Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 2912

Николай ВОЛЫНСКИЙ

Как М. Г. Штейн защитил честь семьи Ульяновых

В связи с тем, что на просторах интернета до сих пор популяризируется лживая статья А. П. Кутенева "О чем молчала Мариэтта Шагинян? Сенсационные документы о семье Ульяновых", которая была опубликована в газете "Новый Петербург" 27 октября 1995 г., читателям будет интересно ознакомиться с материалом о том, как к сожалению ныне уже покойный доктор исторических наук Михаил Георгиевич Штейн (1933-2009) подал иск в суд «О защите чести и достоинства семьи Ульяновых» против газет "Новый Петербург" и "24 часа", а также А.Кутенева.

 

Честь семьи Ульяновых

Ее взялся защитить в суде не искатель популярности, не идолопоклонник, а скромный школьный учитель

Не так давно местные газеты "Новый Петербург" и "24 часа" испачкали свои страницы, опубликовав по очереди интервью с неким гражданином города Питера Кутеневым Александром Павловичем под названием "О чем молчала Мариэтта Шагинян? - Сенсационные документы о семье Ульяновых". Скажем сразу: вопреки обещанному никаких документов в обеих публикациях нет. Оба текста, распространенные совокупным тиражом за двести с лишним тысяч экземпляров, представляют собой рвотное средство, очень крепкое и теперь широко доступное каждому, кто захочет обратиться к упомянутым газетам. Мы же во избежание нежелательных реакций у читателей не станем цитировать целиком указанные публикации (хотя, ей Богу, это следовало бы сделать), а приведем лишь главное.

Кутенев, именующий себя сотрудником некоего "центра" под названием "Модернизация", рассказывает вещи настолько сногсшибательные, что поначалу невольно думаешь - он просто потешается над читателем. Но смотришь дальше - нет, все всерьез. И хотя его рассуждения лежат в области отечественной истории, возникает стойкое подозрение, что по соседству расположена психиатрия.

Оказывается, все наши нынешние неурядицы начались непосредственно с императора Александра III, о котором мы все знаем из истории, что был он человеком в общем-то порядочным, тихим семьянином, большим домоседом. Правда, пил много, отчего и умер, не дожив до пятидесяти.

Так вот, граждане, все не так было в нашей истории. А как - просвещает нас ее "модернизатор" Кутенев. Император Александр III, по его утверждению, был страшным бабником, да не просто, а каким-то ненасытным зверем. Не пропускал мимо себя ни одной юбки. Вот он бросился, значит, на фрейлину по имени Мария Александровна Бланк - в будущем замужестве Ульянова. И родился от нее внебрачный сын императора, тоже Александр. Догадываетесь, что дальше будет, читатель? Точно! Сынок так возненавидел батюшку, что специально поступил в народовольцы, чтобы его укокошить. За что?! Об этом "Модернизация" молчит. Впрочем, это историческое "открытие" свидетельствует о том, что автор его член "Модернизации" Кутенев где-то видел книгу австрийского психоаналитика Зигмунда Фрейда, а может, даже держал ее в руках. Фрейд придумал так называемый "эдипов комплекс", согласно которому все в мире мальчики ненавидят своих отцов и любят только своих матерей. На этих особенностях человеческого поведения и строится вся наша жизнь - так решил австрийский знаток всех человеческих душ. Откуда он только это взял -- одному Богу известно. Но как до сих пор ни кажется странным, эта дурно пахнущая теория властвовала над многими не очень устойчивыми интеллигентными умами Европы более пятидесяти лет, а в США каждый второй психиатр обещает своим пациентам вылечить их за большие деньги, но при условии, что пациент честно будет рассказывать врачу, как он сызмальства боялся отца и вместо него любил мать. И знаете, до сих пор находится много доверчивых.

Но, видимо, самому Кутеневу подобное обоснование своих исторических открытий показалось слабоватым, и потому он выдвигает дополнительный аргумент, который звучит так: это может быть потому, что это может быть всегда - подобное в истории уже было. То есть, например, вам, уважаемый читатель завтра при выходе из дому обязательно свалится на голову кирпич, потому что подобное в истории с кем-то уже было.

