Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 5595

Вопросам науки и техники Владимир Ильич придавал огромное значение. «Без новейшей техники, без новых научных открытий мы коммунизма не построим,— не раз говорил он.— Одна хорошо работающая лаборатория важнее десятка наших советских учреждений». С громадным вниманием относился он к различным изобретениям, увлекался многими из них, особенно когда применение их, казалось, могло принести непосредственную, немедленную пользу, и огорчался, когда при детальном выяснении иногда очень увлекательное и заманчивое изобретение оказывалось построенным на неправильных расчетах. Сколько знаменитых «грозных» записок получали наши ответственные руководители ведомств по делам различных изобретателей, обращавшихся к Владимиру Ильичу с самыми невозможными жалобами на то, что их «мировым» изобретениям не дают хода. Часто оказывалось, что изобретение заключалось в perpetuum mobile (вечный двигатель) или других фантастических мечтаниях. Когда Владимиру Ильичу об этом докладывали, он смущенно улыбался, но следующего же изобретателя поддерживал с такой же неослабной энергией. Но зато какое огромное значение имела поддержка Владимира Ильича, когда дело шло о действительно серьезных изобретениях, которые удавалось благодаря этой поддержке протолкнуть в жизнь.

Благодаря непосредственному участию и вмешательству Владимира Ильича и благодаря его постоянной помощи было положено основание и дан ход таким начинаниям, как, например, радиотелефонное строительство с грандиозной перспективой установления связи каждой деревни непосредственно с центром, использование горючих сланцев и сапропелей, механизация дровяных заготовок, изготовление в России химически чистых реактивов, исследование Курской магнитной аномалии, орошение Муганских голодных степей, тепловозы, Волховское строительство, электропахота, учреждение Государственного электротехнического исследовательского института, образование электротехнического факультета Московского высшего технического училища, сельскохозяйственная выставка. Нет почти ни одного начинания в Советской России в области научно-технических работ, которое не было бы связано с именем Владимира Ильича.

Совершенно на особом месте стоит грандиозный план электрификации России, к которому Владимир Ильич относился с совершенно исключительным и неослабным интересом. Об отношении Владимира Ильича к электрификации России, очевидно, самым подробным образом напишет Глеб Максимилианович Кржижановский, по инициативе которого было начато это дело.

Еще летом 1918 года, в самом разгаре борьбы, Владимир Ильич находит время интересоваться вопросами науки и обращается в Академию наук с предложением наметить вопросы, по которым Академия наук могла бы развернуть полезную для данного момента работу. Одновременно Владимир Ильич поддерживает проект организации двух, кажется, первых научно-технических исследовательских советских учреждений — Нижегородской радиолаборатории, получившей теперь всемирное значение, и Российского пищевого института, который, к сожалению, должного развития не получил. В декабре 1918 года Владимир Ильич одобряет проект учреждения центрального научно-технического руководящего правительственного органа и ставит задачей этого учреждения организацию научно-технической работы в стране. В порядке дальнейшего обсуждения вместо Народного комиссариата науки и техники, как это первоначально мыслилось по проекту, образуется научно-технический отдел при Высшем совете народного хозяйства, но намеченные функции за этим учреждением сохраняются, и ему дается право вхождения по своим делам в Совет Народных Комиссаров. При неослабном содействии Владимира Ильича научно-техническим отделом в чрезвычайно тяжелых условиях создается ряд крупнейших научно-исследовательских институтов.

Владимир Ильич придает громадное значение ознакомлению наших технических сил с иностранной наукой и техникой. Он поручает Румянцевскому музею, Публичной библиотеке и ряду других учреждений организовать систематический обмен наших научных изданий с заграничными. Одновременно образуется в Берлине специальное бюро по ознакомлению России с иностранной техникой. Владимир Ильич дает поручение Высшему совету народного хозяйства организовать дело ознакомления с иностранной наукой и техникой так, чтобы у нас было по нескольку экземпляров самых совершенных европейских и американских машин на ходу, доступных для осмотра всем желающим. К сожалению, как это, так и ряд других чрезвычайно важных практических заданий Владимира Ильича не было выполнено по ряду причин — либо за отсутствием средств, либо по неумению, либо благодаря сопротивлению бюрократического советского аппарата, часто, по выражению Владимира Ильича, работавшего против нас, либо потому, что задания Владимира Ильича казались неосуществимыми и фантастичными,— Владимир Ильич же, по тем или иным соображениям, сам не настаивал на их выполнении. Но когда Владимир Ильич сам принимался за выполнение таких замыслов, то в его руках они быстро облекались в плоть и кровь, осуществлялись им с гениальной настойчивостью.

Владимир Ильич с особенной настойчивостью добивался того, чтобы в наших библиотеках была вся иностранная научная и техническая литература за годы войны и позднее. К сожалению и позору нашему, это задание далеко еще не выполнено. Например, в библиотеке Московского высшего технического училища, которая до войны считалась одной из лучших технических библиотек, за 1914—1922 годы почти не имеется иностранных книг и журналов.

