Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 3687

HTML clipboard

Кто хоть раз в жизни видел и слышал Ленина, у того никогда не изгладится из памяти его яркий образ, настолько глубокое, неотразимое впечатление производил он на людей. Разумеется, всякие детали того времени могут в памяти уже стереться и их трудно точно передать, но Ленина, каким его приходилось видеть при жизни, забыть невозможно.

На протяжении 1917—1922 годов мне пришлось много раз видеть и слышать Ленина на митингах, съездах, заседаниях и просто в беседах. Особенно запечатлелись в памяти несколько событий и те обстоятельства, при которых они происходили. О них я и хотел бы кратко рассказать в этих заметках...

 

 

ЛЕНИН НА IX СЪЕЗДЕ ПАРТИИ

Март 1920 года. В Москву съехались с разных концов страны делегаты на IX съезд партии . Прошло два с половиной года гражданской войны, в ходе которой молодая Советская республика должна была отражать наседавшие со всех сторон силы буржуазно-помещичьей и кулацкой контрреволюции, выдерживать натиск иностранной интервенции.

Всемирный капитал ополчился против первого социалистического государства в стремлении подавить наш рабочий класс, восставший против власти капитала. Положение было действительно очень тяжелое. Для того чтобы представить себе это положение, достаточно посмотреть на карту фронтов 1918—1919 годов. Отрезаны были районы угля, нефти и металла — Донбасс, Урал и Кавказ, районы производства хлеба — Украина, Сибирь и Поволжье. Враги кольцом окружали центральные области и находились уже близко от столицы, а внутри страны эсеры и меньшевики устраивали заговоры и восстания. Но рабочий класс при поддержке крестьянства выдержал этот натиск, и уже к началу 1920 года было покончено с Колчаком на востоке, с Деникиным на юге, с Юденичем и другими врагами на западе и севере. Советская земля была очищена от интервентов, которые с позором должны были убраться восвояси. Правда, в Крыму еще находился Врангель, а в Закавказье — англичане с меньшевиками под крылышком, но и с ними к концу 1920 года было покончено.

Страна после тяжелых испытаний в навязанной нам гражданской войне наконец впервые могла вздохнуть свободно, заняться приведением в порядок хозяйства, перейти к социалистическому строительству. Партия окрепла и закалилась в гражданской войне, численно выросла (она насчитывала в своих рядах уже свыше 600 тысяч членов). В этих условиях открылся IX съезд партии большевиков.

На съезд собрались люди со всех концов, представители всех отраслей работы партии. У меня почему-то особенно запечатлелись в памяти выступления Ленина на этом съезде, где мне довелось его видеть и слышать после довольно долгого перерыва. В конце 1917 года я был послан для партийной и профсоюзной работы на Урал, и до начала 1920 года мне только два раза пришлось видеть и слышать Ленина на съездах профсоюзов.

Открывая съезд, в своем вступительном слове  Ленин отметил, что съезд собрался в момент в высшей степени важный. Внутреннее развитие нашей революции привело к самым большим и быстрым победам над противником, а в силу международного положения эти победы оказались не чем иным, как победой советской революции над соединенным всемирным капитализмом и империализмом. В международном отношении, говорил Владимир Ильич, наше положение никогда не было еще так выгодно, как теперь. Мы спокойно и уверенно можем приступить к задачам мирного хозяйственного строительства. Приобретенные уроки мы должны суметь использовать для решения более трудных задач социалистического строительства.

После избрания президиума и утверждения порядка дня Ленин, встреченный бурными аплодисментами делегатов, выступил с отчетным докладом ЦК 2. Надо сказать, что этот великий человек всегда испытывал искреннее смущение, когда его приветствовали. Он просто не знал в это время, что ему на трибуне делать. Он то показывал делегатам на свои часы: мол, время уходит, но аплодисменты только усиливались, то вытаскивал носовой платок, хотя в этом не было надобности, искал что-то в карманах жилета и т. п. Это смущение было так характерно и естественно для Ленина, в котором сочетались черты гения и человека необыкновенной простоты и скромности.

Ленин начал свой доклад с анализа причин победы Советской республики в гражданской войне.

Ленин говорил: меньшевики, эсеры и другие представители мелкобуржуазной демократии утверждали, что задачи гражданской войны для нас неразрешимы, что Россия отстала, ослабла и не может победить, раз революция на Западе затянулась. И нам приходилось поэтому, оставаясь на своей позиции, с полной твердостью и сохранением абсолютной уверенности говорить, что мы победим, приходилось проводить лозунги «Все для победы!» и «Все для войны!», и решающую победу на фронтах гражданской войны мы одержали. Что же лежало в самой глубокой основе того, что такое историческое чудо произошло, что слабая, обессиленная, отсталая страна победила сильнейшие страны мира? И он отвечал: мы видим,

что это были централизация, дисциплина и неслыханное самопожертвование. Капиталистическая собственность разъединяет врагов Советской власти, а мы объединяем все больше и больше миллионов трудящихся. Капиталисты различных стран, хотя бы они и обладали военной мощью, создавали Лигу наций, разъединены. Их единство — сплошная фикция и обман.