"Известно, - сообщает нам "модернизатор", - что Ломоносов был сыном Петра I, князь Бобринский - сыном Потемкина и Екатерины II, Разумовский - внебрачным сыном Елизаветы." В этих трех констатациях, распространенных газетами "Новый Петербург" и "24 часа", - четыре, мягко говоря, ошибки. Предлагаем читателю найти их самостоятельно. Правильные ответы - в конце статьи.

Дальше Александр III хотел сделать сына Сашу князем, но, как продолжает просвещать нас "модернизатор", "Мария Александровна все испортила: вслед за Александром родила еще ребенка - девочку" неизвестно от кого. "Чтобы замять скандал, решили передать дело охранке. Охранка нашла в Петербурге несчастного человека гомосексуалиста Илью Ульянова... Ему дали в приданое  к Марии Александровне дворянский титул, хлебное место в провинции, и молодожены отбыли в Симбирск". Но и в Симбирске Мария Александровна не угомонилась, обратно ж вела себя не хорошо. Следующие ее четверо детей тоже появились неизвестно от кого. Кстати, еще одно открытие "модернизатора": "Историки не удивляются такому факту, что даты рождения двух первых детей Ульяновых предшествуют свадьбе Ильи и Марии" (снова предлагаем читателю самому найти правильный ответ). Ну а когда Сашу Ульянова посадили, мать поехала в Петербург". Александр III принял свою старую пассию сразу, и они вместе посетили Сашу в крепости. Царь простил "цареубийцу", пообещал дать ему княжеский титул, записать в гвардию... Но "Сашенька оказался с характером" - не захотел. Тогда на свободу его не выпустили, а "отправили в психушку. Где он своей смертью умер в 1901 году. Историки не сходятся на способах казни, но ведь казни никакой не было". Вот так-то, уважаемый читатель - не было и все! И этот факт, вернее, безапелляционное утверждение, размноженное вроде бы интеллигентными газетами тоже интеллигентного вроде города Питера перечеркивает более чем столетний период жизни нашей страны. Ибо факты, связанные с семьей Ульяновых, являются "узловыми станциями" истории и не только нашей, но и мировой. Куда же мы, получается заехали? В Бологое иль в Поповку? А с платформы "ученые модернизаторы" нам называют совершенно другую станцию. И по поводу семьи Ульяновых они упражняются уже без малого десять лет.

Но не это удивляет больше всего и вызывает огромное желание просто дать в морду подобным "модернизаторам". У меня лично еще большую злость вызывают другие граждане - не модернизированные, а вроде бы нормальные историки, с учеными степенями, даже с очень высокими, которые всю жизнь паразитировали на семье Ульяновых, прекрасно устроились и ныне. Просто бешенство иной раз вызывают и те большие и маленькие писатели, которые считались почти официальными гениями только потому, что хоть одну страницу в жизни написали о ком-либо из Ульяновых. И теперь, когда уже почти целую эпоху на их глазах не где-нибудь, а в России, марают грязью эту семью, - они молчат. Молчат... Я уж не говорю об официальных идеологах партий, российских и зарубежных, которые называют себя ленинскими... И о членах различных общественных и еще больше - государственных организаций, которые давно должны были не просто оградить имена Ульяновых от глумления, а пойти дальше - инициировать наконец принятие Закона об охране отечественной истории. Ибо давно пора признать тот, в общем-то малооспоримый, факт, что в конце ХХ века враги нашего Отечества оказались умнее. Даже в чем-то гениальнее нас. Они разгромили Российскую Советскую Империю, расчленили ее и заставили ее народ работать на себя, использовав при том доселе невиданный нигде в мире вид оружия. Они разгромили СССР не с помощью танков, пушек или даже атомной бомбы. Нет - они просто украли у нас нашу собственную Историю! Лишили нас как народ, как общество вообще права на равноправное существование в достойной роли среди других народов и государств, ибо как видим, роль эта была "ложная", исторически "неподтвержденная". Лишив нас собственной Истории, оставили в пустынном открытом море, но тут же в порядке "спасения" подсунули дырявый спасательный круг другой, "истинной истории". Той, где, оказывается, и татаро-монгольского ига не было, и немецкая принцесса София Амалия Фредерика Августа-Ангальт-Цербская пришла царствовать к нам под именем Екатерины II исключительно из любви к России, желая вывести "эту" страну из "варварства"; где все хорошее делали немцы и евреи, а все плохое - русские (кстати, подарившие миру радио, вертолет, голографию, телевидение, искусственный спутник Земли, атомный ледокол и массу еще подобных пустяков); историю, где бездарнейший из царей, редчайший циник, лжец, алкоголик, абсолютно наплевавший на судьбу народов врученной ему Империи Николай II Кровавый оказывается "святым великомучеником". А его отец - хлопотливым "устроителем" судеб членов семьи Ульяновых, а следовательно, косвенным организатором Октябрьского переворота 1917 года, и эту его роль можно объяснить посредством австрийско-еврейских психоаналитических штучек...