В последнее время Владимир Ильич проявил совершенно исключительный интерес к задачам сельскохозяйственной науки. Летом 1922 года Владимир Ильич, будучи уже больным, послал мне через Марию Ильиничну за границу поручение — собрать и привезти с собой все материалы, касающиеся «Обновленной земли». Никаких объяснений того, что такое эта «Обновленная земля», в письме не было. Мы были поставлены в тупик, и стыдно было признаться в том, что мы за границей настолько отстали от жизни Советской России, что не понимаем, что такое «Обновленная земля». Стыдно было признаться в своем незнании Владимиру Ильичу. Где только за границей я не наводил справок об этой «Обновленной земле»! Решительно никто не знал. Наконец, убедившись в том, что и другие товарищи об этом вопросе не имеют никакого представления, я написал в Москву и чистосердечно признался Владимиру Ильичу в своем незнании и в том, что хотел это от него скрыть. Дело оказалось очень простым. «Обновленная земля» оказалась книгой, написанной американцем Гарвудом и переведенной на русский язык покойным профессором Тимирязевым . В книге этой в чрезвычайно убедительной форме описывались достижения в области применения сельскохозяйственных наук в Америке. Впоследствии, по моем возвращении в Москву, Владимир Ильич, уже лежа в постели, неоднократно возвращался к вопросу об «Обновленной земле», горько сетовал на нашу косность и бюрократизм, благодаря которому люди не желают или не умеют видеть вперед. «Что-то не видать у нас «Обновленной земли»,— говорил Владимир Ильич.— Узнайте в Наркомземе, сколько вагонов усовершенствованных семян привезли из-за границы». Заинтересовался он также очень работами нашего «Лутера Бербанка» (Лутер Бербанк — знаменитый американский ученый, о котором много говорилось в книге Гарвуда), самоучкой-самородком Мичуриным, делающим чудеса в своем питомнике в Козловском уезде Тамбовской губернии. Образцы выведенных Мичуриным новых изумительных растений были присланы в Москву и должны были быть к весне посажены в Горках, чтобы Владимир Ильич мог лично удостовериться в достижениях русской сельскохозяйственной науки. В последнее время, пользуясь именем Владимира Ильича и указывая на то значение, которое он придавал делу сельскохозяйственных наук, научных исследований и применению на практике этих исследований, удавалось несколько поддержать работу Мичурина, а также, в мизерной степени, работы профессора Дрцыбашева по дендрологии (усовершенствование лесных пород) и интродукции (ввозу) новых растений. Еще не удалось, но, вероятно, удастся поддержать дело огромной практической важности, начатое по почину и с благословения Владимира Ильича — по сельскохозяйственной микробиологии (разведению и распространению особых нитрофицирующих бактерий, на много процентов улучшающих почву и урожай) — профессором Омелянским и собравшейся вокруг него группой единственных знатоков этого дела. Громадную помощь Владимир Ильич оказал Шатиловской опытной станции, которая в крупном масштабе ставит размножение усовершенствованных семян овса, которое будет иметь громадное значение и даст реальные результаты в самом недалеком будущем.

Необходимо еще отметить то, как Владимир Ильич относился к научным деятелям и научно-техническим вопросам в их общей постановке. Научного работника Владимир Ильич ценил не только по его таланту, уму, научным работам, государственному подходу, но и с точки зрения его умения приспособляться к советским условиям и желания честно работать на пользу трудящихся. В деле оказания помощи научным работникам в годы разрухи и голода наука целиком обязана Владимиру Ильичу, который широко пошел навстречу организации центральной комиссии по улучшению быта ученых. Ко многим отдельным ученым Владимир Ильич относился с особой заботой и вниманием, как это, например, имело место по отношению к академику Павлову. Владимир Ильич десятки раз проверял, оказана ли ему помощь, какая, нет ли каких препятствий, все ли сделано, что нужно, и очень бывал недоволен, когда замечал какое-нибудь упущение. В своих статьях и речах Владимир Ильич учил, как нужно относиться к специалистам, требовал окружения их товарищеской обстановкой, вовлечения в общее дело. Соответствующий пункт об отношении к специалистам введен VIII съездом в Программу Коммунистической партии, автором которого является Владимир Ильич. Значению научно-технической работы в Программе нашей партии отведен особый абзац, в котором говорится следующее: «Советская власть уже приняла целый ряд мер, направленных к развитию науки и ее сближению с производством: создание целой сети новых научно-прикладных институтов, лабораторий, испытательных станций, опытных производств по проверке новых технических методов, усовершенствований и изобретений, учет и организация всех научных сил и средств и т. д. РКП, поддерживая все эти меры, стремится к дальнейшему их развитию и созданию наиболее благоприятных условий научной работы в ее связи с поднятием производительных сил страны»2. Абзац этот был включен в проект Программы партии дополнительно при поддержке Владимира Ильича.

Смерть Владимира Ильича является громадной, совершенно незаменимой утерей для русской науки и техники.

Помня заветы великого учителя, наука и техника должны неуклонно идти по намеченному его гением пути — пути овладения силами природы, уничтожения эксплуатации, устранения экономического неравенства и достижения человечеством всеобщего благополучия и лучезарного будущего.

Великий строитель. Памяти В. И. Ленина. М., 1924. С. 66—69


1 Имеется в виду книга: Harwood W.S. Thw New Earth: triumphs of modern agriculture in America. N. Y.; L., 1906. В русском переводе: Гарвуд А. Обновленная земля. Сказание о победах современного земледелия в Америке. Предисловия автора и К. А. Тимирязева. М., 1909, 1919, 1924, 1925. Ред.

2 Восьмой съезд РКП(б). Март 1919 года. Протоколы. М., 1959. С. 405. Ред.