Мы, говорил далее Ленин, строили правоту, уверенность в победе Октябрьской революции на том, что брали такое дело, к которому, несмотря на трудности и препятствия, будут присоединяться миллионы трудящихся во всех странах. Мы знали, что у нас есть союзники, что надо уметь проявить самопожертвование в одной стране, на которую история возложила почетную, трудную задачу, чтобы неслыханные жертвы окупились сторицей.

Все наши враги, как бы они ни были формально объединены, оказались разъедины иными, капиталистическая собственность разлагала их, бросала друг против друга и превращала их из союзников в диких зверей, тогда как мы выходили более закаленными, более сильными. У нас есть всемирная основа, бесконечно более широкая, чем в каких бы то ни было прежних революциях. У нас есть международный союз с пролетариатом, который нигде не записан, не оформлен, ничего не представляет из себя с точки зрения «государственного права», а в действительности, в разлагающемся капиталистическом мире, представляет из себя все. Эта основная и самая главная причина в последнем счете дала нам верную победу и продолжает быть непреоборимым и неиссякаемым источником нашей силы.

Правители капиталистических стран кричали на весь мир: «Никогда не прекратим войны с узурпаторами, разбойниками, захватчиками власти, противниками демократии, большевиками!», но они, заключая договоры десятки раз с разными русскими белогвардейцами, теперь сидят у разбитого корыта. И этот полный распад наших противников, которые были уверены, что они что-то из себя представляют, показывает, что они ничего из себя не представляют, кроме кучки капиталистических зверей, перессорившихся между собой, и совершенно бессильны сделать что-либо нам. А большевизм, который рассматривался как курьез, стал мировым явлением. Советская система оказалась всемирным историческим явлением.

Только благодаря тому, продолжал Ленин, что партия была на страже, дисциплинированна, и потому, что авторитет партии объединял все и по ее лозунгу, как один, шли десятки, сотни, тысячи

и в конечном счете миллионы,— только поэтому чудо, которое произошло, могло произойти и мы оказались s состоянии победить, несмотря на неоднократные походы империалистов Антанты и всею мира. Эта сторона дела составляет урок, что без дисциплины и централизации мы никогда не осуществили бы этой задачи. Этот урок и анализ, почему мы победили, должен быть учтен нами при переходе к другой войне — войне на фронте бескровном, хозяйственном.

Оценивая международное положение Советской республики, Ленин говорил: мы стоим теперь в международном отношении прочнее, чем когда бы то ни было, но мы к международному кризису должны относиться с чрезвычайной внимательностью и готовностью встретить какие бы то ни было неожиданности. Наша политика требует больше всего внимательного отношения, ибо сам наш противник не знает, что он дальше будет делать. Ленин, говоря о мирной политике Советской власти, указывает, что мы обеими руками должны цепляться за мирные предложения, мир возможен, но наши шаги к миру мы должны сопровождать нашей военной готовностью.

Переходя к задачам хозяйственного строительства, составляющим основной вопрос съезда, Ленин говорил: теперь задача состоит в том, чтобы к мирным задачам хозяйственного строительства приложить все то, что может сосредоточить пролетариат, его абсолютное единство.

Как известно, перед съездом и на самом съезде выступила антипартийная группировка, отвергавшая под видом борьбы за коллегиальность принцип демократического централизма в управлении промышленностью. Предложения этой группировки, ведущие, по сути дела, к безответственности, обезличке, поддерживали Томский, Рыков и другие, доказывавшие, будто это и есть форма осуществления участия рабочих масс в управлении производством, форма осуществления господства рабочего класса. Ленин в своем докладе и в заключительном слове 1 разнес в пух и прах эту позицию, как вредную, теоретически путаную, проникнутую невежеством. Он говорил, что если бы мы в основном вопросе нашей военной деятельности в гражданской войне допустили хотя бы одну десятую долю такой теоретической путаницы, то были бы биты, и биты поделом.

В этой связи Ленин указал на глубокую разницу между нашей революцией и прежними революциями и конституциями. Он говорил, что наша революция отличается от прежних революций тем, что в ней нет утопизма. В буржуазных конституциях писалось о свободе, о равенстве. Это ложь. Пока есть трудящиеся и собственники, равенства нет. Сытый не равен голодному, спекулянт — трудящемуся. Основное содержание всех прежних конституций до самой республиканской, демократической сводилось к одной частной собственности. Победивший пролетариат отменяет и разрушает до конца частную собственность на орудия и средства производства — вот в чем выражается господство рабочего класса. Кто связывает вопрос о господстве класса с вопросом о демократическом централизме, тот вносит такую путаницу, что никакая успешная работа на этой почве идти не может.