Но что же там дальше вещает "модернизатор" Кутенев? Что еще "откопал" он, на какой помойке? Оказывается, дальше, в Симбирске, Ульянов-отец, неродной, конечно, подвергает детей своим гнусным домогательствам. Володя тоже вырос таким же, отчего и совершил Октябрьскую революцию. Извините, дорогой читатель, пойду помою руки после этих мерзостей.

Н-да, но самое-то ведь драматическое в другом. Если бы Кутенев действительно что-нибудь нашел и действительно существовала бы подобная помойка, то вообще разговор бы здесь был другой и велся бы вообще в другом тоне. Но о том еще немножко позже, а сейчас попробуем понять: а при чем здесь вообще Мариэтта Шагинян? Оказывается, Кутенев, как заверяет, проник в секретные архивы Кремля (и кто его туда пустил?), из которых "узнал", что Шагинян обо всем им Кутеневым, сказанном тоже узнала из секретных архивов ЦК КПСС, сообщила обо всем этом Брежневу, тот - Суслову. Михаила Андреевича чуть не хватила кондрашка, Суслов "три дня лежал с давлением" и потребовал от Брежнева расстрелять Шагинян. Но Брежнев вместо этого дал Мариэтте Сергеевне новую квартиру - в обмен на молчание писательницы. Она и молчала - до тех пор пока вездесущие кутеневы не "отмодернизировали" нашу давнюю и не очень давнюю отечественную историю и не поведали нам о том, какими мы все были дураками, когда считали, что на самом деле в жизни тех или иных людей происходило нечто другое.

Но еще больше, по мере знакомства с откровениями Кутенева, поражаешься в публикациях другому. Вот каким комментарием сопровождает интервью с "модернизатором" редакция "24 часов", газеты, в которой работает немало лично мне знакомых журналистов, о которых мне думалось, что они вполне разумные, образованные, интеллигентные люди - в том числе и в ее руководстве. Вот что пишут: "Времена замалчивания и недосказанностей миновали, надеемся, навсегда. И точка зрения историка, исследовавшего эту острую ситуацию, имеет полное право быть услышанной". Это пишут люди, которые обязаны знать отечественную историю хотя бы в объеме курса средней школы, - люди, в чьи профессиональные обязанности входит абсолютное недоверие любой новой неподтвержденной информации. Пишут жители города, в котором похоронена Мария Александровна Ульянова, перенесшая столько страданий из-за своих сыновей. И пишут ложь абсолютную, ибо времена замалчивания как раз наступили, и очень жесткие, потому что иная точка зрения сегодня, как оказалось, не имеет права быть услышанной даже через газеты, в патриотических ориентациях которых никогда не было сомнений.

Нужно особо сказать, что сегодня модернизаторы выступают полным строем, они очень солидарны. Местный тележурналист Виктор Правдюк, верный и многолетний соратник когда-то очень известной и теперь почти забытой Бэллы Курковой, начальницы петербургского радио и телевидения, ушедшей как бы в политическое небытие, но несмотря на это успевшей очень хорошо устроиться материально - за государственный счет, как утверждают данные министерства финансов; так вот, этот Правдюк, которого в Питере называют другим, нехорошим, словом, но тоже на букву "п", несколько вечеров подряд крутил похожую гнусь по телевидению. И никто в городе и в стране, по крайней мере, открыто, публично, широкоизвестно не выступил и против этого мошенника. Никто, повторяю, даже из тех, кого называют "коммунистическими ортодоксами".

