1. 1917-й

ПЕТРОГРАД

Апрель – октябрь

   Я уже упоминал во вступлении, что эта глава у Данилкина получилась очень хорошей, но начал он её, один хрен, традиционно:

   «Апрельское купание в потоках фаворского света на Финляндском вокзале, июльская костюмированная ночная ретирада в Разлив, роковой октябрьский вечер с каминг-аутом на II съезде Советов…»

   «Ка́минг-а́ут — процесс открытого и добровольного признания человеком своей принадлежности к сексуальному или гендерному меньшинству, либо результат такого процесса. Термин « каминг-аут» применяется преимущественно по отношению к лесбиянкам, геям..» («Википедия»). Что такими намёками подразумевает автор?

   А «ночная ретирада» - та самая? Или здесь уже юмор пояснять не надо?

   «…в советском евангелии о Ленине фабула Семнадцатого года состояла, по сути, из трех событий [завязка – середина - финал], которые десятилетиями лакировались… Что в этой редакции было упущено, так это объяснение, каким образом мало кому известный нищий эмигрант, да еще и умудрившийся вызвать в промежутке между пунктом 1 и 2 колоссальный всплеск ненависти по отношению к себе, сумел за семь месяцев превратиться в премьер-министра страны со стосемидесятимиллионным населением».

   Ну не знаю, по мне, так всё понятно объяснялось. Возможно, разумеется, это связано с тем, что сам я – заскорузлый совок, но даже если избежать оценочных суждении: не упускали коммуняки, объясняли, как могли.

   «…То он выступает перед министрами, то обматывает себе голову бинтами – и выдает себя за глухонемого, за железнодорожного журналиста, за косца, за пациента стоматологической клиники, за священника».

   За священника? Первый раз слышу. Тоже, небось, из худлита какого-нибудь.

   «…сам его череп, хорошо приспособленный для перемены внешности, представлялся правительству угрозой государственной безопасности - так что оно специальным указом запретило продавать парики».

   Походу, из тех же источников информация.

   «…финны, передававшие Ленина друг другу по цепочке, за два месяца до Октября называют его уже даже не вымышленной фамилией, а каким-то индейским… прозвищем: приедет “Живой Чемодан”».

   Так финны называли не конкретно Ленина, а любого нелегала, которого переправляли через границу:

http://leninism.su/memory/3424-kak-artist-maskiroval-lenina.html

   «Вопреки опасениям Ленина, Петроградской организации удалось перейти из полуподпольного режима в легальный без особых затруднений – и в состоянии вполне удовлетворительной боеготовности: еще одно свидетельство, что автору «Что делать?» за полтора десятка лет удалось создать политический продукт, способный в сложных условиях мобилизоваться самостоятельно..»

   Соответственно, и мы можем ещё раз поинтересоваться: как это могло получиться, если Ленин (по-Данилкину) не терпел инакомыслия и гнал из революции всякого за малейшее поползновение на свой авторитет? Наверное, все эти удивительные трансформации как-то с Гегелем связаны.

   «Петербургский комитет постановил встретить В. И. Ленина на Финляндском вокзале в полном составе; слухи о Великом Возвращении вызвали 3 апреля ажиотаж среди левых организаций, которые решили не ударить в грязь лицом. Кронштадтские моряки заявили, что, несмотря на ледоход, они пробьются на ледоколе в Петроград – и обеспечат Ленину почетный караул и духовой оркестр».

   Скорее всего, все эти люди прознали о том, что «мало кому известный нищий эмигрант» в Швейцарии над Гегелем корпел.

   Но, к глубокому сожалению, в косметологии Гегель был не силён:

   «“Как он постарел!” – восклицает Нагловский, в дальнейшем зафиксировавший и другие резкие перемены, вроде исчезновения добродушия и товарищеской легкости, которые теперь заменили цинизм и грубоватые повадки».

   Я даже не буду снова напоминать о достоверности этого источника, но зачем сам Данилкин сюда это притащил? Где у него самого в книге есть хоть что-то про «добродушие и товарищескую лёгкость» Ленина? Как может исчезнуть то, чего отродясь не было? Ты забыл про галоши, Данилкин?!

   Ещё о бурной встрече Ленина в Петрограде:

   «Был ли это род массового идиотизма – когда мало кому известный эмигрант вызывает эпидемию…»

   О, вот и объяснение! Куда там большевистским догматикам.

