Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 5800

Комиссия по реставрации Дома-музея В. И. Ленина была создана Ульяновским губисполкомом 3 марта 1928 г. в составе: председатель комиссии — заведующий Домом-музеем В. И. Ленина А. Т. Дворцов; члены: руководитель реставрационных работ инженер Ф. Е. Вольсов, заведующий окружным музеем П. Я. Гречкин, друг семьи Ульяновых В. В. Кашкадамова, заведующий окружным отделом народного образования П. И. Краденов, художник А. Н. Остроградский. В работе комиссии принимали участие работники музея А. Г. Медведева, Д. М. Тайнов, Н. В. Толмачева, бывшая няня Ульяновых М. М. Павлова, современники Ульяновых А. П. Захарова, Н. П. Охотин, В. Л. Персиянинов, ответственный секретарь Ульяновского окружкома ВКП(б) Л. Р. Милх, технический руководитель реставрационных работ техник городского коммунального отдела В. П. Барчунов, брандмейстер П. В. Вихирев.

Реставрационные работы начались 17 августа 1928 г. и велись под руководством архитектора Д. П. Сухова. 6 ноября 1929 г. Дом-музей В. И. Ленина был открыт для обозрения. Ред.

 

ПРОТОКОЛ № 24 ЗАСЕДАНИЯ КОМИССИИ ПО РЕСТАВРАЦИИ ДОМА-МУЗЕЯ В. И. ЛЕНИНА (В УЛЬЯНОВСКЕ)

15 июня 1929 г.

Присутствуют: А. И. Елизарова, В. В. Кашкадамова, Ф. Е. Вольсов, А. Т. Дворцов, П. Я. Гречкин, Д. М. Тайнов, М. М. Павлова, В. Л. Персиянинов, П. И. Краденое, А. Н. Остроградский, А. П. Захарова, В. П. Барчунов, А. Г. Медведева.

Председатель — Дворцов

Секретарь — Толмачева

СЛУШАЛИ: Осмотрев проведенные реставрационные работы, Анна Ильинична признала распланировку комнат, местонахождение печей, окон и дверей правильными.

Высказывает предположение, что после отъезда Ульяновых из Симбирска многое в доме было переделано, но что теперь дом приведен в тот вид, в каком он был при Ульяновых. На сообщение тов. Вольсова относительно сомнений, возникших при постройке кухни, расхождения  проекта с  натурой,— Анна  Ильинична не протестует относительно возможности несимметричного выступа кухни. По воспоминаниям Анны Ильиничны, между кухней и комнатой няни был холодный коридор, чего нет во второй половине дома, и вообще указывает на то, что та половина дома не совсем соответствует этой половине (со стороны ворот).

Относительно галерей Анна Ильинична говорит, что они были остеклены, так как на одной половине был проход в гостиную, на другой — в столовую, для чего в последней было венецианское окно. При мезонине был балкон, на который вела дверь из комнаты Анны Ильиничны. В комнате Александра Ильича двери на балкон не было: было окно, которое летом служило и дверью.

При обсуждении вопроса об обоях Анна Ильинична указывает, что точно припомнить рисунок она не может, что же касается цвета фасада дома, то указывает на дом № 44 по ул. Ленина, который по цвету похож на прежний дом Ульяновых. Отделка фасада была самая простая. С улицы вело ступенчатое крыльцо с площадкой. Окна были в шесть переплетов, с форточками, с вентиляторами в треугольниках. Переходя к воспоминаниям о кабинете отца, Анна Ильинична говорит, что [обои] были темно-коричневые; портретов не было, как и вообще во всем доме. На окнах суровые шторы на вздержках с фестонами, на стене была карта Симбирской губернии, на столе стоял письменный прибор серого мрамора (который Анна Ильинична обещает передать Дому Ленина).