Против клеветы в адрес семьи, давшей миру одного из величайших его людей, выступил беспартийный - школьный учитель Михаил Григорьевич Штейн. Сначала он попытался разоблачить "кулепости" об Ульяновых в петербургской печати - в первую очередь обратился в те газеты, которые их напечатали. Но, как нам уже известно из этих газет, "времена замалчиваний миновали", поэтому учителя просто послали подальше. Он обратился в газету, считающуюся самой респектабельной в Питере, в бывший орган обкома КПСС "Ленинградская правда", а теперь орган мэрии "Санкт-Петербургские ведомости". И тут ему отказали, причем те люди, которые старательно учили нас в оные времена верности коммунистической идеологии. Да что бывшая партийная "Ленправда"... Не захотелось связываться. Но получилось, не с "модернизаторами" кутеневыми не захотели, а с совсем другими людьми, - с читателями, которым именно правда о сказанном сегодня в Питере и широко распространяемом за его пределами нужна больше всего и именно сейчас. И только журнал "Петербургский университет", издающийся мизерным тиражом, предоставил М.Штейну немного места, но под рубрикой... "Не бесспорно"! Что тут еще не бесспорно для издателей журнала, выходящем в колыбели русской науки и образования? О чем могут еще спорить, например, университетские историки? О том, что Ломоносов никогда не был да не мог быть сыном Петра I, как о тому врут "модернизаторы"?

Не удовлетворившись такой "свободой слова", которая нынче, как видим, гарантируется мошенникам, но не гарантируется нормальным людям, М.Штейн обратился в федеральный суд центрального района Санкт-Петербурга с иском к газетам "Новый Петербург" и "24 часа" и к А.Кутеневу лично. Вот как звучит этот документ: "Исковое заявление о защите чести и достоинства семьи Ульяновых: Марии Александровны, Ильи Николаевича, их сына Владимира Ильича (Н.Ленина) и других детей"...

Прежде всего М.Штейн потребовал от А.Кутенева предоставить доказательства. Указать на документальные источники "открытий" этого "историка", точка зрения которого так дорога напечатавшим его газетам и не отвергается университетским журналом, тоже считающим, видимо, что точка зрения Кутенева "имеет право быть услышанной". На самом же деле, как очень скоро выяснилось, нет у него такого права, ибо никаких документов, на которых может быть основана такая "точка", Кутенев не видел и видеть не мог по весьма банальной причине: их просто нет и никогда в природе не было, хотя в газетах "модернизатор" сообщает: "Когда я прочел в архиве эту записку (якобы от Шагинян Брежневу. - Н.В.), мне захотелось увидеть и сами архивные материалы и я запросил копии. Все именно так и было". Однако в своем объяснении на иск М.Штейна Кутенев, как требует того его основная профессия, уже сильно модернизирует свои предыдущие утверждения: теперь он не может указать источники или предоставить сами документы или те самые копии. Думаете, признался? Да, но пока лишь в том, что считает круглыми дураками не только читателей указанных газет, но и членов федерального суда Центрального района города Санкт-Петербурга. "Сам доступ к этим материалам, -- продолжает смеяться над судом А.Кутенев, - был обусловлен тем, что мною была дана подписка о неразглашении"...

Так, хорошо, ну а почто разгласил-то, почто нарушил подписку-то? Да еще добровольно - никто ведь за язык Кутенева не тянул. Так, за здорово живешь подвел себя разглашением под статью? Ничего подобного, иначе давно бы уже сидел или же мы давно бы имели в его лице нового "поборника свободы слова", вокруг которого уже несколько лет визжали бы русофобы и антикоммунисты всех мастей... И Кутенев чувствует, что лепет его оправданий слишком жалок, и потому пытается отвязаться от Штейна одним махом: в газетах был напечатан, оказывается, даже "не результат научного исследования, а частное мнение" Кутенева. А оно, поданное в газетах, напомним, в качестве именно исторической истины, основанной на "сенсационных документах", возражения против которых со стороны М.Штейна "не бесспорны", теперь, по утверждению "модернизатора" Кутенева, уже в суде, "не нуждается в обосновании архивными документами и может складываться как угодно и свободно высказываться на основании предоставленной Конституцией Российской Федерации свободы слова".

