно известен и никогда не вызывал сомнения у историков. В Подольском музее В. И. Ленина на эту тему есть даже картина. А вот в статье К. А. Аверьянова читаем:

«Но, думается, память подвела здесь Дмитрия Ильича. Как он сам пишет в воспоминаниях, очевидцем этой сцены он не был, а рассказал о ней ему брат (В. И. Ленина. - Авт.). Следует добавить, что смысла предъявлять заграничный вид у Владимира Ильича не было - на руках у него была паспортная книжка № 33, выданная в Пскове еще на второй день его пребывания там. Если у В. И. Ленина и вышел спор в полиции, то, вероятно, с псковским полицейским чиновником, потребовавшим уплаты всей заранее оговоренной суммы».

Но где здесь хоть какие-нибудь доказательства подобной версии? Их нет. Знакомство же с полицейскими документами показывает, что отношения Ленина с псковской полицией до открытых конфликтов не доходили. Полицейские знали, что имеют дело с юристом, автором книги «Развитие капитализма в России», вышедшей под псевдонимом «Владимир Ильин» и высоко оцененной многими псковскими статистиками, в том числе их руководителем Н. М. Кисляковым. Это придавало Ульянову в глазах властей определенный вес. Филеры, однако, следили за ним, полицейские чиновники отправляли в Петербург доносы, но при всем этом никаких скандальных столкновений с полицией не было. Желание автора статьи в угоду сложившейся версии перенести эпизод из одного города в другой не имеет под собой никаких оснований.

Уже много лет исследователей интересует вопрос о происхождении псевдонима «Н. Ленин», о путях получения Владимиром Ильичом заграничного паспорта на имя Николая Егоровича Ленина. В последнее время он всплыл снова, и в печати, и на телевизионном экране. Лет 30 с лишним назад задавались этим вопросом и работники Псковского мемориального музея В. И. Ленина, однако серьезного документального обоснования этой версии не находилось.

В статье К. А. Аверьянова читаем: «Каким же образом в руках Ильича оказался паспорт этого человека? По семейному преданию, записанному М. Г. Штейном, у правнуков Николая Егоровича на рубеже 19801990-х гг., к дочери Н. Е. Ленина Ольге обращалась Н. К. Крупская, когда возникло подозрение, что власти откажут в выдаче паспорта Ильичу для поездки за границу. Надежда Константиновна знала Ольгу как выпускницу Бестужевских курсов (их она окончила в 1883 г. ). Та попросила помочь своего брата Сергея Николаевича, и он, будучи в Пскове по служебным делам... в одной из псковских гостиниц передал Ульянову паспорт своего отца с переделанной датой рождения».6 Впрочем, по другой семейной версии, сообщает К. А. Аверьянов, этому содействовал А. Д. Цюрупа, живший в Уфе. Предупреждая читателя, что к этой версии нужно отнестись крайне осторожно, автор приводит еще одну, которую считает более правдоподобной: паспорт на имя Николая Егоровича Ленина Владимир Ильич сумел получить по пути из сибирской ссылки, в Нижнем Новгороде: «По пути в Псков он должен был сделать... огромный крюк с заездом из Москвы в Нижний Новгород. К тому же следует учитывать, что упомянутая автором Вера Васильевна, проживавшая в Нижнем Новгороде, являлась не кем иным, как дочерью крестного отца Николая Егоровича Ленина, и у нее вполне мог бы оказаться паспорт последнего».7

По словам К. А. Аверьянова, Владимир Ильич находился в Нижнем Новгороде четыре дня, с 20 по 24 февраля 1900 г.,8 а 26 февраля, согласно полицейским донесениям, уже прибыл в Псков.

