Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 4898

(апрель 1917 года)

Еще до первой встречи с Владимиром Ильичем в 1905 году я и мои товарищи, петербургские рабочие-большевики, много о нем слышали. Несмотря на то что Ленин был далеко от нас, в эмиграции, мы видели в нем вождя пролетарских масс. Это убеждение мы пронесли через годы реакции и империалистической войны. Понятно, с каким нетерпением мы в 1917 году ожидали возвращения Ильича в освобожденную от самодержавия Россию. Читая в «Правде» ленинские «Письма из далека», мы чувствовали в них пламенную веру в революцию, в рабочих, и очень хотелось, чтобы Ильич был здесь, вместе с нами, чтобы он руководил революцией на месте.

Наконец наступил долгожданный день.

В то время я работал на Сестрорецком заводе. Ильича мы решили встретить на вокзале в Белоострове, первой станции на русской территории. Здесь собрались делегации — около ста сестрорецких рабочих и приехавшая из Петрограда группа партийных работников. Все были в торжественно-приподнятом настроении. Около 11 часов вечера вдали показались огни паровоза. Трудно передать то чувство волнения, которое охватило всех нас. В страну возвращался великий вождь революции.

Поезд подошел к перрону и остановился. Но в каком вагоне едет Владимир Ильич? Обер-кондуктор указал на этот вагон. Я попытался заглянуть в окно, но оно было затуманено.

При тусклом свете вокзальцых фонарей я не сразу узнал Владимира Ильича, когда он появился на площадке вагона в демисезонном пальто и сером костюме. Но это был он, наш родной Ильич. Не знаю, что со мной тогда было. Охваченный восторгом, я взволнованно закричал:

—   Ленин! Ленин!

Мы ринулись к площадке, подхватили Ильича на руки и высоко подняли над головами. Ильич не ожидал такой бурной встречи и взволнованно говорил нам:

—   Товарищи, тише, что вы, товарищи!

На руках мы внесли Ильича в здание вокзала. Рабочие тесным кольцом окружили Ильича, чтобы никто из присутствовавшей на перроне посторонней публики не смог пробраться к любимому вождю. Мы внесли Ильича в зал вокзала и только тогда опустили на пол.

Владимир Ильич был очень взволнован встречей. Кто-то из рабочих стал приветствовать Владимира Ильича от имени делегаций. Ильич внимательно слушал каждое слово. Потом он произнес небольшую ответную речь. Я уже не помню всего содержания речи, но помню, что он говорил о дальнейшей борьбе, о необходимости кончать империалистическую бойню. Мы все стояли кругом и радовались, как дети. Каждый почувствовал новый прилив сил и энергии. Ведь Ильич, наш Ильич, испытанный, непоколебимый вождь и учитель партии большевиков, снова был с нами!

Вместе с другими приехавшими из-за границы Владимир Ильич прошел в комнату, где проверялись паспорта. Нас туда не пустили.

Владимир Ильич и сопровождавшие его товарищи пошли затем в вагон. Мы сгрудились около вагона, кричали «ура!», махали шапками. Поезд тронулся. В вагоне запели «Интернационал». Стоявшие на платформе рабочие подхватили песню и пели до тех пор, пока состав не скрылся из виду. Радостные и счастливые, мы возвращались обратно.

На вокзале какая-то группа франтов со звериной злобой говорила о приезде Ленина. Мы насторожились. Каждый из нас еще раз почувствовал великую правоту слов Ленина о предстоящей тяжелой борьбе. Но мы были к борьбе готовы, готовы к тому, чтобы под знаменем Ленина, под его руководством развеять в прах всех врагов революции.

Комсомольская правда. 1937. 16 апреля