Замечательно! Вот я тоже выскажу свое частное мнение о Кутеневе Александре Павловиче - в полном соответствии с той самой свободой слова, как он ее толкует и для которой документы и другие доказательства в наше время уже не требуются. Но это я сделаю в конце статьи.

А сейчас М.Штейн даст нам правильные ответы на загадки, которые мы задали нашим читателям вначале.

- Но прежде скажите, Михаил Григорьевич, почему вы решили защищать честь семьи Ульяновых? Ведь ни в каких партиях не состоите, ни в каких политических движениях не участвуете?

- Я просто учитель истории, в течение последних лет подробно занимался генеалогией семьи Ульяновых. И как специалист, и как просто нормальный человек не могу молчать, когда на глазах столь нагло искажается, уродуется историческая истина, а вместо нее в массовое сознание внедряется всякая мерзость. Тем более когда дело касается людей, сыгравших огромную прогрессивную роль в истории нашей Родины.

- Защищая Ульяновых, вы, безусловно, защищаете историю страны?

- Я не люблю таких высоких слов, мне, поверьте, неловко слышать их применительно к моей скромной персоне. Но в душе я, конечно, считаю так: кто плюет на Ульяновых, тот плюет на Россию, на ее граждан, которых такие вот "модернизаторы" считают поголовно дураками. Кроме того, легко оскорблять мертвых -- они молчат, защититься не могут. Их должны защитить живые.

- Дайте, пожалуйста, нашим читателям правильные ответы на кутеневские загадки о Ломоносове и Петре I, князе Бобринском, об императрице Елизавете Петровне и ее сыне Разумовском. Три факта -- четыре ошибки.

- С удовольствием. Насчет Ломоносова вы уже сказали: чушь и бред, что Петр I его отец. Нет ничего, что хоть чуть-чуть доказывало бы эту басню, но масса доказательств того, что это действительно басня. Единственный "аргумент" у "модернизаторов" истории в пользу родства Ломоносова и Петра I -- то, что они оба были высокого роста. Но в таком случае я, наверное, родственник Наполеона или Сталина. Или Пушкина... Надо подумать и выбрать.

- Да, ведь в мире есть масса людей, похожих друг на друга. И внешнее сходство не может считаться средством персонификации. Вот пресловутая комиссия по идентификации и персонификации известных екатеринбургских останков, которые выдаются за останки Николая II, членов его семьи и их приближенных. С помощью компьютерного совмещения "нашла" сходство между черепами и фотографиями Романовых. И села в лужу, опозорилась на весь свет. Хорошо хоть Православная церковь не стала участвовать в этой гадости. Но вернемся к нашим историческим личностям. Ломоносов -- не сын Петра. А как муж императрицы Елизаветы Петровны оказался ее сыном?!

- Видимо, у "модернизаторов" возможно все. Итак, правильные ответы. Существуют очень подробные биографии Ломоносова и Петра I, из которых видно, что жизненные пути царя-плотника и матери нашего величайшего ученого пересечься не могли. Бобринский был графом, а не князем, как утверждает Кутенев. Он сын Екатерины II и Григория Орлова, а не Потемкина. Екатерина в это время с Потемкиным и знакома-то не была. Все легко проверяется, лучше всего -- по "Русскому биографическому словарю". Из него же очень легко узнать, что Алексей Разумовский был не "сыном" императрицы Елизаветы, а ее тайным мужем.

- Вот уровень подготовки "историка", чье мнение "имеет право" быть услышанным. Ну а об Ульяновых?

- Будем брать только факты. Есть такой источник -- "Адрес-календарь общей росписи начальствующих" и прочих должностных лиц по всем управлениям Российской империи, в том числе и фрейлин императорского двора. Фрейлины Марии Александровны Бланк (такова ее девичья фамилия) там нет, хотя "Календари", изданные, как вы понимаете, не в советское время, дают полный список всех фрейлин. Не могла М.А.Ульянова иметь в девичестве и роман с цесаревичем Александром Александровичем (а не с императором Александром III). Она была старше его на 10 лет. По Кутеневу, цесаревич должен был стать отцом в 15 лет. Подобный скандальный факт просто невозможно было бы скрыть от переполненного интригами двора, от современников, от историков. Он доселе скрывался только в многострадальной голове у "модернизатора" Кутенева.