После остановки в Уфе Владимир Ильич, по-видимому, проследовал в Москву без всяких остановок. Вот что вспоминал об этих днях его брат Д. И. Ульянов: «В начале 1900 года Владимир Ильич возвращался из Сибири после трех лет ссылки, которую отбывал в селе Шушенском, Минусинского уезда Енисейской губернии. Возвращался он один, без Надежды Константиновны, у которой еще не окончился срок ссылки. Она доехала с Владимиром Ильичем до Уфы и осталась там отбывать гласный надзор полиции. Получив извещение о времени выезда Владимира Ильича, я встретил его в 50 верстах от Москвы, в Подольске, где тогда жил. Нашел его в вагоне 3 класса дальнего поезда; по всему было видно, что публика ехала из холодных стран - меховые шубы, дохи, сибирские шапки с наушниками, валенки, бурки и т. д. были разбросаны по вагону. ... Когда, по прибытии в Москву, мы ехали с Владимиром Ильичем на извозчике к своим, на Бахметьевскую улицу, я был счастлив и горд тем, что я на полтора часа раньше других его встретил и что я привезу его к ним.9 В «Биографии» В. И. Ленина10 также отмечается, что, несмотря на полицейское запрещение, Владимир Ильич поехал в Москву, где состоялись его встречи о местными политическими единомышленниками, а также представителем Екатеринославского комитета И. Х. Лалаянцем. После недолгого пребывания в Москве В. И. Ленин нелегально посетил Петербург, где на квартире M. Калмыковой он встретился с приехавшей из-за границы В. И. Засулич, вел с ней переговоры об участии группы «Освобождение труда» в издании за границей общерусской марксистской газеты и научно-политического журнала.

Следовательно, до приезда в Псков 26 февраля В. И. Ленин вряд ли за два дня - с 24 по 26 февраля - смог бы совершить поездки в Москву и Петербург: для этого нужно было значительно больше времени. Поездка в Нижний Новгород на самом деле была совершена уже после отъезда его из Пскова, летом 1900 г. Вместе с матерью Марией Александровной и старшей сестрой Анной Ильиничной Ленин выехал из Подольска в Уфу к Надежде Константиновне. «По дороге, - вспоминала А. И. Ульянова, - Владимир Ильич заехал в Нижний Новгород и провел совещание с социал-демократами об их участии в издании газеты».11 Из Нижнего Новгорода Владимир Ильич и его родные продолжили путь на пароходе по Волге, Каме и Белой. На обратном пути из Уфы Ленин сделал остановки в Самаре и Сызрани. Все они были связаны с изданием будущей газеты. Эту же цель преследовала и поездка В. И. Ленина из Пскова в Ригу: его интересовала постановка транспортного пути для «Искры» из-за границы в Россию через Ригу (Дата пребывания В. И. Ленина в Риге 2 апреля установлена А. А. Дризулом). Вот что писал участник встречи в Риге К. И. Зутис:

«Основной целью его в разговоре, как можно было заметить, являлось, во-первых, «принять к сведению» все то, что было достойно внимания в нашем социал-демократическом рабочем движении, и, во-вторых, выяснить, в какой степени наша организация сможет содействовать транспортировке в Россию газеты русских социал-демократов «Искра», которую предполагалось издавать за границей. В конце беседы он дал мне и Озолу понять, что является одним из основателей этой газеты».12 Разговор коснулся также книги Э. Бернштейна «Предпосылки социализма и задачи социал-демократии», вызвавшей разногласия в среде латышских социал-демократов. Ленин постарался доказать несостоятельность ревизии марксизма Бернштейном.

Беседа продолжалась около полутора часов, после чего Ленин и Сильвины покинули квартиру Ковалевских, и в тот же день вечером Владимир Ильич выехал в Псков.

На первый взгляд, эта поездка не дала ощутимых результатов: латыши не были в то время заинтересованы в солидной постановке транспортных путей для литературы, издававшейся за границей. Их интересовала прежде всего литература на латышском языке. Издания же немецких социал-демократов и группы «Освобождение труда» сюда довольно свободно проникали и легальными путями.13 Однако впоследствии выход первых номеров «Искры» произвел на латышских социал-демократов большое впечатление, и старые знакомые Владимира Ильича «не только помогали в ее доставке в Россию с разными оказиями, но и старались поставить это дело более широко получением нелегальных транспортов морским путем, выгружая в море с приходящих в Рижский залив пароходов и подвозя на лодках к берегу в укромных местах».14

Но вернемся к вопросу о заграничных паспортах В. И. Ленина. Из приведенных выше материалов видно, что при отъезде из Пскова у него на руках был лишь паспорт, полученный в канцелярии псковского губернатора 5 мая. Вспомним, какой обыск Владимиру Ильичу учинили при аресте в Петербурге: осмотрена вся одежда, тщательно обыскан и описан прибывший из Пскова багаж. В нем оказались книги, с которыми Ленин работал в Сибири и в Пскове. При таком тщательном обыске второй заграничный паспорт на имя Н. Е. Ленина, несомненно, был бы обнаружен.