   «Правда ли, что как раз в этот момент он и понял, что движущей силой революции может быть не партия профессионалов, а стихия?»

   Конечно же нет: Ленин «до Гегеля» вообще планировал вдвоём с Крупской Россию переворачивать. А потом Гегеля до отрыжки переел и сразу задумался.

   «Мантра про «Вся власть Учредительному собранию» не действовала на Ленина по самым разным причинам. Ему было очевидно, кто именно станет «Хозяином земли Русской» в результате прямых всеобщих выборов в крестьянской стране; нет, не большевики».

   Владимир Ильич был атеистом, Данилкин, поэтому на него не только мантры не действовали, но и молитвы, и суры. В том числе, и по этой причине он, даже при наличии лысой головы, не бегал по Питеру в оранжевой простыне и не бубнил себе под нос: «харе Рама, харе Кришна, харе учредилка».

   Но ты не отвлекайся, раскрой тайну: почему Ленину было очевидно, что на выборах в УС большевикам ничего не светит? Тебе, для ответа на такой вопрос, даже мантры не помогут.

   «Узнаваемое ленинское недоверие к партийной интеллигенции, равно как и эзотерическая вера в классовое пролетарское сознание, объясняют, – пишет Л. Протасов, – каким он хотел видеть Учредительное собрание – не многоголосым парламентом, а конвентом, издающим революционные декреты по воле якобинского руководства»

   Какое нам дело до того, что там писал какой-то Протасов? Снова напомню, что Ленин ещё в своей «культовой книге» выступил «…защитником идеи о заведомом приоритете интеллигентных марксистов над «стихийными» защитниками своих пролетарских интересов».

   «Опираясь на Советы как на легальную форму, вы можете захватить власть, назвать ее «советской», после чего делать то, что нужно партии, – с Советами в качестве витрины».

   В сентябре 1917-го Ленин писал: «Если есть абсолютно бесспорный, абсолютно доказанный фактами урок революции, то только тот, что исключительно союз большевиков с эсерами и меньшевиками, исключительно немедленный переход всей власти к Советам сделал бы гражданскую войну в России невозможной...»

   Мысли Льва Александровича из той же серии:

   «Наблюдая за тем, как Советы на глазах стремительно большевизируются, Ленин понимает, что надо опереться на них, – но опереться для того, чтобы забрать власть себе целиком, а не разделять ее с кем-то еще…»

   По-Данилкину получается, что процесс захвата власти одной партией естественно вытекает из «Советов». Насколько я знаю, это называется «апостериорное мышление» (т. е. рассуждение на основе уже полученного опыта) и в данном случае это грубая логическая ошибка. На самом деле в 1917-м году никто не мог быть уверен, что с Советами получится именно так, как получилось. Откуда, например, у Ленина могла возникнуть уверенность, что правые эсеры и меньшевики уйдут со II съезда? Н.Суханов (не самый последний из меньшевиков), по прошествии лет писал об этом событии так: “Мы ушли, совершенно развязав руки большевикам, сделав их полными господами всего положения, уступив им целиком всю арену революции. Борьба на Съезде за единый демократический фронт могла иметь успех... Уходя со Съезда, оставляя большевиков с одними левыми эсеровскими ребятами и слабой группой новожизненцев, — мы своими руками отдали большевикам монополию над Советом, над массами, над революцией. По собственной неразумной воле мы обеспечили победу всей “линии” Ленина”.

   А как можно быть заранее уверенным в результатах столкновения с левыми эсерами, после их мятежа?

   «…Ленин в 17-м – это плутовской роман о приключениях философа в молодой демократической республике. «В такие моменты, как теперь, надо уметь быть находчивым и авантюристом», – говорит Ленин Арманд 19 марта».

   На самом деле, это относится к поиску возможности попасть в Россию: «В такие моменты, как теперь, надо уметь быть находчивым и авантюристом. Надо бежать к немецким консулам, выдумывать личные дела и добиваться пропуска в Копенгаген, платить адвокатам цюрихским: дам 300 frs., если достанешь пропуск у немцев...»

http://leninism.su/works/99-v-i-lenin-neizvestnye-dokumenty-1891-1922/3632-pisma-armand-1917-g.html

   «Для Красина Ленин был не столько предателем идей социал-демократии, сколько опасным полусумасшедшим; с другой стороны, Красину было что терять – и он был не дурак и видел, к чему идет дело».