Кутенев утверждает также, а газеты распространяют, что даты рождения двух первых детей Марии Александровны предшествуют дате ее свадьбы с Ильей Александровичем Ульяновым. Для начала скажем, что первым ребенком был не Александр, как заявляет "модернизатор", а дочь Анна. Свадьба же состоялась в августе 1863 года, Анна родилась в августе 1864 года, Александр Ильич родился 31 марта (12 апреля) 1866 года, то есть на третий год после свадьбы.

Теперь об Илье Николаевиче, о том, что якобы охранка отыскала его в Питере и услала в Симбирск с новой семьей. Весь трудовой путь Ильи Николаевича Ульянова можно проследить по тем же "Адрес-календарям", начиная с 1855 года: Пенза -- Нижний Новгород -- Симбирск. В Петербурге в указанные Кутеневым сроки он быть не мог. Дворянство Илья Николаевич получил не по какому-либо поводу, а выслужил сам, долгой и безупречной государственной службой, став в 1877 году действительным статским советником. В 1882 году он был награжден орденом Святого Владимира 3-й степени, что уже автоматически давало ему право на потомственное дворянство, а в январе 1886 года он получил еще и Станислава 1-й степени. Но при своей жизни Илья Николаевич так и не успел официально оформить дворянство на себя и семью. Это сделала после его смерти Мария Александровна.

Столь же беспардонны выдумки Кутенева и о том, что в Симбирске Мария Александровна родила еще четверых детей неизвестно от кого. Чушь собачья. Никаких доказательств. А очень большой убежденный Правдюк, который тележурналист, еще и добавляет, что эти дети, в том числе и Владимир, вовсе не от Ильи Николаевича, а от друга семьи Ульяновых доктора Покровского. Здесь такое "доказательство": Мария Александровна сфотографирована рядом с доктором. А если я сфотографирован, допустим, рядом с Наиной Иосифовной Ельциной - что обо мне и о ней скажут кутеневы? Эти "модернизаторы" даже не знают, что М.А.Ульянова родила в Симбирске не четверых, а шестерых детей. Кроме Владимира, Ольги, Дмитрия и Марии, были еще двое: Ольга, родившаяся в июле 1868 года и скончавшаяся в июле 1869 года, и Николай, скончавшийся после рождения в сентябре 1873 года.

Теперь о "скверном" характере Ильи Николаевича. Все, кто с ним сталкивался, разумеется, в дореволюционное время, давали высочайшую оценку личности этого интеллигентного, честного, доброжелательного, преданного делу просвещения народа человека. Достаточно почитать о нем отзывы академиков В.Вернадского - далеко не поклонника Советской власти! - и Ольденбурга.

Довольно глупая выдумка Кутенева и о том, что Александр Ульянов не был повешен, насколько известно, пошла гулять и по другим газетам. Ничем он ее подтвердить тоже не может. Не было у Марии Александровны и встречи с Александром III, не посещал император Сашу Ульянова в крепости, не был А.Ульянов заточен в больнице, а был повешен 8 мая 1887 года. Вопреки Кутеневу, историки вполне "сходятся" на способе казни, никаких споров по этому поводу ни у кого нет, ибо достаточно свидетельств и документальных доказательств того, что Александр Ильич был повешен. Ничем абсолютно не может Кутенев обосновать свою чудовищную ложь о якобы ненормальных наклонностях Владимира Ильича. Существует колоссальное количество литературы о Ленине, в том числе личных воспоминаний. Но даже самые злобные его враги в книгах, изданных и в России, и за рубежом, и намека на столь грязное обстоятельство не делают. Да в конце концов никуда не деть из биографии Ленина его человеческие мужские отношения с Крупской, Инессой Арманд. Была еще одна женщина в его жизни - Лиза К.

 

Михаил Григорьевич замолчал, а я вспомнил о другом. О признаниях изменника Родины бывшего офицера Советской армии Георгия Климова, бежавшего в 50-е годы на Запад и служившего в качестве кадра ЦРУ на радиостанции "Свобода". В своих книгах он рассказал о непосредственном участии в психологической войне против СССР, в частности, в осуществлении зловеще известного "Гарвардского проекта", по которому было необходимо приписать Ленину гомосексуализм и на этом строить всю антисоветскую пропаганду - открытую и скрытую, замаскированную, внести кавардак в мозги наших сограждан. Можно полагать, что из книг Климова Кутенев и прочие "модернизаторы" могли почерпнуть идеи своих "открытий".

