Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 5722

Письма эти, к великому сожалению, утеряны во время моих скитаний после сибирской ссылки. Я думаю, что они были отняты у меня во время обыска в 1901 г. в Самаре...

В сибирской ссылке я стал интересоваться вопросами философии и, между прочим, также философией Юма и Канта. Скептицизм Юма особенно, по-видимому, гармонировал с той безнадежной обстановкой, в которой протекала тогда сибирская ссылка... Философия же Канта была мне привита еще с детства вместе с германскими классиками, из которых особенно Шиллер, как известно, был пламенным энтузиастом кантианства.

Владимир Ильич, вероятно от товарищей, узнал об этих моих увлечениях, и у нас с ним завязалась чрезвычайно оживленная переписка по философским вопросам. Я старался его обратить в свою веру, излагал ему поэтическую красоту кантовской «Критики практического разума», а иногда ударялся в крайний скептицизм, опираясь на Юма и его блестящего ученика Шопенгауэра, который тоже привлек мое скучающее в ссылке внимание. В своих ответных письмах Владимир Ильич, насколько я помню, очень деликатно, но и вполне определенно выступил решительным противником и юмовского скептицизма, и кантовского идеализма, противопоставляя им жизнерадостную философию Маркса и Энгельса. Он с жаром доказывал, что не может быть никаких границ человеческому знанию, которое должно прогрессировать и отделаться от идеалистической, буржуазной шелухи по мере роста революционного рабочего движения, которое должно определить не только поведение и миросозерцание самого рабочего класса — насквозь ясное, жизнерадостное и захватывающее своей простой красотой,— но что оно определит самым точным образом и поведение и миросозерцание своих классовых противников и заставит их вместо туманных, заоблачных теорий и мечтаний говорить языком фактов и огнем баррикад...

Через несколько уже писем Владимира Ильича я был поколеблен до самого основания. Я бросил своих идеалистических философов и устремился к изучению философии марксизма, для которой мои увлечения были уже далеким-далеким прошлым. «Анти-Дюринг» стал моей настольной книгой, и этим избавлением на всю жизнь от идеалистического плена я всецело обязан дорогому, милому, бесценному Владимиру Ильичу...

Ленинский сборник I. 1924. С. 194—195

 

ЛЕНГНИК ФРИДРИХ ВИЛЬГЕЛЬМОВИЧ (1873—1936) — член партии с 1893 г. В 1896 г. вступил в «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». В 1898 г. сослан на 3 года в Восточную Сибирь. С 1901 г.— на партийной работе в Екатеринославе, Самаре, Киеве. На II съезде партии заочно избран членом ЦК и членом Совета партии. В 1904 г. был арестован по делу Северного бюро ЦК партии. После революции 1905—1907 гг. вел революционную работу в Ревеле, Екатеринославе, Александровске, Новочеркасске, Москве, Самаре, Петербурге. После Октябрьской социалистической революции был членом коллегии Наркомпроса. С 1921 г.— член коллегии Наркомвнешторга. С 1928 г.—председатель Комитета по стандартизации при СТО. С 1929 г.— член коллегии Института философии при Коммунистической академии. Делегат XIII—XVII съездов партии; на XII—XV съездах избирался членом ЦКК ВКП(б).