Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 5897

Л. П. Чубунов В ИЗМАЙЛОВСКОМ ПОЛКУ

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ (апрель 1917)

Моя встреча с Лениным была 10 (23) апреля 1917 года в Петрограде.

Эта встреча произошла при следующих обстоятельствах.

Я был в командировке в Петрограде по поручению Гельсинг-форсского комитета РСДРП (б) и Центрального комитета Балтийского военного флота.

Еще будучи по дороге к Петрограду, я мечтал о том, как бы мне увидеть Ленина, и, как только прибыл в Петроград, я отправился во дворец Кшесинской, где помещался ЦК РСДРП (б). Там я узнал, что Владимир Ильич Ленин 10 (23) апреля будет выступать на солдатском митинге в Измайловском полку по вопросу о государственном устройстве.

Я и мои спутники-моряки за два часа до назначенного времени начала митинга отправились в казармы Измайловского полка.

Когда мы прибыли в измайловские казармы, то помещение, где должен был состояться митинг, уже было буквально запружено до отказа солдатами. И не только огромный зал, но и двор был полностью заполнен солдатами и офицерами.

Мне и моим спутникам стоило больших усилий, чтобы протискаться в гущу солдатской массы. Там шли разговоры о Ленине.

Когда мы были уже в толпе солдат, то ко мне обратился один из них с вопросом: «Ты видел Ленина?» Я ответил: «Да, видел».— «А какой он?» — спросил солдат, рядом стоящий. Я ответил, что самый обыкновенный человек, а Ленина я встречал на станции Белоостров, когда он ехал в Россию из эмиграции. Солдат снова обратился с вопросом: «Как же ты говоришь, что Ленин самый обыкновенный человек, а почему его боится буржуазия?» Я ответил: «Буржуазия боится Ленина не потому, что он необыкновенной величины, а потому, что Ленин говорит народу правду о войне, о земле, кому в России должна принадлежать власть и какая должна быть дана свобода народу, а буржуазия и их прихлебатели — меньшевики и эсеры против этого. Они только обещают, а на деле проводят политику помещиков и капиталистов». Солдат, обращаясь ко мне, спросил: «А ты большевик-ленинец?» Я ответил: «Да, большевик-ленинец». «А правда, что говорят и пишут в газетах, что Ленин и большевики подкуплены Вильгельмом?» — спросил рядом стоявший солдат невысокого роста, небритый, обросший бородой и в грязной шинели. Я ответил: «То, что тебе кто-то говорил и что пишут в буржуазных газетах о Ленине и большевиках, что они якобы подкупленные Вильгельмом, является наглой провокацией врагов революции. Они хотят дискредитировать партию большевиков и Ленина за то, что Ленин и партия большевиков требуют от Временного правительства немедленного прекращения империалистической войны, которая длится уже четыре года, и что эта война ведется в интересах буржуазии и капиталистов, а народу приносит только разорение, разруху и мучения. Ленин и большевики требуют от Временного правительства немедленной передачи всех помещичьих земель крестьянам и без выкупа. Вот поэтому-то буржуазия, капиталисты и их прихлебатели и клевещут на Ленина и большевиков, а для Ленина и большевиков германский Вильгельм является такой же сволочью, каким был наш царь Николай, и такой является наша буржуазия и ее правители — Львов, Милюков, Гучков, Керенский и всякая другая пакость, сидящая во Временном правительстве».

Затем я, обращаясь к небритому, обросшему бородой солдату, спросил: «Скажи, тебе разве не надоело воевать за чужие интересы, за то, чтобы помещик и капиталист больше наживал и жирел, а солдаты сидели в сырых, грязных окопах, раздетые, голодные, плодили вшей? И разве ты не хочешь получить бесплатно от помещика землю?»

На это мне не только небритый солдат, но и рядом стоящие хором ответили: «Война всем надоела, и землю от помещиков надо взять, довольно, попили нашей кровушки».

Когда солдаты хором зашумели, что война всем надоела и что землю от помещиков нужно взять, в это время к нам подошел офицер и, обращаясь ко мне, сказал: «Ты что здесь агитируешь против войны, уходи вон отсюда, германский шпион, а то я тебе по шее наглажу!» И тут же офицер хотел меня взять за рукав бушлата, но только он протянул руку ко мне, как один из близстоящих солдат схватил его за шиворот и толкнул в спину со словами: «Ах ты, гад этакий, тебе не нравится, когда моряк правду говорит, уходи отсюда, а то морду набьем. Ты воевать хочешь, а прячешься по тылам, гадюка проклятая!» Кто-то из солдат стоящих еще поддал в бок офицеру, и, пожалуй, этому офицеру пришлось бы принять много неприятностей на свои бока и спину, если бы не приехал Ленин. К воротам подошла машина, и из нее вышел Ленин. Весть о приезде Ленина быстро облетела всех собравшихся.