 

- Михаил Григорьевич, а новую квартиру Мариэтта Шагинян за что получила?

- Никакой квартиры она не получала. Мариэтта Сергеевна с 1964 года жила по одному и тому же адресу, что легко проверить по адресно-телефонной справке Москвы. Я это могу утверждать, так как лично был знаком с Мариэттой Сергеевной. Получила же она Ленинскую премию в 1972 году за свою тетралогию "Рождение сына", "Первая Всероссийская", "Билет по истории", "Четыре урока у Ленина".

 

Судебный процесс по иску М.Штейна должен состояться в конце июня. И если он действительно состоится и пройдет по закону, то Кутенев и его соучастники в лице редакций газет будут, конечно, биты. Но скорее всего, дело будет тянуться, а вместе с тем еще какое-то время в мозгах многих, кто клюнул на наживку "модернизаторов", будет оставаться затолкнутая туда пакость.

Но пока суд да дело, хочу выполнить обещание и высказать свое частное мнение о Кутеневе в рамках той свободы слова, которую он утверждает и которая не требует для обоснования этого мнения документальных или иных доказательств. Впрочем, я все-таки обратился к эксперту -- психиатру и одновременно даже немного психоаналитику Алексею Алексеевичу Карташову и показал ему интервью Кутенева, везде убрав из текста его фамилию. А.Карташов сделал так называемый контент-анализ и дал такое заключение:

- Автор интервью, без сомнения, страдает сильными скрытыми сексуальными расстройствами, влияющими на его сексуальную ориентацию. Они загнаны "цензурой" его сознания в глубины подсознательного. Но эти расстройства продолжают его мучить. И поэтому автор страдает приступами депрессии, беспричинной тоски, хотя тщательно старается скрыть свое состояние от окружающих. Он страдает от сознания запретности своих тайных желаний - от того, что в нашем обществе они по- прежнему осуждаются, считаются антисоциальными, хотя "демократы" и их газеты много сделали, особенно в Петербурге, для пропаганды и восхваления гомосексуализма. Тем не менее в народном представлении эта "ориентация" считается смертным грехом, за который положена жестокая кара, о чем утверждается еще в Ветхом Завете. Часто лица, подобные автору интервью, пытаются решить свои собственные проблемы таким способом: сначала приписывают свои греховные влечения и желания другим людям, а потом с удовольствием их "разоблачают" и клеймят. Так они стараются компенсировать свое состояние. Ничего необычного. Довольно распространенное явление в наши дни. Особенно в Петербурге.

Да уж в самом деле. Прямо эпидемия какая-то: от явных гомиков никакого спасу нет, а тут еще тайные со всех сторон лезут.

г. Санкт-Петербург.

Источник: "Правда-5" №82 от 23.06.1998 

 

Осквернитель спрятался в кустах. 

25 июня в Петербурге должно было состояться заседание суда Центрального района города по иску школьного учителя М.Штейна к местным газетам "Новый Петербург" и "24 часа" и лично г-ну Кутеневу А.П., распространившему через эти газеты клеветнические, пакостные сведения о семье Ульяновых -- Марии Александровне и Илье Николаевиче и их детях Александре, Владимире (Ленине). (Об этой осквернительной акции А.Кутенева, сотрудника фирмы под названием "Модернизация", "Правда пять" писала 23 июня с. г., статья "Осквернители").

Как мы и предвидели, процесс не состоялся. Истец М.Штейн, будучи больным, несмотря на то, что плохо себя чувствовал, все-таки пришел в суд в сопровождении жены, которая несла за ним тяжелый портфель с историческими документами, доказательствами, опровергающими выдумки А.Кутенева о семье Ульяновых. Пришла представительница "Нового Петербурга" А.Агеева, была также пресса в лице корреспондента газеты "Смена" Я.Травинского. Кстати, эта газета единственная из местных, которая дала объективную информацию о предстоящем сенсационном процессе и о том, что происходит вокруг него. Из "24 часов" не было никого.