Ленин говорил: мы совершаем переход к социализму. В центре внимания поставлен основной хозяйственный план. Мы должны помнить, что этот план рассчитан на много лет. Борьба будет более трудная, чем на боевом фронте. Она требует максимального напряжения сил и единства воли.

Съезд единодушно одобрил отчет ЦК и принял постановление о хозяйственном строительстве, в основе которого лежали задачи электрификации страны.

Ленин выступал на IX съезде и по другим вопросам порядка дня: о хозяйственном строительстве, о кооперации .

В ходе работы съезда мне впервые довелось лично познакомиться с Лениным и беседовать с ним.

Работа съезда подходила к концу. Уже был избран новый Центральный Комитет. Я впервые был избран в его состав, и был предрешен вопрос о моей работе в ВЦСПС. Во время перерыва, кажется перед принятием резолюции, меня разыскал М. И. Калинин, знавший меня еще по Петрограду.

—     Тебя хочет видеть Ленин,— сказал он.

Можно себе представить, как это взволновало меня, 24-летнего, еще молодого партийного работника. Придя в помещение, находившееся позади трибуны президиума, Калинин, обратившись к Ленину, с кем-то разговаривавшему, сказал: «Вот, товарищ Ленин, наш новый член ЦК товарищ Андреев».

Ленин сразу обернулся: «Ну вот и хорошо, давайте познакомимся». И он сначала крепко пожал мне руку, а потом тепло, как-то по-отечески, будто уже давно меня знает, положил руку мне на плечо и стал прохаживаться по помещению, заваленному стульями и скамейками, декорациями (в то время зал использовался под клуб красноармейцев).

—     Вы, кажется, с Урала? — спросил Ленин. И тотчас же засыпал меня вопросами: работают ли все уральские заводы? Как настроение крестьян после Колчака и дадут ли нам хлеба? И многими другими. Понятно, что я в первый момент был очень взволнован. Но оказалось все так просто, что я свободно рассказал Ленину о положении дел на Урале. Только Ленин мог так располагать к себе людей, впервые встречавшихся с ним. Расспросив подробно об Урале (он ведь никогда не удовлетворялся общими ответами, а обязательно добивался подробностей, фактов), Ленин сказал мне:

—   Ну вот, теперь вам придется поработать в Москве, в ВЦСПС. Тут нас прервали, предупредив, что заседание начинается. Первое знакомство с Лениным у меня врезалось в память на

всю жизнь. Сколько обаяния, товарищеской теплоты я почувствовал при первой встрече с этим великим, но необыкновенно простым, чутким, близким каждому из нас человеком!

Съезд принял все решения единодушно, несмотря на выступления так называемой группы «демократического централизма». Закрывая IX съезд, Ленин отметил это единодушие как хороший признак для предстоявшей большой работы .

Первейшей заботой Владимира Ильича была забота о состоянии дел в партии. Он всегда уделял особое внимание идейному воспитанию коммунистов. В своей заключительной речи, говоря о партии как авангарде рабочего класса, Ленин указывал, что реальной опасностью того времени являлся быстрый рост рядов партии, не всегда находившийся в соответствии с уровнем воспитательной работы внутри партии. В основу своей деятельности, говорил он, мы всегда клали только высокую степень продуманности, сознательности и преданности членов партии. Это давало нам возможность осуществления такой дисциплины, которая во много раз стоит выше дисциплины другого государства. Поэтому мы должны помнить, что наша ближайшая задача состоит не столько в расширении партии, сколько во внутренней работе в смысле развития состава нашей партии. Надо добиться, чтобы авангард пролетариата был на высоте тех задач, которые возлагаются на партию, задач гигантской важности, международных и внутренних.

Наша главная задача сейчас, говорил Ленин, проведение плана хозяйственного строительства, одобренного съездом. Эта задача понятна каждому крестьянину. Мы должны помнить, что источником успехов, чудес, которые мы проявили в военном деле, было то, что мы всегда сосредоточивались на главном, основном. И мы благодаря партийному воспитанию добьемся, чтобы резолюция съезда послужила тому, чтобы мы всю свою силу, дисциплинированность, энергию направили на восстановление хозяйства страны. Мы решили задачу военную, на нас теперь смотрят рабочие всех стран, смотрят с ожиданием, решим ли мы трудную задачу хозяйственного строительства. Я уверен, говорил Ленин, что, добившись того, чтобы вся партия работала, как один человек, установив тесную связь с массами, профсоюзами, хозорганами, мы сумеем эту задачу решить так же победоносно, как решили задачу военную.

Выступления Ленина и решения IX съезда партии, подводившие итоги гражданской войны и намечавшие переход к социалистическому строительству, имели большое значение для работы партии.

Андреев А. А. О Владимире Ильиче Ленине.
2-е, доп. изд. М., 1965. С. 3, 26—33