У дверей создалась невероятная давка. Каждому хотелось непременно протискаться ближе, чтобы не только слышать живое слово правды, но и видеть Ленина.

Ленин шел в сопровождении трех товарищей, и один шел впереди, предупреждая солдат, чтобы освободили проход.

Я воспользовался этим случаем, тоже протискался в число сопровождающих и таким способом дошел вплотную до трибуны.

Председательствующий на митинге седоусый офицер-капитан открыл митинг и предоставил слово Ленину. Когда Ленин поднялся на трибуну, то наступила невероятная тишина, и казалось, что если бы в это время пролетела муха, то слышен был бы взмах ее крыльев. Когда Ленин снял свою кепку, то в толпе раздались громкие возгласы: «Да здравствует Ленин!», «Ура Ленину!»

Ленин поднял руку — это был знак тому, что он начинает выступление. Наступила тишина.

Владимир Ильич Ленин, обращаясь к присутствующим на митинге солдатам, говорил:

«Товарищи солдаты! Вопрос о государственном устройстве стоит теперь на очереди. Капиталисты, в руках которых сейчас государственная власть, хотят парламентарной буржуазной республики, т. е. такого государственного порядка, когда царя нет, но господство остается у капиталистов, управляющих страной посредством старых учреждений, именно: полиции, чиновников, постоянной армии.

Мы хотим иной, более соответствующей интересам народа, более демократической республики. Революционные рабочие и солдаты Питера свергли царизм и дочиста очистили столицу от полиции. Рабочие всего мира с восторгом и надеждой смотрят на революционных рабочих и солдат России, как на передовой отряд всемирной освободительной армии рабочего класса. Начав революцию, надо укреплять и продолжать ее. Не дадим же восстановить полиции! Вся власть в государстве, снизу доверху, от самой захолустной деревушки до каждого квартала в Питере, должна принадлежать Советам рабочих, солдатских, батрацких, крестьянских и т. д. депутатов. Центральной государственной властью должно быть объединяющее эти местные Советы Учредительное собрание или Народное собрание или Совет советов,— дело не в названии.

Не полиция, не чиновники, безответственные перед народом, стоящие над народом, не постоянная армия, отрезанная от народа, а сам вооруженный поголовно народ, объединенный Советами,— вот кто должен управлять государством. Вот кто установит необходимый порядок, вот какую власть будут не только слушаться, но и уважать рабочие и крестьяне.

Только такая власть, только сами Советы солдатских и крестьянских депутатов могут, не в интересах помещиков и не по-чиновнически, решить великий вопрос о земле. Земля не должна принадлежать помещикам. Землю крестьянские комитеты должны тотчас отобрать у помещиков, строго охраняя при этом от порчи всяческое имущество и заботясь об увеличении производства хлеба^ чтобы солдаты на фронте были лучше обеспечены. Вся земля должна принадлежать всему народу, а распоряжаться ею должны местные Советы крестьянских депутатов. Чтобы богатые крестьяне — те же капиталисты — не могли обидеть и обмануть батраков и беднейших крестьян, необходимо им совещаться, сплачиваться, объединяться самим, отдельно, или устраивать свои собственные Советы батрацких депутатов.

Не дайте восстановить полиции, не отдавайте ни государственной власти, ни управления государством в руки невыборных, несменяемых, по-буржуазному оплачиваемых чиновников, объединяйтесь, сплачивайтесь, организуйтесь сами, никому не доверяя, полагаясь только на свой ум, на свой опыт,— и тогда Россия сможет твердыми, мерными, верными шагами пойти к освобождению и нашей страны и всего человечества как от ужасов войн, так и от гнета капитала.

Наше правительство, правительство капиталистов, продолжает войну из-за интересов капиталистов. Как немецкие капиталисты с своим коронованным разбойником, Вильгельмом, во главе, так и капиталисты всех других стран ведут войну из-за дележа прибыли капиталистов, из-за господства над миром. Сотни миллионов людей, почти все страны земли втянуты в эту преступную войну, сотни миллиардов капитала вложены в «доходные» предприятия, несущие народам смерть, голод, разорение, одичание, а капиталистам бешеные, скандально-высокие прибыли. Чтобы вырваться из этой ужасной войны и заключить действительно демократический, не насильнический мир, есть только один путь: переход всей государственной власти в руки Советов рабочих и солдатских депутатов. Рабочие и беднейшие крестьяне, не заинтересованные в охране прибылей

капитала, в грабеже слабых народов, смогут действительно осуществить то, что только сулят капиталисты, именно: покончить войну прочным миром, обеспечивающим свободу всем без исключения народам» Когда Владимир Ильич закончил свою речь, загремело дружное «ура!» и возгласы «Да здравствует Ленин!».