В гостиной стояла мягкая мебель: два кресла, два мягких стула и диван угловой в три места, обитые красным ситцем с разводами. Тут же стоял круглый столик, покрытый скатертью [филе]. По стене, выходящей к галерее, стоял большой черный рояль с обрезанным хвостом. Над ним в простенке висело бронзовое бра. Резервуар лампы был белый с цветочками.

В простенке между окнами, выходящими на улицу, висело зеркало в раме, под ним стоял столик. В гостиной было много цветов, из больших: пальм [феникс реклина], фикус, филодендрон. Цветы эти стояли на тумбочках. В столовой были венские желтые стулья с плетеным сиденьем и круглыми без выступов спинками, стол, буфет, [ломберный] столик с машинкой для шитья.

В комнате Марии Александровны была суровая занавеска, за ней стояла кровать, затем был комод, гардероб, на стене около комода — портреты дедушки и бабушки.

По мнению Анны Ильиничны, печи в комнате Александра Ильича не было, но Анна Ильинична на этом не настаивает. Что же касается двери на улицу из комнаты Владимира Ильича, то ее не было; на этом месте было окно, а второго окна во двор из этой комнаты не было.

В комнате Анны Ильиничны была кровать по левой от двери стене, комод, на нем зеркало, простой столик для занятий и полочка для книг, обои были светленькие. В комнате младших детей стояли их кроватки. Кроме того, у перил лестницы стоял столик Оли для занятий. В кухне было 4 окна: 2 выходили на дровяник и 2 — водвор. Коридор в кухню был довольно широкий; около кухни была уборная. Чело русской печи было обращено во двор.

Председатель Л. Дворцов Секретарь Н. Толмачева

Ленин и Симбирск: Документы, материалы, воспоминания. 3-е изд., доп. Саратов, 1982. С. 429—430

 

 

ПРОТОКОЛ № 25 ЗАСЕДАНИЯ КОМИССИИ ПО РЕСТАВРАЦИИ ДОМА-МУЗЕЯ В. И. ЛЕНИНА

 

16 июня 1929 г.

Присутствуют: Анна Ильинична Елизарова, тт. Вольсов, Краденое, Гречкин, Дворцов, Персиянинов, Павлова, Кашкадамова, Остроградский, Охотин, Вихирев, Тайнов, Медведева, Барчунов, Милх.

Председатель Дворцов

Секретарь Толмачева

СЛУШАЛИ: 1. Тов. Дворцов открывает заседание сообщением, что Анна Ильинична сейчас поделится с комиссией своими впечатлениями о ходе реставрации.

2. В начале своей речи ...Анна Ильинична с удовлетворением констатирует, что со времени отъезда из Симбирска семьи Ульяновых культура города очень выросла, а она так нужна нашему молодому поколению. Что же касается реставрационных работ по Дому Ленина — трудно восстановить детально ту эпоху. Много трудов положено комиссией, и расположение комнат напоминает те времена. Что касается обстановки, то, по мнению Анны Ильиничны, следует соблюдать общий стиль того времени. Обстановка была самая простая, какая вообще часто встречалась у разночинцев средней руки; многое покупалось по случаю, вообще определенного характера не было. Портретов и картин на стенах не было, вообще обстановка носила пуританский характер. Объясняется это отчасти вкусами и образом жизни Ильи Николаевича, отсутствием средств и отчасти и художественного образования, вообще в Симбирске того времени не имевшегося.

Так как Мария Александровна была хорошей музыкантшей, очень любившей и хорошо понимавшей музыку, то музыка в семье значила многое, но в других отраслях искусства подготовки не было.

Были географические карты — отец приобрел их для детей. Вообще главной его заботой было — дать детям образование. У него было слабое здоровье, и он внушал детям любовь к наукам и образованию, а также старшим, что они должны будут, если сил его не хватит, дать образование младшим. Для детей выписывались журналы; была коллекция производства шелка, шерсти и т. п. Был еще зоологический атлас.

Надо стремиться передать дух семьи, простоту, серьезность обстановки.