   Красин, действительно, дураком не был, а вот по тебе, Данилкин, есть серьёзные вопросы. Откуда ты опять это всё взял? Про «предателя», «опасного полусумасшедшего»? Своим умом дошёл? Значит вопросы не беспочвенные.

   Воспоминания Коллонтай: «Ленин «досконально» осмотрел электростанцию и. вернувшись, сказал мне с оттенком удивления, но без порицания: “Странные люди — эти инженеры. Красин инициативный и бесстрашный партиец, а сейчас он по уши влюблен в свою электроэнергию, ни о чем другом не думает. Будто нет революции, не слышит он её, важно ему одно, чтобы турбины да генераторы работали без отказа. И так это смачно рассказывает про новую технику, что я шесть часов бродил с ним по заводу, времени не заметил. Да, странные эти инженеры, но в будущем, когда начнем строить новую Россию, нам такие-то, как Красин, нужны будут. Да не десятки, а тысячи Красиных...”».

http://leninism.su/memory/4173-iz-moej-zhizni-i-raboty.html?start=3

   Автор размышляет, почему Ленина не было в Петрограде непосредственно перед Июльским мятежом:

   «Этот странный предыюльский маневр имеет несколько объяснений. Самое экзотическое состоит в том, что Ленин – германский агент – нарочно уезжает из Петрограда прямо перед готовящимся с его ведома восстанием, чтобы технические большевистские структуры за это время овладели городом, после чего он, Ленин, вернулся бы на все готовое. Версия не имеет документальных подтверждений и не соответствует дальнейшему поведению Ленина».

   Слышал я такую версию, в исполнении небезызвестного Акима Арутюнова. Но у него, скорее всего, конкретные проблемы с психическим здоровьем, а тебе-то сюда зачем было её тащить? Ведь такое предположение, действительно, категорически не соответствует реальному поведению Ленина и, потому, – абсурдно.

   Владимир Ильич, уехав из Петрограда в Финляндию, отдыхал и купался на озере. По рассказам Бонч-Бруевича, среди местного населения его навыки пловца произвели настоящий фурор. Но...

   «Еще большее впечатление на самого Бонча произвели ленинские выходы ню из вод озера…»

   Точно на Бонча? А не на другого человека? Несколько раз перечитал этот отрывок в «Воспоминаниях», но ничего похожего найти не могу. Ну, может быть, вот этим моментом автору навеяло: «И вдруг там, далеко-далеко, [Ленин] неожиданно выплывает, перевернётся на спину, как-то сядет в воде по пояс, обеими руками приглаживает волосы, венком оторачивающие поблескивающую на солнце голову, утрёт лицо, избавляясь от лишней влаги, и кричит, и манит…»

 

   «…тот казался ему похожим на Иоанна Крестителя – и наводил на мысли следующего характера: “Мы, ничтожные и суетные, недостойны того, чтобы развязать ремень у его ноги, хотя так часто мним о себе высоко и надменно”».

   Всё-таки похоже, что у «Пантократора» окончательно крышак съехал. Это-то откуда взял? Какие-то ассоциации с дистрофичным «венком» вокруг очага алопеции?

 

   Немножко домыслов на тему зарубежного финансирования:

   «Оппозиционные партии – и далеко не только РСДРП – имели богатые традиции сотрудничества с враждебными России иностранными спецслужбами: в 1905-м у японцев и англичан, японских союзников, брали не то что деньги – оружие; и если бы пресловутый «германский Генштаб» в самом деле предложил Ленину нечто такое, в чем он крайне нуждался, и он был бы уверен, что факт такого рода договоренности ни при каких обстоятельствах не будет обнародован, то вряд ли спустил бы явившегося с предложением посланца с лестницы: скорее, внимательно выслушал бы его, взвесив все про и контра…»

   «…в принципе, сугубо теоретически (доказать это нельзя), Ленин мог бы взять немецкие деньги…»

   Сугубо теоретически и сам автор может пойти и ломануть ближайшее отделение какого-нибудь банка. Или у старушки пенсию отжать. Сугубо теоретически. Что касается «невозможности доказать», то как там у тебя, Данилкин, в этом плане дела обстоят с доказательством связей большевиков с японцами и англичанами. Смог?

