Печать
Родительская категория: Статьи
Просмотров: 6005

М. Л. Сулимова ИЮЛЬСКИЕ ДНИ

В 1917 году я работала в Военной организации при ЦК РКП, сокращенно называемой «Военка». 4 июля вечером, после работы (во дворце Кшесинской), я, придя домой, крепко уснула и не чувствовала, какие события развернулись за ночь. А наутро 5 июля, часов в восемь, в моей квартире раздался звонок. Я открыла и увидела Я. М. Свердлова, а за ним Владимира Ильича. Так как в это время у меня в квартире временна приютился тов. Шкловский, приехавший из Берна, я подумала, что ранние гости пришли к нему, и попыталась уже постучать к нему, но Я. М. Свердлов остановил меня и сказал:

— Мы пришли именно к вам. Владимир Ильич останется у вас, и вы не должны выходить из дома и быть начеку.

Владимир Ильич, видя мое изумление, поспешил рассказать о разгроме этой ночью редакции «Правды», о том, что во дворец Кшесинской спроста не проберешься. Район оцепляется войсками.

Вскоре Яков Михайлович ушел. Владимир Ильич заставил меня купить все выходившие тогда газеты и стал их читать. Тут же им была написана статейка «Новое дело Дрейфуса», напечатанная в «Листке «Правды» 6 июля, на другой день

К полудню по приказу Временного правительства домкомы стали запирать ворота и ввели контроль входящим. К Владимиру Ильичу пришли на совещание товарищи Томский, Бокий и Смилга. Первые два товарища проскочили как-то удачно. Но с тов. Смилгой произошла заминка. Его не пускали, очевидно, дворникам показалось странным стечение всех в одну квартиру. (Это было в тихом районе, на углу Карповки и Каменноостровского, д. 25.) Дворничиха вызвала меня к воротам, чтобы я подтвердила, надо ли его пускать. Тов. Смилга меня не знал; я боялась, что он вовремя не сумеет со мной заговорить, и издали крикнула: «Товарищ Смилга!» Он понял и стал через решетку ворот звать меня по имени, как знакомую: «Что это к вам не пускают?» — в то же время втолковывая дворничихе, что он не кто-нибудь, а член Петроградского Совета.

Вскоре пришел муж и привел с собой тов. Зиновьева. Посоветовавшись с Владимиром Ильичем, он просил мужа сопровождать его в автомобиле по городу.

Так прожили мы два дня. На звонки, входные и телефонные, подходила я. Тов. Зиновьев в это время находился у Е. Д. Стасовой, на Фурштадтской улице. Когда он хотел говорить с Владимиром Ильичем по телефону, то вызывала меня Стасова, причем шутливо конспирировала, говоря: «Мой «золотой» гость просит вашего «бриллиантового» гостя к телефону».

Свободно приходила к нам Надежда Константиновна. Дворники опасности в ней не видели. Она всегда приходила с вязаным мешочком для провизии, в котором приносила Владимиру Ильичу что-либо поесть. Чтобы окончательно завоевать симпатии дворничихи, Надежда Константиновна останавливалась и спрашивала, дома ли я (точно я смела быть не дома), рассказывала, что несет мне воблы да икорки, что прислали ей с Волги. Сетовала, что я много работаю и устаю, что надо-де меня побаловать. И действительно, все принесенное Надеждой Константиновной ели больше две дочки Шкловского и я. Владимир Ильич еле притрагивался к еде, а все нас заставлял уничтожать.

6 июля разнесся слух, что исчез наш казначей из «Военки», Тобиас, и неизвестно было, успел ли он захватить деньги и документы. Впоследствии выяснилось, что почти все он увез на грузовике. Но тогда мы сидели и гадали. Владимир Ильич спрашивал меня, часто ли моя подпись попадается в этих бумагах. Так как в бюро по созыву июньской военной конференции я секретарствовала, то почти везде встречались либо подпись, либо фамилия. Владимир Ильич сделал предположение, что могут ко мне явиться с обыском. Помню его слова:

— Вас, тов. Сулимова, самое большее, арестуют, а меня повесят.

Решено было подумать о переправе Владимира Ильича из нашего дома. 7 июля, утром, так же рано, как пришел, Владимир Ильич в сопровождении Надежды Константиновны ушел, пройдя в ворота, с самым беззаботным видом помахивая зонтиком1.

С этого момента забота о местопребывании Владимира Ильича была передана нашему старому сестрорецкому боевику тов. Емельянову...

К годовщине смерти В. И. Ленина. 1924 г.— 21 января - 1925 г.: Сб. статей, воспоминаний и документов. Л.; М., 1925. С. 136—138.

Примечания:

1. В. И. Ленин ушел с квартиры М. Л. Сулимовой 6 (19) июля 1917 г. Ред.

СУЛИМОВА МАРИЯ ЛЕОНТЬЕВНА (1881 — 1969) — деятель российского революционного движения. Член партии с 1905 г. Участница трех революций в Петрограде. С осени 1905 г. до ареста в декабре 1907 г.— член боевой группы при ЦК РСДРП. В 1909 г., легализовавшись, работала в Петербурге. С первых дней Февральской революции работала в Военной организации при Петербургском комитете, а затем и ЦК партии. 5—6 июля 1917 г. укрывала в своей квартире В. И. Ленина. В последующее время работала в секретариате ЦК. После переезда Советского правительства в Москву на партийной и научной работе.