1. СМОЛЬНЫЙ

 Октябрь 1917-го – март 1918-го

   О женском батальоне:

   «…женщин заперли в казармах гренадерского полка (и трех даже изнасиловали), выпустив только после визита в Смольный британского военного атташе, на чьей совести и остается не подтвержденная другими свидетелями правдивость самой истории с изнасилованием».

   И еще на совести того, кто продолжает распространять заведомую ложь.

   Ещё на «женскую» тему:

   «…Ленин охотно встречался с женскими делегациями… выступал перед сугубо женской аудиторией – например, в 1918-м перед 1147 работницами (как он чувствовал себя в этом курятнике: смущался ли – или, наоборот, ощущал прилив сил?)».

   «В курятнике»?? А, понятно. Ты бы раньше так объяснил, петушок, а то всё намёки, намёки…

   «“Малопрезентабельный вид” («он был страшно измучен, еле держался на ногах, в истоптанных штиблетах и измятом пиджачишке», – вспоминает Н. А. Угланов), который Ленину приписывали мемуаристы еще в 1906-м, отчасти и позволил ему беспрепятственно проникнуть в Смольный поздно вечером 24 октября».

   Ну да, специально чуханом одевался, чтобы за своего приняли и беспрепятственно пустили. Рахья: «Подошли к Смольному. У дверей его толпились люди. И вот тут выясняется, что пропуска членов Петроградского Совета, бывшие ранее по цвету белыми, переменены на красные. Это препятствие было уже похуже, к тому же в ожидающей толпе не было никого из наших товарищей. Толпа ожидающих возмущалась невозможностью пройти в Смольный. Я же возмущался больше всех и громче всех, негодуя, размахивал в воздухе своими «липовыми» пропусками и кричал, как это меня, полноправного члена Петроградского Совета, не пропускают. Я кричал впереди находившимся товарищам, чтобы они не обращали внимания на контроль и проходили, а в самом Смольном мы разберемся. По примеру карманников я устроил давку. В результате контролеры были буквально отброшены. Мы вошли в Смольный, прошли во второй этаж».

http://leninism.su/memory/3429-moi-vospominaniya-o-vladimire-iliche21.html

   О начинающемся вооружённом восстании:

   «Захваты организовывал ВРК, провоцируя на бунт солдат, которые не хотели, чтобы их отправляли на фронт, и в особенности матросов, которые из-за немцев оказались, по сути, заперты в Финском заливе и коротали небоевую службу в кокаиновом ничегонеделании, становясь легкими жертвами большевистской пропаганды».

   Автор, ты про кокаиновый дурман откуда знания почерпнул? Какие у этого дурмана были масштабы (я не о лично твоём, разумеется)? Если о «ничегонеделании» флотских и можно было что-то говорить, то только до Февральской революции. Во всех дальнейших событиях матросы принимали активнейшее участие и прекрасно знали, кто и за что агитирует. Что касается «жертв большевистской пропаганды», то матросы начали убивать офицеров с первых февральских дней, когда ленинский «пломбированный вагон» с анашой и кокаином ещё не существовал даже в планах.

   «…и даже по Дворцовой набережной весь этот день продолжал ходить трамвай – пассажиры которого слышали, должно быть, доносящиеся из Смольного душераздирающие вопли Ленина…»

   Тоже, должно быть, кокаинчика перенюхал.

   «…никакого плана практических, хозяйственных мер по переходу к социализму у него [Ленина] не было».

   Враньё.

   Желающие могут ознакомиться: «Грозящая катастрофа и как с ней бороться» (Написано 10—14 (23—27) сентября 1917 г.).

http://leninism.su/works/73-tom-34/1690-grozyashhaya

   «Следующие несколько дней жизни Ленина заняла демонстрация того, что он намерен придерживаться только одного принципа, им самим и сформулированного: “в политике нет морали, а есть целесообразность”».

   О, да: такая оригинальная мысль могла прийти в голову только особенно коварного человека. А до прихода в политику Ленина там было сплошное благорастворение воздусей.

   «Политика – это искусство управлять людьми, обманывая их». Исаак Дизраэли (1766—1848) (нашёл за пару минут в интернете; там ещё такого…).

   «Большевики вели вызывающе бессовестную по отношению к другим партиям – и вполне разумную по отношению к большинству населения страны – политику: обещали многопартийное, ответственное перед ВЦИКом правительство – но сделали всё, чтобы не допустить туда никого, кроме своих».

   Какая-то в этот раз особенно тупая «игра в объективность». Что – «всё»?