В семье большое значение имели книги; их было много, и предполагается в комнате каждого члена семьи поместить полочку с книгами, но вопрос — какие взять книги. Состав их менялся в зависимости от моментов жизни семьи. Все книги, читавшиеся Александром Ильичем, уместить в его комнате трудно; книги не все, конечно, принадлежали семье, их брали и в библиотеке и у знакомых, читали в семье вообще много.

Александр Ильич и Анна Ильинична читали, например, Писарева, но брали книги у знакомых. Писарев имел большое влияние на обоих старших в ранней молодости. Под его влиянием Анна Ильинична бросила музыку, завела себе Гейне.

Общественными науками Александр Ильич начал заниматься во времена университета, когда он был на III—IV курсах, по летам у него были книги по общественным наукам — это было в 1885 г., до смерти отца. Был у него и К. Маркс. Александр Ильич вообще много читал — все, чем интересовалась передовая молодежь того времени. Может быть, было бы хорошо поставить шкаф в проходной комнате и в нем поместить все те книги, которые вообще читались в семье.

Александр Ильич привозил книги из Петербурга, некоторые брал у Водовозова, позднее профессора.

При всем старании все припомнить и восстановить трудно. Был бы представлен общий дух семьи. Отец, математик, также имел много книг по специальным вопросам — математике, физике и педагогике, особенно последнее время у него было много книг, которые впоследствии были пожертвованы семьей в Самаре в городскую библиотеку (1893 г.).

Илья Николаевич не был чужд и общественным наукам, он был либералом, но революционером не был. Освобождение крестьян и все реформы царствования Александра II имели на него большое влияние. Одушевленный идеей идти служить народу, Илья Николаевич бросил относительно спокойную работу учителя и пошел в народные инспекторы. Работа эта была очень тяжелая. Илье Николаевичу приходилось много работать, а у него не было даже секретаря. Кроме того, работа эта требовала постоянных поездок по губернии, отлучек из дому.

Как-то Илья Николаевич научил старших детей революционным песням на слова Рылеева [58], и Анна Ильинична во дворе запела такую песню. Мария Александровна остановила ее, позвала и указала на то, что делать этого не следует, так как это может повредить отцу. Он считался либералом в городе.

Первым стремлением Анны Ильиничны было идти в сельские учительницы. В те времена в городе были революционные организации, но они не были крепки и основательны. Брат, Александр Ильич, не имел с ними общего, хотя Аверьянов говорит, что Александр Ильич брал у него книги.

Анна Ильинична припоминает, что, когда она, уезжая в Петербург, пришла проститься с отцом, он предупреждал ее, чтобы она удерживала брата Александра, чтобы он был осторожен, пожалел семью. Значит, отец знал о взглядах Александра Ильича.

Илья Николаевич любил Некрасова, и у Анны Ильиничны была тетрадка с рукописными запрещенными стихотворениями этого автора. Отец все же давал детям направление, а сыновья — оба с сильными характерами — пошли дальше.

Трудно все это отразить в нашем маленьком музее. Выставлять в каждой комнате портрет ее обитателя будет, пожалуй, неправильно; их в семье Ульяновых не было, вообще снимались в семье редко и карточки не выставлялись в рамках на стенах. У Ильи Николаевича в кабинете была карта Симбирской губернии, ему часто приходилось ею пользоваться.

Доктор Кадьян бывал у нас не как знакомый, а как врач. Мария Александровна ему очень доверяла, домами знакомства с ним не было. Отец был в этом отношении очень осторожен. Александр Ильич с Кадьяном ничего общего не имел. Стремление найти корни революционного влияния здесь неправильны, просто в то время вся жизнь была этим заражена, а в семье этому ничто не мешало — чувствовалось даже сочувствие отца.

Анна Ильинична в заключение выражает надежду, что желание и энергия членов комиссии дадут неплохой музей, который отразит жизнь и значение Владимира Ильича.

