Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 3272

Обращение. Ребята, недавно прошли ленинские дни. Какие это дни? Что они знаменуют? Я думаю, что многие из вас уже знают это.

Восемь лет тому назад, в 1924 году, 21 января, умер Владимир Ильич, и этот день отмечен особым трауром, особой скорбью рабочими и крестьянами нашего Советского Союза, а также и трудящимися всех стран земного шара. Почему это так? Потому что, идя во главе с товарищем Лениным и его партией, рабочие и крестьяне Советского Союза завоевали Великой Октябрьской революцией свободу от рабства, прогнали угнетавших их капиталистов и помещиков и взяли власть в свои руки. Потому что трудящиеся других стран поняли, что для своего освобождения они должны идти тем путем, который указал товарищ Ленин.

Вы все, ребята, немного уже знаете, слышали о делах товарища Ленина, в будущем вы познакомитесь с этим ближе и лучше. Всем вам интересно и нужно знать, как жил и боролся этот великий человек. Сегодня я расскажу вам немного о нем. Ведь вам хочется знать, каким он был маленьким. Должен предупредить вас, однако, что я был моложе его на четыре года и помню его, когда ему было уже лет девять-десять. Володя был резвый, бойкий мальчик, но в то же время сдержанный, на особые шалости никогда не шел...

Володя был очень правдивый мальчик и с ранних лет не любил хвастунов. Зашел как-то раз к нам во двор мальчик, посмотрел, как мы играем, и давай расписывать, как он хорошо умеет и то и другое делать и в цель попадает. Я и уши развесил, а Володя ему: «А ну, попади-ка камнем с трех раз в ту доску, как ты говоришь». Тот раз — мимо, два — мимо, три — мимо. «Вот видишь,— сказал Володя,— ничего ты не умеешь, только хвастаешь. И во всем, должно быть, так — только болтать умеешь. Хвастунишка ты, больше ничего». И взрослым Ильич не терпел хвастовства, всегда вспоминал поговорку: «Не хвались, едучи на рать!» А сам всегда очень скромен. На охоте другой раз промажет по птице и говорит: «Ну, хороший охотник на моем месте двух бы уложил».

Помню, как мы с Володей катались на коньках. Мне было, должно быть, уже лет девять-десять. Я хотел прыгнуть обеими ногами, как делали это другие, и расшиб себе нос. Посторонние смеются. Он подъезжает, видит кровь на моем носу и на льду и утешает меня: «Не беда, приложи снег, это пройдет. Падать не будешь — не научишься никогда хорошо кататься». Это — совершенно верное правило... Сестра мне рассказывала, что, когда она училась ездить на велосипеде, очень боялась упасть и действовала очень нерешительно. Владимир Ильич тогда сказал ей: «Ты так никогда не научишься ездить, надо действовать смелей и решительнее. Упадешь раз-другой — не беда, без этого нельзя».

Как учился товарищ Ленин. В школе Володя учился прекрасно, отзывы учителей о нем всегда были хорошие. Семнадцати лет он окончил гимназию с золотой медалью (гимназия — это среднее учебное заведение в царское время). Правда, Володя от природы был очень способный мальчик, но звание лучшего, первого ученика он получил не только благодаря своим способностям, а, главным образом, благодаря своей настойчивости и труду. Все задаваемое на дом он проделывал аккуратно и тщательно, а письменные работы всегда писал сначала начерно, а потом переделывал и исправлял их, прежде чем писать набело.

Эту аккуратность и четкость в работе он требовал и от других. Один раз младшая сестра (Мария Ильинична) принесла показать ему нарисованную ею географическую карту (кажется, Европы), что им задали на дом. Он сказал: «Хорошо нарисовала, но не совсем, можно лучше». И дал ей указание, как это сделать, посоветовав взять циркуль для более точного измерения расстояний. Вообще он никогда не отказывался помочь нам и своим товарищам по гимназии.

Тогда, в царские времена, мальчиков заставляли изучать латинский и древнегреческий языки. Это были для всех нас самые противные и трудные уроки. Учили их только по необходимости. Однако и эти древние языки Владимир Ильич изучал также старательно и уже в 15 —16 лет хорошо овладел ими. Тут вот особенно и требовалась его постоянная помощь товарищам, а также и мне.

У Владимира Ильича, когда он учился, всегда оставалось достаточно времени для чтения. Читал он, помню, очень много и часто ходил в библиотеку менять книги.

Владимир Ильич рос в то время, когда о власти рабочих и крестьян можно было только мечтать. Вся власть была в руках царя, его чиновников и полицейских. Они защищали богатых — помещиков и капиталистов, а трудящихся (рабочих и крестьян) угнетали, брали с бедняков непосильные налоги, держали их в невежестве, в незнании. А тех из них, кто пробовал бороться против богачей и ненавистных царских порядков, и тех, кто хотел помочь трудящимся в этой борьбе, безжалостно преследовали — сажали в тюрьмы, ссылали в сибирскую глушь на каторжные работы.

Товарищ Ленин еще в юные свои годы возненавидел эти общественные порядки, это всесилие богачей, это бесправие и угнетение трудящихся и твердо и непреклонно решил беспощадно бороться, отдать на эту борьбу все свои силы и жизнь.

Но враг был страшно силен, борьба предстояла трудная и долгая Надо было прежде всего вооружиться знаниями, хорошо изучить врага, ознакомиться с опытом борьбы в других государствах, чтобы найти правильный, верный путь и не сбиться с него.

Со свойственным ему упорством и настойчивостью в достижении намеченной цели Владимир Ильич взялся за дело. Он понял, что свалить всесильного врага могут только трудящиеся массы и только тогда, когда во главе их встанет передовой отряд (лучшие, передовые борцы), т. е. партия. Над созданием такого передового отряда — нашей Коммунистической партии много и долго пришлось работать товарищу Ленину. И в этом величайшая его заслуга, потому что Октябрьская революция привела к власти Советов только благодаря руководству Коммунистической партии, за которой пошли рабочие массы.

Вот, ребята! Заканчивая свое слово, я пожелаю вам в вашей учебе, в вашей общественной работе, в вашей борьбе за окончательное укрепление социализма у нас и во всем мире иметь перед собой всегда пример товарища Ленина, идти по его стопам, работать, бороться и жить, как делал это он.

Ульянов Д. И. Очерки разных лет. Воспоминания, переписка, статьи 2-е изд., доп. М., 1984. С. 56—58