Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 5275

Широкие массы трудящихся нашей страны, изучая жизнь Владимира Ильича, интересуются каждым штрихом его жизни и деятельности, интересуются тем, как он работал и как отдыхал. Некоторых интересует такой вопрос — любил ли Владимир Ильич охотиться.

В юношеские годы Владимир Ильич занимался охотой очень мало и от случая к случаю. Он начал увлекаться охотой, будучи в ссылке в Восточной Сибирм в селе Шушенском. Мне помнится, как я купил охотничье ружье системы «Франкотт» 1 и послал его Владимиру Ильичу в село Шушенское. С этим ружьем он очень долго охотился в Сибири, и, как видно, там он охоту очень полюбил. После Октябрьской революции в дни отдыха он с большой радостью выезжал на охоту. В последние годы жизни охота для Владимира Ильича была одним из любимейших видов отдыха.

Мне хотелось рассказать об одной из поездок Владимира Ильича на охоту на Сенежское озеро.

Это было летом в 1919 или 1920 году, точно не помню. Мы собрались поехать поохотиться на Сенежское озеро, которое находится в шестидесяти километрах к северу от Москвы около села Подсолнечное. Нас было четверо — Владимир Ильич, я, доктор Обух и доктор Меркулов.

Приехав в Подсолнечное, мы остановились в одном из домов отдыха. Для того чтобы пораньше выехать на охоту, мы решили рано лечь спать. После ужина мы отправились в отведенные нам комнаты. Доктор Меркулов отвел Владимиру Ильичу и мне отдельные несмежные комнаты, вход в каждую из них был прямо из коридора. Такое разделение было совсем неудобным, так как и люди, и место были нам мало знакомы. Осмотрев помещение, я нашел рядом две очень хорошие смежные комнаты, одна из которых шла прямо из коридора, а вторая находилась глубже, внутри. После этого я направился к администратору и попросил: «Устройте нас с Владимиром Ильичем в смежных комнатах». Мою просьбу охотно выполнили, и мы с Владимиром Ильичем остались ночевать вместе. Я сказал Владимиру

Ильичу: «Я лягу около дверей, а ты ложись во внутренней комнате». Он ответил: «Да, да, это правильно».

Вот так был организован наш ночлег. Хорошо не помню, была ли с нами охрана или нет. Думаю, что была, но, как видно, секретная, так как Владимир Ильич не очень любил, чтобы за ним ходили охранники.

На другой день, как только стало светать, мы быстро собрались, сели в лодку и поехали по Сенежскому озеру. Кроме меня и Владимира Ильича в лодке были В. А. Обух и еще кто-то, теперь я не могу вспомнить. Мы были вооружены двуствольными охотничьими ружьями.

У Владимира Ильича, как видно, было большое желание пострелять, так как он еще раньше говорил: «Хорошо бы тут поохотиться, я бы хоть просто из ружья попалил».

Так как место охоты было довольно открытое, то к уткам нельзя было близко подъехать, поэтому охота на них не удалась. Рассердившись, мы начали стрелять по чиркам, но, сделав два-три выстрела, не попали...

Вот, собственно, и все, что вспоминается об этой поездке на Сенежское озеро. Охотой это, конечно, назвать нельзя, но Владимир Ильич сказал: «Я хочу пострелять», и мы взяли ружья. Мы не располагали, однако, ночевать на озере, а это для охоты на уток совершенно необходимо, так как на рассвете к ним подобраться не удается. Егеря с нами не было. Кроме того, Владимир Ильич очень не любил комаров. Один комар укусит, он сразу же: «Фу, комары кусаются». Терпеть не мог тех мест, где есть комары.

Помню, что как-то встал вопрос о том, куда ехать: на Кавказ или на Урал. Он спрашивал о том, какие места, и, как всегда, задавал специальный вопрос: «А комаров много?» — и, если оказывалось, что много, говорил: «Ну, если комаров много, не поеду». И не потому не любил комаров, что они прививают малярию,— ему скажешь: «Это ведь безвредный комар, это кулекс».— «А мне все равно — ку-лекс или нет, все равно кусаются, окаянные, и мешают».

Ульянов Д. И. Очерки разных лет: Воспоминания, переписка, статьи. 2-е изд., доп. М., 1984. С. 135—137

1 Ружье центр, двуствольное (№ 303841 льежской фабрики «Франкотт») было куплено мною в конце 1898 года в Москве (в магазине Шенбрунера на Кузнецком мосту) по поручению Владимира Ильича. Заплатил я за него 55 рублей; такая примерно цена (50) была указана им. (Досадная «раковина» в левом стволе была замазана вазелином или другим жиром. После пристрелки в Подольске я ее обнаружил, к своему ужасу. Знакомый охотник сказал, что это особенного значения не имеет, что магазин не возьмет обратно и что цена небольшая.)

Приобретая затем все необходимое к нему, я заказал деревянный ящик, упаковал покупку, выставив «ценная» на 70 р.— столько действительно стоила покупка с пересылкой в село Шушенское. С этим ружьем Ильич охотился в Сибири на зайцев, дупелей и пр.

По возвращении в начале 1900 года в Россию Владимир Ильич привез ружье с собой и передал мне. Д. У.

См. также письмо Владимира Ильича к Дмитрию Ильичу от 26 января 1899 г. (Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 55. С. 130—132). Ред.