 

   Кратко о дальнейших событиях:

   «…в самой столице, где банды люмпенов, ходившие под местными Советами, громили погреба Зимнего и устраивали буржуям «злые улицы», сводя с ними личные счеты…»

   Данилкин, если ты не какой-нибудь пустобрёх, расскажи: откуда взял информацию про «советские банды»? Ведь из твоих слов можно сделать только два вывода: либо Советы конкретно крышевали погромы погребов и расправы с буржуями, либо вообще все банды «ходили под Советами». Ну, хоть тут-то не подкачай: раскрой подшивку «Огонька» и забей фактурой сомневающихся.

   «…Каменев, Ногин и Рязанов чуть не сдали Ленина профсоюзу железнодорожников, требовавшему убрать из правительства одиозных большевиков и допустить туда эсеров и меньшевиков».

   Это далеко не самая яркая, но тоже неплохая иллюстрация к тому, мог ли Владимир Ильич быть уверен в том, что Советское правительство будет именно однопартийным.

   «Ленин… пытается продать винно-водочные изделия из погребов Зимнего в Швецию…»

   Данилкин, ты ведь сам рекомендовал к прочтению мемуары Малькова!

   «– Стрелять? Еще что скажешь! – Аванесов на минуту задумался, потом повернулся ко мне.

   – Знаешь что, Мальков, забирай-ка ты это вино сюда, в Смольный. Подвалы под Смольным большие, места хватит, охрана надежная. Тут будет порядок, никто не позарится.

Я на дыбы.

   – Не возьму! К Ильичу пойду, в Совнарком, а заразу эту в Смольный не допущу. Мое дело правительство охранять, а вы хотите, чтобы сюда бандиты и всякая сволочь [ходящая под местными Советами?] со всего Питера сбежалась? Не возьму вино, и точка.

   – Н-да, история. – Аванесов снял пенсне, протер его носовым платком, надел обратно. Побарабанил пальцами по столу. – А что, товарищи, если уничтожить это проклятое вино вовсе? А? Да, пожалуй, так будет всего лучше. Ладно, посоветуемся с Владимиром Ильичем, с другими товарищами и решим…

   Тем временем в Зимний прибыли балтийцы [упоротые кокаинисты?] и сразу по-хозяйски взялись за дело. Вместе с красногвардейцами – кого кулаками, кого пинками, кого рукоятками пистолетов и прикладами – всю набившуюся в винные погреба шантрапу и пьяниц из Зимнего вышибли. Трудно сказать, надолго ли, но подвалы очистили, а тут и приказ подоспел: уничтожить запас вина в погребах под Зимним дворцом».

http://leninism.su/memory/4048-zapiski-komendanta-kremlya.html?showall=&start=5

   «Ленин… общается в коридоре с… семьюдесятью китайцами, которые приехали в войну как гастарбайтеры, а затем поступили на службу к большевикам охранять Смольный».

   «Я был бойцом личной охраны Ленина» (Ли Фу-Цин): «После Октябрьской революции наш гастарбайтерский партизанский отряд, в который я вступил в 1917 году и который действовал на юге России, влился в ряды Красной Армии. В начале 1918 года более 70 китайцев в составе отряда из 200 человек перебросили в Петроград. Прибыв туда, мы и не думали, что будем назначены в охрану Смольного, где работал Ленин. Это — самое важное, навек незабываемое событие в моей жизни…»

http://leninism.su/memory/4146-vospominanie-zarubezhnyx-sovremennikov.html?showall=&start=11

   «Ленин… достает дефицитные товары симпатичным ему посетителям».

   По себе судишь, Данилкин.

 

   О трудовом энтузиазме:

   «Принуждение к веселому соревнованию – не только завуалированная попытка заставить людей надрываться за меньшие деньги; какой бы нелепой или лицемерной ни казалась эта идея Ленина, в тех обстоятельствах, в том контексте, она выглядела перспективной. Идеи и особенно рабочие термины той эпохи («трудовой энтузиазм», «великий почин» и пр.) кажутся фальшивыми и абсурдными».

   Здесь то же самое. Читай «Великий почин», дитя капитализма.

   «Навязчивой идеей Ленина-руководителя была артистическая – нетривиальными способами – оптимизация всего, что только можно: назначения на ключевые должности компетентных людей, даже если они были его политическими противниками (как Красин) или иностранцами».

   Красин – политический противник Ленина?? Да ладно!

   И что в указанной тобой оптимизации может быть «навязчивого»? Эта «идея» была «навязана» Ленину самим ходом событий. Навязчивой идеей конкретной личности, в такой ситуацией, могло бы быть как раз игнорирование, по каким-то причинам, объективной необходимости.

   «..сама интенсивность и «регулярность» «естественного» распада России, усугубленного немецкой интервенцией и стремлением Ленина разворошить деревню… требовала психологической опоры на какую-то сверхъестественную силу».

   Подробнее обо всём этом поговорим, когда речь пойдёт о Гражданской войне, а здесь повторю: в «крестьянской» теме Данилкин – полный ноль.