После того как Ленин сошел с трибуны, наша группа моряков и солдат подошла к Владимиру Ильичу, причем каждому из нас хотелось ближе быть к нему и первому заговорить с ним. Когда Владимир Ильич несколько задержался, я воспользовался этим, выдвинулся немного вперед и хотел обратиться с вопросом, но как-то растерялся и вместо того вопроса, который хотел задать, спросил совершенно другое. Мне стало как-то неудобно, но Владимир Ильич это заметил, посмотрел на меня, слегка прищурил глаза и улыбнулся, а затем, обращаясь ко мне, сказал:

«Вы, товарищ, из Кронштадта?» Я ответил, что из Гельсингфорса. Тогда Владимир Ильич положил свою руку на мое плечо и ласково спросил: «Как ваша фамилия?» Я ответил, после чего Владимир Ильич спросил у меня: «Расскажите, как настроение у балтийских моряков и как там у вас орудуют меньшевики и эсеры?» Я ответил, что настроение моряков, включая сюда и передовое офицерство, таково, что абсолютное большинство не признает Временного правительства. Наша большевистская партия пользуется у моряков, солдат и рабочих большим авторитетом. Меньшевики и эсеры пытаются орудовать, но из этого столько же пользы, сколько у лягушки, которая хотела быть слоном и дулась до тех пор, пока не лопнула.

Правда, у них есть также сторонники, но они малочисленны. И если они пока еще имеют сторонников, то только среди солдат Финляндского гарнизона, а среди моряков и рабочих успеха не имеют. В доказательство того, что они не пользуются успехом среди моряков и рабочих, достаточно указать на такие случаи: когда большевики проводят митинги и собрания и какая-нибудь дрянь из меньшевиков и эсеров попытается выступить с клеветой на большевиков, то его со свистом гонят с трибуны.

В настоящее время наши большевики усиленно готовятся к предстоящей VII Всероссийской конференции большевиков. Владимир Ильич спросил у меня: «А вы большевик?» Я ответил: «Да». Тогда Владимир Ильич взял меня за руку, пожал и сказал: «Моряки-балтийцы люди хорошие, они за свою власть Советов будут драться, не жалея сил»,— и тут же спросил: «А как моряки смотрят на войну?» Я ответил, что война и ее цели морякам хорошо известны и понятны всем и моряки воевать за интересы капиталистов не хотят и не будут, они говорят: «Долой войну империалистическую!»

Владимир Ильич улыбнулся и ответил: «Так и должно быть. Передайте мой привет всем морякам». Затем Владимир Ильич направился к выходу, но ему преграждали путь солдаты, обращаясь с различными вопросами. Владимир Ильич, подойдя к машине, остановился, здесь он около часа беседовал с солдатами и моряками.

Когда Владимир Ильич уехал, то ко мне подошел небритый, обросший бородой солдат и сказал: «Ты, брат, прав, что Ленин говорит правду. Об этой правде я расскажу на позиции всем солдатам. Какой хороший и простой человек Ленин! Мне кажется, что я мог бы еще слушать без конца, как он просто и понятно говорил, а то к нам на фронт приезжал Скобелев, и чего только он не наговорил про Ленина и большевиков; восхвалял свое Временное буржуазное правительство, и мы, дураки, стояли и слушали, а его нужно было бы гнать в шею. Ну пускай он теперь приедет или такой, как он, мы ему покажем, почем сотня гребешков в Москве». Тут солдат дружески пожал мне руку и сказал: «Будь здоров, я солдат 374-го полка 34-й стрелковой дивизии, 4-й роты, 1-го взвода, Иван Петрович Сидоров, из Рязани».

 

Ленин в Октябре: Воспоминания.

М., 1957. С. 111 — 117

ЧУБУНОВ ЛУКА ПАЛЛАДИЕВИЧ (1889—1982) — член партии с 1914 г. В революционном движении с 1905 г. В 1911 —1917 гг. проходил воинскую службу на Балтийском флоте. Вел революционную пропаганду среди моряков. Участник Февральской революции 1917 г. в Гельсингфорсе и Кронштадте. После Февраля — председатель судового комитета РСДРП (б), зав. военным отделом областного Совета армии и флота и рабочих Финляндии, член президиума Центробалта, Гельсингфорсского комитета, редколлегии газет «Волна» и «Прибой». Делегат Седьмой (Апрельской) Всероссийской конференции и VI съезда РСДРП (б). В дни Октябрьской революции командовал отрядом Красной гвардии рабочих Путиловского завода, затем участвовал в установлении Советской власти в Дмитровском уезде Курской губернии. Во время гражданской войны — политработник на Восточном и Южном фронтах. В последующие годы работал в органах военного трибунала и в других судебных органах. Участник Великой Отечественной войны.