Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 4186

Конечно, проще было бы, если бы я, коммунист, придя в профсоюзы и видя все их неустройство, борьбу за копейку и т. д., перестроил бы их сразу в идеальную организацию, борющуюся за коммунизм. Но ведь этого не дано. Такого коммуниста обыкновенно гонят из профсоюзов, иногда в более суровой форме, иногда в более вежливой; говорят: не мешайте нам заниматься делом. Вы думаете, что мы в своей истории работы профдвижения не прошли этой школы? Прошли. Правда, у нас был краткий период между 1907 и 1908 годом, после Лондонского съезда, когда многих большевиков выгнали из профсоюзов потому, что мы, не поняв резолюции Лондонского съезда пришли в профсоюзы и начали: «Вот вы резолюцию Лондонского съезда принимаете или нет?» А те говорят: «Мы не насчет резолюции Лондонского съезда, а вот насчет того, нельзя ли нам, чернорабочим, на 5 коп. добиться повышения зарплаты?» — «Это,— мы отвечали,— пустяки, а вот как насчет резолюций Лондонского съезда?» — «Мы этого не обсуждали».— «А мы требуем, чтобы вы обсудили».— «Тогда,— говорили нам,— выйдите за дверь и там обсуждайте». Так было в 1907—1908 годах, когда с этой резолюцией многие не по уму горячие ребята бросились прямо к рабочим. А к концу 1909 года уже в значительной части московских и петербургских профсоюзов в правлениях сидели большевики. Что они для этого сделали? Они для этого стали резолюцию Лондонского съезда не обсуждать, а проводить на деле. Я боюсь, что наши коммунисты и кое-где центральные организации подходят к профсоюзам сейчас немного так, как мы подходили в конце 1907—1908 годов...

Руководство беспартийными массами со стороны партии должно и может осуществляться не одним каким-нибудь методом: газетой, агитацией, пропагандой, но и через профсоюзы, наиболее приспособленные к этому организации, через кооперацию, работа в которой как будто совсем в загоне во многих наших братских партиях, и через рабочие организации, которые охватывают хотя бы 5 человек рабочих. Я позволю себе привести маленький пример из опыта России конца 1907 года. В конце 1907 года мы, большевики, обсуждали в Териоках, в Большевистском центре, под председательством

Владимира Ильича, вопрос о платформе нашей работы в профсоюзах. И там зашел спор. Владимир Ильич яснее всех нас видел, что наступает полоса реакции, требующая известной перегруппировки сил. Обсуждали вопрос о работе в профессиональных и других непартийных рабочих организациях, об использовании легальных возможностей и т. д. Причем я, будучи тогда профессионалистом довольно ортодоксальным, мог перенести все, но не мог перенести, как это мы, большевики, пойдем работать в кассы взаимопомощи, которые я считал архиоппортунистическими организациями, не стоящими нашего внимания. Вот профсоюз — это классовая организация рабочих, в ней можно работать, и ее мы должны строить, а кассы взаимопомощи — чепуха. Как один из своих аргументов против Владимира Ильича я выдвинул тогда, по молодости лет, следующее: вы что же, хотите нам еще рекомендовать идти работать в кружки балалаечников? Владимир Ильич сказал: «Если это р а-бочие кружки балалаечников, я рекомендую вам идти, хотя бы там было 3—5 человек рабочих. Если они играют на балалайке «Боже, царя храни!», то научите их для первого раза играть «Марсельезу». Вот подход к массовой работе. Здесь сказался весь Ленин с его пониманием подхода к массовой работе...

 

Шестой расширенный пленум    Исполкома    Коминтерна (17 февраля — 15 марта 1926 г.):

Стенографический отчет. М.; л., 1927. С. 317—318

 

ТОМСКИЙ (ЕФРЕМОВ) МИХАИЛ ПАВЛОВИЧ (1880—1936) — партийный, государственный и профсоюзный деятель: Член партии с 1904 г. В 1903—1906 гг. работал в ревельской партийной организации. В 1907 г.— член Петербургского комитета РСДРП, участвовал в работе V (Лондонского) съезда партии. После Февральской революции 1917 г.— член Исполнительной комиссии Петербургского комитета РСДРП (б).

В 1918 году — секретарь ВЦСПС, делегат VIII съезда партии, в дискуссии о профсоюзах активно поддерживал платформу Ленина. С сентября 1922 по 1929 г.— председатель ВЦСПС; в 1918—1934 гг.— член ЦК, с 1922 по 1930 г.— член Политбюро ЦК ВКП(б), с 1934 г.— кандидат в члены ЦК; заведующий ОГИЗа. В 30-е годы против Томского были выдвинуты необоснованные политические обвинения. В 1936 г. покончил жизнь самоубийством. Учитывая необоснованность обвинений против М. П. Томского, КПК при ЦК КПСС подтвердило его членство в партии с 1904 г.