   «В воспоминаниях Г. Соломона Ленин жалуется…»

   Здесь тот случай, когда даже неполживые жопами толкаются: «Брошюра г-на Соломона переполнена такой низкопробной ложью, что в ней неприятно разбираться» (Валентинов Н. Малознакомый Ленин. М., 1992. С. 27).

   Еще про Соломона можно почитать здесь:

https://voencomuezd.livejournal.com/1049814.html

   И снова о внешности Ленина:

   «…Справа от входа [в музей] сейчас выставлены подлинные костюм ВИ и пальто НК: еще одно подтверждение, что Ленин не был великаном (экскурсовод, растягивая рулетку, указывает на цифру 157; Крупская якобы – 162 сантиметра; и если это так, то ВИ, доживи он до нашего времени, испытывал бы при заказах одежды в интернет-магазинах определенные трудности)».

   Просто у экскурсовода руки растут не из плеч.

   Книга Владлена Логинова «Ленин. Выбор пути»:«В 1895 году жандармские чины составили словесный портрет лидера «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» Владимира Ульянова: “Рост 2 арш. 5 1/2 вершков (166,7 см. - В. Л.), телосложение среднее, наружность производит впечатление приятное, волосы на голове и бровях русые, прямые, усах и бороде рыжеватые, глаза карие, средней величины, голова круглая, средней величины, лоб высокий, нос обыкновенный, лицо круглое, черты его правильные, рот умеренный, подбородок круглый, уши средней величины”».

http://leninism.su/books/3571-vladimir-lenin-vybor-puti-biografiya.html?showall=&start=1

   Книга, кстати, указана автором в списке рекомендованных.

 

   Ленин – притеснитель интеллигентов:

   «В 1919-м Ленин напечатал в «Правде» ответ на письмо одного профессора, который пожаловался ему на вторжение в интимную жизнь: в его учебном заведении расквартировали отряд, и командир, намереваясь реквизировать «лишнюю» кровать, потребовал, чтобы профессор спал с женой в одной. Аналитический комментарий Ленина безупречно диалектичен: “Желание интеллигентных людей иметь по две кровати, на мужа и на жену отдельно, есть желание законное (а оно, несомненно, законное), постольку для осуществления его необходим более высокий заработок, чем средний. Не может же автор письма не знать, что в “среднем” на российского гражданина никогда по одной кровати не приходилось!» Но ведь и расквартированные солдаты, защищающие социалистическую республику, тоже имеют право отдыхать – война есть война – и, стало быть, реквизировать кровать для этой цели; да, мы против ущемления интеллигенции – однако «ради отдыха для солдат интеллигенты должны потесниться. Это не унизительное, а справедливое требование”».

   Давайте посмотрим, что там Данилкин насокращал: «…Был ли неправ начальник отряда в данном случае? Если не было грубости, оскорблений, желания поиздеваться и т. п. (что могло быть и за что нужно карать), если этого, повторяю, не было, то, по-моему, он был прав. Солдаты измучены, месяцами не видали ни кроватей, ни, вероятно, сносного ночлега вообще. Они защищают социалистическую республику при неслыханных трудностях, при нечеловеческих условиях, и они не вправе забрать себе кровать на короткое время отдыха? Нет, солдаты и их начальник были правы.

   Мы против того, чтобы общие условия жизни интеллигентов понижались сразу до средних — следовательно, мы против понижения их заработка до среднего. Но война подчиняет себе все, и ради отдыха для солдат интеллигенты должны потесниться. Это не унизительное, а справедливое требование».

http://leninism.su/works/77-tom-38/1308-otvet-na-otkrytoe-pismo-speczialista.html

   Очередное загадочное:

   «Его звали Желтышев, он был пулеметчик, молодой, из Волынского полка, подвергшегося репрессиям – сначала Временного правительства после Июльских событий, затем большевистского, за “разговорчики”».

   Это откуда?

 

   Об ораторском мастерстве Владимира Ильича:

   «По словам другого оратора – американского журналиста А. Вильямса (товарища Джона Рида), эта речь Ленина, в отличие от всех прочих, была не слишком убедительной: видно было, что он не мог сказать людям, отправляющимся на фронт, ничего внятного: шло перемирие, в Бресте бодалась с немцами и австрийцами делегация во главе с Троцким, и Ленину больше нужен был мир, чем храброе поведение этих людей в окопной драке с немцами. Вильямс утверждает, что речь Ленина не поняли; Суханов, слышавший Ленина раз сто, замечает, что после октября Ленин «выгорел» как оратор. Сам Ленин, что характерно, тем же вечером в разговоре с норвежским социалистом признается: «Я больше не оратор. Не владею голосом. На полчаса – капут».