Он, скорее всего, мог быть получен Владимиром Ильичем во время летней поездки в Уфу с остановкой в Нижнем Новгороде или доставлен ему за границу в 1901 г. лицом, не привлекавшим такого пристального внимания, как Ульянов. Это могла быть и Н. К. Крупская, закончившая поднадзорное пребывание в Уфе в марте 1901 г. и направившаяся к мужу в Германию. В Уфе в это время жил А. Д. Цюрупа, уже приобретший опыт подпольной конспиративной работы и опыт статистических обследований в нескольких губерниях России. Н. К. Крупская вспоминала о первом дне приезда из Шушенского: «В Уфе в день нашего приезда к нам пришла местная публика - А. Д. Цюрупа, Свидерский, Крохмаль. Пару дней пробыл Владимир Ильич в Уфе и, поговоривши с публикой и перепоручив меня с мамой товарищам, двинулся дальше, поближе к Питеру».15 Летом 1900 г. Ленин вторично приезжал в Уфу, пробыв там уже более двух недель, снова встречаясь с уфимскими, нижегородскими, уральскими социал-демократами.16

В книге Всеволода Цюрупы «Колокола памяти» сообщается, что в Уфе в искровский период активно работали О. А. Варенцова, К. Газенбуш, В. Н. Крохмаль, В. А. Носков, А. И. Петренко, А. И. Пискунов, О. И. Гагина, И. С. Якутов, выезжавшие также и в другие города России.17

При таких контактах А. Д. Цюрупа вполне мог выйти на лиц, сохранявших заграничный паспорт Н. Е. Ленина. О возможном содействии его упоминается и в статье М. Г. Штейна. Владимиру Ильичу за границей надежный долгосрочный паспорт был очень нужен, ибо полученный в Пскове давал лишь возможность уехать в Германию и прожить там полгода; в начале ноября 1900 г. срок его действия заканчивался. Жить же по просроченному паспорту политэмигранту было опасно. Поэтому и нужен был Ленину новый заграничный паспорт.

Изучение же вопроса о происхождении псевдонима «Н. Ленин» достойно внимания, и поиски материалов об обстоятельствах получения паспорта Н. Е. Ленина Владимиром Ильичем стоит продолжать. Работы для исследователей здесь немало, и, может быть, новые убедительные доказательства ждут нас впереди. Только делать такую работу нужно без спешки, основываясь на документах и материалах, которые могли бы подтвердить версии и предположения исследователей.

 

Примечания

1 Красный архив. 1934. №1 (62). С. 137; В.И. Ленин и Псковский край: Документы, статьи. Л., 1971. С. 51.

2 Аверьянов К.А. Неизвестные страницы пребывания В.И.Ленина в Пскове // Псков. 2003. N° 19. С. 135.

3 Ленин В.И. Полн. Собр. Соч. Т. 55. С. 186.

4 Аверьянов К.А.Указ. соч. С. 135.

5 Наука и религия. 1974. № 4. С. 10-11.

6 Аверьянов К.А. Указ. соч. С. 131.

7 Там же.

8 Там же. С. 130.

9 Ленин и Ульяновы в Подольске. М., 1967. С. 242.

10 В.И.Ленин. Биография. Изд. 5-е. М., 1972. С. 79.

11 Ленин и Ульяновы в Подольске. С. 236.

12 Зутис К.И. Беседа Ленина с латышскими социал-демократами // Ленин в воспоминаниях революционеров Латвии. Рига. 1969. С. 57-59.

13 Лукина И.Н. Восемьдесят три дня. Л., 1984. С. 68.

14 Сильвин М.А. В.И. Ленин в период зарождения партии. Л., 1958. С. 222-223.

15 Крупская Н.К. Воспоминания о Ленине. М., 1957. С. 37.

16 Дом-музей В.И.Ленина в Уфе. Уфа. 1965. С, 5.

17 Цюрупа В.А. Колокола памяти. М., 1986. С. 53.