Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 4248

В той жестокой идейной борьбе, которую вел Владимир Ильич с оппортунизмом на русской почве, народничеством и меньшевизмом, на его голову, а через него и на всех последователей большевиков и ленинцев противники выливали ушаты обвинений. Каких только названий и кличек не пришлось переносить Владимиру Ильичу за десятки лет упорной борьбы с реформизмом! Кому не известны упреки и обвинения его в «якобинизме», сектантстве, заговорщичестве и чуть ли не в прямой вражде к массовым рабочим организациям. В дореволюционный период меньшевики считали Владимира Ильича и всех большевиков «противниками профессиональных союзов» и сторонниками «чистой политики», сторонниками только партийных организаций. Во время Февральской революции во враждебном ослеплении они продолжали изображать «ленинизм» как направление, враждебное массовым профессиональным организациям. Это мнение и все обвинения меньшевиков ходом истории опрокинуты, как ложные и не отвечавшие действительному отношению Владимира Ильича к профдвижению.

Теперь уже многим известно, что, знакомясь и изучая западноевропейское рабочее движение, Владимир Ильич не проходил мимо профессионального движения. Один из томов «Теории и практики английского тред-юнионизма» Веббов был переведен с английского на русский Владимиром Ильичем. Его отношение к этой форме движения, а главное — к политике этого движения читатель найдет в статье (или брошюре) «Что делать?».

В отличие от всех оппортунистов, которые раскалывали единое рабочее движение на ряд «нейтральных» или автономных, взаимно не связанных общей целью «движений», Владимир Ильич был одним из последовательных сторонников единства целей всех форм рабочего движения. Удачное разрешение этой задачи мы находим в нашей стране, где политическое руководство всеми видами и формами рабочего движения сосредоточено в РКП (б). Это отделяло Владимира Ильича Ленина от всех других сторонников нейтральности в политике профдвижения.

Во время заграничного пребывания (до войны) мне приходилось беседовать с Владимиром Ильичем о профсоюзах и всегда встречать с его стороны глубокий интерес. По отношению к нашим союзам, которые кое-где начали с 1912—1913 годов снова оживать, Владимир Ильич проявлял большое внимание. На тогдашние зародыши профсоюзов В. И. Ленин смотрел как на очаги, которые служили подготовкой руководителей политической борьбы рабочего класса нашей страны. Он считал, и правильно, ограниченным тот практицизм и стремление найти самоцель в самом существовании союзов, которые проповедовали меньшевики.

После Февральской революции Владимир Ильич был одним из тех членов Центрального Комитета, который стоял за такое распределение партийных сил, которое позволило бы нам быстрое завоевание массовых рабочих организаций — профсоюзов и фабзавкомов. Великий тактик в 1917 году выявился в нем особенно рельефно. Умело выдвигал он революционные лозунги и по-марксистски сочетал их с рабочим движением во всех его многообразных сочетаниях. Благодаря его указаниям и его лозунгам, воспринятым всей партией, нам удалось овладеть сотнями тысяч, а затем и миллионами организованных в союзы рабочих. Последующая его роль в профсоюзах хорошо известна, она на памяти у всех.

Потеря Владимира Ильича, вождя пролетариата,— огромная утрата. Уйдя от нас, он оставил и для этой области свой завет: революционно на деле сочетать единство цели рабочего класса, под руководством и нога в ногу с РКП (б) идти на борьбу за коммунизм.

У великой могилы. М., 1924. С. 299



ШЛЯПНИКОВ АЛЕКСАНДР ГАВРИЛОВИЧ (1885—1937) — рабочий, член партии с 1901 г. Партийную работу вел в ряде городов России. В годы реакции по поручению ЦК РСДРП вел работу по установлению связей между Заграничным бюро ЦК и Русским бюро ЦК РСДРП. В 1915 г. был кооптирован в состав ЦК РСДРП, являлся членом Русского бюро ЦК. После Февральской революции 1917 г.— член Петербургского комитета партии, исполкома Петроградского Совета, Центрального совета фабзавкомов. Был избран председателем ЦК Всероссийского и Петербургского союзов металлистов. После Октябрьской социалистической революции вошел в Совет Народных Комиссаров в качестве наркома труда; затем находился на профсоюзной и хозяйственной работе. В 1920—1922 гг.— участвовал в «рабочей оппозиции». Необоснованно репрессирован; реабилитирован посмертно.