   А чему Данилкин удивляется? Сам же писал: «Ленин никогда не был профессиональным агитатором и обычно предпочитал делегировать роль коммуникации с массами – с петроградским гарнизоном, с фабричными рабочими, с моряками Балтфлота – кому-то еще». Или уже забыл, о чём брехал?

   Что касается упомянутой выше речи, то было это 1 января 1918 года. Именно про это выступление написал в своих воспоминаниях человек, который собирался убить Ленина: «И тогда человек в пальто стал говорить. Не помню ни единого слова из сказанного им тогда. И в то же время знаю, что каждое из слышанных слов тогда ношу в себе...»

http://leninism.su/books/4171-ubit-lenina.html

   Конспирологическое:

   «…матрос Маркин, который действительно состоял при Троцком и действительно был «нечто вроде негласного министра»… организовал публикацию тайных дипломатических договоров царской России (шаг, подозрительно напоминающий реализацию каких-то, еще дореволюционных договоренностей, потому что, как замечает исследователь Фельштинский, «секретные договоры, имевшие отношение к мировой войне, были, естественно, заключены Россией с Францией и Англией, а не с Центральными державами, последние, конечно же, оставались в выигрыше»)».

   Договоры заключают с союзниками, а не с противниками… Наконец-то стало известно как на самом деле зовут Капитана Очевидность.

   А всё остальное оч-чень подозрительно. Очень. (это сарказм, если что)

 

   Про разгон Учредительного собрания:

   «Трудно сказать, уверен ли был Ленин заранее, что «Учредилку» придется разгонять силой – как это и произошло 6 января, однако ясно было, что большинство там будет эсеровским, и такой «Хозяин земли русской» Ленина не устраивал».

   А, так вот какого «хозяина» автор для читателей приберёг! Увы, это снова пример апостериорного мышления. На самом деле в таких раскладах никто заранее убеждён быть не мог. Фактически эсерам исключительно повезло: во-первых, потому, что по многим спискам они не были разделены с левыми эсерами; во-вторых (и это главное) до населения просто не успела в достаточном объёме дойти информация о том, что, например, лидер эсеров В.М.Чернов на посту министра земледелия абсолютно ничего не сделал для реализации своей аграрной программы, а как раз большевики приняли её сразу.

   «Ленин хоть и выбран членом Собрания (от армии и флота Финляндии, если кому-то интересно)…»

   «В ВСЕРОССИЙСКУЮ КОМИССИЮ ПО ВЫБОРАМ В УЧРЕДИТЕЛЬНОЕ СОБРАНИЕ.

Прошу считать меня выбранным от армии и флота Финляндии, по остальным же округам, по которым я прошёл, считать меня отказавшимся.

В. Ульянов (Ленин)

Петроград, 28 ноября 1917 года».

   «… уже на следующее утро, корчась от истерического смеха, выслушивал историю про «караул устал» – как председатель эсер Чернов подчинился матросу Железняку и… просто ушел домой».

   Воспоминания Раскольникова: «Когда на другое утро Дыбенко и я рассказали Владимиру Ильичу о жалком конце Учредительного собрания, он, сощурив карие глаза, сразу развеселился.

   — Неужели Виктор Чернов беспрекословно подчинился требованию начальника караула и не сделал ни малейшей попытки сопротивления? — недоумевал Ильич и, глубоко откинувшись в кресле, долго и заразительно смеялся».

http://leninism.su/memory/4344-zhivoj-lenin.html?start=18

   Где тут истерика?

   Или «мемуары Бухарина», как источник знаний, порекомендуешь? Так не оставил он воспоминаний:

http://leninism.su/lie/4494-anti-starikov-pochemu-istoriya-vse-taki-nauka.html?start=10

 

   О Брестском мире:

   «Есть основания полагать, что Брестский мир закрепился в массовом сознании как «самый драматичный эпизод ленинской биографии» прежде всего за счет вошедшего в позднесоветскую интеллигентскую поп-культуру драматургического произведения М. Шатрова…»

   Если судить по произведениям Ленина, то Брестский мир - совсем не просто один из кризисных эпизодов, а один из ключевых кризисов, и военных и политических, и идеологических, и партийных.

 

   Несколько э-э-э… странноватая, на первый взгляд, реакция Ленина на критику в свой адрес:

   «Всегда более трезвомыслящий и прагматичный, чем его окружение, Ленин не слишком обращал внимание на прогнозы и истерики “Новой жизни”…»

   Я это объясняю так: Владимир Ильич привычно не обращал внимания на чужие истерики потому, что сам был истеричным, перешедшим границы обычного чудачества, истошно колотящим ложкой по столу, душераздирающе вопящим и неадекватно агрессивным психопатом (пригодился блокнотик-то!). При этом он был ещё и самым трезвомыслящим из своего окружения; там – вообще туши свет.