У Александра Ильича была своя лаборатория, было много колбочек, трубочек. Материалы для работы он выписывал из Казани, так как здесь их не было. Был здесь учитель гимназии, некто Чугу-нов, после его смерти Александр Ильич купил у его хозяйки Дрэ-пера. Еще до поездки в Петроград Александр Ильич прошел курс по неорганической химии Менделеева.

Путешествуя в лодке по Свияге, он собрал материал, по которому вел работу, за которую впоследствии получил золотую медаль. Сочинения Александра Ильича отличались своей простотой и деловитостью и не были так блестящи, как у Владимира Ильича.

Последний год, когда семья уплотнилась и жила теснее, Анна Ильинична с Александром Ильичем с удивлением наблюдали за тем, с каким увлечением Владимир Ильич перечитывал Тургенева. Вообще он много читал беллетристики.

В общем же, Владимир Ильич не обосновал так рано, как Александр Ильич, своего призвания, своей наклонности. Вообще же многое наталкивало Владимира Ильича на то, чтобы он интересовался общественными науками.

По-моему, Маркса Владимир Ильич читал в Казани в 1888 г., говорит Анна Ильинична, с нею он говорил тогда по поводу прочитанного.

В своих воспоминаниях одноклассник Владимира Ильича Кузнецов говорит о нем, что они с Владимиром Ильичем пытались даже переводить К. Маркса с немецкого на русский язык, но это у них не вышло. Особенно дружен Владимир Ильич ни с кем в гимназии не был, он был хорош со всеми. Дать облик каждого члена семьи в этом домике трудно, почти невозможно. Предметы некоторые можно дать, и Анна Ильинична не отказывается в этом отношении пойти навстречу, передав музею: письменный прибор Ильи Николаевича, преподнесенный ему сослуживцами в день 25-летнего юбилея его службы; серебряные часы Ильи Николаевича, которые он постоянно носил с 1855 г.; книжечку Некрасова, принадлежащую Илье Николаевичу, дощечку для хлеба, которую выпилил Александр Ильич; книгу, которая была дана Владимиру Ильичу в награду за успехи; тетрадку с сочинениями Александра Ильича и 2 книги Дрэпера, полученные Анной Ильиничной от Александра Ильича; последние она завещает после своей смерти Анна Ильинична не имеет ничего против получения материалов от музея при Институте Ленина.

3. Прения: а) Тов. Краденое полагает целесообразным обратиться в Самару, чтобы попытаться отыскать там книги, переданные семьей Ульяновых в городскую библиотеку. Выражает надежду, что Анна Ильинична и Дмитрий Ильич приедут по окончании всех реставрационных работ, чтобы посмотреть, насколько все правильно сделано.

б)   Анна Ильинична считает нелишним обратиться в Казанский архив в целях поискать там тетради с экзаменационными сочинениями Владимира Ильича, которые отсылались попечителю округа.

в)   Тов. Краденое предлагает перенести дом № 50 по ул. Ленина в другое место и этим избежать постановки брандмауэра, удалив от дома Ленина опасное в пожарном отношении здание. Считает необходимым настоять на получении из Казани отчетов Ильи Николаевича, тем более, что они должны быть написаны рукою последнего.

г)   Тов. Милх предлагает поставить вопрос о переносе дома № 50 на специальном совещании.

Постановили: 1. Просить Анну Ильиничну приехать еще раз в Ульяновск по окончании реставрации, чтобы осмотреть все в законченном виде, также просить Анну Ильиничну не оставлять работы своими советами и руководством.

2.    Все данные Анной Ильиничной указания провести в жизнь.

3.    К следующему заседанию комиссии установить окончательно срок окончания работ и приобретения обстановки.

4.    Созвать следующее очередное заседание через недельный срок.

5. Просить Анну Ильиничну, тт. Кашкадамову и Остроградского войти в состав подкомиссии для выбора обоев.

Председатель Л. Дворцов Член Л. Елизарова Секретарь Н. Толмачева

Ленин и Симбирск: Документы, материалы, воспоминания. 3-е изд., доп. Саратов, 1982. С. 431-436