   «…И хотя Ленина, несомненно, использовали немцы…»

   Как именно? Добившись революции в собственной стране?

 

   Из рассказа о жизни Ленина в Разливе:

   «…в июле 1917-го в других домиках Емельянова шел ремонт, и семья – отец, сын, семеро сыновей – жила в том же сарае, что и скрывающийся “Константин Петрович”»…

   «Сын, семеро сыновей»… Восемь?

 

   О подготовке к восстанию:

   «Он [Ленин] нервничает до кровавого пота – что ототрут от ЦК, что тот нарочно преувеличивает грозящую ему опасность, лишь бы держать его подальше. Рахья рассказывал, что Сталин, узнав от него, что тот привез в Петроград Ленина, едва не поколотил его».

   ЦК состоял не из одного Сталина. Воспоминания Рахья: «Здесь я сдал несколько писем от В. И. со статьями. Наконец пришел тов. Сталин. Я с гордостью ему заявил, что привез В. И., но он на меня обрушился, как зверь, заявив, какое я имел право это сделать и от кого получил распоряжение. По его мнению, меня нужно лупить и долго, и больно». Здесь следует напомнить, что ЦК партии на своем заседании 3 октября постановил: «Предложить Ильичу перебраться в Питер, чтобы была возможной постоянная и тесная связь». Сталин на этом заседании ЦК не присутствовал и о решении, очевидно, не знал.

http://leninism.su/memory/4416-vospominaniya-e-a-rakhi-o-poslednem-podpole-v-i-lenina.html

   Лёгкое авторское порно по мотивам того, как Владимир Ильич нервничал по поводу задержки восстания:

   «Он часто срывается на крик; его язвительность, и так близкая к пороговым мощностям, загоняет стрелку на самый край красной зоны; карикатурная взвинченность, далеко перешедшая границы обычного чудачества «ненормальность»…

   … начиная со второй декады сентября он принимается истошно колотить ложкой по столу – пора, пора, уже сейчас, прямо сейчас, чего вы ждете?!

   … неадекватно агрессивный психопат…

   …он похож на персонажей Луи де Фюнеса, которые комически агрессивно жестикулируют, резко хлопают своих подчиненных по плечам и груди, с криками: “Остолопы!”, “Скорей! Скорей!”»

   Данилкин, скажи честно: какие ассоциации ты хотел вызвать у своих читателей, употребляя, например, оборот «истошно колотить ложкой по столу»?

 

   Вот это опять нигде не нашёл:

   «В 20-х числах сентября Ленин пишет в ЦК письмо, где требует не просто начать восстание, а арестовать всех членов Демократического совещания. Это шокировало ленинских апостолов настолько, что они постановили – единогласно, всем ЦК – сжечь письмо Ленина; автору решили не отвечать».

   Где с этим письмом можно ознакомиться? Если разговор идёт о письмах «Большевики должны взять власть» и «Марксизм и восстание», то там призывов к аресту Демократического совещания нет. Да и странно было бы требовать ареста всех его членов, учитывая, что тогда у большевиков там была целая фракция.

   «Ленин никогда не был профессиональным агитатором и обычно предпочитал делегировать роль коммуникации с массами – с петроградским гарнизоном, с фабричными рабочими, с моряками Балтфлота – кому-то еще. Его коньком были камерные собрания…»

   А где готовили до революции профессиональных агитаторов?

Ну и по сути: враньё, конечно. Сам автор в следующей главе пишет, насколько Ленин манкировал своими ораторскими обязанностями: «практика у него была впечатляющая: за послеоктябрьский – и до окончательного выхода из строя – период Ленин выступал с публичными речами 350 раз». И разговор там идёт именно про рабочих.

   Замечательный, пассаж про чуть было не сорвавшееся совещание на квартире Сухановых (где решался вопрос о начале восстания):

   «Ленин принялся орать на Флаксерман: провалили! Словно нечисть в «Вие», члены ЦК уже полезли было в окна…»

   За это хозяева тебе отдельную печенюшку дадут, Данилкин. Им даже неинтересно будет, откуда ты узнал про вопли Ильича.