Главный аргумент "Нового Петербурга" против иска М.Штейна то, что он не является родственником Ульяновых и не может представлять их интересы в суде. В ответ на это Михаил Григорьевич ознакомил всех желающих с письмом прокуратуры Центрального района, в котором ему, Штейну, разъяснили: в случае смерти физического лица его интересы может защищать любой человек. Таким образом, с процессуальной точки зрения все в порядке.

Другое дело -- неизвестно, когда процесс вообще состоится. Впрочем, судья Ольга Василенко заявила, что намерена довести дело до конца.

Скорее всего, следующее заседание может состояться осенью: нужно отыскать А.Кутенева, и, кроме того, М.Штейн должен ненадолго лечь в больницу.

Такая отсрочка дает, на наш взгляд, упомянутым газетам шанс красиво выйти из некрасивого положения: не дожидаясь суда, опровергнуть мерзость, вылитую их автором Кутеневым на семью Ульяновых.

 Николай ВОЛЫНСКИЙ.

г. С.-Петербург.

Источник:"Правда-5" №85 30.06.1998 

 

Как учитель истории защитил честь семьи Ульяновых

Почти четыре года добивался бывший школьный учитель истории, ныне пенсионер Михаил Штейн, удовлетворения искового заявления о защите чести и достоинства. Не своих собственных, а "чести и достоинства семьи Ульяновых: Марии Александровны, Ильи Николаевича, их сына Владимира Ильича (Н. Ленина) и других детей". Именно так звучало его обращение в Дзержинский федеральный районный суд Центрального района нашего города.

Поводом для столь необычного по нынешним временам иска послужило интервью некоего А. Кутенева, опубликованное 27 октября 1995 года в газете "Новый Петербург" под заголовком: "Сенсационный материал о семье Ульяновых. О чем молчала Мариэтта Шагинян?" Чего-чего, а "сенсационных" фактов в данной публикации было действительно более чем достаточно. Ссылаясь на документы, якобы найденные М. Шагинян в архивах в ходе работы над ленинской темой, но спрятанные затем под семью печатями по решению Политбюро, А. Кутенев утверждал: сына своего Александра Мария Александровна, будучи фрейлиной при дворе, родила от будущего императора Александра III, а Владимира и других детей вообще неизвестно от кого, ибо Илья Николаевич Ульянов придерживался нетрадиционной сексуальной ориентации.

Возмущенный этими и прочими архивными "открытиями", приведенными в публикации, Михаил Штейн, который, кстати, на протяжении многих лет профессионально занимался историей семьи Ульяновых, и вступил на долгий путь правдоискательства. Зная наших чиновников от прокуратуры и суда, куда он неоднократно обращался, нетрудно представить, что ему пришлось выдержать. Первый вопрос, который здесь неизменно задавали учителю истории, звучал так: "А вы что, состоите в родственных связях с семьей Ульяновых? Не состоите? Тогда зачем вам все это надо?" - "Надо хотя бы для того, чтобы честно осмотреть в глаза своим бывшим ученикам", - отвечал Михаил Штейн.

А все "доказательства" ответчиков (впрочем, сам А. Кутенев в суд ни разу не явился) он разбивал справками, запрошенными в различных архивах, где якобы черпал свои "сенсации" автор интервью. "Нет, подобных документов у нас не хранится", - говорилось в них.

И вот 27 мая с. г., видимо, решив не доводить дело до очевидного судебного вердикта, "Новый Петербург" под заголовком "Мариэтта Шагинян не молчала" публикует развернутое опровержение Михаила Штейна на приснопамятное интервью. Но... по рассеянности забывает сделать приписку о том, что редакция согласна с доводами автора. Подобная приписка по настоянию Михаила Штейна с соответствующими извинениями перед ним появляется в газете 3 июня.

Так закончилась эта, повторяем, непривычная по нынешним временам история. Какие-то дополнительные комментарии здесь, думается, излишни. Ну а тем, кому все-таки захочется задаться вопросом, зачем все это было нужно бывшему учителю истории, пусть будет стыдно.

Виктор Кошванец

Источник: "Санкт-Петербургские ведомости" №110 от 18.06.1999

http://yroslav1985.livejournal.com/157509.html